Санта: шоколадная версия - Лита Семицветова

0.00
 
Санта: шоколадная версия - Лита Семицветова

 

Он попал на ёлку последним. Все игрушки были уже на местах, а его и золотисто-красного Деда Мороза долго сравнивали между собой: кто потяжелее? Дед в длинной шубе оказался увесистей, и его оставили, а Санту зацепили на ветке рядом с блестящим белым шариком. Пока шоколадный Санта ещё раскачивался, приноравливаясь к новому месту, то и дело ударяясь о шарик, с его соратника — Деда Мороза — сняли фольгу и откусили голову. От неожиданности шоколадный Санта замер.

Тут забегали разноцветные огоньки, зазвучала весёлая новогодняя песня, и огромный нарядный Санта Клаус в углу закивал головой в такт и начал приветственно помахивать рукой в красной варежке. Мальчик стоял рядом, он был почти одного роста с гигантом и тоже покачивал головой, улыбался и понемногу откусывал от шоколадного деда.

Если бы шоколадный Санта мог зажмуриться, то он бы это сделал. Но получилось по-другому. Растревоженный прикосновениями шарик по инерции стукнул его в бок, и Санта, прокрутившись на нитке, отвернулся от неприятного зрелища. Теперь он видел картину происходящего, отраженной в шарике: маленькой, странно выпуклой и от того — забавной.

Вокруг сновали какие-то человечки, лились восторженные звуки, бегали огоньки. Большущий Санта Клаус спел ещё несколько песен. Последнюю ему допеть не дали: он умолк, перестал трясти головой и перчаткой. Огни на ёлке тоже померкли, и в комнате погас свет.

А затем хлопнула дверь. Да так сильно, что шоколадный Санта не удержался на ветке и шлёпнулся вниз, под ёлку, прямо в ворох серебряного дождика.

«Ничего себе перспективка, — подумал Санта. — Я-то решил, что создан для праздника. А выходит, что меня ожидает участь обыкновенного батончика?! И никакой я не волшебник?! Хотя меня слепили похожим на настоящего Санта Клауса, я всего лишь сладкая еда?!.. Но зачем же глотать волшебников? Разве добрые люди станут поедать добрых волшебников?..»

От вопросов кружилась голова. По крайней мере, шоколадный Санта находился сейчас в самом низу, под ёлкой, и понимал, что здесь, среди мерцающего дождика, его отыщут не так скоро, как это случилось бы, продолжай он висеть на ветке у всех на виду. Он слишком мал, чтобы его отсутствие могли заметить. Будь он большим и статным и окажись под ёлкой, на месте, которое традиционно считается магическим уголком новогоднего волшебника, то мог бы претендовать на звание главного на празднике, и тогда никто не посмел бы его тронуть!

Но, судя по всему, главный здесь — этот нескладный певец в углу. Такого гиганта ни под какую ёлку, конечно, не затащишь. А новогодняя магия… Стоп! А кто сказал, что магия действует не на всех?! Если он, шоколадный Санта, маленький и неприметный, оказался под новогодней ёлкой — разве это не чудо?! Почему он не может быть настоящим волшебником?!

И снова голова пошла кругом. Санта огляделся: игрушки неподвижно висели на своих местах, временно не поющий Санта Клаус молча стоял у стены и не подавал никаких признаков возмущения.

«Неужели это мой шанс? Я сделаюсь главным и смогу всё исправить? — запрыгали мысли. — Ох, надо для начала самому в это поверить… Надо сильно-сильно поверить и тогда…»

Шоколадный Санта так разволновался, что в темноте перед его глазами закружились ярко-голубые искры, серебряные дождинки под ним задрожали, а с ёлки посыпались блёстки новогодней мишуры.

— Ааааапчхи! — донеслось откуда-то сверху.

Санта запрокинул голову и увидел, что между ветвей на него смотрят чьи-то зелёные глаза с тонкими и длинными иглами таких же зелёных ресниц.

— Что тут происходит? — глаза выражали беспокойство.

— Ээээ… добрый… доброй ночи, — вежливо сказал Санта. — Простите, мне отсюда не очень хорошо видно… А вы кто?

— Как это «кто»? — глаза заметно округлились. — Ёлка, конечно! Странно, что вы до сих пор этого не поняли. А ещё — главный волшебник называется!

— Но…

— Слушайте, если вы решили поколдовать, то делайте это немного потише, пожалуйста! Ишь, как волшебные вихри завертели, с меня сейчас не только игрушки — иголки полетят!

— Ух ты! Так, значит, волшебство сработало?! И вы — настоящая ёлка, живая! — воскликнул Санта.

— Была живая, когда в лесу росла. А теперь… эх!.. — ёлка досадливо качнула верхушкой.

— Поосторожнее там! Вы меня чуть не сбросили! — пропищала стеклянная сосулька и случайно царапнула острым кончиком ярко красный шар.

— Эй ты, пипетка хрустальная! Оставишь на мне хоть одну царапину, я тебя сам сброшу! — отозвался шарик и угрожающе качнулся в сторону сосульки.

— Ты бы сам шатался поменьше, — зашуршала обёрткой конфетка. — А то всю свою красную… красоту об иголки замусолил! Хи-хи-хи!

— Чего? Кто это тут возникает?! — шарик крутанулся на нити, но конфетка только громче захихикала.

— Ладно тебе! Раскраснелся так, что лопнешь скоро, — осадила его гирлянда в виде звезды. — Можно подумать, что тебя в розетку воткнули! Хех!

— Эй, эй, игрушечный народ! Вы чего разгалделись? — возмутилась ёлка. — Уважаемый Санта, ну-ка приструните их немного.

Все игрушки, как по команде, глянули вниз. Шоколадный Санта растерялся от такого резкого всеобщего внимания, ему вдруг захотелось укрыться среди пушисто-серебристых дождинок или вернуться на ветку, туда, где по-прежнему висел белый шарик. Белый шарик тоже смотрел на Санту, как бы изучающе, а затем произнёс:

— Ну вот, наконец-то. Я знал, что уголок главного волшебника не может долго пустовать, и всё скоро станет на свои места. Друзья, давайте поприветствуем настоящего новогоднего волшебника!

— Здрасьте, здрасьте, — заулыбалась конфетка.

— Йоху! Здорово! — выкрикнул красный шарик.

— Рады видеть!

— Доброго здоровья!

— Наше вам звёздное ура!..

Все игрушки приветственно заголосили, выражая неподдельную радость появлению настоящего волшебника, и Санта понемногу воспрянул духом.

— Опять вы раскричались! Тише, тише! — призвала к порядку ёлка. — Волшебнику нужно подготовиться к главному колдовству: к исполнению желаний. Давайте не будем ему мешать.

— Ну, что вы, что вы! Вы мне совсем не помешали! — поспешил успокоить игрушечный народ Санта.

Он украдкой посмотрел на большого Санта Клауса у стены, но тот всё так же безмолвствовал и не вмешивался в происходящее. Тогда шоколадный Санта почувствовал, что совсем осмелел и теперь действительно может взять на себя обязанности главного волшебника. В благодарность за доверие со стороны игрушек, ему даже вздумалось произнести небольшую речь.

— Друзья мои, — торжественно начал Санта. — Как все вы знаете, новый год — пора надежд и желаний. Они есть у каждого. А мы — волшебники — нужны для того, чтобы мечты и желания исполнялись.

Он окинул взглядом ёлку: все игрушки смотрели на него, затаив дыхание. Они не подозревали, что сам он недавно был таким же обычным украшением ёлки, да ещё чудом избежал роковой судьбы. Но чудеса случаются, уверенность в этом крепла теперь с каждой минутой, и потому Санта продолжил:

— Я не слишком опытный волшебник. Но раз мне выпала честь посетить ваш праздник… — Санта немного сбился, подозревая, что увлёкся, его заносит и сейчас он наобещает того, чего не сможет выполнить. Но шоколадно-молочная сладость уже ударила ему в голову, и он не смог себя остановить: — А что, если каждый из вас сегодня попробует осуществить своё желание? Магия праздника начала действовать, я проверил. Давайте, друзья! Смелее! Пускай сбываются мечты!

Воцарилась тишина. Первой её нарушила ёлка.

— Не хотите ли вы сказать, уважаемый волшебник, что если я сегодня чего-то пожелаю, то это сбудется?

— Вот именно! — убедительно кивнул Санта.

Игрушки начали удивлённо переглядываться.

— Хм… А я готов! — сказал красный шарик. — Всегда мечтал стать небьющимся. Прыгать с места на место, подскакивать к самому потолку, кататься по полу. Надоело мне висеть на ветке! Если Санта говорит, что сегодня магия работает для всех, то сейчас я возьму и спрыгну! — и он сильно качнулся вперёд.

— Стой! — закричала сосулька. — Ты разобьешься!..

— А как же волшебство?

— А ты прямо так взял и поверил, — скептически фыркнула конфетка.

— Эх вы, в себя надо верить, в себя, — проговорил белый шар и с размаху сиганул вниз.

— Ах!.. Ох!.. Ого!.. — разнеслось по ёлке.

Но белый шар совершил мягкую посадку на мохнатый дождик прямо около шоколадного Санты.

— В себя, а потом уже в волшебство, — закончил белый шарик и стряхнул с себя несколько отлетевших дождинок.

— Круто! Молодец, братан! — закричал красный шарик и прыгнул следом.

Он тоже приземлился неподалёку, и тут же подпрыгнул, опустился и снова упруго отскочил от пола.

— Получилось! Получилось! У меня получилось! — кричал он, подскакивая вверх-вниз.

— Аааа! Была не была!..

С ёлки гурьбой посыпались разноцветные стеклянные игрушки. Только сосулька всё никак не могла решиться.

— Прыгай сюда! Не бойся, я тебя подхвачу! — заверил её белый шарик. — Ты мне доверяешь?

Сосулька кивнула, зажмурилась и полетела вниз. Белый шарик подхватил её, и они восторженно закружились по комнате.

— Толку из того, что я не разобьюсь, — пробурчала конфетка. Она спокойно спустилась по веткам вниз и смотрела, как радовались стеклянные игрушки. — Вот если бы на мне было больше глазури, а обёртка — из разноцветной фольги, и я бы пахла настоящей ванилью и никогда бы не таяла, и не портилась… — она посмотрела на своё отражение в белом шарике, который как раз остановился рядом, и обомлела: — Всё в точности! И обёртка, и глазурь, и запах!.. Не может быть!..

— Может! Первоклассная красотка! Добро пожаловать на вечеринку! — красный шарик поддел её крутым боком и увлёк за собой.

— Ой, ты такой горячий, что я сейчас растаю, — хихикнула конфетка.

— Ещё чего! Не боись, со мной не пропадёшь!

— Эх, гулять так гулять! — тряхнула хвоей ёлка. — Хочу снова стать живой!

Она встрепенулась, расправила ветки, зелёные иглы заблестели изумрудами. В комнате раздался жуткий скрежет, дощатый пол покрылся трещинами, в которые, извиваясь, вползали корни ожившей ёлки.

Шоколадный Санта восхищенно наблюдал за действием новогодней магии. Вдруг откуда-то из коридора донеслись странные звуки: возня, топот мелких ног, какое-то шебуршание. Шум был таким настойчивым, что заглушил общий игрушечный гомон. Все на минуту остановились и прислушались. Дверь распахнулась. и в комнату ворвалось с дюжину маленьких зверьков. Большая часть из них была темно-коричневого цвета, но попадались и светло-бежевые, покрупнее.

— Откуда вы? — недоумённо спросил Санта.

— Мы — из хозяйкиной шубы! — запищали те, что потемнее.

— А мы — из её меховой жилетки! — ответили бежевые.

— Батюшки! Шуба ожила! — захохотала ёлка. — Вот так волшебство!

Зверушки разбежались по комнате. Они обнюхивали игрушки, чуть дольше — конфеты, собрались возле шоколадного Санты и принюхались к нему. Но быстро потеряли интерес и продолжили исследовать остальные уголки в поисках чего-нибудь более привлекательного.

Санта не переставал изумляться великой силе новогоднего волшебства. Рядом веселились игрушки: красный шарик лихо отплясывал рядом с конфеткой; блестящий белый — изящно вытанцовывал с прозрачной сосулькой, и она тонко позвякивала ножкой о пол; гирлянда-звезда «зажигала» наверху в обнимку с серпантином. Волшебная новогодняя вечеринка набирала обороты, и хотя большой поющий Санта Клаус молчал, и поблизости не играло никаких оркестров — её сопровождала музыка. Эта музыка звучала у шоколадного Санты в голове. Она была прекрасна, и Санта не сомневался, что эту музыку слышат абсолютно все вокруг. Потому что все вокруг выглядели невероятно счастливыми!

Пушистые зверьки наконец тоже освоились, запрыгнули на подоконник, где обнаружили тарелку с новогодним печеньем. Они расхватывали приготовленное угощение и бодро хрустели выпечкой. В лапках у одного из них оказался пряничный человечек, и голодный зверёк уже готов был вонзить острые зубы в пухлую пряничную ножку, но Санта предостерегающе выкрикнул:

— Стой! Это же пряничный человечек! Его нельзя есть!

Зверьки на минуту остановились, посмотрели на Санту, но затем как ни в чём не бывало продолжили трапезу. Тот, что держал пряничного человечка, повернул его поудобней, поднес ко рту, но вдруг — взглянул в окно и застыл. Остальные звери тоже уставились в окно, а потом бросили печенюшки и испуганно спрыгнули вниз.

«Всё-таки понимают, что я — главный волшебник. Слушаются меня, — отметил про себя шоколадный Санта».

В окне мелькнула тень. Ночной ветер качнул ветку — так наверняка бы и подумал Санта, если бы тень снова не отразилась в стекле и не приобрела очертания чего-то очень большого, шевелящегося. Теперь Санта отчётливо увидел густую белую бороду, красную шапку с меховой оторочкой и красную варежку, приложенную к стеклу так, чтобы повнимательней разглядеть, что же находится внутри комнаты. Игрушки обеспокоенно прервали танцы и все как один смотрели в окно.

Это был он. Без сомнения — он! Настоящий, самый-самый настоящий новогодний волшебник подоспел к празднику и вот-вот проникнет в дом! Конечно, а как иначе? Всё, что происходило до его появления, было всего лишь иллюзией сбывшихся желаний. Не может маленький шоколадный Санта вот так вдруг, ни с того ни с сего, стать главным на новогоднем празднике! А то, что он там себе вообразил и ещё остальных заставил поверить — глупость, сумасбродство и форменная безответственность! И мания величия в придачу.

Замешательство Санты росло с такой силой, что в голове помутилось, и картинка перед глазами расплылась красными пятнами жутких предчувствий по белому полотну надежд.

— Смотрите! Смотрите! Это же… — выкрикнула конфетка, не решаясь произнести имя того, кто находился за окном.

Все оглянулись на шоколадного Санту. Он стоял под ёлкой ни жив ни мёртв. Оправданий не было.

«Так тебе и надо, жалкий обманщик, мелкий, ничтожный воришка чужих титулов! Ты заслуживаешь того, чтобы тебя съели!» — жестоко укорял себя Санта. Он понимал, что сейчас те¸ кого он ещё минуту назад считал самыми счастливыми на свете, станут пренебрежительно тыкать в него пальцами и будут совершенно правы. Потому что нельзя разрушать чужих надежд. Нельзя вести за собой туда, куда не знаешь дороги… Нельзя…

Но, вопреки ожиданию, ничего такого со стороны игрушек не последовало. Все они, казалось, забыли про незадачливого Санту и опять смотрели в сторону окна, где действие приобретало странный оборот.

Оконная рама задрожала, будто её проверяли на прочность. Затем в руках у вновь прибывшего главного волшебника оказался маленький серебряный посох или жезл, которым он начал тщательно подковыривать защёлки окна. Старый каменный дом имел крепкие стены, чего нельзя было сказать про окна: большие, в деревянных рамах, они легко поддавались, их защищали только железные ставни, на случай отъезда хозяев. И волшебный посох быстро справился со своей задачей.

Осторожно приоткрыв окно, главный новогодний волшебник посветил фонариком внутрь комнаты. Игрушки предусмотрительно шмыгнули под ёлку, зверьки жались в углу возле поющего Санта Клауса. Главный волшебник, почти бесшумно — наверное, так он хотел сделать сюрприз — влез в дом. Он двигался по комнате крадучись, озаряя стены и пол скользящим лучом фонарного света. Серебряный посох, причудливо загнутый на конце, настоящий волшебник держал подмышкой, а в руке — большой красный мешок.

Фонарь осветил сбившихся в кучу зверьков. Мордочки они спрятали, а их шкурки красиво переливались под лучом.

«Класс!» — тихо произнёс главный волшебник, наклонился, подхватил одного зверька и зачем-то направил его в мешок. Но зверёк был с этим не согласен. Он злобно зашипел, укусил волшебника за руку и вырвался.

«Ай! — вскрикнул главный волшебник. — Это не шуба! Они настоящие!» В панике он отбросил мешок и отпрянул в сторону. Из мешка выпала шкатулка, а из неё — горстка украшений: жемчужное ожерелье, золотые часы, несколько колец и серёг со сверкающими камнями. Они так сияли в темноте, что и фонарик был не нужен. Главный волшебник поспешно собрал свою поклажу обратно.

«Повезло же кому-то с подарками», — подумал шоколадный Санта. Но мысль о том, что новогодний волшебник приходит в дом, чтобы дарить такие вещи, показалась ему нелепой. Если, конечно, этот волшебник настоящий… и не приходит за тем, чтобы эти самые вещи… отбирать?!.. Ну да! Он и зверька ухватил, потому, что с шубой перепутал! Сейчас мы проверим, какой это волшебник.

Шоколадный Санта решительно выступил из-под ёлки:

— Приветствуем вас, главный новогодний волшебник! — громко провозгласил он.

Луч света тут же упал на Санту, и он заметил, что с одного боку к нему медленно приближаются игрушки, а с другого — зверьки.

— Мы, игрушечный и лесной народ, заждались вас, уважаемый! — продолжил шоколадный Санта. — Какой же праздник без вас?!

— Да-да! Без вас — прямо радость не в радость, — закивала ёлка.

— Этот мешочек вы для нас приготовили? — спросил один из зверьков.

— А то, что в мешочке для кого? — поинтересовалась конфетка. — Я бы от колечка не отказалась! — захихикала она.

— Чего молчите, дядя? — подкатывался всё ближе красный шарик.

Визитёр в образе главного новогоднего волшебника не готов был произносить ответную речь. Он вымолвил только протяжное: «Ааааа! Что за …..», — и попятился к окну, неловко зацепив провод от поющего Санта Клауса. Суетливо дёргая ногой, высвободился, проворной ланью переметнулся через подоконник наружу и моментально исчез в темноте. Быстрый сквозняк промчался следом и захлопнул окно.

— Ну, брат, солидно ты его отшил! — красный шарик стукнул по плечу шоколадного Санту. — Уважаю!

— А я не сразу поняла, что он злодей, — робко проговорила сосулька. — Думала, что настоящий…

— Да ты чё? — возмутился красный шарик. — Как бы мы тогда не разбились, если бы с нами не было настоящего волшебника?!

— Конечно, наш Санта — самый настоящий. Я в него сразу поверил, — подтвердил белый шарик. И добавил: — Ну и в себя, конечно, благодаря ему, поверил.

— Спасибо тебе, шоколадненький, — чмокнула Санту конфетка.

— Ой, ну что вы, — совсем растерялся Санта. — Я здесь ни при чём. Это всё — Волшебная Магия Новогоднего Праздника!

— Так празднуем, ёлки-палки! Танцуют все! — крикнула ёлка и закрутила над верхушкой лентами пушистых дождиков.

 

Когда нарумяненное утренним морозом солнце заглянуло в окно, то увидело трёх человек, оторопело стоящих посреди комнаты. Хозяева дома: мама, папа и сын — тот, что умял накануне вечером шоколадного деда мороза — разглядывали своё жилище и не верили, что проснулись.

В комнате был жуткий бардак. Повсюду валялись ёлочные игрушки, конфеты и остатки конфетных фантиков; гирлянды вперемешку с дождиком и серпантином болтались на занавеске; в углу раскинулась мамина шуба, из-под неё выглядывала жилетка — обе до неприличия растрёпаны, усыпаны крошками печенья и разноцветным конфетти. Весь пол изрыт трещинами, испещрён царапинами будто бы кошачьих когтей, и в него крепко проросла ёлка.

— О боже… Нас ограбили?.. — предположила мама. — Надо проверить, всё ли на месте…

— Кхм… — прокашлялся папа. — Я понимаю, если бы у нас была кошка или собака… Но у нас же их нет? — он глянул на сына со смесью надежды и подозрения. — Нет же?..

Мальчик отрицательно покачал головой и показал пальцем в угол, где вместо поющего Санта Клауса стоял огромный шоколадный монстр, завёрнутый в фольгу.

— М-мы его с-съедим? — осторожно произнёс мальчик.

Папа молча сглотнул, мама захлопала ресницами и опустилась в кресло. Но тут же подскочила, потому что раздался звонок в дверь. Все трое заспешили в прихожую.

На пороге стоял молодой человек в форме полицейского.

— О! Как вовремя вы пришли! — взволнованно сказала мама и всплеснула руками.

— Прошу прощения, что беспокою, — немного смутился таким приёмом полицейский, — но сегодня ночью ограбили соседний дом. Свидетели говорят, что видели человека в костюме Санта Клауса, который вылезал из окна. Вы ничего такого не заметили?

— Пройдите, пожалуйста, в комнату и вы сами всё увидите, — пригласил папа.

Полицейский проследовал в дом, туда, куда указали хозяева, и попал в светлую, уютную гостиную во всём великолепии новогоднего убранства. Комната сверкала чистотой, нарядная ёлка — игрушками, вдоль стен — гирлянды, в углу — большой Санта Клаус с приветливо поднятой рукой в красной варежке. Оконные стёкла украшены снежинками, сквозь которые проглядывает зимнее солнце.

Полицейский обернулся. Хозяева стояли у него за спиной с непонятными выражениями лиц.

— А что, собственно, вы хотели мне показать? — спросил он.

Но поскольку никто ничего не ответил, полицейский, следуя привычке не упускать деталей, прошёл к окну и проверил задвижки. Всё было на месте. Никаких следов взлома и проникновения не наблюдалось. Хозяева тоже подошли к окну. Осмотрелись и убедились, что их безопасность никто не нарушал. В тарелке на подоконнике горкой лежали пряничные человечки. Мама точно помнила, что готовила печенье разной формы и сейчас озадаченно смотрела на выпечку.

— Новогодние пряники для Санты? — улыбнулся полицейский.

— Да… Угощайтесь! — предложила мама.

— Спасибо, не откажусь.

Полицейский взял пряничного человечка, но тот буквально выскочил у него из рук и закатился под ёлку.

— Извините…

— Ничего, ничего! Берите ещё, — протянула тарелку мама.

Но второй человечек тоже выпрыгнул и последовал за первым. Да-да, прямо-таки выпрыгнул и стал улепётывать под ёлку на своих маленьких пряничных ножках! Именно так показалось полицейскому! А тут ещё Санта Клаус в углу внезапно запел новогоднюю песню. Мама, папа и полицейский дёрнулись от неожиданности, а мальчик виновато пожал плечами. Это он включил Санту в розетку, чтобы проверить. Певец очень старался, но едва вытягивал звуки. Создавалось впечатление, что он очень устал, и у него «села батарейка».

— Я, пожалуй, пойду, — сказал полицейский, после чего поющий Санта спёкся окончательно и умолк.

Но вдруг откуда-то из-под ёлки снова зазвучала новогодняя песня. Её исполнял нестройный хор писклявых голосов, среди которых выделился один и громко прокричал:

— С новым годом! С новым годом вас! Хо-хо-хо-хо-хо!!!

  • Без тирана / "День Футурантропа" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Фомальгаут Мария
  • Вдаль уходящим кораблям / Хорошее / Лешуков Александр
  • Старый трус / Меняйлов Роман Анатольевич
  • От жажды умирая у ручья / Шалим, шалим!!! / Сатин Георгий
  • Попугаи. / Ситчихина Валентина Владимировна
  • Взгляд любви / Логвина Настасья
  • Путник / Бамбуковые сны-2. Путевая книга / Kartusha
  • Ты приснилась, когда было худо / "Вызов" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Уход в реальность / Карев Дмитрий
  • Вечер: уборка / Диалоги-2 / Герина Анна
  • Афоризм 002. О проституции. / Фурсин Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль