Глава 14. Граница

0.00
 
Глава 14. Граница

Над погруженной во тьму долиной сгущался красный призрачный туман. Словно искры, в липкой дымке мерцали сотни ярких огоньков: меж холмов расположилось королевское войско, и костры сделали стоянку похожей на огромный ведьминский котел. Вчера, когда на горизонте наконец замаячили первые отроги Волчьих гор, Лотпранд приказал остановиться, разрешив стоять лагерем двое суток. Затем всего за один дневной переход, войска должны будут пересечь границу Берении и, забирая на восток, приблизиться к Везенделу, первому замку на пути к резиденции Годрика.

«Вот и посмотрим, чего стоили все эти нападки и угрозы, — думал Фронадан, вороша длинной палкой угли в костре.Посмотрим, сумел ли герцог настроить всех баронов против короля, и во что это ему обошлось. Либо мы приобретем в тылу надежную крепость, либо начнем второй Северный поход». Не замечая, что мясо на вертеле уже давно подгорело, он размышлял над словами Сейтера о возможности взять крепость без боя. Валленские рыцари галдели под боком, мешая сосредоточиться, отовсюду слышался привычный лагерный шум, а соседний костер целиком утопал в тумане, так что людские силуэты, едва подсвеченные красным, напоминали демонов со знаменитой фрески в корсийском храме Вознесения. «Ведьмин котел». Почувствовав запах горелого, Фронадан бросил хмурый взгляд на мясо и уже потянулся к вертелу, как вдруг кто-то несильно толкнул его в плечо.

— Сир! — кричал Дрейгельд, — сир, вы слышите меня? — в одной руке рыцарь держал наподобие меча хворостину, а другой боролся со своим младшим братом, Ригмином, служившим у графа оруженосцем. — Я ж ему тогда и говорю, мол выбью из седла и не поморщусь, а он все тычет мне своей железякой в нос! Ну, я взял у Стерлиса копье и свалил его на землю! Одним ударом и прямо с места! Правда?

Правда, — кивнул Фронадан, не совсем понимая, о чем идет речь. Рыцари расхохотались, а Дрейгельд наградил брата звонким подзатыльником.

— А ты не верил! Так и надо всем этим прохвостам! Учись, пока можешь, чтоб перед господином меня не позорить! — он собирался дать Ригмину еще одну оплеуху, но тот, извернувшись, опрокинул рыцаря на спину, и, катаясь по траве, братья затеяли новую борьбу. Валленийцы засвистели, смеясь и хлопая в ладоши, а Фронадан, терпевший до последнего, в конце концов, отошел подальше от костра и улегся на землю, бросив под голову седло.

«И все же неясно, отчего принц уверен в том, что барон Виттерик примет нашу сторону. Насколько я помню, он во всем поддерживал Годрика и яро следовал его идеям».Фронадан прикрыл глаза, чтобы не видеть над собой полотно тумана, висящее в воздухе, как погребальный саван. У огня тем временем продолжалось веселье: к валленийцам заглянули рыцари Гронарда, и вскоре над поляной зазвучал красивый чистый голос — Стерлис запел веселую пастушью песенку. «Если у Сейтера есть свой информатор, надеюсь, об этом уже знает Лотпранд. Но я не удивлюсь, если осада обернется старым добрым трюком — с одним мелким предателем и большой славой тому, для кого он открыл ворота». Фронадан недовольно заворочался, укрываясь плащом: весенняя сырость пробирала до костей.«Я предпочел бы знать о таком козыре до начала боя. Уверен, что Гронард согласится...»

Хей, Фронадан! Поднимайся! — раздался над ним чей-то голос. Обернувшись, граф увидел Гронарда собственной персоной.

— Пошли, — сказал тот, вздыхая. — Сейтер и Лотпранд снова ругаются.

— Боже, опять? — нехотя поднялся граф.

Гронард только фыркнул в ответ:

— Опять. Что ты будешь делать… Тьфу!

 

В низком белом шатре царил полумрак. Чадящие лампы будто и не освещали палатку, а лишь выхватывали из тьмы встревоженные лица рыцарей, толпившихся в углах, подальше от принцев. Войдя внутрь, Фронадан заметил поодаль своих баронов рядом с людьми графа Хеймдала, но остался стоять у входа, рядом с графом Ригебальдом. В центре шатра поверх щитов, положенных на бочки, была расстелена карта; рядом, друг напротив друга, стояли Сейтер и Лотпранд. Сейтер что-то горячо доказывал брату:

— Все, что теперь нужно сделать — это напомнить Виттерику о бесконечном милосердии короля. И он сдастся!

С чего ты это взял?

— Да, братец, сам посуди: Годрик — птица невысокого полета, и мы легко его раздавим. Это знают все. А что может сделать барон? Я заберу только своих всадников, а здесь останется пехота, тяжелые латники и полсотни рыцарей! Ты бы не испугался? — спросил он со смехом.

— Нет, — мрачно ответил Лотпранд. Сейтер досадливо пригладил волосы.

— Ну, хорошо. Я не это имел в виду.

— А что? — Лотпранд растянул губы в улыбке, склоняясь над картой. — Расскажи мне.

Состроив недовольную гримасу, Сейтер не ответил, а Бренельд, глядя на его лицо, тихонько хихикнул. На мгновение в воздухе повисла тишина.

— Ну? Я слушаю тебя.

— Виттерик неглупый человек и, если я пройду в миле от его замка, он и носа оттуда не высунет, пока ты стоишь так близко. Он не может не видеть пользы от союза с королем и быстро к нам переметнется, не выдержав осады. Потому что, — он все больше распалялся, — мы можем разнести его замок, как старый трухлявый пень!

Лотпранд только поморщился:

— Ты опять за свое.

Сейтер развел руками:

— Что не так? Когда меня увидят в Гоудмите, они подумают, что мы уже взяли Везендел, и дело плохо. Я возьму замок без боя, ну или дождусь тебя, если они не сдадутся. Мы с Адемаром не раз проворачивали такое на востоке.

— Но Адемара здесь нет.

На щеках у Сейтера заходили желваки, он был готов взорваться, а Лотпранд лишь махнул рукой и снова улыбнулся.

«Если бы не эта улыбка, — зашептал Гронард на ухо Ригебальду, но так громко, что его слышали все, кто стоял рядом, — я подумал бы, что Лотпранд его прихлопнет». Риг склонил к нему голову: «Сейтера любой готов прихлопнуть, но все мы ему улыбаемся». Этого уже не слышал никто, кроме Фронадана, стоявшего совсем близко. Он переглянулся с другом и согласно кивнул. Эта история с женитьбой Сейтера лишила отца Рига королевской милости, но и без того его отношения с принцем давно не ладились. Гронард шепнул: «Характер. Демон его побери, но характер еще тот», — и шагнул вперед, примирительно вскинув руки:

— Сейтер! Лотпранд! Прошу вас! Незачем вашим высочествам спорить друг с другом! Разве нельзя найти решение — выступить на день раньше или иначе разделить отряды? Давайте рассмотрим варианты!

Глядя, как улыбается Риг, Фронадан не выдержал и улыбнулся сам. В том, что касалось конфликтов, Гронард часто следовал мимолетным порывам и не умел держаться в стороне.

Тихий шепот отвлек его от спора:

— Взгляни-ка на Ганахана.

— Что?

Риг сложил на груди руки, делая вид, что ничего не говорил. Не уверенный, что ему не послышалось, Фронадан отыскал в толпе сына Сейтера и замер в удивлении. Молодой человек наблюдал за отцом, крепко стиснув кулаки, лицо его покраснело, глаза пылали — он едва сдерживался, чтобы не выскочить вперед. Фронадан не раз слышал о взаимной неприязни между отцом и сыном, и мысленно похвалил мальчика за выдержку. Ничего, кроме взбучки, он за свои выступления не получит.

— Варианты? Рассмотрим! — загрохотал голос Лотпранда.

Чувствуя себя неловко, словно подглядывал за чужой жизнью, Фронадан спешно перевел взгляд на принца.

— Я могу отправить к Гоудмиту тебя, Гронард, с твоими сотнями. Но я не отпущу брата с его горсткой людей в погоню за призрачной славой! Мы вместе осадим замок и с радостью примем капитуляцию барона, если он сдастся. Но я хочу, — Лотпранд ткнул брата в грудь, — чтобы твои солдаты были под стенами Везендела, а не искали легкой наживы. Мне нужно, чтобы ты был там, где я тебе приказал! — он ударил кулаком по карте, и щит Сейтера, лежащий как раз под изображением стен Везендела, натужно скрипнул.

— Я могу захватить Гоудмит и закрепиться там прежде, чем ты покинешь Везендел!

Но старший принц снова указал на обширный участок земли между восточной стеной замка и густым лесом и абсолютно спокойно проговорил:

— Сейтер, мой дорогой брат, ты будешь стоять вот здесь.

Затем, как ни в чем ни бывало, он дружелюбно похлопал брата по плечу и, повернувшись ко всем спиной, неспешным шагом покинул шатер. Когда же из палатки вышел Сейтер, сопровождаемый Бренельдом и своим сыном, лорды, до того молчавшие, хором заговорили.

«Зачем эта спешка?» — спрашивали одни. «Почему Лотпранд против?» — спрашивали другие. «Принц слишком горяч, он просто ищет славы», «Он явно что-то знает!» — слышалось со всех сторон.

— Я с ними с ума сойду! — вернулся на свое место Гронард. — Черт побери, откуда это ребячество?

Фронадан пожал плечами. Желанию Сейтера отделиться могла быть лишь одна причина — он вышел на тех, кто сдаст ему один участок обороны, и хочет одержать свою личную победу, получив замок и славу.

— А ведь мы могли через три дня иметь две крепости, а не одну! — послышалось сзади. Оулен, один из баронов Сейтера, прошел мимо и отвесил Гронарду весьма фамильярный поклон. Тот сердито отмахнулся:

— Юнцы! Вас просто бы изрядно потрепали!

— Как знать… Как знать… — барон развел руками и вышел из палатки, уже через несколько шагов растворившись в тумане.

— Все отдал бы за то, чтобы они никогда не спорили, — нахмурился герцог, ступая за ним в красное марево. — Лотпранд — отличный малый. Конечно, Сейтер слишком нетерпелив, но, видит Господь, я и сам хотел бы покорей добраться до Годрика! — он усмехнулся и покачал головой. — Не знаю, как ты, а я надеюсь, что Везендел откроет нам свои двери.

Фронадан не стал возражать. Попрощавшись с Гронардом и Ригом у их шатров, он медленно побрел в темноте к своей стоянке, и, добравшись наконец до родных синих знамен, не нашел у костра ни души. В ночном воздухе еще раздавались звуки шагов и были слышны голоса часовых, но очень скоро весь лагерь затих в ожидании нового дня, а красный дьявольский туман медленно осел на землю.

 

Фронадану показалось, что он едва сомкнул веки, но кто-то уже тряс его за плечо.

— Сир! Проснитесь! Это ужасно, ужасно...

В темноте мелькнуло белое, как мел, лицо Ригмина.

— Что случилось? — Откинув в сторону плащ, Фронадан вскочил на ноги, подхватывая с земли меч.

— Нечто ужасное… Их высочество принц Сейтер послали за вами человека и сказали, что два часа назад… принц… Принц Лотпранд… — голос юноши сорвался, — исчез...

— Что?! — Фронадан неверяще уставился на оруженосца.

— Их высочество… сказали… два часа назад… — снова затараторил Ригмин, но граф, не слушая, уже бросился в другой конец шатра, где лежали его доспехи.

— Сир, да как такое может быть? Принц Сейтер говорит, барон заманил его в ловушку!

— Потом, все потом! Седлать коней и на поиски!

Борясь с желанием задать еще десяток вопросов, оруженосец проворно закрепил у него на ногах поножи, помог влезть в кольчугу и подал наручи. Фронадан накинул через голову крытый синим бархатом пластинчатый панцирь и занялся латами на руках, Ригмин затягивал ремни у него на боку. Когда были застегнуты все пряжки, Фронадан отогнал его, надевая пояс с мечом:

— Все, беги к брату и остальным, пусть догоняют!

Он подобрал с земли шлем и выбежал из палатки. Ригмин выскочил следом:

— Подождите меня!

— Ты остаешься в лагере! — цыкнул на него граф. — А ну, бегом к Дрейгельду!

Оруженосец подскочил на месте и кинулся к палаткам рыцарей Валлении, а Фронадан поспешил к своим лошадям. По всей долине то тут, то там вспыхивали огоньки костров, люди сбегались к коновязям и из уст в уста передавали страшную новость. Лагерь походил на растревоженный муравейник. Слуги уже сняли попону с Гортмара, лучшего боевого коня графа, и, положив седло ему на спину, опутывали голову ремнями уздечки. Небо на востоке еще только начинало светлеть, но теперь солдаты едва ли уснут снова. Быстро затянув подпругу на округлом конском животе, Фронадан вскочил в седло и галопом помчался вверх по ручью к стоянке Лотпранда.

Вокруг белого шатра собирались рыцари, и, когда Фронадан подъехал достаточно близко, среди них появился Сейтер. Он сам, Бренельд, Дор Грандж и гвардейцы были полностью облачены в доспехи, но в толпе были и те, кто едва успел накинуть кольчугу, торопясь к месту сбора. Принц осмотрелся и, насчитав достаточно бойцов, дал сигнал к отправлению. Срываясь с места в галоп, всадники устремились на запад, к самому высокому холму в долине. У переправы через ручей их догнал Риг и валленские рыцари, а Фронадан наконец поравнялся с Сейтером.

— Ваше высочество!

Принц не отвечал, его огромный конь за несколько скачков легко вырвался вперед.

— Ваше высочество, что произошло? — крикнул Фронадан ему в спину, ускоряясь. Гортмар прыгнул вбок, огибая кусты шиповника, и, понукаемый легкими ударами по крупу, снова догнал принца. Сейтер повернул голову, глядя на валленица из-за плеча.

— Часовые докладывают, — прокричал он, заглушаемый топотом сотни копыт, — что Лотпранд еще затемно выехал из лагеря! Будь я проклят, если это не ловушка! — было сложно понять испытывал он страх или злобу, так как едва держал себя в руках. — Проклятье! Не знаю, что произошло, но люди слышали чей-то крик, там! — указав куда-то между небольшой каменной грядой и рощей у подножия холма, он резко пришпорил коня и отъехал далеко в сторону.

— Что? Что случилось с Лотпрандом? — раздался сзади громкий голос. Потеснив коней Стерлиса и Эвана, к графу протолкался Гронард.

— Говорят, барон подстроил принцу какую-то ловушку! — Фронадан обернулся и с удивлением обнаружил, что на герцоге нет никаких лат, кроме незастегнутого панциря, хлопающего того по груди и спине.

— Еле успел, — крикнул Гронард, — но я могу скрутить его и голыми руками!

— Если Виттерик пытался захватить Лотпранда, то уже это сделал! — кони огибали сугробы с разных сторон, и приходилось кричать. Ветер уносил слова. — Думаешь, он еще там?

— Я думаю только о том, что этого ублюдка нельзя убить прямо на месте! Но после того, как мы вернем принца… — Он недвусмысленно потер кулаки.

Рощица у крутого холма все приближалась, оттуда не доносилось ни звука. Черные деревья сомкнули свои голые кроны и в утренних сумерках представлялись неприступной стеной.

Когда они уже почти миновали россыпь больших овальных камней, лошади вдруг заволновались, а мгновением позже раздался чей-то возглас — слева в заиндевелой траве лежал мертвый человек, рядом валялся утыканный стрелами щит. Отряд повернул и рассыпался по полянке за грядой.

— Да они все здесь! Все! — горестно воскликнул Стерлис, осаживая коня, чтобы не налететь на трупы поверженных воинов.

— Мать Единого! — Гронард соскочил с лошади и, разрывая мглу светом факела, побежал к одному из солдат в белой накидке.

— Герцог! — окликнул его басом Дор Грандж, но тот ничего не слышал. Фронадан направил коня вслед за ним и заметил впереди воткнутое в землю копье, вокруг которого находилось больше всего убитых.

— Трусливые псы! — раздался звонкий голос у него за спиной, где один из рыцарей обнажил свой меч. — Они устроили засаду в той роще! Никто не дрался, все застрелены! Мы должны поймать этих тварей и порубить на части! — конь рыцаря поднялся на дыбы, повинуясь движению поводьев.

— Они уже давно за стенами Везендела! — рявкнул Сейтер, делая знак капитану Гвардии. Тот преградил рыцарю дорогу.

— Никто не тронется с места без моего разрешения! Мы должны отыскать Лотпранда! — еще мгновение принц сверлил молодого лорда яростным взглядом, а потом, сплюнув, повернулся к нему спиной.

— Он здесь, — негромко, но так, что его слышали все, позвал Фронадан. В центре поля, там где стояло копье, под трупами двух своих рыцарей, задавленный лошадью, лежал с открытым забралом принц Лотпранд. Из его горла торчал короткий арбалетный болт, пробивший кольчугу между краем шлема и железным воротом панциря. В оцепенении всадники окружили тело, все взгляды, как один, были прикованы к его руке, вывихнутой из плеча, окровавленной шее, и смотрящим в небо зеленым глазам. Никто не мог пошевелиться, пока в толпе не раздался испуганный крик:

— Брат! — Бренельд спрыгнул с коня и, не чувствуя ног, спотыкаясь о тела мертвецов, кинулся к Лотпранду. Зацепившись за голову одного из рыцарей принца, он упал и, с трудом поднявшись, проковылял к брату.

— Отойди, отойди! — рядом с ним тут же оказался Сейтер, но Бренельд уже схватил за пояс тело Герна, барона Томольского, безуспешно пытаясь оттащить того в сторону.

Риг и Фронадан, бросившись на помощь, отволокли мертвецов, а Дор Грандж одним мощным рывком приподнял круп поверженной лошади. Никому не позволяя себе помогать, Сейтер вытянул тело Лотпранда из-под коня и, ощупав его шею, молча потянул за древко стрелы.

— Ты сейчас ему голову оторвешь, — тихо сказал Гронард. Бренельд отшатнулся и во все глаза уставился на герцога, а Сейтер, ничего не слыша, продолжал тянуть болт. Лицо его застыло.

— Гронард, прошу, помолчи… — Фронадан смотрел на руки принца, не в силах отвести взгляд.

Сейтер не смог вытащить стрелу и, с трудом отломив скользкими от крови пальцами оперенный конец, протащил ее через шею Лотпранда до затылка, где вышел наружу стальной наконечник. Бренельд отвернулся — его тошнило, а Риг протянул Сейтеру мятое львиное знамя, в которое тот завернул обломки болта.

— Пошлите за носилками в лагерь, — сказал он, сжимая в кулаке страшный сверток и ни к кому не обращаясь. — Бренельд…

Младший принц не слышал его, и даже когда брат встал рядом, положив руку ему на плечо, продолжал покачиваться из стороны в сторону, спрятав лицо в ладонях.

  • Сказание о том, как невежда с ученым поспорил, да посрамлен был / Елдым-Бобо / Степанов Алексей
  • В переплетенье нежных слов / О любви / Оскарова Надежда
  • Избавь меня от памяти.... - Чепурной Сергей / Необычная профессия - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Поклон. / elzmaximir
  • О лисе / Стихи-2 (стиходромы) / Армант, Илинар
  • Шторм / По озёрам, по болотам, по лесам / Губина Наталия
  • Вечер / Мне плевать, папа / Каспаров Сергей
  • Эпилог / Счетчик / Лейс Три-Де
  • Лес / Я не был никогда влюблён / Лешуков Александр
  • Осталось нам так мало... / Сборник стихов. / Ivin Marcuss
  • 04. F. Schubert, W. Mueller, благодарность ручью / ПРЕКРАСНАЯ МЕЛЬНИЧИХА – вокальный цикл на музыку Ф. Шуберта / Валентин

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль