Глава 2. Ребячество - лучшее качество

0.00
 
Глава 2. Ребячество - лучшее качество

Геллаир открыл глаза. Потом сел, потянулся. Ощупал бок.

— Хм, не больно, и ребро, кажется, на месте.

Потом оторвал засохший листок от брови. Стал ощупывать рану.

— Да и рана, кажется, полностью затянулась… И всё-таки хорошие эти листочки! Жалко только, что они такие редкие.

Он поднялся на ноги, подошел к окну. Солнце было точно в зените и ярко отражалось от бегущих волн, слепя глаза.

— «Что ж, пару часиков проспал и хватит», — подумал Геллаир.

Потом он опять сел на коврик и продолжил вспоминать своё счастливое детство.

— Да-а… детство у меня было золотое… помню, как первый раз меня отец с собой на рыбалку взял… было очень интересно!

 

***

 

— Гелл, давай вставай уже! Подъем! — услышал маленький полуэльф сквозь сон.

— Сейчас-сейчас, только сон досмотрю, и сразу встану, — поворачиваясь на другой бок, ответил Гелл.

— Давай-давай! Или ты уже раздумал со мной на рыбалку идти?

— Вот и всё, досмотрел! — соскакивая с кровати, проговорил Геллаир. — Ты чего, пап? Это же будет моя первая рыбалка! Я ни каким образом не мог раздумать! Я вчера весь вечер мечтал, как наловлю большую кучу рыбы, — весело ответил мальчик и начал разводить руки, показывая эту большую кучу.

— Тише ты, тише. Маму разбудишь, — хихикая, ответил отец. — Давай одевайся, умывайся, и пошли завтракать. Надо же подкрепиться перед таким уловом! А то сил не хватит столько рыбы вытащить.

— Хватит, — махнул рукой Гелл и побежал одеваться.

Он махом натянул штаны, набросил рубашку и уже бежал умываться. Умылся он также в два счета и вприпрыжку побежал на кухню.

— Уже умылся? — удивленно спросил отец.

— Ага!

— И постель заправил?

— Ну… не совсем…

— Как это не совсем? Давай беги, заправляй. А то тогда у меня тоже ещё завтрак "не совсем" готов, — улыбаясь, ответил отец, хотя на столе уже всё было приготовлено.

Геллаир побежал заправлять постель, бубня себе под нос:

— Ну вот, опять постель заправлять… каждое утро одно и то же… зачем её каждый вечер расправлять, а потом каждое утро заправлять? Не понимаю…

Когда он разобрался с кроватью, то опять полетел на кухню.

— Ну всё, я заправил.

— Молодец! Садись за стол, — с гордостью ответил отец.

— И что мы сегодня будем кушать? — спросил мальчик, присаживаясь.

— А кушать мы будем вот этот хлеб вместе с рыбкой, которую я поймал позавчера. Ты пить что будешь? Чай или сок?

— А сок из той красной ягодки, которую мы тогда вместе собирали?

— Ага, из той самой.

— Ну, тогда я буду сок! Та ягодка была очень вкусная! — весело ответил Гелл.

— Хорошо, сейчас налью. Ты пока есть начинай.

— А она без косточек? — спросил Геллаир, взяв в руки кусочек рыбы и покрутив его в воздухе.

— Да не бойся ты. Без косточек конечно. Мама вчера специально для тебя все косточки убрала, — ответил отец, наливая сок в стакан.

— Какая же у нас мама молодец! — сказал Гелл, сунув кусочек в рот и заедая хлебом.

— Да, ты прав, она еще какая молодец. А теперь держи свой сок и давай поедим молча, чтобы маму не разбудить, пускай она отдохнет, — шепотом сказал отец мальчика.

— Хорошо, — также шепотом ответил и сам мальчик.

Когда трапеза закончилась, они потихоньку собрали вещи, взяли удочки и пошли на берег, мечтая наловить "кучу рыбы".

Мальчик с отцом шли по тропинке около леса.

— А там, в лесу, живут эльфы? — спросил Геллаир у отца.

— Наверное, живут… Я не знаю, они мне не говорили, — отец пожал плечами и улыбнулся.

— Я думаю, они там точно живут! Я знаю, все эльфы живут в лесах!

— Да нет, не все… Некоторые живут в людских городах.

— А зачем они в городах живут? Там же плохо и, к тому же, люди все злые, ходят и ругаются без конца! Даже смотреть неприятно!

— Так-так-так… Это ты где это на городских смотрел? — взволновано спросил отец.

— Ну… эээ… да так, получилось случайно… — промямлил мальчик.

— Давай-давай, рассказывай.

— Ну… в общем, ты же помнишь Сию и Дорана, они ко мне часто приходят поиграть?

— Девочка-эльфийка и вечно веселый и ворчливый молодой гном? Ну да, конечно я их помню.

— Так вот, мы бегали, играли, а потом увидели, как ты пошел в город продавать свой улов. Тогда мы решили поиграть в следопытов и проследить за тобой, куда ты пойдешь, но так, чтобы ты нас не увидел…

— Так-так, очень интересно, продолжай.

— Ну, значит, шли мы за тобой, следили… Правда Доран сильно травой и кустами шелестел, но вроде ты не заметил. И вот, довели мы тебя до ворот в город. Ты остановился около них и что-то сказал стражнику, только мы плохо слышали ваш разговор и ничего не поняли, но зато мы видели, как в ответ на твои слова стражник начал махать руками и что-то кричать. А потом, на его махания, ты что-то спокойно ответил. И стражник тоже вроде успокоился, перестал махаться и спокойно открыл ворота. Ну и всё, ты пошел в город, а мы побежали обратно к нашему дому.

— А, помню этот случай. Этот стражник просто принял меня за одного разбойника, но я ему объяснил, что я обычный торговец и привез к ним очень вкусную рыбку. Он сразу меня и пропустил, — улыбнулся отец и потрепал Гелла по голове. — Эх, следопыт ты мой настоящий! Я и правда тогда даже и не заметил за собой слежки.

— А то! Я настоящий следопыт! И всё равно я думаю, что люди не совсем хорошие… Мы когда играем на поляне, часто слышим крики и ругань со стороны города…

— Тогда, по-твоему, я тоже нехороший человек?

— Нет-нет, конечно нет! Ты у меня очень хороший! Ты не такой, как они! — Геллаир обнял отца. — Поэтому, я думаю, мы и живем не в городе, а за городом.

— Не надо так плохо думать о людях, они не все плохие… Ну, конечно, в чём-то ты прав. Все эти деньги, которые они с собой принесли, власть, стремление быть везде первым, всё это их и погубило… — отец мальчика немного помолчал. — Но всё это — часть ихнего, и теперь уже нашего мира. Без денег теперь никуда. Все хотят иметь больше власти, хотят стать королями, чтобы потом управлять другими… — всё это он произносил очень грустным голосом и смотря куда-то вдаль. — Ну ладно! — вдруг оживился он. — Ты главное запомни, что если какой-то один человек причинил тебе боль, это не значит, что все люди такие же и тоже хотят сделать тебе что-то нехорошее. Все люди разные и за действия одного нельзя судить другого.

— Хорошо, я всё понял.

— И это относится не только к людям, но и к эльфам, и гномам, и другим различным существам.

— Угу…

— А вот, кстати, мы и пришли. Смотри, какое красивое озеро. И рыбка прям сама из воды выпрыгивает.

— Ух-ты! Какая красотища! И какая вода чистая-пречистая! — удивленно восклицал Геллаир.

— Ну всё, хватит глазеть, давай удочки разматывать.

— Давай! И как их… разматывать?

— Эх ты! Вот смотри.

 

***

 

— Да… хорошо тогда порыбачили… А когда я свою первую рыбу вытащил, так я прям прыгал от счастья, — задумчиво и улыбаясь произнес Геллаир, а потом обвел взглядом свою тюремную камеру. — Надо было мне рыбаком становиться, как отец. Может быть, тогда и не сидел бы сейчас здесь. Хотя нет, я совсем даже не жалею, что всё обернулось именно так, а не как-нибудь иначе.

Он глубоко вздохнул, а потом, вдруг, начал тихонько посмеиваться.

— За медком мы тогда неплохо сходили, потом ещё полгода этот мёд вспоминали… Сколько же мне тогда было? Около двенадцати, вроде бы…

 

***

 

Геллаир проснулся с первыми лучами солнца. Ещё не открывая глаз, он понял, что его мама уже проснулась и готовит завтрак. Этот вывод он сделал из того, что из кухни иногда доносился звон посуды. Тогда он поднялся на ноги, быстренько оделся, заправил постель, и тоже пошел на кухню.

— Привет мам! — радостно сказал Геллаир.

— Уже проснулся? С добрым утром! Кушать будешь? У меня уже почти всё готово, — ласково спросила мама.

— Да я что-то даже не знаю… вроде ещё есть не хочется…

— Давай садись-садись! Тебе сегодня силы будут нужны!

— А что, что-то серьезное намечается на сегодня?

— Конечно! Очень серьезное! Нам сегодня в огороде очень много серьезных дел надо будет переделать!

— Опять ягоду собрать, всё полить, навести порядок? — немного по морщась, спросил Гелл.

— Именно! Прямо в точку! А теперь садись есть.

— Ну ладно, и что у нас на завтрак? — садясь за стол спросил, Геллаир.

— А на завтрак у нас будет суп, — торжественно произнесла мама, наливая суп в тарелку.

— А какой суп? — поинтересовался Гелл.

— Какой-какой? Вкусный!

— А, ну раз вкусный, тогда ладно! — улыбаясь, ответил мальчик.

Как только тарелка с супом опустела, Геллаир сразу узнал свое первое задание и помчался поливать всё, что росло в огороде. Работал он весело, с энтузиазмом. Иногда даже напевая себе под нос разные песенки. А когда замечал сидящую на цветке бабочку, он замирал на месте, как вкопанный, а потом медленно-медленно подходил ближе и долго её рассматривал.

Когда с поливкой было закончено, Гелл побежал домой за новым заданием, но встретил маму уже в дверях дома.

— Я уже всё полил! Что ещё надо сделать?

— Ух-ты, молодец какой! Ну, давай теперь ягоду надо всю собрать.

— Прямо всю-всю?

— Прямо всю-всю, — ответила мама.

— Ну ладно, всю — так всю. А ты куда?

— А я пойду грядки полоть, а ты, когда ягоду соберешь, можешь ко мне присоединятся.

— Хорошо, я уже пошел собирать.

Когда уже Гелл приступил к сборке ягоды, со стороны дома послышался голос:

— Ге-е-елл! Ау, ты дома?

— Я не дома, я за домом, — ответил Геллаир.

Потом он услышал легкий топот бегущих ног. «Опять вдвоем прибежали», — подумал он.

— Ге-е-елл! Приве-е-ет! — крикнула Сия, подбегая к Геллаиру.

— Гулять пойдешь? — подбежав следом, спросил Доран.

Сия была эльфийкой. Золотистые прямые волосы спадали ей на спину. Светло-зеленые детские глаза всегда смотрели с добродушием и улыбкой. Сиатрия, это было её полное имя, всегда была очень жизнерадостной и поэтому улыбка почти никогда не сходила с её детского милого личика. Друзья в шутку говорили, что она, наверное, даже и во сне улыбается.

Доран же был молодым гномом. С первого взгляда можно было бы сказать, что он похож на сурового, мрачного и вечно ворчащего старца, но это было не совсем так. Хоть он и любил поворчать, но в душе он был добряком. Доран никогда бы не оставил друга в беде, за что его очень ценили и уважали. Да и на старца он не очень походил, хоть и бородка уже начинала отрастать. Небольшие карие глаза, нос с горбинкой, и толстые, слегка искривленные, губы украшали лицо добряка.

— Да я пока не могу, мы с мамой тут генеральную уборку сегодня устроили. Так что, пока тут всё блестеть не будет, я не смогу пойти гулять… — грустно ответил Гелл.

— Эх… жалко! А то мы уже собрались с Сией к одному огороднику наведаться, там у него в огороде стоят улья с пчелами и медом. Ох, и вкусный же там должен быть мёд! — Доран облизнулся. — А этот огородник как раз куда-то ушел, мы сами видели! И вот, значит, мы решили этот мёд попробовать и подумали, что ты тоже с нами захочешь.

— Мёд, значит, говоришь… — Геллаир тоже задумчиво облизнулся. — Да ты же знаешь, что с радостью бы с вами пошел, но сегодня не могу… может завтра?

— А до завтра этот огородник уже может вернуться и тогда сразу всё отменяется! — Доран тоже немного погрустнел.

— Эх… печально, — вздохнул Гелл. — Ну вы идите, попробуйте, а потом мне расскажите.

— Да ты чего? Мы без тебя не пойдем! — вмешалась Сия. — А давай, мы тебе поможем с этой генеральной уборкой, а потом все вместе пойдем на дело! — сделав хитрые глаза, предложила она.

— Помощь бы мне не помешала, — согласился Геллаир.

— Вот и отлично! — проговорил Сия, срывая ягодку с куста и кидая себе в рот. — Хватит уже морщиться, Доран! Я думаю, что от собирания ягоды ты вряд ли развалишься! Поэтому вперед и с песней! — скомандовала она гному.

Доран хоть и проворчал что-то себе под нос, но Сию всё равно послушался и принялся помогать Геллу. Они все вместе начали собирать ягоду, смеясь и рассказывая друг другу разнообразные смешные истории.

Когда с ягодой они разобрались, то принялись за уборку огорода от всяких палочек, веточек, и другого мусора. Потом они помогли и маме Гелла с прополкой. А когда и с этой работой было покончено, мама разрешила им идти погулять.

— Ой, смотрите, солнце уже за горизонт начало садится! — печально сказала Сия. — Будем надеяться, что тот пчеловод ещё не вернулся.

— Да не боись! Не должен ещё вернуться, ты же помнишь, какую он с собой громадную сумку потащил? Наверное куда-то на долго собрался, — подбадривал Сию Доран. — К тому же, — он сделал гордый вид. — Я кое-где слышал, что за мёдом надо ночью ходить!

— Почему это именно ночью? — удивился Гелл.

— А вот. Потом покажу почему, — с улыбкой ответил тот.

— А это точная информация? А то получится как в тот раз с оленем! — Сия начала судорожно хохотать.

— Ааа, точно! — Геллаир, подхватив мысль Сии, тоже начал громко смеяться. — Ты тогда тоже "кое-где услышал", что все олени чрезвычайно добрые и их запросто можно погладить… Ты тогда… Ты тогда… — Гелл залился смехом.

— Ты тогда быстрее нас удирал, когда ничего не подозревающий олень подскочил, как только ты до него дотронулся! — продолжила Сия сквозь смех.

— Ну ты тогда и втопил! Аж-но пятки сверкали! — просмеявшись, проговорил Геллаир.

— Да ладно вам! Вы же даже представить себе не можете, как было страшно! — немного обидевшись на друзей, сказал Доран. — Я тогда чуть в штаны не наложил, от того, как он подскочил! Я же даже не ожидал, что он вот так подпрыгнет! — начал оправдываться он.

— Ой, да ладно тебе, не дуйся! — весело произнесла Сия и положила ему руку на плечо. — Мы всё поняли! Олень был жутко страшный и всё такое… я только хотела спросить про эту твою "кое-где услышанную" информацию, она точно точная на этот раз?

— Да точная-точная! — начал уверять Доран.

— Ну, ладно-ладно, мы тебе верим! Но сначала эту информацию проверишь на себе ты, а мы с Сией будем держаться прямо за тобой! — подмигнув, сказал Гелл.

— Да-да! Мы будем прямо за тобой! — кивнула Сия.

— Не верите, ну и не надо! Сам всё сделаю! — надулся Доран.

— Вы смотрите-смотрите — гном надулся! Ха-ха. — опять покатилась Сия со смеха, а за ней и Гелл тоже расхохотался.

Видя, как смеются его друзья, Дорана тоже начал пробирать смех. Он пару секунд сдерживался, а потом как расхохочется ещё громче их:

— Ой не могу… ха-ха-ха… ну вы… ну вы даете… ха-ха-ха… на вас… на вас просто не возможно сердится… Ох… фух… надо отдышаться… вы такие смешные, когда смеетесь… фух…

— Ладно, всё, хватит, — вытирая слезы сказала Сия. — Вон уже дом того пчеловода появился, мы почти пришли.

— Ох, даже в боку закололо, — Геллаир схватился за правый бок. — Лет на десять наверно жизнь продлили, если бы людьми были.

— Это точно! А Сия… она прям, как искорка какая-то. Всех заражает своим звонким смехом. И ведь сопротивляться даже не получается! — возмутился Доран.

— О да, я о-о-очень коварна… — хитро прищурилась она.

— Еще как коварна! Ну ладно, пошли уже за медком. Я, как вы сказали, иду первый. И поэтому съем меда больше всех! — гордо заявил гном.

— Давай-давай, иди уже! — в два голоса сказали Гелл и Сия.

К этому моменту солнце уже зашло и стало довольно темно. Но, не смотря на это друзья, сидевшие в кустах, отчетливо видели все действия, которые совершал Доран. Он тихо и очень медленно подошел к деревянному самодельному улью, несколько раз огляделся по сторонам, а потом начал что-то доставать из него.

— Это что он там пытается достать? — шепотом спросила Сия.

— А я откуда знаю? Давай проследим и узнаем, — также шепотом ответил Геллаир.

Когда он достал первую рамку с медом, то начал потихоньку трясти её об землю.

— Мамочки! — вздрогнула Сия. — Это что, пчелы отваливаются?

— Эээ… ну вроде бы пчелы… — вглядываясь, ответил Гелл.

— Так они сейчас проснуться и будет ой как плохо! — Сия приложила руку ко рту и вся съежилась.

— Да вроде что-то пока не просыпаются… — сказал Геллаир, всё больше выглядывая из кустов.

Доран тем временем отложил первую рамку и начал доставать вторую. А потом и третью. Ещё раз постучал все три об пол и радостный побежал к друзьям.

— Ааа! Не подходи! Не подходи! — завопила Сия. — Вон, они там ползают!

— Да не кричи ты так! Видишь, они сейчас сонные и совсем не опасные! — начал уверять Доран. — В этом и заключалась моя, теперь уже точная, информация! — он раздулся от гордости, так как он всё-таки остался прав. — Эти пчелы сейчас сонные и не летают, а только ползают, — пояснил гном. — Поэтому, вот тебе и тебе по рамочке, и можете приступать к поеданию! Только пчел смотрите не съешьте, я думаю, что они не вкусные, — Доран поморщился.

— Может, отойдем куда-нибудь? — предложил Гелл. — А то вдруг этот пчеловод вернется.

— Хорошая мысль! Тут совсем недалеко речушка небольшая есть, можно там, на берегу, и покушать этот мёд… с пчелами, — Сия взяла двумя пальцами за край рамки.

— И заодно можно там же и рамки оставить, их течением смоет и никаких следов! — Доран обмакнул палец в мёд и сунул в рот. — Мм, вкуснятина!

— А если мы эти рамки выбросим, то тогда куда пчелы будут мед таскать? — спросила Сия с жалобными глазами.

— Да я уверен, что у этого пчеловода этих рамок море! Так что можно не беспокоится! — махнув рукой, отвел гном.

— А, ну если море, то тогда ладно…

Друзья подошли к реке, но к этому времени каждый уже съёл по половине своей рамки с мёдом. Даже Сия совсем осмелела и спокойно отбрасывала ползающих по меду пчел в сторону. На берегу, кроме поедания мёда, они принялись любоваться полной луной и звездами, а также сверкающими волнами, медленно бегущими по спокойной речушке.

— Смотрите, как луна в воде отражается, — мечтательно произнесла Сия.

— О да, очень красиво, — поддержал её Гелл.

— А по-моему ничего особенного, — спокойно сказал Доран. — Там луна и тут луна. Две луны. Вот если бы их было пять или восемь, вот тогда бы это действительно было удивительно!

— Эх ты! Совсем ничего не смыслишь в красоте! — Сия дала ему подзатыльник.

— Это я-то не смыслю? — начинал спорить гном.

— Да-да, ты! — продолжила спор эльфийка.

— Значит, говоришь, не смыслю! Вот смотри, я считаю, что все эльфийки очень красивые, и ты в том числе! Правда же, Гелл? Ну, поддержи же меня!

— Конечно, я тебя полностью поддерживаю! Сия у нас очень красивая молодая эльфийка! — отозвался Гелл.

— Ой… спасибо, конечно, большое! — Сия покраснела, но никто этого не заметил, так как уже было очень темно. — Но я то говорила про природную красоту, а не…

— Ах, это ты про природную? Тогда вот, смотри какой великолепный кустик! — Доран обеими руками указал на куст, росший рядом.

Сия укоризненно, но с улыбкой глянула на гнома.

— О да, он просто прекрасен. А еще есть что-нибудь, что тебе нравится в природе?

— Ой, да мне всё нравится! И восходы, и закаты, и пушистые облака, и шум листвы, и красивые многовековые деревья, и запах моря, и…

— Стой-стой-стой! Подожди. Вот ответь мне честно, ты просто так эти слова называешь? — ехидно спросила Сия.

— Ну… не совсем просто так… это всё мне правда нравится! — оправдывался гном.

— Вот ты сказал, что тебе нравятся восходы. Ты когда последний раз любовался восходом? — настаивала Сия, пытаясь вывести Дорана на чистую воду.

— Ну… недавно вот… — замялся Доран.

— И сколько лет назад было это "недавно"? — продолжала настаивать Сия.

Геллаир тем временем доел свой мёд и, уже не слушая спора друзей, крутил головой в поисках того, куда можно было бы выкинуть эту рамку. Он встал, походил немного, залез в кусты, но так и не нашел места, куда можно её спрятать.

— «Да и ладно, сделаю, как предложил Доран. Надеюсь, её куда-нибудь подальше унесет течением», — подумал он и кинул рамку в реку. А потом помыл сладкие руки в воде и довольный отправился к друзьям. По пути, в темноте, он запнулся об камень и шепотом выругался в его адрес.

— Тсс… — зашипел он и принялся прыгать на одной ноге. — И кто здесь додумался камни раскидать?! — прошипел он.

Когда он вернулся на то место, где сидели Сия с Дораном, то никого там не обнаружил, а вдалеке слышался тихий топот.

— «Что тут случилось? Может пчеловод вернулся и нашел нас? Или какой-то хищник вдруг появился? — мысли бегали в его голове. — «Надо… надо их догнать! Спросить, что случилось! Или вдруг им потребуется моя помощь!» — решил Гелл и побежал за друзьями.

Он всё бежал и бежал, периодически останавливаясь и вслушиваясь в темноту.

— «Странно… они всё ещё бегут… и вроде они бегут только вдвоем…», — думал Геллаир, когда останавливался.

Таким образом, он добежал до самого своего дома, а топот всё ещё был слышен впереди.

— «Ладно, пойду домой, уже очень поздно, мама наверно волнуется. А у них потом спрошу, чего они там такого испугались», — Гелл отдышался и пошел домой.

 

На следующее утро, когда Геллаир уже завтракал, в дверь громко постучали.

— Иди, посмотри, опять, наверное, к тебе друзья пришли, — сказала Геллу его мама.

Геллаир побежал открывать.

— Ура! Ты жив! — с порога на него накинулась Сия. — Ты куда вчера подевался? Мы так испугались, что с тобой может что-нибудь случится!

— Да ладно-ладно вам! Пошлите, выйдем, на улице поговорим, — предложил Гелл, выходя на улицу. — Мам, я сейчас вернусь!

Они вышли и сели на лавочку, стоящую около дома.

— Так, значит со мной всё в порядке, с этим разобрались. А теперь я бы хотел узнать, чего вы там испугались такого и убежали? Я что-то никого и ничего не видел, — с вопросительным взглядом спросил Гелл.

— Ну, значит, слушай, — начала Сия. — Мы все вмести сидели и обсуждали, что нравится Дорану, помнишь же?

— Так, помню и что дальше?

— Ну, так вот, обсуждаем мы, обсуждаем и вдруг, в кустах что-то зашуршало, а потом всё громче и громче! Мы оглянулись, а тебя нигде нет! Мы подумали, что это тот пчеловод нас нашел, и бросились бежать от туда со всех ног! — с воодушевлением рассказывали эльфийка.

— Так это же… — улыбаясь, начал Гелл.

— Да нет-нет, ты послушай! — перебила его Сия. — И вот, значит, мы пробежали метров сто и остановились послушать, не бежит ли пчеловод за нами? И ты знаешь что? Мы услышали за собой топот! — Сия даже подскочила. — Мы так испугались! Ты даже представить себе не можешь! Ты помнишь, как Доран от оленя убегал? Так это вообще уже не считается! Он вчера даже меня обогнал! Ты можешь это себе представить? Гном обогнал эльфийку!

— Да правда было страшно! — опять начал оправдываться Доран.

— Да нет, ты слушай дальше! — продолжала Сия. — Мы, значит, пробежали ещё километра полтора-два, ну думаем, что всё, пчеловод точно от нас отстал. Мы остановились, решили отдышаться, и ты представь себе! Сзади нас по-прежнему слышался топот! Ничего себе, пчеловод-атлет попался! Мы уже до твоего дома добежали, а он всё не отстает! — она уже махала руками от восторга.

— Но потом он всё-таки от нас отстал, когда мы твой дом пробежали! — гордо поддержал рассказ Доран. — Наверно выдохся! Конечно, куда ему до нас! У нас-то дыхалка крепкая! — он постучал кулаком себе по груди.

Потом наступила недолгое молчание. Сия с Дораном, наверное, ждали, когда же их похвалят за то, что они так спокойно убежали. Но вместо Гелл залился диким хохотом, упал на землю и начал кататься.

— Ты это чего? — непонимающе спросил гном.

— Странный он какой-то… — сказала Сия и они с Дораном переглянулись.

— Ну, вы даёте! — сквозь смех говорил Гелл. — Это… это же я был! Это вы меня испугались! Ой не могу… ха-ха-ха…

— В каком смысле, мы тебя испугались? Ничего не понимаю… мы испугались не тебя, а пчеловода! — начала настаивать эльфийка. — А тебя там вообще не было! Ты куда-то делся, и мы за тебя очень волновались!

— Ну, вы всё-таки даёте! — просмеявшись начал объяснять ситуацию Геллаир. — Там в кустах был я! Я искал, куда можно рамку запрятать. А выхожу обратно к вам, а вас уже и след простыл! Я побежал за вами, хотел узнать, что случилось и что вас так напугало. Теперь я вижу, что вас напугал я! Я что, правда, такой страшный?

— Да нет, ты не страшный, просто… — начала было Сия.

— Это что же получается? — перебил её Доран. — Мы всю эту дорогу бежали от тебя???

— Ну, видимо так, — кивнул Геллаир и его опять начал пробирать смех.

— Да это ни в какие ворота не лезет! — начал возмущаться гном. — Это что же… это мы такое огромное расстояние пробежали просто так? Это же… это просто возмутительно! Я же чуть… я же чуть не… Это же надо было так! Я же в жизни так не бегал! Ну, ты и… Какой же ты… — он зарычал, топнул ногой и отошел.

Тут уже от смеха повалилась и Сия. Потом гном повернулся, окинул взглядом катающихся по земле друзей и улыбнулся.

— Нет, ну вы видите? — обратился он к кому-то вслух. — Ну на них же просто невозможно сердится!

 

***

 

— Ты чего это смеёшься? У тебя же казнь завтра! — сказал проходивший мимо стражник Геллаиру.

— Да так… историю одну смешную вспомнил, — тихо ответил Гелл.

— Видать очень смешная история… мне расскажешь? Может, я тоже посмеюсь, — стражник усмехнулся.

— Хорошо, — спокойно ответил полуэльф. — Я расскажу тебе очень интересную и смешную историю, но в обмен на это ты выпустишь меня отсюда на свободу.

— Вот ещё чего! Обойдешься!

— Ну вот, видишь, ты сам не хочешь слушать. Зачем тогда пристаешь? — всё также спокойно и равнодушно отвечал Геллаир.

— Да пошел ты… — стражник отвернулся и ушел.

Гелл опять остался один. Он тосковал по тем прошедшим дням, по своему веселому детству, по родителям…

— Я помню тот день… — он вздохнул. — Я же даже и не думал, что они уплывут так надолго… А вроде бы всё так хорошо начиналось…

 

***

 

— Сынок, вставай давай! — раздался голос мамы.

— Так ещё же рано совсем, — сонно отвечал Гелл.

— Да ничего уже не рано. Значит, слушай, родной, — мама села на кровать, на которой всё ещё боролся со сном Геллаир. — Мы сегодня с твоим папой уплываем в Тиндер.

— Почему уплываете вы с папой? Обычно же он плавал туда один, — протирая глаза и зевая, спросил Гелл.

— Ну, в этот раз, кроме продажи товаров, надо будет уладить кое-какое дельце, и твой папа не сможет обойтись без моей помощи.

— А, ну понятно-понятно… И как скоро вы хоть вернетесь обратно? — Геллаир даже не стал вдаваться в подробности, ему это было совсем не интересно.

— Очень скоро, если всё получится. А вообще, как только всё уладим, так сразу и вернемся.

— Мм, хорошо тогда… Так, постойте, если вы оба уезжаете, я что-ли один остаюсь?

— Конечно же, нет. Мы пригласили твоего дедушку Дорсаила, чтобы он за тобой приглядел, пока нас не будет.

— Ура! Дедка придет! — обрадовался Геллаир, тут же окончательно проснувшись.

— Да он уже пришел. Он сейчас на улице, видно осматривает свои новые владения, — весело сказала мама, а потом поднялась с кровати и пошла дальше собирать вещи.

Гелл соскочил на ноги, махом оделся, и побежал встречать дедушку.

— Оу, здравствуй внучек родной! — радостно встретил его дедушка Дорсаил.

— Привет, дедушка! Как добрался до нас? Как там у эльфов дела? — начал расспрашивать его Геллаир.

— Добрался хорошо, да и с эльфами там тоже всё нормально. На людей пока не нападают, — усмехнулся дедушка.

— В каком смысле не нападают? — подозрительно спросил Гелл.

— Так ничего ещё не знаешь? Значит, родители тебе ничего не рассказывали про то, что было очень давно? — удивился Дорсаил.

— Нет, они мне ничего не рассказывали, но я хочу про это послушать! — кивнул головой Геллаир.

— Ну что же, я тебе потом как-нибудь про всё расскажу, а пока надо проводить твоих родителей в добрый путь.

— Ну ладно, как скажешь!

Когда они зашли домой, то увидели, что уже всё было готово, и отец накидывал на плечи куртку, и мама обувала красивые и легкие эльфийские сапожки.

— Гелл, ты слушайся во всем дедушку! — наказывала мама. — Долго на улице не гуляй! Смотрите тут за огородом, не запускайте. Ты, Гелл, помогай дедушке во всем. Кушать не забывайте. Чтобы всё у вас тут было хорошо. Поняли? — она уже закончила одеваться и поправляла волосы.

— Да понятно-понятно! — Геллаир улыбнулся.

— Так… ну вроде всё взяли… — мама быстро оглянула все сумки. — Ну да, вроде всё. Что ж, тогда мы побежали. А то на корабль опоздаем. Ну-ка Гелл, иди сюда, я тебя чмокну.

— Ой, а это обязательно?

— Конечно! Давай-давай!

Ласково и нежно поцеловав сына в щеку, женщина еще раз взглянула ему в глаза и улыбнулась.

— Вот видишь, ничего страшного не случилось, — подмигнула она.

— Угу…

— Ну всё, пока-пока, мы побежали! — мама взяла две небольшие сумочки, а отец, предварительно потрепав сына по голове, повесил себе на плечи большой рюкзак и в каждую руку взял по сумке.

— Счастливо добраться, доченька, — пожелал Дорсаил.

— Пока-пока! Удачи вам в дороге! И побыстрей возвращайтесь! — кричал им вслед Геллаир и махал рукой, пока его родители не скрылись из виду…

 

***

 

— И всё. С того момента я их больше не видел, — грустно сказал Геллаир, глядя в маленькое окошко темницы. — Обычно, когда отец один уплывал продавать разные вещи в другой город, он возвращался дня через три-четыре. Но в тот раз они ни через три, ни через пять, ни даже через десять дней не вернулись… Что могло случится? Не знаю… Но всё бы отдал, чтобы узнать. Может, они ещё живы? Хотя… отец же был человеком, а я не видел их уже очень много лет… — он вздохнул, и слезы медленно поползли из его глаз.

— То он смеется, то плачет… странный тип… — хмыкнул проходивший мимо стражник.

И Геллаир сразу успокоился.

— Так, хватит. Я их обязательно найду! Не зря же меня столько лет дедушка тренировал! Вот выберусь отсюда, докажу свою невиновность перед королем и поплыву их искать, — твердо сказал он, а потом замолк. — А тренировать он меня начал спустя месяц, после того, как уплыли мои родители, и теперь я понимаю для чего…

 

***

 

— Значит так, с сегодняшнего дня начинаем тренироваться! — громко произнес дедушка Дорсаил.

— Почему именно с сегодняшнего? И зачем вообще тренироваться? — спросил Гелл.

— Как это зачем? Чтобы быть сильным, ловким, выносливым. Это тебе очень может пригодится во взрослой жизни.

— А, понятно… и что же мне надо делать?

— Так, ну для разминки, пожалуй, вот тебе ведерко, сбегай до речки, принеси воды. Знаешь же, какую речку я имею в виду?

— Да знаю-знаю, — вспоминая про мёд и улыбаясь, ответил Гелл.

— Значит, вперед. Только бегом. И туда и обратно.

— Хорошо! — кивнул Геллаир, схватил ведро и ринулся в путь.

В пути он думал о том, зачем дедушке могла понадобиться вода. Но так ничего не придумал и решил, что это всё, действительно, ради разминки.

Когда он вернулся домой, то увидел около дома Сию и Дорана. Причем они дрались друг с другом на мечах… деревянных мечах.

— Привет! Вы чего это тут делаете? — подходя к ним спросил Гелл.

— Здорова, друг! — крикнул ему в ответ Доран и тут же получил в бедро удар от меча Сии. — Ай-ай-ай! — запрыгал он на одной ноге.

— Вот! — радостно воскликнула Сия. — А дедушка Дорсаил говорил, что в бою самое главное — не отвлекаться! А ты отвлёкся! Вот и получил! Я победила! — Сия тоже запрыгала, но от радости. — Привет, Гелл! — она повернулась к полуэльфу, но по-прежнему, краем глаза, поглядывала за гномом, чтобы он тоже не воспользовался тем, что она отвлеклась.

— Ну, так и что это вы тут делаете? — повторил вопрос Геллаир.

— А мы тоже тренируемся! — похвасталась Сия.

— В смысле, тоже тренируетесь? — непонимающе, спросил Гелл.

— Ох, какой же ты не понятливый! Мы с Дораном пришли к тебе, хотели погулять, но дома был только твой дедушка. Он сказал, что ты теперь будешь тренироваться, чтобы быть сильным, ловким и всё такое… А мы ведь тоже хотим быть сильными и ловкими. Вот и решили потренироваться вместе с тобой. А твой дедушка был совсем не против и сразу выдал нам вот эти мечи!

— Мм, а где он сейчас?

— Дома, наверное… Он нам мечи отдал и сказал разминаться, а сам домой пошел… — Сия пожала плечами.

— Ладно, пойду посмотрю, — Гелл поставил ведерко и направился домой.

— Давай выходи бегом! Я и тебя победю! — крикнула ему вслед Сия.

— Не победю, а побежу! — отозвался сидящий на траве Доран.

— Да какая разница! — показала ему язык Сия. — Выиграю и всё тут!

— Это мы ещё посмотрим, — усмехнулся в ответ Гелл и закрыл за собой дверь.

Дорсаил был на кухне и готовил какой-то чай.

— Я принес воду, как ты хотел, — наблюдая за ним, сказал Гелл.

— Очень хорошо. Там к тебе друзья пришли.

— Да, я знаю… И что, они тоже будут тренироваться?

— Ну, если они хотят, то почему бы и нет?

— Понятно… И что мне сейчас делать?

— Как это что? Тебя госпожа Сиатрия вызвала на поединок. Ты же ведь не проиграешь девчонке?

— Да ты что! Нет, конечно!

Гелл побежал на улицу, по пути разминая руки и шею.

— Ну что, госпожа Сиатрия, вы уже готовы проиграть? — Геллаир взял деревянный меч у Дорана.

— Эээ, ты чего это вдруг? — подозрительно спросила Сия.

— Что "чего"?

— Ну… госпожа Сиатрия и всё такое? Почему на "вы"? Где здесь подвох?

— Да никакого подвоха! Тебя так мой дедушка называет. Давай, нападай! — Гелл начал прыгать на месте и выписывать мечом в воздухе различные фигуры.

— Ну хорошо, сам нарвался! — она покрутила в руке мечом и бросилась на Гелла.

Гелл резко отпрыгнул в сторону, и она пронеслась мимо. Потом быстро развернулась на месте и сделала выпад в сторону Гелла. Он ожидал этого и легко парировал удар. Раздался приглушенный стук дерева о дерево. Вибрация отдалась в руках, и они отступили друг от друга. Сия немного потрясла правой рукой в воздухе и снова кинулась на полуэльфа. Он вынужден был защищаться и, пятясь назад, отбивал атаки одну за другой.

— «Не разу Сию такую не видел», — подумал полуэльф.

Гелл изловчился и отбил атаку так, что меч Сии, вместе с правой рукой, сильно ушел в бок и из-за этого эльфийка потеряла равновесие и завалилась в сторону.

— Чистая победа! — крикнул Доран, подняв руку вверх.

— Не честно! — подскочила Сия. — Я тебе сейчас покажу! — она снова бросилась на полуэльфа.

Тем временем, дедушка Дорсаил уже вышел на улицу и внимательно следил за происходящим.

На Геллаира опять обрушился град ударов. Сия била и справа, и слева, и сверху, всячески пытаясь выбить меч из рук Гелла. А он просто уворачивался, отходил, и иногда парировал удары. Геллаир уже давно знал эту эльфийку и уже мог предугадать её последующие действия. Тем более он был физически сильнее. Когда Сия занесла руку для удара, он решил действовать по старому принципу. Он отпрыгнул и снова отбил атаку так, чтобы меч Сии полетел сильно в бок. Гелл надеялся, что она снова упадет и поединок закончится, но тут он просчитался. Эльфийка мало того, что устояла на ногах, но ещё и крутанулась на месте, вслед за мечом, и наотмашь рубанула Геллаира. Она не хотела попасть, и думала, что он увернется. Но удар точно пришелся Геллу в левое плечо. Полуэльф повалился на землю.

— Один-один, — важно продиктовал Доран.

— Прости-прости-прости! — Сия подбежала и присела рядом с раненым полуэльфом. — Тебе больно? Я же не хотела…

— Да всё нормально! — Геллаир поднялся, растирая плечо. — Хорошо, что хоть меч тебе деревянный выдали, а не настоящий. Ну всё, теперь уже ты нарвалась!

Сейчас уже вовсю начал наступать Гелл, а Сия — оборонятся. Но сразу же уже после трех атак она поняла, что оборонятся совсем не умеет и так долго не протянет. Поэтому Сиатрия тоже решила перейти в наступление. Сия бросилась вперед, и они скрестили клинки. Опять раздался сильный стук мечей. И Геллаир снова просчитался. Он совсем не рассчитывал на то, что она бросится в атаку. Поэтому замер в растерянности. Эльфийка же, свою очередь, воспользовалось этим. Она крутанула мечом в воздухе и выбила меч из рук Гелла. А потом улыбнулась и всадила свой меч прямо в левую подмышку полуэльфа. Доран, увидев как меч Сии насквозь прошел через тело Гелла, подскочил с криком:

— Ты что наделала!!! Зачем ты его…

— Тихо, успокойся, всё нормально. Вот смотри, — Гелл приподнял левую руку, и меч упал на землю.

— Фух… Зачем же так пугать! Я уж думал, что это… того… Сия! Ты так больше не пугай!

— Ой-ой-ой… Наш гном расчувствовался! — покачала головой эльфийка. — Да вы же меня знаете! Разве я кого-нибудь могу обидеть? А тем более убить?

— Ох, ну не знаю, не знаю… — Гелл тоже в ответ покачал головой. — Дралась ты как настоящий берсерк!

— Вот именно! — внезапно произнес тихо подошедший дедушка Дорсаил. — Ты дралась, как берсерк, а это не есть хорошо. Ты совсем забыла про защиту. Сиатрия, тебе повезло, что твоим соперником был Геллаир, который совсем не умеет правильно атаковать, — он повернулся к Геллу. — Вам обоим надо ещё учиться и учиться, — потом Дорсаил перевел взгляд на гнома. — Вам троим, — добавил он.

 

***

 

Геллаир сидел в углу камеры и растирал левое плечо.

— Да, хорошо мне в тот раз досталось. такой синяк большущий выскочил. Хорошо, что дедушка своими мазями всё мне быстро залечил. Вот выберусь отсюда и обязательно этот синяк Сие припомню, — он улыбнулся доброй улыбкой. — Только сначала найду её… — полуэльф вздохнул. — Если она еще жива…

Он надолго задумался, но потом всё же отмел в сторону нехорошие мысли.

— А потом начались эти долгие трудные, иногда нудные, иногда веселые тренировки, — продолжил мысль Гелл. — Дедушка учил нас и на мечах драться, и из лука стрелять, и кидать кинжалы… да мы даже травы изучали. Ну да, конечно, я не спорю, — Геллаир разговаривал сам собой, — все эти знания мне в будущем очень даже пригодились. И за это я ему благодарен, — он замолчал на некоторое время. — А потом, года, наверное, через три… неожиданно пропала наша Сия… Мы её искали с Дораном, искали… но так и не нашли… — Гелл глубоко вздохнул. — А после её исчезновения и Доран начал приходить всё реже и реже… а потом и вовсе перестал, — он опять замолчал и представил себе образ вечно веселого гнома. — И вот, наконец, спустя ещё несколько лет началась моя "взрослая" жизнь… — грустно проговорил он. — И началась она совсем не весело…

 

***

 

— Слушай, Гелл… — обратился Дорсаил к уже повзрослевшему юноше.

— Да, дедушка.

— Я чувствую, что-то страшное должно произойти в ближайшее время… Я вижу огонь, а это не добрый знак. Помнишь, ты просил меня рассказать про то, что было давным-давно, и как сюда пришли люди?

— Ну да, — Гелл грустно вздохнул, вспоминая тот день, когда его родители уплыли и больше он их не видел. — Я помню.

— Хорошо. Я сказал, что всё тебе расскажу, значит так и будет. Значит, слушай.

Они вышли на улицу и сели на скамейку под деревом. Солнце уже садилось за горизонт.

— Это было очень давно, пару тысяч лет назад… — начал Дорсаил. — На земле проживало очень много различных существ: от маленьких феечек до огромных величественных драконов. Я, конечно, сам не видел ни тех, ни других, — улыбнулся дедушка, — но мне очень красочно рассказывали о них старые эльфы. Да-а… — вздохнул он, — хорошее, наверно, было времечко…

Гномы были очень миролюбивым народом. Они спокойно себе копались в своих шахтах, доставая оттуда самые прекрасные и разноцветные драгоценные камни. И, наверное, именно от этого вечного пребывания в узких туннелях, они были невысокого роста. Зато очень коренастые, выносливые и сильные.

А после, все добытые ими самоцветы, они отдавали их эльфам. Мы же, в свою очередь, изготавливали из них самые разные украшения небывалой красоты. Все жили в мире и согласии. И каждый мог без сомнения довериться другому.

Может, конечно, Древние и приукрасили тот старый мир, я не знаю… Но очень бы хотел взглянуть на него, если всё действительно было так.

Но всему когда-нибудь приходит конец. И та эпоха мира тоже закончилась с появлением в этих землях людей. Новая, необычная раса поселилась тут, и никто до сих пор так и не знает, откуда они взялись! — рассмеялся Дорсаил. — Некоторые говорят, что они пришли с западных гор, некоторые — что с южных пустошей, а некоторые даже поговаривают, что они вообще приплыли на кораблях с севера. Я больше склоняюсь к третьему варианту, но кто знает, что на самом деле скрывается под истиной.

Мы, конечно же, приняли их с радостью и не стали мешать им в развитии. Эти первые люди обосновались как раз именно здесь, — он показал на горящие огни Артарина, мелькающие вдалеке. — Здесь немало ключей, бьющих из-под земли, а вода — это источник жизни, как всем известно.

Эльфы, по своей натуре, очень любопытные от природы, и поэтому мы с интересом начали наблюдать за этими пришельцами.

Сначала они построили себе жилища на берегу вот этого моря, которое позднее они назвали Тинерским. Начали разводить скот, засеивать поля пшеницей и другой растительностью, которую они потом употребляли в пищу. Для нас, эльфов, это было немного дико и странно. Ведь мы никогда не строили дома на земле, так как ночью по земле бродит множество хищников, и никогда не разводили скот. Но, тем не менее, мы с интересом продолжали за ними наблюдать.

Время шло, людей становилось всё больше и больше. Некоторые собирались небольшими группами и уходили искать другие места с пресной водой. А когда находили, то обосновывались там.

Количество таких поселений росло со стремительной скоростью. Приходя на новое место, люди вырубали все деревья в округе для постройки своих домов. Эльфам это очень не нравилось, но они терпели и надеялись, что эта масштабная вырубка скоро прекратится. Их поселения росли так же стремительно, как стремительно исчезал большой дремучий лес, по которому так любили бегать и играть маленькие эльфы.

Но вот настал момент, когда у эльфов терпение лопнуло. Мы предупредили людей, что если они не остановятся, мы будем вынуждены применить силу. Но, похоже, они не восприняли это предупреждение всерьез и продолжили вырубку. Они нам предлагали небольшие круглые монетки, которыми они обменивались друг с другом, взамен на то, чтобы мы разрешили им дальше вырубать лес, но нам эти монетки были без надобности и мы отказались. И вот, в один прекрасный день, приблизившись к лесу с топорами, они получили от нас порцию стрел. Что ты так удивленно на меня смотришь? — улыбнулся эльф, глядя на Гелла. — Ничего страшного не было, мы их только ранили в руки и ноги, но все они вернулись к себе в поселок живыми. После этого вырубка леса прекратилась, и эльфы вздохнули свободно.

Да, они оставили леса, но тогда им нужно было искать замену дереву. И люди отправились на запад, в горы, к гномам. Там они завязали с ними торговлю, выкупая небольшие шахты за бочонки хмельного пива, которое сразу очень понравилось гномам.

В шахтах люди добывали камень, уголь, железную руду и другие полезные для них ресурсы. Свои деревянные избушки они начали переделывать в каменные. А уголь использовали, чтобы поддерживать огонь в своих домах.

После, в уже огромных поселениях, называемых городами, стали строится каменные крепости, а вокруг самих городов появились высокие стены.

И, вроде бы, всё хорошо, снова наступил мир. Все жили спокойно, никому не мешая. Но и это продлилось недолго… А именно, до того момента, когда они наткнулись на золото в гномьих шахтах. Люди стали жадно его добывать. Они выкупали всё больше и больше шахт и добывали эти желтые блестяшки. Гномы-то сначала были рады такому нескончаемому количеству пива в их хранилищах, но потом вдруг поняли, что шахт у них осталось совсем чуть-чуть. И такая торговля прекратилась. Люди стали предлагать больше пива, предлагали и другие разные товары, но гномы отказывались. Всё-таки для гномов тяжелая работа в шахтах осталась более увлекательна, чем какое-то пиво! — рассмеялся Дорсаил.

— И всё же, как я уже говорил, нет ничего вечного, — вздохнул эльф, — вот и золото в шахтах начало заканчиваться. Люди рыли новые туннели, искали это проклятое золото, но всё безуспешно. И вот с этого момента всё и началось…

Люди объявили, что если гномы не сдадут им шахты добровольно, то они возьмут их силой. Но гномы только посмеялись им в ответ. На следующий же день войска людей вторглись в горы. Их рыцари были в толстых железных доспехах и вооруженные большими острыми мечами. Они начали вытеснять гномов из их шахт. Но, как ты знаешь, гномы — это очень крепкий, сильный и выносливый народ. Поэтому они держались долго. И этого времени хватило, чтобы мы, эльфы, дошли до Западных гор и помогли гномам. Да, мы помогли им, — грустно сказал Дорсаил, — и это была настоящая резня… Много погибло и людей, и эльфов, и гномов… Но мы победили, мы отбросили их обратно на их же земли.

А после мы праздновали эту победу с гномами. Пили хмельное пиво, танцевали… Мы думали, что теперь люди успокоятся и оставят нас всех, наконец, в покое. Как же мы были глупы! — взревел эльф. — Воспользовавшись тем, что эльфийские воины находятся в горах, люди напали на наш восточный лес. Они убивали женщин, детей, жгли деревья, дома… Тогда-то я и встретился первый раз с людьми.

Я был тогда еще совсем юн, мне было пятнадцать. В тот момент я охотился в лесу, когда услышал крики со стороны дома. Я побежал на крики. Навстречу пробежали два молодых оленя, и я увидел страх и ужас в их глазах. В небе пролетали птицы, громко и пронзительно крича. Они кричат так только в том случае, если их гнезда разрушают или разворовывают. Природа стонала.

Еще не добежав до дома, я увидел толпу людей. Их было человек тридцать. И они поджигали дерево, на котором находился мой дом, — Дорсаил замолчал на несколько мгновений.

— Я не знал, дома мои родители или нет. А что если дома? Я хотел было крикнуть, чтобы предупредить их, но не успел. Один человек из этой толпы заметил меня и бросился в мою сторону. Не помню, во что он был одет и что он кричал, кидаясь на меня, но отлично помню его глаза, его взгляд. Глаза были полны злобы и ненависти, а взгляд холоден, как сталь. Никогда не забуду этих глаз, — грустно вздохнул эльф. — Этот человек хотел меня убить просто за то, что я — эльф. И убил бы… Ему не хватило всего пары шагов. Стрела вонзилась ему в шею, и он свалился на землю замертво. Я повернул голову в ту сторону, откуда прилетела эта стрела, и увидел там отца. Он мне крикнул: "Беги! Уходи отсюда!". И я повиновался. Побежал вглубь нашего леса, в самую чащу, а люди, услышав крик, бросились за моим отцом.

Вот и всё, — сказал Дорсаил и слезы медленно покатились у него из глаз, — больше я не видел ни своего отца, ни матери. Вместе с другими убегающими эльфами мы переплыли реку, которая теперь отделяет наш лес от людского. Люди не стали больше нас преследовать, наверное, поняли, что эту реку они живыми никогда не переплывут.

Гномы, тем временем, завалили все свои шахты, которые успели, а сами ушли в свой подземный город.

На Южные пустоши люди даже не стали лезть. Потому, что это самая обычная пустыня, и жизни там нет. Ну, по крайней мере, я так думаю. Сам лично никогда там не бывал.

Прошла пара-другая столетий. Поколение людей сменилось. Все начали понемногу забывать эту войну. Но неприязнь друг к другу осталась. И время от времени на границах всё же вспыхивали кровопролитные стычки.

Люди считали нас рабами, а мы, в свою очередь, считали их дикими варварами. Но, тем не менее, у нас появлялись такие искатели приключений, которые уходили в людские города и оставались там жить.

Даже случалось и такое, что эльфы и люди влюблялись друг в друга и вступали в брак. Тогда их начинали презирать как те, так и другие. И им приходилось уходить куда-нибудь и жить в одиночестве.

— Как мои мама и папа? — спросил Геллаир.

— Да, — ответил эльф и замолчал ненадолго. — Твоя мама, моя дочурка, — улыбнулся он. — Она была такой красавицей и умницей, что прям завидно было, — засмеялся Дорсаил. — С самых ранних лет она уже во всем нам помогала: и убиралась, и сама ходила ягоды собирала, и даже мне с охотой помогала! Радовала нас каждый день! — усмехнулся эльф. — Мы даже и не заметили как она выросла… Вроде бы еще вчера малышкой бегала, а сегодня смотрим — она уже взрослая девушка!

Потом-то и началось это всё. Она начала поздно приходить домой. А иногда вообще целый день где-то пропадала. Мы с твоей бабушкой начали понемногу приспрашиваться, где это она пропадает, но она только отнекивалась и говорила, что просто гуляет. Но мы-то понимали, что гуляет она не просто так.

А потом, вдруг, мне пришло сообщение, что меня вызывает к себе наш Владыка для какого-то очень важного дела. Да такого, что мне надо было покинуть свой дом на очень долгий срок. В тот день я остро поставил вопрос, и она всё рассказала. Оказалась, что твоя мама влюбилась в парня, который был человеком, и теперь хочет уйти жить к нему. В какой же ярости я был, когда узнал! Моя прекрасная дочь связывает свою жизнь с человеком! Ты даже не представляешь, что я чувствовал в тот момент. Не помню, что именно я кричал на неё, но кричал я много и долго. А она просто забилась в угол и плакала. Потом помню, что пообещал убить этого человека, когда вернусь, и, превратившись в ворона, улетел к Владыке.

Какой же дурак я был тогда! — Дорсаил закрыл лицо руками. — До сих пор жалею и не могу простить себе то, что накричал на неё.

У Владыки я узнал, что мне предстоит разведывать людские территории, дабы избежать внезапного нападения. Я согласился, не задумываясь. Превратившись вновь в черного ворона, я летал по городам, узнавал новости, патрулировал территории, в общем, делал всё, что требовалось. Так прошло пять лет. Пять лет я не видел дочь… А потом, когда меня отправили на разведку в Артарин, я наконец решил во что бы то не стало увидеться с ней.

Я летел сюда пару дней, по пути также залетев домой и узнав поточнее, куда ушла моя дочь. Всё это время, пока летел, я думал о том, как же пройдет наша встреча. Думал, что обнаружу свою дочурку всю измученную и избитую этим человеком, которого она полюбила. Даже уже представлял, как расправлюсь с ним, если увижу дочь такую. Мне всё время перед глазами рисовался тот страшный и злобный взгляд человека из детства. Да, я очень много думал об этом… и, как оказалось, зря.

Прилетев на предполагаемое место, я обнаружил небольшой домик. Приземлившись, я увидел рядом лавочку, стоящую под деревом. Как раз вот эту самую, на которой мы сейчас сидим. Было раннее утро. До восхода солнца было как минимум часа три. Я решил подождать и присел. До сих пор я всё время прокручивал в голове возможные варианты развития событий. Как вдруг, дверь дома тихонько скрипнула, и оттуда вышел человек. Он вздохнул полной грудью, потом улыбнулся и плавно закрыл за собой дверь. В руках у него было три удочки, а за плечами висел рюкзак. Он спустился с крыльца и замер, увидев меня. А потом вновь ожил и весело подошел ко мне, протянув руку.

— Приветствую, — сказал он.

— Здравствуйте, — отозвался я.

— Что вы тут делаете? — немного погодя спросил человек.

Я не знал, что ответить и поэтому соврал:

— Да я просто путешественник, проходил мимо и решил отдохнуть.

— Понятно, — улыбнулся он.

— Вы не переживайте, сейчас еще пару минут посижу и пойду дальше.

— Да нет-нет! Сидите сколько хотите! — рассмеялся человек. — Может, вы пить хотите? Или голодны?

— Ну, вообще, жажда меня сильно замучила.

— Вот и отлично! Сидите тут, сейчас я быстренько в дом сбегаю.

Он снял рюкзак и вместе с удочками положил рядом с лавочкой, а сам ушел в дом. Вернувшись со стаканом воды, он сел рядом и протянул его мне.

— Я что-то даже и не спросил, что вам налить попить, — как будто начал извиняться он, — но решил, что вода лучше всего утоляет жажду.

— Вот и правильно решили, — осушив стакан, ответил я.

Потом он начал меня расспрашивать про то, куда я иду, где уже побывал и что интересного видел. А я ему рассказывал про эльфов, про то, что они делают и чем занимаются. Да и сам он мне рассказал про себя. Про свою жизнь. О том, что он рыбак и даже посвятил в некоторые рыбацкие хитрости. Проболтали мы так, наверное, около часа, если не больше. А потом он вдруг спохватился:

— Ой, мне же пора уже давно рыбу таскать! Жена же меня убьет, если я без улова домой вернусь! — расхохотался он.

— А кто ваша жена? — поинтересовался я.

— О, моя жена — потрясающая женщина! Кстати, вы сильно торопитесь?

— Да не особо.

— Ну и здорово! Вот если тут подождете еще где-то с часик, то сможете увидеть мою жену, а так же сможете отдохнуть у нас дома. Просто поймите, не могу я вас сейчас пустить… Вы хороший человек, я чувствую, но не могу…

— Да-да, я всё понимаю. Странный незнакомец, сидящий перед домом и всё такое, — рассмеялся я. — Ну хорошо, я подумаю. Может быть, и дождусь вашу женушку.

— Вот и славненько! — улыбнувшись, сказал человек.

Потом он поднял свой рюкзак и удочки, и, попрощавшись, пошел в направлении Тинерского моря.

— Чувствую, мы еще увидимся вечером, — крикнул он издалека.

А я только улыбнулся ему вслед. И в душе затаилась какая-то радостная нотка. Он был человеком. Не эльфом и не гномом. Самым обычным человеком, но я не испытывал к нему никакой злобы. И это было для меня немножечко странным и удивительным. В тот момент я понял, что и люди тоже бывают разные. И нельзя судить всех их только по одному тому взгляду, что видел я в детстве.

Первые лучики солнца показались из-за горизонта. Как вдруг, дверь опять тихо скрипнула. Неужели час так быстро прошел? Я даже и не заметил. На крыльцо вышла эльфийка. Я её узнал сразу: конечно, это была моя дочь и твоя мама. Она сладко потянулась, улыбнулась, прищурено глядя на первые лучики и, схватив корзинку, направилась в ваш сад. Меня она видимо не заметила, так как я сидел в тени дерева.

В саду она принялась собирать различные фрукты, напевая при этом какую-то мелодию. Вокруг летали бабочки, и твоя мама с особым интересом разглядывала каждую. Да, она просто обожала бабочек, а те, в свою очередь, тоже её любили. Одна даже села ей на нос, от чего твоя мама чихнула и потом рассмеялась. Она была счастлива. А я был рад за неё, — Дорсаил широко улыбнулся и замолк на некоторое время.

И вот, когда она набрала полную корзинку, то пошла домой и… увидела меня, всё также сидящего неподвижно на скамейке под деревом. Корзинка выпала из её рук. Она бросилась ко мне и обняла так сильно, что я даже удивился: откуда у такой хрупкой девушки столько сил?

— Папочка, я так соскучилась! — сквозь слезы шептала она. — Где же ты пропадал всё это время? Я очень скучала…

— Всё нормально, успокойся, — пытался держаться я, но слезы всё равно выступили у меня на глазах. — Теперь всё будет хорошо… — твердил я ей.

Гелл взглянул на своего дедушку и увидел, что даже сейчас слезы медленно стекают по его щекам.

— Она даже совершенно не злилась на меня за то, что я ей наговорил тогда. Простила меня наверное сразу же. Да, твоя мама всегда была очень доброй… Ладно, пойду, принесу попить, — оживился дедушка. — Ты будешь?

— Да.

Дорсаил удалился и спустя пару минут вернулся с двумя стаканами.

— Обычная вода, — уже весело улыбнулся эльф. — Надеюсь, ты будешь не против.

— Нет конечно, — в ответ улыбнулся Геллаир.

— Ну, а потом мы вместе с твоей мамой вернули высыпавшиеся фрукты обратно в корзину, и пошли в дом, — продолжил Дорсаил. — Дома я увидел тебя. Тебе было всего четыре годика. Ты был такой маленький хорошенький карапуз, что так и хотелось тебя разбудить и помучить! — рассмеялся эльф. — Жаль твоя мама мне не разрешила! А так бы… — продолжал смеяться Дорсаил.

— В тот день я во всем помогал твоей маме. Мы сварили такой объеденный суп! Мм… пальчики оближешь! А ты, наверное, не помнишь, маленький еще был. Также, наверное, и не помнишь, как мы с тобой на улице в догоняшки играли? Ты меня тогда так замучил, что я потом еле ноги переставлял!

А потом пришел с рыбалки твой отец. Ты бы видел его лицо, когда он узнал, что я — его тесть! — продолжал веселиться Дорсаил.

— А я ведь чувствовал, что мы с вами еще встретимся! — усмехнулся он.

Потом мы все вместе весело поужинали и легли спать. Эх, это, наверное, был самый счастливый день в моей жизни!

На следующее утро я попрощался со всеми вами и отправился в путь, так как у меня было задание и нельзя было опаздывать. Но я пообещал твоей маме, что хотя бы раз в месяц я буду навещать вас.

Как же я тогда был рад за свою дочурку! Просто не передать словами! Ей очень повезло с мужем, а ведь я до того момента хотел его убить! Дурень был тот еще, — эльф постучал себя кулаком по макушке. — Ничем не лучше тех людей, напавших на нас много лет назад.

Ну, вот, в общем-то, и всё, — пожал плечами Дорсаил. — С тех пор я неукоснительно исполнял своё обещание и навещал вас каждый месяц.

— Ты знаешь, куда уплыли мои родители? — вдруг спросил Гелл.

Эльф склонил голову, задумавшись над чем-то, а потом ответил:

— Нет, я не знаю этого. Давай не будем о грустном, — улыбнулся дедушка. — Ты уже хорошо владеешь мечом, думаю теперь тебе стоит научиться некоторой магии, — подмигнул он Геллу.

— Но дедушка, ведь магию могут использовать только те немногие, которые уже родились с этим даром!

— Ну, это как посмотреть… — загадочно произнес эльф. — Вот, как раз, завтра и посмотрим, на что ты годишься, а сейчас… — вдруг он умолк и прислушался. — Ты слышишь? — шепнул он.

— Что? — непонимающе шепнул, в ответ Гелл.

— Сюда идут разбойники. Вот это я и видел в своем видении. Быстро беги в дом и хватай всё самое ценное!

Геллаир сначала подумал, что это шутка, но внезапно стрела просвистела над его ухом и воткнулась в дерево. Он махом кинулся в дом. Забрал из тайника все деньги и некоторые мамины драгоценности. И уже было ринулся обратно к выходу, как в голову пришла мысль взять деревянный щит, которым он пользовался при тренировках. Схватив его и прикрывшись, он вышел на улицу. На улице его ждала жутко страшная картина. Дорсаил стоял на том же месте, но вокруг его уже был какой-то защитный барьер. Стрелы, попадавшие в него, отскакивали, как от камня. Вокруг эльфа уже собралось около десятка разбойников. Они махали мечами и что-то кричали, но подойти, видимо, боялись. Он проговорил какое-то заклинание и в его руках появился огненный шар, потом он сделал его побольше, и швырнул в эту толпу. Разбойники разлетелись, как щепки, крича и изнывая от боли. Гелл почувствовал, как в его щит воткнулась стрела. Он повернул голову и увидел, что несколько разбойников бегут в его сторону. Оружия у него не было, и отступать тоже было некуда. Разбойники окружили его со всех сторон.

— Ну что малявка, ты готов умереть?! — крикнул кто-то из них.

Гелл в ответ только заслонился своим небольшим щитом.

— «Прости, Гелл», — вдруг раздались слова дедушки в голове Геллаира. — «Не думал, что это настанет так скоро. Теперь нам суждено расстаться… А с магией потом как-нибудь сам разберешься».

Дорсаил резко развернулся в сторону полуэльфа и направил на него обе руки. Гелл почувствовал, как будто его куда-то начинает затягивать. Голова начала кружиться. Всё вокруг стало мутным. Геллаир еще раз взглянул на своего дедушку. Одна из стрел пробила барьер и воткнулась ему в ногу. От чего Дорсаил подкосился и упал на бок, но продолжал пристально смотреть на Гелла и что-то шептать. Полуэльф хотел что-то крикнуть, но уже не смог. Глаза его закрылись, и он потерял сознание…

 

Очнулся он из-за яркого утреннего солнечного света. Гелл открыл глаза и медленно приподнялся. Голова страшно болела.

— Ой, очнулся наконец-то! — донеслось откуда-то справа.

Геллаир, щурясь, глянул в ту сторону. Метров в двадцати от него на берегу сидел рыбак.

— Где я? — спросил Гелл.

— Как это где? В порту. Пить надо меньше, милейший! — захохотал рыбак.

— В каком порту? — Геллаир прижал ладошку к виску, пытаясь этим самым заглушить боль.

— О-о-о… тяжелый случай… — протянул рыбак. — Вы находитесь, а вернее — валяетесь, в порту прекраснейшего города Артарин!

— И как я сюда попал?

— Ну-у, это вам лучше знать! Я пришел сюда часа два назад, а вы тут уже валялись. Я, конечно же, вас осмотрел… Просто проверил живы вы или нет, и всё. Больше ничего такого, не подумайте!

— В смысле?

— В том смысле, что когда я вас осматривал, то уже ничего ценного у вас не было. Так что, если с вами были какие-то деньги или еще что-то, то я тут не причем.

Гелл обшарил свои карманы и действительно денег и маминых драгоценностей там не оказалось.

— Вот поэтому я и не пью, — косясь, произнес рыбак. — Чтобы потом не проснуться где-нибудь посреди улицы с пустыми карманами. Да хотя, в таком случае и просто проснуться уже счастьем будет.

Геллаир поднялся на ноги.

— Где здесь можно выйти за город? — спросил он.

— Да вон там городские ворота, через них и выйдешь.

— Спасибо, — ответил Гелл и медленно побрел в том направлении.

— Ей, ты, может быть, посидишь еще немного, придешь в себя? — окликнул рыбак.

Но Гелл ничего не ответил. Его голова была в тот момент занята другим. Он хотел побыстрее добраться до дома и увидеть, что там произошло.

Подойдя к воротам, он обнаружил там двух охранников, которые сладко спали. Поэтому беспрепятственно прошел мимо. Гелл знал самую короткую тропинку к его дому и сразу пошел по ней. Головная боль вроде начала стихать и Геллаир зашагал быстрее. Еще не дойдя до дома, он почувствовал запах горелой древесины.

Дойдя до места, где раньше стоял его дом, он увидел страшную картину. Всё вокруг было выжжено. Кругом валялись опаленные доски. Дом, сад, а также большой дуб, под которым стояла скамейка, сгорели дотла. На глазах навернулись слезы. Геллаир очень любил свой дом. А теперь он не знал куда идти и где найти крышу над головой. Но он взял себя в руки и вытер слезы. Гелл огляделся по сторонам, вдруг осталось хоть что-нибудь целое. Но походив немного и ничего не обнаружив, он уверил себя, что ничего и не могло уцелеть. Вдруг в голове возникла мысль:

— «Странно, ведь дедушка тогда убил с пару десятков разбойников… А трупов нигде нету. Тогда уж, скорей всего победили нападавшие и, разграбив тут всё, ушли. А трупы сожгли вместе с домом, чтобы не оставлять следов. Надеюсь, дедушки не было в их числе…».

Еще немного побродив по обгоревшим останкам дома, Гелл понял, что оставаться здесь бессмысленно. И он решил идти в город, в надежде найти там место хотя бы для ночлега…

  • Глава 7. Отправная точка. / Капкан / Эдди МакГейбл
  • На серебряной звезде / Золотые стрелы Божьи / П. Фрагорийский
  • Я так устала от ненужных споров / Мостовая Юлия
  • Пролог / Веселятся виселицы, на них висят пропащие / Graubstein Marelyn
  • Усталый фонарь / Из души / Лешуков Александр
  • Приглашение на прогулку / Стихи / Enni
  • А всего-то и нужно... / Я не был никогда влюблён / Лешуков Александр
  • Королевна / Сказанья из придуманных миров / Анастасия Сокол
  • Доча / Одиночество / Коробкин Максим
  • 13/ Литера 07. Поэма. «Петербуржские неологизмы», или «Путеводитель сумасшедшего по Питеру», или «Хочу в Москву!» / Фурсин Олег
  • Программное... / Фурсин Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль