Судейский отзыв мисс Джейн Марпл

0.00
 
Судейский отзыв мисс Джейн Марпл

Добрый день, дорогие мои друзья! Как мило с вашей стороны, что вы пригласили меня в это чудесное место и заинтересовались моим скромным мнением о ваших рассказах — так неожиданно и лестно! Наверняка это дорогой полковник Клитеринг обратил на мою персону ваше внимание, он так высоко ценил мои суждения, работая в Скотленд-Ярд… Впрочем, в моей деревушке Сент-Мэри-Мид и впрямь не раз происходили загадочные случаи вроде тех, что тут описаны, чего стоит одна история о зловещей краже леденцов из банки в бакалейной лавке сестёр Дорсет! Впрочем, вам это вряд ли интересно. Итак, перейдём к нашим баранам, то бишь, к вашим рассказам.

 

1. Название. «Мокрое дело»

Как интересно, сразу двойной смысл: тут и специфический жаргон мест весьма отдалённых, что намекает на уровень участников события, и буквальная характеристика данного «дела», то есть преступление связано с чем-то мокрым. Кхм… ряд ассоциаций, я бы сказала, не вполне салонного характера. То ли тут у нас пойдёт речь о безнадёжно преступных элементах, то ли о чём-то, связанном с детской неожиданностью? Этого ли эффекта добивался автор?

Преступники, дети — к слову, у них много общего. И те, и другие контролировать «мокрые дела» зачастую не умеют… а автор у нас шутник, стало быть. И рассказ будет с иронией. 9 баллов

 

2. Идея.

Хмм… видимость обманчива? Но эту сентенцию можно назвать идеей большинства детективных историй. Не стоит отдавать сердце красавицам, если в их взглядах лёд? Что ж, возможно… и весьма реалистично, увы. 9 баллов

 

3. Стилистика, язык повествования.

Боюсь, здесь автора есть за что упрекнуть. Должна отметить, что в общем стиль неплох — читается живо и бойко, но порой взор спотыкается на недостатках. Пропущенные запятые, как известно, могут изменить указ о помиловании на смертный приговор, а здесь, например, разговорный старорусский синоним «наверное» превращается в предложение чаепития, отчего-то на телеге с сеном и исходящее от возницы. Кстати, и возница, и возничий в сей антураж не вписываются. Вот ямщик, допустим, вполне славянское слово. Пришло от тех же тюрков, что и упомянутые берендеи. Да и после попадаются выражения, выбивающиеся из стиля. Малышу и Карлсону как приезжим сие простительно, но коли тут у нас стилизация под старославянскую культуру, то местным жителям вести современные речи никак нельзя. 7 баллов.

 

4. Персонажи.

Их похвалить я также не могу, да простит меня почтенный автор, ибо столь яркие, колоритные фигуры, как Малыш и Карлсон, должны быть нами узнаны — иначе стоило ли их сюда вплетать? Однако по репликам их невозможно отличить даже друг от друга, и тем более, узнать в них столь хорошо знакомую нам парочку симпатичных озорников. Прочие герои также ведут себя не вполне соответственно образам. По речи Леля в нём не узнаешь певца, Мизгирь хоть и горюет, но чересчур по-женски истерично — даже родные погибшей девушки так не убиваются. Хотя если автор нас не обманывает, то их горе искренне. А что до царя, то он ведёт себя отнюдь не по-царски — при полном согласии избранницы кто бы мог помешать ему взять её в супруги без тайных деяний? Его мотивы не разъяснены, а в детективной истории такого быть не должно. 4 балла

 

5. Сюжет.

Наименее приятная часть, и я оттягивала её как могла, но всё же изложить соображения на сей счёт придётся, ведь в этом-то и состоит судейство детектива — сколь продумано само преступление и сколь логичен и заслуживает доверия каждый шаг как сыщиков, так и вовлечённых в события окружающих. Здесь же, к сожалению, скромный опыт расследований мне подсказывает, что логика не раз и не два отступала, давая место явлению, которое, как я узнала из беседы прочих уважаемых судей, обозначается специальным выражением «рояль из куста». Каким именно образом состоялось похищение невесты, коль скоро жених стоял рядом, не сводя с неё глаз? Мало что на свете сравнится зоркостью с взглядом влюблённых! Отчего оставленное на месте преступления влажное пятно имело вкус и запах спиртного напитка, если по замыслу обманщиков это пятно осталось от растаявшей Снегурочки? И главное: из предоставленных показаний и улик никак не следует причастность царя. Мороженое? Слишком шаткое основание для вывода о его виновности.

Что важно при раскрытии преступления? Мотив и способ, не так ли? Иной раз мотив влечёт за собой догадку о способе; порою, наоборот, понимание способа приводит к мотиву. Но никто из свидетелей не сообщил ни слова, указывающего на наличие мотива у царя. А способ и вовсе остался полнейшей тайной — и таким образом, указывает скорее на магию, причём престранную; уж если Снегурочка оказалась Королевой, как мы помним, волшебницей — то оставила бы в качестве улики лужицу талой воды. Для чего ей улика, ясно дающая понять, что она не растаяла?

Итак, у нас два оборванных конца. Ход мыслей детективов неясен, их вывод кажется озарением, пришедшим к ним не интуитивно, а исключительно по воле писателя. Но ещё более неясен мотив «несостоявшегося преступления». Ведь царицу от людей не спрячешь! Был ли смысл затевать таинственное исчезновение — с непременным дальнейшим появлением! — если «виновнице торжества» требовалось надёжное укрытие, а стало быть, всяческого шума вокруг её персоны как можно меньше?

А как царице-беглянке удалось выдать себя за внучку стариков? Они выглядели такими искренними в своём горе по девушке — и ничем не намекнули, что перед тем, как внезапно растаять, она не менее внезапно у них в семье появилась. Такое событие, как появление из ниоткуда внучки, пожилые люди непременно заметят! Что-что, старость ослабляет ясность ума? Молодой человек, и вы это говорите мне? Однажды вы узнаете, что пожилой возраст и слабоумие — отнюдь не одно и то же…

И загадочный ямщик… хм, возница также остался окутан тайной. Все, кроме него (и конечно, царя) вели себя как люди, верящие в растаявшую невесту. Родичи, Купава, Лель… но откуда же разгадка была известна ямщику? Уж слишком он осведомлён для того, кем хочет казаться!

2 балла

 

Итого: 9+9+7+4+2=31

 

1. Название: «Кто-то ещё…»

Для детективного рассказа, дорогие друзья, невозможно придумать по-настоящему плохое название — ведь понятно оно или нет, рассказ-то о загадке, а значит, название обманчиво. Оно должно быть таким, не правда ли? Иные любят названия многословные и броские, иные — как здесь — предпочитают краткость. А поскольку один из великих русских писателей, мистер Чехов, звал краткость сестрою таланта, то доверимся классику и поставим высший балл — 10.

 

2. Идея.

Нераскрытая тайна держит на земле души тех, кто этой тайне сопричастен, и дабы уйти в лучший мир, они вынуждены объединить усилия (воистину призрачные) для расследования. Идея не нова. Изначальные враги становятся товарищами в ходе общего дела. Тоже, по сути, не ново, но от этого не менее ценно, ибо дружба, чувство локтя, взаимопомощь — вещи воистину важные. И автор оставляет открытым вопрос, что же отпустило призраков на волю: раскрытие преступления и кара убийцы — или то, что они сумели преодолеть неприязнь и проникнуться друг к другу искренней симпатией и уважением. Отчего же не оценить высоко? Это заслуженно. 10 баллов

 

3. Стиль.

Вполне хорош. Порой я его вовсе не замечала, и это уже само по себе говорит о качестве стиля, порой обращала внимание на радующие глаз и ум пассажи. Споткнулась лишь на резко вырвавшемся из общего стиля «трудоустройстве» — слово это со всей очевидностью из другой страны. Да и Бенедикт, сокращённый до Дика, — странно, ведь Дик — это Ричард, как правило… Жаль, а ведь было бы почти идеально. 9 баллов

 

4. Персонажи

Бывший полицейский Логан. Застрелен во время поимки преступника. Бывший коммивояжер Куинси, бывший заключённый, умер в тюрьме. Моё внимание привлекло то, что оба невольных расследователя — отнюдь не герой сэра Конан Дойла, великий Шерлок Холмс, и не мой знаменитый коллега месье Пуаро. Мистер Логан, конечно, служитель закона, но на гения сыска он не походит. Бедняга Куинси — тем более.

Поначалу претензий к этой необычной паре сыщиков у меня не было. Начались они на фразе «Оба засмеялись и двинулись по кладбищенской тропке». Почему? Быть может, я слишком скептична в отношении людской натуры, но поверить в столь быстрое и даже радостное изменение взаимной враждебности на приятельство, увы, я не могу. Возраст, видите ли, не располагает к наивной вере в столь простое и лёгкое решение главной проблемы людей: неумение доверять и прощать. Боюсь, наша пара скорее стала бы угрюмо коситься друг на друга, поневоле смиряясь с нежеланным партнёрством, но никак не смеяться…

И дальше эти психологические нестыковки продолжаются и усиливаются. Возможно, автору помешал малый формат истории — как-никак, идея сотрудничества призраков, ищущих убийцу, сама по себе уже интересна, даже без убийцы. Мои коллеги-судьи в связи с этим упоминали сходную историю под названием «Привидение», где убитый предателем-«другом» муж пытался спасти жену от негодяя с помощью, впрочем, не другого призрака, а живой женщины. У него получилось, но каждое действие, как я поняла из беседы, потребовало от героя немалых усилий — и любые действия в мире материальном, и завоевание доверия невольной помощницы. Это интересно именно потому, что герой преодолевает — и обстоятельства, и свою природу, и главное, тот барьер из недоверия и эгоизма, о котором я упоминала выше. Здесь же герои мгновенно минуют стадию «притирания» характеров, и через миг после формального договора о сотрудничестве они смеются, легко зовут друг друга по имени — в общем, ведут себя как закадычные приятели.

Как говорил ваш великий режиссёр с весьма сложным именем, мистер Станислаусски, — не верю!

Далее обнаруживается и ещё одно нерадостное обстоятельство: двое сыщиков зачастую неразличимы. Если бы в их репликах не упоминались имена, и автор не подсказывал, кто это говорит, не перепутать их было бы сложно. Правда, уважаемые коллеги со мною не согласны — но возьмите фразы героев отдельно от пояснений, уберите имена и перемешайте — вы отличите полицейского зрелых лет от разбитного коммивояжера, к тому же посидевшего несколько лет в тюрьме и набравшегося (неминуемо) местных выражений?

Чем ещё я не огорчила автора, которого мне искренне жаль? Настроением. Пара ведёт себя слишком уж легкомысленно. Они вновь смеются, любопытствуют, изумляются (по причинам, мне не вполне понятным, ведь полицейский Логан немолод и по должности наверняка видел многое, однако реагирует на мир как наивный юноша, да и прожжённый коммивояжер Куинси от него не отстаёт). Всё это приводит к выводу, что 5 баллов — более чем достаточно.

 

5. Сюжет

Завязка вполне детективна — есть убитая девушка и ложно обвинённый муж. По этой канве «вышито» множество увлекательных историй. Но по некой загадочной (не по желанию автора, полагаю) причине история не вызывает жгучего, требовательного интереса: кто же убийца?! Мы не пребываем в напряжении. Не боремся с желанием заглянуть в конец. Не скрещиваем пальцы, желая напарникам успеха. Возможно, дело в их лёгком, беззаботном стиле поведения, о чём мною немало сказано выше. Но также подвела и сама структура — точнее, динамика — текста. Разумеется, детектив и его напарник далеко не всегда носятся по крышам и подвалам с пистолетами в зубах; зачастую они сидят в креслах и мирно беседуют, анализируют, ищут и отбрасывают ответы. Но здесь их беседам не хватает тянущей за нервы остроты. Им словно бы всё равно. Так люди, например, играют в игру «угадай убийцу», делая это для развлечения. Где досада, где гнев, где сочувствие к жертве и нарастающая антипатия к подлому убийце? Где стремление как можно быстрее всё разгадать — ведь это им важно! Но нет, их неторопливость, прогулочный темп, манера обсуждать всё словно бы между делом, забавляясь, — всё приводит к тому, что читатель скучает. Тем более, что подозреваемых у нас — один. Был изначально и таковым остался. И собственно интриги — нет. Кто — сыщикам почти очевидно, а как — по сути, какая разница.

Также не радует крайняя шаткость выводов. Их домыслы — не столь дедукция, сколь везение: первый же, на кого обратили внимание, удобно оказывается не тем, кем кажется, и двое сразу находят — или сочиняют — ему мотив. Но компрометирующая связь с погибшим юношей — ещё не доказательство убийства. Почему, допустим, не суровая секретарша? Такие строгие деловые дамы, далёкие от женских ухищрений, нередко в душе отчаянно романтичны — и увы, влюблены в своих боссов, чего те или не замечают, или — видят и используют. Но даже если секретарша вовсе не влюблена — мотива это не отменяет, ведь её работа и финансовое положение, наверняка неплохое, зависит от карьеры босса. Которая из-за Карлы оказывается на волоске.

Также у нас имеется «Милая жена и двое детишек» — вот и ещё одна персона, которой весьма выгодно заткнуть рот вымогательнице, знающей грязную тайну преуспевающего мужа. А тот загадочный человек, что «вышел, оставив дверь полуоткрытой», — кто он? Какие у него отношения с респектабельным чиновником? Любой, кто появился на страницах детективного романа — и тем более, рассказа — один из подозреваемых. И это логично, ведь он связан с убитой через её босса, он мог видеть её, желать с нею интимных отношений, мог пытаться её подкупить для шпионажа…

Нет, Макбрайт лишь один из подозреваемых, но не единственный. И оба это понимают: «А если мы ошиблись?», «мотив для убийства слабоват»… Они не уверены, и правильно. Уж если в своё время этот человек решился убить одну шантажистку, то вряд ли отпустил бы живым и ещё более опасным — второго. То обстоятельство, что Эванс не исчез одновременно с Карлой, а прожил ещё шесть лет, — довод в пользу невиновности чиновника. Обычно убийство развязывает руки и повергает убийцу в панику: он способен убить даже из слабого подозрения, что его тайна известна. А в описанной ситуации — Карла и Эванс в сговоре, шантажисты оба, затем Карлу убивают, — Эванс становится мишенью в тот же миг, когда в тело девушки вонзается нож. Зачем убийце живой Эванс?

А вот если убийца — некто другой, понятия не имеющий о том, что Карла и Эванс столь тесно связаны, видящий опасность лишь в Карле… но это кто угодно, только не Макбрайт.

Зато жена и секретарша, не посвящённые в тонкости взаимоотношений этой троицы, вполне подходят.

Всё это приводит нас к печальному выводу: факты грубо подогнаны под не подкреплённые фактами домыслы, все подозреваемые не проверены, мотив слаб. И ситуацию разрешают не горе-расследователи, а третий призрак — очевидно, жертва, точно знающая имя убийцы.

И хотя нарастания драматизма в финале и некой симметричной элегантности развязки сие не отменяет, но расследование провалилось. Боюсь, всё это тянет разве что на троечку.

 

Итого: 10+10+9+5+3=37

 

1. Название: «Ночлег для ночи»

Несколько претенциозно, возможно, но… знаете, мне понравилось. Кто сказал, что в мире совсем не может быть места для нежно шуршащей мишуры и украшенного звёздами из фольги бархата? 10

2. Идея.

Она красива и изящна — и весьма неизбита. Историю о настоящей Книге-Убийце (не подделке — добрый отец Браун лукаво посмеивается, он-то помнит ту «Очень Ужасную Книгу») мне довелось прочесть лишь однажды. И она тоже была довольно страшной.

А ещё она столь неоднозначна и многогранна, что полагаю, каждый найдёт здесь нечто своё. Борьба со слепым страхом, где победят воля и разум? Безнадёжная борьба творца со своим творением — безнадёжная потому, что творец любит своё «дитя», что бы оно с ним ни делало? Сходная с шахматами изощрённая борьба интеллектов?

А ещё, полагаю, ужас фанатизма, столкновения концепций веры, различных истин, за несогласие с которыми люди готовы убивать, — а кто виноват в этом: люди, писатель или даже, как здесь, сама книга?

Видимо, сама идея, что столь мудрое и глубокое «существо», как книга, способно убивать… пугает. Хуже тех странных морских созданий со щупальцами и странными именами, о которых мне любезно поведал почтенный майор Пронин, помогая не заскучать за вязанием. Но после этого рассказа о хищных книгах, боюсь, я и без занимательных бесед не задремлю случайно — вдруг ЭТО решит мне присниться?!

10 баллов

3. Стиль

Он хорош, о да. Если бы не стойкая любовь к преувеличениям и любым видам абсолютного (как правило, в природе не существующего), я рискнула бы сказать — безупречен. Но поскольку, кажется, это слово мною всё-таки сказано, то дабы не быть голословной, поставлю оценку 10.

 

4. Персонажи

Точнее, персонаж. Герой тут один — рассказчик. Полагаю, это тихий спокойный мужчина средних лет, не особенно приметной внешности — о таких говорят «обычный». Его необычность — внутри, в его душе, его умении видеть. Оно-то его и поймало, как рыбку на крючок… и с первых строк чувствуешь нарастающий в нём, отчаянно пульсирующий ужас. Он в панике, хоть и пытается это скрывать, мыслить трезво, отбросить невозможное… но в это время невозможное не желает отбрасывать его. Я лишь из бесед уважаемых коллег узнала о существовании такого жанра, как «ужасы» — и как я поняла, в основном это жанр кинофильмов, а не книг. Кроме мистера, ах да, Лавкрафта с чудовищами из моря, нагоняющими смертельный хищный ужас. Полагаю, автор «Ночлега» хорошо знает и любит его произведения. Или просто по складу ума и воображения изрядно похож на мистера Лавкрафта.

Этот безымянный и внешне не видимый читателю герой — живой, как мы с вами. Я вовсе не хочу переселяться в жуткое место, где он попал в ловушку книг, — но именно это и происходит. Мы буквально слышим, как колотится его сердце, видим прилипшие ко лбу волосы, можем даже ощутить лёгкий запах пота — характерный запах смертельно испуганного человека, который бежит, уже зная, что бежать ему некуда.

И судьба этого незнакомца без лица, возраста и каких-либо примет, кроме имени, — привлекает так, что не оторваться. Ваша покорная слуга читала эту историю заполночь у весьма приятной местной лампы, куда не нужно вставлять чадящие оплывающие свечи, — но хотя эта непривычная лампа светит ярко, со страниц сползает чернота. Я женщина трезвомыслящая и слишком немолода для подобных фантазий, но и мне от этого чтения становится несколько неуютно.

10 баллов

 

5. Сюжет

Борьба двух книг за мировое господство? Или же — за единственного автора, способного такую книгу написать?

Сюжет тут прост: писатель заперт в мире сплошных книг, и его собственная убивает его. Им питается? Правда, заодно защищает от других, но — как хищник рычит и скалится, защищая от прочих хищников свою ещё дышащую добычу.

Но в конце, как в любом хорошей детективной истории, автор преподносит сюрприз. «Убийца» — как и полагается — не тот человек… то есть, не та книга. Книга в образе коварного злодея, просчитывающего ходы в ловушке, а против неё — «детектив», он же и жертва, также пытающийся всё просчитать и обыграть злодея.

Вот только мне кажется, что «точку» в этой истории поставит всё-таки книга.

Как вымышленный сюжет — это восхитительно. Как аллегория… воистину страшно, потому что многие писатели и впрямь иногда признавались, что чувствуют себя не авторами, а пешками, заложниками и пленниками своих недописанных книг.

Остаётся надеяться, что автор всё-таки не более чем сочинитель, и всё это он лишь выдумал. И в реальности ничего подобного не случится.

Из десяти баллов я бы дала одиннадцать. С плюсом. Но придётся ограничиться девятью… хотя это решение далось мне нелегко. Но отсутствие необходимых элементов, а именно, первых шагов и пояснения, хотя бы намёком, откуда взялся работающий со временем учёный и как книги могли знать, что он погибнет, — заставило балл отнять.

 

Итого: 10+10+10+10+9=49

 

1. Название: «Сколько верёвочке не виться...»

Пословица — мило, метафорично, классически.

(правда, моя педантичная натура подсказывает, что всё-таки «ни», но пока рановато её слушать). Поставлю-ка 9 — все-таки детективности здесь маловато.

 

2. Идея

Меня вновь тянет сказать «Совы не то, чем кажутся»… ах, что это я, видимо, вчерашняя удивительная история о маленьком городке в лесу с жутким тёмным человеком и не менее жуткими его слугами-совами слишком меня задела. Вот к чему приводят вечерние обсуждения страшных историй!

Но если подумать, то эта ремарка вполне подходит нашему «кошачьему» детективу. Только, полагаю, суть не в том, что вещи не всегда те, какими мы привыкли их видеть, — а в том, что зачастую нам их такими видеть попросту удобно. Избавляет от затруднений. По-моему, в качестве сути этой изящной и непростой истории я могу привести цитату:

«… лесничий был так расстроен и так рассержен, что мы хотели хоть как-то смягчить его боль, отыскав вполне возможного виновника.

«Ещё бы! — с горечью подумал Кот. — Волка, не человека. Возвести напраслину на себе подобного они бы не посмели…»

 

И тут мы имеем второй пласт сути: как легко поддаться заблуждению — или попросту закрыть глаза на правду, которую видно лучше некуда, — если можно подменить неудобного истинного виновника безответным и беззащитным «вполне возможным». 10 баллов.

 

3. Стиль — 10 баллов

Очаровательный и лёгкий — в полном соответствии с героем.

(хотя пресловутая педантичная натура вмешивается вновь, указывая на некие излишние запятые — но честно признаётся, что обнаружила их совсем немного. Нет предела совершенству, однако к нему надо стремиться).

 

4. А герой у нас — кот. Точнее, кот не простой, а тот самый знаменитый Кот-в-Сапогах. Подавшийся в детективы — что при его смекалке, проявленной в известной сказке, неудивительно.

Также участвуют: мадам Дюпре, она же матушка Красной Шапочки

Большой Злой Волк (связанный)

Лесничий

И ещё некоторые весьма колоритные личности из числа жителей деревни.

10 баллов

 

5. Сюжет.

Очаровательный и лёгкий — в точности как стиль, герой и название… Но это «сказка с подвохом», откуда мы узнаём (впрочем, без особого удивления, если мы не юны и не наивны — или просто немножечко, хотя бы самую малость, умны), что на самом деле всё происходило не совсем так, как в детских волшебных сказках. Кот вовсе не стал Лучшим Другом спасённого им от нищеты маркиза де Карабаса, тощий несчастный Волк вовсе не ел ни бабушки, ни Шапочки, а всегда казавшийся мне самым интересным персонаж этой детской истории — заботливая матушка, пославшая маленькую дочку в лес с живущим там злобным волком, — возможно, не так уж заботлива… о Лесничем и не говорю.

А мадемуазель Жюли вызвала момент узнавания — вот уж воистину реалистичный образ! Мне ли не знать, вот в Сент-Мэри-Мид есть в точности такая мисс Элис, а уж мисс Айрин… но что это я, кому интересны наши старушечьи сплетни за чаем и вязанием!

Должна отметить истинно детективное мастерство писателя: он умело ведёт нас от подозреваемого к подозреваемому. И вплетение всё новых сказочных линий проделано тонко, неожиданно и умело — и смотрится это сведение всех сказок Перро (с лесничим Перро во главе) уместно и не побоюсь этого слова, прекрасно.

Какой изящный пируэт в конце — я в восхищении. Дровосек — он же Лесничий, вторая жена с двумя дочками, любимая дочь Золушка… А завершилось нежданно — признаться, даже я в какой-то момент заподозрила матушку Шапочки.

Подвести итог можно лишь снова цитатой:

« — Да-а… протянул Волк, — люди-то порой пострашнее зверей бывают. Когда бегал и голодал, то часто завидовал собакам. А теперь даже рад, что не собака, потому что понять не могу — как они могут служить людям?..»

Увы, не могу с ним не согласиться…

И снова увы — как сталкиваюсь с дилеммой. Поставив сюжету предыдущей истории «гипотетические» одиннадцать с плюсом — как же мне оценить эту? Похоже, что на гипотетические двенадцать?

Увы, больше десяти мне вряд ли разрешат…

 

Итого: 9+10+10+10+10=49

 

1. Название: «Мертвый напарник».

Интригует изрядно. Название автору удалось. Мне бы хотелось поставить десять — за эффект, а ведь название преследует именно эту цель: завлечь, пробудить интерес. Заставить читателя погрузиться в чтение не любой другой истории, а именно этой.

Меня несколько смущает другое: по прочтении понимаешь, что содержанию это название не соответствует. Мёртв, для начала, не напарник, а жертва. Иной раз это одно и то же лицо, но не здесь. Напарник — это либо тот, кто постоянно работает с героем в паре, допустим, в команде из двух полицейских; либо тот, кто временно становится вовлечён в это конкретное расследование. Либо ищет улики и рассуждает сам, либо выступает в роли мистера Уотсона (часто именуемого Ватсоном). У меня, например, напарники меняются: иногда это кто-то из симпатичных неглупых полицейских, знающих обо мне от моего дорогого друга полковника Клитеринга, иногда — мой племянник, писатель Рэймонд Уэст. Здесь же герой всё «расследует» — кавычки неслучайны — в одиночку. 8 баллов

2. Герои.

И предыдущая мысль сразу заставляет меня перейти к проблеме героев. С одной стороны, с героем проблем нет — он вызывает сочувствие, его жаль — ведь из круга выбраться ему не суждено. Но вместе с тем — кроме этого, сказать о нём по сути нечего. П-моему, это не очень хороший результат. 5 баллов

 

3. Стиль.

Стиль автору удался. Огрехов по части стиля я почти не заметила, читается рассказ легко и гладко — грамотностью и свободным владением языком автор не обделён. Однако, и прошу почтенного автора простить меня, если я ошибаюсь, рассказ написан, что называется, «на коленке» — а вычитка даже творению самого одарённого писателя не помешает. Рассказ мал, по манере схематичен — каждое слово «на вес золота» именно потому, что слов тут немного. И можно было бы без труда сделать его из хорошего — идеальным. 9 баллов

4. Идея.

Она интересна и не затаскана, надо признать. Внезапные прыжки героя во времени, встреча с умирающим самим собою, которая провоцирует убийство себя… Как выражается достойный майор Пронин, «Выстрел в висок навылет». Сия метафора, на мой взгляд, отлично передаёт внезапность и некоторую безумность событий рассказа. Встреча с собою — три раза… впечатляет, даже без оружия.

За оригинальность я поставила бы высокий балл, но история, как бы это выразиться, слишком обрывиста, спорадична — это не столько рассказ, сколько эпизод. Хотя написанный впечатляюще — этого не отнять. Семь, полагаю.

5. Сюжет.

А вот тут я сталкиваюсь со сложной задачей. Сюжет — это не просто набор событий, это нечто большее. Обратимся к словарю: «Сюжет — система событий в художественном произведении, представленная в определенной связи, раскрывающая характеры действующих лиц и отношение писателя к изображаемым жизненным явлениям; последовательность».

Итак, что из вышесказанного можно применить к сюжету рассказа? Только одно: последовательность. Герой видит в комнате живой труп, затем понимает, что этот труп — его собственный, заглянувший из недалёкого будущего; затем пытается предотвратить своё убийство, видит вооружённого незнакомца, стреляет в него — и понимает, что попали в него, а стало быть, стрелял он сам в себя и сам стал собственным убийцей — и круг замыкается.

Но можно ли назвать эту цепь событий — системой? Видны ли в ней связи и тем более — характеры? Не говоря уже об отношении писателя. Мы заглянули в окно и увидели… помнится, однажды я расследовала схожее дело: моя подруга, глядя в окно поезда, увидела в окне поезда, едущего мимо, как мужчина убивает женщину. Ни лиц, ни особенностей фигур, ни разумеется, каких-либо объяснений. Конечно, потом мы нашли и труп, и убийцу; но можно ли назвать рассказом — историю моей подруги о том, как некто душит даму в соседнем поезде?

Полагаю, мой пример ясен. Картину нам показали куда более захватывающую, нежели то удушение; однако ни причин, ни развязки, ни морали, ни вообще каких-либо авторских суждений о происшедшем мы не увидели. Почему? Кто? Каким образом? Это — три главных вопроса, три кита любого расследования. Здесь эти вопросы даже не заданы. Соответственно, нет ни ответов, ни попыток до них докопаться. Полагаю, это — не совсем та история, что требовалась по условиям конкурса, а стало быть, оценка 3. А жаль, автор явно способен на большее.

 

Итого: 8+5+9+7+3=32

 

1. Название: «Диадема Марии Тюдор»

От такого названия сразу веет любимой мною стариной: мрамор и золото, веера, шуршание шёлка… а также сверканием драгоценностей — привлекающим дерзких авантюристов, желающих ими завладеть. Стало быть, нас ждёт старое доброе расследование в классическом стиле — и хочется верить, успешное. Десять — за чарующую романтичность названия.

 

2. Стиль.

Весьма неплохо… на первый взгляд. Но далее взгляд мой споткнулся раз, два… и снова… Проблема в том, что некий стиль, условно назовём его «светским», задан изначально — и раз уж автор выбрал его, с его изысканной куртуазностью и глянцем, обтекаемой безупречностью фраз, — то его и стоит придерживаться до конца. Приём в высшем обществе, дамы в вечерних туалетах и мужчины во фраках… Да, стиль тут требуется классический. Но автор его, увы, не выдерживает. Мелькают разговорные, простонародные варианты, автор явно «опускает планку». И великосветский приём с участием знаменитых мистера Холмса и доктора Ватсона — да-да, тех самых! — понемногу уподобляется вечеринке юных футболистов. Знаменитые детективы говорят отнюдь не как английские джентльмены викторианской эпохи, и сам автор старательно им в этом «помогает», описывая манеры и интонации этих господ в весьма вольном, я сказала бы, неформально-дворовом ключе. Ах да, вечеринку футболистов я уже упоминала… поставлю 3 балла — заметно, что автор всё-таки читал нечто подобное и очень старался.

 

3. Идея.

Она крайне проста: похищение драгоценности и расследование оного. Но поскольку сия идея затеряна среди описаний, различных «реверансов в сторону» и разнообразного многословия, не имеющего к основной идее и задаче рассказ никакого отношения, то помнить о ней — идее детективного рассказа — весьма сложно. Описания, разумеется, нужны; но жанр диктует свои условия: детектив интересен в первую очередь загадкой как таковой, а затем — нюансами расследования. Вопросы, догадки, теории, неудачи и возвращения на верный путь, недоумение помощника — и вместе с ним читателя — и острый ум и интуиция детектива… Если всё это обильно посыпать не имеющей отношения к следствию словесной мишурой, оно попросту под ней затеряется. Как вышло, к сожалению, здесь. По сути, идеей оказывается не поиск диадемы, а современное автору «великосветское» общество невежественных нуворишей и эстрадных «звёзд». Что, возможно, представляет интерес, но вряд ли на конкурсе детективных рассказов.

2 балла

4. Герои.

Я буду предельно кратка: автор играет с чужими героями, но делает это крайне неудачно. Чужие герои — всегда опасность для писателя, ведь он обязан не просто заставить их сказать и сделать желаемое, но в точности воссоздать оригиналы. Здесь это не удалось. 1 балл

 

5. Сюжет.

По-моему, я невольно сказала о нём многое в пункте «идея» — предполагалось, что центром повествования станет поиск драгоценности и убийцы, которому, очевидно, следовало нас увлечь. Но не несущее смысловой нагрузки многословие едва позволяло улавливать цепь событий, а «тонкости перевода» речи героев на язык автора совершенно убили всяческий интерес к раскрытию преступления. Возможно, я несколько старомодна, но когда меня просят отыскать белого кота в комнате, полной рыжих псов, я поневоле отступаю: ведь никакого кота тут попросту нет и быть не может — задача решения не имеет. Будь на месте сыщиков кто угодно — допустим, пара местных частных детективов, — я могла бы рискнуть отгрести словесный мусор, смириться с антуражем двора и последить за поиском белых котов, сиречь расследованием дела пропавшей диадемы и убийства. Но когда «кого угодно» зовут именами вполне определённых людей, хотя сразу видно, что люди эти — лишь грубая имитация, безмерно далёкая от оригиналов… я вижу лишь огромное количество рыжих псов, и ничего более. О каком расследовании может идти речь, если ведут его самозванцы?

Уважаемые коллеги успели заранее посвятить меня в суть такого явления, как «фанфикшн». И даже показали парочку опусов в данном жанре. Но хотя имитация сама по себе — вполне приемлема, но с одним условием: это должна быть убедительная имитация. Или игра попросту не стоит свеч.

Ставлю 2 — ведь как-никак, кража была, труп также, виновного отыскали… но никакого интереса к действиям этих незнакомых и малоприятных мне фальшивок я не смогла испытать.

 

Итого: 10+3+2+1+2=18

 

 

ИТОГО:

 

 

«Мокрое дело» — 31 балл

«Кто-то ещё…» — 37 баллов

«Ночлег для ночи» — 49 баллов

«Сколько верёвочке не виться...» — 49 баллов

«Мертвый напарник» — 32 балла

«Диадема Марии Тюдор» — 18 баллов

 

Анализировать стихи я, увы, не способна: это нечто цельное, его можно лишь оценить в общем. Они вполне милы, остроумны, прочла не без удовольствия. 44, полагаю

  • Угадайка / Тонкая грань / Argentum Agata
  • Дикая. / Алексеев Руслан
  • Дума в октябрьскую ночь / Ассорти / Сатин Георгий
  • Жаренный петух / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Мистерии Артемиды Эфесской / LevelUp - 2015 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Марина Комарова
  • Кингов Павел - Сказка в шкафу / "Пишем сказку - 5" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Зимнее / Шалим, шалим!!! / Сатин Георгий
  • Выбор / Левченко Татьяна
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Операция «Омега». Завершение работы на станции / Светлана Стрельцова. Рядом с Шепардом / Бочарник Дмитрий
  • Dura Lex / Сир Андре

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль