Ротгар_ Вьяшьсу - Дары Бальтазара

0.00
 
Ротгар_ Вьяшьсу - Дары Бальтазара

 

В это время в доме Мегеры была кутерьма. Персефона только что получила приглашение от Гермеса, и решила похвастаться перед сестрою. Не то, что бы отношения между родственницами были бы напряжёнными. Просто развратная стерва Мегера не упускала возможности приколоться над скромной сестрою. Всё, что так обожала Мегера, повергало сестру в шок. Как, например, то, что личность Мегеры может жить сразу в нескольких измерениях, и, потому, иметь множество женихов одновременно. Всех этих аватар-клонов Мегер называли по номеру, или по местности жительства. Особенно её не взлюбила сестра 44, или, Мегера Агриппская, что была стервой даже по меркам общения Персефоны с многосестричной сестрою. Надо сказать, чаще всего именно с ней приходилось говорить нереиде, ибо обе они проживали в районе Агриппы.

— А почему бы тебе, дорогуша, не сходить на одну из тех оргий, что совершают сейчас младшие боги? — с подколкой спросила Мегера.

— Но это же не по порядку! Что об этом подумают остальные боги Олимпа, если узнают!

— Если завидуешь, говори это молча. А если найдёшь других женихов, приводи их в мой дом, с удовольствием устрою для них новую свадьбу.

— Мегера, мужчины не настолько просты, как ты о них полагаешь. О твоём взгляде я читала в журналах…

— Ха! Да что же ты понимаешь! Мужчины на то и нужны, что бы мы, женщины, доили с них деньги, и вязали верёвки.

— Не все же мужчины такие, Мегера.

— Хорошо. Давай-ка поспорим на бальзам Афродиты, что не найдётся мужчина, который не сойдёт с ума от моей страсти! Коли отыщешь такого, отправляй его мне, Персефона!

Говорят, если пожелать что-то всем сердцем, мечта непременно исполнится. Иногда даже Судьба сама сводит разработчика главной идеи со своим исполнителем. Желанием любого теурга, и любого алхимика и волшебника в своём Opus Maga, в своём личном акте Божественного Деления дистиллировать душу, избавив её от наносов чужого и вредного, дотянуться до абсолютного знания, что бы встать вровень с богами. Не так уж ли важно, чем объяснить глубину неба, ряды фруктовых дерев, и солнечный свет, — наукой, или волей богов, или верой в тайное знание, если в самом человеке, как в священном сосуде, смогут смешаться все эти понятия?

В один из таких дней, который древние греки полагали благоприятным к мистериям, на вершине Олимпа проходил праздник. На вечеринке богов, там, где амброзия лилась рекой, а прекрасные нереиды с наядами гуляли меж портиков, Гермес показал публике свой самый впечатляющий номер:

— Перемещение в пространстве и времени! — проговорил бог волшебства, и прикоснулся колдовским жезлом к начерченной на полу пентаграмме, и человек появился в клубах разноцветного дыма.

— Получилось! У меня получилось обмануть само время! Я желал перенестись в будущее, что б посмотреть на жизнь наших потомков. Хм, это не очень похоже на Российскую Империю в будущем. Это Олимп, или Эллада? — заломил граф чёрную бровь.

— Знаменитый чародей и шотландец. Такой образованный человек, несомненно, радеет за наступление светлого будущего. Мироздание устроено так, что если чего-нибудь сильно хотеть, может свести исполнителя вместе с заказчиком, и Вы оказались здесь совсем не случайно. Вы хотите взглянуть в новый мир, мы же, не менее вас хотим принести новый мир человечеству… Ваши знания весьма примечательны, а ваш острый ум вошёл в поговорку среди современников. Добро пожаловать в Храм Артемиды в Олимпе, во времена Древней Греции.

— Всё-таки, Аристотель был прав, и можно перемещаться по времени. Значит, здесь я смогу пообщаться с величайшими философами и исследователями?

— Не всё так легко. Что бы познать мудрость всех древних, нужна целая Вечность. Я могу дать тебе место в Олимпе, в ответ на небольшую услугу. Я хочу, что бы ты доставил из Преисподней один артефакт, по значению сравнимый с Священным Граалем.

— Почему именно я?

— Ты обладаешь ловкостью настоящего плута, и навыком чародея. А для волшебников врата мира демонов всегда будут открыты.

— Мои эксперименты с посмертием завели мою душу слишком глубоко в мир чудовищ и демонов. Но я хочу стать живым и возродиться бессмертным!

— У тебя будет такая возможность. В Аду состоится турнир чернокнижников, где призом окажется настоящая формула Философского Камня.

— Украсть что-то у демонов, всенепременно, служит силам Добра, и не является преступлением. Итак, что я должен буду украсть из мира демонов?

— Слышали мы, что в греческой Преисподней хранится очень ценная вещь, — зародыш нового мира. Ты совершишь величайший подвиг в истории, став в основании нового, более честного и справедливого мира. И даже если роль всеобщего благодетеля тебя не очень устраивает, подумай, ведь этот поступок вполне будет в духе знаменитого колдуна Брюса Якова.

— А можно мне пока побыть на Олимпе, приобщится сперва к мудрости древних, поговорить с Платоном и Аристотелем, и научиться у вас заклинаниям?

— Давай-давай, выходи на задание, — мягко, хоть и настойчиво, Гермес подтолкнул колдуна в арку, ведущую в Зал Перехода.

— Сейчас мы подготовим тебя к нужной эпохе. Я полагаю, малиновый френч, шпага, берет и перо помогут стать истинным доном. Пока чародей изучал новый костюм, изукрашенный изумрудами и алмазами, Гермес повесил на пояс волшебника склянку со светящимся зельем.

— На время задания я наделю тебя знанием мира демонов, вот это, — разбавленный напиток Всеведения. Ты должен использовать хитрость и изворотливость своего разума, а так же все знания всех эпох для победы над демонами.

Чернокнижник испил эликсир, и тут же схватился за голову:

— Подождите, все эти монстры и демоны, они же такие жестокие! Что будет, если когда я отыщу Сферу Миров, они вышлют за мною погоню?

— Вместе с тобой в город демонов отправится одна из наших наяд, Персефона. Она очень умна и красива, и сумеет отвлечь стражников демонов. И, кроме того, она состоит в родстве с чудовищами, и потому будет казаться своей в Преисподней. Хватить болтать, становись в круг Абраксаса, тебя будет ждать самый крутой подвиг.

 

Колдун высадил Персефону на солнечном луге, наблюдать за Южным Выходом из Преисподней, что бы в любой момент помочь выбраться из измерения демонов, или заговорить зубы погоне. Стоял тёплый день, по небу плыли редкие облака, а на земле, под взглядом волшебника фруктовые поля и сады с виноградом расстилались до самого горизонта. Яков ещё немного полюбовался картиной, надавил на педаль, и ламборджини, разбросал клубы пыли, рванулся по сельской дороге.

 

Волшебник следовал всем указателям, и, вскоре, под колесами грунтовка сменилась асфальтом, а яркий день стал чёрной ночью. Дорога петляла как серпантин, с одной стороны поднимались пики крутых гор, а с другой была бездонная пропасть, над головою светила колдовская Луна, и, когда чародей бросал взгляды в обрыв, то видел лишь только огни Преисподней.

Брюс с удовольствием крутил руль автомобиля. Он и представить не мог, что у потомков вместо карет будут в ходу такие повозки. Изучал пейзажи, наслаждался скоростью и дорогой, и сам не заметил, как доехал до города. По сторонам мостовой замелькали средневековые домики, городок изобиловал перепадами высоты, резкими подъёмами и поворотами. Вдалеке проплывал купол Собора Петра, и в полночь пробили куранты на башне. Чародей понимал, что он попал в Рим, принадлежащий потомкам. Как только затих последний удар, волшебник проехал над поднятым шлагбаумом, и съехал по пандусу с эстакады. Так же, как Ватикан отделялся стеною от Рима, так и этот квартал был незаметен туристам и местным жителям. Сюда можно было спуститься только лишь с эстакады, а если бы какой бедолага и пробрался сюда по проложенным лестницей улицам, увидел бы только лишь стену из жёлтых домов, да увитые красным плющом решётки. Даже сам Брюс, оставив машину, долго блуждал по соседним кварталам, ища проход в этой стене, что бы пройти за периметр. Только, что бы найти нужную дверь, нужно быть здесь завсегдатаем, и лучше всего пути в лабиринте знали лишь жители римского тайного города. Наконец, по мистическим знакам на стенах, и неоновой вывеске на указателе «Heaven and Hell» чародей отыскал нужную арку. Один тоннель в жёлтой стене приводил в Ад, другой к Небесам, ну а тот, над которым было написано«and», был запломбирован. Так чародей попал в Ад, и ещё долго блуждал за его жёлтыми стенами. Внутри это был ещё тот лабиринт, окаймлённый фасадами традиционных для Греции зданий из жёлтого камня. Блуждания чародея были обусловлены не только тем, что из-за хаотической архитектуры ни у кого не могло быть точной карты самого Ада. Но и тем, что сам Брюс не имел никакого понятия, откуда начинатт поиски.

 

По пути Яков уступал место толпам самых разнообразных созданий, начиная от монстров с кошмаров, и кончая изящными эльфами. Извинялся, и уступал им дорогу, говорил с монстрами на чужих языках, задавал им вопросы. Погрузившийся в размышления, Яков чуть не столкнулся с очередным демоном. Охранники демона, самураи с клыкастыми масками, обнажили катаны, что б покарать нечестивца. Но их хозяин остановил ронинов взмахом ладони:

— Спокойно, я уже давно искал встречи с тем человеком. Слухи сказали, что у нас ходит новый колдун, и задаёт местным вопросы. А у меня есть одна слабость, я люблю помогать храбрым искателям приключений. Я Бальтазар, Ласковый Ветер, Хранитель Востока и аллегорий Японии. Сдаётся мне, что мы поможем друг другу.

С первого взгляда волшебника поразила элегантная изменчивость черт Бальтазара. Выглядел он как черноволосый худой человек в китайском халате. То у него появлялась чалма и восточная сабля, то клинок самурая, а на лице в разный момент проявлялись черты то сарматского лучника, то мудреца из Израиля, то китайского мага.

— Я обладаю пророческим даром, и могу указать, где находится цель ваших поисков.

— Откуда мне знать, что могу доверять вам?

— Я ведь пророк, и могу предсказать, что ваше предприятие принесёт пользу и Небесам, и Преисподней.

— Но, почему же вы мне помогаете?

— В какой-то степени я тоже маг. И я захотел поддержать вас из солидарности между волшебниками. Подскажу вам, где можно найти Сферу Миров, в ответ вы окажете мне небольшую услугу. В Аду трудно найти солнечный свет, но у меня есть волшебное зеркало. Идите за лучиком, и он приведёт точно к цели.

Договорившись с Хранителем, чародей с увлечением побрёл за лучом по извилистым улицам. И по пути налетел на большого чёрного демона. Незнакомец расправил крыла и обратился к волшебнику:

— Меня зовут Габриэль, и я знаю тебя, как чародея. У меня есть карточка, дающая доступ на самые нижние этажи Преисподней. Переходи на мою сторону, и прикоснись к божественной мудрости.

— Я не хочу. Пусть я смогу узнать меньше, но я хочу сохранить свою волю. Для настоящего учёного знания, полученные на собственном опыте гораздо ценнее догм и законов, которые кто-то спускает на блюдечке.

— Это надо понимать как отказ? Ну что ж, тогда ты о таком ещё пожалеешь, — сказал Габриэль, и, сплюнув, исчезнул в портале.

Солнечный зайчик привёл чародея к кирпичной стене, упёрся в неё, и вдруг перепрыгнул сквозь стены. Чародей понял, что кладка всего лишь иллюзия, и, выдохнув воздух, прошёл через стену. И оказался в отвратительном помещении. Потёки разных цветов здесь стекали по стенам, под ногами захлюпало, и повсюду стоял отвратительный запах. Брюс прислушался к своим ощущениям, задал вопрос, и сам себе тут же ответил:

— Что ж, мне всё понятно. Это Зал Нечистот, самое отвратное место с точки зрения ангела, и самое привлекательное с точки зрения демона. Силы Зла спрятали Сферу Миров в самом грязном в Аду туалете!

У колдуна были с собой волшебные инструменты, и, вскоре он определил, куда была спрятана Сферу. В полутёмной электрической лампочке над головой летал золотистый комочек. Чародей аккуратно выкрутил лампочку, завернул в свой платок, и укрыл в саквояже. И в этом момент за стеной загремели шаги, стукнула дверь и в туалет зашли незнакомые демоны. Один был весьма волосат, толст, и вооружён заострёнными рогами и двуручной секирой. Второй был под стать первому, кровожадный монстр, трёхголовый злой Цербер высотой по грудь человеку. Демонический пёс втянул носом воздух, и тут же воскликнул, — Как нам повезло, тут в Аду живой человек, давай разорвём нечестивца!

— Давай, Церб! — замахал демон когтистыми лапами, в одной тут же оказалась секира, в другой материализовалась большая булава, — Отвечай, кто ты такой, и что же здесь делаешь?!

— Удивлён, что вы меня не узнали, — Яков достал из саквояжа противогаз и дозиметр, — Это я у вас должен спросить, почему вы пришли в Зал Нечистот, а не охраняет северный выход к равнинам Аида!

— Ммм, кто ты такой, парень?

— Главный управляющий секретной комиссии для проверки на служебное соответствие! Я здесь с важным заданием, проверить вас на адекватность, я долго следил за вами обоими, и смог догнать только тут в туалете.

— Проверка для адекватности? — закатил глаза демон, — но мы уже заполняли девятьсот девяносто девять анкет в прошлом веке.

— То было в прошлом веке, из-за того, что сменилась дата, вам придётся снова писать все анкеты, — от полученных новостей хвост и уши демона-стража поникли.

— Мне этот чиновник всё же очень не нравится. От него пахнет слишком по-человечески. Давай разорвём его тело, и спрячем тут, в туалете, — прорычал Цербер.

— А к тебе у меня тоже есть одно дело, собака, — проговорил маг, и достал из саквояжа шприц и ампулу с витаминами, — Подержи-ка собаку, я должен ей сделать прививку от бешенства!

Поговорив ещё пару часов с демонами, чародей совсем им запудрил мозги, и выдал задание отправить анализы к терапевту в волшебной больнице. Когда страж с Цербером выбежали из туалета, Яков Брюс лишь устало вздохнул, и вышел обратно сквозь стену. Яков Брюс неспешно пошёл по улицам Ада, в саквояже его была Сфера Миров, а его жизнь представлялась простой и понятной. Маг решил посетить Чародейский Турнир, что б получить главный приз, — заветную формулу философского камня.

Квадраты полей и садов, перемежаясь, уходили до горизонта. Дорога вела мимо плантаций на юг, к Долине Богов, прекрасное место, известное со времён Эдемского Сада. Благодаря родству с Ёрмунгандом, Персефона могла принимать чудовищный облик. В своём нынешнем виде была весьма привлекательна демонам, — на коне, в строгом розовом платье и с зонтиком с веером Персефона была как настоящая леди. Первое впечатление не портила даже зелёная кожа, острые уши и клыки, торчащие над нижней губою, — это был такой особенный орочьий вид привлекательности, из-за которого красота Персефоны поражала всех демонов. Многие демоны попытались заговорить с незнакомой красоткой, обычно Персефоне хватало грозного взгляда, что бы самые жестокие демоны вдруг засмущались бы, и отступали. Один раз к ней подошёл демон с секирой и огромной собакой. Рогатый преподнёс букет чертополоха, а пёс вдруг облаял, и попытался укусить платье. Положение спас ещё один демон, незнакомец во фраке с цилиндром отогнал их от Персефоны, — Что вы тут шляетесь, оба бездельники! Адский Турнир вот-вот начнётся, идите на Арену и охраняйте трибуну!

 

Затем, незнакомец повернулся к нереиде, поклонился, и принёс извинения на нескольких языках, в том числе на латинском и древнеарабском. Персефона была покорена его знаниями и безупречным произношением, ведь она очень ценила образование, и в своём подводном дворце занималась всегда только учёбой.

 

После поклона её спаситель откинул со лба непослушную чёлку, и, взглянув в его фиолетовые глаза с концентрическими кругами, нереида поняла, что пропала.

— Я, ну, я, э… Полагаю, что в такой ситуации я должна поблагодарить за спасение от ужасного зверя, — вспомнив правила этикета, отвечала шпионка.

 

— О, столь прекрасной и юной особе нет нужды опасаться всего лишь демонов-стражей низшего ранга. Я Мефистотель, могу ли я узнать имя очаровательной гостьи?

 

— Моё имя Мегера, я двоюродная сестра Ёрмунганда, и пришла поболеть за участников на Турнире. А вы чем здесь занимаетесь, почему не на Арене?

— Прекрасная дева Мегера, я бы и рад был бы сейчас посмотреть на дуэль чародеев, но занимаюсь присмотром за этим чудовищем, по сравнению с которым даже столь испугавший вас Цербер покажется лишь безобидным щеночком, — демон указал пальцем за прогуливающееся за его спиной существо в капюшоне.

 

— Кто это с вами?

 

— Этой мой отпрыск, пока ещё небольшое чудовище, и настоящий хтонический бог разрушения.

 

Шпионка и демон поговорили ещё пятнадцать минут, за которые Мефистотель показал себя весьма образованным, и осведомлённым в жизни людей и бессмертных. При взгляде на собеседника непонятное чувство накрыло шпионку, сердцу становилось всё больнее и жарче, ну а в голове мыслям от разных картинок и образов становилось теплее и тесно. С большим ужасом и со смущением нереида стала понимать, что начинает влюбляться. Продолжать же такое знакомство становилось ей просто опасно. Она просто молилась о том, что бы эта странная парочка оказалась сейчас как можно дальше.

 

Не попав в центр внимания Вельзевул, видимо, заскучал, и откинул свой капюшон, и нереида увидела зелёную лысую голову, красные глазки, клыки и уши воронками. Почти полная копия облика Персефоны, Вельзевул оказался детёнышем орка. Вельзевул закричал и заплакал. Невдалеке загремел гром, задрожала земля и посыпался дождь из лягушек. Мефистотель тут же бросился успокаивать демона, совать под нос погремушки, и показывать карточные фокусы. Вельзевул не умолкал и стал плакать сильнее, во все стороны от орчонка расходились цепочки электроразрядов. Мефистотель бросил на нереиду умоляющий взгляд, — сейчас он заревёт пуще прежнего, а на Земле будет страдать один город. Вы, такой же породы. Умоляю, успокойте его, или же уходите.

 

Персефона вздохнула, и подошла ближе к Вельзи, держала его за руку, гладила по голове, и говорила множество добрых слов, таких, какие момент в вдохновения могут придти в голову только женщине. Вельзевул стал затихать и успокаиваться. Совсем скоро уже он снова смеялся, и во все глаза смотрел на нереиду. Наверное, так успокоить детей получалось у нереиды из-за того, что она была сторонницей Добра и Порядка. И, одновременно, очень строгой и умной девушкой, — идеальной учительницей, или же няней.

 

Мефистотель благодарно кивнул девушке, и сказал, — пожалуй, нам лучшей пойти в наш Замок, если Вельзи уснёт, мы ещё успеем придти на Арену, там с вами и встретимся.

 

Мефистотель много раз уходил, и много раз возвращался обратно:

 

— А что же вы опять тут делаете? — каждый раз Персефона отделывалась выдуманными отговорками.

 

— А мне приходиться возвращаться, что бы вы опять успокоили моего отпрыска.

 

Так они и гуляли взад-вперёд по дороге, и каждый раз Мефистотель находил новую тему для разговора, и тем самым вгонял в краску девушку. Персефона была весьма начитанной девушкой, и, недостаток практических знаний в любви она восполняла изучением женских романов. Многое в них приукрашено, однако, же, библиотека у Персефоны насчитывала сотни тысяч томов, потому нереиде точно было понятно, что она ему тоже понравилось, и теперь, Вельзевул это более повод, что бы растянуть дальше общение. Осознание этого факта смущало ещё сильней Персефону, она отгоняла от себя разные недостойные мысли, вроде продолжения общения с этим мужчиной, и молила про себя, что б Вельзевул как можно скорее убрался в свой Замок обратно.

От волнения нереида начала принимать истинный облик. Она старалась закрыться от Мефистотеля, что бы он это не видел. То прикрывала лицо своим веером, пряталась за зонтом, вставала по Солнцу, прикрывала лицо книгой. Пришпоривала скорее коня, и пыталась сбежать от Мефисто. И, как назло, всё из рук сыпалось. Демон с улыбкой протягивал ей то очередной веер, то зонт, то вдруг объявлял, что имел смелость прочитать её книгу:

 

— Девушка, вы обронили свой манускрипт, я поспешил возвернуть его вам. Вы удивительно умна и начитанна для нашего времени, а ещё вы, — настоящая леди. Говорят, у Мегеры ещё тот отвратный характер. Не ожидал увидеть её не столь энергичной, а больше начитаннно-скромной, ведь второё имя Мегеры-Медуза.

А Персефона всё от него убегала, — боялась мужчин, и не хотела выглядеть, словно Мегера. Наконец, догадавшись о состоянии девушки, Мефистотель перестал её мучить.

— Знакомство с вами мне очень понравилось, но, я никогда не встречал вас среди греческих демонов.

 

— Я родом из одного экзотического демонического пантеона, неудивительно, что меня вы не знаете, хотя я прихожусь очень дальней родней Всемирного Змея.

 

— Должно быть, вы прибыли тем караваном с восточными демонами. Давайте, позовём Бальтазара, и спросим, была ли с ним Персефона, — Мефисто достал сотовый телефон, и набрал по памяти номер:

 

— Так, всё в порядке, Демон Востока сказал мне, что вас хорошо знает. Мой Вельзевул засыпает, пойду ка в свой Замок, отправлю это чудовище в спальню. Быть может, ещё успею увидеть вас на Турнире.

 

Бальтазар пригласил Персефону в китайский ресторанчик в Безвременье. По уютному помещению ширмы с узорами были расставлены так, что посетители не могли видеть соседние столики, однако, возвышение с исполнителем с сямисэном было как на ладони. Певец в разноцветном костюме тронул гриф, и из инструмента полилась прекрасная музыка, а между ширмами закружились лепестки сакуры.

 

— Что это?

 

— Это изысканная баллада для сямисэна. А теперь выступает известный певец из джей-рока. Когда-то он выступал на одной сцене даже с Меркьюри из Queen.

— Я слышала эту группу. Вы не находите земную музыку немного забавной?

— Возможно. Однако смертные исполнители в своей быстротечности способны создать поистине бессмертный шедевр.

— Популярная шелуха тем и отличается от бессмертных творений, что не останется в сердце слушателей больше пары сезонов. Хиты одного лета появляются и исчезают бесследно, настоящая классика проверяется временем, и остаётся навсегда модной.

 

— Отрадно слышать столь глубокие рассуждения из уст столь изысканной девушки. Созерцание вас ублажает и душу, и тело. Но я пригласил вас поговорить совсем не за этим. У вас вкус знатока и ценителя, и, я уверен, вы оцените моё приглашение. Я подготовил китайскую оперу и балет к стотысячелетию Вечного Императора, но, ваши голос и грацию меня покорили. Прошу, — присоединяйтесь к нашей труппе на время концерта. У нас будет всего два выступления. Один в китайском отделении Преисподней, при дворце императора, а другой в Адской Опере. Демоны всей Преисподней будут смотреть на вас, и, кто знает, вдруг вы сумеете заинтересовать самого Вечного Императора?

— Для меня это очень заманчивое предложение, но, знаете, выступления перед публикой это не для меня. Я лучше пошлю к вам сестру, которая ещё лучше меня подойдёт для вашей цели, — ответила нереида.

Персефона вернулась обратно к переходу в Долину Богов. Там опять встретила Мефистотеля:

 

— О, прекрасная леди, на этот раз вы обронили свой гребень.

— А я весь день всюду ищу эту вещицу. Однако, мне начинает казаться, будто меня вы преследуете.

— Отвечу вам честно. Вы мне очень понравились. Да и с Вельзевулом вы очень классно справляетесь. Я провёл генный анализ волоса с вашего гребня. Вы в самом деле родственница Мегеры и Ёрмунганда, но не Мегера. Похоже, вы из низших демонов-нелегалов. Я руковожу перевозками в Преисподней, и могу выдать вам разрешение на проживание в городе демонов. Обещаю обращаться с вами по-джентельменски, и, к тому же, обещаю выполнить одно ваше желание. От вас нужно только одно, — ваше согласие стать учителем для Вельзевула.

— Но, почему вы решили предложить на эту должность меня?

— Видите ли, Свет и Тьма стараются идти в ногу со временем. Изменения в Высших Силах накапливаются, так, что для старожилов их поведение и содержание изменяются до неузнаваемости. Сейчас в тренде христианство, и, как и любое модное направление, оно должно реагировать на веяния общества. Так в новых демонах проявляется демократия, толерантность и гуманистический склад характера. Но я бы хотел, что бы вы воспитали бы Вельзевула в традициях старого мира, что б получился демон с академическим образованием. Традиции старого времени сохранились лишь в тех, кого боги нового мира называют язычниками. Поэтому, это Судьба свела вместе нас в этот солнечный день по дороге на Южных Воротах. Пожалуйста, примите моё предложение. И скорей сообщите мне ваше желание.

— Я, я согласна. Только достаньте билеты на новый сезон Адской Оперы.

 

Дойдя до огромной Арены, Брюс зарегистрировался у организаторов. Он был известный даже в Аду колдуном, потому, его без возражений допустили к Турниру. Брюс оглядел расположившиеся амфитеатром скамьи и площадки. На трибунах шумели разнообразные демоны. Часть его давних знакомых встретила появление колдуна рукоплесканиями. Другие, напротив, проигнорировали его появление. Так, например, чародей углядел, что Персефона пришла сюда с Бальтазаром. В вип-ложе сидел Король Сатана со своими приспешниками, он поприветствовал мага огненной чашей, и дал команду к началу. Против волшебника выходили чародеи и демоны из самых различных областей Ада. Благодаря напитку Афины чернокнижник их всех победил, легко находя контрзаклинания против их заклинаний. И тут решил подать жалобу один из побеждённых волшебником демонов:

— Ваше Величество, мы обнаружили грубое нарушение на Вашем Турнире! Победитель воспользовался божественной помощью, и испил напиток Всеведения.

— Зато Яков Брюс хорошо поразвлекал меня на Арене, потому, пусть Судьбу победителя будет решать наша комиссия. В составе комиссии были уже знакомые Якову демоны Бальтазар, Габриэль и Мефистотель. Они совещались. Габриэль внезапно сказал, — я бы хотел наедине допросить чернокнижника. Демон взмахнул рукой, и его вместе с Яковом окружила бесцветная сфера:

— Я разгадал твою миссию, и могу тебя сдать Повелителю Демонов. Выбирай, ты отдаёшь мне Сферу Миров, или же Философский Камень.

— А как же боги Олимпа?

— Не волнуйся, я им подсуну такую подделку, что они не заметят подмены.

Спустя пару минут сфера вокруг Габриэля и колдуна исчезла.

— Комиссия посовещалась, — объявил общее решение Мефистотель, — исход турнира определится вторым поединком чернокнижника Брюса с ледяной ведьмой Лирией. Для получения честных условий, мы заблокируем действие эликсира, но, разрешим самому Брюсу выбрать соревнование.

 

Для поединка колдун выбрал енохианские шахматы, — особенный вариант древней игры, рассчитанный на четырёх игроков. Причём делать ходить нужно было и за себя, и за духа-советчика. Колдунья с северных гора была сильна в боевых заклинаниях. Вот только призывать духов она совсем не умела. Потому она делала ходы на интуиции, и в случайном порядке, не понимая, что она делает. А чернокнижник же внимательно следил за всей ситуацией, просчитывая самостоятельно все ходы и за себя, и за своего духа. На четырёхсторонней доске дуэт чародея разгромил дуэт Лирии. И Король Сатана объявил, что передаёт философский камень для победителя, — разумеется, ради новых злодейств, и для преумножения зла в мире.

Персефона продолжа стоять возле врат. И тут углядела удивительную картину. Здоровенный рогатый демон и Цербер толкали телегу с всевозможными банками-склянками. Увидев её, в тот же момент осведомились:

 

— Милая девушка, мы оббежали весь Ад, но так и не нашли терапевта в волшебной больнице. Член высокой комиссии сообщил нам, что, что бы мы могли дальше работать, мы должны поставить справки на эти печати, — демон-хранитель развернул перед девушкой свиток с нечитаемой надписью. Пока Персефона пыталась понять, что к чему, к Южным Вратам подошёл чернокнижник, сказал демонам, — руководитель выпустил новое постановление, вам больше не нужны эти бумаги, возвращайтесь к работе!

Брюс подготовился к бою. К его удивлению, хоть Сфера Миров и оказалась похищена, на вратах не было стражи.

— А куда же все делись? — спросил чародей у Персефоны.

— Испугались меня с Вельзевулом, и разбежались, — ответила девушка, — волшебник не понял, но на всякий случай кивнул своей спутнице.

 

— Не так я себе представлял свой побег из Преисподней. Ты уходишь со мною?

 

— Нет, я остаюсь в измерении демонов. Не волнуйся, меня тут не тронут.

Волшебник пожал плечами, и пошёл по дороге. География Преисподней опять изменилась. Вместо залитой Солнцем равнины он теперь поднимался по каменой лестнице. Позади раздались звуки погони. Габриэль за чародеем во главе с целой армией демонов неслись по его следу. Вдруг, затрубил трубный глас, с Небес упали цепи и запутали демонов, а между Габриэлем и Брюсом встал сам Гермес, а вместе с ним отряд ангелов со световыми мечами.

— Ты обманул меня и подсунул подделку! Ты привёл за собой ангелов! Это вторжение на территорию Преисподней, ты ответишь за это! — закричал Габриэль, замахнувшись чёрным клинком на чародея. Но Гермес остановил посохом этот удар, и спокойно ответил:

— По древним законам, что выше Земли и Небес, у нас было право явится сюда, что бы предотвратить преступление. Яков Брюс христианин, и Небеса были свидетелем исполнения клятвы. Используя эликсир Всезнания, Брюс составил такой договор, что он сам будет решать, что отдаст для тебя самого ценного. На самом деле маг отдал тебе Философский Камень, превращённый в поддельный зародыш нового мира при помощи его внутренней силы.

 

Олимпийские Боги собрались в Хрустальном Замке в Олимпе. Зевс активировал лично Сферу Миров. Громовержец открыл зародыш нового мира, что бы живущий по порядкам древних времён мир, где каждый сам за себя, превратился бы в общество без раздоров. Но, вместе с новым образом жизни открылся и Ящик Пандоры, под названием «Современное Мироустройство».

 

В этот раз демон с секирой и Цербер стояли на Восточных Воротах. Мимо них проходил караван с самураями. Шесть больших латников-они несли на плечах окованные хладным железом запечатанный ящик.

— Что в этом ящике? — осведомился демон у Бальтазара.

— Настоящее золото тамплиеров.

— Должно быть, ты шутишь. Тонкий юмор Востока, я тебя понимаю, — погрозил пальцем демон-защитник, — Наверное, в ящике редкие специи, или волшебные травы.

Бальтазар с Габриэлем устроились на зелёном холме, и наблюдали за отправлением каравана:

 

— Ты хочешь узнать, почему я помог ангелам?

— Ведь ты же Провидец, ты знал, что всё выйдет именно так и по твоей выгоде.

 

— Не совсем так. Даже самый сильный волшебник не сможет в точности предсказать человечество. Мой пророческий Дар действует, в основном, за счёт одной хитрой стратегии. В условиях мультикультурности и толерантности не разделяй на своих и чужих пантеон сущностей, — порою мы все часть одной стороны, что хочет только добра, но приводит к обратным последствиям. И потому, самое главное, что в глобальной войне не может быть победителей, и потому действуй не ради общей победы, а для своей собственной выгоды, и тогда сможешь быть всегда победителем. И тогда ты получишь успех в новом мире.

— Ты опять победил в нашем споре.

— Да, победил в нашем споре. А теперь, давай поговорим о моём выигрыше.

— Ты получишь выигрыш. Но сейчас для меня интересно одно. Светлые силы активируют этот зародыш, и вырастят новый мир. Интересно, каким он получится?

— И в новом мире хорошего будет столько же, как и плохого, но, всё же, надежды будет больше, чем опасений. Потому что, пока остаются такие люди как Яков, надежда всегда сохраняется.

  • Глава 9 / И стало всё наоборот / Дунаева Татьяна
  • Я так устала от ненужных споров / Мостовая Юлия
  • 16. F. Schubert, W. Mueller, этот милый цвет / ПРЕКРАСНАЯ МЕЛЬНИЧИХА – вокальный цикл на музыку Ф. Шуберта / Валентин Надеждин
  • Без названия... / САЛФЕТОЧНАЯ МЕЛКОТНЯ / Анакина Анна
  • Вечность / Витая в облаках / Исламова Елена
  • Салфетки №132 / Z.M.E.Y.
  • Часть 1 / Свадьба в Бурдеях / Север Дмитрий
  • Один эпизод. / История села Калиновки / Хрипков Николай Иванович
  • Глава 23. Дневник учёного / Орёл или решка / Meas Kassandra
  • Ангел улетел. / Сборник стихов. / Ivin Marcuss
  • Был октябрь, но я решил искупаться / Капустина Юлия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль