Сарко Ли - Добрыми недобрыми намерениями

0.00
 
Сарко Ли - Добрыми недобрыми намерениями

Закон: Любые предложения и подарки люди понимают иначе, чем тот, кто их делает.

 

Онхиванг мастерил подарок.

Уже ровно пять ночей он не покидал своё жилище. Шестая ночь должна была стать последней. Подарок будет готов. И вручен тому, кто его заслуживает.

Между людьми и каокаги никогда не было ни вражды, ни сотрудничества. Да, они жили в одном мире, но почти никогда не пересекались друг с другом. У них были разные интересы, и, как следствие, они друг другу не мешали. Жаворонку и сове друг до друга нет дела, и нет никакой необходимости в общении. Люди и каокаги поделили мир поровну, и каждый был доволен положением вещей.

Пока Онхиванг не получил подарок.

Маленький человек принес его к россыпи затянутых плющом камней, под которыми располагалось жилище каокаги, и с поклоном положил на траву. Создание было удивлено, что человек пришёл в это место, да ещё не с пустыми руками. Оно пыталось понять, чего хочет этот малыш, что говорит, но понимать друг друга им, к сожалению, было не дано. Любые попытки общения обычно оборачивались ничем. Люди и каокаги были слишком разными.

«Я сделаю лепесток самым красивым, — думал Онхиванг. — Пусть сразу будет понятно, что я вложил в него душу. Возле жилищ людей всегда много цветов. Они любят цветы. Я подарю Этому самый красивый».

С тех пор, как каокаги получил подарок, прошло уже немало месяцев. И всё это время он наблюдал. Его сородичи могли бы удивиться — откуда такой интерес к людям? Бессмысленный и ненужный? Но ему было очень важно, чтобы подарок приняли.

«Я не смогу сказать Этому нужных слов, чтобы он поверил. Но он поверит. Ведь он сам принёс мне тот свёрток».

Онхиванг долго думал, долго представлял, как человечек мастерил содержимое. Наверное, с таким же усердием собирал ингредиенты, складывал, скреплял детали. Что-то приговаривал. Придумывал, что сказать. Хотел, чтобы ему поверили. Ведь в природе каокаги было — просто не обратить внимания на вещь из человеческого мира. А Онхиванг обратил.

Так пусть же и человек не пройдёт мимо.

«Золотая пыль моих глаз — немного, пусть она сверкает в сердцевинке. Этот обязательно захочет потрогать. А на стебель посажу немного призраков росы — они разлетятся, когда Этот возьмётся за цветок рукой. Очень красивыми искрами. И дыхание… моё дыхание».

Онхиванг сделал долгий выдох, и лёгкий туман окутал цветок. Облачко тут же растворилось и перестало быть видимым, но впиталось в подарок и стало его частью.

Каокаги не знал, что любят люди и что не любят, что может их порадовать, а что станет опасным. Но он очень старался.

В назначенное им самим время Онхиванг вышел на вечернюю улицу. Он давно знал, что Этот всегда пробегает по ней с одного края до другого после того, как сядет солнце. Он выбегает из дома и мчится вперёд, шлёпая босыми ногами по булыжной мостовой. И как раз когда достигает противоположного края улицы, из дома начинают идти громкие человеческие звуки, и Этот разворачивается, чтобы с удвоенной скоростью рвануть обратно.

…Когда маленькая девочка совершала свою обычную пробежку перед сном, перед ней вдруг возникла огромная чёрная фигура. Бесстрашная Бетти не закричала и не стала убегать — кого тут бояться, в родном городе, на родной улице? Она остановилась, задрала голову и с любопытством посмотрела на существо.

— Ой… да это же Тень! — восторженно прошептала она. — Которая живёт в тех камнях! Я думала, никогда тебя не увижу!..

Онхиванг не понял ни слова, ни настроения. Он постарался излучать благополучие. Чуть склонился. И выудил из тьмы себя сияющий цветок.

— Прими же мой дар, как я принял твой, — сказал он.

Бетти услышала только глухой шелест, будто шёпот ветра. Но она даже не поняла, что это речь. Она увидела цветок и ахнула — он был красивее всего, что девочка когда-либо видела. Он был сказочным, волшебным — как само существование каокаги с точки зрения большинства людей.

— Спасибо!.. — она протянула руку и осторожно сомкнула пальчики на стебле. Призраки росы прыснули в разные стороны, рассыпались на её плечах, осели на ресницах. Они были почти не видны, но Бетти показалось, что воздух вокруг неё немного сияет. — Какая красота…

Онхиванга рядом уже не было.

Бетти прибежала домой и рассказала папе с мамой, что с ней только что случилось. Родители были в восторге от цветка. Они не могли поверить, что каокаги действительно отозвался, ответил, что вообще как-то отреагировал.

— А ты говорил, он не заметит, не поймёт! — кружилась по комнате девочка, прыгая от радости вокруг отца. — Он взял мой подарок, взял, и подарил свой в ответ!

Чудесный цветок оказался на самом деле волшебным. Когда его понюхала маленькая сестра Бетти, она сразу же излечилась от бронхита, который донимал бедняжку уже вторую неделю. Отец, глядя на цветок, начинал более продуктивно думать, и всего за месяц разработал чертёж усовершенствованного экипажа, который с успехом представил на совете. Мама с удивлением поняла, что её перестала донимать боль в когда-то неудачно сломанной ноге. А Бетти стало чаще везти — правда, беззаботная девочка этого даже не заметила.

Неизвестно, что так повлияло на людей: призраки росы, дыхание каокаги или пыльца из его глаз. Или материал, из которого он лепил лепестки. Или то, из чего изготовлялся каркас. Онхиванг решил смешать всё — что-нибудь наверняка должно оказать хоть какое-то действие на человека. Ведь хотя бы в нескольких точках, но миры людей и каокаги пересекаются.

Ведь подействовал на него тот подарок, который принёс Этот.

В тот день Бетти испытывала грусть. Пробегая как-то вечером по своей улице, она увидела вдалеке Тень, которая стояла, печально задрав свою странную чёрную голову, и смотрела на вывеску над дверью в лавку булочника. Там была изображена удивительно вкусная булка белого хлеба — казалось, она настоящая, а не нарисованная, и если взять её и откусить, она тотчас начнёт аппетитно хрустеть. Бетти и сама любила эту вывеску за уютное настроение.

Тогда она и решила, что нужно обязательно поделиться с Тенью. Она потратила свои карманные деньги на самую вкусную, по её мнению, булочку с корицей и, не слушая протестов родителей, побежала к камням — все знали, что Тени живут в россыпях камней, по которым вьётся плющ. Она завернула булочку в специальную бумагу и перетянула верёвкой, чтобы всё выглядело как подарок. «Она не должна голодать, ни одно существо не должно голодать в нашем прекрасном мире!»

Она оставила булочку у камней и, радостная, побежала домой, навстречу отцу, который выскочил из дома следом за ней, не успев зашнуровать один башмак.

Онхиванг до сих пор помнил всё до малейших подробностей. Как он вышел из дома и долго смотрел на дар, как пытался понять, что это был за жест со стороны человека.

Каокаги живут не вечно. Как и люди, они умирают. Но не сразу. У каждого каокаги есть четыре первоначальных части личности — квилириани. Все они существуют отдельно, но являются одним целым. Люди могли бы назвать их близнецами, клонами, могли бы попытаться сравнить разум каокаги с коллективным разумом некоторых насекомых. Но всё это было бы неверно. Это один разум в нескольких телах, и в то же время четыре чрезвычайно привязанных друг к другу отдельных части. Это больше, чем семья. Это связь, недоступная людям.

Онхиванг был уже немолод. К тому момент у его целого осталось только две части личности — Онхиванг и Навихонг. Когда-то вдвоём они перенесли уход Хиванонга, а до этого втроём учились жить без первого, покинувшего их, — Вахонинга. Кто уйдёт следующим, нельзя было предугадать, но оба знали: тогда предстоит самое тяжёлое испытание — остаться в одиночестве.

Это было самое страшное в жизни каждого каокаги — утратить три квилириани и остаться последним.

Навихонг всегда был немного любопытнее остальных. Поэтому он быстро решил, что подарок нужно развернуть.

Его убила корица. Любимая пряность Бетти. Никто не мог знать, что она так подействует. Каокаги действительно редко контактировали с миром людей, лишь изредка наблюдая за ним. Вещества оттуда были им не нужны. Наверное, они могли бы даже пройти по рассыпанной по земле корице, ничего не почувствовав, потому что просто находились бы в своём измерении. Но Навихонг хотел почувствовать.

Когда Онхиванг смог наконец мыслить, воспринимать окружающий мир, двигаться, он понял, что должен ответить человеку тем же. Он очень старался, соединяя в цветке материалы, которые, по его предположениям, должны были убить Этого. Боялся, что Этот не возьмёт подарок, и маскировал его под то, от чего человек просто не сможет отказаться. Он мастерил маленькое смертельное оружие.

А девочка получила чудо.

 

  • Rudolf Steiner, антропософский календарь души, 44 / Рудольф Штайнер, АНТРОПОСОФСКИЙ КАЛЕНДАРЬ ДУШИ / Валентин Надеждин
  • Влюбляясь в одиночество / Де Ко Никола
  • Угадай-ка / Много драконов хороших и разных… - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Зауэр Ирина
  • Мелодия №8 Ироническая / В кругу позабытых мелодий / Лешуков Александр
  • Я жду тебя / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Настоящее / «ОКЕАН НЕОБЫЧАЙНОГО – 2015» - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС / Форост Максим
  • Матрица жизни / Проняев Валерий Сергеевич
  • мясо или трава? / Вегетарианец / Заврин Даниил
  • *Разве новый мир он так уж плох* / О том что нас разбудит на рассвете... / Soul Anna
  • Последний раз / Затмение / Легкое дыхание
  • Красные башмачки / Стихи 2017 / Лисовская Виктория

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль