Глава 4 / Тень / Рысь Анастасия
 

Глава 4

0.00
 
Глава 4
Это все-таки произошло

 

Глава 4. Это все-таки произошло

 

 

Утром на завтраке Марина согласилась пойти в кафе с Арсеном. Все уроки прошли более-менее удачно. В отличие от магии. На магии они уже всерьезную начали колдовать. И становилось все труднее. Приходилось учиться ощущать потоки, экономно расходовать свою манну с большим количеством заклинаний, и все в этом духе. Наконец произошло разделение. И на обороне у нее не получалось выдерживать мощные заклятья, обрушивающиеся на специальный щит. И вот после очередного урока, она вышла последняя из кабинета в шоке.

— — Что случилось? — подозрительно спросила Ира.

— — Меня вызывают…на полет, — выдавила из себя Марина, прислонившись к двери всей спиной.

— — Что делать теперь? — ужаснулась подруга. — Меня обошло стороной, а вот от тебя не ушло…

— — Они сказали, что шансов давать не будут. Типа это очень мощное заклинание и его опасно снова и снова творить. Поэтому меня ждут, сегодня после всех уроков на площадке сзади школы.

— — Чем я могу помочь? — безнадежно спросила Ирина.

Но девушка только покачала головой. Прозвенел звонок, и они рванулись на следующий урок. На нем Марина с трудом могла думать, так же как и на всех остальных — ее мысли были заняты полетами. Один ее сверстник уже побывал на драконе. Так теперь он похрамывает на одну ногу, врачи сказали, что ничего не могут сделать, кроме как срастить кости после падения. А у другого теперь глаз дергался. Когда же прозвенел последний звонок, и все стали собираться «домой», ей совсем стало не по себе.

Ирина пошла вместе с ней. А потом к ним присоединился и сам учитель магии, провожая на площадку. Там уже вывели дракона, который постоянно рычал, пытаясь стащить с себя цепи, обхватывающие лапы и шею со стальным ошейником. Девушка невольно встала в ступор и остановилась, испуганно глядя на существо. Однако, несмотря на грозность, он оказался очень красивым. Золотая чешуя сверкала на зимнем солнце, рога, гребень, когти и коготки на кожистых крыльях были черными, чем и подчеркивали золотую чешую.

— — Ну что же вы, Марина? — издевательским тоном окликнул учитель по магии. — Садитесь.

Девушка стала энергично мотать головой, всунув ее в плечи, и держа руки в карманах пальто. Увидев, что она категорически не хочет идти, ее повели под руки ближе к дракону, которого насилу сдерживали за цепь десять человек. Наконец его успокоили, и он сложил свои крылья. Марина стояла перед его седлом и смотрела выпученными глазами. Тогда ее подвели ближе и стали настаивать, чтоб она села.

— — Нет…прошу, не надо! — истерически выкрикнула она, остановившись совсем близко к дракону. Спина с седлом медленно то вздымалась, то опускалась. — Я высоты боюсь!

— — Вы должны, — твердо сказал учитель магии. — Потом вспоминать и смеяться будете, как вы боялись!

Девушка закрыла глаза, шумно выдохнула, и залезла на кожаное седло. Спина дракона резко дернулась, и Марина вскрикнула, мертвой хваткой вцепившись в специальное приспособление на седле, чтобы держаться. Она кинула взгляд в сторону Ирины, которая закрывала рот красными от холода руками и пристально смотрела на подругу. «Это все-таки произошло», — жалобно подумала девушка перед тем, как дракона освободили, и она взлетела, сразу же чуть не свалившись благодаря сжиманию ногами боков существа. Она даже не слышала собственного визга из-за шума ветра, бьющего лицо. Это был кошмар. Приходилось прислоняться к спине дракона и прилагать все усилия, чтобы не улететь. Но, когда летун пикировал вниз, не удавалось прислоняться, и приходилось всеми силами держаться за приспособление. Слезы не успевали скатиться по щекам — они улетали. Но, что понравилось ей, это был настоящий драйв и адреналин. Она даже не замечала, как от переизбытка давления, на верхнюю губу скатывается горячая струйка, и сразу замораживается. Со временем Марина приспособилась к полету и даже поняла, как сидеть при поворотах, пикировании, взлетах вверх, прямых полетах и кульбитах. И уже не боялась высовываться навстречу ветру, правда, щурясь при этом, испытывая боль в глазах и страдая от слез. Но на лице застыла улыбка, и иногда прорезался смех и восторженные крики. Вскоре дракон резко спикировал вниз, а около земли остановился и легко приземлился, сильно тряхнув головой и рыкнув. Девушка сидела в седле и покачивалась из стороны в сторону, прикрывая веки. Ноги до сих пор сжимали бока летуна, а руки держались за седло. Голова гудела и кружилась, на нее словно что-то давило. На губе ощущалось тепло, в животе — комок. Дышать оказалось тяжело, но ее приветствовали овациями.

Наконец Марина «вернулась» в общество. Осмотрев округу, девушка слабо улыбнулась, удивившись про себя, что она еще жива. И только попыталась убрать руки с седла, как левая ладонь осталась намертво держаться. «Ну вот опять…», — сокрушенно подумала она. Заметив ее замешательство и парализованное запястье, учитель и Ирина побежали помогать. Но девушка осторожно и уверенно отцепляла один палец за другим. Потом, минуту тужившись и пытаясь посжимать ладонь, все пришло в порядок. Марина спешилась, и, пошатываясь, перебирая ногами, поплелась в сторону школы, но не удержалась и упала прямо в снег.

— — Эй, все нормально? — обеспокоенно спросила Ира, помогая подняться. — И что это сейчас было с твоей рукой?!

— — Ничего. Это из-за автомобильной аварии и полома, — устало ответила девушка.

— — Почему не сказала мне об этом?! — рассердилась подруга.

— — Ей нужно отдохнуть, — остановил ее учитель.

Ира заткнулась, и пошла вместе с Мариной, поддерживая ту. На дракона стали надевать цепи и ошейник, как он вдруг пронзительно заревел, так что у девушки вдруг внутри что-то щелкнуло и она обернулась, закричав:

— — Нет! Не надо!

Она собралась уже было бежать к нему, но ее вовремя остановила подруга, удивленно спрося:

— — Да что с тобой?!

Подбежал учитель, обеими руками схватил ее лицо и пристально посмотрел в глаза, что даже она перестала вырываться.

— — Успокойся, — сказал он примирительным голосом. — Такое бывает. Драконы устанавливают связь с тем, кто сидел на нем, и когда больно самим драконам — заколдованные начинают тоже ощущать эту боль и пытаются спасти его, чтобы спасти и себя. Это один из способов защиты этих существ. Попробуй отрезать эту нить, и тебе сазу станет легче, — он отпустил ее, и Марина посмотрела дракону в большие, карие глаза с кошачьим зрачком. Его было так жаль! Она чувствовала ответственность за этого существа, но понимала, что это чары. Поэтому нащупала связь и прошептала заклинание разрыва. Дракон взвыл и встал на дыбы, размахивая огромными крыльями, но его тут же вернули на землю. А Марина в это же мгновение схватилась за голову. Ощущения были ужасными. В мозгу словно что-то лопнуло, и разлилось горячим. Но это продолжалось несколько мгновений. Девушка глянула себе под ноги и увидела кали крови, проделывающие углубления в снегу. А еще она осознала, что сидит на коленях. Кровь не хотела останавливаться, все капая и капая на белоснежный снег.

Марина подняла валяющуюся справа шапку, утерла рукавом нос и встала. Ее вдруг понесло влево, но она успела остановиться, широко расставив ноги.

— — Ну все. Хватит приключений. Ирина, уведи Марину в ее комнату, — скомандовал учитель.

Девушка наклонилась, умылась холодным снегом, который моментально растаял на лице, и поплелась вместе с подругой в общежитие. В глазах мутнело, но Марина понимала, что нельзя падать в обморок.

Когда они добрались до общаги, ловя на себе удивленные взгляды прохожих, девушка пошла в туалет умыться. Вместе с водой уплывала ее кровь, щедро окрашивая в красный. Марина высморкалась — тоже кровью. А та все шла и шла, непрекращаясь. Девушка посмотрела на себя в зеркало над раковиной. Жуткий вид. Белки глаз испещрены красными прожилками, губы потресканы вдрызг, стоит ими пошевелить — начинают кровоточить. Марина глянула в зеркале на Ирину, прислонившуюся к косяку двери и скрестившую руки на груди. Подруга испуганно и сочувственно глядела на нее.

— — Пойдем, — хрипло произнесла девушка, повернувшись к Ирке.

— — Ты просто ужасно выглядишь, — посочувствовала та. И попыталась пошутить. — Хорошо, что это не со мной произошло…

Марина хмыкнула. И пошла в комнату. Слабым движением руки нашла выключатель на стенке, проплелась до кровати и без сил рухнула на нее.

— — Тебе что-нибудь нужно? — тихо спросила Ира, оставаясь на пороге.

— — Неееет, — промямлила девушка, валяясь на животе.

— — Тогда я пойду.

Марина не ответила. Подруга ушла, выключив свет. И вместе с этим щелчком она провалилась в глубокий сон.

 

 

 

 

 

 

* * *

 

Два часа ночи пятьдесят шесть минут. Резкая боль в спине заставила разлепить глаза и подняться в постели. «Опять та же боль. Она же вроде закончилась? После того, как у меня прорезались крылья?» — измученно подумала Марина, сидя на кровати. И только сейчас она осознала, что тот порез на одежде до сих пор остался, а на простыне красовалось пятно крови. Девушка сняла с себя ночную майку, полюбовалась на два пореза. Потом подошла к зеркалу, повернулась спиной и через плечо глянула на характерные два рубца, находящихся рядом друг с другом около лопаток. Потом боль стала сильнее. Марина решила пока не зашивать майку. Одела ее, укуталась в одеяло, и вышла на крышу прямо как в прошедшую ночь. Холодный воздух ударил в нос, хорошенько бодря.

Лопатки словно сами собой шевельнулись вместе с чем-то еще…

Боль снова пронзила все тело…

И едва зажившие рубцы снова раскрылись, выпуская белые крылья, уже меньше испачканные кровью. Марина недоуменно уставилась на это чудо. Шевелить стало легче, боли почти не было, не то, что в тот раз. Но полететь она не решалась. Высота ее пугала с самого детства. Да еще не понимала, как выжила, когда летала на драконе! Это существо забирало ужасно высоко!

Марина, поразмышляв немного, подошла к краю крыши, глянула вниз и сразу отшатнулась. Даже голова закружилась. Глубоко вздохнув, она снова подошла к краю, закрыла глаза… и шагнула. Крылья набрали ветра и понесли девушку вверх. Махать оказалось тяжеловато, мышцы напрягались, но она уверенно летела вверх, пытаясь себя успокоить.

Полетав полчаса над городом, девушка приземлилась на одну из крыш. Посмотрела на необыкновенно красивое небо, усыпанное любопытными звездами, и стала думать, куда бы ей слетать. Азарт полета уничтожил все страхи высоты и боязни падения. «Надо бы на поле», — решила она, наконец. И, немного разбежавшись по крыше, широко взмахнула крыльями, помчавшись вдаль, то беря высоко, то резко снижаясь, то набирая немыслимую скорость, от которой ныли мышцы спины. Прошло где-то пятнадцать минут, прежде чем дома окончились, и показался белый пейзаж памятного поля. Ветер по-прежнему здесь гуляет, гоняя тучи и сметая иногда только что легший снег, творя небольшие бури при этом. Марина не стала опускаться прямо на снег, ведь из-за этого можно заболеть. Но она летала над полем, почти касаясь снега.

Внезапно, вихрь снежка закружил около нее, и девушка остановилась, по-прежнему махая крыльями. Стало холодно. И тут зазвучала красивая мелодия, но не та, которую она пела в первый раз, уже другая. Но тоже завораживающая. Марина решила спеть. Голос поплыл по полю, словно река, растекающаяся куда можно. Ветер подхватил красивую мелодию, и понес вдаль. Вихрь долбил по коже, заставляя иногда стучать зубами от холода, но девушка не останавливалась. Магия песен ей очень нравилась, и она пела, как можно красивее, вспоминая все звуки, переливания и тому подобное. Пела она очень долго, не останавливаясь. Но холод все-таки взял свое, и заставил окончить песню. Вместе с концом, упал и вихрь, круживший около нее.

Марина взлетела чуть выше. Небо посветлело. «Сколько я уже летаю?!», — ужаснулась девушка, вспомнив прошлую ночь. Как рассвет сжег ее крылья. Вдруг это снова случится? И она полетела обратно что есть сил, постоянно оборачиваясь, потому что в горизонте уже появлялись встречать первые лучики.

Из двухэтажного дома вышла компания людей, пошатывающихся, и явно пьяных. Она шли в обнимку, и пели какую-то песню, смысла слов которой, девушка не поняла. Да и самих слов. Крайний человек свободной рукой размахивал наполовину полной бутылкой, горланя в небо эту самую песню. «Черт, он может меня заметить!», — тревожно подумала Марина, выглядывая из-за трубы. Рассвет все рос…

И тут она решилась. Подпрыгнув что есть мочи, бесшумно взлетела, беря как можно выше. Лучи окрашивают небо в голубо-розоватый цвет… достают до крыльев…

Вон крыша общаги, а на ней кинутое одеяло! Перья начинают гореть, обугливаясь и опадая. Еще немного… есть. Девушка шагнула дальше от края, повернулась на рассвет… и солнце пролило на нее весь свой свет. Крылья сзади сгорели и под ногами остались черные «угольки» когда-то белых перьев. Это случалось уже прошлой ночью. И случилось снова. Но почему крылья появляются только ночью? Странно…

Марина подняла свое одеяло, отряхнула и покачала головой. Просырело. «Дура! Ну почему до тебя не дошло занести его в комнату, и потом уже летать сколько вздумается, или хотя бы взять с собой в полет, ведь ты замерзла!», — поругала она себя, критически глядя на одеяло, и преодолевая порыв завернуться в него и уползти в комнату. Девушка свернула его и пошла к себе. Потом развернула на полу, стащила простыню и поглядела на пятна. «Постирать что-ли… а вдруг услышат и заметят?», — подумала она, и решила воспользоваться магией. Немного поразмышляв над подходящим заклинанием, она вывела-таки пятна. «А магия, это неплохо, однако», — проскользнула мысль.

Пока она возилась с постелью, на улице уже изрядно посветлело. Марина посмотрела на часы. Шесть сорок две. Ну что ж, можно и поспать! Покопалась в шкафах, напялила свитер, теплые штаны и носки, и завалилась.

 

 

* * *

 

Вот только долго спать не улыбнулось. Прозвенел противный будильник, что даже захотелось его взять и бросить в дальнюю стенку, и пришлось вставать, хоть только-только уснула. За дверью уже слышалось шарканье тапочек сверстников, сонные голоса, что-то невнятное промямлившие. Марина оделась в «домашнюю» одежду, пошла умываться. Потом оделась в школьное, расчесала неподдающиеся волосы, взяла сумку с учебниками, тетрадками и пеналом, оправилась к Ирине.

Постучала в дверь. Из комнаты послышалось недовольное мычание. Потом в замке щелкнуло, и на пороге появилась сама подружка в пижаме, вся сонная и совершенно неготовая.

— — Ира, ты не пойдешь в школу? Тебя же вроде выписали, — недоуменно уставилась на нее Марина. — Или тебе продлили?

— — Продлили, — тяжело проговорила та.

— — Правда?! — удивилась девушка.

— — Нет, — покачала головой подруга. — Хотя я бы была счастлива этому. Так…хочется еще маленько поспааать! Но мне нужно вставать.

— — Так чего ты тут мне мозги полощешь-то? — спросила Марина. — Ты идешь или нет?

— — Нет.

— — Нет?

— — Да иду я, иду, — проворчала Ира, и поплелась в ванную, деловито шаркая тапочками. — Ты меня ждешь!

— — Жду, жду.

Ждать ее пришлось долго. Та долго умывалась, возилась с косметикой, одеждой. В итоге они чуть не опоздали на первый урок. А первый урок — мифология.

На мифологии они подробно изучали драконов, от чего Марине стало не по себе. Но этот урок прошел, словно камень спал с души. Из кабинета они вышли последними, так как Ирина не отошла еще от сладкого сна и долго собирала учебники, с полузакрытыми глазами. После чего так же долго извинялась. В коридоре на Марину обратил свой взгляд Дима, ее одноклассник, да еще и любитель кого-то побить.

— — Эй, пострадавшая! — окликнул он ее. — Как полет на драконе?

— — Нормально. Жива, как видишь, осталась. И без каких-либо повреждений. А тебе чего? — наигранно весело ответила та.

— — Да так. Ничего. Просто… как бы чую я в тебе силу, сродни мне. И противоположную мне, но в гораздо меньшем количестве. И это почему-то меня раздражает, — загадочно закончил он, рассматривая девушку с ног до головы. Марина поняла этот взгляд. Он будет бить. Но почему?

И вправду, на нее напали. От кулака она увернулась, успев при этом оттолкнуть Иру. Та побежала за учителем магии, а девушка уже вошла в бой. Второй удар она перехватила и одновременно ударила его в лицо другой рукой. Но у этого негодяя припаслись дружки, которые тоже напали. Одному она посмотрела в глаза, и тут же его взор заполонила тьма.

— — Аааа! Мои глаза! — орал он, отходя к стене и закрывая лицо ладонями. — Я ничего не вижу! Одна тьма!

— — Тьма? — отвлеклась Марина, вспоминая, как тоже ослепла. И это отвлечение стало ошибкой.

Бамс! Такое ошущение, что челюсть раздробили, свет в коридоре потух, а потом вновь появился резкой вспышкой. В голове гудит. Девушка сфокусировала взгляд на Диме, и втором из его сподручных.

— — Сальквиер! — выкрикнула она, выставляя правую руку вперед на Диму. Тот отлетел, больно упав на пол. Второй оказался ловчее и внимательнее. Он пресек следующую атаку Марины, сам ударив заклинанием, которое воздействует очень сильным давлением, заставляя врага корчится. Но девушка поставила щит, с которым у нее не получалось, из-за которого ее-то и определили на полет. «Черт! Сколько же в нем силы!», — прошипела про себя она, сидя на одном колене и сдерживая натиск. В это время Дима очнулся, встал на ноги и тоже ударил. И этого удара Марина не выдержала. Она резко развела руки в стороны, и ее отшвырнуло. «Никак… не встать…», — подумала она с явным разочарованием, и тут же подумав, что все-таки хорошо, что их обучают боевой волшбе. Вот и пригодилась.

Над девушкой появился силуэт Димы, собирающегося ботинком вдарить в морду. Но тут у Марины в голове что-то щелкнуло, и ярость жуткой силой вскипела в мозгу, мысль одна — не сдаться! Вдарить хорошенько в его личико еще разок, чтоб не рыпался больше! И она ударила. Правой ногой прямо между его ног. Тот скорчился, поднял ее за грудки над полом, но Марина коленом врезала в живот, а потом еще и в нос, только не успела увернуться и тоже получила в щеку покасательно, но больно. Дима резко перевернулся, и с размахом попытался ударить ее ногой, но Девушка пригнулась и врезала в стоящую ногу. Тот упал, но быстро вскочил, и с ненавистью стал наносить удары левой. Марина не успевала защищаться, он был очень быстр. Помогали только щиты.

И тут она услышала тихую песню. Но и это отвлечение стало еще одной ошибкой. Ее повалили на пол, закрепили руки, и стали наносить удары по лицу. Ноги беспомощно двигались, пытаясь хоть что-то сделать, но вес и сила Дмитрия не давали этого.

— — Коэрилл! — прохрипела она, и на противника обрушился поток тьмы. Чистой тьмы. Из неоткуда. Это вообще призыв родной силы, но чаще заклинание обращается в удар, а не силу. Дима повалился в сторону, стоная от боли.

— — Марина! — прокричала Ира, подбежав к ней с кружившимися вокруг нее листьями. — Что это сейчас было?!

— — Марина, я требую объяснений! — резким голосом сказал учитель.

— — Он на меня напал. Я стала отбиваться, — объяснила она, вытирая кровь с разбитой губы.

— — Но почему он на вас напал?!

— — Не знаю. Сказал, что чувствует во мне силу, похожую на его, и чувствует противоположную силу. Ему это видите-ли не понравилось.

— — Это правда! Я сама все видела, я не стану лгать! — согласилась Ира, все еще тихо поя песню и не отпуская листья.

— — Ладно. Зайдите ко мне в кабинет, Марина, для выяснения, — сказал учитель, и двинулся обратно по коридору.

Девушка пошла за ним.

— — На урок можете не идти, вы и так пропустили много, — сообщил учитель, садясь за стол. — Итак…

— — Я уже все сказала, — ответила она. — И сама не поняла, почему он напал на меня. Это же глупо! А я стала отбиваться, как могла.

— — Ну, на его счет я подозреваю, причину.

— — Какую же?

— — Он может быть темным.

— — Темным? Кто это такой?

— — Повествование затянется надолго, поэтому я дам вам одну книгу, в ней все написано, — и он отправился за дверь, находящуюся около кафедры. — Вот, держи. Читай вот здесь.

Марина с подозрительностью взяла книгу, прочла тот абзац, где указано. И пришла к удивлению:

— — Война Света и Тьмы? Ангелы и темные? Тень? — поражалась она. — Это по большему счету похоже на сказку!

— — Может быть, но это так. В нашем мире уже смерились с этим. И всех Теней отправляли в нашу школу учиться.

— — Чему их обучают и кто? — не отступала она.

— — Ну, скажем, у нас есть учитель, который обучает Теней. А обучаются они как противостоять ангелам и темным, совершенствуют свои навыки и тому подобное. Я всего не знаю, я ведь не учитель этого рода. После первого года, я не ваш учитель.

— — Ничего себе…

— — В нашей школе также могут обучаться как и воины света, так и воины тьмы, и они даже не подозревают об этом. У меня подозрения, что Дмитрий — темный. Поэтому он и напал на вас. Может он думает, что вы — ангел? Темные и ангелы сражаются до смерти, они ненавидят друг друга. Но… он сказал, что чувствует в вас схожую с его силу, то есть — тьму. Но… почему он тогда напал? Если, согласно его чувствам, в вас тоже тьма? Я понимаю, если свет, то ясна причина. Но ведь увидел тьму.

— — Э-э… не только тьму, — перебила девушка. — Он сказал, что чувствует еще и противоположную силу. То есть, если он — темный, то противоположная сила — это свет. Тогда кто я? Темная или ангел? И из-за чего все-таки он напал на меня? С себе подобным он бы так не поступил, верно?

— — Конечно. Это и странно. У меня есть версия…но вряд ли она верна.

— — Какая?

— — Может вы — Тень? Ведь Тени сочетают в себе и свет и тьму, но эти силы действуют в разное время, и противоположно. То есть, если ночь — период тьмы, а день — света, то у Теней все наоборот. Свет действует ночью, а тьма — днем. К тому же я видел, как вы обрушили на него поток тьмы. Именно тьмы. В чистом виде. А ведь сейчас день. Об этом стоит задуматься. Я буду наблюдать за вами, а вы — сообщать все изменения в себе. Кстати, что-нибудь произошло, о чем я не знаю?

— — Эм-м… — замялась Марина. — Ночью у меня вырастают крылья. Белые. А потом рассвет их сжигает. Светом. И, тогда, когда я билась с Димой… он же не один напал на меня. С другом. Его я ослепила. Тьмой. Когда меня нашла одна из ваших искателей, то та самая вспышка, которую она уловила, стала причиной временной потери зрения. Я ослепла. В глазах стояла полная тьма. Ни зрачка, ни радужки, ни белков. Прямо как у друга Димы. Но его ослепила я, а у самой это произошло случайно. Я упала тогда.

— — Ясно, — сказал учитель, немного подумав и переварив полученную информацию. — Ты тоже тогда наколдовала, но из соображений неопытности. Ты ослепила сама себя. А в недавнем случае — своего врага. Потому что научилась колдовать.

— — Значит, я умею ослеплять тьмой.

— — А эта слепота надолго?

— — Нет. Вскоре зрение к нему вернется.

— — Ага. Что мы имеем? Ночью у тебя появляются крылья, свойственные ангелам, а днем ты имеешь силу тьмы, так как в битве ты использовала именно ее. Даже сам Дмитрий ощутил в тебе эти две силы, что ему и не понравилось. Все ангелы и темные убивают не только друг друга, но и охотятся на Тень. Потому что только она может их уравновесить, а им этого не нужно, ведь они воюют, чтобы доказать, кто сильнее, а Тень им только мешает. Дмитрий пытался убить тебя, я думаю, потому что почуял неладное. У воинов этих сил заложено внутри убивать Тень и противоположного себе воина. Он, скорее всего, пытался убить тебя, потому что ты не ангел, а Тень. Так как увидел в тебе и Свет и Тьму. Из этого вывода я предполагаю, что ты все-таки Тень. Симптомов, указывающих на это слишком много. А крылья сжигаются из-за того, что с рассветом ты обретаешь силу тьмы, а свет уходит из тебя, так как существует только ночью. Белые крылья символизируют ангела. Тень сочетает в себе и темного и ангела, только ангел — ночью, а темный — днем.

— — Ух ты! Сложновато будет это осознать.

— — Да… — учитель изменил выражение лица на грусть.

— — Что? — заметила это Марина.

— — Просто, как ты вычитала, все Тени уходят. Таким образом, они приносят себя в жертву, чтобы уравновесить Тьму и Свет, и на время предотвратить Войну. Другого выхода нет. Потому что жители сего мира не хотят выносить Войну, и из-за этого могут поймать Тень, и принести ее в жертву, если она не явится в Святилище. Мне очень жаль, Марина. Ведь ты так молода!

— — И…и что же мне делать?! — испугалась девушка.

— — Придется выучиться на Тень и принести себя в жертву. Обычно все Тени появлялись в нашем мире, но не в вашем. Значит, предыдущая Тень посчитала именно тебя достойной нести это бремя.

— — Но я… я не хочу! — воскликнула Марина. — Я не имею к вашему миру ни малейшего отношения! Мне просто нужно было выучиться здесь, как остальным, и вернуться домой, как и все!

— — Я ничего не могу поделать. Судьба решила так. Но советую никому не рассказывать кто вы, потому что кто-то из ваших сверстников может оказаться одним из воинов, к примеру, Дима. И они попытаются убить тебя. Как бы вы не дружили. Не говорите это даже Ирине, потому что она может проговориться, или у нее это выудят угрозой. Молчи до победного, как говорится.

— — Хорошо, — грустно отозвалась девушка.

— — Ну что ж… я поздравляю тебя! — внезапно, весело сказал учитель.

— — С чем? — вяло спросила она.

— — С тем, что мы выявили, кто ты есть, и знаем чему ты будешь обучаться!

— — Да… отличное поздравление. Мне придется готовиться умереть.

— — Не волнуйся. После первого года и экзаменов, ты познакомишься со своим учителем.

— — А кто он?

— — Не имею права говорить об этом. Он сам просил.

— — Жаль. И все равно. Хоть с учителем, хоть без, понимание, что мне так или иначе придется умереть, не веселит совершенно.

— — Ну, я надеюсь, что ты найдешь, что-нибудь веселое в этот «остаток» жизни. Извини, что так выразился.

— — Ничего. Чего уж говорить. Что есть, то есть.

— — Учитель твой будущий приятный человек. Думаю, с ним тебе не будет так печально. Он выучил четыре Тени, у него есть опыт.

— — А какая по счету я? — поинтересовалась Марина.

— — Седьмая, — гордо ответил учитель. — Счастливое число. Так же, как и в вашем мире.

— — Хоть какое-то утешение, — безнадежным тоном проговорила девушка. — Значит, без учителя были три первых Тени. Я буду седьмая. И пятая у своего учителя.

— — Верно. Он тебе все расскажет подробнее на втором году. Вы будете изучать Воинов, и тому подобное.

Помолчали.

— — Ладно. Удачи на следующий год, и удачи хорошо закончить этот год, и сдать экзамены. Сейчас ведь только зима. А мы уже выявили твою специальность. Вы, я полагаю, уже летали?

— — Верно. Я пойду? Скоро следующий урок.

— — Да, конечно. О пропущенном занятии я все улажу. Идите.

  • Война с мертвыми / Блокнот Птицелова. Моя маленькая война / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Помню. / Помню / Ситчихина Валентина Владимировна
  • Розділ 1 / Надія є / Христич Олка
  • Монисты / Жемчужные нити / Курмакаева Анна
  • Глава 3. / Скиталец / Данилов Сергей
  • Волшебный свет - Легкое Дыхание / Лонгмоб - Лоскутья миров - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Сезон нелюбви / Из души / Лешуков Александр
  • #7 / Сессия #2. Семинар "Аннотация" / Клуб романистов
  • Затопленный город... / Легенда... / Муравьёва Екатерина
  • Чудеса относительности / Русаков Олег
  • новый год / Новый год / Васильев Данила Владимирович

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль