По-соседски (Вербовая Ольга)

0.00
 

КОНКУРС

Проза

По-соседски (Вербовая Ольга)

***

Мы с Любой давно уже не школьницы, а вполне себе взрослые дамы, однако при встрече обожаем подурачиться. А с учётом того, что живём мы в одном подъезде, это нам удаётся довольно часто. Когда Люба, возвращаясь с работы, поднимается к себе на пятый этаж, я жду её на своём четвёртом, чтобы, выскочив из-за угла, преградить ей дорогу с воинственным криком: «No pasaran!». Люба не пугается — скорчив рожицу, покажет язык и легонько ущипнёт. Ну, и я в свою очередь не удивляюсь, когда Люба внезапно появляется из-за угла и преграждает мне путь. И тоже щипаюсь и показываю язык. Полька, соседка с седьмого этажа, которую мы все между собой за вредность зовём Шапокляк, говорит, что мы дурью маемся, что пора взрослеть. Зато сама ходит взрослее некуда — вечно хмурая, недовольная всем и всеми. Нет уж, спасибо, нам с Любой как-то не хочется!

Впрочем, особое неудовольствие Шапокляк вызываем отнюдь не мы. Зинаида Сергеевна, живущая этажом выше Польки, недавно сдала квартиру одному немолодому кавказцу. Не то чеченец, не то ингуш, зову Аюбом.

— Понаехали тут всякие! — возмущалась Шапокляк. — Они же нас, русских, вон как ненавидят! Зарежет нас всех этот Аюб (или как его там?) — и глазом не моргнёт! У них же так принято!

А вид у этого кавказца, пожалуй, и впрямь суровый, да и угрюмый он какой-то, необщительный. Так что бояться его у нас и впрямь была причина.

Зачем мы с Любой дурачимся, спросите? Наверное, сказывается ностальгия по беззаботным школьным годам, которые уже к нам не вернутся. Вот и компенсируем это как можем.

Этот день начинался как обычно и закончится обещал так же. Пришла я с работы, зашла в подъезд, слышу сигнал домофона. Кажется, Люба. Прячусь за угол. Шаги постепенно приближаются.

— No pasaran! — кричу, выскакивая на лестничную клетку.

И тут же с ужасом обнаруживаю, что вместо бывшей одноклассницы передо мной стоит Аюб собственной персоной. Мамочки! Кажется, я пропала! Сейчас мне отрежут голову.

Что делать? Бежать? Не успею — кинжал запросто воткнётся мне в спину. Хоть этот кавказец и выглядит несколько ошеломлённым, но ведь сейчас опомнится. Невольно вспомнилась фраза Марка Аврелия: если смерть тебе улыбается, лучшее, что можно сделать — улыбнуться ей в ответ.

— Здравствуйте, — говорю растерянно.

А что мне ещё оставалось?

— Здравствуйте, — произносит в ответ Аюб.

Ладно, Анька, умирать — так весело, желательно с песней. Впрочем, нет, пою я не важнецки.

— Слышали стишок?

«Коммунисты не пройдут,

И фашисты не пройдут,

И работники реформы

С антирыночной платформы

Не пройдут!

Потому что городской водоканал

Всю улицу траншеей обкорнал».

— Честно говоря, не слышал, — суровое лицо кавказца тронула улыбка. — Но стих забавный!

В этот момент как раз появилась Люба. Увидев, как мы с Аюбом разговариваем о поэзии, явно удивилась.

— Здравствуйте!

— Приветик! — машу ей рукой.

Затем быстро прыгаю, преграждая ей дорогу:

— No pasaran!

Та, как обычно, показывает мне язык.

— Вредина! — говорю ей гаденьким голосом, вспоминая наши забавные школьные ссоры.

— От вредины слышу! — отвечает Люба мне в тон.

— Это мы так развлекаемся, — объясняю Аюбу, который смотрит на нас с удивлением.

— Интересные у вас развлечения!

— По школе соскучились.

Сосед понимающе кивнул.

— Ну ладно, счастливо, хорошего вечера!

— И вам хорошего вечера, весёлые барышни!

— Спасибо!

***

— Ну, Ань, ты даёшь! — сказала мне Люба тем же вечером, когда я по-соседски забежала к ней на чай. — Познакомилась, вижу, с новым соседом!

— Ох, да я как увидела, что это он… Думала, это последнее знакомство в моей жизни. Они ж, кавказцы…

— Да ладно, забей! Этот вроде адекватный… Ну, что, может, ещё варенья?

***

Что, спросите, было после этого? Да ничего особенного. С Любой по-прежнему развлекаемся шутками-прибаутками. Соседа нового больше не боимся. Да и Аюб, оказывается, только с виду такой суровый, а на самом деле человек добрый, душевный. У себя в Грозном был учителем французского. А необщительный такой потому, что жизнь у него выдалась сложная. Так что при встрече мы теперь друг друга тепло приветствуем. Для Польки-Шапокляк мы теперь чуть ли не нацпредатели. Хотя Аюб ей ничего плохого не сделал, в его присутствии она по-прежнему хмурится и смотрит исподлобья, и другим соседям говорит про него всякие гадости. Ну, что с неё возьмёшь — Шапокляк она и есть Шапокляк!

  • Katriff - Бес попутал / Незадачник простых ответов / Зауэр Ирина
  • Узелки / Дневниковая запись / Сатин Георгий
  • Жрецы Венеры / Горностай
  • Игольчатый путь / Лоскутное одеяло / Магура Цукерман
  • Армия / Стихи / Панина Татьяна
  • Торпеда / Коновалов Сергей Георгиевич
  • Тори Виктория - Переполох на тихой улочке / 2 тур флешмоба - «Как вы яхту назовёте – так она и поплывёт…» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ФЛЕШМОБ. / Анакина Анна
  • Сказка / 13 сказок про любовь / Анна Михалевская
  • Akrotiri - НОЧЬ / Истории, рассказанные на ночь - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чайка
  • Эй, граждане... / Сборник стихов. / Ivin Marcuss
  • Книга Жизни / Ульянова Екатерина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль