Глава 13 - Тайный Совет

0.00
 
Глава 13 - Тайный Совет

Вистан одним из первых достиг конца прохода, освещенного факелами. За дубовой дверью, створки которой открыли ящеры в красных рубахах и штанах, находился тот самый зал, где жрецы втайне от ордынцев собирали приехавших командиров Сопротивления на различные секретные совещания. Сложенные из крупных блоков стены веяли не сыростью, хотя были покрыты легкой испариной, а теплом и комфортом подземного жилища. В зале, вокруг центрального очага — мегарона — прислуга заканчивала расставлять удобные стулья, оббитые мягкой тканью. Большинство приглашенных прибыли из отдаленных частей Арагона по первому зову Верховного Жреца, а некоторые проделали путь в сотни лиг, о чем свидетельствовала грязная обувь и изношенная одежда. Не теряя драгоценного времени, гости рассаживались по местам, но те, кто был одет в легкие летние плащи с капюшонами, не спешили с ними расставаться.

Помещение совета раньше служило комнатой для старших жрецов, где они в одиночестве размышляли над устройством мира и познания сути Богов. Преследования религии арагонцев Великой Ордой заставило жречество искать для себя тайные залы, где было бы более безопасно проводить встречи, а потом здесь появились и повстанцы. Достаточно повесить разноцветные ковры на стены, сделать вытяжку для дыма от мегарона и зал стал полностью пригоден для сборов нужных людей.

Сегодня было особое вече, которое готовилось в течение нескольких последних лет.

Через противоположную деревянную дверь в зал маршем вошли особые гвардейцы — те же таркшьи, только одетые в железные доспехи и шлемы, по форме облегающие их опасные клювы. Они разместились возле дверей и возвышенности из красного кирпича, обложенного фаянсовой плиткой. На этой возвышенности около пяти футов высотой стояло кресло с подлокотниками из красного дерева, подпираемые золотыми статуями кошек. Это трон Верховного жреца. Подле трона стояло еще пять простых кресел.

Зала быстро наполнялась людом, однако душно не становилось. Вистан и маркиз присели недалеко от мест жрецов храма. Пока антро-конь задумчиво глядел на прибывавших, юный ящер не сидел на месте. Он нашел Этельстана, беседующего с другими военачальниками в углу. Рыцарь любезно улыбнулся, и, удостоверившись, что ящер нашел себе место, да еще недалеко от почетных мест служителей Богов, посоветовал Вистану ждать начало заседания, начинающегося с минуты на минуту.

Не успел Вистан коснуться стула, как в зал вошел ящер-подросток с золотым колокольчиком в руке. Он ясно и четко огласил:

— Господа, Верховный Жрец идет! Займите свои места, пожалуйста!

И мелкими шажками удалился из помещения.

Стражники, словно неподвижные бронзовые статуи, доспехи коих отражали багровый блеск огня в мегароне, беспристрастно смотрели в пространство. Гвардейцы без доспехов последними вошли в зал, заперли за собой главную дверь, по которой шли приглашенные на вече. Старший стражник стал позади маркиза, сложив на широкой груди мускулистые руки, оканчивающиеся острыми когтями. Роша и Вистан понимающе переглянулись. Вистан удивился, как же ашвин подчинил себе это сильное и горячее нравом существо.

Восемьдесят стульев были быстро заняты. Пестрое разнообразие гостей кольцом окружило мегарон и каждый из них с суровыми лицами, полные серьезности, ждали жрецов. Пока пустовали только кресла священнослужителей и трон духовного владыки Скалы.

Наконец ударил горн, гвардейцы встали на караул и в залу, в священной торжественности, медленно переступая на лапах, вошли пять жрецов. Облаченные в простые льняные передники и легкие туники, престарелые служители Создателей последовали к своим местам. Гости дружно встали и отвесили глубокие поклоны. Жрецы легонько покивали головами и возобновили торжественный ход. Как только они сели в кресла и сложили на груди худые лапы, в помещение влетели две тонконогие ящерки, полностью голые и не стесняющиеся своей прекрасной наготы. Танцовщицы пропорхали вокруг самого мегарона, грациозно двигая ножками и в такт хлопая в ладоши. Музыкального сопровождения не было. Юные ящерки обходились без нее, продолжая грациозно хлопать и прыгать, словно лани. Гости с удовольствием облокотились на спинки сидений, взирая на красивых девушек, игриво помахивающих хвостиками. Танец состоял из кольцевых движений и постоянно ускорялся, позже гости заметили, что на синеватых телах ящерок были нарисованы татуировки из тончайших красных и черных линий. Чем быстрей двигались юные танцовщицы, тем четче вырисовывались рисунки на их телах, взаимно дополняя друг друга. Подпрыгивая, качая бедрами, ящерки соприкасались телами друг дружки. Из узоров на их коже начал появляться дракон, кружащий вокруг гостей, словно стремясь умчаться в небесную сферу, туда, где живут легендарные золотые фениксы и куда постоянно направлены мысли звездочетов Востока. Дракон прыгал, извивался, его грива — волосы-дреды двух ящерок — разлеталась в стороны, чуть-чуть затрагивая края одежды гостей, создавая потрясающий эффект своего иллюзорного присутствия.

Прибывшие арагонцы и дальние странники, молчаливые гвардейцы, всегда отрешенные, восхищенно загудели, захлопали в ладоши. Черно-красный дракон сделал еще один виток по залу и исчез под сдержанные одобрения в полутьму углов. Потом оттуда вынырнули танцовщицы, мерно и плавно двигая руками и притоптывая босыми ножками. Блеснув томными глазами, они, как легкий ветер в горах, унеслись прочь из виду, заливаясь смехом.

— Вы получили отдых для глаз и души, теперь же да начнется Совет! — громко сказал жрец, сидевший ближе всех к трону Верховного служителя.

Снова ударил гонг, жрецы встали со своих мест, встали и гости. Командир орлов-таркшьи гулко ударил древком алебарды о каменные плиты зала и парадная дверь отворилась.

В проеме дверей показался старый, высушенный донельзя ящер с потрескавшейся, выцветшей кожей. Его узкие бедра покрывала звериная перевязь, а через слабые плечи перекинули фиолетовую мантию, подобно сенаторам Загорья, но эта мантия закрывала только спину.

Таким предстал перед всеми Верховный Жрец Сенеб.

Старый ящер медленно двинулся по залу, кивая каждому головой, а кому-то пожимая руку. Сенеб, как и все Верховные Жрецы Арагона, не имел знаков отличия, ни посоха, ни какого-либо жезла из злата или серебра. Только пару золотых колец унизывали его костлявые пальцы, а кисти рук покрывали металлические пластины. Глаза Сенеба светились мудростью, в них еще был тот юношеский огонек, который двигает всеми молодыми сердцами. Жрец был стар телом, но его душа наполнилась глубокой мудростью.

Пятеро жрецов дали низкий поклон Сенебу как своему главе. Главный служитель знаком приказал жрецам сесть, а сам повернулся к кругу приглашенных гостей. Он долго всматривался в лица, как бы припоминая каждого, читая его душу в глазах и спрашивая их о высокой цели приезда сюда. Сенеб остановил свой пронзающий столетний взгляд на Вистане и Роше, однако лицо жреца оставалось бесстрастным.

Наконец Сенеб произнес:

— Ваши лица тревожны и сумрачны. И ваши сердца тяжелы. Сегодня мы должны решить наше общее будущее, какие бы события не омрачали нас. Мне пришлось прервать молитвы нашим Создателям, — жрец поднял худые руки кверху, — дабы прийти на собрание и просить у вас, храбрых витязей, совета. Хмурые дни ждут нас, Орда наращивает свои лиходейские силы, а мы еще слабы.

Сенеб повернулся и, взойдя на трон, продолжал:

— Здесь присутствуют лучшие воины, ученые и звероловы Арагона, а также те, кто внял нашему зову извне. Вы любите свободу и готовы отдать за нее свою жизнь. Увы, наши предки отдали нам в наследство страну, захваченную кочевниками. Я прожил в ней двести пятьдесят четыре года, я видал все зверства ордынцев над Арагоном, но увиденные ужасы не помогли мне решиться выступить открыто…

Воздух звенел в помещении. Гости внимательно слушали речь Сенеба и по ее ходу удивлялись, но не разочаровывались в искренних словах Верховного Жреца.

— Да, дети мои. Я боялся. В молодости, когда ты силен, гибок и полон сил, то боишься все это потерять. Меня сковывал страх всякий раз, когда рядом со мной проезжал верхом или пеше вооруженный до зубов ордынец. Теперь же я силен духом, но слаб телом. Вы — молодые витязи, облаченные в шкуры гидр и василисков — должны стать движущей силой Восстания. Враг будет повержен вами — молодыми, сильными, храбрыми сыновьями Арагона и запредельных стран, над которыми навис рок порабощения.

Верховный Жрец с едва заметной улыбкой посмотрел на Рошу, потом на Вистана и продолжил:

— Однако прежде чем сообщить вам о небывалых вещах, которые произошли недавно, Совет и жрецы хотят узнать, как идут дела в Загорье, удались ли зловредные планы Великой Орды и сражаются ли люди с нашим общим врагом.

Из сидящих кругом повстанцев встал бородатый мужчина с проседью в волосах, он низко поклонился жрецам и остальным гостям.

— Меня зовут Зипфель, сын Отрона, рыцарь Загорья.

— Рассказывай, — нетерпеливо и требовательно прикрикнул Сенеб.

— Братья, я две недели напролет скакал сюда, претерпевая нужду и порой недостаток пищи. Мне пришлось преодолеть Скалистые горы, чтобы сократить путь и не идти вдоль морского побережья, где полным полно гарнизонов Орды и банд корсаров. Воспользоваться проходом через Зеленое княжество я не смог, оно по-прежнему блокировано крупными силами ордынцев. Поэтому в горах, разделяющие Загорье и Арагон, я встретился с горцами, они помогли мне пройти крутые перевалы, дав хорошего проводника.

Зипфеля прервал один из младших жрецов.

— Славный муж человеческий, тебе известно, что горцы — зверяне не выполнили Кровной Клятвы шесть столетий назад? И царь Арагона, в осажденном Аршане, проклял их за то, что наши горные сородичи не пришли на помощь, когда она так была нужна.

— Да, я знаю, — кивнул загорянин, — для некоторых из вас горцы — страшные предатели, но я считаю, что они искупили свой проступок, сражаясь с Ордой и терпя такое же насилие, как и мы все. Старейшина племени, у которого я отдохнул и набрался сил, чтобы спуститься с гор, не дает покоя гарнизонам степняков, преследуя их всюду. Разве можно вспоминать то, что было в древние времена? Разве сейчас так важно, кто исполнил Кровную Клятву, а кто нет? Царской династии владык Аршана больше не существует! Горцы готовы драть за Арагон!

Верховный Жрец поднял руку.

— Это хорошая новость, однако, мы желаем перейти к державе людей.

Зипфель некоторое время молчал, затем вздохнул и его голос стал надломанным.

— Увы, братья, увы. Я также принес вам плохие вести. Белый Град пал! Орда штурмом завладела городом.

— Как?! — воскликнул Сенеб.

— Не может быть! — по залу прокатился гул голосов.

Затем Верховный Жрец прищурил глаза.

— Мы желаем знать подробности осады.

— Ну что ж, я вам все расскажу, — муж провел ладонью по лбу, вытирая испарину, — Война к нам пришла неожиданно, Великий Князь не успел собрать все войско, поэтому он был разгромлен при появлении конницы Орды, налетевший внезапно посреди ночи. Остатки отрядов вместе с Князем заперлись в Белом Граде и держались два месяца.

— И? — прохрипел Сенеб. — Я знаю, что стены Белого Града невозможно пробить, сломать, срыть, под ними нельзя сделать подкоп — настолько глубоко уходит их основание в землю, ворота столицы Загорья были отлиты из чугуна, скрепленные стальными балками. Что может протаранить их?

— Вы все верно подметили, мудрый Сенеб. — ответил Зипфель. — Стены пробить нельзя, но ворота, не смотря на их крепость, были единственным ключом к обороне города. Враг поставил требюшеты напротив них и стрелял и днем, и ночью, не ведая усталости. Когда ворота дали трещину, ордынцы приволокли исполинский таран и упорно били в них. Чугун ворот, отлитый давным-давно, не выдержал…

Рыцарь глубоко вздохнул, и чувствовалось в этом глубокое отчаяние и тоска.

— Мы, защитники Белого Града, укрепляли каждую улицу, возводя баррикады, копая траншеи, перекрывая свободное пространство всем, чем только можно. Увы, храбрости оказалось недостаточно, чтобы удержать нашу легенду и гордость. Врагов было слишком много, а среди защитников гуляли голод и болезни. Я и несколько отрядов пробились из города, отходя на север. Там объявились остальные князья, не пожелавшие биться с врагом сначала. Они попытались собрать новую дружину и дать решающий бой, поражение их настигло быстро из-за их надменности и несогласованности на поле боя.

— Орда двигается дальше по Загорью? — спросил Верховный Жрец.

— Единственная наша отрада, что упорной обороной городов и крепостей мы подточили силы противника. Половина Загорья все еще в руках людей! — закончил Зипфель и сел обратно, омраченный воспоминаниями.

— Зипфель, эта новость опечалила меня, — грустно повел Сенеб. — Поистине, сейчас ты вестник ужаса. Белый Град пал, но Орда не захватила вашу страну полностью. Повторить то, что случилось в Арагоне, Хан уже не сможет: не те силы и у него сейчас нет драконов!

Общий вздох облегчения послышался в зале. Зверяне расслабились и подперли морды лапами. Люди — потомки имперцев — натянули капюшоны и отвернулись…

— О, Великие Боги, — встал с места и подошел ближе к камням мегарона Этельстан, — куда делись те времена, когда конница людей громила врага, куда убежали дни могущества Загорья? — голос человека надрывался, по грубым щекам текли слезы. — Вот что делает власть и богатство — они развращают, и могучие армии вмиг превращаются в хлипкий сброд. Империя людей стала жертвой собственного величия! Отомстим же за Белый Город здесь, в Арагоне!

— Отомстим! — с твердостью в голосе подтвердил Зипфель.

— А потом сравняем столицу Орды со степью, как это они сделали с Аршаном! — вскричал кто-то из людей, потрясая кулаками.

Сенеб поднял руки, наводя тишину на зал.

— Катастрофы в Загорье не случилось, Орда застряла там надолго и это облегчит нашу задачу по захвату укреплений в самом Арагоне. Пускай Хан и его беглер-беи попробуют воевать на несколько фронтов, растягивая свои силы. Зипфель, раз он приобрел дружбу с горцами, вернется к ним и в подарок преподнесет шкатулку с редкими самоцветами, наши горные братья любят блестящие каменья. Также пан Зипфель передаст письмо от Совета с просьбой выступить с нами сообща в назначенный час.

Сенеб перевел дыхание.

— Этельстан, я попрошу тебя принести сюда одну вещь.

Кавалер крутанул усы, подмигнул Верховному Жрецу и под внимательными взглядами всех собравшихся взял у капитана гвардии таркшьи объемный предмет, обернутый в шелк. Этельстан развернул ткань и осторожно положил на мраморный столик богато украшенный фолиант, улыбнувшись Вистану.

— Братья и друзья из дальних стран, — возвысил голос Сенеб, который снова хрипел от волнения. — На этой неделе была найдена легендарная Рубиновая Книга!

Слова, сказанные Верховным Жрецом с подчеркнутой торжественностью, заставили зверян разинуть рты от удивления, а людей и гостей — чужестранцев даже привстать на местах, силясь разглядеть манускрипт.

— А это точно та самая Рубиновая Книга, содержащая в себе все знания зверян, полученные от Богов? — спросил высокий, статный ящер, одетый в звериную шкуру и покрытый красными линиями рисунков от ног до головы.

— Да, она самая! — твердо вымолвил Сенеб. — И нашел ее юноша, который известен в Стиллбогской волости под именем Вистана Ястреболстрела, сын Мальтраверса. Послушаем его рассказ!

О передаче книги жрецам Роша сообщил Вистану перед тайным вече, юноша не был против, это снимало с него большую ответственность как хранителя. Но в глубине души ящер засомневался. Если книгу нашел он, значит, она должна быть рядом с ним всегда и раскрытием ее тайн должен заниматься он, по крайней мере вместе с каким-нибудь хорошим ученым. Оставлять фолиант в Городище, какой бы неприступной была эта крепость — храм, юноша посчитал неразумной затеей. Но он никак не ожидал, что должен будет перед всем Советом сам рассказывать о находке Рубиновой Книги в руинах Аршана, о спуске в Пещеру и о том, что он понял из книги, когда читал ее тайком по вечерам в компании с Ушей. Вистан неуверенно откашлялся, он услышал свой неровный голос, но теплый взгляд ашвина поддержал его. Сам того не ожидая, ящер поведал, как забрел в чащу Стиллбогского леса и в глухомани лесных дебрей нашел Аршан. Во всех подробностях Вистан живописал спуск в Пещеру и все, что там произошло.

— Постойте, юный ящер, постойте, — прервал Вистана пожилой ящер, явно книжник, — Вы хотите сказать, что древний Аршан, тот самый город царей, столько лет лежал у нас вот здесь, — ученый тыкнул в свой нос, — а мы позабыть позабыли о его точном местоположении? Еще мой дед рассказывал, что Аршан лежит севернее Стиллбога, а не южнее.

— Шахр! — проскрипел его гнолл-сосед и клацнул зубами, — Да на кой черт, что говорил твой дед?! Аршан найден! Я этому верю!

— Я просто хочу проверить…

— Уверяю всех вас, я не буду лгать, — отозвался Вистан, сконфуженный таким недоверием к нему. Он не любил, когда на его честные слова накладывалось слово «ложь». — И к чему мне это? Стиллбогский лес огромен, и о том, что находится в его глубинах, знают, пожалуй, Боги и только. Главное, что Рубиновая Книга в наших руках.

— Братья! Не спорьте! Жрецы и я верим ящеру, Вистан де Лашурье, сын Мальтраверса, никогда не будет выдумывать небылицы, — успокоил всех Сенеб.

Ученый Шахр покачал головой.

— И что вы в нем прочли, юноша? Если вы смогли прочесть.

— О, достопочтенный Шахр, хотя бы о Альфаскопе и его местоположении!

Зал снова зашумел, изумление отразилось на лицах зверян и людей.

— Так это не пустые слухи!

— Нет, господа, уверяю вас! Оружие существует и оно вполне пригодно для использования, — тряхнул головой Вистан. — Вы бы взяли отряд и отправили бы его по указанному в Книге месту, дабы все проверить.

— Не спеши, Вистан, не спеши, — сказал Сенеб. — Всему свое время.

Ашвин потащил Вистана обратно на стул и знаками дал понять, что его выступление было очень хорошим, не смотря на неподготовленность.

Жрецы кратко переговаривались между собой, в то время сосед Вистана — высокий, мускулистый ящер с крупными металлическими браслетами на ногах и руках, с исполосованным шрамами лицом, а от его набедренной повязки исходил запах болотных трав — положил лапу на плечо юноши и вежливо прошипел:

— Пан Вистан, в Книге было что-нибудь указано о подземной стране под Арагоном?

— Да, сударь, очень много карт подземного мира.

— Отлично! — гаркнул болотный ящер и выпрыгнул со стула, — Я беру слово с разрешения Верховного Жреца. Меня зовут Бледа и мой путь сюда, хотя он был ближе, чем дорога пана Зипфеля, был не менее опасен. Из Альфхейма мне пришлось преодолеть Гаргульи болота, кишащие дикими василисками и крылатыми змиями-ящерицами, которые живут в древесных садках. Я преодолел ряд препятствий, чтобы сообщить вам о другой не менее важной находке. Между Гаргульими болотами и всхолмьями Альфхейма моя дружина нашла еще один вход в подземелья Арагона! И не даром, я чую, обнаружилась Рубиновая Книга. Имея карты, мы сможем спустить под землю и найти некогда потерянные племена наших предков, я уверен — они станут нашими союзниками в предстоящей борьбе против Орды. Братья, время идет, я ищу соратников, желающие пойти вместе со мной в подземный мир!

Бледа красноречиво посмотрел на Вистана.

— Постой, Бледа, — послышался сухой голос Верховного Жреца, — Подумай сам, а можем ли мы рисковать жизнью воинов и отправлять их в неизвестность, когда сражения будут кипеть на поверхности и здесь нам понадобятся все, кто хочет сражаться против Орды? Рубиновая Книга была написана очень давно и то, что находится в пещерах Арагона, могло легко поменяться. Карты, возможно, верны, но найдешь ли ты там наших кровных братьев? А если и найдешь, поднимутся ли они на поверхность и согласятся воевать против ордынцев, до которых им и дела нет?

Слова Сенеба охладили пыл зверян, однако не Бледы. Ящер продолжал упорствовать.

— Найдем, уважаемый Сенеб! В каждом из нас, будь то ящер или гнолл, живет давняя мечта — вернуть себе Великие Подземелья. Тем более теперь в наших руках Рубиновая Книга! Бояться ли нам призрачных тварей, о которых гласят бабушкины сказки?! Нет, почтенный Сенеб, прости мою дерзость, я считаю необходимым спуститься в низ. Ханы также искали входы туда и, может, ищут до сих пор. Преступление не использовать такую возможность! Кроме местного населения, там, у нас под ногами, лежат немыслимые богатства, россыпи золота и самоцветов. Для войны нужны деньги, их особенно любят корсары, умелые мореплаватели и хорошие солдаты.

Жрецы зашептались, затронутые искренними словами болотного ящера. Неожиданно самому Вистану захотелось увидеть древние владения зверян в подземном мире, нечто большее и величественное, чем Пещера Стиллбога. О страхах перед подземными чудищами он забыл.

Сенеб повернулся к Бледе.

— Великое лихо поселилось в пещеры еще в дни процветания Арагона, царь Акнит тысячу лет назад велел завалить все входы туда и строго запретил раскапывать их. Мы не знаем точную причину, Рубиновая Книга должна помочь нам в этом разобраться. А также экспедиция, которую мы одобряем в лице всей Коллегии Жрецов. Мы предоставим тебе воинов и подземных проходчиков с припасами, но найдешь ли ты себе помощников здесь, на вече?

Бледа обвел взглядом круг присутствующих и громко спросил.

— Братья, кто пойдет со мной заслужить не меркнущую славу в подземный мир?

Встал ящер, обтянутый кожаной курткой.

— Я Волгар, заводчик василисков. Они понадобятся тебе там, во чреве земли, как и я!

Бледа кивнул.

— Кто еще?

Поднял правую руку сбитый гнолл с черной шерстью, опаленную кузнечным горнилом.

— Я, Рунду-кузнец, составлю тебе компанию. Шахтеры, знающие толк в минералах, также тебе будут нужны.

Болотный ящер улыбнулся, оскаливая клыки.

— А ты, юный ящер, ты хочешь пойти вместе со мной? Увидеть Праматерь-Землю? — спросил он у Вистана.

— Я буду не против, о, славный Бледа, хотя Совет должен решить мою судьбу.

— Тогда послушаем почтенного Сенеба, — хмыкнул ящер.

Верховный Жрец пристально посмотрел на юношу.

— Коли Вистан желает послужить Арагону под землей, пускай идет. Дорога его отряда идет через Гаргульи болота, Роша, его командир, будет не против отпустить лучника.

Глаза ашвина странно поблекли, но он сохранил молчание.

— Хорошо, Бледа, с этим мы разобрались, — кивну Сенеб, — Если находка Рубиновой Книги вас огорошила, то о нападении магов на отряд маркиза вы в большинстве знаете. Захватить живого волхва почтенному ашвину не удалось. Мы все сошлись единым мнением, что идет охота за Книгой и за ее Хранителем — Вистаном де Лашурье. О фолианте знают еще и Владыки Пещеры. Тот ученый старик Балдор доложил им все и возжелал Книгу себе. Попади она ему либо маркграфу Медигану в руки, зло получило бы в свои руки могущественное оружие… Боги благосклонны к нам!

— Уважаемый Сенеб, — подал голос дотоле молчавший младший жрец Сакар, — волхвы не смели показывать свой нос последние два века, раз уж они в открытую напали на отряд численностью больше двухсот зверян, то что же ожидает наши силы дальше? И, как известно, мы пока не ведаем, кто именно был хозяином магов.

Сенеб с прищуром посмотрел на коллегу-жреца.

— Да, доказательств у меня нет, все строится на событиях последних дней. Пока о книге маркграф Медиган ничего не слышал, пускай Боги ослепят его, в противном случае на дружину ашвина налетели бы десять тысяч всадников и истребили бы всех, кто только глазком видел древний фолиант. Пещерные — вот кто связался с магами и проследил за ящером.

Верховный жрец на краткий момент задержался взглядом на Вистане.

— Волхвов не стоит опасаться. В будущем Восстании они займут нейтральную сторону, выжидая, кто же возьмет вверх. И сил у Владык Пещеры не так много, их хватит лишь на захват Стиллбога, если только его жители по праздности напьются до мертвой спячки. Я решил…, — Сенеб прокашлялся, — оставить Рубиновую Книгу у Вистана. Он первым достал ее в библиотеке Аршана, значит, Боги хотят, чтобы он стал Стражем Книги, ее хранителем. Здесь, в Городище, знатоков древних рун и наречий нет. Даже мы, хранители знаний Богов, не все видим и не все помним… В Гаргульих болотах, да не изменит мне память, есть достойный ученый муж, в силах которого раскрыть все, что записано в манускрипте. На Вистана де Лашурье я возлагаю две важные задачи: доставить в целости Рубиновую Книгу ученому, снять с ее частей необходимые копии для поиска всех важных артефактов и изобретений, кои мы сможем употребить в войне с Ордой, а война будет великая, жестокая и кровавая, а после — вместе с Бледой и его спутниками проникнуть в Великие Подземелья. Ищите же союзников везде, ибо наш враг многочисленнен и коварен, его армии в десятки раз превосходят все наши отряды и в одиночестве нам будет сложно устоять под его могучими ударами.

— Почему же? — воскликнул высокий гнолл с тонко очерченной мордой и одетый в богатые доспехи, — Зеленое княжество — осколок старого Арагона — долго и упорно сражается с Ордой! Предоставьте Рубиновую Книгу нам!

— Книга принадлежит всему народу Арагона, — напомнил Сенеб, хмуря надбровные дуги.

— Да, но ценой жертв дружинников Зеленого княжества вы можете спокойно сидеть здесь, не опасаясь внезапного налета врага! — вскричал благородный гнолл. — Народу моего края необходимо оружие в стократ лучшее, чем каленные железные ятаганы ордынцев.

— Терпение, князь Ашрот! Для начала это оружие надобно отыскать и привести в порядок, и просто так, сразу, ты его к себе домой не привезешь.

Охладевший и устыдившийся своей запальчивости князь замолчал, посмотрел недружелюбно на ашвина и Вистана, а затем надменно отвернулся.

С места встал мускулистый ящер, торс которого был обтянут в светлую набедренную повязку. Его вид говорил, что он занимался либо разведением василисков, либо приручением диких вивернов.

— Достопочтенный Сенеб, меня, и не только меня, волнует самый важный вопрос: вернутся ли драконы на службу к Орде? Ведь именно благодаря им Ханы победили и покорили наши земли. От драконов не смогут спасти никакие хитроумные машины. Вспомните, как горел много веков назад Аршан, Стиллбог, был испепелен Скарлум и Адрия.

— На этот вопрос ответит гость, который много месяцев пробивался к нам через немыслимые препятствия, опасней Скалистых гор, топких мшавых болот и разъездов ордынцев, — возвысил свой сильный голос Верховный Жрец. Он сделал едва различимый знак пальцами и к престолу жрецов мягкой, кошачьей походкой вышел гость, укрытый темно-зеленым плащом, его лицо в полумраке залы было невозможно разглядеть. Одним движением он смахнул капюшон и перед всеми показалось светлое, благородное лицо с ниспадающими назад длинными золотистыми волосами, сплетенные в несколько тонких косичек. Высокий лоб чужестранца заканчивался изящным серебряным венцом с блестящим красным камнем посередине.

Зал так и охнул. Вистан узнал в госте эльфа.

— Эльф! К нам прибыл эльф!

Подождав, пока присутствующие утихли, эльф поклонился жрецам и прозвучал его звонкий, высокий голос.

— Здравствуйте, зверяне и люди! Мое имя Антар и я прибыл к вам с Восточных Пределов известных земель. Путь, который я преодолел к вам, исчисляется тысячами лиг. Никто из моих собратьев за последние семь веков не делал таких путешествий, и мы уж позабыли, когда приходили к смертным. Да что уж вспоминать прошлое, я помню многое, что унесло с собой вечно бегущее время и это вызывает легкую грусть.

Эльф печально улыбнулся.

— Однако я пришел сюда не для рассказа старинных баллад. Слухи о Великой Орде и ее захватнических планах докатились до нас давно, мое племя не любит вмешиваться в дела смертных, поэтому мы наблюдали, как растет Орда и ее провинции.

В зале кто-то хмыкнул нарочито громко.

— И наше невмешательство стоило дорого. Три года назад самые северные селения эльфов подверглись нападению драконов. Они пришли неожиданно с Великих Гор, где драконы гнездились с незапамятных времен. Разгорелась война, в пламени унесшая жизнь многих моих сородичей.

Некоторые из гостей заметно вздрогнули, память о жестокости летающих ящеров впилась в сознание зверян надолго.

— Я пришел сюда не просить вас о помощи, эльфы Востока сами справятся с драконами. Мне поручили предупредить вас, что огнедышащие твари не исчезли, не попрятались в свои горные норы на многовековую дрему, они по прежнему заняты истребительными войнами и их ведет лихая рука врага. Кто этот враг — ни мне, ни старейшинам моих племен не известен. По неведомым причинам драконы более не служат Орде, но опасность от них велика! Только эльфийское оружие на равных способно разить драконов. Вы беспомощны перед ними, увы.

Гудящую тишину прервал Вистан. Он в который раз удивился, откуда у него взялась смелость и способность хорошо говорить.

— Славный эльф Антар! Древние встречались с драконами и должны были изобрести оружие, противостоящее им. Если Альфаскоп мог уничтожать целые армии, то почему инженеры не могли придумать оружие и против драконов? Нам нужно как можно скорее заняться изучением Рубиновой Книги!

Эльф внимательно посмотрел на ящера, и его губы подернула легкая улыбка.

— Возможно, ты и прав. Я не мало слышал здесь речей и понял, что древнее оружие стоит перед этим найти и привести в порядок. Вы ведь еще не знаете даже, где точно находится Альфаскоп?! Время, друзья, нам отпущено время, но оно убывает.

Сенеб кивнул Антару.

— А что за новый враг объявился на порубежьях ваших лесов?

— Его сила совсем иная, это не человек, а нечто иное. Тьма, расползающаяся по равнинам и лесам, предгорьям и речным долинам. Перед ней в ужасе разбегается все живое, природа сохнет, а камни трескаются. Враг пока далек от Арагона и от самых восточных провинций Великой Орды. Он желает покорить ближайшие к себе земли, чтобы повернуть на север.

— И что тогда? — прохрипел Верховный Жрец.

— Никто не знает, что будет. Может, эта тьма обрушится на Орду, но я думаю, что смешавшись с ордынцами, новый враг погонит легионы степняков по своему злому умыслу дальше на север и запад. Не питайте надежду, что Орда погибнет под ударами новой темной силы. Ей сопротивляются только самые отважные и храбрые, а многие народы просто переходят на сторону врага и служат ему. Поэтому драконы в любой момент могут заполонить небо Арагона.

— Мрачные предсказания, — прогудел жрец Сакар, — Мы слабее, чем того ожидали. Но пока на нашей стороне время и книга, которую нашел Вистан де Лашурье, мы питаем надежду на победу. На падайте духом, братья! Арагон всегда выстаивал в любых испытаниях!

— Высокородный эльф Антар, можешь вернуться на свое место. Совет тебя услышал, — попросил эльфа Сенеб. — Теперь я обращаюсь ко всем детям Арагона и нашим союзникам: настало ли время поднять восстание и сорвать оковы угнетателей либо затаиться на неопределенный час?

Слово брали командиры повстанческих отрядов, один за другим, они были краткими и решительными.

— Нам нечего больше ждать! Война!

— Правильно, в бой! — рявкнул гнолл, закованный в железо с головы до ног.

— Луки и стрелы с вами! — воскликнул высокий гнолл и издал боевой клич.

Почти все гости Совета разразились кто бранью, кто громкими криками поддержки. Нетерпение и жажда отмщения за павших шестьсот лет назад предков кипела в их крови. Нашлись и те, кто призвал укрыться в лесах и выжидать более удобного случая. Среди них оказался комендант Городища Громель. Сложив лапы на своем объемистом брюшке, он обратился к Совету.

— Да подождите вы вопить «В бой!», хватит нас и первой попытки сбросить иго Орды. Разве вы забыли, чем это кончилось, а? Тысячи погибших, как при вторжении ордынцев на западные земли. Всепожирающий огонь уничтожил все, что уцелело после войн и междоусобиц… Разрушенные дома, испепеленные города и веси, а ради чего? Посадить на трон нового царя?!

Громеля поддержало всего тройка таких же дородных зверян, разбогатевших на торговле и ремеслах. На них гости Совета набрсоились дружно и все сразу.

— Что, терпеть дальше разбой и рабство?! Да ты выйди из своего гнезда и посмотри, скольких зверян отдали на галеры и шахты, где не выдерживают и трех месяцев самые сильные и выносливые.

Какой-то широкий, низкий ящер, изрисованный яркими татуировками, зашипел на коменданта.

— Зажрался, вельможный! Тебе легко сказать — «прячьтесь»! Сидишь себе на неприступной Скале да наедаешь морду, а вы там себе и дальше живите в страхе перед поборами и мытом. Нееет!

— Да не слушайте его! Война!

— Война! — взревел зал, и крик десятков глоток громом ударился о стены подземелья, оглушая и пробуждая всех, кто дремал в беспечности.

Жрецам стоило труда навести тишину, и угомонить наиболее рьяных вояк. Зазвенел гонг и Сенеб спустился с престола.

— Время пришло, друзья. Сами Боги дают нам знать, что медлить нельзя. Нашлась Рубиновая Книга, отыскан Аршан, обнаружили себя маги, подняли головы правители Пещеры Стиллбога, с далекого Востока движется враг, который страшнее Хана и его орд степняков. Возвращаются очень могущественные силы, которые дремали тысячелетиями, кто-то хочет встряхнуть Артакс, — последние слова жреца грозно прозвучали в наступившей тишине, пророчески запечатлеваясь в уме всех, кто здесь был, — И эта сила явно намерена вершить судьбы народов огнем и мечом. Ждать мы больше не будем.

Сенеб покивал другим жрецам, те покачали головами в знак согласия.

— Силам Сопротивления будет достаточно недели, чтобы развернуть свои отряды и корпуса. Как только все будет готово, наши дружины перережут главные тракты, захватят мосты и переправы, парализуют вражескую почту, перехватят спешных гонцов. Гарнизоны укреплений ордынцев будут окружены либо взяты ночным приступом. Важные поселения будут удерживаться, пока подойдет армия Зеленого княжества. Корсары не прислали на Совет своего представителя, хотя я и приглашал их, но они готовы встать под общее знамя войны против Хана. С юга к нам спешат тиграны, их мало, однако их силе и ратному искусству может позавидовать бывалый ветеран военного дела. Степные кочевники маллары — исконные враги ордынцев — без споров дали кровную клятву вступить в войну на нашей стороне. Нас много, дети мои, и мы — великая сила!

Неожиданно для жрецов прозвенел гонг и к помосту служителей Богов подошел капитан таркшьи. Он прошептал несколько слов на ухо Верховному Жрецу, его лицо посветлело.

— А, еще один союзник желает быть услышанным! Введите в залу уважаемого аббата!

Зверяне протестующее зашептались, зашевелились в глубоких креслах. Они, на дух не переносившие любого, кто исповедует веру в единого бога Загорья, с трудом смирились увидеть здесь Зипфеля. А тут появится священник чуждой религии! Опороченная вера не должна заходить в святые подземелья Богов Арагона.

Среди тяжелых шагов гвардейцев угадывались мелкие шажки сапог священника. Таркшьи привели его через маленькую дверку, незаметно расположенную в другой стороне от главного входа в зал; монах, одетый в изношенную, грязную рясу с веревкой вместо кожаного пояса, шел с завязанными красной повязкой глазами. Жрецы не хотели, чтобы иноверец узнал путь в тайный зал храма.

Солдаты подвели аббата к трону и сдернули повязку с глаз. От яркого света мегарона и многих пар суровых глаз священник подался на шаг назад. Сенеб повелительно остановил аббата.

— И так, дорогой гость, мы приветствуем тебя здесь, — мягко сказал Верховный Жрец.

— Верховный Жрец, я рад видеть вас лично пред собой. А также приветствую сие собрание храбрых мужей Арагона. Я не совершаю святотатство, как некоторые считают, вторгаясь в вашу обитель, и преследую единственную цель заключить дружбу с теми, кто вскоре изгонит язычников-поработителей из наших земель.

— Не забывай, аббат, что ты тоже варвар! — грозно повысил голос жрец Сакар. — Ты ничуть не лучше солнцепоклонников. Впрочем, продолжай…

Священник слегка покраснел, прежде чем глубоко вздохнуть и начать говорить.

— Я аббат Морэ из Загорья. Меня прислал владыка державных церквей с посланием, как прислали уважаемого Зипфеля рыцари с моей родины. Только я посланник веры, а не клинка, и я хочу жить в мире с другими расами и племенами.

Этельстан заерзался на месте.

— Читай послание! — бросил Сенеб.

Аббат Морэ вытянул из-за пазухи свиток, сорвав печать, развернул его и, прокашлявшись, зачитал громким голосом.

— «Послание жрецам Арагона и витязям Сопротивления от префекта церквей Загорья. Учитывая тяжелейшее положение наших дел, войну и катастрофу в Белом Граде, мы посылаем к вам аббата Морэ. Это ученейший муж и надежный человек, поэтому не чините ему вреда, а всячески помогайте в любых делах. Мы хотим союза и желаем забыть старую вражду между нами, для этого желаем открыть в Вышеграде свою церковь, дабы живущие в столице Арагона верующие в Единого Бога Загорья имели свое место поклонения. Также я выхлопотал у князей прислать вам отряд меченосцев для поддержания восстания. В час великой сечи призываю вас забыть старые недопонимания и распри и оставить их на время после победы над общим врагом. Аббат Морэ поможет Сопротивлению добыть нужные средства и привлечь на верную сторону купцов-людей, держателей крупных денежных сумм, ибо всякая борьба идет лучше с полной мошной золота. Да сопутствует вам удача!

Префект и командор Церкви Белого Знамени Арнст Второй».

Аббат умолк и потупился, зверяне продолжали сурово и сухо смотреть в его сторону.

— Благодарим от имени всего Совета твоего господина Арнста Второго за предоставленную помощь, — вкрадчиво ответил Сенеб, — Вам приходится тяжело, но отправляете сюда мечников…

— Да, Верховный Жрец Сенеб, сражение за Загорье в самом разгаре, однако настоящие битвы начнутся у вас. Ставки сделаны! — подбоченясь, сказал аббат Морэ.

— Что ты знаешь о гильдии купцов?

— Уважаемый Сенеб, люди-купцы Арагона против войны с Ордой. Они накопили огромные состояния и эти деньги, пустив с умом, помогут Сопротивлению нанять новых воинов, к тому же вашим солдатам также надо на что-то жить. Железо нынче поднялось в цене, как и хорошие, надежные латы. Я могу заставить купцов ссудить вам денег либо дать большой заем…

— Как? — разом спросили жрецы.

Аббат торжествующе улыбнулся.

— Как это сделать — небольшой секрет. Предоставьте это мне и через три дня старшины купеческих гильдий сами принесут вам необходимы векселя.

— Хорошо, — довольный Сенеб оскалил потемневшие клыки, — Ты все сказал?

— Да, господин Сенеб, я скуп на слова и щедр на действия, — поклонился аббат.

— Тогда прощай, и увидимся завтра, проводите аббата наверх, — велел гвардейцам жрец.

Таркшьи вновь надели на священника повязку и увели его из зала.

Сенеб встал с кресла и спустился поближе к гостям.

— Недели вам хватит, чтобы вернуться в свои отряды. Действуйте так, как было уже сказано. Пока не истек срок, не показывайте и виду, что идет подготовка, маскируйтесь и прячьтесь. На шестой день, ближе к вечеру, каждый из вас получит подробные инструкции, письма придут с крылатыми ящерицами-змиями. Ордынцы не смогут их перехватывать, орлы не летают так высоко, как змии. Сурово карайте каждого, кто пожелает выдать любые сведения врагу. На кону не только Арагон, а и весь Артакс, все свободные земли!

— Клянемся! — пророкотали глотки зверян и людей.

— Шести дней также хватит, чтобы Вистан де Лашурье достиг Гаргульих болот и передал Рубиновую Книгу в нужные руки. Сейчас он является Стражем Книги и пускай лучшие из вас составят ему надежную охрану и верных спутников! А дальше спешите в Великие Подземелья и приведите нам помощь!

Показалось, что старинные своды подземной залы содрогнулись от мощных криков зверян. И старые, и младые витязи, книжники и мудрецы подняли руки вверх, давая вечную клятву сражаться за Арагон до последней капли крови. Ожили силы народа, могучие, древние, одновременно свежие и отдохнувшие после многолетней спячки.

— Зверяне пробудились, — прошептал Сенеб, созерцая сильных воинов. — Я ждал этого всю свою жизнь…

Еще произведения автора

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль