Переход

0.00
 
Переход

 

Высокий обрывистый берег Атлантического океана продолжался вглубь континента идеально ровной поверхностью. Пустынный пейзаж нарушала странная постройка, напоминавшая видом мегалитический комплекс Стоунхендж, что в Англии. Обугленные остовы базальтовых колонн напоминали оскаленные клыки. Несколько в стороне располагались руины лабораторных корпусов. Двое мужчин вышли из маленького изящного геликоптера и направились к сооружению. Один, худощавый, черноволосый, чуть больше сорока лет, с энергичными чертами лица, одетый в дорогой серый плащ. Другой, молодой с внешностью бейсболиста, в куртке и джинсах. Немного походя вокруг колонн, старший задумчиво произнес:

— Опять наплевали на мои инструкции по безопасности и сгенерировали плазменный шар. Сделай снимки для отчета, Марвин, и поехали.

— Слушаюсь, профессор! — ответил его спутник.

Сет Кессель, знаменитый ученый-физик, автор величайших открытий двадцать первого века, Нобелевский лауреат, создатель теории вихревых эффектов в вакууме, работал в корпорации «Протеус» по просьбе правительства Соединенных Штатов. Его сопровождал Марвин, помощник и телохранитель.

Геликоптер приближался к посадочной площадке на крыше небоскреба Протеуса. В закатных солнечных лучах здание поражало красотой формы в виде шестигранной призмы со слегка искривленными гранями и закручивающимися по часовой стрелке ребрами. Последние этажи здания принадлежали президенту компании Брайану Уинслоу, его заместителям и помощникам. Доктор Кессель в этом здании тоже имел рабочий кабинет и даже личные апартаменты на сорок пятом этаже. Сейчас он намеревался немного там отдохнуть после поездки. Похожая на каплю росы кабина лифта неслышно заскользила вниз по внутренней стене небоскреба.

В почте, доставленной Марвином, обнаружилась открытка с видами Мемфиса. На обратной стороне было написано: «Дорогой Сет. Если в тебе осталось хоть что-то от того чувства, что соединяло прежде наши сердца, ты не откажешь в моей просьбе принять и выслушать меня. Молю тебя о помощи! Твоя Тэсс».

Сет сидел в задумчивости за рабочим столом в своем кабинете, бессмысленно вертя в руке эту открытку. Память вернула его на много лет назад.

***

Маленький городок на берегу Миссисипи, где он родился и вырос, где встретил ее. Рыжеволосая, энергичная, напоминающая маленькое золотистое торнадо, обсыпанное веснушками, она внезапно возникла в тишине библиотеки, где Сет подбирал себе очередную фантастику. Притягивал взгляд нежный овал лица, большие бархатные глаза, пухлые чувственные губы. Парнишка забыл обо всем, уставившись на девушку. Она прошла мимо, слегка улыбнувшись. Тэсс училась в классе старше на одну ступень.

Знакомство состоялось очень глупо. Сет поспорил с друзьями, что потрогает Тэсс за грудь. Подкараулив ее в столовой, он пересилил свой страх и охрипшим голосом выговорил:

— Хочешь заработать два бакса?

— Допустим… — она удивленно подняла смешливые глаза.

— Рукой… это… — промямлил парень, заливаясь краской и отчаянно потея.

— Что? — Тэсс с трудом сдерживала смех.

— Сама знаешь! — вдруг разозлился Сет и попытался уйди.

— Постой! — девушка поднялась и поцеловала оконфуженного паренька. — Я угадала?

— Почти…

— Тогда где мои два доллара? — рассмеялась девушка.

— Тэсс, пойдем в кафе! Посидим немного…

Видимо лицо Сета было наполнено такой мольбой, что девушка не смогла отказать:

— Ты такой смешной, забавный! Как тебя зовут, ушастик?

Они стали встречаться. Это было невероятно для парня, жутко переживающего с малых лет из-за своих оттопыренных проблем.

Однажды Тэсс пригласила Сета к себе домой и познакомила с отцом. Мистер Хьюз работал профессором теоретической физики в местном колледже. Понятно, что у такого папы и дочка чего-то знала. Чтобы соответствовать знающей девушке и получать одобрительные отзывы от ее папы, Сет налег на учебники по физике и математике. Скоро он мог на равных обсуждать научные журналы в доме Хьюзов.

Как-то раз они вместе смотрели по телевизору передачу о летающих тарелках. Тэсс сказала, что тот человек, который откроет принцип движения этих устройств, будет самым великим человеком на Земле.

— Если они и существуют в реальности, то используют устройство, снижающее гравитацию, — определил тогда Сет.

Перед выпускными экзаменами Тесс вдруг влюбилась в игрока местной команды по лакросу Джоэла. Они вместе танцевали на выпускном балу. Вместе уехали учиться в университет города Мемфис.

Сет так переживал разрыв, что даже заболел. Лихорадочное состояние, высокий пульс, сопровождаемый периодической потерей сознания. Занозой в сознании засело страстное желание понять, как летает этот странный объект. Выздоровев, он нашел интересное решение из области взаимодействия электромагнитных волн. Оно стоило того, чтобы его проверить.

Весь следующий год Сэт посвятил созданию установки. Генератор особой структуры электромагнитных волн представлял собой диск, в центре которого располагался основной источник. От него разветвлялись спиралевидные волноводы, которые за счет своей геометрии служили дополнительным источником волн. В итоге по обе стороны диска создавалась вихреобразная структура распространения электромагнитных волн. Сет предполагал, что предметы, расположенные на поверхности такого диска, должны терять свой вес.

Парнишка забросил все другие дела. Он перестал общаться с друзьями вне школы, пропадая до глубокой ночи в доме мистера Хьюза. Благодаря помощи этого ученого, прежде всего в математических расчетах и финансах, к Рождеству в пристройке стояло готовое к испытаниям устройство.

Первое время ничего не получалось, но Сет каким-то шестым чувством понимал, что решение где-то рядом и еще упорней вгрызался в тома научных журналов, которые ему поставлял мистер Хьюз.

В один весенний день приборы вдруг показали незначительное движение. Над диском на проводах видел силикатный кирпич. Всего несколько микроньютонов снижения веса, а парень чуть с ума не сошел от радости: «Есть эффект! Еще немного и тайна летающих тарелок будет открыта!»

Сет продолжал упорно перебирать факторы, работая с еще большим энтузиазмом.

Однажды он услышал тихий звук, переходящий в нарастающий свист. Появилось свечение над диском. Как в замедленной киносъемке Сет увидел, что его руки стали вытягиваться. Перепугавшись до крайней степени, парнишка бросился к выключателю, однако, действие не прекращалось. Свечение приняло форму шара и усилилось. Тон звука нарастал сильнее. Ничто не могло помешать этому кошмару. Понимая, что может в любую минуту погибнуть, Сет принялся читать молитвы, которые знал от матери. Словно откликаясь на них, шар опустился на металлический диск и быстро расплавил его, исчезнув сам. Шок от случившегося был такой сильный, что парень еще долго боялся подходить к установке, не понимая, откуда бралась энергия для обесточенной установки.

***

Подоспела пора выпускных экзаменов. Блестяще окончив школу, Сет направил документы туда же, где обучалась Тэсс. За год Сет заметно вытянулся и возмужал так, что девушка с трудом его узнала. После безрезультатных попыток вернуть Тэсс, парень впал в уныние. И снова странная болезнь, высокая температура, лихорадочное состояние. И снова по выздоровлению в голове у Сета созрело очередное решение. Оно предполагало наличие еще одного диска, расположенного параллельно основному и генерирующего вихревые потоки в обратном направлении.

В университете Сет сблизился с профессором Норбертом, автором книг по теории волн. Профессор взялся выбить финансирование на проект, а юный студент получил доступ в лаборатории университета в любое время. Грант для проекта вскоре был получен. На эти деньги построили новую установку в человеческий рост, с верхним диском, покоящимся на четырех бетонных столбах. Эффекты снижения гравитации наблюдались, но по-прежнему крайне незначительные. Сет же мечтал о нуль-гравитации.

Научные дела не заслоняли студенческие утехи. Ушастый студент не отказывался замутить с кем-нибудь на вечеринках. Девушки липли на его привлекательную внешность, как пчелы на нектар. Иногда он встречал Тэсс. Они улыбались друг другу. Тэсс по-дружески, Сет с сожалением. Прежние чувства не желали покидать сердце парня.

Гравитация показывала свой норов. Сет ловил каждую микродолю в показаниях прибора. Он выяснил, что наиболее оптимальный результат проявлялся при стоячих волнах. Еще заметил, что форма и магнитная проводимость опор тоже является влияющим фактором. Экспериментируя, он случайно обратил внимание на появление пуговицы поблизости от установки. Точно такая лежала на поверхности диска. Сет не поверил своим глазам, но результаты упорно повторялись. Так, случайно был открыт эффект, названный впоследствии транскопированием и принесший ему всемирную славу. Сет решил отложить исследования этого эффекта, желая добить гравитацию.

За год до окончания обучения Тэсс вдруг порвала отношения с Джоэлом. Сет сразу же оказался под окнами ее кампуса с цветами в руках. Они снова были вместе. Тэсс попросила помощи для магистерской диссертации, и Сет с готовностью отдал ей результаты своей работы по проекту. Профессор Норберт предупредил парня, что проект будет считаться завершенным после защиты какой-либо магистерской работы. Это означало, что нельзя потом будет воспользоваться данными своих экспериментов. Однако Сет решил пожертвовать научной перспективой ради любимой.

Потом выяснилось, что Тэсс его обманула ради Джоэла. Приготовить магистерскую работу Лири не сумел, а Тэсс не успевала ему помочь. Они и придумали развести влюбленного до беспамятства парнишку. Работа оказалась настолько великолепной, что не потребовалось усилий для защиты. Лири успешно получил степень магистра.

Сет тяжело переживал предательство своей девушки. Он снова заболел. Его загадочный мозг, обработав огромный массив накопленной информации, выдал начатки будущей теории с огромными перспективами. После выздоровления Сет выдержал выпускные экзамены и покинул университет без степени и без предложений на перспективную работу. Мистер Хьюз помог получить должность ассистента преподавателя физики в местном колледже с грошовой зарплатой. Понемногу Сет воссоздал новую установку и снова принялся за эксперименты. Через пять лет вышла книга, излагающая теорию вихревых структур в вакууме. Эта теория перевернула представления о материи и энергии. Сета стали приглашать выступить с докладами в известные научные центры Америки и Европы. Появились предложения занять научные должности от известных университетов и колледжей. Итогом восхождения к славе стала номинация на Нобелевскую премию по физике и ее присуждение.

***

Сет отвлекся от воспоминаний. После университета, он попытался вычеркнуть Тэсс из памяти. Семьей не получилось обзавестись, хотя он пару раз женился. Столько лет прошло, а в груди вновь мятный холодок. Сет набрал номер, указанный на открытке. Трубку на другом конце взяли сразу, будто ждали.

— Я вас слушаю… — раздался знакомый голос.

— Это Сет. Я получил твою открытку. Возле Протеуса есть кафе «Бешеные креветки». Можешь быть там через три часа?

— Сэт, я так благодарна тебе. Думала, что ты меня никогда не простишь! — ответил взволнованный голос.

— Я буду ждать, до встречи! — закончил разговор взволнованный Сет.

Осталось три часа… Она, возможно, следила за его падениями и взлетами. Какой она встала? Любит ли по-прежнему этого счастливчика Джоэла Лири?

***

Ему было тридцать шесть, когда шведский король вручил медаль нобелевского лауреата. Он помнил счастливые лица сидящих в зале родителей, брата и сестры, восхищенные взгляды незнакомых людей, неподдельное уважение ученых-коллег из старейших университетов. Кажется, он тогда почувствовал присутствие Тэсс на пресс-конференции. Сет был готов расцеловать всех. Он с радостью отвечал на самые пустые и глупые вопросы:

— Мистер Кессель, известно, что Ньютон придумал свои законы после того как на него свалилось яблоко. Что для вас послужило толчком для создания теории вихревых эффектов?

— Одна умная девушка сказала, что тот, кто откроет принцип движения летающих тарелок, станет знаменитым. Я хотел внимания со стороны этой девушки и постарался стать знаменитым.

— Я пока еще не летал на ваших тарелках. Когда я смогу это сделать?

— Вполне возможно, что они не понадобятся. Вы будете летать сами. (смех в зале)

— Мистер Кессель, не отрицает ли ваша концепция Бога?

— Моя теория говорит о том, что мир безграничен в познании. (после небольшой паузы) Много раз я сталкивался в своих экспериментах с силой, которую нельзя описать понятной моделью. С силой, которая нас к чему-то направляет и готовит. Я считаю, что нас всех ожидает нечто новое, о чем мы сейчас даже не можем предположить. Некий переход.

***

Прошел час и даже больше. Сет занял позицию в глубине зала кафе, Марвин расположился у входа. Задумавшись, Сет не заметил, как в зал вошла полноватая женщина с пепельно-серыми волосами. Она оглядела присутствующих и присела возле окна. Сет решил проверить, набрав номер на своем сотовом, и услышал рингтон с ее стороны. Он удивленно уставился, не узнавая в сидящей женщине прежнюю Тэсс. Женщина отвлеклась на телефон.

— Тэсс? — озадаченно позвал Сет.

Женщина повернула лицо и тоже удивленно спросила:

— Сет? Я опять тебя не узнала. Такой солидный.

— Как здоровье?

— Иногда болею… Видишь сам, как я изменилась.

— А куда рыжие волосы подевались?

— Я теперь седая. Закрашиваю.

Сет замолчал, ожидая, что Тэсс сама все расскажет. И она заговорила:

— Я очень виновата перед тобой и не имею права ничего просить. Мне лично ничего не надо. Вопрос стоит о жизни нашего сына! Он у меня единственный.

Тэсс рассказала удивленному Сету, что сильно любила Джоэла, а тот любил только себя. Он не захотел содержать ее с чужим ребенком.

— Значит, у меня есть сын? Почему ты раньше мне ничего об этом не сообщала? — спросил ученый, пристально глядя на женщину.

Тэсс закашлялась от сигаретного дыма и от волнения. Ей было не по себе от взгляда Сета. Она попыталась переменить тему:

— Мой мальчик не убивал полицейского. Он был в это время дома. Мои показания не принимают.

— Тэсс успокойся. Я постараюсь помочь, — спокойно сказал Сет, — если ты снова не лжешь.

Тэсс внезапно перестала плакать и испуганно взглянула на Сета.

— Тебя нанял мистер Уинслоу, чтобы стимулировать меня? — тихо проговорил он.

Тэсс опустила лицо в руки и ответила также тихо:

— Президент Оукс распорядился всех приговоренных к смертной казни направлять в качестве испытательного материала для твоих экспериментов.

— Это неправда! Я не провожу эксперименты над людьми! — задохнулся от возмущения профессор.

— Ты не проводишь. Другие проводят.

— И кто это?

— Джоэл!

Сет был настолько потрясен, что не мог говорить. Он встал и, не прощаясь, направился к выходу. Верный Марвин устремился вслед за ним.

— Марвин! Я самый несчастный человек в этом мире! — произнес Сет, проваливаясь в тьму лихорадки.

***

Придя в себя в больнице, профессор попросил медсестру пригласить помощника. Он не замедлил явиться.

— Марвин, есть несколько срочных дел. Разведай все про мистера Лири. На второе — все о моем сыне. Найди его дело и обстоятельства суда. И последнее — нужно два, или три математика-программиста, не работающих в компании, для расчета вихревых моделей. Я придумал кое-что.

Марвин выполнил поручения блестяще. Выяснилось, что Тэсс является женой Джоэла Лири. Они никогда не разводились и живут счастливо. Их сын Джейсон совершенно не похож на Сета, и никто не приговаривал его к смерти. Возможно, Уинслоу пригласил сына Тэсс сыграть роль заключенного. Два молодых программиста тайно встретились с Сетом, когда он окончательно выздоровел. Ребята получили задание рассчитать гармонизирующие частоты для пирамидальной структуры. Задача была крайне тяжелой, но ребята были рады поработать для всемирно известного ученого. Теперь настала необходимость встретиться с сэром Уинслоу и поставить все точки над «и».

Глава корпорации принял Сета в той части здания, которая сотрудниками Протеуса в шутку называлась баней из-за обилия помещений с фонтанами, бассейнами, джакузи и массажными кабинетами. В зале, куда пригласили Сета, в самом центре располагался П-образный диван из белой кожи, охватывающий стеклянный столик. С левой стороны дивана стояла барная тележка, с правой журчал потоками стилизованный под водопад фонтан, омывающий барельефы на темы греческих мифов. Брайан Уинслоу сидел в центре дивана, хозяйственно разбросав жирное тело. Он был одет в странную одежду, похожую на рабочую спецовку. Увидев ученого, босс заулыбался широким щетинистым лицом и приветственно подался вперед, не вставая.

«Странно, как за несколько лет из подтянутого генерала-культуриста совершилось такое превращение в развалину. И стилист его явно не на своем месте…» — пронеслись в голове Сета ненужные мысли.

— Как поживают самые умные мозги нации? — шутливо поинтересовался Уинслоу.

— Если мне не изменяет память — летают пеплом по воздуху вокруг Принстонского университета, — строго заметил ученый.

— Я обеспокоен твоим здоровьем, мистер Кессель, — лицо Брайана собралось в скорбную маску.

— Усталость, нервы. Переживания из-за излишней информации. У моей бывшей подруги Тэсс сын попал в тюрьму. Можно что-нибудь сделать?

— Насколько мне известно, парень приговорен к смертной казни, — лицо босса обрело маску задумчивости. — Я поговорю с Кейси, но он недоволен задержкой проекта «Переход». Дай результат, дорогой профессор, и президент не откажется помиловать твоего сына.

— Я не идиот, мистер Уинслоу. Пока еще могу отличить чужого сына от своего.

Брайан потянулся к барной тележке. Налил виски в два бокала, положил туда лед и протянул один ученому. Жадно глотнув, произнес:

— Многие считают, что ты намеренно тормозишь проект. Это пока не мое мнение, но бесконечно отмахиваться от него у меня не получится. Принято решение разгрузить тебя и подключить к проекту ведущих ученых страны.

— Входит в число этих счастливчиков некий Джоэл Лири? — спросил Сет, дождавшись утвердительного кивка, заметил:

— Я знаю этого ученого, отзывы о нем настораживающие.

— Посмотрим его в деле. Твое мнение, конечно, важно, — ответил Брайан.

Вода тихо журчала по каменной стене. Толстый Уинслоу прохаживался со стаканом виски. Внезапно Сет возмущенно заявил:

— Я осведомлен, что некоторые исследования проводятся без моего ведома. Самым возмутительным является то, что они проводятся над людьми. Вы же не собираетесь уподобляться нацистским преступникам?

— Этих людей все равно ожидает смертная казнь. Пусть послужат для науки, — спокойно ответил Брайан. — Мы не требуем твоего участия в этих опытах. Занимайся своими крысами. Но, чем дольше будет откладываться результат, тем больше погибнет людей. И среди них может оказаться сын твоей подруги.

— Брайан, во имя всех святых, не губи людей! Это опасно для всех нас.

— Хорошо, мистер Кессель. Даю тебе полгода. Не больше!

Брайан протянул руку, давая понять, что аудиенция закончена.

Через три месяца Сет получил расчеты от программистов. Это позволило сильно продвинуться в экспериментах. Особая конструкция и расположение резонаторов создали ситуацию с исчезновением материи и воссозданием ее в приемной установке. Крысы перестали умирать. С другими животными тоже все происходило без нареканий. Когда начались эксперименты с обезьянами, обнаружились эффекты, насторожившие ученого. Что-то происходило с ними такое, не поддающееся объяснению. Сет понимал, что совершать эксперименты над человеком категорически нельзя.

Перед окончанием срока, отпущенного Уинслоу, профессора Кессель исчез на несколько дней. Обеспокоенный Марвин застал его у себя в апартаментах. Он лежал, погруженный в джакузи. Бутылочка бренди стояла на бортике.

— А, дорогой Марвин! Рад твоему приходу! — пьяно поприветствовал его ученый.

— Профессор, с вами все в порядке?

— Нет. Я в хаосе! — объявил Сет.

— Вы подобрали ключ к закрытой двери. Осталось ее открыть! — решил приободрить старшего друга парень.

— А стоит ли открывать эту дверь? Имеем ли мы на это право? — Сет налил в стакан бренди и протянул парню. — Будешь?

— Спасибо! — не отказался из вежливости Марвин. — Я по-прежнему не понимаю причин вашего беспокойства.

— Есть то, чего трогать нельзя! Марвин. Мы можем превратить тело человека в волны, и оно уходит в никуда. А что приходит? А душа куда девается, если она все-таки есть?

— Вы же раньше не сомневались… — осторожно подсказал парень.

— Ты пей этот божественный напиток и смотри вокруг. Уверен, что твои глаза тебе не лгут? Что твой мозг тебя не предает? Мы на краю реальности. За дверью нечто. Мы не сможем этого понять!

— Сэр, по-моему у вас эмоции от алкоголя и усталости. Отдохнете, и мысли наладятся! — предположил Марвин.

— Я солгал, Марвин! Моя теория — пустышка. Нечто играется нами, подбрасывая решения, которые постоянно противоречат моделям. Мне остается доверять только своей интуиции, которая обещает что-то грандиозное. То, чего нельзя будет объяснить с позиции науки…

В назначенный день профессор Кессель стоял на крыше небоскреба, усаживаясь в вертолет босса. Свита Уинслоу пополнилась профессорами из разных университетов, среди которых мелькал довольный собой Джоэл Лири. На испытательную площадку пригнали целый автобус с заключенными. Установка Кесселя напоминала пирамиду как в Египте. В ее внутренней полости и в приемном устройстве были установлены камеры, транслирующие изображение на мониторы в лабораторных корпусах.

— Мистер Уинслоу, позвольте мне провести этот эксперимент! — решительно попросил Сет.

— Вы же отказывались до этого момента работать с человеческим материалом! — удивленно спросил босс.

— Хирургу тоже иной раз приходится делать больно. Но, если хирург знающий, то пациент будет меньше страдать, — отшутился Сет.

— Не возражаю. Сам отберешь материал?

— Да, сам.

Профессор Кессель и Марвин направились к осужденным. Прибывшие и персонал разместились в одном из ангаров лабораторного корпуса. Приговоренные сидели тихо в автобусе. На их лицах читался неподдельный ужас. Сет показал рукой на ближайшего от него заключенного, молодого латиноса. Тот задрожал и сжался, словно пойманный суслик. Два политсмена выволокли несчастного паренька из автобуса и потащили к установке. Сет и Марвин направились следом. Другие заключенные вздохнули с облегчением, некоторые перекрестились. Вход в установку проходил через подвальное помещение, где находился пульт управления. Полицейские затащили туда трясущегося арестанта, вышли наверх и закрыли двери.

— Приятель, как тебя зовут? — поинтересовался Сет у арестанта.

— Мигель, сеньор. Меня осудили неправильно… — парень всхлипнул, но спокойный тон голоса профессора подействовал успокаивающе.

— Многое в нашей жизни подчиняется абсурду. Не ищи смысла там, где его не должно быть, Мигель.

— Профессор, отвести бедолагу на площадку? — спросил Марвин.

— Этот эксперимент я проведу сам и над собой. Я уверен в хорошем результате! — с улыбкой ответил Сет.

— Я не позволю. Пусть лучше это буду я, — начал спорить помощник.

— Если хочешь, можешь присоединиться ко мне, — весело предложил профессор.

— Синьоры, можно и мне с вами? — несмело подал голос Мигель.

Сет выставил частоты и включил начало отсчета. Эксперименты должны проводиться с обездвиженными объектами, поэтому на площадке обычно находились столбики, к которым привязывались живые образцы. Марвин вывел и привязал к столбу Мигеля. Профессор и ассистент зафиксировали себя сами с помощью карабинов.

Мониторы в лабораторном корпусе включились вместе с установкой. Наблюдатели с ужасом увидели на площадке самого профессора Кесселя, привязанного к столбу спиной, в окружении арестанта и ассистента. Вскоре вокруг них возникло свечение. Оно поглотило тела корчащихся людей и само исчезло. Установка выключилась самопроизвольно. Камера приемной установки ничего не зафиксировала.

Наблюдающие подавлено молчали, пока Брайан Уинслоу не произнес:

— Жаль, что профессор Кессель не придумал ничего лучшего, кроме как совершить самоубийство таким оригинальным способом. Мистер Лири, вы в наибольшей степени информированы о сути проекта «Переход». Поручаю вам его возглавить.

***

Прошло несколько месяцев после трагических событий на испытательном полигоне компании «Протеус». Под руководством Лири продвижение проекта замедлилось до точки замерзания. Все установки Кесселя пришли в негодность от неизменно возникающих плазменных шаров. Тэсс пристрастилась приходить в кафе, где последний раз встретилась с Сетом. Она сидела там одна часами, пила коктейль и курила.

В один весенний день, когда Тэсс как обычно сидела на своем любимом месте у окна, в зал вошла молодая пара. Худощавый черноволосый парнишка с оттопыренными ушами бережно поддерживал смеющуюся спутницу. Она была немного выше, отчаянно рыжеволосая и ослепительно красивая. Парень постоянно улыбался и веселил девушку смешными глупостями. Они заказали по чашке капучино с эклерами и сели за столик.

— Очень уютное кафе. Здорово, что мы сюда зашли, — заметила рыжая.

— Марвин и Мигель должны прийти. А потом мы все вместе пойдем в церковь и обвенчаемся, если ты не против, — улыбаясь, произнес парень.

— Интересно, а мы сможем иметь детей?

— В новом качестве мы можем сделать все.

Тэсс случайно взглянула на молодую пару и вскрикнула. Перед ней были она сама, только совсем молодая, и юный Сет.

— Упс! — улыбнулся Сет и помахал рукой, растерявшись. Девушка удивленно посмотрела на пожилую женщину. Они встали из-за столика и растворились в воздухе, словно облако дыма.

 

  • Стирка (Паллантовна Ника) / Смех продлевает жизнь / товарищъ Суховъ
  • Душа моя / Леонард
  • Осколок №1 / Калейдоскоп из горьких осколков / Кельта
  • И на Марсе будут... / "День Футурантропа" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Фомальгаут Мария
  • Завіса / Гуїнплен / Argentum Agata
  • Бремя дара / Казимир Алмазов / Пышкин Евгений
  • После просмотра кинофильма о детях / elzmaximir
  • Сашок / Знатная Жемчужина
  • Афоризм 003. О предательстве. / Фурсин Олег
  • Депрессия / Дневниковая запись / Сатин Георгий
  • Тайна белой тумбочки / Аркадьев Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль