Глава 7. Выборг / Цикл «Просветители». Серия «Заповедник человечества». Книга первая: Стороны монеты / Бондепадхай Бидхан
 
Глава 7. Выборг

Выбор просто нужно сделать.

Не задумываясь — зачем?

 

«Кар!» раздалось где-то и десяток других каркающих созданий огласили округу. Святогор открыл глаза и едва дернулся от птичьего карканья. Острая боль в мышцах заставила его застонать. Болело все — голова, руки, ноги, пресс, спина… Словно Святогор упал с лестницы и кубарем прошелся с девятого и прямиком до первого этажа. Любая попытка сделать движение вызывала острую боль и странное жжение. Каждая клеточка мышц в теле ныла и стонала. Святогор перестал шевелиться и попытался вспомнить, что было до того, как он отключился. Память возвращалась с огромным трудом, но все же кое-что Святогор успел для себя отметить. На улице было утро или уже день, Солнце било в окно очень ярко. Прошлой, вернее должно быть прошлой ночью он с Полли на плечах бежал из Волочаевки. Что-то там произошло от чего Святогор не помнил, но случилось что-то явно ужасное. Как бы то ни было, а убежать удалось. Святогор брел по болотистой местности довольно долго и наткнулся на уцелевшее здание, в котором удалось укрыться. Святогор решил, что раз на улице светло, надо попытаться выглянуть и понять, что вокруг и где они вообще находятся. К слову о местонахождении! Если судить по навигатору и картам, по которым Святогор вчера брел, они в поселке Красносельское, что у озера Вишневское, но что из себя этот поселок представляет, Святогор как-то не запомнил. С трудом Святогору удалось подтащить рюкзак, в котором была барсетка со шприцом и ампулами с наркотиком. Пока он это делал, он увидел на руках следы запекшейся крови, но думать о том чья она, он решил позже. Сейчас было важно вернуть силы и привести Полли в сознание, после можно умыться и понять чья это кровь. В любом случае Полли подлечит его и поможет вывести наркотик из организма. Сейчас наркотик использовался в медицинских целях, как и прошлой ночью. Кое-как Святогор ввел себе дозу и через какое-то время боль отступила. В мышцах появилась подвижность, но руки и ноги слушались слабо. Все вокруг поплыло, но из-за сравнительно небольшой дозы Святогор мог более-менее адекватно соображать. Как и тогда, он дал себе установку — костер, Полли, еда.

Прошлой ночью разводить костер Святогор не рискнул, да и сил на это банально не хватало. Прежде всего, Святогор проверил пульс у Полли, который был в полном порядке, а уже после принялся мастерить костер. Для костра тут было все необходимое — деревянная мебель и бумага, при чем столько, что даже сырые ветки хорошо разгорятся. Однако столько бумаги не потребовалось, мебель была сухая и трухлявая, а потому костер разгорелся быстро, даря живительное тепло. Святогор доковылял до окна и выглянул на улицу. Пейзаж был картинным! Вдали виднелись деревянные покосившиеся дома, утопленные в мелкой воде. Кругом вода, сухая трава и множество голых деревьев, половина из которых давно уже была мертва. Рядом, видимо перед зданием была когда-то дорога, стояла каменная остановка, на которой можно было различить рисунок — водная гладь, огромное Солнце на горизонте и чайки. Рисунок был словно бы детским — простеньким, а краска, защищенная козырьком остановки, до сих пор не выцвела и не осыпалась. Справа виднелись еще кирпичные здания, а слева можно было различить деревянный купол какой-то не то часовни, не то церкви. Здание церквушки было завалено, словно Пизанская башня, а ее стены покрывал ковер из каких-то сухих трав и мхов. Отовсюду доносилось кваканье и бульканье, и Святогору даже казалось, что это один своеобразный звук.

Святогор оторвался от созерцания пейзажа и направился к Полли. Он попытался привести ее в чувства всеми методами, которые знал — потрясти за плечи, резко встряхнуть, слабо пошлепать по щекам и побрызгать холодной водой на лицо. Приводил Святогор Полли в сознание минуты две или три и когда все методы смешались во что-то единое, Полли, сделав глубокий вздох с сипением, открыла глаза.

На лице Полли читалась страшная усталость. Святогор дал ей воды и она сперва вяло, но после более активно принялась пить. Выпила Полли много и Святогору даже пришлось оторвать от нее емкость с водой, чтобы она не выпила все. Полли сделала несколько глубоких вдохов с видом человека, который только проснулся с диким похмельем. Святогор отошел, взял один из рюкзаков и вернулся обратно, показывая Полли содержимое. Полли, как и с водой, сперва вяло, а уже после более активно, принялась поглощать содержимое рюкзака. Она ела так, словно неделю и маковой росинки не держала во рту. Фрукты, походившие на яблоко, но пахнувшие как груша и овощи, напоминавшие нечто среднее между морковкой и сельдереем, исчезали, словно желудок Полли был бездонным. Святогор не пытался ее остановить, ибо брал провизию с расчетом донести, восстановить силы, а остаток для похода к Выборгу.

Вспомнив про Выборг, Святогор вспомнил о навигаторе. Запустив приборчик, он увидел карту и множество линий. На карте, где-то в сорока или сорока пяти километрах, был обозначен Выборг. Линии в целом были в порядке, но слабо возмущались, что могло говорить об излучении, что Святогора не удивляло.

— Где мы… — произнесла Полли с набитым ртом.

— Красносельское, — ответил Святогор, отрываясь от навигатора.

— Давно мы тут?

— Не уверен, но думаю я пришел сюда ночью.

— Пришел? А там, у этих… Там что произошло?

— Я не знаю… — странно задумываясь, ответил Святогор. — У нас появился шанс уйти, ну и я им воспользовался. А ты что-нибудь помнишь?

— Нет… Все… Все как-то хаотично в голове…

Святогор хотел ей сказать, что видел, когда уходил, но решил, что лучше будет опустить подробности. Главное они ушли, все прочее — лишнее.

— Стоп… — произнесла Полли прекращая есть и видя запекшуюся кровь на Святогоре. — Как ты себя чувствуешь?

— Я под кайфом… — улыбаясь, ответил Святогор. — Так что мне хорошо.

— Сейчас, погоди, я помогу…

— Не торопись, — остановил Святогор. — Эта дурь долго действует, а ты лучше поешь, свои силы восстанови.

Полли принялась еще более активно есть. Благодаря психомедицине она вернула себе утраченные силы и уже была бодрячком. Святогор валялся и разглядывал облупившийся потолок. Мысли текли, словно раскаленный мазут — черные, вонючие и обжигающие. Сильно мутило. Святогора тогда сильно избили и обычный человек от таких побоев должен был давно скончаться, но его спасла его особенность. Стимулятор повысил его лечебный фактор, а наркотик ослабил боли. Святогор, раньше думал, что в его особенности видеть призраков, нет ничего полезного. Однако теперь, пользы было хоть отбавляй.

Полли, покончив с едой, приблизилась к Святогору с целью помочь ему. Приложив руки, она подала поток пси-энергии и тело Святогора принялось исцеляться.

— Слушай, — произнес Святогор приходя в более привычное состояние. — А что твоя психомедицина такое?

— Психомедицина? — несколько меланхолично ответила Полли. — Ну это как эффект плацебо, только плацебо — это автоматическая система, а психомедицина ручная. Плацебо, это когда ты веришь в исцеление и мозг стимулирует клетки на это исцеление. Психомедицина работает схожим образом, но тут можно либо влиять на мозг, а он будет влиять на клетки, либо сразу на клетки. Я влияю напрямую — на клетки, заставляя твой организм регенерировать. Из-за того, что клетки могут делиться лишь ограниченное число раз, регенерация сокращает срок жизни, но при психомедицине этого не происходит. Все потому, что клетка матрицируется, от слова матрикат, то есть при делении создается точная копия, с тем же запасом делений. Параллельно с исследованием генных инженеров в области стволовых клеток, исследования в направлении психомедицицы обещают в ближайшем будущем нечто вроде эликсира бессмертия.

— Нихрена себе… — произнес Святогор. — Что, прям бессмертие?

— Ну, скорее средство от старости. Плюс более высокий, чем сейчас, регенерационный фактор.

— Типа как у Рассомахи?

— Это из комиксов? — неуверенно произнесла Полли.

— Да, вроде Логан. С когтями такой, он типа был со способностью к быстрой регенерации.

— Ну, думаю примерно так. Только Рассомаха это вымысел, который не учитывает множество факторов касательно самого процесса. Быстрая и бесконтрольная регенерация способна не спасти, а убить или натворить немало бед.

Взгляд Полли вдруг переменился.

— Что такое? — поинтересовался Святогор.

— Кажется, я начала вспоминать, память кусочками возвращается. Я… — произнесла Полли и замолчала.

— Что?

— Да я вспомнила… Вспомнила, что видела в подсознании, когда меня накачивали. Помнишь, я говорила о причинах тех моих срывов на тебя?

— Да.

— После ментального переноса со мной что-то произошло и я сумела что-то сделать с твоим демоном и со своим чертиком. Я ни на что не надеялась, но… Я исследователь и должна полагаться на данные, а не на веру, но все же… Где-то в глубине себя я верила, что нашла ответы и в перспективе лекарство от нашего недуга. Но потом я убедилась, что ошибалась и...

Полли глубоко вздохнула.

— Не переживай, — произнес Святогор. — Думаю еще рано сдаваться, может это так и должно быть? Человек ведь сперва создал колесо, а уже потом ракету, а не на оборот.

— Верно, — улыбаясь ответила Полли.

Полли подняла правую руку и пристально в нее вгляделась.

— Что такое? — вновь поинтересовался Святогор.

— Странное ощущение, — ответила Полли, отнимая вторую руку. — Словно… Что-то не то.

— Что? Что именно? Твоя медицина не работает? — с каким-то испугом в голосе произнес Святогор.

— Нет, все работает, но… Не так как раньше, — пояснила Полли, задумчиво морщась и разглядывая свои ладони.

Полли развернула кисти ладонями к Святогору и пристально поглядела на участок тела, к которому были обращены ладони. Полли не касалась Святогора, но он ощутил расходящееся тепло и уходящую из мышц боль. Святогор ощутил голод и жажду и заметил, что его тело истощалось.

— Кажется… Кажется, я могу это делать дистанционно! — возбужденно произнесла Полли, глядя на Святогора расширенными от удивления глазами.

— Это ведь хорошо? — недоверчиво произнес Святогор.

— Это здорово! — радостно воскликнула Полли. — Я… Я не знаю как, но это явно новый уровень связи! Это! Это!

Полли сильно возбудилась. Она улыбалась и не могла нарадоваться открытию. Полли поглядела на Святогора, заглянула ему в глаза и ее улыбка застыла.

— Круто! — радостно произнес Святогор.

Святогор увидел, что Полли как-то странно на него смотрит.

— Полли? — нелепо улыбаясь, произнес Святогор.

Улыбка Полли поползла вниз. На лице все явственнее проступал ужас.

— Что? Что такое? Тебе плохо? — забеспокоился Святогор.

— Все… — шепотом произнесла Полли. — Все они… Я… Я их… — срывающимся голосом выдавила девушка.

Глаза Полли увлажнились и Святогор всполошился.

— Что? Кто они? Что ты их?

— Л-люди… — с холодом в голосе произнесла Полли. — В… В Волочаевке… Я… Я их всех… Э-это я их всех убила… — произнесла Полли глядя на Святогора ошалелыми глазами и по ее щекам заструились слезы.

— Что? — удивленно воскликнул Святогор. — Откуда ты знаешь?

— Я только что увидела это в твоих мыслях, — выдавила Полли. — Те люди… Обгоревшие… Это я их! Тот… Тот взрыв… Э-эт… Это я! Я! Я их убила! Нет! Нет! Нет! — истерически закричала Полли, хватаясь за голову.

Святогор вскочил и приблизился к Полли.

— Полли! Полли! Послушай! — попытался вмешаться Святогор. — Ты не виновата! Слышишь? Они заслужили этого! Плевать на них! Они мерзавцы заслуживавшие смерти!

Полли дернулась и со злости влепила Святогору пощечину. Святогор со звонким ударом пощечины аж упал от неожиданности.

— НЕ СМЕЙ ТАК ГОВОРИТЬ! — заорала Полли. — Они люди! Они живые! Все! Даже те, которых ты убил и сожрал как животное! Слышишь? — Полли рыдала. — Все заслуживают жизни! ОНИ! ТЫ! МЫ! ВСЕ, СЛЫШИШЬ? ВСЕ! Жизнь, что б тебя! Это самое ценное! Почему вы такие идиоты?! За что вы так пренебрегаете жизнью?! За что вы так ненавидите друг друга?! Почему вы так стараетесь уничтожать?! Почему вы так хотите быть НАД кем-то, а не С кем-то? Вы животные! Я вас ненавижу!

Святогор глядел на Полли снизу-вверх. В его памяти тут же всплыла картина на болотах, как он пытался съесть человечину. Это воспоминание, словно головной вагон потянул за собой состав воспоминаний, который несся по чувствам и эмоциям без тормозов беря Святогора на таран. Полли буйствовала, а воспоминания Святогора тянули страшные картины прошлого.

— Старый человек чудовище! Чудовище, что ненавидит жизнь! Вы либо лишаете себя, либо доводите других до состояния, когда иного выбора нет! Зачем? Чтобы потом оправдываться? Мол иного выхода не было? Всю свою историю старый человек только и делал, что убивал и уничтожал.

Святогор встал, пытаясь вставить слово. Полли ударила его в грудь кулаком.

— Не смей мне больше говорить, что я не виновата, что они заслужили это! Они были больны! Больных нужно лечить, а не убивать! Слышишь? — Полли ударила Святогора в грудь еще раз, потом еще и еще. — За что?.. За что вы так друг друга ненавидите?! — произнесла Полли рыдая и упираясь кулаками в грудь Святогора, — Почему вы не желаете понять друг друга? Почему вы не пытаетесь бороться с болью и не желаете понимать…

Полли опустила руки и обернувшись, упала на колени закрывая глаза ладонями. Она рыдала, а Святогор силился сказать хоть что-то, но в горле застрял ком. В голове Святогора мелькали мысли. Он стоял с какой-то злобой во взгляде и с горяча хотел сказать, что мол, видишь? Видишь, как мы тут живем? Чувствуешь, каково это? Когда нет…

Голова была словно вулкан, который готовился к извержению, а рот был кратером со жгучей лавой расплавленных и горячих слов. Святогор оборвал мысли. Он ощутил себя последней скотиной, тем чудовищем, что в нем видят другие. Святогор осознал, что Полли должно быть одна из тех немногих людей, что отнеслись к нему с пониманием и не отвернулись. Полли сейчас была нужна его поддержка и понимание. В голове мелькнули слова матери: «Мы все хотим, чтобы нас понимали, но важно и самому понимать других!». Святогор поднял свои руки внимательно вглядываясь в ладони. Сейчас он должен отнестись с пониманием к Полли, к единственному сейчас близкому ему человеку. Несмотря на все, что она умеет, она все же хрупкая. Святогор не знал, что она сделала, но он видел результат сделанного и понимал, что это ее испугало. Понимал, что для нее это удар. Святогор вспомнил себя в юности, во время войны, когда он был вынужден убивать. Никто не проявил сочувствия и понимания, лишь приказал «еще». Сейчас Святогор чувствовал, что обязан был не отвернуться, а помочь Полли.

Святогор приблизился к рыдающей девушке и коснулся ее плеча. Полли вскочила как ужаленная и принялась истерически колотить его в грудь. Она била его, а Святогор пытался поймать ее за руки. Когда у него это получилось, он попытался прижать ее к себе, но Полли со слезами в глазах и злостью во взгляде вырывалась. После минуты сопротивлений, она сдалась и крепко прижалась к Святогору. Они обнимали друг друга и объятья их были столь крепки, что Святогор телом ощущал, как бьется сердце в ее груди. Она рыдала ему в грудь, а он гладил ее по голове пытаясь ее успокоить. Вдруг, объятия и рыдания Полли пробудили в голове Святогора мысли. Зло порождает лишь зло и до тех пор, пока порочный круг не разорван, оно будет лишь расти, словно снежный ком. Святогор вдруг увидел огромную картину, которая складывалась в его голове вот уже несколько дней. Он ощутил, что находится на пороге странного понимания, чего-то грандиозного, но чего именно все еще было за гранью. Словно не хватало одной единственной детали, что запустила бы механизм в движение. Пока картина в неподвижности, вся ее грандиозность ничего не стоила. Но чего не хватало? Во что все складывалось?

Когда чувства спали и объятия ослабели, Святогор тихо и робко произнес, слегка отрывая Полли от себя:

— Полли… Прости. Я… Я дурак… Я все сказал не подумав. Я хочу понять тебя.

— И ты прости… — меланхолично отозвалась Полли, крепко прижимаясь к Святогору обратно. — Я хочу домой… Давай забудем все это и покинем этот проклятый мир, — сквозь зубы произнесла Полли.

— Да. — тихо отозвался Святогор, нежно обнимая Полли. — Да…

Остаток дня они провели в тишине, восстанавливая силы и приводя себя в порядок. Святогор несколько раз ходил за водой и на поиски еды. Еды оказалось в изобилии, ибо на местном болоте было много растений, со съедобными корнями, которые вовсю готовились к приближающемуся лету. Полли показала, какие коренья стоит собирать и Святогор набрал с учетом ужина и завтрашнего похода, ибо все прежние припасы, увы, ушли на восстановление… Пока Святогор искал, он прокручивал в своей голове картину и ощущал странное двойственное ощущение. С одной стороны, он хотел как можно быстрее дойти до Выборга и убраться с этой планеты к чертовой матери! Но с другой… Что-то противилось этому. Святогор вроде даже видел ответ, но совершенно не понимал его значения…

Корни были богаты питательными соками, витаминами, сахарами и углеводами, что для восстановления сил было чертовски полезно. После ужина, когда все стемнело, Полли ожила и чуть повеселела. Святогор сидел у костра, а Полли лежала в его объятиях. Они оба держались за руки и грелись. Оба глядели на огонь и хрустели кореньями, запивая болотной водой.

— Слушай, а что за легенда о красной двери? — слабо зевая, поинтересовалась Полли.

— Дверь? А да… — произнес Святогор, припоминая. — Эта легенда появилась еще во времена моего детства, но она скорее была страшилкой, нежели легендой.

— Расскажи мне ее, — попросила Полли.

— Отец как-то раз забирал меня из детского садика. Мы шли домой, а по пути он остановился у магазина, вроде их ларьками называли. Не помню, что он там покупал… — задумчиво произнес Святогор. — В общем, меня что-то привлекло и я отлучился от отца. Я дошел до открытой двери и что-то там увидел. Когда я попытался войти, ко мне уже бежал отец и кричал на меня. Потом он меня строго отругал и пригрозил, что если я еще раз убегу и сунусь в красную дверь, то она меня сожрет, а он не сможет меня спасти. Я тогда навсегда запомнил это и боялся красных дверей как огня.

— Думаю, это как страшилка прошлого века, про серого волка, — задумчиво произнесла Полли.

— Наверное. В Питере много красных дверей и думаю, отец где-то сам услышал эту страшилку. Напугал меня, чтобы я не совался куда попало. Но если в детстве это была страшилка, то во времена моей юности это превратилось в байку или легенду, вроде городских. По легенде, я точно не помню, поэтому своими словами попробую… Так вот! По легенде есть одна красная дверь. Эта дверь пристраивается на место обычной двери и ждет. Для простого человека дверь — это просто дверь, которая открывает проход в какое-то помещение и не более того. Но если дверь выбрала тебя своей жертвой, то она начнет преследовать тебя и заманивать в свое чрево. Если поддаться ее влечению и зайти внутрь, то можно увидеть старую квартиру в духе девяностых. Ковры, коврики и паласы, шкафы с антресолями, комоды и столы, зеркала, картины и телевизор с кинескопом. Помещение внутри заполнено светом ламп накаливания, запахами хозяев, книг и еды. На стенах незамысловатые обои, а на потолках большие люстры. Из кухни доносятся звуки готовки и аппетитно пахнет. Ты проходишь внутрь и направляешься в кухню, а там никого. Ты словно бы слышишь кого-то и приближаешься к окну. А вот дальше: если ты повернешь назад и покинешь квартиру, то останешься жив. Если заглянешь в окно, то дверь закроется и тебя больше никто и никогда не увидит.

— Думаю, в Сертолово тамошнее существо могло прочесть это у тебя в голове или у других жертв, которые знали, а потом стало использовать ее. Эффектно.

— Ну… — Святогор задумался широко зевая. — Как знать. Слушай, а ты же вроде говорила, что ты археолог, так?

— Экзоархеолог, — поправила Полли зевая. — То есть ученый изучающий быт и культуру древних цивилизаций иных планет. А что?

— Просто я задумался, а почему ты решила поменять профиль? То есть, почему ты решила работать на станции, как ее там … Харон?

— Да, Харон. — подтвердила Полли. — Захотелось вот. Мы работаем ради блага, а не ради денег. Мой индекс мне позволял податься на Харон, плюс там были перспективы, ну я и решила.

— Слушай, а Пут… Путар… Тьфу… Древо это твое, которое ты изучала.

— Путоранское, — произнесла Полли.

— Да. А насколько оно большое?

— Высота у него, — зевая, произнесла Полли. — Три километра, ствол имеет диаметр до четырехсот метров, а ширина кроны восемь километров.

— Круто, — произнес Святогор, еще раз зевая. — Расскажи еще что-нибудь. Расскажи о Тем… Тене… Те-мен-вите, во! — с затруднением произнес Святогор, душераздирающе зевая.

Полли принялась рассказывать о родном городе, потом о Тейе и оба даже не заметили, как заснули убаюканные светом и треском костра. Лишь напоследок, в полудреме, Полли тихим шепотом произнесла, словно сквозь сон:

— Я хочу быть с тобой…

— Да… — так же тихо словно сквозь сон отозвался Святогор.

Они заснули в объятиях друг друга и видели один сон на двоих. Несмотря на пережитые ужасы, сон, что они оба видели, был словно лечебным бальзамом. На время сна все тревоги уходили, даря умиротворяющий покой. Полли, пользуясь сном и воспоминаниями, перенесла Святогора на Тейю, на одно из своих излюбленных мест — остров Франко. На острове были луга и поля, и они оба валялись в траве, разглядывая ночное небо. Святогор был в облике человека, а Полли без своего костюма. Оба были одеты в чистые, светлые и просторные одеяния. Полли лежала поперек Святогора, используя его живот как подушку и выводила пальцем созвездия. Она рассказывала о звездах, мирах и о тех, кто их населяет. Оба слабо улыбаясь, держали друг друга за руки. Полли все говорила, а Святогор слушал и ощущал, даже во сне, тепло и нежность ее руки. Святогор ощущал, как в его сердце нарастает чувство.

Утро было туманным. Окна здания почты выходили на восток, а потому путников разбудили первые лучи Солнца, которые пробивались сквозь низкие облака и туманную дымку, что поднималась над топями. Сборы были короткими и проходили в тишине, как и дальнейший путь. После вчерашнего, говорить особо не хотелось. Хотелось как-то переварить все и проглотить. Полли вышла на улицу, а Святогор напоследок оглядел помещение. На одной из стен он увидел зеркало, а рядом висел выцветший плакат с фотографией добродушно улыбающегося старика. Старичок был морщинистый, с серыми, сильно тронутыми сединой, волосами и седыми усами, а на глазах были огромные темные очки, которые когда-то вроде как называли «Авиаторы». В руках старик держал не то журнал, не то комикс или что-то вроде. В углу плаката различалась подпись, вроде автографа. Святогор поглядел на сине-зеленую фотографию, заглядывая в глаза старика. Молча постоял какое-то время разглядывая, а после развернулся, поправил снаряжение и выдвинулся вслед Полли.

Чем ближе Святогор и Полли были к Выборгу, тем сильнее местность была заболочена. Низины превращались в откровенно опасные болота и трясины. А скрытые под водой старые дороги, холмы и возвышенности, как естественные, так и искусственные были спасительными кусочками тропы путников.

— Интересно, откуда тут столько болот? — произнес Святогор в слух. — До войны тут такого не было...

— Ну… — протянула Полли. — До первых городов тут были болота, а цивилизация их укротила. Природа просто берет все обратно.

— Вот как… — заключил Святогор.

Святогор и Полли брели по болотам держась за руки. Воды болот были холодны, но благодаря Полли гипотермия ни ей, ни Святогору не грозила. Новые возможности девушки позволяли ей лучше владеть своей связью и любая мелкая живность, что жила на болоте, даже не рисковала приближаться. Лишь раз на пути путников возникла угроза, но Святогор, наученный горьким опытом, уступил решение проблемы Полли. Угрозой были два огромных, с человека ростом, животных с выводком мелких. Создания походили на гибрид бобра, выхухоли и чего-то земноводного, лягушки или тритона. Святогор и Полли забрели на их территорию, но Полли сумела погасить гнев существ и те спокойно ушли, не причинив вреда.

— Интересно, что породило этих мутантов? — в пространство произнес свой вопрос Святогор.

— Это не мутанты, — ответила Полли.

— Что? Как это? Они не похожи на нормальных животных.

— Нормальных? Для этого мира, такие как они — это и есть норма. Человек в свое время тоже был мутантом. Мутация — это изменения генотипа под действием мутагенов, либо под влиянием внешней, либо внутренней среды. Мутант — это организм, который имеет наследственные характеристики отличные от родительских. Обычно мутанты не жизнеспособны — уродцы, если проще. Жизнеспособные мутанты обычно либо не способны к размножению, из-за того, что не совместимы с другими, либо семейная ветвь таких существ имеет слишком мало поколений и очень быстро вымирает. Если же мутант жизнеспособен, а потомство имеет будущее, то это уже полноценный организм или проще — животное. Эти существа — это животные нового мира. Все это конечно же грубый пример, но для понимания сойдет.

— Вот значит, как… — произнес Святогор, задумываясь.

— Что с тобой? Ты сегодня, словно сам не свой, погруженный в себя, все хорошо?

— А? — произнес Святогор, словно отвлеченный от мыслей. — Да. — продолжил Святогор, нежно сжимая руку Полли. — Все хорошо. Просто… Мысли мучают. Вопросы…

— Может я, чем могу помочь? Ты спрашивай, я помогу.

— Нет, не переживай, — улыбаясь, ответил Святогор. — Это так… Я еще сам не все понял. Крутится в голове одна картина и я все никак не могу ее понять, словно одной детали не хватает. Не бери в голову. Я как пойму, все расскажу, авось и интересно будет.

— Ну, смотри, — произнесла Полли.

До Выборга путники добрались к вечеру. Дорога была трудной, а от воды распухли ноги. Заночевать пришлось в новой части города. Новой эта часть называлась еще до войны. В этой части находились современные для своего времени дома, а вот центр Выборга — это историческая или старая часть города. Однако конечная цель находилась в шести километрах, за городом, на острове Гвардейский. Меньше часа пути! Если сравнивать, то за сегодня Святогор и Полли прошли, петляя по болотам, почти пятьдесят километров! Но оставшиеся шесть, увы… Силы уже не позволяли. Психомедициной можно дать необходимый запас сил, но эти силы не берутся из воздуха, без должной подпитки, это как тягать тяжелую штангу и ежечасно пить энергетик, при этом съедая по половине бутерброда — чудовищный износ организма. Плюс уже была ночь, да и… Проще утром дойти. На Гвардейском острове располагалась когда-то воинская часть 41734. По словам Полли, сама часть использовалась тейянцами как камуфляж, ибо их база располагалась под этой частью, глубоко под землей.

Заночевали путники в руинах церквушки. Ночное зрение позволяло разглядеть путникам то, во что превратился город. Типичные провинциальные пяти и девятиэтажные здания были обращены в руины, как во времена блокады Ленинграда и всюду сухая, еще готовящаяся к лету зелень. С определенных ракурсов город больше походил на обычный брошенный город-призрак, нежели уничтоженный. Улицы были забиты всевозможным мусором — камни и кирпичи, металлические и пластмассовые вещи, деревянная труха и стеклянный бой. Множество брошенной техники и трава. Много травы. Очень и очень много сухой травы. Эта трава словно щупальца миллиардов медуз облепляла все, до чего могла дотянуться. Придет лето и тут наверняка будет травяной лес, даже джунгли! Но пока что этот лес спит. Кроме травы в изобилии было грибов, которые росли на всем, что только можно. Грибы походили на странную помесь древесного гриба, Вёшенки и Лисички. Когда Святогор поинтересовался, Полли ответила, что эти грабы называются Pleurotus Arboreus, а если по-русски — Вёшенка древесная. Еще сказала, что они съедобны. Но стоит опасаться похожего гриба, который содержит психотропное вещество. К счастью, сейчас для него не сезон. А вот Вёшенка древесная растет даже зимой, но зимой этот гриб тверд как ствол дерева. Ужин был ожидаемым — грибы. Полли показала какие травы и коренья можно добавить для большего разнообразия, и чтобы пресные грибы не ощущались бумагой во рту. Когда Святогор собирал грибы и травы, то краем глаза заметил странный силуэт. Он увидел его всего на несколько секунд. Силуэт стоял в густой сухой траве. Он не был похож на призрак человека, он походил на призрак космонавта в соответствующем костюме. Особенностью его было то, что в безликой маске лица угадывались черты черепа. Силуэт ткнул указательным пальцем себе в шлем и растаял в воздухе. Святогора посетило тревожное чувство, а голову стали забивать мысли. Святогору счел это за дурной знак.

Ужин прошел молча. Святогор был погружен в тяжелые мысли и Полли даже забеспокоилась.

— Леш, все в порядке?

— Что? — произнес Святогор, возвращаясь из дум. — А? Да… Все хорошо. Просто пытаюсь решить задачку…

— Все еще гадаешь над той картиной, о которой ты говорил?

— Да, — подтвердил Святогор. — Есть несколько нюансов, которые никак не получается решить. Ума не приложу...

— Я могу помочь, — решительно произнесла Полли. — Я ведь теперь могу без риска прочесть твои мысли и помочь с задачей.

Святогор взглянул на Полли как-то странно, словно таил секрет. Словно хочет сказать, но не то боится, не то…

— А… Ты знаешь, я пока лучше сам. Правда! Я это лучше сам попробую решить. Пожалуйста…

— Ну, смотри… — ответила Полли, с беспокойством внутри.

После ужина оба легли спать. Полли заснула быстро, а вот Святогор почти не спал. Святогора мучали мысли, плюс где-то вдали раздавались крики, словно обезьяны дерутся. В общей сложности, Святогору удалось поспать часа три, все остальное время он провел в дремоте, терзаемый вставшей задачей.

Утро было вялым. Новый Выборг встретил туманом, который тянуло от болот, но зато чем ближе был старый Выборг, тем выше была земля и тем меньше воды было под ногами. Старый Выборг уцелел больше. Видимо город пытались уберечь, свои или чужие уже значения не имело, но историческая ценность сохранила свой, пусть и относительно, первозданный вид. Единственным разрушителем тут явно была сама природа, которой было глубоко чихать на историю. Путники, все так же держа друг друга за руки, двигались по каменным дорогам мимо каменных домов, которые шли вперемешку с более современными сооружениями. Старые дома были преисполнены красоты и величия, в то время как более современные — простоты и броскости. Парки превратились в древесные крепости, в которых укрывались странные создания, которые походили на обезьян. Однако в Выборге отродясь обезьяны не водились, а потому сказать точно, кто эти создания было… Вроде как с одной стороны просто, но с другой считать так не очень хотелось. Обезьяны следили за путниками с деревьев, крыш и из окон домов. Путники продвигались молча, пока не добрались до Рыночной площади. На чистой каменной площади возвышалось монументальное сооружение. Святогор бывал в Выборге до войны и знал, что на площади было круглое здание. По всей видимости, это здание стало основой или фундаментом сооружения. Сооружением была огромная пирамида, высотой порядка десяти этажей. Из-за деревьев и тумана Святогор и Полли не заметили это сооружение раньше, но сейчас, вблизи, оно представало во всем своем великолепии. Пирамида была собрана из различного мусора, связанная и обтянутая тканями, веревками и растениями. Громадный симбиоз мусора и растительности поражал. Пирамида была домом для грибов, самый огромный из которых больше походил на огромный зонтик на вершине этой пирамиды.

Полли и Святогор приблизились к пирамиде. Сразу после любопытствующего прикосновения Полли к одной из балок пирамиды, следящая свора обезьян вдруг взбесилась и загалдела. Рев постепенно сменился хоровым уханьем:

— У! У! У! У! — скандировали десятки или сотни глоток, словно болельщики стадиона.

Вдруг рядом с Полли, в мощеную камнем площадь, вонзилось копье из арматуры обмотанное цветными тряпками. Толпа взревела и на площадь выскочил огромный макак. Он был похож на человека, но чертовски одичавшего. Он бил себя в грудь, словно разъяренная горилла. Этот недочеловек, эта полуобезьяна, этот дикарь вел себя вызывающе. Создание вознамерилось что-то сделать с путниками и для этого угрожающе ринулось на них. Полли не стала церемониться и просто нанесла пси-удар по всей площади. Обезьяна, как и все прочие зрители, опешили. Азарт и ярость сменились страхом и все прыснули в разные стороны с воплями ужаса. Примитивные создания разбежались и на площади воцарилась тишина. Святогор не вмешивался, зная, наученный уже, что лучше все доверить Полли. Святогор знал лишь язык силы, а вот Полли была полиглотом и в ее арсенале были тысячи языков, которыми можно было договориться и без силы.

— Интересно, это они сделали? — поинтересовался Святогор, разглядывая пирамиду.

— Нет, — ответила Полли. — Но думаю их предки.

— Они люди? — произнес Святогор, зная, но не веря.

— Были. Думаю, это потомки тех, кто тут жил, а все это… — Полли вспомнила слова Воланда. — Как сказал старик в Волочаевке — наследие.

— Странное наследие, — удивился Святогор. — Зачем они построили пирамиду?

— Когда я коснулась, все они словно бы сошли с ума. Думаю, это что-то вроде местного идола или фетиша. Монумент местного Бога или его храм, или… Кто его знает.

— А почему пирамида? Что людям все время хочется так строить пирамиды, она что? Особенная какая-то?

— Дело не в самой пирамиде, а в желание величия. Человек издревле стремится увековечить что-либо, либо достичь чего-либо великого, отсюда и монументальность. А пирамида — это просто идеальная фигура, — пояснила Полли.

— Идеальная? Это почему? — произнес Святогор, не понимая.

— Если ты попытаешься создать что-то большое, то непременно столкнешься с тем, что чем больше сооружение, тем больше его масса и тем неустойчивее это сооружение. Человек, создавая что-то великое, столкнулся с проблемой устойчивости и сохранности внешнего вида. Квадраты, прямоугольники и цилиндры имеют устойчивость, но они под действием собственного веса теряют форму. Лишь у пирамиды можно сделать так, чтобы компенсировать массу и чтобы при этом объект не потерял форму, при этом сделать это без внешних фиксаторов. Рассчитал просадку грунта в самой тяжелой точке пирамиды, компенсировал и пирамида простоит сотни, а то и тысячи лет. Современному человеку думать над этой загадкой уже не надо, достаточно повторить то, что уже было придумано предками.

— Вот оно значит, как, — понимая, ответил Святогор.

Полли еще раз коснулась пирамиды и направилась дальше. Святогор постоял, обдумывая слова Полли, поглядел на пирамиду, оглядел площадь и увидел обезьян, которые боязливо глядели на них из своих укрытий.

Путники прошли по Петровскому мосту. Мост был разрушен, но глубина гавани была низкой и проход по мосту не вызывал затруднений. Дальше был остров Твердыш и парк Монрепо. Путники шли по железной дороге, слева от которой были дома, а справа сам парк. Учитывая то, что железная дорога шла в низине, словно бы прорубленная в земле и скалах, вдобавок из-за деревьев, сам парк и дома видно практически не было. Лишь звуки явственно свидетельствовали о кипящей жизни в самом парке.

— Слушай! Я правильно понял, на острове была ваша база? А Местные что? — поинтересовался Святогор.

— Местные? — непонимающе переспросила Полли. — А, я поняла. База находится на изолированном острове. Все ценное было забрано еще до того, как там построили убежище для нашей разведки. Потому, когда начали строить, местные, если они и представляли проблему, то я ничего об этом не знаю. Я ведь работала с другим участком и о Питере и его окрестностях ведаю лишь в общих чертах.

— Погоди, изолированный? То есть… А как мы туда попадем? Вплавь или подземный туннель?

— По моим данным, у самой базы есть переправа. Все подступы к острову во время войны были уничтожены, а сам остров взят в оборону и для этой цели была возведена стена, но только вокруг базы. В самой узкой части залива, между островами была естественная переправа, и возвышенность на которой было шоссе. Переправу так же уничтожили, но заменили подъемным механизмом, вроде подъемного моста. Механизм еще функционирует и реагирует на тейянских разведчиков. Я не разведчик, но благодаря компьютеру, система на меня отреагирует, что даст возможность воспользоваться переправой.

— Ясно, — понимающе произнес Святогор.

Добравшись до переправы, Святогор увидел обтесанный склон острова, который возвышался стеной. На вершине располагался огромный механизм, больше походивший на гигантские ножницы. Полли поколдовала с компьютером и механизм ожил. Лязг металла и работа конструкции огласили округу. Ножницы начали спускаться и сводиться в некое подобие длинного подвесного пандуса.

— А почему он еще работает? — удивленно произнес Святогор.

— Он питается от источника энергии на самой базе, глубоко под землей.

— А кто обслуживает этот источник?

— Там все автоматизировано и люди не требуются. Система в экономном режиме и способна просуществовать до тех пор, пока сам механизм не умрет от внешних воздействий. То есть система сама себя содержит.

Они проследовали по переправе и спустились к базе. На базе были длинные ангары и огромное множество военной техники. Вся техника была насквозь проржавевшей и выглядела так, словно все машины вросли в землю. Техника была разбросана по части, словно когда-то тут был бой, и техника послужила укрытием и баррикадами. Святогор и Полли прошли мимо ржавых монстров, от которых фонило радиацией. Однако! Откуда эта радиация взялась было неясно, ибо не было следов ядерного удара. Лишь вблизи Святогор ощутил ее воздействие и вспомнил, что тут должен быть достаточно высокий фон. Но думать об этом Святогор не стал, так как в одном из ангаров он и Полли спустились в небольшое укрытие, где была массивная железная дверь. Судя по плану, что висел на стене, за дверью находились коммуникации. Полли что-то нажала и раздался душераздирающий скрежет. Дверь со скрипом отворилась и путников обдало затхлым воздухом. В помещении было множество проводов и кабелей, счетчиков и датчиков, щитков и трансформаторы. Полли открыла один из щитков и после некоторых манипуляций раздался звук вроде того, как едет лифт. Плитка пола пришла в движение и из-под земли поднялся шкаф. Шкаф открылся и внутри было полое ярко освещаемое пространство на четыре человека. Святогор и Полли вошли внутри, и Святогору пришлось сгорбиться, дабы поместиться внутрь. Спускались чуть меньше минуты и Святогор обратил внимание на электронное табло, на котором отмечалась глубина — семьдесят два метра. Когда двери лифта открылись, в помещении уже горел свет. Полли пояснила, что, когда она активировала переправу своим компьютером, то есть голофоном, база ожила и перешла из спящего в рабочее состояние. Сама база или скорее даже не база, а укрытие или убежище, выглядели отнюдь не футуристично, как себе представлял Святогор. Но тем не менее она выглядела более продвинутой, нежели воинская база на поверхности. Святогора и Полли встретил длинный и широкий бетонный коридор вдоль стен которого стояли трехъярусные стеллажи. Стеллажи были разбиты по три секции и каждая секция имела высоту в полтора метра. В каждой секции располагались ящики. Что именно было в ящиках неизвестно, но на них стояли разнообразные маркировки, говорящие о содержимом. Маркировки были разнообразными, от указания продовольствия и до опасных химикатов. Святогор и Полли прошли коридор до самого конца и через массивную дверь попали в узкий и короткий коридор. Коридор вел в соединительный узел, а тот объединял три складских помещения, коридор позади был одним из трех, а также соединялся с общей комнатой. Пройдя в общую комнату, Святогор и Полли попали в обширное помещение, в котором было все для уютного время препровождения. Комната была вроде кают-компании на судне, или телевизионки в армейской казарме, но обустроена с большим комфортом. Короче говоря — комната отдыха. Комната соединялась с тремя помещениями: спальным, санузлом и столовой, и комнатой управления. Комната управления в свою очередь была соединена с серверной и энергетической станцией. Эти три помещения были изолированы, в то время как остальные были соединены между собой коридорами. Укрытие больше походило на подобие космической станции, но под землей. При желании любую из комнат можно изолировать. Полли и Святогор проследовали в комнату управления, которую так же можно было назвать комнатой связи.

Комната связи была наполнена компьютерами и какими-то приборами. Только сейчас Святогор обратил внимание, что в укрытии нет ни единого провода. Словно все работало, используя беспроводную передачу энергии. Полли проследовала к одному из пультов, села в кресло и ввела несколько команд на сенсорной клавиатуре, после чего все заработало иначе. Словно бы все работало, но было в каком-то ожидании, а благодаря Полли перешло в активность. Экраны загорелись и Полли принялась что-то делать, что было понятно ей и совершенно непонятно для Святогора. Она колдовала над компьютером минут десять и Святогор все пытался вникнуть в манипуляции Полли, но ничего не понимал. Полли работала увлеченно и явно хорошо понимала царящий для Святогора хаос символов на экране. Полли заулыбалась и Святогор не выдержал.

— А что ты делаешь? — поинтересовался он.

— Пытаюсь наладить связь с Тейей, — ответила Полли и ввела несколько команд. — Вот.

— Стоп, а как именно ты свяжешься с ними?

— Ну, поговорить не удастся, но я отправила сигнал SOS, там отзовутся и пришлют дронов.

Святогора подумал и его вдруг обдало холодом. Волосы на спине и руках встали дыбом, а в голове мелькнула картина.

— Погоди, — произнес Святогор задумчиво. — Ты… Уже… Отправила сигнал?! — странно произнес он выделяя слова.

— Ну да. Вошла в систему, перекодировала и настроила, пара команд и все. Гиперсвязь доставит короткий сигнал очень быстро, а там уже от них все зависит. Думаю за час там все сделают.

Повисла тягучая тишина. Святогор глядел на Полли и его глаза медленно округлялись как у человека, который что-то осознавал. Святогор судорожно шевелил глазами, словно бы разглядывал стремительно развивающуюся картину.

— ЧТО?! — вскрикнул Святогор так, что Полли встрепенулась от неожиданности и чуть было не упала с кресла.

— Что?! Что такое?! — непонимающе и с беспокойством воскликнула Полли со страхом глядя на реакцию Святогора.

Вновь повисла тишина.

— Я… — неуверенно произнес Святогор замолчав, впадая в ступор. — А… — просипел он вновь и замолчал. — Забудь… — уже спокойно отозвался Святогор, потирая висок. — Я просто вспомнил…

— Вспомнил? — произнесла Полли не понимая. — Что вспомнил? Все хорошо?

— Да-да… Просто ассоциация всплыла, о… О Себастьяне.

— Себастьяне?! — произнесла Полли и задумалась — Ааа… Я поняла, — ответила Полли задумчиво. — Себастьян Говард… Это произошло в один той с гибелью моей мамы. Себастьян Говард работал над проектом и произошел несчастный случай, в результате чего Себастьян погиб, а его смерть повлекла за собой создание первых полигонов.

— Да… — задумчиво произнес Святогор. — Не пойму, что именно, но, когда ты сказала, что отправила сигнал, у меня ассоциация сработала и перед глазами встала страшная картина про этого Себастьяна. У меня аж сердце чуть…

— Наверное это из-за его последнего сообщения, — произнесла Полли.

— Да. Наверное… — произнес Святогор цепенея от мысли.

Полли подозрительно поглядела на Святогора.

— Все хорошо?

— Да, не бери в голову, просто яркая картинка, как кошмарный сон, понимаешь? Эти твои мысли… Я вроде уже освоился, но все равно, что-то да всплывает такое… Ладно, еще раз — не бери в голову.

— Может полежишь? Там вроде есть где.

— Нет… Спасибо. Можно…

Святогор застыл, как-то странно задумываясь.

— Можно я лучше по расспрашиваю тебя о том, как мы покинем Планету. Я вроде как знаю уже, в твоих воспоминаниях видел, но так… Успокоиться чтобы, как ты любишь. Прокрутить все в голове. Ну, по полочкам разложить…

— Да ради Тейи, пожалуйста! — с готовностью отозвалась Полли.

— Мы ведь тут в безопасности? То есть сюда никто не войдет?

— Войдет? — Полли задумалась. — Ой! — воскликнула она. — Я забыла лифт заблокировать! — произнесла Полли подскакивая на месте.

Святогор остановил ее.

— Я схожу.

— Ты ведь не знаешь, как заблокировать, — произнесла Полли щурясь на Святогора.

— Да, мне в туалет надо, тут ведь есть туалет? — произнес Святогор оглядываясь.

— Да, рядом с кухней, дверь на право будет, — Полли жестом показала в нужную сторону.

— Отлично! — всплеснул руками Святогор улыбаясь. — Я заблокирую лифт, схожу в туалет и… На кухне ведь есть что поесть? — несколько задумчиво произнес Святогор.

— Ну, — задумалась Полли. — По идее должен был остаться небольшой запас, но скорее всего на складе.

— Супер! Заодно и принесу нормальной еды, идет?

— Ну… — Полли несколько подозрительно задумалась.

— Оставайся, — произнес Святогор, кладя руку Полли на плечо. — Я все сделаю. Тут рации есть? Чтобы быть на связи? Ну, чтобы по лифту и на складе с ориентировать.

Полли поискала и нашла пару радио гарнитур, вроде блютуз наушников.

— У них радиус тысяча метров, всю площадь укрытия и базы на поверхности покрывают без проблем.

— Хорошо.

Святогор принял от Полли наушник и направился к двери. Он подошел к ней надевая эту незамысловатую гарнитуру и взглянул на стену справа. Он обернулся и увидел Полли, которая что-то искала в ящиках. Святогор приблизился к панели двери, что была на стене и, после секундного колебания, извлек из панели небольшой круглый предмет.

— Я дверь закрою, чтобы мало ли что… Ну, безопасности ради.

— Х-хорошо, — как-то неуверенно произнесла Полли отвлекаясь от поисков второго наушника для себя. — Хоть и излишне.

Святогор закрыл дверь и заблокировал ее.

— Раз-раз. Прием, как слышно? — произнес Святогор, прилаживая радио гарнитуру поудобнее и проверяя связь.

— Слышу отлично, — отозвалась Полли.

Святогор направился к лифту.

— Слушай, к нам ведь прибудут дроны, то есть людей не будет вообще, так?

— Да. — ответила Полли. — Из-за того, что тут основное оборудование демонтировано, подать можно только сигнал SOS. Так как на Тейе не знают кто мог подать сигнал, из безопасности сюда пришлют дронов.

— Ясно, — произнес Святогор, идя через комнату отдыха к двери, что вела к соединительному узлу. — А они нас в карантин поместят ведь так?

— Да, нас разделят и поместят в отдельные капсулы. Потом перешлют на Тейю, где мы будем находится в изоляции на весь срок карантина.

— А не разделиться ведь не выйдет?

— Нет. Либо разделение, либо никакой эвакуации вообще.

— Карантин ведь сорок дней длиться?

— Да, если по Земным меркам считать.

— Ясно, — произнес Святогор, подходя к двери к соединительному узлу. — Кстати, ты, по поводу лекарства от недуга первого поколения и основателей, вроде говорила, что лекарства не нашла.

— Ну, — протянула Полли. — Я думала, что нашла, но я скорее нащупала путь к нему, нежели нашла, — удручено произнесла девушка. — Думаю, что если изучить мои наработки, то… То можно и к чему-нибудь прийти. Не знаю…

— Но сейчас ведь лекарства нет, так? — произнес Святогор, идя по узкому коридору.

— Нет конечно, — отозвалась Полли. — Все какие-то риторические вопросы задаешь, — удивленно произнесла она.

— Да, прописную истину так сказать или проще говоря прокручиваю в голове, просто чтобы успокоиться, я же говорил, — пояснил Святогор. — А во время карантина ведь у нас будут брать анализы?

— Да. Полный спектр, во избежание любой угрозы.

— А избежать… — протянул Святогор. — Сдачи анализов во время карантина ни как нельзя?

— Нет, в противном случае тебя усыпят и возьмут анализы в бессознательном состоянии.

— Вот как… А анализы ведь могут выявить мои способности касательно фантомов?

— Да… При том спектре, что будет проводиться при карантине, твои способности выявят в короткий срок.

— А почему вы других, вроде меня, не проверяли таким образом?

— Таких как ты? Из-за достаточно большого числа, прости за слово, особей. Плюс риск и трата ресурсов… Мы сперва проверяем, а уже потом делаем анализы, если в них есть нужда. Мы порой забираем на Тейю людей, но эта практика редкая, да и требуется решить множество нюансов, прежде чем кого-то забрать. Если идти в разрез инструкции, такое начнется…

— А если сказать, что результаты анализов опасны?

— Чем? — удивилась Полли.

— Ну, мало ли, — протянул Святогор. — Допустим я скажу и при этом буду убедителен, что мол мои анализы опасны и их брать не стоит. Ну это я так, интереса ради.

— Чепуха, — заявила Полли. — Чем твои анализы могут быть опасны? Даже если ты и будешь говорить так это сочтут за посттравматический синдром, а если они действительно опасны, то карантин для того и нужен.

— А если ты скажешь?

— Что? Что за масло масляное?.. Тоже самое. Из-за того, что я тут достаточно долго, плюс моя связь атрофировалась, то есть меня не смогут проверить вру я или нет, то мое состояние будут расценивать как синдром, а если со мной что-то произошло, от чего я буду представлять угрозу, то во время карантина все выясниться.

— Вот как… — протянул Святогор. — А может есть кто-то, кто все же поверит тебе? Чтобы не проверяли.

— Я тебя не понимаю…

— Ну допустим… Есть ли кто-то?

— Технически? — задумалась Полли. — Отец, но из-за моего состояния, я думаю он будет на стороне проверяющих. Плюс карантин — это строгое правило, которое любой здравомыслящий избегать не станет. Ты боишься уколов?

— Нет-нет… — усмехнулся Святогор. — То есть шансов нет вообще никаких?

— Что-то я тебя не пойму, к чему ты ведешь?

— Я? — удивленно произнес Святогор, попадая в соединительный узел. — Да я так, просто языком чешу, дабы отвлечься. Говорю, что первое в голову придет.

— Точно? — недоверчиво произнесла Полли.

— Да, — ухмыляясь произнес Святогор, заходя в коридор ведущий к первому складу, где был лифт.

— А что вообще из себя представляет связь, ну в самом широком смысле?

— Ну… — Полли задумалась. — Это вроде… Ты же знаешь, что такое интернет?

— Да, еще помню, — решительно ответил Святогор.

— Ну вот связь, в широком смысле, это как интернет, только биологический, где каждый человек — это сервер. Связь соединяет всех в единую сеть и обеспечивает эмпатический обмен. То есть все остаются индивидуальностями, но при этом каждый понимает друг друга и способен чувствовать окружающих.

— То есть, — Святогор задумался. — Если я буду веселым, то люди вокруг меня будут чувствовать это веселье и тоже будут веселыми?

— Да, это вроде ауры. Чем больше людей с одной эмоцией, тем больше аура и тем больше влияние.

— Кстати… — произнес Святогор, двигаясь вдоль склада. — А если эмоция будет негативной? Она тоже будет передаваться?

— Да, но она будет подавляться положительными и распространения не получит.

— А если людей будет много?

— Ну… Теоретически, если человек двести будет испытывать негативную эмоцию, то влияние может быть достаточно сильным, для того чтобы спровоцировать реакцию и распространить эту эмоцию.

— То есть она разойдется как болезнь?

— Ну… — задумчиво произнесла Полли. — Можно и так сказать. Только шансов у этого маловато. Эмпатической энергии не хватит.

— А если эмоция или даже чувство при этом будет очень сильной?

— Даже… — Полли задумалась. — И не знаю. Стой, — произнесла Полли в каком-то недоумении. — Что-то я тебя опять не пойму. Такое чувство, как будто ты хочешь что-то мне сказать, но что именно? — произнесла Полли недоверчиво.

Святогор стоял у лифта.

— Последний вопрос можно? — произнес Святогор иным голосом. — Ты, вернее вы — тейянцы, вы ведь искали на Земле людей, что способны видеть фантомов, а что будет дальше? Что будет, когда вы получите ответ на свои исследования?

— Мы… — с ноткой тревоги задумываясь произнесла Полли. — Найдем ответ на вопрос, что есть разум…

Святогор вошел в лифт и остановился.

— То есть, вроде ты мне уже это говорила… Дав ответ на вопрос о разуме, вы ответите и на вопрос касательно души, так?

— Т-так… — произнесла Полли, судорожно соображая, видя в своей голове, как все сказанное Святогором складывается в пугающую картину.

— Полли… — тихо и пугающе произнес Святогор. — В твоем сердце есть вера?

— Ш-што? — испуганно и неуверенно отозвалась Полли.

Повисла страшная тишина.

— Вы, тейянцы, вы гоняетесь за Просветителями, а кто они для вас? Гипотетические Боги? Сверх развитые пришельцы? Во что вы верите?

— Мы… Мы не верим в Богов… — неуверенно отозвалась Полли.

— Уверена? — пугающе тихим и спокойным голосом произнес Святогор. — Нет ли в глубине вашего сознания остатка старого человека которому присуще такая вещь как религия? Вы исследователи, а значит скептики и потому не верите, но старый человек в вас примитивен и все еще верит в Богов, — Святогор сделал паузу. — В глубине души вы жаждите поставить точку в вопросе Бога! Что для вас важнее — подтвердить существование Бога или его опровергнуть?

Полли промолчала. Все ее тело обдало холодом.

— Если вы докажите Бога или Богов, дадите ему или им научное обоснование, что дальше? Для нового человека, что порожден вашей связью, это не будет иметь значения… Но не для старого, — Святогор вновь сделал паузу. — Для старого человека — это сомнения и неуверенность. Вы начнете сомневаться в истинности самой реальности, будете ставить под сомнение очевидные вещи. Вы начнете новый круг рефлексии, запутаетесь, что породит за собой безумие. А если вы опровергните Бога или Богов? Опять же… Новому человеку это ничего не даст. А вот старому… Ваша внутренняя, сокрытая в недрах подсознания, скрываемая от самих себя, вера умрет, что так же породит безумие.

Святогор замолчал. Он слышал тяжелое и неровное дыхание Полли.

— Вера сама по себе не плоха, верить можно во что угодно и даже нужно, но… Если вера станет смыслом жизни — она становится ядом. Вера — это как сделка с дьяволом. Вера дает силу, но отнимает душу. Верить нужно в объективные вещи, но не в иллюзии. Вы можете все отрицать, но спроси себя сама, есть ли в тебе вера? Ядовитая вера! Вера в иллюзию? Та самая вера в некий высший смысл жизни? А? — Святогор сделал паузу, и не услышав ответа продолжил. — У жизни нет смысла. Я прошел долгий путь осознания. Я прошел путь от неверия к вере и ее разрушению. Я преодолел тяжелый путь, который чуть было не разрушил все и пришел к выводу. Я принимал многие озарения, но все они разрушались… Меня мучали сомнения. Я отвергал свои же истины, я принимал новые истины, но все! Все они терпели крах! Дорог много и все они ведут в тупик. Мы сами определяем цель и смысл жизни, желая обрести счастье, но счастье не в выборе или достижении поставленной цели, а в пути. Я пытался создать себе идола, но понял, что единственный достойный идол — это сам путь, процесс достижения! Как в старом анекдоте про то, как человек по пути на работу думает о доме, а по пути домой о работе и лишь в пути он счастлив… Счастье в том, чтобы договориться с самой жизнью, согласовать то, что ты от нее хочешь и что хочет от тебя она. Увы… Но старый человек внутри вас этого не поймет и не примет… Пока в вас еще жив старый человек, такие как я опасны для вас. Ваша связь — это ваша сила, но получив ответ на главный вопрос, ваша связь, то, что делает вас сильными, обернется против вас страшнейшим оружием. Благодаря связи чума безумия захватит вас. Вы не успеете познать что-либо, ибо эта чума, усиленная связью, пожрет вас без остатка. — спокойно и меланхолично закончил Святогор.

Вновь повисла тишина и после нескольких секунд колебания и нерешительности Святогор нажал кнопку лифта.

Полли ощущала, как ее сердце бешено стучит. В гарнитуре раздался шум поднимающегося лифта. С чудовищным чувством осознания и видением страшной и грандиозной картины перед глазами, Полли бросилась к двери. Воздух вокруг стал словно каменный. Все окружение словно бы застыло и смазалось, подобно масляной картине, на которую пролили керосин. Полли попыталась открыть дверь, но та была заперта. В ужасе, она дернулась к панели и увидела, что ключа! Ключа — небольшого круглого предмета, нет на месте! Полли с ужасом осознала, что она заперта! Заперта!

— Нет! Леша нет! — закричала Полли, судорожно дергая ручку и колотя в дверь.

Полли лихорадочно соображала, как можно открыть дверь.

— Прости, — спокойно произнес Святогор, поднимаясь на лифте. — Я дурак…

— Нет! Умоляю тебя! — кричала Полли, пытаясь силой отворить дверь.

— Пойми, так надо, — спокойно произнес Святогор. — Меня мучали мысли, но я не знал, что все они означают. Я должен был тебе рассказать еще тогда, но… Вот я дурак… Решил, что сам решу эту задачу и тебя лучше пока не беспокоить. Когда ты сказала, что отправила сигнал SOS в моей голове встали все кусочки пазла. Меня словно молнией поразило и я увидел картину в действии. Я понял, что совершил ужасную ошибку…

— Нет! Прошу тебя! Не уходи! — судорожно повторяла Полли. — Я… Я найду выход! — она была на грани срыва.

— Прости, но я опасен и ты понимаешь это. Что для вас хуже? Подтвердить Бога или его опровергнуть? Не имеет значения… Я не просто так расспрашивал тебя, мне надо было, чтобы ты сама все поняла, увидела туже картину, что и я. Как тогда, помнишь? Когда ты пыталась оправдаться, поведать мне свою историю, чтобы я понял тебя. Помнишь?

— Да! Да! Я помню! Но прошу тебя!

— Ты сама дала ответы на все вопросы…Пока в вас живет старый человек, я и такие как я — это источник чумы, что поразит вас безумием и уничтожит ваш мир. Ваш прекрасный мир, ваш чудесный мир, ради которого было пожертвовано столько жизней. Через твои воспоминания я видел, как красив твой дом и я… Я не могу дать его уничтожить. Я не спаситель, я не избранный, не какой-то особенный человек, я не… Я просто — человек. Просто так получилось… Слепая случайность… Причина и следствие… Дабы создать что-то, нужно много сил, а вот разрушить — достаточно одного действия. Я не созидатель, я разрушитель… Но я вижу все это и понимаю, и понимаю то, что в моих силах не совершить одного, но самого страшного действия.

— Я найду лекарство! — срывая голос выкрикнула Полли. — Слышишь?! Я обязательно найду! Только не уходи! — кричала Полли, пытаясь открыть дверь через панель.

— Да, найдешь… — улыбаясь произнес Святогор. — Но когда?

— Я… — останавливаясь произнесла Полли. — Я… Я не знаю… — плача произнесла она, прекращая попытку открыть дверь.

— Знаешь, что я вижу в той картине? Я вижу, как вы сомневаетесь. Я вижу, как вы теряете смысл к познаниям. Я вижу, как вы теряете волю к жизни, к стремлениям. Как вас охватывает скука, депрессия и меланхолия. Как эти ужасные чувства вас пожирают. Как все это растет, словно раковая опухоль. Как все это перерастает в апатию и акедию. Вы теряете вкус жизни и наступает смерть души… И тогда начинаются массовые убийства и самоубийства. Старый человек внутри вас погубит все, беря силу в вашей связи…

Лифт доставил Святогора на верх. Он не ощущал угрызений совести, боли или тревоги. Он направился прочь от базы и понимал, что так надо.

— Я вижу, как вы лишаете себя и других жизни, и лишь второе поколение, лишенное старого человека, имеющее невосприимчивость к безумию, наблюдают за крахом вашего мира. Будучи в меньшинстве, каковы у них шансы пережить этот ужас? Сохранят ли они ваше наследие?

— Пожалуйста! Я… Не уходи! Я оставлю тут что-нибудь, записку какую… Чтобы нас ждали! Уйдем вместе, я найду лекарство и мы вернемся сюда!

— Ты помнишь, что с тобой было в Волочаевке? Тебе надо обратно на Тейю, пока у тебя есть время. Тебе надо обратно в вашу связь. А я… — Святогор глубоко вздохнул, шагая к переправе. — Как-то у нас с тобой все быстро получилось, не находишь?

— Я не боюсь… — произнесла Полли плача. — Я спасу тебя! Я сделаю тебя снова человеком! Человеком! Потому, что я… Я! Я люблю тебя! Люблю!

— Чщщщ… — произнес Святогор. — Я тоже люблю тебя. Но ты понимаешь, что я должен так поступить. Если ты уйдешь со мной, то твой старый человек поглотит тебя и о лекарстве можно забыть. Я стану зверем, я чувствую это… И что будет тогда с нами обоими? Тогда какой смысл лишать твой мир важного лекарства? Это не разумная жертва. Если я полечу с тобой, то безумие, что будет порождено ответами на вопросы, уничтожит ваш мир. Все потому, что знания — это очень страшная сила! Знания, полученные не в то время и не в том месте — несут лишь смерть и разрушения… Я и такие как я — это как… Тьфу ты… — Святогор горько сплюнул. — Как райское яблоко знаний. Помнишь, что было с Адамом и Евой?

— Пожалуйста… Пожалуйста! Не уходи! — плача произнесла Полли, в бессилии стуча кулаками в дверь. — Я не хочу жизни без тебя…

— Знаешь… — слабо ухмыляясь произнес Святогор. — Я в молодости тоже влюбился в одну девушку и жить без нее не мог. Мы оба говорили друг другу, что жить без друг друга не можем… Правда мы расстались и как видно все же смогли. Я понял, что отдавать всего себя и говорить, что без кого-то не могу — это глупо. Спасибо, что не отвернулась от меня и попыталась спасти, что не дала моей человечности умереть. Благодаря тебе я осознал… — Святогор затих и после паузы продолжил. — Сейчас я не просто понимаю, я именно осознаю! Я принимаю свою жертву, ибо осознаю, что иначе нельзя. Ты сама сказала — мы либо лишаем себя, либо других выбора. Сейчас я веду себя как самый последний эгоист. Сейчас я лишаю выбора нас обоих, ибо так надо. Я не знаю точно, верно ли я поступаю, но из-за сигнала… У нас просто нет времени и потому я поступаю именно так. Этот дурацкий сигнал… Если бы я все понял раньше… Если бы я не был дураком, послушал тебя и все рассказал… Я принимаю свою жертву, ибо без нее ни как. У всего есть причина и следствие и я срываю яблоко с древа, не задумываясь зачем. Просто так надо…

Святогор, извлекая из рюкзака навигатор, направился в обратный путь, параллельно размышляя куда направиться.

— Я найду лекарство, слышишь?! — сипя и всхлипывая произнесла Полли.

— Да, я верю, что найдешь. Я в тебя верю, Полли… — ласково произнес Святогор.

Полли плакала, а Святогор уходил все дальше и дальше, оставляя ее позади.

— Когда за тобой прибудут, дверь дроны открыть сумеют. Не пытайся меня найти, пока не отыщешь лекарство. Я верю, что ты его найдешь, но до тех пор я прошу тебя об одолжении. Так как твоя связь атрофирована, даже если ты солжешь, никто не узнает об этом. Скажи, что ваши поиски были напрасны, что ваша миссия окончена. Пока нет лекарства, такие как я не должны попасть на Тейю. Скажи это, дабы Землю закрыли. Превратив в заповедник… Земля — это наш заповедник, заповедник чудовищ! Заповедник человечества… Мы — это пережиток, который должен кануть в небытие и наш палач — это сама Земля, природа. А что касается ответов? Думаю, другие найдут их иными путями, тогда, когда им будет самое время.

— Я… — всхлипывая произнесла Полли. — Я скажу…

— Спасибо. Хочешь я расскажу тебе один стих? — улыбаясь произнес Святогор, шагая прочь и глядя в небо. — После Сертолово он вертится в моей голове, а в Волочаевке он мне даже помог.

— Х-хачу… — выдавила сквозь слезы Полли.

И Святогор принялся рассказывать стих:

Море! Чайки, ветер и песок.

Я утопил в тебе свой левый носок.

Море! Словно небо голубое.

Словно лес, шум твоего прибоя.

 

Море! Я стою в тебе по пояс голый

и медуз твоих я не боюсь!

Море! Я торжественно клянусь,

что однажды я к тебе вернусь!

Святогор замолчал, шагая в сторону железной дороги. Полли тоже молчала, лишь спокойно сидела, прислонившись к двери спиной и тихо плача.

— Я найду… Я обязательно найду… Я найду и вернусь за тобой! Я горы сверну, но заберу тебя от сюда! — выкрикнула Полли. — Даже если ты опасен, я найду выход! НАЙДУ! НАЙДУ! НАЙДУ! — кричала Полли.

— Я посвятил этот стих морю, но теперь он посвящен тебе, моя милая Полли… — с тоской в сердце, произнес Святогор в немую радио гарнитуру.

Святогор уже был вне зоны действия гарнитуры, а потому последние слова Полли и Святогора так и не достигли друг друга. Полли сидела и рыдала, а Святогор смиренно уходил все дальше и дальше, глядя в экран навигатора и размышляя о предстоящем пути. Проклятье человечества — это его невежество. Невежество — это самое страшное оружие человека…

  • Сон о тёмном ангеле. / Дикая Диана
  • Афоризм 493. Совпадения. / Фурсин Олег
  • По кругу... / Озерова Татьяна
  • Для начала снимем маски! / «ОКЕАН НЕОБЫЧАЙНОГО – 2015» - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС / Форост Максим
  • Стеклянное сердце / LevelUp-2012 - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС / Артемий
  • Нож в букете / Блокнот Птицелова. Сад камней / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Непогода / Лонгмоб «Однажды в Новый год» / Капелька
  • Условия проведения вернисажа / Летний вернисаж 2021 / Художники Мастерской
  • Чем закончился "Хоббит" / Как все было... / Зима Ольга
  • Красная Москва / Круги на воде / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Буревестник / Пасичнюк Анастасия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль