Глава 15. Институт

0.00
 
Глава 15. Институт

— А ничего, — сипло сказал Хэнкок, оглядывая глухую круглую комнату, в которой находился телепорт, — чистенько.

— Ты как? — обеспокоенно спросила Нора. Показалось, или иссеченное рубцами лицо мэра слегка посерело?

— Нормально. Штормит только немного. До чего же пакостная штука, эта ваша телепортация.

— Это с непривычки, — она решительно взяла его под руку. — Ну, что, идем и поразим моих коллег?

— Думаю, все будут в ах… удивлены.

Но не успели они пройти и пары шагов до выхода из комнаты, как в конце коридора, ведущего к лифту, возник синт-охранник — в белом комбинезоне, закрытом шлеме и с лазерным карабином наперевес. Нора почувствовала, как екнуло сердце — неужели таинственный недоброжелатель все же решил идти на прямую конфронтацию и устроить стрельбу прямо на пороге Института?

Хэнкок сунул руку за полу камзола, ближе к пистолету.

— Несанкционированное проникновение, — механически произнес синт, наставив оружие на гуля, а потом повернул голову в сторону Норы:

— Какая будет директива, Мать?

— Твою мать… — облегченно выдохнула она. — Убери оружие. Это сопровождающий.

Хорошо, что искусственный интеллект второго поколения включал в себя вариативность мышления, и синт не стал безоговорочно палить на поражение, как это случилось бы с каким-нибудь протектроном.

— Пригласи в директорский кабинет миссис Элли Филмор, — на всякий случай распорядилась Нора, хотя подозревала, что все, кто мог, уже разглядели по системе внутренних камер и ее, и ее необычного гостя. И их наверняка кто-нибудь встретит.

Синт удалился, и Нора обеспокоенно покосилась на Хэнкока. Тот, кажется, окончательно пришел в себя и с интересом поглядывал в сторону крупногабаритного терминала. Именно из него в свое первое посещение и вытащила Нора нужные Стурджесу данные. А сейчас в первый раз задалась вопросом, почему же тогда никто не заметил ее шпионских действий? Терминал не попадает под обзор камер слежения?

— Кого ждем? — безмятежно поинтересовался Хэнкок, и Нора, не держи в этот момент его под руку, ни за что бы не поняла, как он напряжен. Точно зверь, готовящийся к прыжку. И как бы ни делал Хэнкок вид, что все в порядке, Нора прекрасно знала, чего ему стоит это спокойствие. Ведь это именно его брата когда-то подменили институтским андроидом, и после этой подмены вся последующая жизнь Джона Макдонаха покатилась к черту.

— Ты еще помнишь наш сегодняшний уговор? — мягко спросила она.

— Держать себя в руках? — Хэнкок криво усмехнулся: — Сестренка, сейчас я здесь для того, чтобы защищать тебя, а не подставлять. К тому же, кто я такой, чтобы ставить личные интересы выше общественных? Но я верю в справедливость, Нора; верю, что однажды и мне выпадет шанс поквитаться. Но это будет не в этот раз. Обещаю.

— Спасибо.

Нора благодарно ему улыбнулась, и они, наконец, отправились к лифту.

Прозрачная кабина медленно поползла вниз, открывая вид на центральный зал Института — с рассеянным белым светом, раскидистыми деревьями и искусственными водоемами. Нора услышала, как Джон, за всю свою жизнь видевший только мир, убитый войной и радиацией, шумно втянул в себя воздух. Она ободряюще пожала его худое предплечье, а потом заметила напротив отдела робототехники нечто новое — небольшую, мягко подсвеченную стелу. Сердце болезненно сжалось — похоже, пока она валялась в Добрососедстве, коллеги сдержали обещание и установили памятник ее сыну. Нора вытянула шею, но разглядеть толком его так и не успела — лифт миновал зал и теперь опускался ниже уровня пола.

Они с Хэнкоком — одинаково потрясенные, думающие каждый о своем — в молчании миновали очередной узкий коридор и, наконец, поднялись на еще одном лифте прямо к директорскому кабинету. Уже на пороге их встречала Элли, а над ее плечом маячило непривычно оживленное лицо доктора Ли.

— Миссис Сартон! — Элли испуганно вытаращила глаза, — с вами всё хорошо?

— Терпимо, — отмахнулась Нора. — Небольшое ранение, бывало куда хуже.

— Я всё же вызову доктора Фолькерта!

— Да, лишним не будет, спасибо, Элли. Только сначала я бы хотела, чтобы нашему гостю была гарантирована неприкосновенность.

Миссис Филмор, кажется, только сейчас обратила внимание на Хэнкока, вздрогнула и непроизвольно отшатнулась.

— Я займусь, — Мэдисон мягко отстранила коллегу. Шагнула вперед и протянула ладонь:

— Доктор Ли, отдел высших систем. Мистер Макдонах, полагаю?

— Меня зовут Джон Хэнкок, — насмешливо ответил тот, ухватил Мэдисон за руку и, глядя ей в глаза, рукопожатие завершать не спешил.

— Что ж, — на лице доктора Ли не дрогнул ни один мускул, — очень приятно. Добро пожаловать в Институт. Да, мистер Хэнкок, должна предупредить, что, в отличие от миссис Филмор, я родилась на поверхности. Так что меня сложно смутить чьей-то гулификацией. И, если вы позволите, я все же воспользуюсь директорским терминалом и введу ваши данные в информационную систему Института.

Хэнкок усмехнулся, как показалось Норе, одобрительно, и отпустил руку Мэдисон:

— Мне тоже. Приятно.

Доктор Ли кивнула и пошла к столу, колдовать с терминалом. Нора с Джоном вошли в помещение, и она потащила его по направлению к лестнице, ведущей на второй, жилой, ярус. Точнее, на верхних ступенях уже Хэнкок тащил повисшую у него на локте спутницу. Действие стимулятора, который Нора себе вколола перед тем, как покинуть Добрососедство, стремительно заканчивалось. То ли телепортация сыграла свою роль, то ли Нора просто переволновалась, увидев стелу, но сейчас она отчетливо поняла, что страшно устала. И благоразумно решила отложить задуманный ею совет директоров на вечернее время.

— Эй? — Джон обеспокоенно глянул на подругу, когда они оказались наверху. — Что-то ты совсем расклеилась.

— Ничего, посижу, отдохну немного… — Нора с облегчением опустилась на диван. — Смотри, вон в том коридорчике, в конце, ванная. Пользуйся благами цивилизации, пока есть возможность. А я — после. Не можем же мы завалиться на совет потрепанные и грязные, как мусорщики.

Хэнкок хмыкнул:

— Что-то мне подсказывает, что сейчас моему неотразимому образу будет нанесено глубое оскорбление. А если по-простому: Нора, какого черта?

Она вздохнула:

— Джон, мы не в Добрососедстве. Здесь совсем другие люди, и, поверь, я их неплохо узнала. Ученые не проникнутся словами двух фриков, даже если слова эти будут правильными. А ведь сейчас очень важно, чтобы нас восприняли серьезно. Так что, не капризничай, там, в шкафчике, есть институтская одежда. А костюм губернатора тем временем почистят и подлатают. Раритет, между прочим, беречь нужно.

Хэнкок недовольно фыркнул, но все же ушел приводить себя в порядок, а Нора, откинувшись головой на спинку дивана, прикрыла глаза. Белые прямоугольные лампы, медленно едущие вместе с потолком, исчезли, и стало немного легче.

Она почти задремала, когда на лестнице послышались шаги, и в комнате появился доктор Фолькерт — начинающий лысеть седой мужчина — в сопровождении Элли.

— Раздевайтесь, — сразу перешел он к делу. Нора, тяжело поднявшись, сняла плащ и задрала футболку. Миссис Филмор, увидев повязку, тихо охнула.

Врач поднял взгляд от столика, на котором разложил чемоданчик с лекарствами и инструментами, и неодобрительно скривился:

— Я всегда говорил, что медицинская помощь на поверхности — сплошное варварство и антисанитария.

— Доктор Дин, — Нора вздохнула, — эти варвары, к слову, меня отлично подлатали. Рана в боку уже почти не беспокоит, так что воспаления там явно нет. А вот с головой пока не очень. Сказали, что сотрясение, и меня до сих пор мутит. Приступами.

— Я разберусь, директор.

Фолькерт поджал губы и принялся развязывать бинты.

— Элли, — Нора повернула голову, — вы не могли бы в двух словах ввести меня в курс событий? К сожалению, я так и не смогла толком проконтролировать ход эксперимента. В Грейгардене всё в порядке?

— Насколько знаю, да. Наши биологи получили несколько образцов растений из оранжереи, доктор Холдрен счастлив и практически не вылезает из своей лаборатории. Крупных инцидентов на самой ферме тоже не случалось. Но подробнее об этом, думаю, вам расскажет доктор Айо.

— Я как раз хотела собрать всех сегодня ближе к вечеру. И заодно представить нашего гостя.

— А… — Элли смущенно кашлянула и огляделась, — где он?

— В душевой. Скоро будет, полагаю.

— Мне, — миссис Филмор понизила голос, — страшно неудобно. Кажется, я повела себя не лучшим образом и излишне эмоционально отреагировала на его… визит. Наверное, мне стоит извиниться? Или это будет еще более неловко?

Нора вспомнила, как оглушительно завизжала она сама, впервые в жизни встретив гуля, и с трудом сдержала улыбку.

— Думаю, эти люди давно привыкли к реакции окружающих. Вряд ли вы нанесли глубокую моральную травму мэру Хэнкоку. Скорее, позабавили. На вашем месте я бы просто сделала вид, что ничего не случилось, и попробовала просто не обращать внимания на его внешность. Мэр Добрососедства хороший и умный человек, уверяю вас. И жители поселения его просто обожают.

— Спасибо, миссис Сартон, — Элли облегченно выдохнула, — я постараюсь.

— Так-с, — прервал разговор двух женщин доктор Дин, осторожными пальцами касаясь бока Норы, — огнестрел?

— Пятидесятый калибр. Пуля застряла в мышце.

— Повезло, — врач кивнул. — Впрочем, должен признать, что операция произведена неплохо и штопали вас с умом. Но я все равно хотел бы провести томографию и еще парочку исследований — проверить внутренние органы и, непременно, голову. Показывайте, что там.

Нора уселась на диван, и врач принялся освобождать ее от нашлепки хирургического пластыря на виске.

— Гематома у вас — будь здоров, — заключил он, придирчиво осматривая пациентку. — После того, как немного придете в себя, сразу же ко мне, в медблок. Обработаю, наложу чистые материалы. А сейчас дайте руку.

Нора безропотно позволила выкачать из себя пробирку крови и облегченно улыбнулась, когда по вене побежал какой-то живительный раствор, от которого в голове стало стремительно проясняться.

— Вам что-нибудь еще нужно? — поинтересовалась Элли, когда врач вышел.

— Пожалуй, — Нора задумалась. Наверное, со стороны ее просьба будет выглядеть несколько странно, но, пожалуй, лучше внести некую долю пикантности в образ нового директора, чем лишний раз пренебречь безопасностью:

— Я хотела, чтобы мистера Хэнкока поселили здесь же, в директорских апартаментах. Думаю, мэру будет уютнее в привычной компании, да и мне станет куда удобнее руководить ходом переговоров. Вы могли бы распорядиться поставить здесь еще одну кровать? И ширму.

Честно говоря, про ширму Нора упомянула, щадя чувства миссис Филмор: в каких только ситуациях и в каких только местах не оказывались они во время путешествий с Джоном. Так что довоенная стыдливость давным-давно слетела с Норы, точно корка засохшей грязи, в которую так или иначе приходилось вляпываться, живя на поверхности.

— Если что, я могу переночевать и на диванчике, — раздался насмешливый хриплый голос, и женщины синхронно обернулись.

— Ни в коем случае! — вспыхнула Элли. И, пока убеждала Хэнкока, что создание дополнительных удобств не принесет ей никакого беспокойства, Нора придирчиво осмотрела Джона.

Как и все гули, после воздействия радиации он был намного худее среднестатистического человека. Тем не менее, институтский халат с рыжими вставками на рукавах хоть и провисал немного, но выглядел вполне гармонично. А еще от Джона исходил приятный аромат мыла, за которым почти прятался смоляной и чуть прелый запах измененного тела.

Втихаря от Элли Нора показала Хэнкоку большой палец, а потом тронула ее за рукав:

— Миссис Филмор, доктор Ли закончила с идентификацией?

— Конечно. Это недолго

— Тогда, не могли бы вы пока проводить мистера Хэнкока в столовую? А я быстро сполоснусь и присоединюсь. Мы хотели показать биологам одну занятную формулу.

— Миссис Сартон, но вас ждет доктор Фолькерт!

— Успеется. Я хорошо себя чувствую.

— Нора, ты уверена? — Хэнкок прищурился. — Может, тебя дождаться?

— Все будет хорошо, — она коротко ему улыбнулась и отправилась в душевую. Кем бы ни был неизвестный преступник, покушаться на нее среди белого дня в директорском кабинете он точно не станет. Да и в целом, вряд ли будет подставлять себя, действуя в самом Институте.

 

 

Теплая ласковая вода разогнала остатки головной боли, и Нора умиротворенно вздохнула. Пока всё складывалось как нельзя удачно. Маккриди, похоже, блестяще справлялся с возложенной на него ролью, и Нора в очередной раз порадовалась, что взяла в Грейгарден именно его. Легкое сожаление от того, что Эр-Джея не было рядом, повернулось в груди пушистым котенком. Нужно обязательно передать ему записку, ведь охотник Джастина Айо наверняка периодически является с отчетами в Институт. Когда она сама появится в Грейгардене — сказать было сложно. Ну и, помимо навалившихся дел, ей совсем не хотелось представать перед Маккриди в нынешнем, весьма плачевном виде.

Отмывшись, наконец, от грязи, пота и остатков засохшей крови, Нора оделась в директорский халат, наспех подсушила волосы и отправилась искать Хэнкока и Элли.

Те нашлись в зоне отдыха — сидели на скамейке под зеленым деревцем и о чем-то негромко беседовали. Завидев Нору, Элли поднялась и улыбнулась:

— Я как раз рассказывала нашему гостю о работе отдела. Мистер Хэнкок заинтересовался нашей системой аварийного переключения электроэнергии.

— Рада, что у вас нашлись общие темы для разговоров. Джон, держи.

Она вытащила из кармана голозапись, скопированную Ником, и протянула Хэнкоку:

— Здесь формула того препарата, который ты не успел сделать. Попросим помощи у биологов. Тем более, я хотела обговорить с Клейтоном следующий этап эксперимента.

— Ну, пошли. — Джон кивнул и тоже поднялся.

— Только, сначала… завернем кое-куда.

— Как скажешь.

Они прошли через зал, и Нора отметила, как все встречные, даже синты, заинтересованно и настороженно косятся в сторону Хэнкока. Впрочем, очевидно, предупрежденные доктором Ли, особых эмоций сотрудники не выказывали.

— Ты сегодня на удивление молчалив, — Нора искоса глянула на Джона. — Все нормально?

— Присматриваюсь, — Хэнкок пожал плечами. — Слушаю. Думаю. Но, черт побери, как они могут постоянно питаться дрянью, которой кормят в этом вашем баре? Мужику нужно мясо! Не удивлюсь, если и с рождаемостью здесь напряжно.

— Вот теперь точно вижу, что все нормально, — Нора усмехнулась: — Можешь предложить им какие-нибудь фирменные стейки на обмен.

— Я подумаю, — милостиво кивнул Джон, и она повела его по прозрачным ступеням, под которыми струилась вода, вверх — к отделу робототехники.

 

 

Вблизи стела оказалась небольшой, чуть ниже среднего человеческого роста. И никаких портретов и надписей — просто символ на полупрозрачной, светящейся теплой зеленью плите. Стилизованный витрувианский человек — эмблема Института. Нора протянула руку и коснулась памятника — материал оказался гладким на ощупь и неожиданно теплым.

— Прощай, Шон, — тихо шепнула она, подумав, что никогда не забудет его лицо — старое, осунувшееся, но благородное, хранящее следы былой красоты. А еще, так похожее на ее собственное.

Почувствовала, как плечо ободряюще сжала рука Хэнкока, обернулась и улыбнулась ему благодарно.

— Дать тебе время? — негромко уточнил Джон, очевидно, обо всем догадавшись.

— Нет, пойдем дальше, — Нора ласково погладила стелу. — Я ведь могу сюда вернуться в любой момент.

И, порывисто развернувшись, решительно пошла в сторону отдела бионаук.

 

В вотчине Клейтона Холдрена кипела работа. Обычно спокойная и даже немного сонная обстановка отдела в этот раз сменилась разговорами с бурной жестикуляцией, клацаньем терминалов, жужжанием центрифуг и звяканьем лабораторной посуды. Даже гориллы в огромном вольере за стеклом прониклись суматохой и носились друг за другом — то ли играя, то ли соперничая.

— Миссис Сартон!

Доктор Холдрен с горящими глазами оторвался от спиртовой горелки и, вытерев руки об халат, ринулся навстречу:

— Вы не представляете, какая удача! Тот препарат, что вы нам передали — это истинная находка! Я не знаю, на что там рассчитывало Братство Стали, но, немного усовершенствовав формулу, мы получили вещество, способное очищать от радиации созревшие на поверхности корнеплоды и овощи! Подозреваю, что нечто подобное можно провернуть и с животным белком.

— Эй, не смотрите на меня так, я не съедобный, — Хэнкок подмигнул ошарашенно наблюдающей за ним лаборантке.

— О, — доктор Холдрен растерянно моргнул голубыми глазами. — Э-э… здрасьте.

— Мистер Хэнкок шутит, — улыбнулась Нора. — Клейтон, а вас что, не предупредили, что к нам прибыл с визитом мэр одного из крупнейших поселений Содружества?

— Н-наверное… — Холдрен пятерней взъерошил и без того стоящие дыбом пшеничные волосы. — Но, директор, мы сейчас настолько загружены, что просто могли пропустить…

— Не переживайте вы так, — Нора с трудом сдержалась, чтобы не рассмеяться, — в наше время увлеченно работающий человек — почти святой. И, знаете, я полагаю, что мы вполне можем добавить вам работы. Ну или просить помощи, как вам будет угодно.

Доктор Холдрен заинтересованно поднял брови.

— Вот тут, — Хэнкок вытащил из кармана голозапись, — содержится одна странная формула. Если бы мы попробовали ее воссоздать, то, вполне возможно, могли бы получить препарат с эффектом прямо противоположным вашему лекарству.

— Действительно, интересно, — Клейтон хмыкнул, — но, собственно, зачем создавать препарат, если радиации можно нахвататься, войдя в любую зараженную зону?

— А вот это мы и выясним, — пожал плечами Джон. — Скорее всего, у него есть еще какие-то полезные свойства, иначе, зачем его кому-то разрабатывать? Кстати, про мясо. А вы что, не знаете, что приготовленное по особому рецепту, оно практически полностью очищается от радиации?

Доктор Холдрен закатил глаза к потолку и презрительно фыркнул:

— Боже мой! Радиация, убираемая термической обработкой? Это определенно что-то новенькое. Красивая легенда, нет?

— Но она работает!

Нора, удостоверившись, что мужчины, увлекшись спором, перестали обращать на нее внимание, решила не вмешиваться. Пока эти двое общаются, она вполне может посмотреть, что там вышло у биологов с опытными образцами из Грейгардена. И уже шагнула, было, вслед проносящемуся мимо лаборанту, как кто-то потянул ее за рукав. Нора обернулась, и сердце екнуло, а после понеслось бешеным галопом. Снизу вверх черными любопытными глазами на нее смотрел мальчик-синт.

— Мам, а почему тебя так долго не было? — доверчиво спросил он, а Нора почувствовала, как ослабли ноги.

— Пойдем-ка, присядем, — севшим голосом выдавила она из себя.

— Ага, — мальчик взял ее за руку и, как ни в чем не бывало, потянул к диванчику у стены.

— Шон? — строго спросил проходящий мимо ученый (ошарашенная Нора его даже не узнала), — а ты что здесь забыл?

— Я по очень важному делу, — бросил тот, не сбавляя шагу, — мне нужно срочно поговорить с мамой. Мы не станем путаться под ногами, честно-честно!

Нора, точно сомнамбула, медленно села на диван, не зная, как себя вести, что говорить — мысли разбежались, точно вспугнутые рад-олени, и в голове было звонко и пусто. Впрочем, мальчика это ничуть не смутило и он, пристроившись рядом, принялся болтать, словно совершенно обычный ребенок.

— Я услышал, как доктор Ли сказала, что ты вернулась. Думал, ты зайдешь, но потом понял, что у тебя наверняка много дел, и пошел искать сам. Квентин Филмор говорил, что иногда так делает, если его папа задерживается на работе. Только мистер Филмор тогда на него злится, но ты же не станешь, правда? Мне просто без тебя было очень скучно.

Нора сглотнула.

— А что, тебе не разрешают здесь находиться? — наконец, спросила она.

— Да нет, разрешают, если никому не мешаю. Доктор Холдрен иногда пускает меня посмотреть на обезьянок. Правда, он, кажется, испугался, когда я спросил, можно ли зайти в клетку, чтобы поиграть.

— Нет, Шон, полагаю, что нельзя. Гориллы — хищные и довольно агрессивные животные, они могут тебя поранить.

— Да я уж понял… — он поболтал ногами, а после поднял на нее глаза:

— Мам, а ты скучаешь по Отцу? Мне сказали, что он умер…

— Да, Шон… — Нора почувствовала, как в горле встал горячий комок и, обняв мальчика за плечи притянула к себе. — Я скучаю. Господи, как же сильно я по нему скучаю…

— Я тоже, — Шон вздохнул и, пошарив рукой в кармане белого комбинезончика, достал кассету. — Вот. Он недавно заходил ко мне. Велел, чтобы я передал тебе лично в руки, и что это будет наша маленькая тайна.

— Спасибо, милый, — Нора коснулась совсем по-человечески теплых пальцев, — я обязательно ее послушаю. А сейчас беги-ка к себе. Я, как освобожусь, обязательно еще зайду.

— Ага, — Шон кивнул, но подниматься не спешил, зачарованно разглядывая приближающегося к диванчику Хэнкока в компании Клейтона. Шепнул: — Мам, а это кто? Почему он… такой?

— Это гуль, милый. Таких людей наверху много, они такие же… как мы, только заболели от воздействия радиации. Тебе страшно?

— Не-а, — Шон помотал головой, — просто он… забавный.

— И кто это тут у нас? — весело спросил Джон, останавливаясь перед ними и окидывая Нору обеспокоенным взглядом. — Вот уж не думал, что встречу в этом заведении такого выдающегося молодого человека.

— А у нас тут много детей, — просветил Шон, — еще есть Квентин, Джулия, Элис, но она вредина. Ладно, мистер, я пойду. Приятно познакомиться. Приходите поиграть в шарады.

— Непременно, молодой человек, — Хэнкок проводил взглядом удаляющуюся фигурку и хмыкнул: — Однако.

— Я потом тебе объясню, — устало сказала Нора и поднялась, опершись о его протянутую руку.

— Доктор Холдрен, — она потерла пальцами лоб, сосредотачиваясь, — вы еще не думали отослать в Грейгарден кого-то из своих людей? Первая стадия эксперимента, насколько я поняла, прошла удачно. Но, полагаю, синты не обладают достаточной компетенцией, чтобы работать совместно с тамошними роботами. К тому же, вы могли бы напрямую испытать новое средство в полевых условиях.

— Да, пожалуй, — Клейтон задумался. — Можно отправить на поверхность кого-нибудь из лаборантов, не слишком нужного здесь… м-м, на данном этапе исследования.

— Сегодня… часов в пять, пожалуй, я хотела собрать совет директоров. Подберите к этому времени кандидатуру и продумайте, какие именно приборы и реактивы вам понадобятся.

— Сделаем, директор. А сейчас, если позволите…

— До вечера. Спасибо, Клейтон.

Нора украдкой усмехнулась — на лице главы отдела так и читалось желание поскорее нырнуть обратно в исследовательскую стихию.

— Естественный отбор в действии, а? — буркнул Хэнкок, закрывая за собой дверь отдела. — Отправить на поверхность того, кого не жалко — это так прагматично.

— Логика. — Нора вздохнула и пожала плечами. — Знаешь, Джон, по-моему, всё же пришло время наведаться к доктору Дину. Что-то я опять устала. Пойдешь со мной?

— И поглупела. Не иначе этим вызван твой дурацкий вопрос. Пошли, сестренка. Тем более, что выглядишь ты и в самом деле не очень.

 

 

  • День равноденствия / Вербовая Ольга / Тонкая грань / Argentum Agata
  • Я почти ни во что не верю... / Рыбы чистой воды / Дарья Христовская
  • Сказка о Сказочнике / Расскажу тебе я сказку (Илинар) / Армант, Илинар
  • Дорога в ночь (в соавторстве с Алексеем Киселевым) / Психушка / Журавель Игорь Александрович
  • Сон, навеянный полётом пчелы вокруг граната за миг до пробуждения / Рассказки / Армант, Илинар
  • Имена Бога / Блокнот Птицелова. Сад камней / П. Фрагорийский
  • 3. автор Лешуков Александр - Эпизод из ненаписанного сценария / Лонгмоб: 23 февраля - 8 марта - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Он - Аривенн / Путевые заметки-2 / Хоба Чебураховна
  • Афоризм 080. О персонах. / Фурсин Олег
  • Лисёнок / Волшебные нитки / Лисовская Виктория
  • Глава VI. Одинокий мир / Полеты в пустоте / Дримский Александр

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль