Глава 7. Особняк Крупов – Институт

0.00
 
Глава 7. Особняк Крупов – Институт

На этот раз Валентайн ошибся — хорошенькая мордашка, похоже, не произвела на парня никакого впечатления. Джейкоб был банально напуган и даже не пытался скрыть своего состояния. И вряд ли от того, что оказался свидетелем преступления. Скорее, его пугала сама дознавательница — дама, связанная с ужасным Институтом, которой Джейкоб еще и умудрился встать поперек дороги.

— Всё хорошо, — Нора устало улыбнулась:

— Рассказывай по порядку.

— Ну-у… — он нервно ковырнул кончик облупленного носа; потрескавшиеся ногти чернели траурной несмываемой каймой, — мы были вместе с Лайзой… моей девушкой. Нет, вы не подумайте ничего такого, просто сидели вместе, слушали музыку… до полуночи где-то.

Джейкоб залился краской, и Нора мысленно усмехнулась, предположив, какой именно "музыкой" занималась молодая парочка. Вряд ли они внимательно разглядели убийцу.

— Всё случилось неожиданно. Был какой-то хлопок, сверху, я задрал голову..

— Погоди, — Нора поморщилась. — Где вы сидели?

— Да есть у нас тут балкончик…

— Второй этаж?

— Ну, да.

Нора кивнула и прикинула, что с того диванчика, где она ночевала, рассмотреть подробности было тоже затруднительно.

— Ничего не увидел, — продолжал меж тем Джейкоб. — А потом я привстал, и тут он как прыгнет!

— Убийца? Куда?

— Да на балкон же! Я заорал, Лайза завизжала, в общем, трам-тарарам. А он — раз! — и исчез. Вот клянусь. Прям как стоял перед нами, так в воздухе и растворился.

— То есть, ты его все же разглядел? — Нора даже пожалела, что под рукой нет ни карандаша, ни диктофона.

— Ага. Такой… среднего роста, чуть пониже меня. Плащ, шляпа, усы. Вроде даже загорелый — там темновато было, не особо разберешь. Но не чернокожий — точно, у тех черты лица другие. А у этого нос такой… — Джейкоб щелкнул пальцами, подыскивая удачное сравнение, — птичий, вот.

— С горбинкой?

— Скорее, острый. Тонкий. Тот тип меня толкнул и боком повернулся, прежде, чем исчезнуть.

— Как именно он исчез?

— Да как будто в воздухе растворился, а перед тем руку за пазуху сунул. И, знаете, мне потом показалось, что снизу, под балконом, что-то стукнуло. А, может, это уже кто из наших на выстрелы прибежал. Дама та, она как раз возле огородика умерла, в кукурузе. А убийца, видать, на крыше давно затаился, мы-то с Лиз с самых сумерек сидели.

Джейкоб снова смутился, но, кажется, бояться перестал.

— А что делала на улице Аманда Круп? В такое время?

— Да кто ж ее знает. Странная она какая-то была. Вроде как улыбается тебе, а в глазах… как будто геккон на тебя уставился — холодно так, не мигая.

— Она давно приехала?

— Накануне. Старик… ну, мистер Миллер, ей даже отдельную комнату отвел, на первом этаже — вроде ведь хозяйка, и всё такое, а тут ее дом заняли. Но она сразу сказала, что к нам не в претензии, только хочет свое забрать. Я ее в подвал тогда и проводил, там и оставил. Ну, вроде как попрощаться.

Джейкоб зябко повел плечами и Нора ему даже посочувствовала. Именно в подвале особняка когда-то бесславно погиб Теодор Круп — единственный гуль, что остался разумным и попытался справиться с одичавшими родственниками. В общем, для поселенцев место наверняка до сих пор оставалось зловещим.

— А потом, — продолжил Джейкоб, — она вернулась. Злющая! И все спрашивала, разбирается ли кто в компутерах. Ну, мы-то откуда… мы ж люди простые.

— А для чего ей был нужен помощник, не сказала?

— Сказала, — мотнул паренек нечесанной головой, — дескать, старый пароль не подходит, а ей туда залезть срочно надо. Может, она и ночью к этому своему компутеру ходила, а, может, по нужде вышла, кто ж теперь разберет…

— Ясно, спасибо, — Нора задумчиво уставилась в окошко.

Паренек приподнялся, с опаской на нее покосился и, не дождавшись реакции, поспешно утопал куда-то в дом.

А Нора усиленно вспоминала, что же именно могло понадобиться убитой в терминале. Ведь тогда именно Нора его взломала, и даже заново запаролила — так, как поступала со всеми терминалами из соображений безопасности. Но вот припомнить, что же такого важного там было кроме личного дневника Теодора, так и не смогла.

Она раздраженно поправила закрученные в прическу волосы и, поднявшись, отправилась отчитываться своему временному шефу.

 

Валентайн, судя по всему, с осмотром закончил. Стоял возле дома, с сигаретой в зубах, и наблюдал, как поселенцы снова — на этот раз окончательно — закапывают жертву.

Услышав шаги, повернул голову и, отбросив окурок, поспешил навстречу:

— Как успехи?

— Есть кое-что. Пойдем, по дороге расскажу.

Не уточняя, куда, Ник с заинтересованным видом потянулся за напарницей.

— Значит, так. Касательно личности убийцы — это точно не гуль. Парнишка столкнулся с ним нос к носу, и это не просто оборот речи — нос у стрелка точно имеется. И еще усы.

— Занятно, — Валентайн придержал входную дверь перед Норой:

— Если это, конечно, не маскировка.

— Вряд ли, — Нора благодарно кивнула и, стащив по дороге парочку мокрых мутафруктов со стола, машинально отдала один Валентайну. — Не думаю, что кто-то настолько хорошо владеет гримом, чтобы обмануть зрителя при близком контакте.

— Если только он не гример. — Ник невозмутимо сунул плод в карман куртки.

— Да ладно, как-то это сложно даже для мастера-профи. — Она вонзила зубы в брызнувшую соком терпкую сладость. — И зачем? Тем более, если он, похоже, вовсю пользуется стелс-боями?

— Уверена?

— Ну, или какой-то его модификацией, не такой громоздкой, как обычная. Очень уж картина, описанная Джейкобом, похожа на то, что кто-то мгновенно уходит в невидимость.

— Впрочем, я что-то подобное и предполагал, — кивнул Ник и, хмыкнув, принялся спускаться за ней по подвальной лестнице:

— Странно только, что он так глупо засветился перед свидетелями… А в подвал мы зачем?

— Наша дама что-то настойчиво искала в терминале, но ожидаемо наткнулась на мой пароль и осталась не у дел.

— Отлично, — оживился Валентайн, — что бы там ни было, эту рыбку мы сейчас точно поймаем.

Тяжелая дверь натужно заскрипела, пропуская гостей в темноту, в смрад застоявшейся воды и разлагающегося мусора. Нора щелкнула фонариком пип-боя и заслонила нос рукавом.

— Не знаю, Ник… — хлюпая жижей под ногами, она пошла в дальний угол подвала. — Я не помню, честно говоря, чтобы там было что-то важное.

— Посмотрим. — Валентайн коршуном бросился к терминалу и завис над ним, тыкая в клавиши. Нора с интересом присела на краешек стола.

— Так. Угу. А-ага… — бормотал себе под нос синт, а после что-то тихо звякнуло, и Ник возмущенно посмотрел на компаньонку:

— Пароль "1-2-3-4-5-Сартон"? Ты это серьезно?

— Я всегда такой ставлю! — возмутилась та.

Валентайн картинно закатил глаза. В темноте подвала это выглядело откровенно жутковато.

— Всегда? Тебе, похоже, просто сказочно везет на тупых взломщиков.

— Ни-ик, не нуди! Всегда прокатывало. Давай, лучше поглядим, что там.

— Надо будет определенно за тобой приглядывать, — продолжал ворчать Валентайн.

— Согласна, — сладким голосом отозвалась Нора:

— Я как раз собиралась завести себе личный терминал в Институте. В консультанты пойдешь?

— Язва. Так, смотри, вот тут. — Ник ткнул пальцем в монитор, и Нора, наклонившись, увидела беспорядочное нагромождение символов, занявших половину экрана.

— М-м… — озадачилась она, — битый файл?

— Нет. Здесь явно прослеживается некая структура. Это шифр, детка. И я его разгадаю!

— Быстро?

— М. Нет. Или да. Не знаю… — пальцы Валентайна снова запорхали над клавиатурой, и Нора, вздохнув, слезла со стола и пошла обратно. Дозваться сейчас одержимого хакерской задачей синта было нереально. А уж ждать результатов в подвальном амбре и вовсе было выше человеческих сил.

Она успела перекусить на залитой солнцем кухоньке в компании двух немолодых женщин. Те по большей части молчали и косились недоверчиво. Потом перебрала рюкзак, проверила патроны, еще раз почистила оружие. Потом зачем-то снова наведалась на балкончик, представляя себе картину убийства. Солнце уже вовсю приближалось к зениту, украшая волны залива разноцветными пайетками, а Валентайна все не было.

Наконец, Нора не выдержала. Подхватила рюкзак и оружие и пошла обратно в подвал. Ник стоял над терминалом неподвижно, и она даже забеспокоилась:

— Эй, ты там не заржавел, часом?

— Перегружался, извини. Придется покопаться еще — шифр сложный, требуется время.

— Извини, Ник, но времени-то у меня как раз сейчас и нет. Нужно узнать, до чего они там договорились. Коллеги. — Она грустно усмехнулась.

— Прости, что задержал. — Валентайн подошел ближе. — Ты, давай, будь поосторожнее.

— Конечно. Удачи тебе. — Нора похлопала синта по плечу и вздохнула: — Ты потом в контору?

— Да. Еще нужно связаться с родственниками этой Круп, возможно, допросить. Дел по горло. Да, и я помню насчет Амари. Кстати, ведь из Института пип-бой ловит нашу станцию? Если вдруг что срочное, оставлю тебе сообщение.

— Будешь вопить в эфир, что вычислил Патриота? — Нора рассмеялась.

— Попрошу Тревиса крутить ту самую песенку — что тебе так нравится, про бродягу — но только по моему сигналу. Так что, если услышишь, сразу поймешь, что для тебя есть что-то важное.

— Договорились. И вот еще, что, — Нора стянула с плеча оружие и решительно сунула в руки Валентайну:

— Держи. Во избежание встреч с ярыми поклонницами.

— Но это же твоя любимая игрушка… — Ник хмыкнул и сделал шаг назад:

— Детка, ты заболела?

— Не нуди. — Нора практически силком впихнула в руки синту ПП:

— Я-то прыгну телепортом, а тебе снова тащиться до города, еще и безоружным. Держи, говорю! Зато у меня теперь точно будет повод поскорее вернуться, пока ты не сломал мою девочку.

— Договорились, буду аккуратен. — Ник с серьезным видом кивнул, а Норе вдруг стало снова грустно.

— Ну всё, удачи! — она поспешно вогнала в пип-бой координаты Института, помахала Валентайну и привычно нырнула в бело-голубое сияние телепортации.

 

 

 

На этот раз Нору никто не встретил и, откровенно говоря, ее это устроило. Она спокойно поднялась в свою комнату, приняла душ, переоделась, а после отправилась прямиком в кабинет к Элли Филмор.

Увидев нового директора, миссис Филмор оторвалась от бумаг, которые просматривала, стоя у стеллажа, и удивленно подняла брови:

— Добрый день, миссис Сартон, чем обязана?

— Надеюсь, не помешала? Элли, вы подготовили расчеты, о которых я просила позавчера?

— Да… но… а почему вы обращаетесь ко мне, а не к доктору Айо?

— Мы могли бы поговорить… в более приватной обстановке? — Нора выразительно глянула на дверь, из-за которой доносились голоса сотрудников отдела.

— Хорошо, — сухо согласилась Элли. — Я все равно собиралась перекусить.

Она захлопнула папку, поставила ее на полку и приглашающе кивнула гостье.

В кафетерии было пусто — время обеда давно прошло, да и здешняя еда, если честно, не располагала к длительному ее смакованию. Даже процесс принятия пищи в Институте, казалось, был подчинен исключительно полезности и сообразности выживанию, а отнюдь не получению удовольствий. Нора взяла себе банку дистиллированной воды и уселась напротив Элли.

— Так почему ко мне? — шурша упаковкой с пищей, повторила миссис Филмор.

— Считайте, что я следую совету Шона. — Нора развела руками и грустно улыбнулась:

— Как, кстати… всё прошло?

— Очень… тепло. — Элли вздохнула:

— Мы решили воздвигнуть стелу в его честь.

— Хорошая новость…

Нора помолчала, понурившись, крутя в руках банку с водой. Сделала глоток и тряхнула головой, собирая волю в кулак. Поймала короткий взгляд Элли:

— Простите.

— Я понимаю, — вздохнула та. — Если бы что-то случилось с моим сыном, я бы, наверное, вообще не смогла работать.

— У вас чудесный мальчишка. — Нора улыбнулась, вспомнив рыженького озорника Квентина:

— Уверена, как мать, вы, конечно, хотите для него лучшей судьбы. И наверняка боитесь перемен, которые несет мое появление.

— Откровенно говоря, да…

Миссис Филмор отложила ложку и испытующе уставилась в лицо Норе.

— А знаете, что было на той записи? — негромко отозвалась та. — Шон просил меня всеми силами уберечь своих людей; он действительно искренне любил вас всех. Так же, как я люблю тех, кто остался на поверхности. Понимаете, Элли, они ведь там тоже живые. Так же боятся за своих детей, так же надеются на лучшее, и я встречала очень многих, в ком до сих пор, несмотря на тяжелую жизнь, сохранились достоинство и человечность. Элли, я очень хочу сберечь всех — и здесь, и там. И очень хочу, чтобы вы мне в этом помогли. А доктор Айо… мне кажется, нам просто нужно больше времени, чтобы понять друг друга. Откровенно говоря, потому я и попросила вас вместе с ним заниматься расчетами.

— Я… постараюсь, — Элли медленно кивнула: — Но только до тех пор, пока не почувствую угрозу благополучию Института.

— Я тоже постараюсь, чтобы в выигрыше остались все. Можно, я буду и впредь обращаться к вам, чтобы совместно находить решения, которые устроят обе стороны?

— Да, конечно, — Элли коротко улыбнулась. — Это для меня весьма… ответственно.

— Вы умная женщина, я уверена, что справитесь. Давайте, для начала обсудим, чего же вы там насчитали.

— А знаете, получилось интересно. Оба варианта развития вышли почти равнозначными по финансированию. Правда, предложенный вами немного дешевле.

— Я тут что подумала… — Нора колупнула пальцем изящную эмблему Института, красовавшуюся на этикетке банки:

— Разворачивать сразу какие-то масштабные операции — это ненужный риск. И для нас, и для людей наверху. К тому же, любая теория должна подтверждаться практикой. Поэтому я хотела предложить своего рода эксперимент. У меня на примете есть одно поселение, которое тоже находится под патронажем минитменов. Но оно не совсем обычное — Грейгарден, возможно, вы слышали?

— Боюсь, что не в курсе.

— Это остатки экспериментального ботанического сада, полностью контролируемого роботами класса "Помощник". Мы могли бы для начала взять под свою защиту именно его и понаблюдать, как отнесутся к такому варианту сотрудничества соседние поселения. Полагаю, роботы нашим синтам особых проблем не доставят, мы же, в свою очередь, могли бы свободно воспользоваться тамошними наработками. Минитменов я предупрежу, и на всякий случай оставлю в поселении кого-то из надежных людей. На случай непредвиденных контактов с местными.

Элли удивленно покачала головой и тепло улыбнулась:

— Кажется, я поняла, от кого Отец унаследовал тягу к исследованиям. А позвольте уточнить, какие именно ботанические изыскания проводились в этом саду?

— Усовершенствование съедобных культур, насколько я поняла. Селекция. Изучение удобрений. Я не очень хорошо разбираюсь в ботанике, но смею вас уверить, мутафрукты у них — что надо.

— О, полагаю, Клейтон будет в восторге! — глаза миссис Филмор лукаво сверкнули: — И я вполне могла бы поделиться с ним новостью в обход бюро робоконтроля.

— Спасибо, Элли! — Нора потянулась и благодарно пожала ее тонкое запястье. — Сможете передать доктору Холдрену, чтобы разработал план эксперимента? А потом готовые результаты мы представим доктору Айо и запросим группу синтов для поддержки.

— Передам. Полагаю, Клейтон обрадуется еще и тому, что отдел бионаук наконец-то будет задействован в таком полномасштабном проекте. Что-то еще?

— Хм… — Нора задумалась. Она помнила о том, что просила доктора Ли подключиться к поискам разработок препарата, которым Братство надеялось повысить сопротивляемость к радиации. Вернее, не Братство, а один конкретный скриптор. Но это, видимо, стоило обговаривать лично с Мэдисон. А еще ей не давала покоя то и дело всплывающая мысль об агенте Подземки.

— Послушайте, Элли… помните, я просила сводки по андроидам?

— Да, конечно, всё уже перебросили на терминал От… ваш личный терминал. Мы полагали, вы вскоре захотите приступить к работе и уже подготовили директорский кабинет. Там все перечни по моделям, категориям, а также приписки к местам эксплуатации.

— Отлично. — Нора отставила пустую банку. — Значит, прямо сейчас их и погляжу. Еще раз благодарю вас, миссис Филмор.

— Пожалуйста. — Элли кивнула, а потом в глазах ее промелькнуло сомнение:

— Да, еще мы готовим отчет по работе реактора…

Нора грустно улыбнулась:

— Вы же сами прекрасно понимаете, что в этой сфере мне, мягко говоря, далеко до Шона. Всё, что касается научных разработок, я с чистой совестью вверяю вам и другим руководителям отделов. Мне достаточно будет знать, если вдруг возникнут проблемы, и Институт станет нуждаться в чем-то, с чем я действительно смогу помочь.

— Вы правы, — Элли кивнула, а потом мягко добавила:

— Удачи вам, директор.

 

 

Нора медленно вошла в кабинет и прислонилась к стене, оглядывая помещение. Здесь всё осталось как при жизни Шона — белоснежный стол, стеллажи, книги, тонкие искусственные цветы в вазах. Нора со вздохом подумала, что вряд ли сможет поддерживать такой порядок, какой был при сыне. Шон, даже будучи смертельно больным, оставался педантично-аккуратным и всегда выглядел безупречно.

Она пошла по комнате, касаясь обстановки кончиками пальцев, будто приручала дикое животное. Остановилась напротив комода, на котором лежали два сложенных халата, и тяжело сглотнула, узнав в одном из них лабораторный халат Шона. Дрогнувшими руками взяла его и зарылась лицом. Пахло чистотой и совсем немного моющим средством. Даже легкий запах сигарет, который обычно сопровождал ее сына, исчез.

Нора подняла голову и, выдвинув ящик комода, бережно уложила в него халат. У нее, пожалуй, не хватит духу как ни в чем не бывало его надеть. Он всегда будет принадлежать Шону, а Нора никогда не сможет заменить собой Отца для сотрудников Института.

Она уселась за терминал и постаралась сосредоточиться на работе. Честно говоря, Нора и сама толком не знала, что искала — перед глазами проплывали десятки личных файлов с номерами серий, именами. Синты разных моделей и поколений: постоянно действующие в Институте, собиратели на поверхности, охотники, покинувшие Институт, возвращенные. Какие-то записи были совсем короткие, какие-то подробные, с перечнем исследований, проводимых над андроидами. В целом, списки ее впечатлили и помогли еще раз удостовериться, что она поступила правильно, отказавшись уничтожать уникальные технологии. Правда, радости это особой не принесло, зато добавило беспокойства: сможет ли Нора удержать в руках эдакую махину и направить ее энергию в мирное русло?

Что же касалось Патриота — то чем дальше, тем больше версия с синтом, внедренным Подземкой в Институт, казалась ей надуманной. Если Дез с соратниками и задействовали сбежавшего когда-то андроида, тому по возвращению всё равно бы стерли память. Оставалось только допустить, что кто-то из синтов, выходящих на поверхность, сам пошел на контакт. Но тогда это был либо охотник, в котором проснулось самосознание, либо кто-то из подмененных Институтом андроидов умудрялся быть двойным агентом.

Нора устало потерла глаза. Нет, без информации из Добрососедства, от доктора Амари (если таковая вообще существует), решить эту задачку будет сложно. А потом ей пришла в голову мысль, что, возможно, за время своих контактов с Подземкой Норе и самой приходилось сталкиваться с тем, кто скрывается за именем “Патриот”. Если бы посмотреть лица… в отделе высших систем, который отвечает за разработку синтов, наверняка хранятся документы и фотографии. А значит, визит к Мэдисон Ли придется как нельзя кстати. Единственное, в чем сомневалась Нора — это каким образом попросить у Мэдисон документацию, чтобы не выдать агента. Раскрывать синта и обрекать на очередное уничтожение личности не хотелось. И тут ее осенило.

Нора решительно встала, отключила терминал и отправилась в отдел высших систем.

  • Серое небо и черные руки деревьев / MarkGugo
  • 3 / Песня осени / Лисовская Виктория
  • Новогоднее рандеву или сон в зимнюю ночь / Истории села Сказочное / Katriff
  • Медянская Наталья - Ура, каникулы! / Собрать мозаику / Зауэр Ирина
  • Выбор / Путевые заметки - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Ласточкин хвост / Поворот ключа / Пышкин Евгений
  • Сердце / Белка Елена
  • Сила раднара / Вдохновение / Алиэнна
  • В шоколаде / В ста словах / StranniK9000
  • КРЕСТ ПОБЕДЫ / маро роман
  • Шальная злость / Приватные сказки / Знатная Жемчужина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль