2

0.00
 
2

Я проснулся от толчка в бок.

Надо мной склонился какой-то человек и прокричал:

— Вставай! На пароходе пожар!

Какой пожар, на каком пароходе и почему человек говорит мне это по-английски? И где вообще я?

Английские слова — это потому, что я в Америке.

А пароход почему? Я никак не мог понять, а потом вспомнил: так я же умер! Или нет: я сошел с ума! Или нет…

Все еще пытаясь сообразить, где я и что за пароход, я приподнялся и осмотрелся вокруг. На палубе почти все спали: и люди, и свиньи, и только какой-то парень (а, Джейк, я его помню) пытался добудиться то до одного человека, то до другого. Кто-то просыпался, но проявлял не больше понимания, чем я.

Пароход горел. Ночной ветер раздувал пламя, и мне быстро стало понятно, что оставаться на пароходе не стоит. Я находился довольно далеко от огня, но тем не менее, когда на минуту-другую менялся ветер, меня охватывало таким жаром, что еще чуть-чуть — и начнут потрескивать волосы.

Снова окунаться в ледяную воду?

Да, приятного мало, но не гореть же…

И не осмотреться: от пламени окружающая река казалась еще более темной, беспросветной. Где там берега? Непонятно. Днем как-то поуютней было. Да и не спрашивал днем никто, хочу я в воду или нет: просто зашвырнули неведомые силы — и все.

Народ на палубе — те, кто проснулся, — тем временем зашевелился. Кто-то по примеру Джейка расталкивал спящих, кто-то разбирал на плотики огородку вокруг свиней, кто-то, понадеявшись на себя, сигал в воду просто так. Я пнул попавшийся под ногу бидон литров так на тридцать, он легко покатился, и, спохватившись, я подхватил его и осмотрел горловину: а вроде плотно крышка закрыта. Сойдет за поплавок пустой бидон, вон и него и ручки есть, держаться удобно.

И прыгнул в обнимку с бидоном в ледяную воду.

Люди сыпались с парохода как горох, и, чтоб мне на голову никто не свалился, я поспешно отплыл в сторону. Пароход тем временем продолжал идти вверх по течению: какой-то из котлов еще работал и крутил колесо. Ветер раздувал пламя по всему пароходу. Течение тем временем относило меня назад, к Мемфису, и крики людей стали не так слышны. А крик… страшный стоял крик над пароходом. Кто-то горел. Кто-то метался по палубе, не зная, что делать и как спасаться. Кто понаходчивее и посильнее, те выламывали доски, чтобы плыть хоть с какой опорой. Людям, не умеющим плавать, страшно было бросаться в воду, но гореть было еще страшнее — поэтому прыгали в уже кишащую людьми воду, на головы, топя тех, кто прыгнул раньше. И в воде люди кричали, хватаясь за все, что под руки подворачиваясь, топя друг друга. И даже если кто-то и был хорошим пловцом, его вполне могли утопить, хватаясь за руки, за шею, цепляясь мертвой хваткой. А кто-то тонул, уже вырвавшись на более-менее свободную воду — сводили тело судороги от холода или затягивало в водовороты.

Так что мне повезло: я знай себе качался на своем бидоне и пытался рассмотреть, куда меня несет. Не плыть же так до самого моря-океана? Надо бы как-то на берег выбираться. Я повыше высунулся из воды. Вроде бы арканзасский берег был ближе. Меня несло к каким-то кустам.

— Видишь, куда плыть? — сипло спросил кто-то рядом.

Я оглянулся. Неподалеку от меня на широкой доске, вроде бы двери, лежали два человека.

— Да вон туда надо бы выруливать, — показал я рукой. — Не то остров, не то берег…

— Дэн? Ты, что ли?

— Ага. Джейк? — я попробовал приглядеться. — Надо же, где встретились.

Я подгреб со своим бидоном к доске. Рядом с Джейком, намертво вцепившись в край доски, лежала какая-то женщина. Я прицепился рядом.

— Ну, теперь не утонем, — сказал Джейк женщине. — Дэн уже сегодня разок тонул, но у него на роду другое написано.

— Угу, — поддакнул я. Известно же, кому суждено быть повешенным, тот не утонет. Но холодно ж! Может быть, смерть от утопления нам и не грозит, но вполне можно умереть от переохлаждения. И плыть, вот так вот обнимая окаменевшими руками бидон аж до самого Нового Орлеана…

С той стороны к импровизированному плотику еще кто-то прицепился. И вон рядом еще подплывают, не ровен час, повиснут на моем бидоне.

Нет, надо держать к берегу. К арканзасскому. На запад.

— Ногами шевелите, — сказал я. — Нам бы вон туда…

Темнеющие кусты были уже совсем близко, когда Джейк сказал:

— Это не остров. Это деревья затоплены. Надо плыть дальше.

Мы могли себе позволить проплыть дальше, с нашими-то плавсредствами. Но те, кто уже терял силы, предпочли побыстрее добраться хоть до чего-то устойчивого. Люди залезали на затопленные деревья, если у них были силы. Кое-кому это не удавалось. А плыть дальше не было уже сил.

Чуть дальше берег поднимался, но там был обрыв, и выбраться на сушу не было никакой возможности. И только когда мы проплыли мимо еще одной затопленной рощи, нам удалось найти пологий берег.

Человек, который плыл прицепившись к двери, первым нащупал под ногами дно. Потом и я, ощутив под ногами песок, побрел к берегу. Следом за мной Джейк вел дрожащую женщину.

— Бидон-то тебе зачем? — крикнул он мне.

Я посмотрел на бидон, за который цеплялся по-прежнему. Оказывается, до меня так и не дошло, что на суше бидон мне не нужен.

— Поверишь ли, пальцы не разжимаются, — признался я. Все же руки я в конце концов разжал и уронил свою ношу на песок.

В воде мы намерзлись, а на суше теплее не стало: мокрая одежда не грела, а вытягивала тепло из тела, да еще холодный ветер, а дождик я уже и не считаю. Вроде как Мемфис — это субтропики, много южнее Сочи, но апрель здесь, похоже, выдался прохладный. От ветра нас вроде загородили прибрежные кусты, но это была слишком ненадежная защита, ветер иной раз менял направление. На другой стороне реки и ниже по течению светились огни Мемфиса. Далековато, особенно если учесть, что тепло нам надо было здесь и сейчас. Ни доплыть, ни докричаться.

— Надо выжать одежду, — проговорил я, стуча зубами.

— Ага, — с иронией подтвердил тот человек, имени которого я еще не знал. Из одежды на нем были только подштанники, да и те местами подпаленные. На Джейке была рваная рубаха и штаны. Я второй раз подряд купался в джинсах и рубашке. Оказалось — вполне удобно плавать, хотя на рекорды лучше одеваться по-другому. Более всех одетой была женщина: на ней было и платье, и нижние юбки, и все это, судя по всему, ничуть не способствовало согреванию.

— Прошу прощения, мэм, — решительно сказал Джейк, зашел за спину женщины и начал стаскивать с себя одежду. Я поступил так же: стащил с себя рубашку, отжал, повесил пока на какой-то сук и стащил джинсы. Когда выкручивал, из заднего кармана штанов вывалился брелок с двумя ключиками; для этих ключиков брелок был великоват, но я привык к нему в России, а там на брелоке висела связка ключей побольше. Главное же было то, что брелок мог пригодиться, хотя я раньше об этом даже не вспомнил. Я слишком привык относиться к этой штуке без особого уважения.

— Можно попробовать разжечь костер, — сказал я Джейку.

— Есть чем? — спросил он.

Я на какое-то мгновение призадумался, не зная слова. Как-то оно мне раньше в английском языке до сих пор не попадалось.

— Есть, — я показал брелок.

Вот вы подумайте, что можно такого подарить на день рожденья некурящему приятелю, который ни в походы не ходит, ни на рыбалку, в газовой плите у него пьезоэлектроподжиг, а куда чаще он пищу разогревает в микроволновке. Подумали? Ну вот мой друг Шурик додумался подарить мне брелок-огниво — такую палочку длиной сантиметров в десять. Мы, помнится, поиграли ею минут пять от силы, а потом я и вовсе забыл, что это не просто так железячка.

Джейк с интересом посмотрел, но не понял:

— Это что?

Я закоченевшими пальцами неловко раскрутил трубочку и показал: чиркнул кресалом и высек сноп искр. «Флинт», — определил Джейк и засуетился: торопливо сунул ноги в штаны и пошел собирать хворост. Третий наш товарищ, назвавшийся Джоном, тоже этим занялся, шепнув мне: «Ты бы оделся, у тебя ведь есть во что» и качнув головой в сторону женщины, которая в своих мокрых тряпках вся сжалась, пытаясь сохранить последнее тепло. Я так понял, что даже при кораблекрушении надо соблюдать приличия, и без особого удовольствия влез в стылые мокрые тряпки.

Джон надрал какого-то мха, Джейк принес от берега, кроме палок, мой бидон:

— Там что-то плещется, надеюсь, не вода.

— А что там может плескаться?

— Керосин.

Я чуть было не ляпнул: «А что, керосин уже изобрели?», но удержался, открыл крышку и осторожно понюхал. Вроде как действительно пахло керосином. Живем! Пусть даже дрова и будут сыроваты, все же костер у нас получится. Особенно, если разводить его буду не я, а более опытный в этом деле Джейк. И правда, его стараниями пламя сначала неуверенно лизнуло ветки, а потом загорелось в полную силу.

И только когда разгорелось пламя, я наконец понял, как сильно замерз. Мы сидели около огня, жарились и замерзали одновременно. Женщина и вовсе сидела в своем мокром платье, так и не сделав попытки его как следует отжать, просто потискала какие-то части своих необъятных юбок, да чуть приподнимала ткань, чтобы она быстрее просохла.

В темноте послышался шум, и около нашего костра рухнул человек — только что из воды, она ручьями стекала с его куртки. Штанов на пришельце не было. Он что-то проговорил по-немецки и показал рукой в ту сторону, откуда пришел.

— Там кто-то есть, — сказал Джейк, подхватывая из костра горящий сук. — Схожу-ка посмотрю.

Мне не хотелось уходить от костра, но я пошел с Джейком. Он шел впереди, подсвечивая своим суком, но человека на мелководье первым увидел я. Выматерился, потому что сейчас уже малость подсохшая одежда снова намокнет, но все равно пошел в реку. Джейк тем временем углядел еще одного, лежащего наполовину в воде, воткнул в песок свой факел и потянул недоутопшего к костру. Следом за ним я со своим трофеем, еле передвигающим ноги. На полпути нас обогнал кто-то совершенного голый, скорчившийся от холода и аж завывающий.

— Холодно… холодно, — скулил он сквозь крупную дрожь.

Джон, умница, сообразил развести еще один костер, и теперь можно было обогреваться сразу двумя боками. Однако Джейк, похоже, был сделан из той породы людей, из которой надо бы делать гвозди, и, снова подхватив горящий сук, опять отправился на берег. Я пошел за ним, чувствуя себя идиотом. Мог бы, как Джон, просто таскать хворост для костров. Но мне почему-то поиск годных для костра деревяшек представлялся более трудным делом, чем розыск людей, у которых не хватило сил добраться до нашего костра.

Мы переволокли к костру еще одного человека, пребывающего явно на последнем издыхании, пока возились с ним, подошли еще двое, а потом мы услышали выстрелы. Стреляли где-то далеко, но все сразу замолчали и начали прислушиваться.

— Поговаривают, тут ходят отряды южан, — проговорил Джон.

— Неужели они будут стрелять по утопающим? — усомнился кто-то.

— А я после Андерсонвилля вполне поверю, что они могут стрелять по нам, — сказал худой как щепка человек, который добрался до костра голышом. — Всякого насмотрелся.

— А может это индейцы? — несмело спросил совсем молодой парень — от силы лет восемнадцати.

— Индейцы бы не стреляли, — сказал Джон.

Кто-то помянул рейнджеров Мосби, вспомнили резню в Централии. Джейк поморщился и встал.

— Схожу еще на берег, посмотрю, — сказал он.

Я пошел за ним, хотя хотелось послушать, что скажут.

— Не люблю таких разговоров, — сказал Джейк негромко.

— А если и в самом деле где-то рядом рейнджеры?

— Когда увидим — тогда и думать о них будем, — хмыкнул Джейк. — А пока мое дело — людей к костру оттаскивать. А ты как, в состоянии?

— Холодно, — с чувством сказал я.

— Ничего, скоро солнце взойдет, тогда согреемся, — он вытянул вперед шею. — Вон еще один.

Утром стало ясно, что мы на острове, двое умерли, у многих, в том числе и у Джейка, довольно серьезные ожоги, а женщина вроде бы не в себе. Поэтому когда сверху появился пароход, который принял нас всех на борт, это было счастьем. Я наконец выпил какой-то горячей бурды, выгоняя из организма дрожь, и мог сидеть в теплом сухом салоне, постепенно впадая в дрему.

Вскоре меня растормошили и сонного вывели на мемфисскую пристань, посадили вместе с другими спасенными на повозку, накрыли одеялами и отвезли в госпиталь. Там я и провел несколько дней, сраженный бронхитом.

мемфис

В первые сутки, когда у меня еще только начинался жар, я вяло размышлял о том, что пенициллин еще не изобрели, и если мой бронхит перейдет в воспаление легких — шансы выкарабкаться сильно уменьшатся. Впрочем, обошлось. Меня не слишком донимали лечением, но может быть, оно и к лучшему. Горячее питье и постельный режим. Я опасался пить те микстуры и порошки, что мне давали от кашля. Фармакология в девятнадцатом веке была безбашенная, лекарства порой были страшнее болезней, и принцип «одно лечим, другое калечим» процветал как никогда до и после. Я решил для себя: антибиотиков, сульфаниламидов, даже банального аспирина еще не изобрели, а все остальное, пожалуй, медициной двадцать первого века уже признано опасным или, наоборот, бездейственным. Так что ну все это нафиг, попробуем обойтись.

Я считался легким пациентом, и спустя три дня мне даже намекали, что пора бы подаваться из госпиталя, тем более, что я гражданский. Кашлять я могу и в других местах. Я делал вид, что намеков не понимаю. Идти мне было некуда, как работник я в таком состоянии ни на что не годился, а в госпитале была крыша над головой и бесплатное питание.

И еще был Джейк — единственная вдруг ставшая родной душа на всем этом свете. В здоровом состоянии я бы, конечно, до такой степени к нему не привязался, но в поганой ситуации, в которую я попал, каждый друг был очень ценен. Я слишком мало знал о мире, где оказался.

Джейку было хуже, чем мне. Ожоги, как известно, причиняют еще и сильную боль, но Джейк, пока мог терпеть, отказывался от обезболивающих уколов. Я спросил, что тут колют от боли, он ответил: «Морфий, что еще». Я согласился с ним, что этого лучше колоть поменьше, а то потом хрен соскочишь.

А врачи щедро назначали наркотики страдающим от боли пациентам. Кроме морфия был еще и опиум в разных формах, так что американские госпитали, похоже, были фабрикой, поставляющей обществу наркоманов. С другой стороны, обезболивающих средств медицина фактически и не имела.

 

***

Тут снова вмешивается зануда-Автор

 

В двадцатых годах девятнадцатого века по Штатам колесил с несложным аттракционом восемнадцатилетний юноша по имени Самюэль Кольт (ага, тот самый, а вовсе не однофамилец). В очередном зале, заполненном зрителями, он кратенько рассказывал о веселящем газе, а потом приглашал на сцену добровольцев. Добровольцы дышали газом из баллона и начинали куролесить, как сумасшедшие: смеялись, танцевали, прыгали. Зрители хохотали, наблюдая за ужимками опьяненных газом людей.

Впрочем, не только юный мистер Кольт зарабатывал деньги на несложном химическом опыте: такое развлечение было популярно по обе стороны Атлантического океана. Многие замечали, что под действием веселящего газа (который химики называют закисью азота), становилась менее заметной боль, но далеко не сразу врачи догадались применить обезболивающие свойства газа. Первыми анестезирующие свойства оценили дантисты, а потом на закись азота обратили внимание хирурги, но дело у них не пошло: при том уровне техники наркоз с помощью «веселящего газа» был ненадежным. Так что в 1865 году с помощью такого наркоза вам могли разве что вырвать зуб.

К тому времени хирурги уже применяли эфир и хлороформ, однако наиболее широкое, поистине народное распространение получили опий и его производные. Спиртовая настойка опиума — лауданум — была дешева и применялась чуть ли не от всех болезней: от простуды до менингита. До сороковых годов ее часто прописывали беременным женщинам, так что дети рождались уже законченными наркоманами — и для успокоения слишком беспокойных младенцев предлагались сиропы и эликсиры — снова с добавкой опия.

В годы войны Севера и Юга опиум служил для предотвращения дизентерии и холеры, якобы защищал от малярии и желтой лихорадки, и потому раздавался врачами направо и налево. Только северяне раздали своим солдатам около восьмидесяти тонн опиумного порошка и тинктур, миллионы опиумных таблеток; если вы думаете, что южане придерживались другой концепции обезболивающих средств, то вы ошибаетесь: альтернативой опиуму был разве что морфий. Незадолго до того изобрели шприц близкого к современному образца, и инъекции морфия быстро вошли в медицинскую практику. К концу войны в Штатах было четыреста тысяч морфинистов именно благодаря такому методу лечения. Зависимость от морфия получила название «армейской болезни».

16 апреля 1965 года, за десять дней до того, как Дэн познакомился с Джейком, около города Коламбус, штат Джорджия, произошла битва, которую газетчики окрестили «последней битвой войны». Насчет «последней» — это они малость поспешили, но нам важно не это. В той битве был ранен саблей в грудь некий подполковник-южанин по фамилии Пембертон. Ранен — и при лечении подсажен врачами на морфий. Надо сказать, ему это вовсе не нравилось, но соскочить так просто у него не получалось. Поэтому он начал опыты с веществами, а поскольку по гражданской профессии он был аптекарь, у него для таких экспериментов были большие возможности.

В это самое время, начиная с 1863 года, молодой парижский аптекарь, корсиканец по происхождению, Мариани начал активную рекламу «Вина Мариани» — тоже плод фармакологических экспериментов. Восторженные отзывы о тонизирующих свойствах нового напитка давали братья Люмьер, Александр Дюма, Жюль Верн, Эмиль Золя, Анатоль Франс, Анри Пуанкаре, Огюст Роден, Роберт Л. Стивенсон, Артур Конан Дойль, Герберт Уэллс, Генрик Ибсен, Генри Ирвинг, Томас Эдисон, Сара Бернар — и это еще не полный список знаменитостей, ибо рекламировал свое вино Мариани десятилетиями подряд. Даже папа римский Пий Х не остался равнодушным. А папа Лев Х111 дал Мариани медаль. Секрет тонизирующего действия был прост: на 30 миллилитров вина в этом напитке приходилось 6 миллиграммов кокаина.

папа рекламирует

Пембретон составил свой рецепт: вместо бордо, составлявшего основу «Вина Мариани», он взял популярный в странах Карибского побережья ликер с дамианой — растением из семейства пассифлоры. Этот ликер уже имел репутацию очень полезного средства против импотенции, а Пембертон добавил еще экстракт орехов кола. Этот африканский орех содержит заметное количество кофеина, немножко теобромина (который содержится в шоколаде) и еще коланин, названый так в честь ореха. Аптекарь заполировал это дело кокаинчиком, после чего запатентовал в 1886 году полученный целительный напиток как Pemberton's French Wine Coca. Вино было отличным средством от неврозов, психического и физического истощения, импотенции, поносов, запоров, проблем с кишечником и желудком, помогало при головной боли, а также избавляло от морфиновой зависимости. Ну, во всяком случае, так говорила реклама.

После чего его начали клевать активные члены общества трезвости. Против кокаина и прочего они ничего не имели, но вот проблема алкоголизма, захлестнувшего южные штаты после Гражданской войны, их беспокоила. Два года спустя Пембертон запатентовал новый, на этот раз безалкогольный напиток. Слово «вино» пришлось удалить из названия, чтобы не давать повода излишне рьяным поборникам сухого закона. Так что напиток назвали просто и незатейливо: «Кока-кола». Его начали продавать в крупнейшей аптеке города Атланта из автомата как газировку, за пять центов стакан.

купон

В той же аптеке вы могли приобрести за 15 центов бутылочку с каплями от зубной боли. К ее производству Пембертон отношения не имел, но кокаин был и там. Вообще в те времена кокаин считался средством чуть ли не от всех болезней.

капли для детей

В первый год продажа Кока-колы принесла только убытки, но постепенно народ оценил и втянулся. Кокаин из рецепта напитка был удален только в 1903 году. Современная кока-кола с творением Пембертона не имеет практически ничего общего.

В то время как Пембертон изобретал Кока-колу, другой фармацевт, английский, доработался до выделения первой порции диэтилморфина. Правда, это патентованное средство от кашля под торговым названием «героин» пойдет в аптеки только в 1898 году.

Впрочем, если вы не доверяете этим новомодным средствам и скептически относитесь к новшествам, еще и три десятилетия спустя вы могли приобрести в американской аптеке микстуру от кашля по старому доброму рецепту: немного спирта, немного хлороформа, немного марихуаны и чуть-чуть морфия. Проверенный временем рецепт!

  • Таинственный / Стихи / Панина Татьяна
  • Притча / Стихи-2 (стиходромы) / Армант, Илинар
  • Рыжая / Стихидром № 9 / Скалдин Юрий
  • Волшебный эликсир / Рассказки-2 / Армант, Илинар
  • О Женщинах / Ман Дмитрий
  • Закатная тоска / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Метель / Небко Ольга
  • Рояль / Берман Евгений
  • Одно сердце на двоих / Рикардия
  • Улетают птицы. / Сборник стихов. / Ivin Marcuss
  • Пережить-переплыть / Воронина Валерия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль