Глава 5. Фильтр / Цикл «Просветители». Серия «Заповедник человечества». Книга первая: Стороны монеты / Бондепадхай Бидхан
 
Глава 5. Фильтр

Кто-то рядом с вами бесится?

Оставь! Побесится и перебесится.

 

Земля находилась на грани того, чтобы стать закрытым заповедником. Редкие экспедиции к Земле особо ничего не давали. Всякая операция заканчивалась одним и тем же рапортом, в котором говорилось, что спасать некого. Иногда на Землю отправлялись разведчики, чья задача была проникать в немногочисленные людские общины и искать возможных претендентов на то, чтобы спасти и забрать с собой. Порой такие люди попадались и кого-то даже спасали, но почти во всех случаях все было печально. В то время как на Земле все было плохо, на соседней планете все было, не хорошо, но стабильно. Люди тщетно капались в руинах двух мертвых цивилизаций, пытаясь раскрыть их секреты, и в слепой вере бороздили просторы космоса, в надежде отыскать хотя бы одну, но живую, разумную цивилизацию. Но все развернулось по иному сценарию. Иная цивилизация сама нашла людей.

Все случилось на шестнадцатый той. Инопланетная цивилизация вошла в пространство Тейи, четко давая о себе знать. Но эта цивилизация в самом своем начале долгожданного контакта, оказалась крайне молчаливой и не торопилась к самому контакту. В самом начале контакта представителем иной цивилизации выступил всего один корабль. Люди, озадаченные и ошеломленные произошедшим, начали искать способы общения, но все было тщетно. Обитатели, кем бы они ни были, оставались неприветливыми. Долгое время с кораблем ничего не происходило, и люди начали беспокоиться.

Сафаров сидел за столом и пил кофе. Рядом крутилось еще несколько человек и все что-то обсуждали. В помещение вошли еще люди, и разговоры сменились на приветствия, которые перешли в общую тему, в которые пришлось втянуться и Сафарову.

— Таки и что же мы имеем? — произнес Авдей Перец.

— Полный ноль, по всем показателям, — ответил Сафаров.

— Сколько уже прошло? Таки неужели никаких подвижек не намечается? — словно бы ожидая иного ответа, продолжил Авдей.

— Да, — сухо ответил Сафаров.

— Ну а мы? — произнес Алес Мазур.

— Мы оградили зону посадки, установили оборудование и совершили все возможные манипуляции, разве что только не палили в них.

— Думаю, это будет не к месту, — произнесла Агнис Бенар.

— Таки к слову о неуместности! — произнес Авдей. — А если они решат в нас пальнуть?

— На то, нет никаких оснований, — пояснил Сафаров.

— Таки, а с чего вы это взяли? Ведь у вас полный ноль!

— Я это взял с того, что этот корабль, чей бы он ни был, пуст! — произнес Сафаров.

— Разведчик! — произнес Авдей.

— А вы с чего это взяли? — произнесла Агнис.

— Пустой корабль сам не мог прилететь, его кто-то и зачем-то прислал.

— И вы сразу — разведчик. А если просто зонд исследователь?

— Стойте… — произнес Алес. — Самое важное, что сейчас стоит усвоить — это не переступать черту.

— А было бы чем, — произнес Авдей.

— Чем есть.

— Есть?! — удивился Авдей. — Мы чего-то не знаем?

— Древние китайские боевые искусства с использованием оружия, в свое время использовали не оружия, а сельскохозяйственный инвентарь.

— Таки вы предлагаете взять в руки вилы?

— Я предлагаю не пороть горячку, у вас какая-то мания, вы мне Бяо напоминаете, такой же параноик.

— Таки я продумываю все варианты.

— А мы не в феодальную эпоху живем и вилы у нас электронные.

— Вы действительно думаете, что они могут быть агрессорами? — спросил Виктор Цымбол.

— Я считаю, что это разведывательный дрон. Он тут собирает информацию, а потом сюда прибудут те, кто его прислал.

— Это очень даже вероятно, но где угроза?

— Нигде, в том и дело!

— Извините, что перебиваю, а где Валентин? Он вроде компетентный в этих вопросах, — произнес Алес.

— Валентин? — произнес Сафаров. — Он занимается аномалиями, я приглашал его.

— И?

— Он просмотрел документы и сказал, что это интересно, но заниматься этим не станет.

— Что же, какие-то аномалии ему интереснее инопланетной цивилизации?! — удивленно произнес Виктор.

— Я не знаю, что ему интереснее, но в последнее время, он ведет себя иначе. Возможно, сказалась смерть жены, все-таки…

— Довольно, — заключил Алес. — Продумать все возможные варианты — это хорошо, но, сколько бы ни было вариантов, самое важное — это продумать наши действия при каждом варианте. Думать на несколько шагов вперед.

Через пару голлов ситуация разрешилась. Корабль покинул Тейю, но вместо него прибыл другой корабль. Из корабля вышел представитель иной цивилизации — один. Представитель был высоким, почти в два метра ростом, облаченный в защитный костюм. За стеклом шлема скрывалось лицо с черной кожей, узкими, но широкими глазами и редкой растительностью на голове и лице. Лицо представителя напоминало лицо гориллы, но кожа была менее мясистой и не такой морщинистой. Особенно сходство предавали широкие ноздри. Телом представитель очень походил на человека, но на руках было по шесть пальцев. Еще одной особенностью был роговой отросток на голове вроде как у носорога.

Первый контакт проходил в напряжении. Представитель не проявлял агрессии, но и дружественных намерений он так же не проявлял. Представитель вел себя нейтрально. Люди старались держаться того же. Страхи понемногу улетучивались и все теории об агрессивности таяли. После того, как обе стороны убедились в нейтральности своих намерений, начались действия. Из корабля вышло еще несколько представителей, но с некоей техникой или чем-то вроде. Представители взяли инициативу на себя и сделали первый шаг к общению. Шаг был простым, словно мать, учащая свое дитя первым словам. Но слова были на языке математики. Общение началось с простейших цифр и чисел. Представители передали инициативу людям. Точно так же, как и представители, люди заговорили языком цифр и чисел. Когда синхронизация прошла успешно, в ход пошли слова.

Нейтральная территория стала местом для проведения контакта. Для контакта были созданы все необходимые условия, дабы ничто ни мешало, не тревожило и проходило максимально гладко. За первые три голла было отождествлено около сотни слов, преимущественно существительных, а также несколько глаголов. Для большей эффективности, была создана программа переводчик. По всей видимости, цивилизация использовала схожие технологии, а потому так же наладила свой переводчик. После чего дело пошло быстрее. Всего за один санд словарный запас увеличился до одной тысячи слов и уже рос по сотни слов в один голл. К концу первого эйнша словарный запас составил двадцать пять тысяч слов, но многие к тому времени уже могли общаться и без переводчика.

Сафаров сидел в лаборатории и изучал архив переводчика, обдумывал одну мысль. В лаборатории по изучению инопланетных данных стоял манекен танталийца в полный рост. Танталиец имел рост в полтора метра, вполне упитанный, с темно-красной кожей и с большими глазами. Танталиец походил на гибрид жабы и человека. Особенно выделялся широченный рот, в котором насчитывалось пятьдесят зубов. Данный манекен был самым лучшим из всех, но не точным, ибо найденные останки говорили о том, что-либо танталийцы выглядели не так, либо там были танталийцы другого вида. Сафаров уже несколько голлов вынашивал идею и для принятия решения по этой идее, он позвонил Элизабет Ривз.

— Добрый день, — произнесла Элизабет.

— Доброго и Вам, — произнес Сафаров.

— Что-то стряслось?

— Ну что вы? Что могло стрястись?

— Тогда чем могу быть полезна?

— Есть пара вопросов, так как Валентина нет, а Вы с ним по проблеме связи работали, вот и…

— Что именно Вы хотели спросить?

— Мне вот интересно, а можно ли модифицировать связь? — задал вопрос Сафаров.

— Мо… Модифицировать? — непонимающе произнесла Элизабет.

— Да, — сухо ответил Сафаров.

— Ну… На сколько я знаю, благодаря исследованиям Валентина Харченко, то это вполне реально, но тут есть — но.

— Какое же?

— Можно внести что-то новое, но вот старое, что уже было внесено, изменить уже нельзя, по крайней мере, пока, ибо связь устроена… Простите, тут необходимо с Валентином говорить, он больше знает.

— Но, скажем, превратить связь в некий аналог переводчика же можно, теоретически?

— Да, это вполне реально.

— А сколько времени уйдет на такую модернизацию?

— Не имею представления, ведь такую корректировку необходимо делать вручную и каждому, как прививалась сама связь. Да и для генных инженеров это приличный объем работы.

— Это уже десятое дело. Значит, только Валентин может подсказать больше?

— Да.

— Что же, тогда еще один вопрос. Вам не кажется странным, что технологии брендонлиев имеют схожесть… С людскими?

— Нет.

— Нет?! — удивился Сафаров.

— Согласно последней теории, основанной на изучении танталийцев и марсиан, схожесть технологий это ожидаемый результат развития, как и биологическая схожесть.

Сафаров задумался.

— Странно… А мне почему-то это кажется… Впрочем. Ладно. Спасибо за помощь.

После звонка Элизабет, Сафаров созвонился с Валентином.

— Сарафан! Ты ли это! — воскликнул Валентин, видя уставшее лицо Сафарова на экране монитора.

— Да-да… Я по делу.

— Извини, я вашим контактом заниматься не горю желанием, у вас там уже есть Элизабет, я буду лишним.

— Странный ты… Контакт! Всем интересно, а ты особенный…

— Ну, вот так вот я хочу.

— Ладно, я по другому делу, я с вопросом. Я спросил Элизабет, а она говорит, что ты больше знаешь.

— Я?

— Да, это вопрос касательно связи. Я думаю просить наших инженеров модифицировать связь.

— Модифицировать?! — воскликнул Валентин. — Стой-стой-стой! Это может быть опасно.

— Вот поэтому я и звоню тебе, чтобы ты помог с вопросом. Мы в процессе контакта, сделали переводчик, так вот я не так давно изучал материалы по связи и провел параллель между программой и связью. У меня появилась мысль…

— Я тебя понял, — перебил Валентин.

— Элизабет сказала, что сделать это реально, но мне интересны подводные камни.

Повисла тишина. Валентин задумался.

— Это… Элизабет говорила, что изменить имеющееся нельзя?

— Да, но внести что-то новое можно.

— Да, внести безусловно можно, но важно, чтобы это не шло в разрез с тем, что уже стоит.

— Модификация будет простой, суть которой в простом обучении, по которому работает программа.

Снова повисла тишина.

— Неужели тех возможностей, что дает связь — мало? — недовольно произнес Валентин.

— Повышенная обучаемость дает свои плоды, но данная модификация позволит обучаться иным языкам неосознанно и в более короткие сроки. У нас ушел целый эйнш, чтобы научиться языку брендонлиев, а вот программе потребовалось куда меньше.

— Ох… Связь очень тонкий инструмент, может все же лучше обойтись техникой?

— Как по мне, то это неразумно.

— А по мне неразумно играть со связью.

— Я хочу форсировать контакт и нам нужна связь новой версии. Раз ты не желаешь с нами трудиться, то хоть окажи пассивную помощь. Раз ты знаешь связь, как никто другой, то помоги ее улучшить. Пожалуйста!

Валентин задумался.

— Для изменения, придется изменить участок мозга, обеспечивающий связь, тут ничего сложно и инженеры справятся. А вот программное обеспечение придется переписывать вручную через Лимб.

— Сколько это может занять?

— Думаю… Два или три санда.

— Ты поможешь?

— Накинь еще пару положительных плюсов этой модификации и тогда я соглашусь.

На модификацию связи ушло не два, не три, а целых пять сандов. Большую часть времени потратили на проверку всех недочетов и отклонений, дабы не повторить прошлую ошибку. Помимо плюсов в освоении любого языка, новая связь давала возможность проникать в Лимб без устройств и химических препаратов. Лимб был не просто полем, к которому подключаются все у кого связь, Лимб — это целая среда, даже мир, который состоит из мыслей, образов и чувств всех, кто подключен и не только. Однако проникать в Лимб опасно, и потому дозволено лишь тем, у кого соответствующий индекс. Изменения в связи позволили найти несколько перспектив на будущее, которые привлекли внимание исследователей.

Процесс контакта шел полным ходом и обе стороны перешли на новый уровень — цель посещения. После того, как вопрос был озвучен, брендонлии покинули зону контакта, для совещания. Совещание затянулось, а после их возвращения, попросили подождать их возвращения. Брендонлии покинули Тейю и вернулись лишь спустя четыре голла. Вместе с ними прибыло несколько представителей высшей касты — правители. С этого момента контакт обрел иное течение.

Дискуссия между людьми и брендонлиями была для людей ошеломительной, ибо в ней людям открылась правда, начало которой было положено миллиарды лет назад. Для понимания всей картины, стоит начать издалека, с того времени, когда началась миссия первой цивилизации, что положила начало очень важной миссии во вселенной.

Сама эта цивилизация была отнюдь не первой, но эта цивилизация важна тем, что именно ее действия оказали на вселенную важное влияние. Эта цивилизация — торгоров, родилась в окружение нескольких других цивилизаций, которые, к несчастью, были крайне агрессивны. Для своего выживания, торгоры, начав космическую экспансию, оказались вынуждены отгородить себя от соседей. Долгое время они жили сокрытые от других и не вмешивались в чужие судьбы. Их соседи враждовали и эта вражда их погубила. Когда торгоры покинули свой мир и отправились изучать окрестности, то были восхищены цивилизациям, что посветили себя миру и процветанию, и поражены теми, что жили войнами. И первые из тех, что легли в основу союза великих, начали свою миссию. Их миссия была в том, чтобы ограждать всех, кто представлял угрозу. Любая агрессивная цивилизация, так или иначе, приходит к своему концу, но порой бывают такие, что представляют угрозу всем. Агрессивные цивилизации ограждают, но дают возможность на второй шанс. Технология ограждения совершенствовалась, как и сам процесс. Созданный для этой миссии союз так же совершенствовался и главной миссией союза стали мир и прогресс. Миссию продолжили потомки и сейчас мощь союза настолько велика, что любая угроза стала мнимой, но миры продолжают искать и ограждать, дабы искоренить вражду. Люди были одной из агрессивных цивилизаций, но люди были не первой цивилизацией в солнечной системе. Миллиард лет назад, на Марсе, была мирная и процветающая цивилизация, которая могла стать частью союза. Увы, но Марс погиб, забрав с собой и всю жизнь. Жизнь была обращена в песок, что похоронил города. А позже, на Земле, возникли люди. Люди, с первых дней своего существования, вели дикую жизнь. Люди, взяв в руки камень и палки, применили их как оружие, что и определило их судьбу. Но тысячи лет жизни, тысячи ошибок и потерь, породили тех, что смогли вырваться. Люди с Тейи — это люди, что заслужили второй шанс. Люди заселили мир, который был предназначен для этой цели. Тейя была идеальной не просто так, и нашли ее люди тоже не просто так. Тейя — это не сокрытый мир, который был резервом для тех, кто найдет в себе силу измениться. Люди изменились, нашли мир и выбрали путь процветания. Людей заметили и занавес пал. Теперь перед людьми открыты все пути, среди которых и путь в союз миров.

Шок и потрясение, вот что сейчас испытывал каждый. В головах людей были вопросы, но задать их не хватало сил. Когда же силы появились, люди начали задавать вопросы, ответы на которые открывали кусочки одной, но огромной и древней истории. Множество парадоксов находили логичные объяснения, как например парадокс Ферми, который объяснялся банально тем, что мир для людей был сокрыт. Люди видели лишь то, что хотел союз миров. Разрешилась не только история Марса, но и история с танталийцами, которые пали жертвой агрессивной цивилизации, что жила по соседству. Вторжение более развитых братьев в судьбу менее развитой, привело к конфликтам и концу света, но примитивная раса выжила, чтобы пасть в будущем от технологий соседей. А парадокс разницы в гибели цивилизации объяснялся свойствами технологий.

Союз не решал судьбы, а просто отгораживал себя от тех, кто ведет саморазрушительный образ существования. Человек понимал суть этой миссии, как никто другой. Агрессивный образ жизни ведет лишь к гибели, а союз… Союз делал лишь так, чтобы агрессоры ни мешали развиваться другим. Такие миры проще оставить на самих себя — побесятся и перебесятся… Любой агрессор наступает на грабли, которые не бьют, а убивают. Все потому, что глупость и примитивность — это слепая вера в то, что грубая сила способна смести любые преграды, но именно слепота и не дает увидеть, что силы мироздания всегда больше сил целой цивилизации.

Решались и другие вопросы, более или менее значимые, но были вопросы, ответы на которые человек не получил, несмотря на то, что эти вопросы были озвучены. Более того, вопросы просто были проигнорированы, а некоторые, к удивлению людей, грубо отметены. Вопросы не были каверзными или бестактными, или еще какими, говорящими о своей неуместности. Брендонлии охотно согласились поделиться знаниями и технологиями, но далеко не всеми. Порой доходило до абсурда! Некоторые серьезные вопросы и просьбы получали ответ без промедлений, а некоторые, казалось было нелепые и простые, даже тривиальные! Получали грубый отказ. Получалось как-то так: «Вот вам схема атомной бомбы, а вот рецепт леденца на палочке, вам знать нельзя!». Хоть люди и не понимали причин такого поведения, но как говорится: «В чужой монастырь со своим уставом не ходят», а потому подобное принималось как есть.

За первую половину тойя человек узнал столько, что не укладывалось в голове. Людям, жившим на маленьком космическом полу, открылся гигантский материк. Целая галактика распахнула свои двери перед крошечной цивилизацией. Человек, словно маленький ребенок, входящий во взрослую жизнь, вышел на свет и дал о себе знать. Людей приветствовали и принимали. Но галактика Млечный Путь, была лишь одной из множества. Миллионы миров, таких похожих и таких разных. Люди были шокированы тем, что от них скрывалось очень и очень долгое время. Каждая галактика была подобна мегаполису, или вернее тераполису, а некоторые галактики даже петаполисы. Галактики жили своими законами, нормами и порядками, но все чтили друг друга и старались помогать в пределах допустимого. Предел допустимого? Это предел, который определялся вселенскими фильтрами. Каждая цивилизация должна развиваться самостоятельно, а знания, которые она получает, должны заслуживаться собственным трудом. Исключениями являются знания, которые никак не способны повлиять на цивилизацию. А вот какие знания могут повлиять, а какие нет, определяется ее уровнем развития. Это как уровень в игре. На каждом уровне вам доступен лимит знаний, а вот как вы эти знания получите, уже не важно, важно — не получить знания, превосходящие ваш текущий уровень. Пример с танталийцами — это как раз тот самый случай, когда знания и технологии, полученные несвоевременно, привели к гибели цивилизации. Дикари Танталии, после свержения соседей получили их технологии и попытались подняться до их уровня, но нравы, мораль, порядки и прочие социальные свойства в купе с технологиями привели к вымиранию. Союз миров даже создал градацию развития, то есть шкалу уровней. Одно было не ясно: почему некоторыми знаниями, до абсурда нелепыми, было запрещено делиться с теми, кто на ступени развития стоит ниже. Серьезно! Вот вам схема атомной бомбы, а… Собственно о шкале развития! Шкала имела развитую систему, более походившую на генеалогическое или скорее эволюционное древо, с более чем миллионом уровней и подуровней. Столь развитая и сложная система давала понять, какое место цивилизация занимает во вселенной. Не галактике, а целой вселенной!

Все представления о мироздании людей рухнули в одночасье. Люди даже испугались, что если сам факт такого открытия — это знания, которые рано знать? Но страх был развеян понятным человеку примером. Когда цыпленок развивается в яйце, помогать ему не надо. Цыпленок должен самостоятельно вылупиться, а вылупившись, его представления о мире рушатся так же, как сейчас разрушилось представление человека. Собственно, даже сама помощь других цивилизаций — это условность и символизм, ибо основной труд все же лежит на плечах самих людей. Людям дают возможность понять и развиться, но никто не станет вмешиваться напрямую. Если человек получит знания, не соответствующие его уровню и это приведет к гибели человечества, то ни кто не протянет руки помощи, ибо полученные знания — это не только лекарство, но и яд. Почти целых пол тойя человечество вело себя словно библиофил, в руки которого попали древние и ценные книги. Любопытство, страсть, пыл и восторг от столь внушительного по масштабам контакта с иными цивилизациями начал сменяться некоторым неудовлетворением и сомнениями. Знания, которые люди получали, были, несомненно, полезными и практичными, но они не более чем облегчали жизнь. Ничего переворачивающего мир человеку знать было нельзя. Понимание этого факта убавило пыл. Самое же главное было в другом. Перед человечеством открылась книга со сводом законов, которые человек должен знать, но вот написаны эти законы так, что прочесть их можно, а вот понять нужно самостоятельно, а понял ты правильно или нет — загадка.

Млечный Путь или на галактическом — Баравар, населяло тысяча четыреста восемь разумных цивилизаций. Среди них триста восемьдесят одна цивилизация в списке сокрытых. Это цивилизации, чей уровень развития сильно отстоит от всех прочих, из-за чего менее развитым цивилизациям даже видеть их опасно в плане их собственного развития. Людям же, для общения и обмена доступно двести шесть цивилизаций. Прочие — это цивилизации, общение и какой-либо обмен может быть опасен по причине того, что эти цивилизации либо более низкого уровня, либо напротив более высокого. Однако контакт с такими цивилизациями, при определенных условиях все же возможен. Само-собой человечество это усвоило сразу, но вопросов это породило не мало.

Баравар жил очень активной жизнью и, по сути, представлял единое общество. Как и любое общество в отдельности, в этом обществе были свои порядки. Важным аспектом выступали эталоны — галактические стандарты, по которым жила галактика. Погружаясь в дебри галактических норм, люди с удивлением для себя осознали, что основная масса всей жизни в Бараваре, да и в любой другой галактике, живет культурой схожей с людской. Люди задали вопрос, касательно этого сходства, на что был дан простой ответ — кахулотор. Всего одно неясное слово, но сказанное на галактическом языке. В поисках этимологи данного слова, люди пришли к тому, что галактический язык очень простой, но в то же время очень сложный. Язык, на котором общается галактика, был собирательный и многие слова либо обладали массой значений, либо включали в себя широкое определение. Перевод же зависел от контекста самого предложения. Слово «кахулотор» означало наиболее вероятный вектор развития событий, растущий вместе с масштабом события. То есть, чтобы понять это, существует один наглядный пример, известный людям как доска Гальтона. Доска Гальтона — это ящик, состоящий из: воронки, штырей в шахматном порядке и нижней части, разделенной перегородками, образующие столбики. Через воронку подаются шарики и те, проходя через штыри, попадают в столбики. Шарики скатываются на дно ящика, заполняя пространства между перегородками. Примечательно то, что самый высокий столб будет посередине и каждый последующий столб в обе стороны будет меньше. Жизнь во вселенной подчиняется такому же принципу — идя по пути наибольшего вектора вероятности. Несмотря на всю разность условий жизни, все цивилизации, так или иначе, приходят к единой сумме величин, от чего выходит, что не цивилизации в галактике похожи на людей, а люди похожи на цивилизации в галактике. Это многое объясняло, но одного не объясняло — религия.

С одной стороны, это объясняло, но не объясняло сюжет, по которому религия развивалась. Когда был задан вопрос по поводу религии, то ответа люди не получили. Ответом было лишь: «Не вы одни, кто пытался отыскать ответ на этот вопрос». Из сказанного, люди сделали вывод, что ответ на данный вопрос, так ни кем и не был найден.

Вопрос относительно культуры и религии было решено отложить в сторону, ибо на культуру был дан ответ, а на религию ответа не было. Оставалось лишь принять как данность, пожинать плоды открытых возможностей и двигать прогресс, грызя гранит науки новыми зубами.

Люди ощутили себя новоселами, ибо соседей набежало немерено. Все стремились помочь и получить от людей помощь. Люди охотно принимали помощь и делились, чем могли. Экономики в галактике не было, а любой обмен проходил на разумном основании и в сущности, безвозмездно, ибо основной — физический труд лежал на машинах, а на живых лежал лишь труд разума. Люди, обогатившись новыми знаниями, вернее даже хитростями, смогли создать много нового. В сущности, любое знание, технология и прочее, имели коэффициент потенциала. То есть, это как с микроскопом: вы можете его использовать как микроскоп, а можете и как молоток, а можно и еще как использовать, суть в размере потенциала. Чем выше потенциал, тем эффективнее. Особенно полезными оказались знания в области генной инженерии, которые позволили запустить ряд проектов, по модификации человеческого организма.

При помощи генной инженерии (ГИ) люди смогли добиться того, что невосприимчивость людей к радиации достигла своего максимума. Так же ГИ добилась того, что регенерация позволяла устранять легкие увечья в короткие сроки. Это направление выделилось в отдельный проект, который обещал увеличение срока жизни до полутора и даже двух сотен тойев! А в перспективе и бессмертие в виде не старения. Кроме того, ГИ открывала возможности в адаптации к более экстремальным условиям жизни. Но самое важное — это созданный проект, который начал эксперименты со связью, пытаясь ее модифицировать.

Все это от контакта и до проектов, уложилось в пол тойя. Человечество выбралось из ямы проблем и сейчас стояло, устремив взгляд в бескрайний горизонт возможностей. Производства возросли, ресурсов стало хватать с избытком и людям оставалось лишь — творить! Самым, пожалуй, лучшим творением стал сам человек. Любое вмешательство в геном вело к изменению внешности человека, а потому, в результате работы ГИ, человек становился компиляцией искусства, практичности и функциональности. Каждый человек имел уникальную внешность, а ГИ, устраняя недостатки, доводила эту уникальную внешность до невероятного, в человеческом понимании, уровня красоты, здоровья и возможностей.

Новую ветку развития получил и ИИ. Новым проектом занялся сам Бяо, вместе с Венерой, но объектом стала машина, получившая имя — Лука. Лука создавался с учетом прошлых наработок, но его ИИ был разделен на две составляющие — вычислительную и творческую. Вычислительная составляющая создавалась на основе алгоритмов как у Венеры, а вот творческая составляющая была создана на основе хаотичных систем. Эта система вносила хаос в порядок, то есть давала ИИ возможность действовать не логично и при этом не сходить с ума из-за отсутствия смысла в данном действии. Нелогичность и была логикой, как бы парадоксально это не звучало. Проще говоря, Лука заполнял области лишенные логики чем-то своим, что сам мог придумать. С одной стороны, Лука был на порядок выше Венеры, но все же… Чего-то Лука был лишен, или что-то его отличало от людей. Его интеллект был, несомненно, тем самым разумом, к которому стремились люди, но он был другим! Лукой заинтересовался другой проект, который занимался изучением эфира. Суть в том, что при изучении эфира, был обнаружен новый тип излучения. Самое примечательное то, что это излучение испускали как живые, так и не живые объекты. По поводу неживых объектов, то тут имеется в виду именно Лука, так как он был единственным, кто так же как и люди и, что интересно, некоторые животные, испускал данный тип излучения. Это привлекло внимание и оба проекта объединились. Еще до объединения, проекту, изучающему излучение, помогала ГИ, так как данное излучение, как считалось, было присуще лишь живым. Новые исследования показали, что причиной этого излучения является отнюдь не гены, но и они были замешаны. Дело в том, что в результате исследований, были найдены генетические ключи, которые давали поразительные свойства. Генетический ключ представлял собой строгий набор генов. Важной ролью играла их доминантность и рецессивность. Не меньшую роль играло и вещество, служащее катализатором для работы ключа. Сам по себе, ключ был не более чем набором генов, но с катализатором этот набор генов придавал организму свойства, которые не объяснялись генетикой. Говоря иначе, генетические ключи создавали программу, которая программировала вещество на некое свойство. Сразу же были подняты архивы по изучению танталийских артефактов, ибо танталийцы использовали технологию, которая позволяла программировать вещество, задавая ему иные свойства. Важным аспектом было то, что некоторые животные, такие как, например, кошки и собаки, были чувствительны к излучению. Иначе говоря, они были способны воспринимать излучение! Однако создать прибор на основе исследований не удалось, ибо один и тот же ключ, в зависимости от организма, придавал разные свойства, а потому за восприимчивость излучения у разных организмов отвечали разные ключи. Примечательно то, что в человеческом организме так же были обнаружены эти ключи, но отсутствовали катализаторы. Что касается катализаторов, то это сложные молекулы, но их принцип работы, также, как и их взаимодействие с ключами, были неизвестны и даже не понятны! А самым обескураживающим было то, что данное излучение было обнаружено и в форме свободного радикала. Обнаружен этот свободный радикал был не абы где, а над могилой Эльвиры Миллер, погибшей супруги Валентина Харченко. Это открытие поставило весь проект в тупик, ибо у всех на языке вертелось лишь одно слово, которое идеально описывало все, но не укладывалось в голове. Этим словом, которое все баялись произнести, было — душа!

— Нет… Я не верю! — судорожно произнес Гюстав Эго. — Этому должно быть рациональное объяснение.

— Куда уже рациональнее? — заявил Бяо Фань. — У нас море данных, которые говорят об этом, что вам еще надо?!

— Лука — это машина, а машина не может иметь души! Для меня это более чем весомый аспект для сомнения в наших выводах!

— Но все прочее указывает на обратное!

— И что теперь?! Может мне и в Бога поверить?!

— Гюстав! Умерьте пыл, Вы перегибаете палку, — перебил Бяо.

— Пардон… — смиренно произнес Гюстав. — И все же. На наши исследования накладывается отпечаток какого-то мистицизма. Истинный специалист не допустит, что бы всякая сверхъестественная чепуха вмешивалась в результаты.

— Согласен. Лично мое мнение заключается в том, что мы мало знаем о религии. Что если наши предки не были так глупы и религия на чем-то была основана, но получила примитивный образ, который попросту шлифовался до того состояния абсурдности, что мы имеем. Отсюда и скептицизм. Я предлагаю копнуть глубже!

— Вы думаете, что нам удастся найти ответ, который не знают даже сверхцивилизации?

— Думаю, что это будет занятно.

— Но с чего начать?

— А что мы имеем?

— Много, но все это разрозненно.

— Значит надо собрать эту мозаику в единую картину, так?

— Так.

— Значит приступим!

Из разрозненной информации сложилась довольно интересная теория, которая привела к другой, интригующей, теории. Первая теория получила имя «теория разума» или в узких кругах «теория души». Когда-то очень давно, когда человек еще был обезьяной, все люди обладали способностью воспринимать излучение и по сути видеть души. Когда же человек взял в руки камни и палки, что-то произошло и данная способность стала деградировать. У современного человека генетический ключ превратился в некий аналог рудимента, ибо всякий тейянец не обладал способностью видеть души. Но! По всей видимости, этим даром обладали люди на Земле, а уровень интеллекта был напрямую связан с данной способностью. Чем выше интеллект, тем сильнее была деградация способности. Интересным была связь способности видеть души с возникновением религии, вернее ее первой версии в лице «анимизма» — вера в духов, которая свойственна всем религиям. Сама по себе религия, при нынешних условиях, не могла возникнуть, а даже на оборот! Развитие культуры порождало традиции и обычаи, которые служат усилителем для развития религии. Способность могла бы дать сильный толчок к развитию, но из-за интеллекта она теряла сою силу, ибо развитие интеллекта вело к деградации способности, а значит должно было неизбежно породить атеизм. Получался порочный круг. Без сторонней помощи, вернее без периодического вмешательства и стимуляции, религия, как таковая, с ростом интеллекта должна была зачахнуть впервые же эпохи своего развития. И тут-то на ум пришло слово, которое было придумано еще на Танталии — Просветители! Это гипотетические Боги, которые приложили руку к развитию религии. То есть! Первобытный человек шел по пути развития. В какой-то момент в их судьбу вмешались некие создания, которых человек принял за Богов. Боги были катализатором реакции, а культура и способность видеть души стали основой. Культура была фундаментом, способность цементом, а воображение стройматериалом для всего. Важно было и то, что эти гипотетические Боги приложили свои руки не только к людям, но и к другим цивилизациям во вселенной, что и объясняло схожесть религий. Кто такие эти Просветители, было не ясно, но важно было то, что они были не материальны и возможно даже существуют в эфире! А раз наши предки были способны их видеть, то надо найти способ вернуть способность! Вот только никто не знал, какой ключ отвечал за способность и с каким катализатором она активизируется. Всякий тейянец, из-за своего уровня интеллекта, был лишен данной способности, но… Что если на Земле все еще есть кто-то, кто может видеть? Решено было создать научно-орбитальную станцию, для поиска людей со способностью. В состав кандидатов экипажа станции вошло сорок человек, которые были разбиты на четыре группы, для посменной работы. Кроме станции на орбиту Земли было запущено несколько спутников. От помощи разведки пока было решено отказаться, ибо сперва требовалось отыскать хотя бы одного человека с данной способностью, а если таковых не будет обнаружено, то рисковать людьми было попросту неоправданным действием. Кроме поиска подходящего объекта, станция имела еще две функции: перевалочная и исследовательская, по сторонним вопросам касательно Земли.

Чадо сидело перед Бяо и широко улыбалось. Жизнерадостность Чадо была заразительной и любая компания, в которой было Чадо, превращалось в уютный круг. Правда иногда Чадо вело себя странно, но это и не удивительно, ибо Чадо было из первого поколения, а у них это норма. Правда, после полового созревания многие из первого поколения сильно изменились. Кто-то, как Чадо, стали веселыми и проблема первого поколения их не очень-то и беспокоила. Кто-то, напротив, от недуга страдал, как например Билл Миллиг, у которого случались острые и очень частые приступы неконтролируемой агрессии. В большинстве случаев люди из первого поколения научились жить с этим недугом и в большинстве случаев приступы выражались в раздражительности, поспешных, а порой и резких и необдуманных действиях, и выражениях. Из-за недуга пришлось отказаться от многого, но на отказ все шли добровольно, ибо понимали, для чего все это делается. Таким как Чадо, сильно повезло, ибо в свои шестнадцать тойев Чадо хорошо собой владело, что позволяло избавиться от ряда ограничений и иметь более высокий индекс, а значит и более широкий круг возможностей. По специальности Чадо экзоархеолог, но работа на Танталии оказалась для Чадо несколько не тем, чем бы действительно хотелось заниматься, а когда Чадо узнало, что нужны люди на станцию на орбите Земли, то желание попасть на станцию, да еще и увидеть Землю! Пересилило все и Чадо решило попроситься в новый проект. Делалось это в надежде написать докторскую диссертацию. Учитывая то, что на будущей станции для этого было все необходимое, то решающим фактором для Чадо выступал лишь личный интерес.

Бяо изучал документы Чадо.

— Как отец? — поинтересовался Бяо, не отрываясь от изучения документов.

— На дальней базе, весь в трудах, — улыбаясь, ответило Чадо.

— А брат как?

— Учится.

Чадо терпеливо ждало.

— Ну, в целом все устраивает, — заключил Бяо. — Один лишь вопрос: ты не боишься Бога?

Чадо смутилось.

— Что простите?

— Бога, — Бяо ткнул указательным пальцем вверх.

— Да… Я в него не верю… Думаю, как и все… — Чадо запнулось. — Многие люди.

— Вот и хорошо. Ибо Бога нет и наша задача доказать это, ну или опровергнуть, понимаешь?

— То есть, если он есть, не боюсь ли я его гне… Гнева? — неуверенно произнесло Чадо.

— В библии не просто так сказано, что неверие — это грех.

— Нет, я не боюсь и считаю, что Бога нет, а если и есть… Мне будет интересно посмотреть на него.

— Если мне не изменяет память, именно Вами было придумано слово «Просветители», не так ли?

Чадо удивленно поглядело на Бяо.

— Д-да… — неуверенно произнесло Чадо. — То есть почти.

— Так вот, есть мнение, что эти… «Боги» — это и есть Просветители. Понимаете, что я хочу сказать?

— Нет, — волнующимся голосом произнесло Чадо.

— Вы сказали, что вам будет интересно на них посмотреть, то есть в данном контексте, данная работа — это личная заинтересованность, а Вы, как известно, из числа первого поколения.

До Чадо дошел смысл слов.

— Я умею себя держать в руках, и личная заинтересованность не станет помехой.

— Вы понимаете, что любое отклонение в Вашем состоянии приведет к исключению из проекта?

— Да, понимаю.

— В таком случае, примите мои поздравления — Вы новый член нашей команды.

Чуть погодя Чадо улыбнулось, наполнив помещение своей аурой счастья.

Через несколько голлов Чадо познакомилось с командой. Сорок человек, среди которых были и знакомые люди. Все общались, знакомились друг с другом и понемногу сближались. В ближайшие несколько эйншев им предстояла совместная работа по подготовке всего необходимого для будущей работы на станции, пока эта станция создается. Станцию назвали символически «Харон». Харон, из-за своих размеров, создавался по частям, которые отправлялись на орбиту Тейи, где и объединялись в будущую станцию. Харон был похож на огромную снежинку, на которой трудились машины и люди. Среди машин были первые прототипы Лука 01, которые, как и Венера, получили статус личности и трудились наравне с людьми. Во время подготовки, все модели Лука 01 вели себя в соответствии с ожиданиями. Важным было то, что из-за статуса личности, каждая модель получила свое персональное имя, и даже внешность. Каждый представитель Лука 01 был доброжелательным, отзывчивым и трудолюбивым, но самое важное — понимающим. Дружба в коллективе людей и машин крепла, а значит, будущая работа обещает приятную атмосферу, в которую будет желание возвращаться вновь и вновь.

Чадо идеально вписалось в компанию, а жизнерадостность и частый смех, заражал всех вокруг. Часто Чадо выступало в роли заводилы, начав что-то напевать, после чего подключался кто-то еще, потом еще кто-то и вот уже все и даже машины напевают какую-нибудь мелодию. Часто это была импровизация, но все превращалось в сущий концерт. В такие моменты, Чадо ощущало, что нашло свое место и эта работа, станет чем-то большим. Как знать?.. Все еще было впереди.

  • ФИНАЛ / Тонкая грань / Argentum Agata
  • Без темы, просто так / Born Mike
  • Всё будет так со временем, как надо / Васильков Михаил
  • Улица отчаянья / Да прибудет тьма / Василий ОВ
  • Афоризм 2923(аФурсизм). Об украинской политике ... / Фурсин Олег
  • Декабрь 2015 / От души / Росомахина Татьяна
  • 9. Я зеваю учтиво... / Моя любимица / Оскарова Надежда
  • Тишина / С. Хорт
  • Волчья месть / Семушкин Олег
  • Летние каникулы / Ход летних каникул / Хрипков Николай Иванович
  • Сваты / Грохольский Франц

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль