Глава семнадцатая, в которой случается нежданная встреча / Лунный ветер / Бука
 

Глава семнадцатая, в которой случается нежданная встреча

0.00
 
Глава семнадцатая, в которой случается нежданная встреча

На большом представлении в шапито, куда меня повели остальные, я сидела, точно во сне. Передо мной прыгали через огненные кольца дрессированные звери, акробаты танцевали на канатах, а иллюзионисты разворачивали фантастические зрелища, обращая шляпы зрителей в тропических птиц или создавая вокруг морок морского дна, срывая бурю аплодисментов; но я видела перед глазами не это, а шатёр баньши и видения, представшие моему взору в хрустальном шаре — кружившие голову вихрем догадок и вопросов, на которые я пока не находила ответа, — и сквозь цирковой шум пробивалось эхо вещих слов.

«Ты его не спасёшь. И никто не спасёт». Я мантрой твердила это про себя, но яснее смысл пророчества не становился. Кто этот неведомый «он»? Гэбриэл? Том? Судя по сцене с клеткой, вероятнее второе. Но что за клетка, и что значат остальные видения? Очевидно, один из вариантов моего будущего предполагал счастливый брак, в котором мне предстоит носить фамилию Форбиден; однако другие…

Вспомнив о видении про кладбище, я покосилась на Элизабет. От бледности, покрывшей её лицо в шатре мисс Туэ, не осталось и следа, и представление она смотрела с живым интересом.

Ей грозит опасность. Уже в эту ночь, или в следующую: прежде, чем луна пойдёт на убыль, и прежде, чем циркачи уедут из Хэйла. Должно быть, мисс Туэ предупредила её об этом, потому Лиззи и вышла от предсказательницы столь задумчивой. Впрочем, она явно не считала грозящую ей беду такой уж серьёзной, если теперь позволяла себе вместе со всеми увлечённо наблюдать, как четверо пушистых белых котов танцуют контрданс под зорким взором дрессировщика … но если вдруг ей грозила скорая смерть, баньши ведь не могла ей об этом сказать.

Мысли об Элизабет даже вытеснили из моей головы раздумья о собственной судьбе. Наверное, потому что это видение было единственным, не оставлявшим места для мучительных догадок и предположений, и сейчас мне проще было думать о нём. И потом, с проблемами нужно разбираться по мере их поступления, верно? Раз РазРазэтому событию явно суждено произойти раньше других…

Словом, из-за всех этих раздумий оконченное представление я покидала в расстроенных чувствах, на все вопросы отвечая рассеянно и невпопад. И когда мы проводили Элизабет к дому — Гринхаузы жили совсем неподалёку от места, где теперь пестрили шатры циркачей, и из окон их открывался бы вид на кладбище, если бы его не загораживал храм, — легче мне не стало. Собственное бессилие раздражало меня; но в самом деле, что после визита к баньши могу сказать ей я? И что могу сделать? В том видении мы с Рэйчел были рядом, однако я понимала: единственным разумным решением будет забыть о том, что я видела, и провести обе следующие ночи в безопасности моей постели в Грейфилде. Кто бы — или что — не угрожало Элизабет, в борьбе с этим мы всё равно ей не поможем. Бежать к мистеру Хэтчеру и говорить про гадание? Но мне велят идти домой и не верить циркачам-шарлатанам, и бросать читать свои страшные сказки…

Погружённая в эти мысли, я мерила шагами сухую и пыльную дорогу, уводившую нас обратно к Грейфилду. Золото закатных облаков сияло на густеющей небесной синеве; с одной стороны уютно пыхтели дымоходами жилые дома — я видела лишь крыши, возвышавшиеся над густыми садами, закрывавшие своим хозяевам вид на последнее пристанище мёртвых, — с другой темнели булыжники кладбищенской ограды. Сюда мы добирались пешком, благо путь от Грейфилда до Хэйла был совсем недолгим, и возвращаться от дома Элизабет нам снова пришлось мимо кладбища. У Рэйчел хватало тактичности не мучить меня вопросами и разговорами: она видела, что мне явно не до того, так что молча вела меня под руку. Впрочем, раздумья не помешали мне краем глаза заметить человека в чёрном, вышедшего с кладбища как раз в тот момент, когда мы проходили мимо.

И поскольку этого человека я бы узнала, наверное, где угодно и как угодно, — я остановилась ещё прежде, чем он замер, увидев меня.

— Мистер Форбиден! — обескураженно вымолвила я.

Его замешательство длилось всего секунду. Одну бесконечно длинную секунду, которую мы смотрели друг на друга.

Затем он, как ни в чём не бывало, подошёл ближе — и, учтиво приподняв шляпу, склонил голову.

— Мисс Лочестер. Мисс Лестер… и мисс Лочестер. — Он посмотрел на Рэйчел, и та застенчиво опустила глаза: не выдержав того взгляда, который так легко встречала я. — Смотрю, в цветнике вашей прелестной женской компании прибавилась новая роза?

Эмили смущённо и глупо хихикнула, — и видение окровавленного тела Элизабет у могилы Элиота встало перед моим внутренним взором так ясно, точно меня вновь окружил белый туман.

Что ему понадобилось на хэйлском кладбище? Как раз перед тем, как там должно случиться что-то страшное?..

— Позвольте вас представить. Мисс Рэйчел Кэлтон, — радостно прощебетала Бланш. — Рэйчел, это мистер Гэбриэл Форбиден.

Рэйчел, всё же подняв глаза, кинула на собеседника долгий взгляд из-под ресниц.

В ответ тот улыбнулся.

— Вид моей скромной персоны оправдал ваши ожидания, мисс Кэлтон? — мягко и насмешливо осведомился он.

Взгляд Рэйчел окрасило удивление.

— Полагаю, со вчерашнего дня вы успели многое обо мне услышать, — отвечая на её немой вопрос, небрежно добавил Гэбриэл. — Правда, что бы вы ни услышали, не думаю, что этому стоит верить. Юным экзальтированным особам свойственно преувеличивать как мои недостатки, так и мои достоинства. — Слегка насмешливо посмотрев на Бланш, он наконец снова обратил взор на меня. — Вы что-то непривычно молчаливы сегодня, мисс Лочестер. Надеюсь, случившееся в Хепберн-парке не слишком вас подкосило?

Никто другой не прочёл бы в его словах, что в виду имеется вовсе не встреча с каторжниками. Никто другой не различил бы за иронией в его взгляде и голосе необычную пытливость, а ещё — тень чувства, совершенно ему несвойственного. Чувства, похожего на… тревожность?

Что ж, это можно понять. Ведь мы расстались на том, что он будет ждать моего решения, — а сейчас я наверняка смотрю на него так, словно он держит в руках окровавленный мясницкий тесак.

Мне совершенно некстати вспомнилась сцена в каюте, увиденная мною в шаре, и щёки мои полыхнули жаром… но я не опустила глаз.

— Благодарю за беспокойство. Со мной всё в порядке, — проговорила я тихо. — Можно узнать, что вы здесь делаете?

— Осматриваю местные достопримечательности. На кладбищах, знаете ли, встречаются такие любопытные памятники… произведения искусства. Подталкивают к работе мысли и размышлениям о вечном.

Тон его остался восхитительно небрежным, но едва ли мне удалось успокоить его или обмануть.

Как ему определённо не удалось обмануть меня.

— Позвольте поблагодарить вас, — наконец справившись с собой и вернув себе дар речи, сказала Рэйчел, сверля Гэбриэла изучающим взглядом. — За то, что вы спасли Ребекку.

— Священный долг джентльмена — выручить прекрасную даму, попавшую в беду. — Он отступил на шаг. — Кажется, вы направлялись домой? Не смею более вас задерживать.

— Если вы интересуетесь захоронениями, в крипте под храмом потрясающие древние саркофаги, — не обратив на его слова никакого внимания, посоветовала Бланш. — Там погребены многие жрецы, служившие в Хэйле. И туда пускают посетителей… днём, пока храм открыт. Сейчас уже поздно, но вы можете зайти туда завтра.

— Там так жутко! — Эмили даже сейчас передёрнуло, хотя единственный наш визит в крипту — мы спускались туда все вместе, — состоялся много лет назад. — Темнота и холод, и странные шорохи, и кажется, будто мёртвые шепчутся во мраке…

— Но гробницы у них красивые, — беззаботно возразила Бланш. — На крышках высечены из камня их фигуры в полный рост, и очень искусно.

— Тем страшнее!

— Крипта, говорите? — мистер Форбиден в задумчивости провёл пальцем по своим губам. — Благодарю. Определённо туда загляну. — Лицо его было непроницаемо. — Идите. Уже смеркается, а вам стоит вернуться домой до темноты.

— Хотите сказать, нам есть, чего опасаться? — стараясь ничем не выдать своего волнения, заметила я.

Уголки его тонкого рта дрогнули в намёке на улыбку.

— Вы и сами прекрасно знаете, мисс Лочестер. В темноте творятся странные и страшные вещи. И такие очаровательные девы, каких я имею счастье видеть перед собой, больше других рискуют подвергнуться в ней… всякому. — Он вновь невозмутимо приподнял шляпу, прощаясь. — Прекрасного вам вечера.

Бланш с Эмили, послушно отвернувшись, продолжили путь, и Рэйчел потянула меня за собой, но моя рука выскользнула из её пальцев.

— Иди, — коротко бросила я. — Я сейчас.

Подруга выразительно вскинула бровь. Затем, ничего не сказав, всё же зашагала следом за остальными.

— И что же в действительности вам понадобилось на кладбище? — негромко спросила я, когда Рэйчел отошла достаточно далеко.

Он лишь рассмеялся, тихо и коротко: одобряя и поощряя мою проницательность, но не собираясь давать ответ. Оборвав смех, едва заметно склонил голову к левому плечу, глядя на меня так, что мне снова стало жарко.

— Даже не знаю, благословение это или проклятье — то, что мы с вами всё время поджидаем друг друга на пути. — Я так и не поняла, чего в его отстранённом голосе больше: печали или веселья. — Все имеют право на свои секреты, Ребекка. Вы храните от близких свои, я — свои.

Почему мне до боли хочется шагнуть к нему, сократив разделяющее нас расстояние, кажущееся таким ненужным и досадным? Даже сейчас, когда на краю сознания вертятся мысли, которым следовало бы повергнуть меня в ужас?..

— Для истинно близких секретов существовать не должно, — вымолвила я.

— Так и есть. Но наше время открывать свои секреты ещё не пришло.

— Как и близости, видимо?

— Как и близости. — Улыбка ушла из его мягкого взгляда ещё прежде, чем пропала из голоса. — Если вы думали, что мы с вами действительно близки, вы не совсем представляете глубину пропасти, которая нас разделяет.

— Но доверие помогло бы перебросить через неё мост, не считаете?

Он помолчал, созерцая меня словно бы оценивающе.

— Когда мы встретимся в следующий раз, я отвечу на все вопросы, которые у вас хватит смелости задать, — сказал он затем. — Обещаю. — Отрывисто кивнув на удаляющихся девушек за моей спиной, круто, на каблуках повернулся — и последние слова бросил уже через плечо. — Идите домой. Если не ошибаюсь, вам всё ещё есть, над чем подумать.

Пару секунд я смотрела, как он идёт по направлению к храму: туда, откуда мы пришли, где недавно распрощались с Элизабет.

Потом, тоже отвернувшись, поторопилась за сестрой и подругами. Не оглядываясь, кусая губы.

Зачем ты ходил на кладбище, Гэбриэл Форбиден? Неужели ты тоже знаешь о нападении, которому суждено вскоре там произойти?

И если ты не тот, кто нападёт — что было бы так логично, учитывая чёрного волка под моим окном и все мои подозрения, но во что мне совершенно не верится, или просто не хочется верить, — то откуда?..

  • С Натальей Гороховой и Павлом Михайловым / Одной дорогой / Зауэр Ирина
  • Ушедшим / Стихи 2017 / Лисовская Виктория
  • Чёрно-белое - Паллантовна Ника / Теремок-2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Танцовщица / Framling
  • Валентинка № 82 / «Только для тебя...» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Касперович Ася
  • Поход в Прованс / Путевые заметки - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Сказка о долге / Баллады, сонеты, сказки, белые стихи / Оскарова Надежда
  • Сон в душную ночь / Фри Иди
  • Олег Павловский: диалоги / Дневник Птицелова. Записки / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Афоризм 292. Гений. / Фурсин Олег
  • О непостоянстве и любви / Баллады / Зауэр Ирина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль