Первобытное болото

0.00
 
Первобытное болото

 

В далеком 1905 году в Центральную Африку приехал Нью-Йоркский профессор зоологии Ричард Фьерелли со своей дочерью и коллегой Элизабет. Целью путешествия было изучать повадки африканских приматов. Приехав, профессор с дочерью поселились в небольшой деревне, где жили туземцы племени Джиунду. Там Элизабет завязала романтические отношения с африканцем по имени Пуджо, которого миссионеры научили немного говорить по-английски. Профессор не возражал против замужества дочери, и Элизабет вышла замуж за Пуджо. Фьерелли не мог оставить свою дочь и зятя в джунглях и попросил капитана корабля, на котором профессор с дочерью прибыли в Африку, вернуться в Нью-Йорк, а исчезновение исследователей объяснить тем, что их «убили джунгли».

Так началась жизнь наших героев в джунглях Центральной Африки. Через несколько месяцев произошли события, натолкнувшие их на открытие реликтовых животных! Вот как это случилось: однажды, охотясь в джунглях за редкими насекомыми, Фьерелли, Пуджо и Элизабет наткнулись на соперника и врага профессора — доктора Вильяма Халстрема, который только что прибыл в Африку. Рядом с доктором стоял невысокий человек глуповатого вида. Увидев профессора, гоняющегося за бабочками, Халстрем усмехнулся и крикнул своему «приятелю»:

— А, Ричард Фьерелли?! Ты в своем репертуаре!

— Вильям Халстрем?! — изумился профессор. — Негодяй! Что ты здесь делаешь?!

Доктор Халстрем считал, что профессор Фьерелли не возвращается в Нью-Йорк, не потому что погиб, а потому что нашел в Африке нечто, что может его прославить, и теперь погружен в изучение найденного. И доктор пошел на хитрость:

— Ричард, уж не думаешь ли ты, что я проболтаюсь о «Великом открытии», которое я сделал в джунглях?

— Ты сделал «Великое открытие»?! — удивился Фьерелли.

— Ну да. «Историческое» я бы сказал. Удивляюсь, что ты до сих пор на него не набрел.

— Ошибаешься, Вильям, я обнаружил тут много примечательного.

— Ты про это? — спросил Халстрем, указывая пальцем на Пуджо. — И что это? Недостающее звено?!

— Сэр, потише! Это — мой зять! — объяснил профессор, начиная выходить из себя.

— Мои поздравления, Элизабет! — обратился Халстрем к дочери профессора. — Именно таким я представлял себе твоего мужа!

Он залился идиотским смехом и снова повернулся к профессору Фьерелли:

— Рад был поболтать. Прости, мне нужно заняться наукой. Пока!

Семья профессора пошла в сторону деревни. Доктор Халстрем со своим компаньоном последовали за ними. По дороге Халстрем думал: «Фьерелли — хитрец. Строит из себя болвана, но меня не проведешь. Я знаю, что он на что-то набрел».

Вернувшись в хижину, профессор Фьерелли сел у окна и погрузился в раздумья: «Ведь я ничегошеньки не нашел. Ничегошеньки! Хотел бы я знать, что привело сюда Халстрема».

— Бананы? — предложила отцу Элизабет.

— Нет, — сказал профессор. — Вряд ли он проделал весь этот путь от Нью-Йорка до Африки, чтобы изучать бананы. Проклятье! Где-то рядом величайшее открытие века, а даже не представляю о чем речь.

Окно хижины выходило на маленькую рощу. В этой самой роще притаились доктор Халстрем и его спутник. Спрятавшись в кустах, они при помощи биноклей наблюдали за тем, что происходит в хижине.

— Над чем же Фьерелли там работает?! — вслух подумал Халстрем.

— Не знаю, доктор, но это что-то очень маленькое, — ответил его товарищ, смотря в уменьшительные стекла.

В это время с дерева слез детеныш гамадрила. Он осторожно подкрался к лежащему под деревом рюкзаку Халстрема и вытащил оттуда фотографический аппарат. Утащив его в кусты, гамадрил принялся с интересом рассматривать невиданную диковину и случайно нажал на кнопку… Вспышка испугала обезьяну, но ей это понравилось и, придя в себя, гамадрил принялся развлекаться, фотографируя себя с разных сторон.

Тем временем в хижине профессор Фьерелли рассказывал семье о том, что Халстрем стал одним из величайших ученых, только потому что «подглядывал ему через плечо в поисках вдохновения»:

— Халстрем занимается этим со школьной скамьи! — рассказывал Фьерелли. — Вечно ворует мои заслуги! Однажды в Монтане я нашел великолепный таз тиранозавра, держал его в руках, и чем все закончилось — портретом Халстрема на первой странице газеты Нью-Йорк Таймс!

— Что есть «таз тинаразавра»? — спросил Пуджо, который впервые услышал эти слова.

— Тазовая кость динозавра, — объяснила Элизабет.

— Понятно, — сказал Пуджо. — А что есть «динозавр»?

— Видишь ли, — начал объяснять профессор, показывая зятю иллюстрированную книгу, — миллионы лет назад по Земле бродили огромные существа. Их называют динозаврами.

— И мы узнаем о них, изучая их кости, — добавила Элизабет.

— А почему не изучать живых? — спросил африканец.

— Живых? — засмеялся Фьерелли. — Живые динозавры? Это точно поставило бы старину Халстрема на место!

— Они вымерли очень-очень давно, — ответила на вопрос своего мужа Элизабет.

— Может быть в Америка, а здесь моя их видеть, — сказал Пуджо.

— Как?! — удивился профессор. — Ты видел живых динозавров?! Расскажи, где это случилось.

— Это случиться несколько лет назад. Моя и еще два человек отправиться на охота. Мы углубиться в джунгли и там наткнуться на озеро. За ним лежать Большой Болото. На берегу озера на нас напасть Шикепве…

— Извини, что перебиваю, — сказал профессор, — но что такое «Шикепве»?

— Это есть зверь, похожий на ходячий на задних ногах крокодил. Оно есть очень большой и свирепый. Шикепве убить и съесть два моих товарищ. Моя не мог им помочь и броситься бежать. С тех пор моя не ходить в те места.

— Так вот, что ищет Халстрем! — подумал профессор Фьерелли. — Все ясно! Мы должны его опередить!

— Пуджо, отведи нас туда, — попросила Элизабет. — Это нужно для науки.

— Нет! — решительно отказался негр, — Моя боится за вас. Вы мочь пострадать или того хуже!

— Что ж, — заговорил профессор, пытаясь надавить на жалость, — значит, Халстрем опять победил. Пора мне к этому привыкнуть. В конце концов, это всего лишь стариковские мечты. Я снова остаюсь в стороне. Значит, прощайте слава и почет.

— Ну ладно, — сказал Пуджо. — Моя вас отвести.

— Спасибо, Пуджо, спасибо! — налетел на него профессор, надеясь на то, что рассказ зятя — не дикарское суеверие и что он, наконец, обыграет Халстрема.

Подготовка к вылазке в неисследованные края заняла несколько часов. За это время гамадрилу надоело играть с фотоаппаратом, и он кинул его в рюкзак Халстрема. И в этот момент доктор Халстрем, не отрывая глаз от бинокля, шепнул своему компаньону:

— Кажется, я что-то вижу! Ага! Ричард куда-то отправляется.

Пуджо повел свою жену и тестя в глубины зеленого океана джунглей. Халстрем отправил своего товарища охранять шлюпку, а сам осторожно, как лев за антилопой, последовал за своим конкурентом, держась от него на приличном расстоянии.

Итак, четверо искателей приключений отправились на поиски Первобытного болота.

Джунгли были непроходимы: плотно стоящие деревья, высокие кусты, колючие заросли… Приходилось прорубать дорогу топорами и мачете.

Животный мир Центральной Африки не особенно богат, поэтому до путешественников редко доносились какие-то звуки. Но в кронах деревьев постоянно лазали обезьяны, ползали огромные змеи, щебетали птицы. В воздухе жужжали насекомые. Как-то раз глазам исследователей предстал лежащий на ветке дерева леопард. Решив не испытывать судьбу, путешественники не стали приближаться к дереву. Чуть дальше произошла встреча, после которой никто не сомневался, что в самом сердце Черного континента все еще существует доисторическая жизнь. Путешественники увидели в чаще какого-то бурого зверя, похожего на жирафа, но намного меньше. Профессор Фьерелли пояснил, что это окапи — карликовый жираф, который, как считали его коллеги-ученые, вымер во времена ледникового периода!

К концу дня Пуджо вывел Фьерелли и Элизабет на берег небольшого озера, за которым лежали огромные болота. Они тянулись к далекой линии горизонта. В эти бескрайние пространства садилось солнце.

— Мы прийти! — объявил африканец.

Наскоро разбив лагерь, профессор Фьерелли и Элизабет принялись исследовать берег озера. К своему изумлению, они обнаружили ранее неизвестный науке вид лягушки. Но никаких признаков того, что на берег хоть иногда выходят огромные монстры, им обнаружить не удалось. И тут сзади раздался знакомый голос:

— Великолепно! Не правда ли? И подумать только, все это обнаружил я!

Исследователи обернулись и увидели вылезающего из зарослей доктора Халстрема.

— Халстрем! — налетел на своего соперника Фьерелли. — Ты — хвастун и плагиатор!

— Это точно, доктор Халстрем! — подключилась к разговору Элизабет. — Я уверена, что до сих пор вы и не подозревали о том, что существует такое место!

— Мадам, я в шоке! — ответил Халстрем.

— Я знаю что говорю! — продолжала Элизабет. — Вы крали открытия моего отца, когда меня еще на свете не было!

В это время над путешественниками пронеслась большая тень, и тут же послышался возглас Пуджо:

— Конгатамо! Конгатамо!

Исследователи подняли головы. Высоко в небе парило огромное животное красноватого цвета. Опустив вниз голову с огромным клювом, оно высматривало себе добычу. Оба профессора сразу узнали в нем летающего ящера.

— Птеродактиль! Это птеродактиль! — воскликнул Фьерелли. — Живое доказательство того, что на этих болотах все еще существует доисторическая жизнь!

Халстрем вытащил фотоаппарат и сделал несколько снимков невиданного существа. Вскоре птеродактиль изменил направление и полетел вглубь болот. Когда он скрылся, исследователи начали обсуждать, каким образом проникнуть в болота. Было принято решение построить плот.

Утром исследователи принялись за строительство плота. Пуджо принес из джунглей достаточно бревен и лиан, которые можно было использовать в качестве веревок. Когда плот был закончен, путешественники решили, что первую вылазку в болото совершат ученые, так как Фьерелли надеялся на новую встречу с динозаврами, а Халстрему были нужны фотографии этих существ. У Халстрема был при себе карабин, и это было большим плюсом для путешественников, так как Фьерелли расстрелял все свои патроны несколько месяцев назад. Пуджо, боясь новой встречи с динозаврами, предпочел остаться в лагере. Элизабет тоже решила остаться в лагере и заняться изучением пойманной прошлым вечером лягушки.

Расположившись на плоту, ученые оттолкнулись от берега шестами и отправились в неведомое. Переплыв через озеро, ученые ввели плот в извилистую протоку среди тростниковых зарослей. Отплыв от озера на значительное расстояние, профессора услышали треск, доносившийся из зарослей, и вытащили весла из воды. Халстрем схватился за карабин. В нескольких десятках метров от плота из зарослей к воде вышло животное, достигающее метров тридцати в длину и около шести в высоту. Оно имело массивное тело на четырех столбообразных ногах, каждая из которых была размером со ствол дерева, длинный хлыстообразный хвост, составлявший около половины всей длины животного, и длинную шею, оканчивающеюся маленькой головкой, напоминающей лошадиную. Вдоль спинного хребта тянулся ряд конических шипов. Отложив карабин, Халстрем взял фотоаппарат и сделал снимок этого существа.

— Диплодок! Самый крупный растительноядный динозавр! — еле выговорил от изумления Фьерелли. — Надо понаблюдать за его повадками.

Время от времени диплодок опускал голову под воду и поедал водоросли, растущие на дне протоки. Увидев это, профессор Фьерелли воскликнул:

— Смотри, он питается водорослями!

— Как, собственно, я и предполагал, — ответил Халстрем.

— Это была моя гипотеза! — налетел на него Фьерелли.

— А вот и нет, Интеллектуальный нуль!

— Нет да, жалкий недоучка! Ты вообще ничего не понимаешь в этой облас…

Спор был прерван новым треском. Встревоженный им диплодок взревел и посмотрел в сторону, откуда исходил этот звук. В зарослях показалось существо ростом чуть меньше самого диплодока. Оно медленно кралось на мощных задних лапах, передние лапы были очень короткими и напоминали клешни-отростки. Мощный хвост служил противовесом и балансиром. В целом этот зверь был близок по облику к огромному страусу.

— Тиранозавр — крупнейший хищник за всю историю Земли! — изумился Фьерелли.

Халстрем приготовил фотоаппарат.

— Не делай этого! — шепнул Фьерелли. — Если ты сделаешь снимок, этот ящер заметит и нападет нас.

Халстрем решил, что в этом его соперник прав, и спрятал фотоаппарат.

В это время тиранозавр все еще осторожно приближался к диплодоку. Внимательный наблюдатель мог заметить, что этот гигантский хищник уже охотился на подобных ящеров и выработал тактику охоты. Подкравшись к диплодоку, хищник выждал подходящий момент для атаки, а затем с проворством, неожиданным в таком крупном существе, бросился на свою жертву и вскочил ей на спину. Диплодок встал на дыбы и попытался сбросить оседлавшего его врага, но безуспешно. Тиранозавру потребовалось всего несколько секунд, чтобы схватить диплодока за шею и перегрызть ему горло. Бескрайние просторы огласились предсмертным воплем диплодока, который рухнул на бок, и от его падения вздрогнула земля. Затем раздалось чавканье тиранозавра.

Профессора были потрясены — у них на глазах только что произошла битва крупнейших доисторических животных! Битва, не видимая еще не одним человеком! Халстрем сделал несколько снимков трапезничающего тиранозавра

— Надо убираться от сюда, — сказал Фьерелли. — Запах крови скоро привлечет других хищников. Смотри, птеродактили уже почуяли поживу.

И действительно, над трупом диплодока уже кружили несколько летающих ящеров. Ученые заработали веслами, и через несколько минут пирующие динозавры остались позади.

В это время в лагере Элизабет начала тревожится за своего отца. Он и Халстрем провели на болотах несколько часов и до сих пор не вернулись. Что с ними?! Живы ли они?! Элизабет спросила у Пуджо, что он думает об этом. Пуджо, после долгих колебаний, ответил:

— Моя бояться, что они погибнуть…

Сначала Элизабет подумала, что ее муж прав, но потом начала думать позитивно.

— Мы должны остаться в лагере, — решительно сказала Элизабет. — Вдруг они не погибли и скоро вернутся.

Тем временем профессора уже почти достигли озера, как вдруг их внимание привлекло хриплое карканье, доносившееся сверху. Подняв головы, они увидели громадного птеродактиля, пикирующего на плот. Через минуту летающий ящер уже улетал… с профессором Фьерелли в лапах. Доктор Халстрем, вместо того, чтобы схватить карабин и застрелить птеродактиля, крикнул своему сопернику: «Прощай, Фьерелли! Меня с нетерпением ждет Нью-Йоркская Академия наук!»…

В лапах у птеродактиля профессор находился лицом вверх и мог не только чувствовать отвратительный запах ящера, но и рассмотреть его внешнее строение. Ящер имел большую голову с длинным костяным гребнем на затылке. Гребень был не намного короче туловища птеродактиля и, по-видимому, служил противовесом. Размах крыльев составлял не меньше пятнадцати метров. Длинный клюв был усажен мелкими зубами. Тело ящера было красноватого цвета. Но что удивляло больше всего — оно было покрыто шерстью! Профессор был уверен, что рептилии лишены растительности.

Фьерелли повезло — птеродактиль летел прямо к лагерю. Пролетая над озером, профессор стал звать на помощь в надежде, что Пуджо услышит его и убьет ящера из лука. Он уже пролетал над берегом, но тут появилась новая опасность — прямо на птеродактиля, вызывающе каркая, летел другой летающий ящер. Казалось, что он собирался отобрать у птеродактиля добычу. Когда он приблизился, Фьерелли заметил, что это был неизвестный науке вид. Это существо имело черный окрас. Клюв был усажен длинными зубами, выгибавшимися вперед. Хвост ящера заканчивался треугольной лопастью, служившей рулем, а размах его крыльев достигал двадцати метров. Во всем остальном ящер был очень схож с красным птеродактилем.

Начался бой! Элизабет и Пуджо стало не по себе от вида сражающихся птерозавров, но, увидев у одного из них в лапах профессора Фьерелли, у них кровь застыла в жилах. Пуджо схватил лук, но черный птеродактиль закрыл своими крыльями красного. Ящеры в ярости бросались друг на друга, наносили друг другу тяжелые раны своими клювами. Лицо Фьерелли было залито кровью, капающей из ран красного птеродактиля. И тут профессор стал выскальзывать из лап летуна и напоролся на его когти… Фьерелли упал в озеро и, не обращая внимания на раны, поплыл к берегу. В это время схватка летающих ящеров разгорелась еще сильнее. Ярость победителя могла обрушиться на плывущего к берегу профессора. Неожиданно красный птеродактиль потерял способность к полету и с грохотом рухнул в воду. А победитель подлетел к профессору и стал пытаться схватить его своими окровавленными лапами. Но эта охота продолжалась недолго — Пуджо сделал несколько выстрелов из лука и птерозавр, предсмертно каркая, плюхнулся в воду.

Добравшись до берега, профессор Фьерелли поздоровался со своей дочерью и зятем, и поблагодарил его за спасение от неминуемой гибели. Затем профессор отправился в палатку, Элизабет помогла отцу перевязать раны. Во время обеда профессор рассказывал о своей вылазке в болото.

— Интересно, Халстрем выбрался из этих болот?! — вслух подумала Элизабет.

— Думаю, да, — ответил ее отец. — Пока я плыл к берегу, то видел на озере нечто похожее на плот с человеком на нем. А когда я увидел вспышку фотографического аппарата, я был полностью убежден, что это Халстрем! А ты не видела?

— Нет. Я смотрела за птеродактилями. Кстати, как ты думаешь, почему динозавры смогли выжить на этих бескрайних болотах?

— Сложный вопрос. Я думаю, есть причины, допускающие возможность существования доисторических ящеров только в тех странах, которые в конце мезозойской эры входили в состав древнего материка Гондвана, который объединял Центральную Африку, Мадагаскар, Южную Америку, Индию и Австралию. Из этих стран Индия — слишком густо заселена, а Австралия — слишком суха. Остаются только Африка и Бразилия. Думаю, Африка располагает наиболее благоприятными условиями для выживания древних животных. Её климат с незапамятных времен не менялся. Это единственный континент, большая часть которого уже много миллионов лет не затоплялась океаном. Избежал Черный континент и ледникового периода, который погубил всю теплолюбивую фауну Европы и Северной Америки. В Центральной Африке, как в естественном палеонтологическом заповеднике, сохранились многие очень древние животные. И это не только обитатели этого удивительного болота, но и ранее виденный нами окапи. Непроходимые леса, болота, и устойчивый в течение тысячелетий климат служили представителям давно умершего мира надёжной защитой. По-моему, это достаточно правдоподобное объяснение, а теперь давайте вернемся в деревню…

Был уже вечер, когда Халстрем вернулся в лагерь на берегу Атлантического океана, где его ждал парень, охраняющий шлюпку. Увидев Халстрема, он сразу стал расспрашивать его о результатах путешествия в джунгли.

— Это был весьма успешный поход! — рассказывал ученый. — Я не только добыл славу, но и навсегда избавился от Ричарда Фьерелли! Придется найти другого олуха, чтобы воровать у него идеи!

Он рассмеялся, радуясь своей остроте, но тут к лагерю из джунглей вышли Пуджо, Элизабет и… профессор Фьерелли!

— Ричард?! — удивился Халстрем. — Я думал, что ты мертв.

— Прости, что разочаровал тебя, старина, — ответил его соперник.

— Разочаровал?! — переспросил Халстрем. — Это вряд ли. Ведь у меня есть реальные доказательства существования динозавров, а у тебя ничего нет!

Халстрем со своим товарищем отправились к шлюпке. Плывя к кораблю, доктор Халстрем крикнул на прощание своему сопернику:

— Пока, Ричард Фьерелли! Ты опять пришел вторым!

Профессор Фьерелли не ожидал, что все получится именно так: он надеялся на победу, но она досталась его врагу — доктору Вильяму Халстрему!

— Моя вернуться на Большой Болота, чтобы приносить вам доказательство? — спросил у своего тестя Пуджо.

— Нет, не надо, — ответил профессор африканцу. — Это не стоит того, чтобы ты рисковал. Пусть Халстрему достанутся все награды, почет, слава. У меня есть то, что намного важнее всего этого — моя семья!

— Значит этому бессмысленному соперничеству — конец? — с надеждой спросила Элизабет.

— Нет, нет и нет! — ответил ее отец. — Вот увидите, я еще уложу Халстрема на лопатки, возможно, открытием в области химии. Скажем, открою новый элемент! Да, точно! Нужно немедленно браться за работу!

 

Позже в Нью-Йоркской Академии наук началось заседание, посвященное невероятному открытию доктора Вильяма Халстрема. В зале было полно народу, как ученых, так и широкой публики. Рядом с эстрадой было повешено больших размеров белое полотно для проигрывания слайдов. Рядом с полотном гордо стоял доктор Халстрем:

— Леди и джентльмены, — начал он, — сегодня я представлю вам неоспоримые доказательства того, что, существа которые считались вымершими миллионы лет назад до сих пор бродят по Земле! Сомневаетесь, скептики?! Попрошу первый слайд!

В зале выключили свет, и на полотне появилась косоглазая морда маленькой обезьянки, зал огласился смехом.

— Это явно не динозавр, — продолжил Халстрем, — это — детеныш гамадрила. Случайность! Простите! Следующий слайд!

На этот раз на полотне появилась та же морда, только с высунутым языком, смех в зале стал еще сильнее.

— Опять гамадрил?! — удивился Халстрем. — Странно! Следующий слайд! Здесь мы видим…

Зал впал в истерику при виде обезьяньего зада, появившегося на полотне.

— … гамадрила — вид сзади. Следующий слайд! А это…— зал снова содрогнулся от гомерического хохота, — … я даже боюсь предположить что это…

 

 

  • Про перец, мачо и артефакт / Флешмобненькое / Тори Тамари
  • Анархия гл.7 из Адреналиновое равновесие ч.III / Абов Алекс
  • Охотники на рабов / Бамбуковые сны-2. Путевая книга / Kartusha
  • Монолог Ррео / Звезда и Колокол / Зауэр Ирина
  • Доедая новогодний оливье / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • 08. E. Barret-Browning, чем я воздам тебе / Elizabeth Barret-Browning, "Сонеты с португальского" / Валентин Надеждин
  • "Битвы на салфетках" № 311 / Место для миниатюр из конкурса "Битвы на салфетках" / Не от Мира сего
  • А ты  живи / Волк Олег
  • 12 глава / В поисках любви... / Яна Кайнова
  • Всякая всячина / Немножко улыбки / Армант, Илинар
  • Rainer Rilke, быть может / РИЛЬКЁР РИЛИКА – переводы произведений Р.М.Рильке / Валентин Надеждин

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль