Глава 3

0.00
 
Глава 3

Пожалуй, с истинными гвархами на равных могли беседовать только Мудрейшие из Обители Благодати. Мудрейшие владели магией стихий и превращений, а ещё могли вылечить даже самых безнадежных больных. Путешествие в столицу с гвархом за спиной пугало редгарда до жути. Да и сам этот северный замок производил гнетущее впечатление. Большинство построек лишённых постоянного присмотра медленно разрушались под постоянным воздействием ветра и влажности. Но этот замок стал исключением. В нём чувствовалось какое-то мрачное величие. Скай бы не удивился, столкнись он здесь с живым скелетом или призраком, хотя и не верил в их существование. Масштабы оборонительных сооружений замка потрясали воображение. Такое мрачное величие архитектуры было характерно для начальной эпохи образования Империи. Многие знания и секреты зодчих древности были безвозвратно утрачены за более чем десять столетий мира и благоденствия. Но Повелитель Драконов, отдавая дать уважения оборонительной мощи замка, совершенно не представлял, как можно жить в этом огромном каменном мешке.

О человеке, сидящим перед массивным фолиантом по империи ходили самые противоречивые слухи, но никому не было доподлинно известно, что же произошло сто оборотов назад между придворным магом Серко и предшественником нынешнего императора. Однако то, что за этим последовало, стало известно всем. Указ о пожизненном изгнании именитого ученого из столицы и лишение его всех ранее полученных званий и почестей прозвучал на всех торговых площадях империи. Серко тогда был уже довольно пожилым человеком — ему исполнилось семьдесят оборотов. Тогда, как и теперь, многие ученые за пределами империи ценили его за светлый ум и смелость суждений. Что заставило изгнанника выбрать это удаленное от людских поселений место в непосредственной близости от горной страны гвархов, когда он мог поселиться в тысяче гораздо более гостеприимных мест и преспокойно доживать свой век в окружении друзей и единомышленников, способных по достоинству его оценить? Повелитель Драконов Скай этого не знал. Кроме того, что этот человек был сейчас очень стар. Действительно очень стар. Ему исполнилось около ста пятидесяти оборотов. Недавно умерший император тоже прожил немало, но его жизненные силы поддерживали королевские регалии, с которыми император соприкасался ежедневно. Регалии были мощным артефактом, привезенным в Тамриэль первым императором ещё на заре возникновения империи. У Серко императорских регалий не было, однако он пережил своего императора.

При максимальной продолжительности жизни большинства населения империи в сотню оборотов такое завидное долголетие и здоровье можно было считать настоящим чудом. Конечно, существовали гвархи, которые жили около девятисот оборотов, почти не старея, и эльфы, чей жизненный цикл достигал пятисот оборотов, но ведь ни те, ни другие не были людьми. А этот старик был человеком, хотя посланник начинал в этом серьёзно сомневаться. По его представлениям жизнь в таких неблагоприятных для здоровья условиях была несовместима с подобным долголетием. Вероятно, этот убелённый сединами и внушающий невольное почтение старец уже не был человеком, как и его ученик. Император Стегард не простит своего верного вассала, если вместо ученого с мировым именем ему привезут в столицу настоящего живого гварха. Никто не поймёт этого поступка, и его наверняка лишат с таким трудом добытой должности, а возможно и титула. Положение казалось почти безвыходным. Но тут в голову Ская пришла одна замечательная идея. Если привести в столицу самого старца пусть и не по доброй воле, назад в это забытое богами место вернуться тот уже не сможет. А Скай блестяще выполнит возложенную на него миссию.

Повелитель Драконов пусть и обласканный в последнее время милостями и почестями, с рождения воспитывался как солдат, и был приучен принимать мгновенные решения. Этот случай был как раз одним из таких. Император был достаточно юн и горяч, чтобы в приступе гнева за невыполненное поручение, прислушаться к мнению врагов Ская. Приняв решение обмануть старого мага, посланник приступил к немедленному осуществлению своего плана прежде, чем сомнения или неуверенность позволили бы ему усомниться в правильности задуманного.

— Если вы отказываетесь следовать в столицу, по крайней мере, посмотрите бумаги, посланные императором, — произнёс он, подходя к старику достаточно близко. Серко взял в руки свиток украшенный имперскими печатями и принялся его разворачивать. Посланник склонился, чтобы нанести старцу несильный удар. Однако тот успел поднять взгляд и попытался защититься. Его неожиданно крепкая рука цепко схватила медальон гвардейца. Скай выведенный из равновесия сопротивлением старика и страхом, что маг может его заколдовать, ударил Серко по голове чуть сильнее, чем собирался. Удар этот оказался смертельным.

Медальон выпал из разжавшихся пальцев ученого и закатился в глубокую щель в каменной кладке пола. Повелитель драконов, присев на колени в непосредственной близости от убитого, попытался достать украшение, но то вошло слишком глубоко. Как не жаль, но придется оставить его здесь. Он поднялся с колен, в задумчивости глядя на дело своих рук. Его перчатка слегка взмокла от крови. Скай придирчиво оглядел келью. Взгляд невольно упал на последние строки раскрытого фолианта. Первой мыслью было взять книгу с собой. Но, к сожалению, пергамент уже пропитался кровью. Любой придворный лекарь по такой улике сможет с легкостью определить время смерти старика с точностью до часа. А маг практик — считать с крови информацию об убийце. Скай магов не любил и не понимал, однако боялся, как и любой лишенный Дара. Конечно, было заманчиво привести императору труд отшельника — изгнанника, но не в создавшейся ситуации. Нет, такая улика слишком опасна, чтобы брать её во дворец полный доверенных людей советника императора. Жаль, что медальон уже не достать. Такие вещи не валяются на дороге, и император разгневается, когда узнает о его потере.

Скай ещё раз оглядел убогую келью, а затем поспешно вышел прочь, громко хлопнув дверью. Задерживаться здесь было опасно. Медальон был не простым украшением, а амулетом, охраняющим от нечисти. Скай не владел даром, но даже он чувствовал, что любое промедление в этом старинном замке без защиты медальона может привести к непредсказуемым последствиям. К тому же ученик старого мага вполне мог вернуться и отомстить за своего учителя. Редгард вовсе не был уверен, что сможет выстоять против такого противника. Документы о помиловании так и остались лежать на буром от крови столе. Кровь мага не желала сворачиваться. Слишком изменился её состав после многолетнего приема травяных сборов, секрет приготовления которых был известен лишь горному народу. Посланник императора бы очень удивился, если бы кто-то сказал ему, что ещё в течении целого часа после его отбытия мага было вполне возможно вернуть к жизни. Правда, это мог сделать лишь тот, в ком текла кровь гвархов, вложив в поврежденное сильным ударом и изношенное от времени человеческое тело частичку собственной жизненной силы. Ни одному человеку, даже лучшим целительницам из Обители Благодати это было не под силу.

Келью мертвого мага пронизывал холодный северный ветер. С одним особенно сильным порывом в бойницу, громко хлопая крыльями, влетела большая полярная сова. Она осторожно приземлилась на плечо мертвеца. Круглая голова с огромными глазами и загнутым крючком клювом внимательно оглядела все углы комнаты. Сова вновь поднялась в воздух, и с клёкотом ударившись об пол, трансформировалась в человека.

Ни одному даже очень сильному и опытному человеческому магу такое быстрое изменение физического облика и размера тела было б не по силам.

Совершенно не реагируя на холод, молодой гварх подошел к мертвому учителю и углубился в чтение бумаг лежавших на столе. Ученик Серко был достаточно образован для того, чтобы понять прихотливую вязь имперского языка, которым было написано полное прощение и приглашение ко двору императора. Затем его взгляд случайно упал на предмет, застрявший между каменными плитами пола. Склонившись над щелью, Рулл простёр руку над камнями, и магический медальон мгновенно прилип к его ладони. Гварх внимательно осмотрел находку. На медальоне сохранился едва уловимый след знакомой магии. Точно такой же, как у гобелена, шкуры горного леопарда и жаровни учителя. Это означало, что медальон был зачарован Серко. Однако, поверх этой остаточной магии присутствовали более свежие наслоения двух видов чужой магии. Медальон после его создания, использовали два других мага.

Рулл запомнил запах, исходивший от медальона. В том, что медальон обронил убийца, сомнений не было. Тот же запах имели бумаги, посланные императором. Запах дорогих благовоний, серы и человека.

Гвархи в отличии от людей, считали комфортным гораздо более широкий диапазон температур и ароматов. Внутренне строение их тел отличалось от человеческого, однако внешне они были очень похожи. Женщина гварх не смогла бы выносить человеческого ребенка. Однако женщина человеческого племени могла легко родить от гварха мужчины. Правда, плод такого союза считался парией и с той и другой стороны. Гвархи считали его человеком и чужаком, а люди боялись его как гварха. Он жил чуть дольше, чем эльф, но чуть меньше чем истинный гварх и в большинстве случаев был обречен на одиночество. Он конечно мог бы постараться вести жизнь обычного человека, стараясь не выделяться из толпы, но вряд ли выдержал бы такое существование дольше одного, двух оборотов.

Ни один человек не смог бы уловить такие тонкие нюансы запахов, но ученик Серко не был человеком в полном смысле этого слова. Он был наполовину гвархом. Впрочем, никто кроме самих гвархов не смог бы отыскать в Рулле нескольких едва уловимых отличий, сделавших его чужаком в становище отца. «Человеческого клейма», как называли эти отличия шаманы горного народа. Рожденный от случайного союза Мудрейшей и верховного ашхана (хранителя знаний и сильнейшего война племени) — гварха, он первые восемь лет своей жизни провёл в обители Благодати, пока не начал проявлять способностей не присущих людям. Его не в силах были удержать стены обители, а за её пределами Руллу могла грозить смерть.

  • № 8 Грон Ксения / Сессия #3. Семинар "Диалоги" / Клуб романистов
  • Маленькая рабская мечта / Блокнот Птицелова. Моя маленькая война / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Хрустальная ночь / Золотые стрелы Божьи / Птицелов Фрагорийский
  • Подводные находки / Путевые заметки - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Героическая ода / Гётонов Камелий
  • Все говорят ты далеко / О любви / Оскарова Надежда
  • Федоренко Марго - №4 / Авторский разврат - 4 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Марина Комарова
  • Охота / Лопатина Ирина
  • Напоследок / Стословки. Салфетки / point source
  • Песня любви (Фифика Радость) / А музыка звучит... / Джилджерэл
  • И я не здесь, а ты уже не там... / Стихи разных лет / Аривенн

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль