Глава 16. Институт

0.00
 
Глава 16. Институт

— Ну, наконец-то, — проворчал доктор Фолькерт. — Я уж думал, не придете. Потрясающая безалаберность по отношению к своему здоровью. Более того, скажу, что это у вас семейное. Мой предыдущий пациент крайне редко прислушивался к рекомендациям, постоянно отвлекался на неотложные дела, и, смотрите, к чему это привело?

Он ворчал, а руки его, словно живя собственной жизнью, ловко порхали над столом, перебирали какие-то неизвестные Норе матово поблескивающие инструменты, пластиковые коробки, баночки с лекарствами...

— Простите, док, я больше так не буду, — по-детски повинилась она, входя в медицинский отсек. — Нам присесть?

— Э-э, нет, дорогуша, — Фолькерт нахмурился, — только вы. Тщательное обследование суеты не терпит, и посторонние только станут отвлекать и вас, и меня. Впрочем, после я могу осмотреть и вашего друга.

— Спасибо, но я прекрасно себя чувствую, — язвительно сказал Хэнкок и кивнул в сторону лифта: — Я тебя на скамеечке подожду. Кажется, где-то там была урна. Покурю, водичкой полюбуюсь.

— Хорошо, — Нора рассеянно кивнула. Разговор с мальчиком-синтом изрядно выбил ее из колеи, и она то и дело мысленно к нему возвращалась. В первую их встречу ребенок боялся ее до одури, и никакие уверения в том, что Нора является его матерью, на него не действовали. Сейчас же мальчик общался так, будто всю жизнь провел с ней рядом, и, кажется, Нора догадывалась, что же именно могло быть записано на кассете, лежавшей у нее в кармане.

Хэнкок удалился, и она, повинуясь распоряжениям доктора Дина, уселась на высокий табурет возле столика. Прохладные пальцы по-новой бережно ощупали лицо, оттянули веки. Доктор посветил ей в глаза каким-то прибором, а после принялся обрабатывать раны. Нора прикрыла веки и подумала о том, что и вопреки всем желаниям и планам Шон, даже мертвый, продолжает привязывать ее к Институту. Вот, кажется, и появилась еще одна тонкая ниточка...

Впрочем, надолго погрузиться в мысли Фолькерт ей не дал — принялся выпытывать, как часто у нее болит голова, как долго она провалялась без сознания, не было ли признаков амнезии, насколько стабилен ее женский цикл, подробности питания и прочие вещи, которые так любили выпытывать медики еще той, довоенной эпохи. Нора послушно ответила на все вопросы, и Дин проводил ее до одной из медицинских капсул, больше похожих на ложе какого-нибудь космического корабля — с закругленными панелями в изножии и изголовье, с пучками проводов, ведущих к приборам на стене. Мигали лампочки на пульте, что-то тихо гудело и попискивало, а Норе вдруг представилась другая капсула — в Убежище 111. Она обхватила себя за плечи, стараясь сдержать дрожь.

— Что с вами? — доктор Фолькерт подозрительно покосился на пациентку.

— Я… — Нора с трудом сглотнула, — долгое время провела в криостазисе.

— Знаю, — Дин успокаивающе улыбнулся: — Вам нечего бояться, директор. В ясном уме и твердой памяти вы нам нужнее. Хм… кажется, шутка вышла не очень.

— Я все понимаю, просто… это какой-то иррациональных страх.

Нора вздохнула, сняла легкие туфли-лодочки и улеглась на постель. Хрусткое белье легко пахло каким-то дезинфицирующим средством.

— Зато мы диагностировали еще и фобию, и это хорошо. Я включу ее в план вашего лечения. А сейчас постарайтесь успокоиться и лежите, по-возможности, неподвижно. Проведем сканирование внутренних органов.

Прозрачные полукруглые панели выехали из пазов на бортиках постели и с тихим шорохом сомкнулись над туловищем Норы. Она на мгновение вцепилась пальцами в простынь, а потом, глубоко вздохнув, расслабилась — в уши полилась успокаивающая фортепианная музыка. Кажется, это был Шопен. По стеклу поплыли полосы света, и Нора прикрыла глаза, а потом неожиданно задремала. Во всяком случае, когда панель снова зашелестела, Нора даже удивилась, не найдя вокруг обшарпанных стен Капитолия.

— Как самочувствие? — доктор Дин склонился над постелью.

— Хорошо, — она благодарно улыбнулась: — Спасибо за музыку. Надо будет почаще заходить к вам, чтобы выспаться.

— Учитывая дурную привычку болтаться по поверхности, директор, вам просто придется протоптать сюда дорожку. Хотя, на ближайшие год-два я бы на вашем месте привычку эту поменял.

— Что, все настолько плохо? — Нора нахмурилась.

— Ну, я бы не сказал, что плохо. Беременность — это, скорее, ответственность. Другое дело, входит ли она в ваши планы?

— Что? — Нора растерянно сморгнула.

— Видите ли, миссис Сартон, учитывая специфический образ жизни в Институте, в стандартный анализ при обследовании дам всегда входит тест на хорионический гонадотропин. У вас он оказался повышен. Сканирование подтвердило наличие эмбриона примерно трех недель развития. Сканирование раны в боку показало положительную динамику заживления. Сканирование головы поражения мозга не выявило.

— По… подождите, — наморщив лоб, Нора подняла руку, — вы уверены?

Фолькерт обиженно запыхтел:

— Я врач высшей квалификации. И аппаратура у нас, смею предположить, на сегодняшний день лучшая в Содружестве. Впрочем, если вы мне не доверяете, можете пройти обследование у какого-нибудь немытого шарлатана, там!

Он обличающе ткнул пальцем в потолок.

— Что вы, конечно, я вам доверяю, — Нора села и потерла виски. — Просто это так… неожиданно.

— Не вижу проблемы, если вы захотите избавиться от ребенка. Я бы не сказал, что у нас подобные операции проводятся часто, но по статистике не было ни одного случая…

— Нет-нет, — Нора испуганно посмотрела на Дина, — я не стану от него избавляться.

— Смелая женщина, — Фолькерт прищурился: — Вас не пугает, что ребенок может… м-м, унаследовать некоторые проблемы своего отца?

И выразительно посмотрел в сторону двери, через которую вышел Джон.

— Имеете в виду мэра Хэнкока? — Нора подняла брови. — Нет, отец не он. А вы разве не знаете, что гули стерильны?

Дин скривился:

— Мой врачебный опыт показывает, что в делах, касающихся деторождения, ни в чем нельзя быть стопроцентно уверенным.

— Ну, возможно. В любом случае, отец ребенка — обычный человек; насколько я знаю, вполне здоровый по современным меркам.

— Тем лучше, — Дин пощелкал какими-то тумблерами на стенной панели. — Пропишу вам витамины и подберу остальные препараты, учитывая состояние. Поскольку беременность у вас не первая, думаю, не имеет особого смысла говорить о питании, физическом и психологическом покое?

Нора тихо вздохнула. Покой ей, похоже, не светит от слова "совсем":

— Да, спасибо, я помню, каково это. И, доктор Фолькерт, у меня к вам большая просьба. Не распространяйтесь пока о моем состоянии. Хотя бы до тех пор, пока мы не закончим решать организационные вопросы по дальнейшему развитию Института.

— Миссис Сартон, я никогда не треплю языком о своих пациентах. Врачебная этика, знаете ли.

— Благодарю, — она тепло улыбнулась. — Если я вам больше не нужна…

— Настоятельно рекомендую пойти и как следует выспаться, мэм. План лечения и лекарства я занесу позже к вам в кабинет.

Задумчиво потирая лоб, Нора вышла из медицинского отсека. Хэнкок, увидев ее, поднялся с одной из скамеек, стоявших на площадке вокруг лифта.

— Что сказал доктор?

— Все хорошо.

— Ну и прекрасно. Куда пойдем? А то, если честно, мне очень хочется отстрелить голову вон тому работяге. — Хэнкок кивнул на синта первого поколения, старательно натирающего хромированные поручни перед газоном.

— Почему? — отстраненно удивилась Нора, все еще не способная толком сосредоточиться.

— Потому, что эта железка периодически гудит мне в ухо о том, что курить вредно, а здоровье и счастье неразрывно связаны. И еще что-то про чистое рабочее пространство и санитарные нормы. Никогда не думал, что синты такие зануды.

— Не синты, а те, кто их программировал, — Нора, не сдержавшись, фыркнула, а потом с благодарностью посмотрела на Хэнкока: — Спасибо, Джон.

— Всегда пожалуйста. А за что?

— Кажется, ты единственный, кто может сейчас помочь мне не съехать с катушек. Пошли.

И она, ухватив его под руку, потащила на лестницу, к жилым комнатам.

 

 

— И что это был за мальчишка? — поинтересовался Хэнкок, когда они вошли в директорский отсек. — Мне послышалось, или он действительно звал тебя мамой? Или это у тебя теперь звание такое?

— Нет. То есть, да. — Нора устало опустилась на диван. — Шона здесь все называли Отцом, так что, видимо, что-то вроде звания. Но мальчик…

Она достала из кармана голозапись, протянула Джону:

— Полагаю, тебе лучше самому услышать.

Хэнкок забрал кассету и пошел к терминалу. Минуту спустя раздалось легкое потрескивание, а потом знакомый голос поплыл по комнате. Шон, в общем-то, не сказал ничего, о чем Нора бы уже не догадалась. Он действительно внес в программу синта память о том, что тот является Нориным сыном, и просил ее не отворачиваться от мальчика. И в его обычно сдержанном голосе слышалось волнение. Может быть, он, как и его мать сейчас, думал, что какая-то часть его не умрет, и они, пусть и иллюзорно, но останутся вместе?

"Хорошо, милый, — мысленно сказала она, — я, как обычно, выполню твою просьбу, пусть ты снова и не спросил моего мнения. Вот только чуть-чуть приду в себя. Ох, Шон… ведь ты совсем немного не успел дожить до того, чтобы увидеть своего брата. Или сестру. Если, конечно, у меня всё получится..."

Она, прикрыв глаза, тяжело покачала головой. Мысли ворочались тоже тяжело. Нора понимала, что за последние часы все ее проблемы только размножились, но думать о них была сейчас не в силах.

— А он затейник, твой сынок, — усмехнулся Хэнкок, вынимая кассету.

— Джон, я пойду, прилягу, хорошо?

— Эй, — он нахмурился. — Ты как вообще?

— Доктор сказал, что просто нужно немного поспать. Он еще зайдет, принесет лекарства. Дождешься?

— Сестренка, ты забыла, что у меня на сегодня главная задача — охранять твоё драгоценное тело? Так что, естественно, дождусь. Буду сидеть у твоего порога, сжимая в руках мушкет, а в зубах нож. А иначе, боюсь, один воинственно настроенный синт мне что-нибудь оторвет по возвращению. И хорошо, если это будет голова.

Нора вспомнила, что утром, пока она собиралась, Хэнкок и Валентайн вполголоса о чем-то возбужденно переговаривались в соседней комнате, и почувствовала, как потеплело в груди.

— Спасибо, Джон. Я вас обоих обожаю.

— Иди, спи уже, птичка-невеличка.

Уплывая в сон под мягким чистым одеялом, Нора подумала, что, в конце концов, всё обязательно будет хорошо. Потому что, имея таких надежных друзей, даже хрупкая женщина может перевернуть любую историю.

 

 

Проснулась она от странных звуков — точно за стеной ворочали что-то тяжелое. Наскоро набросив халат, сунула в гостиную любопытный нос. Два синта-рабочих неуклюже волокли кровать, сшибая по пути стулья, а Элли Филмор сердито на них шипела. Хэнкок стоял возле панорамного окна и невозмутимо курил, наблюдая за действом.

— Прошу прощения, если моя работа доставляет вам неудобства, — пробубнил один из синтов, увидев на пороге Нору, а Элли расстроенно махнула на них рукой:

— Опять, похоже, настройки слетели. Извините, миссис Сартон, если разбудили.

Нора хмыкнула: — И часто с ними такое происходит?

— Время от времени. Видите ли, у них уже довольно давно не было подобной работы, так что, видимо, стандартные настройки пришли в конфликт с новыми командами.

— А, скажите, это вообще, сложно, настроить синта старого поколения?

— Не особо. Нужен лишь доступ к чипу и специальная программа.

— И у многих сотрудников есть такой доступ?

Элли пожала плечами:

— У тех, кто обладает соответствующей квалификацией и полномочиями. Робототехники, робоконтроль, кое-кто из наших инженеров… кстати, вот им я и дам поручение проверить эти модели.

Синты тем временем наконец пристроили у стены кровать и замерли болванчиками, дожидаясь распоряжений.

— А который час? — поинтересовалась Нора.

Элли бросила взгляд на тонкий браслет на запястье:

— Четверть пятого, пополудни.

— Миссис Филмор, в пять я буду ждать весь директорат в зале совещаний. Сможете посодействовать?

— Безусловно, — Элли кивнула.

Нора махнула рукой Хэнкоку, тот, затушив сигарету, отлепился от окна, и они вышли в коридор.

— То есть, как я понял, — вполголоса сказал Джон, когда они удалились на приличное расстояние, — чуть не каждый второй здесь может добраться до черепушек этих железяк?

— Ну, не каждый второй, конечно, но ты прав. Возможностей у потенциального убийцы было предостаточно. Ладно, пока все спокойно — и хорошо. Будем решать проблемы по мере их поступления.

Они спустились в столовую и, несмотря на кислый вид Хэнкока, Нора все же поставила перед ним упаковку с питательной пастой:

— Держи, другого здесь все равно не найдешь. Дома отъешься.

— Угу. Я понял, почему сбегают здешние синты. Но меня удивляет, что люди еще держатся. Кстати…

Хэнкок сунул руку в карман халата и вытащил темный пузырек:

— Это тебе.

— Джон! — возмутилась Нора, — ты не мог бы отказаться от своих пагубных пристрастий, пока мы здесь?

Хэнкок вздохнул:

— Сестренка, это от дока. Передал, что нужно пить два раза в день.

— О… прости.

Она забрала лекарство и, смутившись, уткнулась в свою тарелку под ехидный смешок Джона. Еда, к слову, была действительно пакостной — вязкой и почти безвкусной.

 

 

В комнату для совещаний они явились первыми. Джон с интересом огляделся и заявил, что кабинет мэра в Старом Капитолии, конечно, не такой чистый, но атмосфера там куда раскрепощеннее. Нора как наяву представила кофейный столик, заставленный чашками, пустыми бутылками, грязными пепельницами и упаковками из-под препаратов и тихо фыркнула:

— Кстати, кое-кто вроде бы обещал создать Совет при Добрососедстве.

— Я над этим работаю, — важно заявил Хэнкок, усаживаясь в кресло по правую руку от директорского.

— Как бы там ни было, Джон, — посерьезнела она, — тебе сегодня придется единолично решать за весь городок, на какие уступки мы пойдем друг другу.

— Я знаю, — он подмигнул и с интересом воззрился на входящих в дверь глав отделов, — но торопиться не собираюсь.

Нора поймала себя на том, что тоже непроизвольно стала всматриваться в лицо доктора Айо. Тот, впрочем, если и заметил, виду не подал — невозмутимо кивнул и уселся рядом с биологом. А вот глава робототехников, рыжеволосый Алан Бинэ, явно чувствовал себя не в своей тарелке. Замешкался на пороге, суетливо пропуская вперед дам, а потом пристроился на краешке стула в самом конце стола и принялся нервно крутить в пальцах карандаш. Нора подумала, что стоит его поддержать, ведь, как она поняла, раньше Бинэ не допускали до совета из-за склонности видеть синтов не просто машинами. А, значит, в его лице она могла получить преданного союзника.

— Добрый вечер, — поздоровалась Нора, когда все расселись, — очень рада видеть всех в добром здравии и рабочем настроении. И прошу прощения за то, что задержалась на поверхности. Не по своей воле, но тем не менее.

— А что произошло? — Джастин Айо окинул ее цепким взглядом. — Миссис Филмор сказала, что вы пострадали.

— Ничего из ряда вон выходящего. Нападение рейдеров.

Глава робоконтроля равнодушно кивнул и придвинул к себе планшет с бумагой для заметок.

Нора бросила короткий взгляд на Джона и заметила, насколько пристально тот разглядывает Айо.

— Для начала хочу поприветствовать на совете доктора Бинэ, — Нора кивнула нервно улыбнувшемуся Алану, — и отныне рассчитываю, что директорат всегда будет представлен отделом робототехники. Сейчас нам крайне важно слышать всех и работать сообща. Во-вторых, я официально назначаю своим заместителем миссис Элли Филмор и хочу предоставить ей руководство всеми вопросами, касающимися технической части работы Института.

— Благодарю за доверие, директор. Коллеги, — Элли с достоинством кивнула и, как показалось Норе, с трудом сдержала довольную улыбку.

— Ну и, наконец, разрешите еще раз представить всем нашего гостя: Джона Хэнкока, мэра Добрососедства, любезно пошедшего нам навстречу и согласившегося на первые официальные переговоры между Институтом и поверхностью.

— Будь на мне сейчас шляпа, я ее непременно бы снял, — Хэнкок приложил два пальца ко лбу и расплылся в жутковатой ухмылке. Доктор Ли тихо вздохнула.

— И о чем же будут переговоры? — поинтересовался Джастин.

— О взаимной выгоде, полагаю, — вкрадчиво ответил Джон. — Ну, конкретно с вашим бюро мы могли бы договориться о… скажем так, ненападении. Мы не трогаем синтов в Финансовом квартале, вы не трогаете наших парней. И не лезете в город с этими вашими подсадными утками.

— Интересно, как мы отличим ваших парней от тех же рейдеров?

— Они не станут нападать первыми, — Хэнкок снова осклабился. — Впрочем, для удобства мы можем носить какие-то опознавательные знаки. Например, нашивки на рукавах. Мы подумаем.

— Этого мало. — Айо качнул головой. — Вот если бы вы могли гарантировать синтам-собирателям безопасность и от рейдеров тоже. А так — какая нам разница, от кого отбиваться?

— Боюсь, влияние на рейдеров вне компетенции нашего гостя, — вмешалась Нора. — Но, думаю, если бы вы объединили усилия и вместе зачистили квартал от бандитов, это было бы намного эффективнее, чем бороться по одиночке.

— Разумно, — кивнул Джон.

— И еще, господин мэр, я предлагаю подумать, какой бы конкретной помощи жители городка хотели от Института. С аналогичной просьбой я обращаюсь и к директорату. Определиться, в каком сотрудничестве заинтересован каждый из отделов.

— А я уже сейчас скажу, что нам будет интересно, как здешние ученые работают с энергией. — Хэнкок откинулся к спинке кресла и скрестил руки на груди. Бросил взгляд на Элли:

— И было бы замечательно, если в следующий раз мы встретимся в Старом Капитолии. Уверен, когда Совет Добрососедства увидит, к примеру, такую милую даму, как миссис Филмор, ему будет куда проще принять мысль о сотрудничестве.

— Мы тоже подумаем, — Нора коротко улыбнулась, — и, как только все будут готовы, назначим повторную встречу. Кстати, о выходе на поверхность. Доктор Айо, полагаю, может подтвердить, что в Грейгардене сейчас безопасно, и мы могли бы выслать туда ученого из отдела бионаук?

— Если вы подождете, директор, то буквально с минуты на минуту мне должны доставить очередной отчет из сада, и я мог бы обрисовать вам полную картину.

— А что, вернулся ваш охотник?

— Да, он как раз сбрасывал данные на терминал, когда я отправлялся сюда.

— Замечательно, — Нора удовлетворенно кивнула. — Миссис Филмор, свяжитесь, пожалуйста, с бюро робоконтроля и пригласите на совет охотника X8-74.

— Что? — черные глаза Джастина, кажется, еще больше потемнели, — я не ослышался? Вы собираетесь притащить сюда синта?

— А почему нет? Вы же доверяете ему доставлять информацию об эксперименте, почему же мы не можем услышать доклад из первых уст?

— Но… — доктор Айо возмущенно дернул головой, — есть же традиции, корпоративная этика, в конце концов.

— Я не вижу ничего неэтичного в том, чтобы выслушать одного из тех, на кого Институт делает ставку как на будущее человечества.

Айо с досадой вскинул ладони и с недовольным видом уставился в свои записи. А Нора вдруг поймала на себе заинтересованный и благодарный взгляд Алана Бинэ и подумала, что обретение ею еще одного союзника много времени, похоже, не займет.

Элли поднялась и пошла к аппарату внутренней связи, а Нора тем временем обратилась к биологу:

— Доктор Холдрен, вы уже решили, кого именно пошлете в Грейгарден?

— Да, мы подумали, что Брендан Фолькерт мог бы блестяще с этим справиться.

Нора хмыкнула — сын доктора Дина неоднократно жаловался, что в отделе его ни во грош не ставят. Возможно, работа на поверхности — это именно то, что у него получится? Нужно будет попросить Маккриди поддержать юношу и помочь почувствовать себя значимым. Хотя, кого она обманывает — Эр-Джей меньше всего годится в няньки великовозрастным ботаникам. Она тихо вздохнула и попыталась сосредоточиться на том, как Клейтон снова принялся петь дифирамбы переработанному отделом комплексу Х-111.

— Я полностью с вами согласна, что препарат стоит опробовать и на поверхности, — в конце концов кивнула она. — Думаю, недостатка в животном белке там не будет. Главное, чтобы справился ваш лаборант.

— Он справится. Но мы должны быть уверены, что ему ничего не угрожает.

— Но Брендан ведь в любой момент может телепортироваться в Институт, — Нора пожала плечами, — к тому же, я оставлю там своего помощника, ну и мы можем подключить дополнительную оборону сада, если вас смущает качество охраны.

— Нет-нет, — доктор Холдрен бросил быстрый взгляд на главу робоконтроля, — не смущает.

— Вот и хорошо. А еще я считаю, что нам не помешает еще больше расширить связи в Содружестве. Мы ведь в силах значительно облегчить Институту добычу нужных материалов. Собирательство — это, конечно, хорошо, но можно попробовать привлечь к делу торговцев. Закупать у них готовые партии металла, древесины и прочих вещей, необходимых нам для строительства и ремонта.

— Вряд ли наши финансы… — с сомнением покачала головой Мэдисон, но тут в дверь бесшумно вошел охотник и с невозмутимым видом замер на пороге.

— Обсудим позже, — бросила Нора и приглашающе кивнула синту:

— Садитесь, X8-74.

Тот кинул удивленный взгляд на главу робоконтроля, но Джастин все так же угрюмо пялился в свои записи, и Эйтони уселся.

— Рассказывайте, как продвигается работа, — попросила Нора. — Я пока только со слов коллег знаю про обстановку в саду, и, как поняла, эксцессов там не случалось?

— Если не считать нападения супермутантов два дня назад, — сдержанно ответил охотник.

— И, что? — она обеспокоенно вскинула брови, — надеюсь, никто не пострадал?

— Никто, кроме одного из патрульных. Но его уже чинят инженеры, и, полагаю, он вскоре приступит к своим обязанностям.

— Отлично. — Поняв, что Маккриди ничего не угрожает, Нора расслабилась и попросила:

— Расскажите подробнее о нападении.

— Шестеро особей мужского пола, — начал равнодушно перечислять синт, — две бойцовые гончие. Четверых мы сняли еще на подходе, еще двое и псы смогли прорваться в ворота, но их атаковали роботы-помощники, и супермутанты были уничтожены, так и не продвинувшись вглубь сада. Управляющая распорядилась использовать трупы в качестве удобрения. Так что самая трудная работа была после нападения.

Нора кашлянула, прогоняя подступившую к горлу тошноту и порадовалась, что ей не довелось присутствовать при всплеске хозяйственной деятельности Уайт. И, кажется, Нора теперь десять раз подумает, прежде, чем совать нос в мешки с удобрением в Грейгардене.

— А местные жители? Они как-то проявляли себя?

— Два раза были замечены торговые караваны, три раза патруль минитменов, и однажды — несколько свернувших в сторону сада гражданских. Последние сразу же сменили маршрут, как только увидели наших охранников, так что, возможно, это были бандиты, благоразумно решившие не связываться с Институтом.

— Вот и отлично. Благодарю вас за отличную работу, Эйтони.

Синт медленно кивнул, а доктор Айо снова вскинул голову:

— Что еще? Как вы его назвали?

— Эйтони. От цифры "эйт".

— У всех наших охотников есть официальные серийные номера, директор, — протянул ледяным тоном Айо, — прошу это запомнить.

— Об этом, доктор, я помню, — Нора вызывающе уставилась в злые глаза Джастина. — Но, видите ли, у меня очень плохая память на цифры. Так что, я уж как-нибудь сама решу, как буду именовать наших… подопечных.

Джастин скрипнул зубами, а Нора опять обратилась к охотнику:

— Эйтони, не спешите уходить. Учитывая ваши успехи, я бы хотела поручить вам кое-что еще.

Синт кивнул, и ей на миг показалось, что он сдерживается, чтобы не усмехнуться.

— Предлагаю вернуться к нашим торговцам, — продолжила Нора. — Как справедливо заметила доктор Ли, вряд ли нам будет выгодно покупать материалы по обычной цене. Но сейчас как раз есть одно поселение, которое осталось без солидной поддержки, потому что Подземка, как вы знаете, ушла со сцены. И, на наше счастье, это Банкер Хилл — место, где пересекаются все торговые пути. Собственно говоря, я потому и настаиваю на продолжении эксперимента по сотрудничеству, потому что боюсь, что такой лакомый кусок может вот-вот уплыть из-под нашего носа.

— Простите, что перебиваю, — усмехнулся молчащий до сих пор Хэнкок, — но банды рейдеров вряд ли все это время сидели и ждали, пока вы спохватитесь. Если уж совсем откровенно, то я даже в курсе, сколько группировок претендует крышевать Банкер-Хилл.

— Но они пока не разделили влияние? — Нора испытующе покосилась на соседа.

— Две банды вроде бы на стадии переговоров между собой, мелкие уже отвалились.

Нора усмехнулась. Теперь она поняла, куда запропастился Хэнкок после того, как покинул Сэнкчуари. Судя по всему, он тоже попробовал подсуетиться и завернул в поселение, разведать обстановку.

— Значит, самое время и нам обратиться с предложением к Кесслер, главе тамошних торговцев, — сказала она. — Мы вполне можем обеспечить им защиту от рейдеров, а они нам поставлять с хорошей скидкой строительные материалы.

— То есть, предложить более надежную крышу на более выгодных условиях, — Хэнкок ухмыльнулся.

— Ну, в общем, да, — Нора пожала плечами.

— Ага. Кстати, я совершенно случайно знаю, где засели главари банд, которые могут доставить вам ненужные проблемы. И с некоторыми из них у моих ребят имеются, скажем так… непримиримые разногласия.

— И чего вы хотите за содействие? — Нора прищурилась.

— Сущую безделицу. Расширение рынка кое-каких мм… медицинских препаратов через торговцев Банкер-Хилла.

— Тогда еще добавите пару человек в охрану! — Нора почувствовала, что ее захватывает какой-то рыночный азарт и мысленно хихикнула. — У нас тоже ресурсы не безграничны.

— Без проблем, — Хэнкок пожал плечами.

— А еще, — Нора обвела глазами коллег, — мне бы хотелось, чтобы этот шаг не просто принес Институту материальную выгоду, но и представлял научный интерес. Я хочу напрямую свести жителей поверхности и наших андроидов. И, полагаю, что для начала лучше всего на эту роль подойдет Эйтони. Ведь он уже имеет опыт взаимодействия с одним из представителей Содружества. Я имею в виду мистера Маккриди. Как, кстати, у вас не было сложностей при общении? — она повернулась к охотнику.

— При всем уважении, директор, — ответил синт, — для меня самым сложным было не умереть со скуки, пока ваш представитель первые два дня совершенно по-глупому пытался вывести меня из себя. Но потом он понял, что не получится, и наши отношения стали исключительно деловыми.

Нора кашлянула и мысленно пообещала себе прибить Эр-Джея при первой же встрече. В глазах синта промелькнуло веселье — теперь она была в этом уверена.

— У вас хорошая выдержка. Что еще больше склоняет меня к решению отправить вас в Банкер-Хилл.

— Я всего лишь выполнял приказ, мэм. — Эйтони вежливо кивнул.

Нора перевела вопросительный взгляд на ученых:

— Есть возражения?

— Да полно! — вскинулся доктор Айо. — С чего вы вообще взяли, что охотники, разработанные для конкретной деятельности, обученные конкретной деятельности, смогут вдруг волшебным образом деятельность эту поменять? Только потому, что вам, директор, этого захотелось?

— Возражаю, — неожиданно подал взволнованный голос робототехник. — Любой человекоподобный синт разработан с широким набором функций, и это значит, что он вполне способен перестроиться. Может быть, стоит только несколько шире посмотреть на ситуацию и дать ему возможность это сделать?

— Бинэ, вы идиот!

— Попрошу держать себя в руках, — Нора нахмурилась. — Значит, если у нас нет единого мнения, будем голосовать. Полагаю, что спорить о том, что Институту нужны ресурсы, не станет никто? Тогда голосуем за то, чтобы продолжить социальный эксперимент. Кто “за”?

Алан Бинэ первым вскинул руку, Нора, ободряюще ему кивнула и тоже проголосовала. Элли кашлянула:

— Я буду “за”, но с тем условием, что мы тщательно обговорим подробности и выберем наилучшую тактику.

— Несомненно, — успокоила ее Нора, и миссис Филмор присоединилась к проголосовавшим.

Против предложения ожидаемо оказался Джастин Айо, а осторожная Мэдисон, больше не проронившая ни слова и только быстро строчившая что-то в блокнот, от голосования воздержалась.

— Принято, — подвела итог Нора и улыбнулась. — Полагаю, после того, как Эйтони встретит нашего биолога и передаст его на попечение мистеру Маккриди, мы можем готовить его к отправке в Банкер-Хилл. Кажется, это все, что на сегодня я собиралась вам сказать. Миссис Филмор, возможно, вам тоже есть о чем посоветоваться с коллегами?

— Нет, директор, буквально позавчера мы собирались по поводу работы структур Института, и у нас все идет по плану. Более того, мощность реактора даже позволила нам немного выйти за пределы по снабжению отделов энергией, и это, в свою очередь, ускорило строительство нового жилого сектора.

— Благодарю всех за отличную работу! Я искренне верю, что за нами будущее, господа.

Главы отделов не спеша принялись расходиться, а Нора устало откинулась к спинке кресла. Напряжение схлынуло, и в голове стало легко, как после бокала легкого вина. Она покосилась на Хэнкока, облегченно ему улыбнулась, а потом вспомнила, что собиралась написать Эр-Джею.

— Эйтони, — окликнула Нора подходящего к двери охотника, — подождите меня в коридоре, нам нужно перекинуться парой слов по личному делу.

И тут же поймала еще один пронзительный взгляд главы робоконтроля и непроизвольно поежилась.

— Сестренка, не хочу тебя расстраивать, — негромко сказал ей на ухо Хэнкок, — но этот робокоп тебя не слишком-то любит.

— Знаю, Джон, — вздохнула она. — Я это знаю уже с того момента, как вообще впервые его увидела.

 

 

  • "Там солнечный луч в такт колышется с пылью..." / СТИХИ / Алоната
  • Паладины Огня / RhiSh
  • Бессмертие / Последняя тетрадь ученика / Юханан Магрибский
  • Соринка (Nekit Никита) / Зеркала и отражения / Чепурной Сергей
  • Исчезновение / Быков Александр
  • Встреча / Берман Евгений
  • Дом Розы / Чайка
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Главный / В ста словах / StranniK9000
  • Март / Времена года / Петрович Юрий Петрович
  • Мгновение / Плохо мне! Плохо... / Лебедь Юлия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль