В облаках

0.00
 
В облаках

 

1

Том вошел в лифт.

— Доброе утро, мистер Грей.

— Доброе утро, Томас.

— Здравствуйте, мистер Грей.

Все протягивали начальнику руки, чтобы поздороваться. Мужчина увидел несколько незнакомых лиц. Лифт поднимался выше, людей становилось всё меньше. И вот Том остался один. Голос объявил о прибытии на предпоследний этаж. Здесь нужно выйти и вызвать частный лифт Тома, который отвезет его на самый верх.

Уилл часто говорил Тому, что не стоит ездить на общем лифте, но иногда Грею нравилось улавливать восхищенные взоры коллег.

Снова звонок. Вот его этаж. Белая приемная, за большой компьютерной панелью сидит секретарша и что-то передвигает пальцами. Она оторвалась от голограмм и взглянула на Тома.

— Доброе утро, мистер Грей.

— Доброе, Сара.

— Сегодня вас ждет одно подключение, — Сара вывела на стол график. — Тревор Огден. Он подойдет через 2 часа.

— Ясно. Что у него с бумагами? — Том пошел к кабинету, секретарша последовала за ним.

— Всё уже подписано. Я отослала вам копии для проверки.

— Хорошо. Что еще?

Он положил руку на замок, и дверь кабинета открылась. Матовые белые стены, серая мебель. Стерильные цвета… Зато здесь есть огромное окно заменяющее одну из стен. Оно служило для отдыха. Когда Том не мог что-то решить или уставал, он просто становился напротив него и «отключался», наблюдая за движением снаружи. Том и сейчас подошел туда. Огромный организм под название «город» начинал просыпаться, и потоки его крови спешили оживить органы.

— Принесите мне кофе и поесть.

Мужчина сел за стол и открыл график на сегодня.

— Сию минуту, мистер Грей.

«Еще одно подключение. Уже десятое за месяц. Больше, чем я ожидал», — подумал Том.

2

— К вам Уильям Одли, — успел услышать Том, и дверь распахнулась.

Уилл устремился вперед и бросил на стол газету.

— Ты видел, что сделал этот кусок дерьма — Фултон? — лицо Уилла побагровело от гнева. — Дал интервью пяти разным газетам! Прямо перед «Третьим взглядом»! Решил засветиться еще ярче.

Том взял в руки планшет. Сейчас почти не встретишь старых, бумажных изданий. Крупные редакции создали общую цифровую библиотеку. Любой журнал или газету можно купить там и прочитать с куска удобного гибкого пластика.

«Маскарад пророков» — гласил заголовок статьи в «Гранях науки». Том пробежался по ней взглядом. Он и раньше читал работы этого человека.

Роберт Фултон — доктор исторических наук и философ. Со времени выхода первой «Клауд» он обрушился на Грея с критикой. Фултон не простой фанатик, которого охватывает гнев при словах об атомах и кварках. Нет… Этот человек действительно опасен для «Дримерс». И дело не в том, что он сплотил вокруг себя многих ученых и мыслителей, даже не в том, что он обладает авторитетом и собрал целую армию последователей. Просто из-за его слов даже создатель капсулы «Клауд» Томас Грей начал сомневаться в себе.

— Том! — Уилл хлопнул руками перед лицом мужчины. — Приди в себя. Фултон мастер слова и может заставить даже самого верующего священника сомневаться в Библии. Ты лучше подумай, как всё это отразится на «Дримерс»? Весь город… Да что там, почти весь мир сейчас на крючке у этой сволочи. Ты должен поставить его на место на «Третьем взгляде»! Иначе всё будет очень плохо.

— Я… постараюсь.

— Посмотри на меня, Том! — Уилл схватил газету. — Фултон наступает по всем фронтам. Понимаешь? Сегодня будет решающий бой, и ты должен победить. Вспомни ненадолго, что ты глава «Дримерс», и помоги нам!

— Да…

Тома прервала секретарша.

— Прибыл Тревор Огден. Он ждет в палате подключения.

— Нужно идти. Огден важный клиент, и не стоит заставлять его ждать, — Грей встал из-за стола.

— Думаешь, он передумает? — Уилл улыбнулся.

Том снова задумался о «маскараде» и не услышал друга. Они направились к лифту, чтоб дать еще одному человеку новую жизнь.

3

— Ну что ж, с бумагами все в порядке. Вы решили открыть пожизненный счет… Так… Право на возвращение остается за вашим братом, Кристофером Огденом — нынешним президентом «Инфинити энерджи». — Уилл еще раз пересмотрел договор и снял очки. — Можем начинать подключение. Кто вас сопровождает?

— Только жена, — Тревор взял за руку молоденькую супругу.

Том наблюдал за всем молча, изредка, изредка кивая. Он взглянул на жену Тревора. Ей явно было наплевать на то, что муж навсегда покидает «семью». Казалось, ее разум вообще витал где-то далеко, а телу не терпелось отправиться потанцевать. Крис отказался поддержать брата во время подключения и глубоко зарылся в президентские дела. В «Дримерс» приходят именно такие. Успешные, но одинокие, богатые, но уставшие. Тревор один из них. Он выглядит счастливым, но за дорогим костюмом всего не скрыть. Его глаза выдают правду. Том раньше встречался с Тревором и заметил, что тот рассматривает других людей.

«Гадает, почему они живут и улыбаются?» — подумал тогда Грей.

Когда «Клауд» стала доступна, Огден вскоре решился на подключение. И вот этот день настал. Интересно, о чем он думает?

— Переодевайтесь, мы подготовим капсулу. — Уилл собрал бумаги и указал на дверь.

4

Том пошел в «Зал снов», чтобы настроить «Клауд». Он провел по ней рукой. Его величайшее изобретение, «ребёнок», которым он гордился. Сам Том называл ее капсулой виртуального жизнеобеспечения.

В зале снов было 54 занятых аппарата и еще 146 свободных. Один подготавливали для Огдена. Инженеры проверяли целостность механизмов и микросхем. Одни осматривали кабеля и шланги, другие занимались программированием. Все нервно поглядывали на Тома. Его присутствие всегда заставляло их переживать.

— Вы сегодня сами будете подключать?

Том улыбнулся, услышав голос Николь.

— Я уже давно не был здесь, доктор Марлоу. Решил проведать спящих.

— Ну, сны у всех приятные, никто не жалуется.

Очередная глупая шутка. У Николь всегда были проблемы с чувством юмора. Том тактично посмеялся и обнял женщину. От нее пахло овощами и еще чем-то. Словно вымазалась детским питанием.

— Снова пролила на себя что-то?

— Нет, кажется, я уже пропиталась этим запахом. Почему так редко спускаешься? — она взяла Тома под руку и повела вдоль пустых капсул, подальше от взоров сотрудников.

— Много было дел. Отправка «Клауд» в хосписы Северной Каролины и Мэриленда. Новые заявления на добровольное подключение…

— … а сейчас еще и Фултон, — Николь взглянула на него своими темно-синими глазами, Том заметил в них страх.

— Уже читала?

— Только «Новый мир». Он снова поливает нас грязью, и весьма изысканно, должна сказать. Даже меня упомянул: «Женщина, поддерживающая жизнь в этих мертвецах, играет в бога так же искусно, как и другие члены этой ужасной труппы».

— Да уж…

— Что будешь сегодня говорить?

— Во «Взгляде»? То, что обычно. «Клауд» — восхитительное изобретение, настоящий прыжок в будущее. Я уже не знаю, что говорить этим людям, — они дошли до первой занятой капсулы. Гравировка гласила: «Молли Винтерс. 35.6. Пожизненно». Женщина внутри спала. Сквозь стекло было видно, как глаза иногда подергивались под веками. — А почему мы сами туда не ляжем?

Этот вопрос явно смутил Николь.

— Уилл говорит, что мы должны пожертвовать собой ради счастья других. Я с ним согласна.

— И всё? — Том посмотрел на нее.

— Еще… я боюсь.

— Чего?

— Не знаю. Страх вообще иррациональная вещь, его трудно объяснить.

— Действительно, — Том снова взглянул на Молли Винтерс. — Я думаю, половина сотрудников «Дримерс» легла бы в капсулу, будь у них достаточно денег.

— Согласна. А ты почему не хочешь «в облака»?

— А что меня там ждет? Я вроде счастлив… Уилл тоже прав, если мы все туда ляжем, кто будет следить за аппаратурой? Если честно, я не вижу здесь компетентных приемников.

— Не обязательно запираться на всю жизнь. Подключись на год, расслабься, — Николь улыбнулась. — А может ты уже там…

«Всё-таки с юмором у нее плохо», — сглотнул Грей.

— Том, — Николь взяла его за руки и посмотрела в глаза, — ты великий человек. Не все тебя понимают, многие осуждают, кто-то боготворит. Тебе трудно с тех самых пор, как мы создали первую «Клауд». Но нужно оставаться сильным. Ты — локомотив, тянущий вагоны прогресса. Если сломаешься, весь мир остановится.

— Спасибо, успокоила, — улыбнулся Том

Николь обняла его. Она всегда слишком переживала за Грея…

— Кхм. Мистер Грей, можно начинать, — мужчина в очках кивнул на Тревора в халате, разговаривающего с Уиллом.

— Пора… — ответил Том.

5

Было видно, что Тревор боялся. Но он не мог отвести взгляда от капсулы.

— Не волнуйтесь, — успокаивал его Уилл. — У нас работают профессионалы своего дела. Многие нервничают. Это как перед операцией. Во время подключения вы будете спать и ничего не почувствуете.

— Ясно… — кивнул Тревор.

К ним подошли Том с Николь.

— Мистер Огден, Уильям, — поздоровалась женщина.

— Доктор Марлоу, — улыбнулся Уилл. — Я как раз говорил, что мистеру Огдену не стоит бояться подключения.

— Конечно, нет. Всё абсолютно безболезненно. Если вы готовы, можем приступать.

Огден кивнул.

— Снимите пожалуйста халат и ложитесь в капсулу, — попросил мужчина в очках.

Тревор повернулся к своей жене. Обнял ее, прошептал что-то на ухо и поцеловал. Проходя мимо Тома, он тихо сказал: «Всё равно долго скучать не будет». Потом мужчина скинул халат. Хирурги уже отметили необходимые точки красными крестиками. Николь взяла в руки шприц.

— Сейчас я дам вам анестетик, — она ввела иглу в вену и нажала на поршень. — Вы почувствуете холод, а затем сонливость.

Не прошло и пяти минут, как Тревор уснул.

— Поехали, — Том одел халат. В нем он чувствовал себя уверенней и уютней. — Сначала крепеж, потом мышцы. Стимуляторы в ноги, руки, спину, сердце…

Под руководством Тома ученые начали процедуру. Они закрепили тело несколькими ремешками. Потом в помеченные точки стали втыкать иглы со стимуляторами.

— Проверьте двуглавую мышцу и бицепс. 9 мА.

Мужчина в очках нажал на кнопу под экраном, на котором отображалось тело Тревора. Огден немного дернулся.

— Кровеносную подключать не будем, посмотрим, как организм справиться. Давайте пищу.

Николь и еще три человека стали подключать тонкие трубки. Один конец к капсуле, а другие ввели в тело. Еще Николь установила систему парентерального питания. По трубкам потекла пурпурная жидкость.

— Нервная система…

Теперь Том делал всё самостоятельно. Десятки игл, провода, шнуры. Он работал быстро и точно. В спинной мозг входил ряд игл потолще, которые автоматически высовывались со дна капсулы. И наконец пришло время головного мозга. Обычно клиентов бреют налысо, но Тревор давно лишился волос. Том надел на него подобие шлема с множеством штекером и проводов. Подкрутил несколько регуляторов и нажал на две маленькие кнопки. Послышался щелчок и треск. Все замерли… Том посмотрел на монитор. Жизненные показатели подскочили. Пульс усилился особенно. Через секунду всё нормализовалось. Организм нормально отреагировал на стресс.

— Доктор? — Том посмотрел на Коула Бради, ведущего нейрохирурга «Дримерс».

— Вижу мозг. Реакция положительная, излияний нет, лишняя кровь высосана. Небольшие отклонения от нормы. Пройдет через некоторое время. Вывожу сенсоры… Есть ответ. До полной синхронизации 63 часа.

— Хорошо, — Том вытер лицо рукавом. — Ставим маску и заполняем.

Николь передала дала ему оборудование. Том аккуратно ввел трубку в трахею и прикрепил к маске. Снова посмотрел на экран. Дыхание нормальное. Тревор хорошо перенес все процедуры.

— Закрывайте.

Люди отошли. «Клауд» медленно закрылась и начала наполняться прозрачной жидкостью.

— Наблюдайте за ним. Как только калибровка пройдет, снимите крепления и перенесите к остальным, — Том снял халат. — Потом доложите мне. А вообще, поздравляю вас, хорошая работа.

Подключение — трудная процедура. Одна ошибка и клиент мертв. Пока случилось три несчастных случая.

Уилл похлопывал всех по плечам, жал руки, поздравлял с очередной удачей. В конце он подошел к Тому.

— Ну что?

— Всё нормально, осложнений не будет, думаю…

— Хорошо, проведем миссис Огден и перекусим чего-нибудь.

Том кивнул.

— Николь, ты идешь?

— Да, конечно…

6

— Уилл, ты уверен, что нам не нужно быть рядом с Томом на «Третьем взгляде»? — спросила Николь, отрезая кусок от яблочного пирога.

— Нет. Пусть люди увидят новые лица на стороне «Дримерс». Вместе с Томом будут выступать уважаемые ученые: Эрик Слейт, Джозеф Вуд… — Уилл прожевал еще кусочек тушеной говядины. — Да и вообще, думаю Тому нужно самому справиться с Фултоном. Это пойдет ему на пользу… Понаблюдаем немного со стороны.

7

Том стоял перед первой «Клауд». Капсула, если ее можно было так назвать, занимала целое помещение. Тогда это было научным прорывом, теперь выглядело смешно. Сколько уже лет прошло с тех пор, как Том показал Уиллу с Николь первые наработки? Годы пролетели так быстро.

Сегодня всё решится… Том считал Фултона другой стороной самого себя. Когда «Дримерс» открыли дверь для частных клиентов, он начал задумываться… Тома это раздражало. Что не так? Что грызет его изнутри? «Клауд» — его совершенное творение! Он достиг всего! Слава, влияние, богатство, признание! В книгах его будут ставить в один ряд с Ньютоном, Да Винчи, Эйнштейном, Галилеем. Сейчас Томас Грей — величайший человек на Земле. Нужно только победить Фултона. Обоих: настоящего и внутреннего. Это он — тот паразит, который отравляет мысли Тома. Но сегодня с этим будет покончено.

Зазвонил телефон.

— Ты уже здесь? Я в подвале, сейчас иду.

8

Гримёры крутились вокруг него, словно всполошённые птицы. Тут причесать, там поправить, прикрепить микрофон. Наконец они отпустили Тома, но легче не стало. Он нервно ходил за кулисами, перекинулся парой слов с Вудом и Слейтом.

И наконец пришел он… Роберт Фултон в окружении своей «команды». Том узнал только Николаса Форда — известного психолога, двое других остались загадкой.

Фултон медленно почесал короткую бороду. Он был старше Тома. Глаза серые, глубоко посаженые. Нос крючковат. Рядом с ним Том вдруг почувствовал себя провинившимся школьником в кабинете у директора.

— Мистер Грей, — начал Фултон. — Рад, наконец, встретиться с вами. Мы ведь не общались лично до сих пор.

Роберт протянул Тому руку.

— Я тоже очень рад, — пожал ее Грей.

— Позвольте представить моих друзей. Кристофер Форд — психотерапевт, Роберт Терпер — известный физик и Алан Лейн — прекрасный искусствовед. А вам не стоит утруждаться, с Джозефом и Эриком я уже знаком, — Фултон улыбнулся. — Думаю, сегодня нас ждет незабываемый вечер.

— Согласен, — ответил Том.

— Ваш выход, — сообщил Грею какой-то парень.

Со сцены послышалось: «А теперь позвольте пригласить Томаса Грея — изобретателя «Клауд»!»

Под аплодисменты Том вышел на свет.

9

Студия «Третьего взгляда» была неплохо обставлена. Полукругом к аудитории стояли два дивана и кресло. В центре круглый стол. Спорящие стороны сидели напротив друг друга, а посередине в кресле всем управлял ведущий Джозеф Блэр.

— Ну что ж, теперь, когда все заняли свои места, давайте перейдем к делу, — Блэр осмотрел всех собравшихся ученых. — Что, всё-таки, такое Клауд? Еще один кирпич в цитадели прогресса или семя хаоса? Начнем с вас, Том. Расскажите людям, которые последние 15 лет не видели новостей, что представляет собой ваше изобретение?

Кто-то в аудитории посмеялся.

— Клауд — это капсула виртуальной реальности и полного жизнеобеспечения.

Джозеф явно не был удовлетворен таким коротким сухим ответом

— Ну, а можно подробней? С чего всё началось? Как вообще вам в голову пришла эта идея?

— Что ж, ладно. Перед тем, как основать «Дримерс», мы с Уильямом Одли работали над созданием нейронных компьютеров. Сейчас эта технология используется почти повсеместно. Нейрокомпьютеры работают по принципу нейронной сети. Скажем так, это электронный мозг. Мы придумали способы применения нейроустройств в дронах. То есть усовершенствовали старую технологию беспилотников. Благодаря нашим разработкам операторы могли точнее и быстрее управлять машинами. Мы создали восьмое поколение беспилотных самолетов, «Крота» — новый аппарат способный заменить шахтеров, батискаф «Омар», луноход НА-1. Но это было очень давно… Позже, я предложил полностью отказаться от привычного интерфейса для операторов и перевести всё в дополненную реальность. Так родился «Иггдрасиль». Начальство дало добро, к нам в команду вступила Николь Марлоу. Она отвечала за здоровье участников.

— Может вы хотели сказать «подопытных»? — переспросил Блэр. — Это ведь был эксперимент над людьми?

— Не очень мне нравиться, как вы это говорите. Наверное, лучше сказать: «с людьми». Да, в этом был определенный риск, но всех участников тщательно отобрали. Думаю, можно сказать, что там участвовали и военные. Мне запрещено разглашать имена, но, в общем, говорить могу. Год назад президент сам упомянул об этом в интервью… Так вот, во время этих исследований мы смогли наладить обратную связь между компьютером и мозгом. Технология очень сложная и опасная. Чтобы соединить органику с машиной, пришлось использовать особый материал, который вел себя подобно живым клеткам и срастался с нейронами. С подключением проблем много, а вот отсоединение практически невозможно.

— Были смертельные случаи?

— Я не могу об этом говорить.

— Ясно, значит были.

Том опустил глаза.

— И что стало потом? Эксперименты продолжались?

— С людьми — нет. Мы уже отчаялись, снова вернулись к мышам и обезьянам. Пришлось кардинально переработать технологию. Полностью вернуть подопытных животных к начальному состоянию так и не удалось. Искусственные нейроны остаются в мозгу на всю жизнь. Оставалось только уменьшить вред. Так мы и додумались до системы штекеров. Сейчас это звучит не так страшно, но в то время дыры в голове вызывали у людей ужас. На самом деле это стало облегчением для некоторых операторов. Разъединение стало возможным, хоть и занимало огромное количество времени. Сегодня синхронизация с «Клауд» происходит приблизительно 90 часов. Буквально шесть лет назад оператор НА-1 месяц проводил в искусственной коме, чтобы синхронизироваться с «Иггдрасилем». И вот в это время у меня родилась идея «Клауд»…

— Извините, я не совсем понял весь процесс этих «подключений» и «отключений». Наблюдая за сконфуженными лицами публики, должен попросить вас объяснить подробней, если возможно.

Том вздохнул. Сколько раз он уже описывал «Иггдрасиль» в различных журналах, говорил о нем в телепередачах. Неужели придется снова это повторять.

— Если коротко, искусственные нейроны остаются в мозгу, а сенсоры стали съёмными. Они вводятся в специальные точки мозга и под стимуляцией, со временем обрастают искусственной тканью.

— А это не вредно? — спросил Джозеф

— Не вреднее, чем навечно связаться с компьютером. Не было зафиксировано прямой связи между раком мозга и системами «Игдрасиль» или «Клауд».

Том все думал, почему Фултон еще не вступил в разговор. Роберт молча смотрел на Грея и казалось, оценивал его.

— Так вот, давайте перейдем к «Клауд». Как же вам это объяснить… Технология виртуальной реальности уже давно не дает людям спокойно спать. Уверен, всем хочется погрузиться в интересный мир, может, создать свой собственный. Хотя, вещь довольно бессмысленная, правда? Использовать такую технологию для развлечения. Это было слишком дорого и ненужно, — Том задумался. — Я и сам не хотел использовать «Иггдрасиль» для такого. Но однажды… Мы тестировали дрона… Он доставлял медицинское оборудование в какую-то «горячую точку». Я видел ее на экране много раз… Наблюдал как страдают люди… Но то, что было там… Не хочу об это говорить… Тем не менее, именно эта картина стала спусковым механизмом. Что-то во мне порвалось. Словно глазам предстала новая реальность. Я видел страдания повсюду. Бездомные, бьющиеся за кусок хлеба, солдаты, потерявшие конечности, раковые больные, издающие последние стоны, дети, теряющие родителей и наоборот. Даже мелкие вещи стали заметнее. Мальчик, потерявший любимую собачку, женщина, рыдающая из-за последних денег, которые украли вместе с сумочкой. Жизнь заставляет людей страдать… Неужели, мы настолько беспомощны, что не можем ей противостоять? Я решил, что пришло время что-то менять. Началось всё с открытия «Дримерс». Правительство дало добро, но контроль был очень жесткий. «Иггдрасиль» мог стать мощным оружием, попади он в чужие руки. Я и сейчас обязан рапортовать… Неважно кому…

— Удивительно, что вам позволили основать компанию, — Джозеф прищурился.

— Ну-у, я не буду сейчас объяснять связи «Дримерс» и правительства США… Мы говорим о «Клауд». Начали мы с того, что наладили полную синхронизацию мозга с «Иггдрасиль». Я не желал подделок, вроде простого шлема виртуальной реальности. Даже сенсоров было недостаточно. Мне хотелось, чтобы человек полностью ушел в новый мир и там чувствовал себя счастливым. «Иггдрасиль» переродился в «Клауд»… Первые эксперименты проводились добровольно среди покалеченных солдат. Были некоторые проблемы, с оцифровкой мозга. На компьютере данные хранятся в определённом формате. А у нас в голове? Мозг работает на основе очень сложной нейронно-ассоциативной системе. Слишком трудно обрабатывать поток таких данных в реальном времени. Пришлось создать живую копию нашего мира, которая обновляется и до сих пор. Только ключевые события корректируются. Человек сам знает, чего он хочет, и путем сложных манипуляций можно создать идеальный для него, но функционирующий мир. От желания получать большую зарплату до мечты о суперсиле, возможно всё. Мозг сам исполняет функцию компьютера, а Клауд только поддерживает его. Ну и конечно, капсула заботится об остальных функциях организма. Нужно бороться с пролежнями, атрофией мышц, обеспечить питание, дыхание… Очень много вещей, за которыми следит целая команда врачей.

Том взял со стола стакан с водой и сделал несколько глотков.

— Кхм. Так вот, мы начали с солдат, затем перешли на раковых больных. Удалось наладить нормальную связь между компьютером и человеком. Улучшили технологию. Дела шли хорошо. И наконец дошло до частных клиентов.

— И много у вас «частников»?

— Достаточно. Я не могу разглашать никакой информации касательно наших клиентов. Хотите, подсчитайте. В новостях регулярно объявляют, что очередной миллионер слег в «Клауд».

— Это дорогое удовольствие?

— Недешёвое. Платят по большей части частные клиенты. Больницы или другие учреждения получают капсулы за более низкую цену или вообще бесплатно. Конечно, за ними тоже идет правительственный контроль. Я не хочу разбогатеть, я хочу помочь людям.

— А почему вообще к вам приходят эти люди?

— Мы не спрашиваем о причинах. Думаю, чтобы быть счастливыми.

— Ясно, — Блэр улыбнулся и повернулся к Фултону. — Роберт, вы молчали всё это время. Прошу, выскажитесь.

Публика засмеялась. Все ожидали речи Фултона.

— Знаете, я просто подсчитывал, какова высота той горы трупов, на которой построена «Дримерс». Мы так спокойно рассуждаем об экспериментах над людьми, что становиться страшно. Но я не говорю, что это вина мистера Грея. Нет, сейчас такое сплошь и рядом. Тестирование медицинских препаратов, различные протезы… Не будем раздувать эту тему и сосредоточимся на «Клауд». В один прекрасный день, юноша по имени Том решил, что станет спасителем мира. Он избавит всех от страданий, трудностей, страха. В общем, этот сияющий герой решил спасти людей от самой жизни. Заляжем все в «чудо-капсулы» и дело с концом. Неужели вы так разочаровались в людях, что считаете, мы сами не сможем побороть этот мир?

— Я такого не говорил, — ответил Том.

— Вы много говорили, но я слышал суть, и она такова: «Клауд» — это новый наркотик. Дорогой и очень опасный.

— Это чушь! — вмешался Вуд.

— Разве? — Фултон развел руками. — Давайте проверим. Когда смертельно больные страдают, им дают сильное болеутоляющее. Когда у человека депрессия, он принимает антидепрессанты. Даже успешные люди иногда применяют сомнительные препараты, чтоб разнообразить свою жизнь. Вы просто потакаете врожденному гедонизму человека и даете ему совершенный наркотик.

— Вы хотите сказать, что наркоманы могут позволить себе подключение к капсуле? — спросил Том. — Это невозможно. Все клиенты, в том числе и больные, проверяются.

Публика зашепталась.

«С наркотиками, это он хорошо придумал, люди сразу отреагировали», — подумал Том.

Фултон улыбнулся.

— Том, вы умный человек. Неужели вы не понимаете, что открыли ящик Пандоры. С этой технологией невозможно совладать… Уже сейчас, вы положили в капсулы десяток влиятельнейших людей на планете! Вы лишили население лидеров. Это нарушает нормальную человеческую жизнь. Во всем мире 25 тысяч активных капсул! Вдумайтесь — 25 тысяч! В прошлом году было 15 тысяч! А сколько будет в будущем? Что будет, когда половина отправиться «в облака»?

— Вы преувеличиваете, — отмахнулся Вуд. — Человеческое общество работает по определенным правилам, и «Клауд» не сможет разрушить эту систему.

— Этого не произойдёт завтра, не произойдёт через год и не через пять лет. Но со временем, «Клауд» нарушит сегодняшний устой. Как это сделали мобильные телефоны, авиаперелеты, интернет, тот же «Иггдрасиль». Эта технология меняет мир, а теперь, когда «Дримерс» начала работать с частными клиентами, они запустили бомбу массового уничтожения. Компанию нужно взять под жесткий контроль, сократить число капсул и постепенно вернуть человечество в нормальное русло. Если это еще возможно…

— Извините, Роберт, но вы говорите как человек, насмотревшийся научной фантастики. Вы сами верите в такой исход?

— Верю, Том… И боюсь… Боюсь, что вы уничтожите человечество. Вернёте нас к первобытному ладу. Разве вы сами не видите, что «Клауд» разрушит всё то, что мы развивали в течение тысячелетий. Методом проб и ошибок человечество создало великую цивилизацию, но следующая ошибка уничтожит её.

— А чего еще может достичь человечество? Что может превзойти «Клауд»?

Том не выдержал. Он чувствовал, что Фултон промывает его мозг, и вспылил. Роберт задумался.

— Почему вы сами не ляжете в капсулу? — сказал он, наконец.

Том случайно вспомнил сегодняшний разговор с Николь и не нашел лучшего ответа.

— Кто-то должен пожертвовать собой, чтобы остальные были счастливы.

Фултон улыбнулся.

— Вот здесь вы правы, жертвы иногда необходимы… Я попрошу оператора включить экран!

— Экран? — удивился Блэр. — У вас ведь не было видео.

Все уставились на большой телеэкран позади Джозефа. Том открыл рот от удивления. Там показали Зал снов.

— Фултон, что происходит? — Блэр вскочил с кресла. — Оператор! Дейв!

— Боюсь, Дейв сейчас не в состоянии ответить. В операторской сидит мой… коллега, — спокойно сказал Фултон. — Также бесполезно звать охрану. Те, кто не приняли нашу сторону, скорее всего, мертвы.

Из-за кулис вышли люди с оружием, в белой одежде и масках. В аудитории началась паника, но бежать было некуда, все выходы уже перекрыли.

— Я попрошу всех занять свои места, — сказал Фултон, не отрывая глаз от Тома. — Мы всё еще в прямом эфире, и я очень хочу показать вам несколько кадров.

Послышались выстрелы. Люди кричали, плакали, но всё же послушались Фултона.

— Том, вы сказали, что ваша компания полностью контролирует «Клауд». Я покажу вам, как вы заблуждаетесь.

На экране появилась занятая капсула крупным планом. На ней загорелись красные полоски. Человек начал дергаться и замер.

— Вы… отключили его… убили мозг… Вы его убили! — вскочил Том.

Фултон подбежал к нему и ударил в челюсть.

— Это ты его убил! Его и еще 54 человека! Они давно умерли, а я только освобождаю их!

— Сволочь! — в толпе послышался голос Уилла. — Как ты посмел?

Одли начал пробираться сквозь толпу, но прозвучал еще выстрел… Затем крик Николь. Том кинулся к другу, но Фултон схватил его за пиджак и кинул на пол. Роберт сел на него сверху и потянул за волосы.

— Смотри. Это твоя вина. Ты вынудил меня пойти на крайние меры. «Клауд» нужно уничтожить!

Капсулы загорались одна за другой, затем на экране начались помехи.

Том не мог собраться с мыслями: «Что с Уиллом? Огден умер, так и не увидев своих грёз? Это кричала Николь? Что делать? Что делать?»

Том попробовал стряхнуть мужчину, но тот ударил его головой об пол. Неожиданно на помощь пришел Алан Лэй. Он ударил Фултона ногой.

— Роберт, мы не должны этого…

Еще выстрелы. Том почувствовал на лице теплую кровь. Он попытался встать. Фултон налетел и ударил коленом.

— Ты не умрешь сегодня, Том. Твои страдания не окончены…

Фултон еще несколько раз стукнул Грея об пол. Слышался хруст, и потекла кровь. Том чувствовал металлический вкус у себя во рту. Хотелось сопротивляться, но он не понимал, где находится. Тьма медленно поглотила Тома…

10

Он очнулся в больнице. Рядом сидела Николь и тихо плакала. Том с трудом поднял руку. Женщина широко раскрыла глаза, улыбнулась. Она упала на колени и взялась за руку Тома.

— Слава Богу! Слава Богу ты очнулся… Уже две недели прошло… Я так рада… — Николь постоянно всхлипывала.

— Уилл… — прошептал Том.

Николь взглянула на него и снова заплакала.

— Он попал ему… Прямо в голову… Слишком много времени прошло… Я не смогла… Слишком долго.

Том снова потерял сознание. Он еще несколько раз просыпался. Наконец у него хватило сил подняться.

Врачи сказали, что когда Тома доставили в больницу, его лицо было изуродовано. Половина зубов выбита, нос раскрошен, нижняя челюсть сломана, несколько внутримозговых гематом… Повезло, что лобная кость лишь треснула. Лучше Фултона над Томом поработали только врачи. Хирурги использовали всё свое мастерство чтобы, не только вернуть его к жизни, но и спасти лицо. Большинство тканей заменили на синтетику. Но это была меньшая из проблем…

Скоро пришла Николь. Она уже немного успокоилась, но глаза до сих пор были красными. Она рассказала ему, чем закончилась трагедия на «Третьем взгляде». Власти отреагировали быстро, они смогли вломиться в студию. Началась перестрелка с людьми Фултона. Погибло 19 человек… Сам Роберт сдался. Его обвинили в убийстве 60-ти человек, терроризме и казнили через два дня. Фултон даже не пытался сопротивляться, даже согласился со справедливостью наказания.

— Его последними словами было: «Не забудьте наши жертвы», — Николь подошла к окну.

— А что с компанией? — спросил Том.

— Её больше нет…

У Грея закружилась голова.

— Как это, «нет»?

— Пока ты лежал здесь, к нам наведались военные. Они провели расследование. Оказалось, с нами работали 48 человек Фултона. Их всех арестовали… «Дримерс» закрыли, основываясь на подписанный тобой контракт и угрозу национальной безопасности. Все подключенные солдаты готовятся к возвращению. Я не знаю что будет с больницами… Они выгнали меня… Разрешили сидеть с тобой, вот и всё…

— Мы что-то придумаем…

— Что? Фултон нас уничтожил! Даже если нам разрешат работать дальше, придется начинать сначала. А люди Роберта? Я уверенна, что они еще нанесут удар. Снова убьют клиентов? Ты хочешь еще больше смертей?

— Нет…

— Тогда оставь это, — она подошла к Тому. — Уедем туда, где нас не найдут…

— Это не жизнь! — голова Тома снова разболелась.

Николь опустила глаза.

— Мне нужно домой. Завтра тебя навещу.

Она быстро вышла за дверь, но Том всё же услышал её плач.

Ночью ему хотелось кричать. Он не мог спать и лишь трогал свое новое лицо. Том заплакал. Как же так? Всё пропало. Труд его жизни уничтожен… Внезапно он улыбнулся и встал.

— Мои страдания закончатся сегодня, — прошептал он.

11

Николь лежала на диване бездыханная. На полу валялись разбросанные таблетки и сегодняшний «Новый мир».

«…Следующим умер Томас Грей — изобретатель «Клауд». Мужчина выкинулся из окна двенадцатого этажа больницы… »

 

  • Чугунная лира / ЧУГУННАЯ ЛИРА / Птицелов Фрагорийский
  • Тишина / Времена года / Петрович Юрий Петрович
  • Я всегда буду рядом.  Самсонова Екатерина / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • Одиссей и Пенелопа / Фил Серж
  • Казачий альбом / Стихи / Капустина Юлия
  • Один эпизод. / История села Калиновки / Хрипков Николай Иванович
  • 25. Химичка Анастасия "Параллельный мир" / НАРОЧНО НЕ ПРИДУМАЕШЬ! БАЙКИ ИЗ ОФИСА - Шуточный лонгмоб-блеф - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чайка
  • 38 / Пробы кисти и карандашей / Магура Цукерман
  • Браслеты / Золотые стрелы Божьи / Птицелов Фрагорийский
  • Обожаемый мой маяк / Мой маяк! / Мисс Тиффани
  • II / Записки юного врача / Булгаков Михаил Афанасьевич

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль