Иди-ка ты... в спортзал!

0.00
 
Иди-ка ты... в спортзал!

 

Витёк подружился с Котом в ясельной группе детского сада. Он тогда ещё говорить толком не умел, но был ужасным забиякой. Дрался с каждым новым знакомым, утверждая свое положение в этом мире. Соперники попадались разные, одни сильнее, другие слабее. Но все хотя бы пытались дать отпор. Или, в крайнем случае, убежать. Кот оказался непохожим ни на кого. Подраться с ним не удалось. Нет, Витёк честно пытался — прыгал по-боксерски, размахивал кулачками — вызывал на бой упитанного новичка. Но тот не обращал внимания. Только пару раз отмахнулся бесхвостой плюшевой собакой. Эту собаку он хотел рассмотреть под игрушечным микроскопом, а она не помещалась, а тут еще этот, прыгает…

Няня Валя увидела мучения Витька и поспешила на помощь. Она деликатно увела его в сторонку и сказала: «Нельзя обижать Костика. Он мальчик умный, но слабый. А ты сильный. Ты должен Костика защищать!» Няню Валю Витёк уважал и слушался. Она была сильнее, но никогда этим не пользовалась. И не приставала с ерундой. «Котика — защищать!» — повторил Витёк. И с тех пор только этим и занимался. А Костик, с его подачи, стал Котиком, а позже, соответственно, Котом.

Одногодки, да и мальчишки постарше быстро поняли, что задирать рассеянного толстячка — себе дороже. На писк обиженного Котика тут же появлялся Витёк. А с Витьком, который с четырёх лет стал заниматься в секции вольной борьбы, шутки были плохи.

 

В школе никто никогда не видел, чтобы «телохранитель» списывал у своего подопечного. Учителя удивлялись. Однажды математик, не удержавшись, спросил: «Витя, скажи честно, Костя помогает тебе на контрольных?» На что Витек строго ответил педагогу: «Я его защищаю, потому что он мой друг, а не за плату». Потом подумал и поинтересовался: «А вы, Петр Сергеевич, что, не верите, что я сам могу написать контрольную? Я, спортсмен, но я не дурак».

 

В пятом классе Кот, оправдывая звание ботана, увлёкся ботаникой и долго пытался привить лимон к яблоне. В седьмом он заинтересовался химией — и однажды чуть не устроил в квартире пожар, смешав марганцовку с глицерином. К восьмому классу юный учёный определился с будущей специальностью, выбрав биоинженерию, и серьезно взялся за научную работу.

Витек недоумевал:

— Что за наука такая? Ну, биология — понятно. Что такое инженерия — тоже знаю. Но как их в кучу собрать? Это ж как соединить бульдозер и… клюкву!

— Да, что-то вроде того, — посмеивался Кот. — Если точнее, это смесь биологии, химии и медицины. Наука новая — запросто можно сделать какое-нибудь невероятное открытие! Только я ещё не решил, какое.

 

Одновременно с научными знаниями Кот, с детства склонный к полноте, стремительно набирал ещё и килограммы живого веса. Возможно, поэтому основной целью его исследований, в конце концов, стала борьба с ожирением в масштабах всего человечества.

Витёк время от времени пытался затянуть друга в спортзал.

— Мне некогда, — отбивался Кот. — Я работаю!

— Ты со своей работой скоро в двери не пролезешь! Спортом надо заниматься! Это я тебе как друг говорю.

— А если кто-то не может заниматься спортом? Как ему худеть?

— Но ведь ты можешь. Вот и занялся бы, — не сдавался Витёк.

— А я и занимаюсь. Я разрабатываю естественные методы похудения для всех.

 

После школы друзья поступили в один институт, даже на один факультет. Биологический, естественно. Кот — получив пятёрки на всех экзаменах. Витёк — по спортивному контракту. На факультет физкультуры отдельного набора не было.

А через пять лет из стен вуза вышли два отличных специалиста — биолог и тренер.

 

***

Когда Кот перестал помещаться на одном стуле, Витёк решил взять друга в охапку и силком поставить его на беговую дорожку.

— Не могу больше смотреть, как ты сам себя гробишь! Всё, с этого дня садишься на строгую диету и начинаешь ходить на фитнес!

Кот оторвался от микроскопа, потер переносицу пальцем, похожим на сардельку, и виновато улыбнулся.

— Вить, ну ты же знаешь, над чем я работаю.

— Знаю, знаю! Ищешь «естественные методы похудения». Только я, глядя на тебя, все больше убеждаюсь, что самый естественный метод — это здоровое питание и спорт!

— Может быть. Но только до тех пор, пока я не закончу свою работу. Тогда любой сможет контролировать свой вес без малейших усилий. А первым подопытным буду я сам. Все известные учёные свои открытия испытывали на себе. Так что раньше времени мне худеть нельзя.

— Да, серьёзная причина, — вздохнул Витёк. — Но ты хоть не толстей больше! Это ж вредно, я тебе как специалист говорю. И девушки…

Но Кот уже снова «нырнул» в микроскоп.

 

Однажды Витёк заглянул в лабораторию к Коту и обнаружил, что тот — странное дело! — праздно сидит у компьютера и смотрит какой-то видеоролик. Витёк посмотрел тоже, но ничего интересного не обнаружил. Тощие чернокожие в набедренных повязках наслаждались жизнью: лежали под пальмами, поедали бананы, почёсывали упитанных пятнистых хрюшек. Скукота. Но Кот приник к монитору, словно к любимому микроскопу.

— Что ты там увидел? — наконец не выдержал Витёк.

— Посмотри, какие они худые, — пробормотал Кот, задумчиво постукивая пальцами-сардельками по собственному необъятному животу.

— Что тут удивительного? Они ж, небось, одной травой питаются, — пожал плечами Витёк.

— Не скажи! Бананы, финики — сплошные углеводы. Свинина опять же. И двигаются мало. При таком образе жизни эти островитяне должны быть гораздо крупнее.

— А может, у них глисты?

— Возможно… — рассеянно откликнулся Кот и начал листать сайты. — Как же этот остров называется? Буруку?.. А, вот: Букуру. Ты не знаешь, как делать визу?

— Визу? — изумился Витёк. — Ты хочешь поехать туда?

— Я не хочу. Я еду. Такой шанс упускать нельзя. Ты со мной?

Витёк растерялся. Он привык всегда быть рядом с Котом, хотя тот, честно говоря, давно не нуждался в защитнике. И вот именно сейчас, когда друг собрался лететь куда-то к чертям на кулички, и ему, возможно, на самом деле понадобится помощь, Витёк никак не мог отправиться с ним.

— Кот, а если не сейчас? Позже?

— Нет-нет! Сейчас! Немедленно! Если мои предположения верны, нас ждёт величайшее открытие!

— Я не могу.

Кот наконец-то вернулся с небес на землю и удивлённо посмотрел на Витька.

— Что-то случилось?

— Ничего особенного, — усмехнулся тот. — Просто я женюсь. Думал, ты у меня на свадьбе свидетелем будешь.

— Ничего себе! — ахнул Кот. — А что ж ты молчал? И когда свадьба?

— Через неделю. Я как раз пришёл сказать.

— Вить, ты меня прости! Но я должен лететь. Это дело всей моей жизни, ты же знаешь. Ты, конечно, оставайся. Ничего со мной без тебя не случится. Я уже большой мальчик, — он хохотнул, колыхнувшись всем телом. — Остров этот мирный, океан — тихий…

 

Пока делали визу, готовили оборудование, необходимое для исследований, получали разрешения на эти самые исследования в чужой стране — прошёл почти месяц. Кот познакомился с невестой Витька, Алиной, первый раз в жизни напился на мальчишнике в компании весёлых спортсменов и успешно справился с ролью свидетеля.

Молодожёны вернулись из скромного свадебного путешествия как раз к отлёту Кота.

Витёк нервничал. Нелёгкий выбор: кому ты в данный момент нужнее — другу или жене. И не случится ли так, что через день или через неделю ситуация кардинально изменится? Но тут всплыло обстоятельство, которое окончательно перетянуло чашу весов в сторону жены.

— Ты пиши, — сказал Витёк Коту у входа в международный терминал. — Если что, я прилечу. Но сейчас — не могу. Алька, она… В общем, мы ребенка ждём.

Кот поздравил друга, но было видно, что мыслями он уже далеко, на своём таинственном острове.

 

***

Прошло два года. Время от времени Витёк получал по электронной почте короткие письма, мол, всё в порядке, жив-здоров. И вот, наконец, пришло сообщение: «Встречай, лечу домой».

 

Когда объявили прибытие нужного рейса, Витёк издёргался, высматривая в толпе прибывших знакомую фигуру.

И вдруг:

— Привет! Не узнал?

Худощавый мужчина в лёгком костюме протягивал руку и улыбался. Странно было видеть знакомую добродушную улыбку толстяка-ботана на худом, коричневом от загара лице. Да, это был Кот, но от прежних его габаритов осталась от силы треть.

— Ты сделал своё открытие! — радостно заорал Витёк, сгребая друга в охапку.

— Тише, тише! — смеялся Кот. — Работа еще не завершена. Но результаты уже есть, да!

— Конечно, есть! Видны невооружённым глазом. Расскажешь?

— Обязательно!

 

Друзья сидели на кухне. Алина уложила сынишку спать и присоединилась к мужчинам. Она сильно располнела за время беременности и никак не могла сбросить лишний вес. Вернее, вес не желал сбрасываться сам — без усилий со стороны носительницы. Время от времени Аля вставала перед зеркалом и начинала вечную песню: «Я такая толстая-ааа!» Витёк тут же предлагал жене составить ему компанию в спортзале. «Да когда мне ходить в твою дурацкую тренажёрку? — возмущалась она. — Как я ребенка оставлю?» «Да легко! Две бабушки и дед стоят в очереди, чтобы понянчит внука...» В ответ Алина в полном соответствии с пресловутой женской логикой заливалась слезами: «Ты меня совсем не любишь!..» Витьку оставалось только махнуть рукой, обнять жену и в миллион первый раз сказать: «Да люблю ж я тебя!»

Теперь Алина с восхищением и завистью разглядывала стройного Кота и с нетерпением ждала, когда же он раскроет тайну своего похудения.

Наконец, Кот дожевал котлету и приступил к рассказу.

— Если вы помните, по официальной версии я ехал на Букуру изучать эндемичные растения…

 

— Какие-какие растения? — изумлённо спросил Витёк.

— Эндемичные, то есть которые растут только в одном регионе… — начал было объяснять Кот, но увидел, как хитро блестят глаза друга, и засмеялся. — Прикалываешься?

— Вить, ну не мешай, пожалуйста! — Аля подёргала мужа за рукав. — Он же так до утра ничего не расскажет!

 

— Вот, значит, прилетел я на Букуру, — продолжил Кот. — Встретил меня местный переводчик, проводил в деревню, представил вождю племени. И, вот странно, чем-то я этому вождю понравился. Он выделил мне отдельную хижину, выселив из неё одну из своих жён с кучей детишек. Не знаю, как они там все помещались, мне и одному было тесновато.

Я надеялся, что смогу обследовать местных жителей и быстро узнаю, в чем секрет их удивительного метаболизма. Не тут-то было! Аборигены категорически отказались даже близко подходить к моей походной лаборатории.

Ко мне приставили парня по имени Хорро, одного из младших сыновей вождя. Он водил меня по острову, а заодно следил, чтобы я ни к кому не приставал со своими исследованиями. Так что я мог только наблюдать за аборигенами: чем занимаются, чем питаются. А они наблюдали за мной. Дети оравой бродили следом и всё норовили меня потрогать. Они никогда не видели таких толстых людей, хе-хе! Но вообще люди на острове были вполне дружелюбные. Я со всеми перезнакомился, а с Хорро даже подружился. Отличный мужик оказался. Почти как ты, — Кот пихнул друга в бок.

Витёк, пряча довольную улыбку, буркнул:

— Ты давай не отвлекайся!

— Между прочим, я выучил их язык, — похвастался Кот. — Через два месяца переводчик мне уже был не нужен.

Самое интересное, они на самом деле живут — как в том фильме. Помнишь? Валяются под пальмами и едят от пуза. А что? Климат отличный, почва плодородная, все растёт само собой. Воткнул в землю хворостину — через три дня на ней уже какой-нибудь плод зреет. При таком образе жизни местные должны были весить не меньше, чем их свиньи. Как бы ни так! Все тощие. То есть люди тощие, а свиньи как раз наоборот — весьма упитанные.

Я стал спрашивать Хорро, почему так получается. Он сначала вилял, но потом проговорился, что быть худыми и красивыми помогает некий Буку. Я спросил: «А мне ваш Буку поможет? Я тоже хочу быть красивым». Хорро замялся и пошёл к отцу советоваться. Потом вернулся, принёс пучок листьев дерева мео и велел съедать по одному листу каждый день.

Это дерево — как раз и есть эндемик, растёт только на Букуру. Местные часто едят его листья. Я тоже пробовал, но мне не понравилось. По вкусу похоже на варёную капусту, а я её не люблю, ты знаешь. Но тут пришлось про вкусы забыть. Конечно, сначала я эти листочки буквально разложил на молекулы — насколько позволила аппаратура. И обнаружил в них одно очень интересное вещество, науке до сих пор не известное. Я назвал его меонин…

— А почему не «котоин»? — хмыкнул Витёк. — Всё, молчу, молчу!

— Балбес ты, Витька! В общем, ничего опасного я не обнаружил и принялся эти листья есть, как было велено. Думал, начну худеть. Ничего подобного. За месяц ни грамма не сбросил. Да и с чего бы…

Поскольку других объектов для изучения у меня не было, я регулярно обследовал самого себя. И обнаружил, что меонин стал постепенно накапливаться в организме, причём только в жировых клетках. Он распределялся равномерно, сначала в наружных слоях, потом всё глубже. Но никакого вреда организму не причинял.

Примерно через месяц Хорро вдруг сказал, что мы с ним должны пойти к хижине вождя. Пришли, а там чуть не вся деревня в сборе. Все сидят на земле и глазеют на меня.

Вождь сначала произнёс длинную речь. Я внимательно слушал и даже кое-что разобрал. Речь шла о том, что мне пора принять Буку. Я решил, что Буку — это местное божество. Или дух. В общем, нечто нематериальное. Но именно оно сделает меня худым и красивым — после того, как будет совершён какой-то обряд.

Обряд оказался весьма специфическим. Меня поставили на колени посреди круга, и все запели жуткую песню без слов. Вождь взял в одну руку деревянную плошку, а в другую — здоровенный нож и стал плясать вокруг меня. Признаюсь, я немного испугался. Но самое страшное произошло потом. Песня вдруг кончилась, вождь упал передо мной на колени и полоснул ножом себе по предплечью. Кровь потекла в плошку. После чего эту плошку сунули мне прямо под нос и велели пить…

Аля позеленела и прижала ладонь ко рту. Витёк поёжился.

Кот хлопнул друга по плечу.

— Конечно, если б ты был там со мной, ты не позволил бы мне это выпить. Хотя отказаться от того, что предлагает вождь — весьма чревато. В любой стране. К тому же, если бы я отказался, то не сделал бы главного открытия своей жизни.

Короче, я выпил. Лучше не спрашивайте, каково это было на вкус…

 

После обряда я стал худеть со страшной скоростью. Ничего не болело, не было поноса или рвоты, голова не кружилась. Просто жир исчезал. Я выглядел, как пародия на шар-пея — вся кожа повисала огромными складками. Можете смеяться, но мне пришлось сделать несколько пластических операций. Не на Букуру, конечно. Поэтому я задержался немного дольше.

Но это потом. А тогда я буквально прыгал от радости. Знаете почему? Потому что у меня, наконец-то, появилась возможность изучать этот таинственный феномен. Правда, объектом для исследований по-прежнему оставался я сам.

Я брал у себя образцы крови и тканей (ей-богу, у меня вся задница в шрамах), проводил тесты и анализы. И в конце концов обнаружил, что в моём теле поселилась целая армия странных микроорганизмов…

— Значит, всё-таки глисты, — не удержался Витёк.

— Нет-нет! Совсем другое! Кстати, я решил оставить этим микроорганизмам название «буку», хотя они оказались вполне материальными. Между прочим, и остров назван в их честь: «Буку-ру», то есть «земля Буку».

Они питаются человеческим жиром.

Аля ахнула:

— Но это должно быть больно!..

— Да нет же, никаких ощущений вообще нет. Дело в том, что буку не сжирает адипоцит, то есть жировую клетку, целиком. Он прикрепляется к оболочке и высасывает жир, который находится внутри. Клетка остаётся, но съёживается, становится крошечной. А буку, подкрепившись и увеличившись почти в два раза, тут же отпочковывает от себя новую особь и перемещается к следующему адипоциту.

Когда я понял, что происходит, у меня началась паника. Ведь человеческий организм не может существовать совсем без жира. А я не знал, как остановить буку. Они жрали мой жир и размножались со страшной скоростью.

— Как же ты их остановил? — спросила Аля.

— Да они сами остановились. Оказалось, что они питаются только тем жиром, в котором содержится меонин, к другому даже не прикасаются. Когда запасы меонина в организме кончаются, взрослые особи через поры кожи выбираются наружу, а те, которые только что отпочковались, вроде как окукливаются и погружаются в спячку. Во внешней среде буку видоизменяются и обратно в тело человека вернуться уже не могут. Но стоит только пополнить запас меонина в жировых клетках, как оставшиеся в теле молодые буку просыпаются, принимаются за еду, начинают размножаться… И так до бесконечности.

Местные обитатели получают буку от матерей, еще в утробе. А у приезжего, вроде меня, только один способ приобрести это «средство для похудения» — принять внутрь кровь или плоть кого-то из аборигенов.

Аля выбежала из кухни, зажимая рот ладонями.

— Да ты не расстраивайся! — утешил Кот, когда она вернулась из ванной, пряча лицо в полотенце. — Всё продумано! Вот, смотри!

Он вытряхнул на ладонь из пакетика маленькие розовые таблетки и белые капсулы.

— Ты же не думаешь, что я предложу патентной комиссии пучок листьев и бутылочку-другую собственной крови — для ознакомления? Конечно, нет! Меонин — в таблетках. В каждой — суточная норма. А вот и буку! Никакой крови, никакого мяса — аккуратная желатиновая капсула. Проглотил — и худей на здоровье.

Алина смотрела на Кота, как на волшебника. Но Витёк почему-то не разделял её восторга. Правда, он пока не мог толком сказать, что именно его насторожило.

 

Понадобилось некоторое время, чтобы разложить информацию «по полочкам» и понять, что было не так в истории про буку. А потом Витёк никак не мог отловить Кота, который бегал по инстанциям, оформляя своё открытие. Прошёл целый месяц, прежде чем друзья встретились снова.

— Ты что такой мрачный? — спросил Кот. Он сел в кресло и, слегка рисуясь, закинул ногу на ногу.

Витёк пристроился на диване напротив и ещё раз отметил, как хорошо выглядит друг — стройный, подтянутый, двигается легко и уверенно. Не то что прежде.

— Меня смущает одна деталь в твоём открытии. Вернее, её отсутствие.

— И что же это?

— У тебя нет средства, чтобы полностью вывести буку из тела.

— Зачем? — удивился Кот. — Они же абсолютно безвредные. Просто еще одна группа клеток в организме. Принял меонин — проснулись, исключил меонин — уснули…

— Ну, не знаю. Мало ли что. Лично я не стану принимать твоё средство, пока ты не изобретёшь способ избавляться от этих жироглотов. И Альке не дам.

— Поздно, — тихо сказал Кот.

— Что поздно? — не понял Витёк. И тут до него дошло. — Что?.. Она… Ты дал ей этих своих глистов?!

— Да. Она месяц пила меонин, а вчера приняла капсулу буку.

— И я ничего не знал…

— Она просила не говорить тебе, хотела сделать сюрприз. В конце концов, она взрослая женщина и может сама решать…

— Твоё средство не прошло тестирование, оно не разрешено официально!

— Я испытал его на себе! Тебе этого мало?

— Мало!

Кот вдруг охнул и замер, будто прислушиваясь к чему-то внутри себя.

— Что?.. — сердито спросил Витёк.

Но Кот не ответил. Он упал на пол и с криком покатился по ковру, раздирая на себе одежду.

— Больно!!! Больно!..

— Что сделать? Кот! Как тебе помочь? Я вызову скорую!..

— Нет! В аптечке… Обезбо…ливающее… — простонал Кот.

Витёк кинулся к ящику с лекарствами, на глаза сразу попался кетонал в ампулах. Ему приходилось колоть этот препарат своим спортсменам, оказывая первую помощь при травмах. Нашлись и шприцы, и пузырёк со спиртом.

Прижав извивающегося от боли друга к полу, Витёк вколол лекарство в мышцу.

Через некоторое время приступ прекратился. Кот, мокрый от пота и бледный, в изнеможении распластался на ковре. Витёк принёс ему подушку, накрыл одеялом. Сел рядом, прислонившись спиной к дивану.

— Значит, говоришь, они абсолютно безобидные?

— Может, это не они…

— Себе-то не ври. Что-то пошло не так. А у тебя нет средства…

— Накаркал, ворон.

— Теперь я ещё и виноват.

— Вить, прости! Конечно, ты не виноват. Это я так…

Витёк слегка пихнул друга в бок. Мол, ладно, что с тобой поделаешь.

— В чём же дело? — пробормотал Кит, закрывая глаза.

— В климате, — откликнулся Витёк. — Я думаю, что всё дело в разнице температур. Когда твои червяки там, на острове из человека вылезают, для них практически ничего не меняется: внутри тридцать шесть и шесть — и снаружи практически столько же, внутри мокро — и снаружи сыро. А здесь… Вот они и передумали наружу выходить. И с горя стали жрать всё, что ни попадя.

— Похоже, что ты прав. Очень на то похоже. Но это значит, что я не смогу, не успею найти средство… И Аля… Что же делать? Витёк, что делать?

— Чемодан собирать.

Кот усмехнулся.

— На тот свет, говорят, чемодан с собой не возьмёшь.

— Какой, нафиг, тот свет? Ты мне ещё на этом нужен. Говорю, собирай чемодан — едем на твой остров. Ты, я и Алька. Малого оставим с бабушками, пусть порадуются. А мы там поживём, пока ты не придумаешь, как избавиться от этих тварей. Понял?

— Понял. Спасибо, Витёк!

— Спасибо… Лучше б ты в спортзал ходил, чем всякие дурацкие открытия делать!

 

  • Бал / Меняйлов Роман Анатольевич
  • Истины для автора / Карманное / Зауэр Ирина
  • Вы мне явились… / Кулинарная книга - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лев Елена
  • Находка / Черноок Дмитрий
  • Евгений Онегин и Роковые Фанты. Глава первая / Перловка / Тандэ Ликен
  • Как больно видеть нагловатую улыбку / Уже не хочется тебя вернуть... (2012-2014 гг.) / Сухова Екатерина
  • Кукла / Katriff
  • Поёт душа (Армант, Илинар) / А музыка звучит... / Джилджерэл
  • Hermann Hesse, бессмертные / Герман Гессе, СТИХОТВОРЕНИЯ / Валентин Надеждин
  • Глава 1 / И че!? / Секо Койв
  • ***- Паллантовна Ника / "Жизнь - движение" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Эл Лекс

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль