Глава 10. Сговор и заговор / Брызги рассвета / Алова Ника
 

Глава 10. Сговор и заговор

0.00
 
Глава 10. Сговор и заговор

Я смотрела на ночную дорогу. Моросил дождь. Владислав уверенно вел машину по вечно бессонному городу. Никаких больше автомобилей среднего класса, теперь это был шикарный «Мерседес». Но кожаные салоны я все равно не любила, потому поймала себя на мысли, что в той скромной «Mazda» мне было уютнее, что ли.

— Могу снова стать котом, если хочешь, — безразлично предложил демон.

— Не обязательно. Все равно я уже знаю, что ты не кот.

Мы помолчали. У меня из головы не выходили мысли о Матвее. О том, что он все равно рано или поздно выберется оттуда, куда его послали демон с вампиром. И тогда мне несдобровать, если я ничего не придумаю раньше.

— Советую утром потребовать созыва Совета магов, — предложил Влад. — Расскажи им об угрозах Матвея. И да, никому не рассказывай о демоне. Если только Елене.

Я обернулась, чтобы посмотреть на Веарата. Тот сидел, откинувшись на спинку сиденья и закрыв глаза.

— Матвей расскажет.

— Ну да, — хмыкнул Влад. — Так он и признается, что угрозами пытался затащить тебя в постель, да еще и напал на меня. Будет вопить, что не был, не состоял, не привлекался, и в быту скромен.

У меня вырвался нервный смешок.

— Какой тогда смысл созывать Совет?

— Да никакого, — невесело отозвался вампир, сворачивая на какую-то маленькую улочку, чтобы объехать большую аварию, угрожающим красным знаком пульсирующую на дисплее навигатора. — Хотя бы потом, в случае чего, будешь иметь возможность заявить, что ты уже говорила, а тебя не послушали.

Снова повисла пауза. Я перебирала невеселые мысли. Зря надеялась, что после вампирской коронации заживу спокойно. Похоже, с этого мои проблемы как раз и начались. А раньше была только разминка.

— Он отомстит. Сделает что-нибудь с мамой или сестрой, как и обещал, — мрачно буркнула я, наконец, после долгого напряженного молчания.

Тем временем, мы уже приближались к дому Елены, если, конечно, я правильно запомнила дорогу. Влад сосредоточенно смотрел вперед, положив обе руки на руль. Не иначе, о чем-то думал. О чем-то неприятном, судя по сжатым в линию губам.

— Не станет, — неожиданно подал голос демон. — Не сейчас, во всяком случае. Пока он считает, что Владислав тобой манипулирует, и не захочет стать в твоих глазах врагом. Скорее уж, пойдет на попятный, явится с извинениями и будет убеждать не доверять вампиру.

Влад остановил машину перед знакомыми воротами. Похоже, вампира знали здесь еще лучше, чем Андрея, ему даже сигналить не пришлось. Створки расторопно и приветливо распахнулись. Проезжая ворота, Влад опустил стекло и сунул вышедшему из будки охраннику что-то в руку.

— Спасибо, Никита.

— Рад стараться, Владислав Игоревич, — расслышала я сквозь шорох гравия под колесами.

— А тебя тут хорошо знают, — усмехнулась я.

— Здесь дом отца, — пожал плечами Влад и тут же выругался, угодив колесом в глубокую выбоину.

— Вампирский король, Верховная Ведьма… такой контингент обитателей. Чего дорогу никто не отремонтирует? — не менее сердито поинтересовалась я, потирая ушибленный об дверцу локоть.

— Видишь ли, — усмехнулся вампир, ловко объезжая следующую яму, — В этом поселке живут в основном вампиры и маги. Но два дома все-таки достались обычным людям. Мы хотим, чтобы они съехали. Для их же безопасности, между прочим. А они уперлись. Вот и воюем потихоньку. Дорогу не ремонтируем, например.

Я невольно рассмеялась. Вампиры и маги, живущие сотни лет, оказывается, бывают мелочными и упрямыми не хуже людей. Просто детский сад какой-то.

— А чего тут веселого? — не понял Влад. — Мало ли, налетят ренегаты или дикие обращенные. Представляешь, сколько будет проблем, если люди угодят в такую заварушку?

— Дикие обращенные? — не поняла я. — Так зачем вы их плодите?

— Элла, — подал голос демон. — Они плодятся самостоятельно. Ты что, так и не поняла? Истинные вампиры просто другая раса, и размножаются они так же, как и люди, только не такими быстрыми темпами. А обращенные появились в результате неудачного некромантского эксперимента. Этакие кровососущие живые мертвецы. И себе подобных они создают сами. Кого-то насильно, но в основном по добровольному согласию. Дураков на свете хоть отбавляй.

Припомнив всегдашнюю популярность фильмов и книг про вампиров, за последнее время достигшую буквально пандемических масштабов, я невесело усмехнулась. Даже сама не особо удивилась, угодив в компанию клыкастых кровососов, чего уж говорить про фанатов? Для них такая встреча — сбывшаяся мечта всей жизни. Интересно, кстати, не сами ли вампиры эту моду создали? Последний вопрос я брякнула вслух. Влад скривился.

— Еще чего, — буркнул он. — Нам самим это очень не нравится, знаешь ли. Всем интересно, все что-то ищут. А если будет искать миллион психов, однажды кто-то что-то может и правда найти. И этот самый миллион ему поверит. Вот за обращенных не скажу, среди них больных на голову хватает. Таких и называют дикими.

— Обращенные, — подхватил демон, — это что-то вроде секты. У них свои законы, правила жизни и приема новичков. Весьма строгие, кстати. Но случаются, так скажем, накладки. Возникают гнезда тех, кто не может или не хочет себя контролировать.

Мы уже подъехали к дому Елены, но я не собиралась так запросто сдаваться. Коли уж открыли рты, пускай выкладывают. Хотя бы уже потому, что те обращенные, которых я видела, на зомби совсем не походили. Производили впечатление вполне себе мыслящих, порой даже здраво, существ.

— Нет, они не все сумасшедшие. Только некоторые, — коротко ответил Влад, глуша двигатель. — Как и все люди. Колдуны вот тоже есть больные на голову. Ренегаты, например. Идем уже, Елена ждет.

Елена в самом деле уже вышла на крыльцо, зябко кутаясь в шаль. Как будто ждала, что мы появимся. Хотя, скорее всего, ее просто предупредила та самая охрана, которую я не видела, но чувствовала буквально кожей. В подтверждение этой мысли между деревьями снова промелькнула тень.

— Идем, — позвала я демона, обернулась и увидела на заднем сиденье жмурящегося кота. Опять.

 

* * *

Рухнув на знакомую уже кровать, я с наслаждением потянулась всем телом. Елена села в кресло, запахнув шаль. Кот вспрыгнул на стол и свернулся там уютным клубочком.

— Не думала, что демоны приставят к тебе стража, — усмехнулась ведьма, покосившись на него.

— Мне повезло, — криво улыбнулась я в ответ.

— Значит, Матвей угрожал и тебе.

Я фыркнула, зарываясь лицом в подушку. Нервное напряжение схлынуло, зато начинала наваливаться усталость. Сказать по правде, сейчас мне не хотелось говорить о Матвее. И вообще говорить не хотелось. Спать, спать и только спать. И чтобы в следующие минут этак триста не думать ни о каких матвеях и иже с ними.

— Ты должна, наконец, принять силу Верховной.

Нет. Именно об этом сейчас думать хотелось еще меньше, чем о Матвее. Легко сказать — принять силу. Они что, думают, это совсем запросто? Пойти вот и буквально с первым встречным… Проклятье, я всегда знала, что однажды сделаю это, но никогда не предполагала, что это станет моим долгом.

— Неужели так сложно? — удивилась Елена. — Ты же современная девушка.

Последняя фраза меня добила. Несмотря на усталость, я вскочила с кровати и нависла над ведьмой, решительно уперев руки в бока.

— Несложно, говорите? — голос сорвался в крик, пришлось перевести дыхание, прежде чем высказать остальное накипевшее:

— Просто, да? Да, просто. По пьяни, по глупости, по большой и чистой любви в три часа длиной — запросто! Только вы ведь меня берегли от всего этого. А теперь я сама не хочу просто. Я теперь чуда хочу, понимаете? Не зря же столько лет ждала.

Как у меня только дыхания хватило на такую долгую и пафосную тираду? Кот даже спрыгнул с нагретого местечка и юркнул в темноту под кровать. Явно желая оказаться в безопасном укрытии в момент, когда в комнате схлестнется парочка ведьм.

— Чудес не бывает, Эля, — наставительно и как-то печально ответила Елена, глядя мне прямо в глаза. — Все, что ты можешь — сделать это так, чтобы потом вспоминать о случившемся без боли и досады.

Я со стоном повалилась обратно на кровать и спрятала голову под подушку, стараясь как можно нагляднее продемонстрировать нежелание продолжать разговор. Потому, что мне не нужно было никаких объяснений, я все понимала сама. И для меня происходящее не было игрой, слишком много раз я уже побывала на волоске от гибели. Просто требовалась решимость. А ее не было.

Удивительно, насколько нормально я вообще воспринимала все случившееся. Без малого двадцать пять лет прожила, не веря ни во что сверхъестественное, смеясь над разговорами сестры и сглазах, порчах и прочих магических штучках, вышучивала подруг, грезящих о киношных вампирах. А уж демоны и всякие прочие черти совершенно точно были для меня просто фигурой речи.

И вот я, такая серьезная и критически мыслящая, в шаге от того, чтобы стать Верховной Ведьмой и выйти замуж за короля вампиров. А под кроватью у меня затаился собственный демон-страж, которого я долго считала обыкновенным котом. И при этом не истерю, не паникую и не планирую бежать сдаваться в добрые руки психиатров. Я с этим живу, даже привыкаю к такой жизни. И, что всего интереснее, не испытываю ни малейшего желания вернуться к прежней.

Но все-таки отчего-то боюсь сделать этот самый последний шаг. Цепляюсь за шанс не становиться никакой ведьмой. За шанс, которого у меня, кстати, нет, потому, что и став, и не став ею, останусь миньоном покойного короля. А значит, мишенью в вампирских политических интригах. Нормальная жизнь для меня — прошлое, которого не вернуть.

Моя сестра, даже вляпавшись в очередную порцию неприятностей, никогда не унывала. Просто говорила, что уж если жизнь тебя поимела, расслабься и получай удовольствие. И в конечном итоге всегда находила решение всех проблем, не переставая улыбаться. Кажется, пришла пора воспользоваться ее опытом.

 

* * *

Идти до дома Владислава было совсем недалеко, его крышу было видно из моих окон. Располагался он, как и дом Елены, немного поодаль от остальных домов поселка. И окружен был не кованой оградой, а солидным кирпичным забором. Типичная резиденция отечественного олигарха.

У ворот меня встретили двое громил, не скрывавших наличия под пиджаками оружия. Возле будки охраны разлеглись на ровно подстриженной травке два мощных ротвейлера. Ни один из них даже не тявкнул при моем появлении. То ли от лени, то ли из-за отличной выучки.

Один из громил, лысый, с замысловатой татуировкой на затылке, без слов распахнул передо мной калитку. Похоже, здесь охрану заставляли запоминать возможных гостей в лицо. По фотографиям, что ли? Потому как лично я обоих типов видела впервые.

Уже через секунду я поняла, что напридумывала глупостей. На самом деле Влад просто знал о том, что я иду. И даже щедро разбросанные по поселку видеокамеры ему не были нужны. Вампир просто меня чувствовал.

Огромный, залитый солнечным светом холл был роскошен, но при этом безупречен. Здесь не было и намека на столь характерное для отечественных нуворишей кричащее богатство. Только сдержанная, стильная красота, присущая подлинному аристократизму.

Влад тоже был красив. Он стоял на предпоследней ступеньке лестницы, правой ладонью опираясь на перила. По губам блуждала неопределенная лукавая улыбка. И во всем его простом, но в то же время изящном облике было что-то схожее с окружающей обстановкой. Но присутствовало и нечто еще, делавшее его в этом доме удивительно чужим.

— Доброе утро, — улыбнулся вампир.

— Доброе.

Я заставила себя улыбнуться в ответ, испытывая при этом крайнюю неловкость. Странно было вот так запросто заявляться без приглашения. Обычно я подобным образом не поступала. Но, признаться, за последнее время сделала столько всего необычного, что этот визит был банальной мелочью на фоне остального.

— Завтракала?

— От кофе не откажусь.

— А от шампанского? — нахально подмигнул мне вампир.

— Шампанское по утрам пьют только аристократы и дегенераты, — язвительно отозвалась я.

— Значит, мне можно, — вернул подколку Влад.

— Не надо, — взмолилась я. — Давай ограничимся кофе.

Вампир отлепился от перил и, сделав в мою сторону приглашающий жест, пошел к одной из дверей. Надо полагать, в столовую, потому что, еще подходя к дому, именно в той стороне я заприметила окна, совершенно определенно кухонные.

Наблюдательность меня не подвела. Стол был уже накрыт. Или, учитывая не слишком ранний час, скорее, еще накрыт. Бесцеремонно сунув нос под салфетки, накрывавшие корзинки, я обнаружила круассаны, тосты и пирожки.

— С творогом, — коротко сообщил Влад, заприметив объект моего интереса.

Пирожки с творогом я любила. И, с некоторой тоской поглядев на собственное отражение в большом зеркале, все-таки цапнула один. С наслаждением сжевав половину, повернулась к неторопливо покусывающему тост с джемом Владу и проворчала:

— Нарочно откармливаешь?

— Предполагается, что сейчас я назову тебя худышкой, а ты, с трудом сдерживая довольную улыбку, заявишь, что я обманщик? — усмехнулся вампир.

Я чуть не запустила в него остатком пирожка.

— На женские уловки положено попадаться!

— А смысл? Если даже я и скажу, что у тебя прекрасная фигура, ты мне все равно не поверишь. На крайний случай, кстати, здесь, в доме, есть неплохой спортзал. И это, заметь, не единственный способ расстаться с лишними калориями. В этом доме.

Признаться, столь откровенное заявление повергло меня в некоторый шок. Застыв с пирожком в руке, я задумалась над тем, что же проклятый вампир имел в виду. Кровопускание или…

— Ждешь, когда я позавтракаю, чтобы тоже позавтракать? — стараясь сохранить язвительность, поинтересовалась я.

— Даже истинные вампиры пьют кровь только по ночам, — буднично ответил Влад. — Так что с завтраком я пролетаю. Наедайся за ужином.

Немолодая женщина, несущая поднос с кофейником, появилась чертовски вовремя. Потому что я совершенно не представляла, что сказать. Дискуссия зашла в тупик. Точнее, в тупик зашла я, проиграв на всех фронтах.

Поэтому следующие четверть часа мы оба посвятили горячему душистому напитку. С горя я слопала еще два пирожка. Хорошо хоть хватило сил удержаться от того, чтобы добавить к ним еще и парочку круассанов.

— Кстати, мы обсуждали договор, — нарушил, наконец, молчание Влад.

Я не без усилий заставила себя поднять голову от чашки и посмотреть на собеседника. Лицо вампира было непроницаемо серьезным.

— И что постановили?

— Как насчет субботы?

Меня упорно сбивала с толку та легкость, с которой он говорил на подобные темы. Как непринужденно переходил от откровенно непристойных намеков к вещам совершенно серьезным.

— Этой субботы? — опасливо уточнила я, боясь угодить в очередную ловушку.

— Да, а смысл тянуть? — все так же спокойно ответил Влад. — Это же просто церемония.

Голос его звучал вроде бы ровно. Но за правильными, равнодушными словами я отчетливо ощутила какую-то недосказанность. Словно имелось некое «но», обстоятельство, о котором вампир не желал говорить прямо, и потому напряженно обдумывал, как бы этак намекнуть, чтобы я сама догадалась. Но у меня с самого утра были проблемы с догадливостью. Поэтому я не стала юлить и задала вопрос в лоб.

Влад так долго смотрел в свою чашку, словно надеялся отыскать там ответ на основной вопрос жизни, Вселенной и вообще. Но поиски, как того и следовало ожидать, успехом не увенчались, мужчина вздохнул, поднял голову и внимательно посмотрел на меня.

— Пойми, Элла, — тихо сказал он. — Смогу ли я удержать королевский титул, это вопрос жизни и смерти. Не только лично для меня, но и для всех вампиров, открыто меня поддержавших. Их немало, и, принимая любое решение, я отвечаю и за них тоже. Я заявил, что исполню договор. Но хотел бы точно знать, что тем самым получу поддержку Верховной Ведьмы.

Я налила себе еще кофе. Направление мыслей вампира было мне понятно. Звание преемницы слишком ненадежно, в его положении трудно полагаться на одни только мои намерения, сколько бы я ни заявляла, что осуществлю их.

— И что ты предлагаешь?

— Ты должна принять силу Верховной.

Кажется, этот разговор уже был. И на этот раз все выходило сложнее. Обсуждать такие вещи с Еленой было более… нормально, что ли. Умом я понимала, что смущаться Влада мне уже поздновато. Но, к моему ужасу, это ничего не меняло. Просто потому, что он был прав в своих опасениях. Я еще не решилась, не отказалась от последней, несуществующей надежды.

Смысла врать самой себе не было. Я пришла сюда сейчас, чтобы поставить финальную точку в истории обычной журналистки Эллы Сергеевой и начать новую жизнь. Я этого хотела. И не могла.

Кофе согревал мои ладони сквозь тонкий фарфор, но пальцы оставались холодными, как лед. Я не знала, чувствует ли Влад, как колотится сейчас мое сердце. Ощущает ли поднимающуюся внутри панику. Я почти ничего не знала о вампирах и о мире, в котором очутилась. Здесь на каждом шагу поджидала опасность, а мне так хотелось покоя.

— Чего ты боишься? — спросил Влад, внимательно глядя на меня.

— Всего, — честно ответила я.

— Добро пожаловать в клуб, — криво улыбнулся вампир. — Только учти: все время бояться нельзя. Какие-то страхи придется победить.

Я кивнула. Сказать мне было нечего. Бесконечно бояться я не могла хотя бы уже потому, что время для принятия решения было ограничено. И осталось его не так уж много.

— Что бы ты ни решила, — неожиданно сказал Влад, — Это твое дело. Я лишь хочу, чтобы тебе не пришлось о своем решении сожалеть.

— Да уж постараюсь…

Я поднялась из-за стола и решительным шагом направилась к выходу. Вся решимость, которую я насобирала, прежде чем отправиться сюда, испарилась как роса на ярком солнце. И теперь я отчетливо ощущала только желание расслабиться и охладиться под душем, и как следует подумать обо всем еще раз.

Влад проводил меня до ворот, и только там, спохватившись, спросил, зачем я, собственно, приходила. Я в ответ только рукой махнула.

 

* * *

Усевшись в уютное кресло, Анастасия закинула ногу на ногу и усмехнулась, увидев, с каким выражением на лице Шуйский пронаблюдал за этим движением. Именно такой реакции она и ожидала.

— С чем пожаловали, ясновельможная панна?

— С деловым предложением.

Шуйский слегка приподнял бровь, демонстрируя изумление:

— Мне показалось, вы уже обо всем договорились с Владиславом.

Анастасия только усмехнулась:

— Мой отец договорился, — бросила она. — Не я.

— И что за предложение?

Вышинская приняла из рук слуги чашку чая, легким кивком поблагодарила его и отхлебнула душистый напиток. Шуйский к своей чашке не притронулся, внимательно наблюдая за каждым жестом собеседницы.

— Видите ли, Павел, — заговорила она, верно истолковав намек, — Меня не вполне устраивает та роль, которую избрал для меня отец. Фаворитка, Вы только подумайте. Даже если я стану матерью наследника, все равно останусь никем. Всю власть, настоящую власть, приберет к рукам дорогой папочка. А я останусь никому не нужной старой девой, коротающей века в распутстве и прочих сиюминутных развлечениях. Нет, это точно не по мне.

— Так, — согласился Шуйский, жестом приглашая женщину продолжать.

— Поэтому я предлагаю нам с вами вместе избавиться от Владислава сейчас. Я помогу, Вы довершите дело и станете королем.

Шуйский криво улыбнулся. Предложение было, несомненно, заманчивым. В случае, если Владислав погибнет, так и не оставив наследника, следующим законным претендентом будет именно он.

Но во всей этой гениальной схеме имелось целых две проблемы. Во-первых, убийство принца до коронации это мелочь и проблемы собственно принца, не сумевшего спасти свою шкуру, а вот убийство коронованного короля — преступление, караемое смертью. И, во-вторых, предложение Анастасии вполне могло оказаться хитрой подставой. Тогда, после того, как он покончит с Владимировым, его осудят и казнят, а дорога к трону для Вышинского будет расчищена.

С другой стороны, Анастасия была права относительно собственного будущего. Будь королем Владислав или ее отец, она не получает ничего. А вот сделав королем Шуйского вполне сможет стать королевой.

Вышинская ждала, когда собеседник вдоволь наразмышляется, совершенно спокойно попивая чай. Она совершенно точно знала, каким будет окончательное решение. Королевский титул и первая красавица Старого и Нового Света в придачу — кто от такого откажется?

— А есть ли у Вас идеи, как расправиться с королем?

Анастасия лучезарно улыбнулась. Иного она и не ожидала.

— Ренегаты, — коротко сказала она.

Шуйский не стал разыгрывать оскорбленную невинность, прекрасно понимая, что Вышинская давно догадалась о его сговоре с мятежными колдунами. А способа лучше, и верно, не было. Ренегатам требовалось лишь немного помочь, дать шанс, и они с радостью прикончат и короля, и ведьму. И уж тогда доберутся и до собственных товарищей-идеалистов, мечтающих о мире для одних только людей.

— Правильно ли я понимаю, что за свою поддержку Вы рассчитываете стать королевой?

Анастасия подарила мужчине еще одну улыбку.

  • Ведро талой воды / Одержимость / Фиал
  • Отражения / Post Scriptum / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Последний мартини / Galier Tina
  • На пороге хозяйкою осень / Мысли вслух-2013 / Сатин Георгий
  • Городское / По мотивам жизни - 2 / Губина Наталия
  • Краснопрудная / Взрослая аппликация / Магура Цукерман
  • Сон / Волшебные нитки / Лисовская Виктория
  • . . . / Творцу / Argentum Agata
  • Мне тебя обещали... / 32-мая / Легкое дыхание
  • Игра осени / Фомальгаут Мария / Лонгмоб «Четыре времени года — четыре поры жизни» / Cris Tina
  • БЕЛОГОРКА. Третий рассказ. / Наумова Ирина K_e_m

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль