Глава 10 Иностранный гость / Русь православная против дикого поля книга 3 Битва за Рязань / Жидков Дмитрий
 

Глава 10 Иностранный гость

0.00
 
Глава 10 Иностранный гость

Ярмарка в Галиче гудела и шумела, представляя собой огромную толпу, торгующих, покупающих, праздношатающихся, а иногда и праздно валяющихся, людей.

Скоморохи и шуты потешали публику. Иные, за плату, расхваливали товары какого-нибудь купца. Но не торговля сейчас интересовала Дмитрия Гордеева. Стоя в тени, он наблюдал за европейским гостем. Кутаясь в черный плащ и, поглубже натянув широкополую шляпу, он шел в сторону базарной площади. Следом за ним слуга, под охраной двух вооруженных охранников, тащил поклажу. Данный «интурист» зарегистрировался в книге прибывших под именем Альбехт, как мелкий торговец, подданный Австрийской короны. По имеющимся сведениям, он прибыл от герцога Фридриха Бабенберга с тайным поручением. И Гордееву было жуть как интересно, что это за тайное поручение австрийского монарха, особенно в свете событий последних лет.

После разгрома монгольского экспедиционного корпуса на реке Калке, Мстислав Святославович вернулся в южную Русь национальным героем. Не смотря на то, что Киевский престол оставался за Мстиславом Старым, влияние Чернигова в политической жизни Руси сильно возросло.

Князь киевский лишился поддержки со стороны своих родственников из Галича и Волыни. Князья этих удельных княжеств Мстислав Удалой и Даниил вернулись в свои вотчины, побитыми собаками, потерпев сокрушительное поражение, положив на свои амбиции жизни тысячи своих граждан. Лишившись цвета своей рати, они на время затихли. Народная молва вмиг разнесла слух о предательстве Галицкого и Волынского князей, которые сожгли за собой все средства переправы, тем самым обрекли на верную смерть свои отступающие войска от сабель преследующих их монголов. Первым стал поднимать голову Даниил. Он попытался заключить союз с Польшей против князя Черниговского. К счастью Гордеев вовремя узнал о намерениях Волынского князя. Проведя хитрую многоходовую комбинацию, Дмитрию удалось расстроить намечающийся союз, и польское войско, было выдвинувшееся к границам Руси, вернулось обратно.

В 1227 году умер князь Киевский Мстислав Романович. На престол сел его двоюродный брат Владимир Рюрикович. Ему было неприятно видеть то, что власть Киева упала настолько, что Чернигов и его удельные княжества почти прекратили выплачивать налоги. Ведомый своими амбициями, он заручился поддержкой Даниила и попытался вовлечь в союз и Мстислава Удалого. Но тот отказался. Собрав многочисленную рать, Владимир и Даниил вторглись в черниговские земли. Захватив Снов, они осадили Хоробор. В это время против союзников выступил Мстислав Святославович. Его войско напало на увлекшиеся осадой киевско-волынские дружины, нанеся им большой урон. Потерпев поражение, Владимир и Даниил отступили. Князь Черниговский преследовал их до Киева. Но когда отступающие союзники подошли к городу, его ворота оказались закрыты. Воспользовавшись отсутствием князя, Киевский престол, при поддержке половцев захватил Изяслав Мстиславович. Не имея возможности вернуть власть, Владимир и Даниил сбежали в Венгрию.

Изяслав правил в Киеве около года. Раздраженные, тем, что новый князь, совсем не занимался правлением, а прожигал казну в бесконечных пьянках с половцами, киевляне обратились к Мстиславу Святославовичу, приглашая его на княжение. Князь Черниговский подошел к Киеву со своей дружиной. Видя, что с ним ему не справится, Изяслав сбежал к половцам.

Мстислав Святославович занял Киевский престол. Править Черниговым он поставил своего старшего сына Василия. В Козельске место князя занял младший сын Иван.

В 1228 году в Торческе умер князь Галецкий Мстислав Мстиславович. Перед смертью, под давлением городских общин, он завещал город и княжество венгерскому королевичу Андрею.

Будучи очень выгодно расположенным, географически, Галич являлся крупным центром транзитной торговли по Днестру запада и востока. Тот, кто владел городом, контролировал проход судов в Черное море. На территории княжества имелись месторождения поваренной соли. В прилегающих Карпатах были открытые месторождения железа и меди. Теплый климат способствовал развитию сельского хозяйства.

Этой жемчужины не хватало в короне Мстислава Святославовича. Отдавать Галич Венграм он не собирался.

Собрав Киевские, Черниговские, Козельские дружины Мстислав выступил на Галич. Не встречая сопротивления, его войско подошло к столице княжества. Задолго до их прихода королевич Андрей сбежал к своему отцу в Венгрию.

После изгнания иностранного ставленника Мстислав оставил в Галиче своего среднего сына Андрея. Но первоначальное положение княжича было шатким.

Среди городов древней Руси Галич, подобно Новгороду, выделялся традициями народовластия. Алегархические верхушки не желала терять свои вольности. Народовластие давало им возможность противостоять княжий воле.

К этому моменту, Гордеев уже создал свой знаменитый отряд. С помощью подготовленных бойцов он вступил в жестокую борьбу с боярско-купеческой оппозицией. Его агенты успешно внедрялись в ряды олигархической верхушки, выявляя заговорщиков. Было предотвращено несколько попыток покушения на князя. Противостояние закончилось массовыми казнями. После этого Галицкая аристократия временно затаилась. Власть Мстислава в южной Руси укрепилась.

Понятно, что такое положение не могло устроить Даниила, который считал Галич своей вотчиной. Он заручился поддержкой королевича Андрея, и вместе с венгерской армией, через Волынь, двинулся в Галицкие земли. Под Шумском, их встретило Галицко-Черниговское войско. В ходе жестокой битвы Венгры потерпели поражение. Через год Даниил повторил попытку отвоевать Галич и вновь потерпел поражение на реке Стырь. В этой битве в плен был захвачен королевич Андрей. В обмен на свою свободу он письменно отказался в своих притязаниях на Галич. Даниил же бежал в Австрию, где и осел под крылом Фридриха.

И вот из Австрии прибыл посланник, под видом безобидного торговца. Не чувствуя слежки, он уверенно двигался к центру города. Было видно, что иностранец уже не раз бывал в Галиче. Торговец прошел по грязной узкой улочке и вышел на базарную площадь.

— Господин, подай Христа ради!

Дребезжащий голос заставил австрийца остановиться. Один из нищих, коих много в таких местах, протягивал к нему грязную руку. Тут же еще несколько нищих подковыляли ближе и окружили иностранца.

— Пошли прочь! — закричал Альбрехт, расталкивая оборванцев, и продираясь ближе к людному торжищу. Со всех сторон его хватали за плащ. Увидев это, охрана бросилась на нищих, пытаясь оттеснить их от своего господина. Альбрехт развязал тесемки висящего на пояса кошеля, и, выудив от туда несколько мелких монет, бросил их на землю. Оборванцы оставили иностранца в покое, и бросились поднимать деньги. Почувствовав свободу, Альбрехт припустил в сторону купеческих рядов.

— Все сделал…

Услышал Дмитрий знакомый голос. Он повернулся, оглядев появившегося, как бы ни откуда, Натана. За последние годы бывший Черниговский воришка сильно возмужал. Теперь, под контролем Гордеева, он руководил всем воровским сообществом.

— Молодец, не утратил хватки, — похвалил Гордеев, принимая из рук Натана свиток с королевской печатью. — Посмотрим, что там пишут.

Осторожно, чтобы не сломать печать, он развернул письмо. Ознакомившись с текстом, Дмитрий вновь свернул свиток.

— Надо положить его на место, — сказал он.

— Будет сделано…

Натан забрал свиток и также бесшумно растворился в толпе. Проводив его взглядом, Дмитрий задумался.

Значит Даниил не оставил попыток сесть на Галицкий престол. Свиток содержал подписанный им и заверенный Фридрихом, указ о возвращении знати их привилегий, в случае победы Даниила. А это могло означать только одно. Планируется очередное покушение на княжича Андрея, захват власти, с последующей иностранной интервенцией в помощь восставшему народу. Гордеев уже знал, что Австрия вступила в союз с тевтонцами и пыталась привлечь к себе и Венгрию. Но Бела четвертый решил хранить нейтралитет. На организацию покушения союз выделял тысячу монет золотом. Огромная по тем временам сумма, которые, по всей видимости, и привез с собой австриец…

Альбрехт устроился на постоялом дворе недалеко от базарной площади. Утром, через не плотно задернутые шторы, в комнату проник солнечный луч, упав на лицо спящего австрийца. Альбрехт поморщился, и перевернулся на другой бок. Но сон уже прошел. Немного поворочавшись, он все же поднялся, разбудив верного слугу, который спал около двери, так, чтобы никто не смог проникнуть ночью в комнату. Слуга тут же бросился помогать своему господину. Он сбегал вниз и притащил таз с теплой водой. Альбрехт стянул с себя длинную ночную рубашку и снял колпак, бросив их на кровать. Он подошел к тазу, наклонился и немного побрызгал водой себе на лицо. Оставшись довольным умыванием, Альбрехт позволил слуге натянуть на себя узкие штаны, одеть, накрахмаленную рубаху и камзол. Всунув ноги в туфли с большой золоченой пряжкой, он, не торопясь спустился в обеденный зал, сев за один из отдельно стоящих столов. Тут же к нему подскочил служка. Приняв заказ, он умчался на кухню. Альбрехт с аппетитом позавтракал, после чего вышел на улицу. Под камзолом он ощущал сверток, который ему передал секретарь короля. С этим посланием Альбрехт не расставался ни на минуту. Кроме того он привез с собой тысячу золотых монет, которые сейчас в сопровождении двух охранников тащил в ларце его слуга.

Уверенной походкой Альбрехт шагал по улице Галича. Издалека, он уже видел знакомую крышу лавки Якова Богдановича Колычева. То был самый влиятельный Галицкий боярин. Доказать его причастность к заговору несколькими годами ранее, не удалось. Никто из изобличенных не выдал его.

Подойдя к лавке, Альбрехт уверенно толкнул дверь, и вошел внутрь. Находившийся в помещение торговец узнал посетителя, проводив его в дальнюю комнату.

— Я рад тебя видеть почтенный, — приветствовал его предводитель боярства.

— И я рад тебя видеть, уважаемый…— ответил австриец, проходя в большое помещение, в центре которого уже был накрыт небольшой стол. На нем были расставлены два кубка, кувшин с вином, и блюдо с фруктами и сладостями. В след за посланником слуга внес ларец с деньгами. Поставив его около кресла, слуга, поклонившись, удалился.

Оставшись наедине с хозяином лавки, Альбрехт устало опустился на мягкое кресло, поставив одну ногу на ларец.

— Не был ли труден твой путь? — из вежливости поинтересовался Яков Богданович, усаживаясь в кресло напротив гостя.

— Бог миловал, — ответил австриец, отпивая из кубка терпкое вино, — надеюсь, что вы достигли соглашения по интересующему нас делу?

— Многие бояре согласны поддержать Даниила. Нам ненавистны новые порядки. Слишком много потерял торговый люд. Новгород, ни чета нам, а и то народным вечем смещает не угодных князей. А нам теперь и это запрещено. Крут на расправу княжич.

Яков Богданович вытер с раскрасневшегося лица, выступивший пот.

— Мой король прислал вам грамоту, подписанную Даниилом, — Альбрехт достал свиток и протянул его боярину, — в ней подтверждаются ваши вольности, в случаи прихода его к власти.

Боярин принял свиток.

— С этой грамотой, — улыбаясь, сказал он, — теперь и сомневающихся, мы сможем перетянуть на свою сторону.

— Покушение на княжича организуете по своему усмотрению, — продолжил австриец, — в остальном договоренности остаются прежними. Как только власть в городе перейдет к боярству, вы обратитесь за помощью к Австрии. Войска уже готовы и стоят на границе.

— Я рад это слышать, — широко заулыбался боярин Колычев, — но на подкуп охраны нужны средства.

— Мой король прислал вам тысячу золотых монет, — Альбрехт небрежно толкнул ногой ларец, — он надеется, что все пройдет гладко…

Боярин нагнулся, приподнял крышку, и заглянул внутрь ларца. Оставшись довольным, он закрыл крышку, и запихнул ларец под лавку.

— Давайте же выпьем за нашу дружбу, — поднял свой бокал Колычев.

— За успех нашего предприятия, — поддержал его австрийский посланник.

Осушив кубок, Альбрехт поднялся, направившись к двери.

Яков Богданович проводил его тяжелым злым взглядом.

« Верните нам власть, — подумал он, — а там посмотрим кто кого…»

 

 

 

 

 

  • Сходить что ли на Север? / Фотинья Светлана
  • Тоска / Готика чувств / N. N. NoName
  • Изольда / Датские / suelinn Суэлинн
  • Рваные. / Крапива / Йора Ксения
  • Рождество / Post Scriptum / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Порт Камрань. Вьетнам / Поднять перископ / Макаренко
  • Квартет / В ста словах / StranniK9000
  • Авторское послесловие / Сны Искандера / Мэй Мио
  • О Рыбаке и Рыбках / Селиванов Кумкват
  • Прыгай, дурень! / Калека и самоубийца / Mushka
  • Одноразовая Аня / Хрипков Николай Иванович

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль