Глава 1. Не самое доброе утро

0.00
 
Лумрас Ник
Искатель плохо лежащих вещей
Глава 1. Не самое доброе утро

Солнце начало подниматься из-за моря, медленно освещая спящий город. Некоторые торговцы проснулись еще до восхода и поэтому уже раскладывали свои товары на прилавки. Работяги и всякого рода прислуги уже бегали по улицам, боясь опоздать на свою работу. На землях Айрилии, в городе Артарин постепенно просыпалась жизнь.

Начинали дымиться печи в кузницах. Кое-где уже были слышны крики гномов-торговцев, пытающихся доказать покупателю "истинную" цену их товаров. Некоторые рыбаки, сидящие на берегах, начали сматывать удочки и расходиться по домам, так как они рыбачили всю ночь и уже порядком наловили. Одни шли, думая о том, как сейчас придут домой, свалятся в кровать, и проспят до самого вечера. Другие — сколько они смогут заработать, продавая свой богатый улов. А третьи думали и о том и о другом сразу.

Когда солнце полностью показалось из объятий Тинерского моря, оно ярким светом осветило город, и заглянуло во все здания, кроме одного. Это была темница, стоящая на берегу моря. Окна в камерах были маленькие, поэтому даже днем там царил полумрак.

Среди заключенных гномов, эльфов и людей был один полуэльф. Он сидел в отдельной камере, подальше от всех заключенных. Это был мужчина, на вид лет двадцати пяти, хотя на самом деле ему было намного больше. У него были коротко подстриженные темно-коричневые волосы, немного курносый нос. Губы ровные, но слегка приподнятые в уголках. Мужчина сидел в углу камеры и смотрел темно-зелеными глазами в то место, куда падал луч света из маленького окошка. Он думал о завтрашней казни. Его должны были повесить за преступление, которого он не совершал. Полуэльф мысленно возвращался и возвращался к тому моменту, как его подставили. Он пытался представить, что же произошло на самом деле, и можно было бы как-нибудь избежать такого развития событий, но всё равно приходил к выводу, что прошлое уже прошло и не получится ничего изменить.

Вскоре это занятие ему наскучило, и он решил походить по камере, размяться.

— «Всё равно ещё до казни целый день! За это время можно много всего натворить!», — подбадривая себя, подумал Геллаир.

Он встал, лениво потянулся, пару раз присел и начал ходить кругами по камере. Потом он начал разглядывать свою прожженную в некоторых местах и продырявленную кожаную куртку со стальными застежками, которую он совсем недавно купил. Ну, точнее ему купили. Под курткой виднелась такая же потертая и грязная рубашка. Также на нём были эльфийские сапоги, обычные черные штаны, и темно-коричневый плащ с капюшоном.

— «Хорошо хоть одежду мою мне оставили, когда арестовали, а то бы ещё до казни тут окочурился», — подумал он, вспоминая, как жутко холодно было прошлой ночью в камере.

— Или хотя бы кровати тут поставили с меховыми одеялами, чтобы по ночам не мерзнуть, — уже вслух сказал Геллаир, проходящему мимо его камеры, стражнику.

— Ну, ещё чего! Ишь чего удумал. Может вам ещё и подушечку предоставить? — злобно ответил ему стражник, поравнявшись с дверью камеры.

— Ну, если ваша милость желает предоставить ещё и подушечку, я буду просто несказанно рад. Хотя, в принципе, мне хватило бы и одной кровати с теплым одеялом.

— Так! Захлопни пасть, и радуйся тому, что у тебя есть вон тот кожаный коврик в углу, а то и его забрать могу!

— У вас нет таких прав, — важно заявил Геллаир.

— Это почему это?

— Я в книге читал.

— В какой такой книге?

— "Тюремный кодекс" называется, — немного подумав, и придумав название не существующей книги, ответил Геллаир.

— Не знаю такой книги. Всё, не морочь мне голову! Мне надо уже заканчивать обход заключенных, — с этими словами стражник отошел от двери и быстро зашагал прочь, бормоча себе под нос: «Нда… ученых ужасть сколько развелось… и все книжки читают… чтоб они все…».

Что стражник хотел сказать дальше, Геллаир уже не слышал. Он остался сидеть в камере довольный, потому что считал себя победителем в этой небольшой словесной битве. Теперь, уже в приподнятом настроении, он решил почему-то выполнить утреннюю зарядку.

— «Сегодня надо хорошенько себя выжать, ведь завтра у меня может не хватить времени даже на зарядку…», — подумал Геллаир.

Он начал отжиматься, приседать, прыгать, хотел даже побегать, но камера была слишком маленькой, и получалось, что он делает три шага в одну сторону, потом разворачивается и делает три шага обратно. Поэтому он решил ограничиться только отжиманиями и приседаниями, чередую их. Когда у Геллаира не осталось сил, и он уже не мог отжаться ни разу, он решил, что зарядка окончена и сел на кожаный коврик.

— Вот интересно, принесет мне сегодня Зара чего-нибудь вкусненького? — задумчиво сказал Геллаир и улыбнулся.

— «А ты как думаешь? Конечно, принесу», — раздался в голове возмущенный голос Зары. — «Уж от чего, но от голода ты у меня точно не умрешь».

— «И ты уже так легко можешь столько предметов сразу поднимать?», — удивленно спросил Гелл.

— «Само собой! Ты же ведь сам сделал меня такой сильной».

— «Да я вроде ничего такого и не делал», — произнес скромно полуэльф и засмеялся.

— «Ну-ну», — хихикнула Зара. — «Я, кстати, уже лечу. Ты там встречай меня».

Геллаир встал с коврика и пошел к окну. Солнце уже довольно высоко поднялось над горизонтом. Где-то вдалеке, сбоку от моря, возвышались деревья.

— «Там, наверно, живут эльфы… эх, теперь они вынуждены прятаться по лесам, а когда-то могли спокойно перемещаться как по лесам, так и по горам и равнинам…», — подумал полуэльф, вспоминая рассказы своего дедушки Дорсаила.

Потом его взгляд перешел на бесконечно простирающееся куда-то вдаль море.

— «И всё-таки Зара была права. Надо только присмотреться. Волны действительно очень красивые. Бегут себе и бегут, переливаясь в солнечном свете… так бы смотрел и смотрел на них, не отрываясь», — расплываясь в улыбке, думал Геллаир. В голове раздался смешок Зары.

Он думал о прошлом, о друзьях.

— «Наверное, они сейчас пытаются придумать план моего побега. Может быть, может быть… Хотя, лично я не представляю, как можно отсюда выбраться. Ко мне охраны столько приставили, что прям жуть какая-то… Да, выбраться от сюда считай не реально… А если на самой казни? Там опять народу слишком много будет…».

Вдруг, он услышал звуки, похожие на взмахи крыльев большой птицы.

— «А вот и наша Зара!» — с радостной улыбкой подумал полуэльф.

Это была еще совсем юная девушка с красивым аккуратным личиком, на котором размещались пухлые губки, маленький правильный носик и большие выразительные глаза, во взгляде которых просматривалась вечная жизнерадостность и необыкновенная доброта.

— Так-так-так, — заглянула она в маленькое окошко.

— Рад тебя видеть, — улыбнулся в ответ Гелл.

— Мог бы просто сказать, я бы появилась, — пожала она плечами. — И вообще, я же говорила, что меня зовут Зараланна. До сих пор так и не привыкла… У нас же, у айну, не принято сокращать имена.

— Ну, в таком случае приношу свои извинения прекрасная госпожа Зараланна, — почтительно и с поклоном ответил Геллаир.

— Хорошо. Извинения приняты, — ответила раскрасневшаяся Зара и отвернулась от окна.

Геллаир увидел, как грациозно порхают крылья на спине девушки и, уже в который раз, поразился красотой этих белоснежных ангельских крыльев. Рыжие волосы у Зары были заплетены в косу и очень мило смотрелись на небольшой голове девушки. На шее блестел от солнца красивый кулон в виде цветка, с драгоценным синеватым камнем в центре. Светло-голубое короткое платьице девушки слегка колыхалось на ветру.

— Ну всё, хватит! — резко повернувшись опять лицом к окну, ответила Зара. — Я сюда прилетела не для того, чтобы ты меня комплиментами осыпал. Я же тебе кое-что покушать принесла.

— О, это уже интересно. А то я с утра ничего не ел, а уже наверное полдень, — радостно произнес полуэльф.

— Ох, кошмар-то какой! — воскликнула девушка. — Прям с самого утра не ел! Бедняжка! Оголодал совсем! — потом она затихла и укоризненно посмотрела на Гелла. — Вообще-то еще утро, если что.

От одного этого взгляда Геллаир залился хохотом.

— Смешной ты… — девушка покачала головой и продолжила: — Так, значит, вот что для тебя набрал Эльвин… Вот это какие-то пряники… вроде пряники. И чай, ну, по крайней мере, он так сказал, но, по-моему, он какой-то странный, — она поболтала жидкость в бутылке. — На, держи, надеюсь, этот чай съедобный, — улыбнулась она и потом добавила: — Ты пока это начинай есть, а я ещё слетаю за тем, что осталось лежать в надежном месте. Там ещё мы для тебя немного хлеба у местного пекаря урвали, и несколько конфеток. Я сама выбирала специально для тебя. Ну, те самые, которые ты любишь! — просто сияя от счастья, произнесла Зара.

— А ты запомнила? — удивился Гелл. — И будь потише. А то охранники услышат, прибегут и…

— Да ты не бойся, ничего твои охранники не услышат. И конечно, запомнила! Еще бы. Ну, ты тут кушай, а я полетела. Буду через пару минут, — сказала айну, продолжая сиять своими серо-голубыми веселыми глазками, и потом умчалась прочь, крутясь в воздухе и выписывая всякие, неизвестные Геллаиру, пируэты.

Геллаир открыл банку с так называемым чаем, понюхал, отпил немного.

— «Вроде чай, как чай, не знаю, что смутило Зару…», — подумал он и принялся за пряники.

Пряники были мягкие и очень вкусные, может потому, что пекарь был мастером, а может и потому, что Геллаиру очень сильно хотелось есть. Он уплетал их один за другим, запивая чаем, как вдруг послышались шаги.

— «Опять стражники… и их уже двое… интересно…», — подумал полуэльф.

Гелл быстро соскочил, взял пряники и чай, и положил в самый темный угол своей камеры. А потом подошел к железной двери, как ни в чем не бывало.

— Отойди к окну! — скомандовал подошедший стражник Геллаиру.

— А что случилось? — поинтересовался в ответ тот.

— Проверка камер. Отойди к окну!

— Хорошо-хорошо, — послушно ответил полуэльф и медленно попятился в тот угол, где оставил свой обед.

Как только он дошел до заветного угла, он развернулся спиной к стражникам и присел, забирая в одну руку чай, а в другую недоеденные пряники.

— Ты чего там присел? Я же сказал к окну! — раздался громкий голос проверяющего.

Геллаир потихоньку встал на ноги и медленно, не поворачиваясь к нему, пошел к окну.

— Покажи руки! Покажи руки, я сказал! — уже переходя на крик, рявкнул стражник.

Полуэльф и не думал повиноваться. Он медленно подошел к окну и спокойно выбросил всю еду в открытое море.

— А ну-ка, Грэг, открывай дверь! Сейчас я покажу этому заключенному, чего стоит непослушание! — раздалось из-за двери.

Железная дверь открылась, и в камеру залетел разъяренный стражник в тяжелых стальных доспехах. На плечо Геллаира обрушилась тяжелая стальная перчатка. Стражник развернул полуэльфа к себе лицом и громко рявкнул:

— Я же сказал, покажи руки! Ты что, глухой?

— Да нет, нормальный я. Вот мои руки. У меня ничего опасного нет, и не было, — жалобно пробормотал Геллаир.

— Если бы не было, ты бы поднял руки сразу! Говори, что там прятал?

— Да ничего я не прятал!

— Ах, не прятал значит! — угрожающе проговорил стражник, замахиваясь правой рукой для удара.

Геллаир даже не стал уворачиваться, так как знал, что если сделает это, то разозлит его ещё больше, а это значит, будет только хуже. Он зажмурился и приготовился. Удар пришелся прямо в бровь над левым глазом. Геллаир упал, закрывая руками рану, но не произнес ни звука. Вдруг, он почувствовал, как вокруг него воздух заметно потеплел.

— «Зара, не надо…», — обратился он мысленно.

— «Почему?», — возмутилась в ответ девушка. — «Он хочет еще раз тебя ударить! А я не могу этого допустить».

— «Он хочет увидеть, как я корчусь от боли… И пусть увидит. Иначе он меня будет бить и пинать еще очень долго…».

— «Не будет! Вот увидишь!».

— «Зара, пожалуйста…».

В ответ Зара только зарычала, и воздух вокруг Гелла снова остыл.

Стражник тем временем обошел всю камеру, заглянул под кожаный коврик, выглянул в окно, ещё раз обошел камеру.

— Действительно, ничего подозрительного. Но зуб даю, ты что-то от меня прятал! — заявил недовольный стражник, потом подошел к лежавшему полуэльфу и со всего размаха пнул его стальным сапогом в живот.

— Да ничего… я… не прятал… — корчась от боли, промолвил Геллаир.

— Не прятал, не прятал… Урод! Пошли отсюда Моран, тут ничего нету. А он пускай тут валяется и думает о своем поведении, — с ухмылкой сказал стражник.

Геллаир услышал, как железная дверь открылась, а спустя пару секунд опять захлопнулась. Потом удаляющиеся шаги и тишина…

— Вот ведь засранец! — зашипела Зара и появилась прямиком около лежавшего на полу Гелла. — Как же я зла! Если бы я только могла, я бы их так уделала, что мама бы родная не узнала! — бушевала девушка.

— Да ничего… ничего страшного, — отозвался в ответ Геллаир и попытался подняться.

— Ага, ничего страшного! У тебя вон кровь из брови сочится. Если бы здесь была Амара, она бы тебя вылечила…

— Этот… этот… он мне, кажется, ребро сломал… боль жуткая… — морщась, пробормотал полуэльф.

— Чтобы придумать… чтобы такого… чтобы… — суетясь, начала быстро выговаривать Зара. — Даже не знаю… в общем, ты тут полежи, а я быстренько слетаю к Амаре или к Дорану… может у них какие-то лекарства есть. Ты лежи здесь, никуда не уходи! А я мигом, туда и обратно… — всё также быстро проговорила девушка и исчезла.

Геллаир отполз в угол на кожаный коврик и отдышался.

— Никуда не уходи… хех, — слегка улыбаясь, прошептал он. — Ох, эти айну, воздушный народ. Всегда в своем репертуаре.

Чтобы хоть как-то заглушить боль, он начал думать о своих друзьях. О том, как он знакомился с каждым… и каждой. О том, как был маленьким. Как его учил драться дедушка Дорсаил. И о том, что было ещё раньше: о своих родителях.

— «Как же давно я их не видел… Прошло уже столько лет… Я помню, как мне было весело и беззаботно жить, когда я был маленький. Помню, как играл с родителями… Какие же всё-таки они добрые. А какие мама вкусности делала…», — думал Геллаир, стараясь как можно четче вспомнить все блюда и все сладости, которые делала его мама, и почувствовать их вкус во рту. — «А как мы играли с отцом… Как он меня учил ловить рыбу… Да… золотое было времечко…».

Полуэльф уже не чувствовал боли, он полностью погрузился в детские воспоминания и сидел неподвижно уже несколько минут.

— Эй! — раздался шепот.

— А? — Геллаир вздрогнул.

— Фух… Я уж думала, что ты опять умер, — выдохнула в окно Зара.

— Да я просто замечтался… Что-то быстро ты слетала.

— Старалась, как могла! Вот, я тебе выпросила у Дорана несколько листьев лечебного дерева, и Амара из них тебе чай заварила, — она протянула кружку с чаем и листик в окно.

— Ого! — воскликнул полуэльф. — Листья с Лечебного дерева? Ты наверно очень сильно упрашивала, чтобы получить их. Они же такие редкие и стоят огромных денег. Как это Доран решил с ними расстаться?

— Да я просто сказала, что это для тебя, он поворчал немного, но потом всё равно согласился их отдать. Сказал, что теперь вы будете в расчете. Видимо, подействовали на него мои позавчерашние слова, — хихикнула айну.

— Ну, в таком случае огромное вам всем спасибо.

— Ой, да не за что. Ты же знаешь, что всегда можешь на нас положиться, — улыбаясь и сверкая своими глазками, ответила Зара.

Геллаир взял листок и приложил к разбитой брови. Листок медленно развернулся, обернул собой всю рану и намертво приклеился.

— Тсс… — прошипел полуэльф.

Потом он взял кружку с чаем.

— Ещё тёплый, — сказал Геллаир, сделав пару глотков.

— А ты думал! Ты бы видел, с какой скоростью я сюда неслась! Конечно, он не мог остыть, — заявила Зара.

Как только кружка опустела, полуэльф почувствовал, как тепло расходится по телу, как угасает боль в боку и над глазом. Он отдал кружку обратно, поблагодарив Зару ещё раз, а потом у него сразу начали слипаться глаза. Он сел на коврик, но сон начал его одолевать и он лег, слыша уже сквозь сон слова Зараланны.

— Ну ладно, ты тут пока спи, а я буду охранять твой сон. Спокойной… эм… спокойного дня, — Зара улыбнулась и растворилась в воздухе.

Больше Геллаир ничего не слышал. Он провалился в глубокий сон без сновидений…

  • Черный конверт Глава 2 / Заботнова Мирослава
  • "Странную песню поёт дочерь полночного ворона..." / Песни полночного ворона (сборник стихов) / Воронова Влада
  • 39. E. Barret-Browning, поскольку у тебя есть / Elizabeth Barret-Browning, "Сонеты с португальского" / Валентин Надеждин
  • Помолвка / Наречённые / Кленарж Дмитрий
  • Обход/ Walkabout / Вад Thronde
  • Лох / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • 3. 05. Rainer Rilke, живут они / ЧАСОСЛОВ, Р.М. Рильке / Валентин Надеждин
  • 2. / Эй, я здесь! / Пак Айлин
  • Всадник / Табакерка
  • Мне будет грустно / Крис Кристина Михайловна
  • Палеоконтакт / Проняев Валерий Сергеевич

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль