Глава 17

0.00
 
Глава 17

На любое действие есть противодействие — силы добра и зла находятся в постоянном упорядоченном движении, потому что чаши весов равновесия находятся в идеальном балансе. Если изменить ход вещей, то весы могут склониться, и тогда хаос покажется мелкой шалостью заигравшегося школяра потому, что даже в хаосе есть строгое построение с непреложными правилами, а не пустое хаотичное движение. У всего есть порядок и смысл.

Но если кто-то нарушит баланс чаш весов мироздания, невольно или с умыслом, то для миров наступит Апокалипсис, и только Великий Архитектор, строитель всего сущего, что окружает нас, сможет вернуть точку сдвига в состояние покоя и уравновесить чаши. Но при этом много людей и миров погибнут в пучине гиены огненной, пройдут мириады лет прежде чем ростки новой жизни взойдут на пепелище вселенской катастрофы.

 

*****

Фарей находился в зале Прозрения, глядя в Вещающее Зеркало, метал гром и молнии. Все, кто был им приближен, спасен от неминуемой гибели, кому была дарована долгая, почти бессмертная жизнь, обманули его и предали. И сейчас, в бесконечной злобе, он метался по залу не в силах что-либо исправить. Быть Богом тяжёлая ноша, и поэтому все боги окружают себя пантеоном помощников, но его помощники, в силу неведомых ему причин, бросили его, не страшась гнева ЕГО, вели свою игру под названием ЖИЗНЬ. Быть могучим Магом, повелевать стихиями, гасить и зажигать звезды, зарождать миры и давится злобой от бессилия, что-либо исправить, когда ты становишься просто наблюдателем как твой мир рушится из-за простого чувства ЛЮБОВЬ.

Фарей остановился пред зеркалом, всмотрелся в Сифа. «Это не конец — молвил он — это только начало. Я прошел огонь и чернильную пустоту космоса, это я создал вас и все ваши миры. Я посею заново зерно, когда силы вернутся — соберу урожай и молитесь тогда, потому что сам Архитектор, будет не в силах вам помочь. Это говорю я — Фарей из клана Актахан — я приду за вами, и в смерти спасения не будет…»

*****

Странник, получив пергамент, дающий ему право быть представителем и защитником принцессы Льот Монварской в суде по обвинению оной в причастности к колдовству и использованию черной магии с ритуальным человеческим жертвоприношением, с целью престолонаследия для дальнейшего порабощения всего мира.

Хуже бреда Странник еще не читал, но спорить не стал, а взошёл на помост и сел на лавку с маленьким столиком в ожидании осужденной. Рядом стоял огромный стул, обвешанный ремнями из сыромятной кожи, кандалами ножными и ручными прикрученными к стулу, ну и конечно ведро воды. Куда ж без родимой, случись обморок нужна вода, а вот если затянутые ремни из сыромятной кожи полить водой, то при высыхании, кожа усыхает, уменьшаясь в размерах, что приводит к сильным болям, ломает конечности, может даже удушить. Странник смотрел на весь этот арсенал пыток и краем глаза видел, как судья получает моральное удовольствие от произведённого эффекта.

«Ну, мы еще посмотрим кто в кресле посидит — подумал Странник — а то разошлись не на шутку, пора с этим заканчивать, да и домой уже как-то хочется.» он посмотрел на судью, тот сразу сделал вид что изучает бумаги, перевел взгляд на ложу с лордами и там в глаза смотреть некто не хотел кроме Хозяина и его «верного пса». Батар излучал уверенность в своей победе, а вот Чернокнижник явно был чем-то удручен хотя пытался выглядеть устрашающе.

«Интересно, а на какой стадии у них значиться убийство и подавление мятежа Регулов собравшихся отбить принцессу». — Странник еще раз осмотрел площадь и тут он понял — воины Фарея не появится, они наблюдают, но сами участвовать не будут. Значит, Чернокнижник и есть орудие возмездия, интересно как эльфы себе это представляют...

Стража, конвоирующая подозреваемою, появилась в дворцовых воротах, и толпа народу взвыла от нетерпения с негодованием. Яйца вперемешку с камнями полетели в принцессу на что стража никак не реагировала.

Наблюдая такое бесчинство, Странник вскочил и обратился к судье:

— «Ваша честь, я полагаю, что мы живем в цивилизованной стране, и сей акт вандализма по отношению к моей подзащитной считаю варварским и неприемлемым. Тем более что моя подзащитная еще не получила обвинения и является прямым потомком и наследником дома Монварских. В связи с этим прошу оградить мою подзащитную от надругательств и посягательств на нанесение увечий. Если мои требования не удовлетворят, то империя будет выглядеть варварским пристанищем в сообществе коммерции, и, поверьте, я как глава гильдии купцов всего цивилизованного мира, гарантирую Вам долгих лет процветания, учитывая Ваши потребности.»

Судья, не ожидавший такой прыти от заезжего купца, на время лишился дара речи. Но посмотрев на Батара и получив молчаливое согласие, встал и отдал приказ:

— «Гвардейцам оттеснить людей и освободить проход для продвижения конвоя, если кто-то будет замечен в противоправных действиях, схватить и арестовать до решения. Выполнять.»

Солдаты притеснили народ к оцеплению легионеров, быстро подавив любое желание на самосуд и конвой проследовав через площадь, поднялся на помост, подведя принцессу к стулу с кандалами.

— «Можно, тет-а-тет, Ваша честь?» — Странник посмотрел на судью.

Сарконский вскипел, но взяв себя в руки кивнул купцу.

— «Я понимаю сложившуюся ситуацию» — купец смотрел судье в глаза, — «и мне понятно принятое решение, но хочу просить Вас, учитывая обстоятельства и мою репутацию, давайте обойдемся без стульев с кандалами, лишних домыслов, голые факты приговор, отсечение головы, сожжение и ужин за ваш счет. Тем более мы уже знаем кто станет Императором. Договорились?»

Судья смотрел на купца решая возникшую проблему. Откуда этот человек знает о решении и как с ним поступить.

— «А вам, дорогой мой …»

— «Ноар Суди.»

— «Да-да, дорогой Ноар, а вам-то это зачем?»

Купец улыбнулся: — «Преференции, Дорогой судья, преференции.»

Судья улыбнулся. Сарконский понимал купца и какую выгоду тот ищет в столь неординарном деле.

— «Хорошо будь, по-вашему, но свой процент от ваших сделок я хотел бы получать звонкой монетой, мы договорились?»

— «Это не вопрос!» — Купец положил свою руку на судейскую: — «Вечером и договоримся.»

Судья встал.

— «Конвой свободен, Ваше Высочество, прошу на скамью.»

Купец сел рядом: — «Позвольте представится — меня зовут Ноар Суди я ваш защитник, и единственный друг на этом помосте. Вы меня понимаете, дорогая Льот?»

Девушка, доведенная до отчаянья с трудом понимающая, о чем идет речь, испуганными глазами смотрела на Странника. Ее внешний вид больше напоминал, о разделочной мясника, платье в подтеках крови, некогда холеные белые руки по локоть в крови, в общем антураж черной ведьмы состоялся… вот если бы это был спектакль.

— «Ладно, Ваше Высочество сидим и молчим, сказали беги-бежим, все понятно?»

Она мутными глазами посмотрела на него и молча кивнула.

— «Ну, вот и славно» — купец потер руки осматривая площадь, и тут он заметил их. Две гарпии словно скульптуры, сидели на северном, флигели дворца.

Обе неотрывно смотрели на Странника ожидая сигнала. «Так они не в курсе что происходит — он смотрел на них и в голове складывалась картинка — так и хорошо, на два бойца больше».

Тем временем прокурор начал зачитывать обвинение, вдаваясь в ужасающие подробности при которых совершались ритуальные жертвоприношения. Складывалось такое впечатление что он сам лично присутствовал и помогал принцессе в ее вакханалии. Народ с раскрытыми ртами, расширенными глазами и общем вздохом в момент пауз слушал сказку о древнем чудовище, все более уверяясь в ее правдоподобности.

Пока прокурор заканчивал речь, собираясь перейти к допросу свидетелей, Странник решил, что хватит и купец, подняв руку, встал, опираясь на посох.

— «Ваша честь, и вы верховный суд Альгерии, а также Лорды Наместники и достопочтимый народ империи…

Судья перебил купца: — «Для заявлений и прошений время еще не пришло, но если вы хотите сделать самоотвод? То…»

Купец подошел к судье: — «Прошу простить меня за мою неучтивость, я в суде впервые, и столь долгие декламации для меня изнурительны, давайте сделаем так. Скажите мне, как зовут нового императора и его помощника, что стоит за креслом, а я дам самоотвод и займусь подготовкой ужина в честь нового правителя.

Судья смотрел на купца как на умалишённого. Но просьбу выполнил и протянул бумагу об отказе.

Странник отошел на шаг и глядя на Батара с Чертором произнес: — «Правда была оглашена и имя ей — Батар Железный с верным помощником чернокнижником Чертором, что за креслом императорским стоит.»

Две огромные тени сорвались с крыши северного флигеля дворца, влетев в императорскую ложу. Батар с Чертором умерли, даже не успев понять, что летит. Две гарпии, исполнив долг, взлетели в небо, растаяв в облаках.

Паника в ложе и на площади сыграли Регулам только на руку, пока легионеры и имперская стража соображали, что произошло, кольцо оцепления было прорвано и легионеры несли большие потери.

Странник, разделив посох на два клинка и скинув плащ, оставшись лишь в кожаной одежде вернулся к судье. Приставив темный клинок к его горлу сказал: — «У меня мало времени поэтому буду краток» — один из стражей хотел помешать, но светлый меч снес ему голову тем самым отбив охоту другим — «так на чем мы остановились? Ах да, жить хочешь?»

Судья со страху потерял дар речи и упирающийся клинок в его горло лишал такой возможности, поэтому он лишь кивал как заведенный.

— «Ну, и прекрасно, я сейчас уйду, принцессу заберу, а ты расскажешь народу, как все было на самом деле и советую правду.» — Странник слегка нажал на клинок и капли крови упали на стол перед судьей: — «СОБАКА ДЕМОНА ТОЛЬКО И ЖДЕТ КОМАНДЫ ЧТОБЫ СОЖРАТЬ ТВОЕ СЕРДЦЕ, ты уяснил?»

Судья кивал как заведенный. Странник обернулся к принцессе, та стояла в окружении двух Регулов под командой капитана Радиза. Вокруг кипел бой, но разобраться в происходящем бедламе не представлялось возможным.

Странник посмотрел в сторону прорыва и убедившись, что проход под контролем Регулов, повернулся к капитану — ну что мой друг пора, а то призовые могут нам и не достаться.

Два Регула подхватили принцессу, а Странник с капитаном прокладывали путь. До харчевни «кривой рог» добрались достаточно быстро. Там около тридцати конных Регулов ожидали их появления, и как только все были в седлах отряд поскакал к северным воротам где дорога вела к замку. Невыезде из города капитан протрубил в рог, бросая лошадь в галоп.

Проехав утренний холм, отряд остановился, дожидаясь отставших.

— «Ну, здесь наши дороги расходятся» — Странник повернулся к Радизу, — «что обещал то исполнил, да храни вас вечность и вас Ваше Высочество он поклонился и развернул коня.»

— 2Не торопись воин» — капитан подъехал стремя в стремя. — «Тридцать воинов проводят тебя» — и увидев взгляд Странника — «Не спорь, это то малое, что мы можем для тебя сделать. А за нас не волнуйся, мои уже возвращаются, да резерв в перелеске стоит. Так что хранит тебя вечность.» — Он обнял Странника.

— «Сиф. Меня зовут Сиф, капитан Радиз.» — И пришпорил коня. Регулы сорвались следом.

 

*****

Эльфы сидели в трактире неподалёку от площади, и пили темный эль в ожидании развязки. Магическое возмущение почувствовали сразу, но определить кто и где не успели

— «Давай на площадь!» — посоветовал Лакой.

И они с Лиманом стали пробираться к площади. Но сделать это оказалось непросто, в панике народ разбегался в разные стороны, создавая давку и толчею. Выйдя на площадь, эльфы застали конец схватки и свое поражение. Принцессы и Странника нет, чародей и его хозяин мертвы, а войска в хаотичном порядке ведут сражение вообще непонятно с кем.

Быстро разобравшись в ситуации, они собрали легионеров и подвидом новых центурионов организовали погоню.

 

*****

Подъезжая к замку, Странник увидел кипящий бой между сотней Регулов которые сопровождали Рану и гарнизоном замка, явно оказавшимся больше чем, предполагалось.

Сходу, ворвавшись в ряды сражающихся Сиф с отрядом переломил ход сражения и к исходу полудня замок был захвачен.

Рана висела на шее у мужа рыдая и пытаясь пересказать все ужасы пережитого. Магистр стоял чуть поодаль, и слеза невольно текла по морщинистой щеке. Сиф нежно поцеловал жену и, поблагодарив Регулов за помощь и поминая павших, отпустил их.

Поднимаясь по лестнице подъёмной башни, он в окно увидел погоню, которая уже въехала в замок. Выйдя на площадку перед горбатым мостом, Сиф подпер дверь подъёмной башни и, глядя на Рану с Магистром:

— «Помните, что я говорил?» — они закивали. — «Тогда вы сейчас быстро переходите мост и поднимаетесь к порталу. Как только вы пройдете я завами, а сейчас только быстро и без слов, нацелуемся после. Да, Магистр, и перстень оставить не забудьте, а то буду триста лет потом ходить по тропам Междумирья.»

Все засмеялись, Сиф поцеловал жену и пожав руку Магистру отправил их, наблюдая как они почти бегом скрылись в башне обсерватории.

Он стоял на горбатом мосту обнажив клинки и ждал. Хуже занятия не найти, ждать и догонять. Странник ждал отклика портала, что близкие ему люди покинули этот мир, а значит он победил и свободен от оков и врагов, вправе поступить как велит честь, умереть достойно чтобы предки, ожидающие его у последней черты, могли гордится своим потомком пуская его в врата Вечности где в Чертоге Достойных пращуры уже ждут…. Он смотрел на дверь подъёмной башни, которую осаждали легионеры теперь уже бывшего несостоявшегося императора, и молил о чуде. Но чудо не свершилось.

Дверь с треском, разваливаясь на части, слетела с петель и на площадку перед мостом выскочило около дюжины воинов железного легиона. Площадка была небольшая и потеснившись, они приняли в свои ряды еще несколько бойцов, а впереди на мосту стоял тот, чью кровь они готовы пролить до капли и тело бросить в бездну. Закрывшись щитами и выставив копья, встав в ряд по трое из-за ширины моста, легионеры двинулись в бой.

— «Ну, что ж, раз ваше желание и рвение таковы, да будет так. — Странник размял шею, провернул клинки в ладонях и встав в стойку принял первый ряд атакующих. Скорость и отточенные движения бойца прошедшего сотни битв, прекрасное владение рукопашного боя, сделали попытку легионеров смять одинокого воина провалилась. Искусно владея мечами, Странник выписывал замысловатые узоры клинками, то уходя в защиту, то резко сделав выпад, рисовал кровавую вязь, и противники под таким напором, невзирая на численное превосходство, отступали пополнить ряды.

Первые же минуты схватки показали, что нахрапом одолеть воина на мосту не получится. Одетый вовсе кожаное, не имея абсолютно никакой защиты, вооруженный только двумя мечами он стал непреодолимым барьером для закаленных ветеранов Железного Легиона. Потеряв при первой схватке почти полдюжины воинов, легионеры перегруппировались и ринулись в атаку меняя тактику. Стрелы и копья, полетели, прикрывая нападающих, но все тщетно.

Будто играючи, Странник отбил нападение, не сделав и шагу назад, притом не получив даже царапин. Атака захлебнулась, а на мосту опять остались лежать десяток бойцов. Легионеры отступили к подъёмной башне решая, как поступить с этим варваром, который смотря на них улыбался.

Странник прекрасно понимал, что силы его на исходе и еще пару атак он выдержит, а дальше… «Что они медлят — думал он — так просто приложить перстень и назвав адрес шагнуть в портал. Что-то не так, но помочь он не в силах, мост надо удержать любой ценой или все напрасно.»

 

******

Магистр уже который раз прикладывали перстень Фарея к фреске с изображением ключа, но портал не открывался. Магистр смотрел на перстень — ничего не понимаю, эти врата ключевые и закрыть их просто невозможно.

Рана смотрела на рисунок фрески, понимая, что часы, отведенные на спасение, отсыпают последний песок.

— «Может надо просто руку поменять?» — сзади раздался приятный женский голос.

Магистр с Раной обернулись.

— «Ивира, это ты?!» — Сигерли тяжело вздохнул. — «Как ты напугала!» — Он посмотрел на нее потом на перстень. — «И что ты имеешь в виду?»

Она стояла в темном углу зала, мило улыбаясь, и волчий мех, даже здесь, искрился, переливаясь. — «Да все просто мой друг, портал откроется тому, кто идет Домой, а значит в данном случае — носительнице крови того мира, куда вам надо попасть, плюс артефакт на ее руке, подтверждающий ее статус. Как-то так.» — Она посмотрела на Рану. — «А за мужа не переживай — я присмотрю. Торопитесь, ведь он не вечен.»

— «Да-да!» — Магистр сунул перстень Ране. — «Голубушка, прошу вас, давайте…»

Он недоговорил. Рана приложила перстень и портал открылся, заиграв мелкой рябью в зеркальном отражении.

— «Спасибо!» — Рана смотрела на незнакомку.

— «Всегда к вашим услугам, Великая и последняя волшебница этого мира, торопитесь.» — Ивира сделала реверанс и растаяла в темном углу.

— «Она всегда такая…» — Магистр взял Рану за руку. — «Поможет и сразу исчезает.»

Рана еще раз бросила взгляд в темный угол и, набрав воздуха, молвила:

— «Акад» — двое шагнули в портал и зеркало исчезло.

 

*****

Эльфы появились сразу после второй атаки легионеров. Посмотрев на происходящие подозвали центуриона командующим боем и что-то нашептав ему, чуть приблизились к мосту.

Странник был не удивлён их появлением, единственное что его беспокоило так это портал.

— «Ну что пришло время прощаться?!» — Лакой с Лиманом слащаво улыбались. — «Жаль, конечно, у Фарея на тебя били планы.» — Лакой смотрел Страннику в глаза. — «Но все не вечно, а ты тем более.» — Они отошли к башне и Лиман махнул рукой.

Странник взглянул на защитные амулеты, запас энергии был в четверть, посмотрел на небо и спокойно выдохнув, встал в стойку.

Стрелы, арбалетные болты, магические огненные шары — все сразу и не перестающим смертоносным дождем обрушилось на него. Феерия смерти заставляла его с неимоверной быстротой выписывать сложнейшие узоры, мечами отбивая ливень смерти, но у всего есть предел…

Сначала одна, потом три стрелы пробили его оборону, и он, качнувшись, сделал шаг назад. По инерции он отбил еще пару стрел, но магический шар, брошенный Лакоем, сбил его с ног. Странник упал на колени и чтоб не упасть воткнул мечи в каменный мост, держась за эфесы. Он чувствовал, как жизнь медленно истекает из него, струится, собираясь в лужицу крои под коленями и в этот миг легкая волна воздуха ударила в спину. «Успели» — подумал он, поднимая голову и, мутнеющим взором смотря на врагов.

— «А всё-таки я вас сделал, господа, за сим прошу отклоняться» — устал, знаете ли. — Он посмотрел на мечи, один светлый как день другой темный как ночь. — «Спасибо, что были до конца!» — И собрав остаток сил, скрестил эфесы.

Эльфы, увидев, как Странник упал на колени, остановили солдат. Все смотрели на умирающего, но подойти никто не решался. Отклик портала эльфы тоже почувствовали, Лакой посмотрел на Лимана: — «Не успели, ну и как будем объяснять?»

— «Да никак!» — Лиман потер руки. — «Вон на мосту, кукла, сдохшая пусть и объясняет. Эй, кто-нибудь тащите это сюда, да мечи не забудьте.»

Несколько воинов шагнули на мост. Тихий хруст трущегося камня, гулкий стук кованых сандалий и горбатый мост рухнул в пропасть, унося с собой тела погибших и последние жертвы.

Лиман подошёл к краю глубокой расщелины и, посмотрев вниз, покачал головой.

— «Все так плохо?» — Лакой глянул вниз. — «Дааа, придется ехать на дальние рубежи, но это все же лучше, чем так.»

— «Наверное, ты прав!» — Лиман хлопнул друга по плечу. — «Пошли, нам пора, еще один день в этой дыре, и я сдохну от голода и тоски.»

Они засмеялись и, войдя в подъёмную башню, исчезли.

Остатки Железного Легиона спустились вниз и выйдя из ворот замка, ошарашенно встали.

Регулярная армия империи под знаменами дома Монварских под предводительством Льот Монварской окруженной своими верными Регулами в составе трех легионов стояла в боевом построении. Она неспешно выехала верхом чуть вперед:

— «У вас есть выбор…» — она сделала паузу. — «Казнь или галеры. Решать вам здесь и сейчас.» — Она повернулась к Регулам: — «Капитан Радиз, назначьте ответственного за исполнение, остальным в ратушу на свою коронацию опаздывать неприлично, я и так слишком долго ждала.»

Кавалькада из трехсот всадников подняв пыль, умчалась галопом в сторону города.

 

*****

Почти в темноте на самом дне пропасти осторожно ступая, женщина с серебряными волосами с бездонно голубыми глазами в волчьем манто, искрящимся лунным светом, склонилась над телом Странника, утыканного стрелами. Убитого, но непобежденного чья одежда, промокшая от крови, стала красной как кровавая луна. Она провела рукой над телом прося прощенья у той, кому обещала уберечь. Жизнь еле теплилась в искалеченном воине, стук… пауза, стук. Еще несколько ударов сердца и жизнь покинет бренное тело. Посмотрев вверх, видя проплывающую луну, понимая, что мир остался без магических начал и жить ей до следующей полной луны, она, собрав все силы магии что еще витали вокруг сплела последние два заклинания и вложив всю себя в их предназначение положила мечи воина рядом с ним сала на камень и глядя на него произнесла их вслух.

Изваяние Ивиры из черного мрамора застыло на камне, ее взгляд смотрел на Странника чье время было остановлено, а покрывало Вечности из тончайшего тумана «Волос Вероники» накрывали его тело.

«Пройдет время и тот, кто ищет, кому ты дорог, обрящет тебя. Да будет так…»

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль