Забытый город

0.00
 
Забытый город

Путешествие по Серому нагорью — дело трудное и изнурительное. Поколения торговцев и искателей проложили меж плоскогорий и хребтов надежную тропу — когда неприступные горные массивы, угрюмо глядящие в небеса, останутся позади, узкая дорога снова наберет силу и превратится в широкий тракт, устремляясь в руины одного из крупнейших городов человечества, чье название ныне позабыто. Подземелья Кардрата лежат под ним; несмотря на все разногласия с жителями поверхности и религиозные догматы, торговля шла полным ходом. По крайней мере, когда-то… С каждым годом атаки роботов становились все настойчивее, и теперь все усилия кардаратцев были направлены на оборону. Очень немногих искателей допускали в самые глубокие залы города, и, по их рассказам, нравы под землей царили по крайней мере странные. Воочию ни мне, ни Тесс убедиться в этом еще не пришлось, а вот Весельчак на вопросы отвечал загадочным молчанием. Он или все знал, или что-то слышал, но не хотел делиться информацией.

Суровые ветра и заснеженные перевалы забрали свое — гордые горные склоны взирали сверху вниз на утомленных путников, плетущихся по каменистому берегу бурной речки. Привалы приходилось делать все чаще — порой Тесс буквально выбивалась из сил, моментально засыпая в краткие моменты отдыха даже на голых камнях. Весельчаку усталость не грозила, но мрачные мысли способны измотать кого угодно. Мертвец стал молчалив, все больше времени проводя за какими-то записями и зарисовками. Рисовал он, надо сказать, недурно — в один из вечеров, когда закатное солнце окрашивало кровью горные пики, я с удовольствием наблюдал за тем, как рука Весельчака уверенно выводит на грязной бумаге штрихи и изгибы, чудно повторяя пейзаж. Наконец, спустя много дней, Тесс воскликнула:

— Смотрите! Тракт! Дошли, наконец-то, слава богам!

Я улыбнулся — Серое нагорье осталось позади, и мы спустились в гостеприимную долину, еще покрытую зеленым ковром, усеянным поздними цветами. Утреннее солнце, уже совсем не такое теплое, как раньше, заставляло траву и маленькие озера искрить, будто покрывая их блестками. Картина была бы идиллической, если бы не темные мысли. Прекрасное место для поселения, какой-нибудь уютной сонной деревушки — удивительно, что эта долина осталась дикой, не сохранив даже следов прошлой цивилизации.

И так день за днем, холм за холмом, овраги, поля, ручьи, хищные леса… Сезон заканчивался. Каждая ночь становилась холоднее предыдущей, все чаще с небес начинали падать мелкие капельки осеннего дождя. Тесс замерзала, и мне пришлось отдать ей свою куртку. Спустя несколько недель странствий и блужданий, мы подошли к окраинам мертвого города — как раз туда, куда и планировали. Теперь по ночам нужно быть начеку — дикая природа сменилась руинами, в которых — глубоко под землей — жили люди, а это могло значить только одно… Роботы тоже будут здесь. Я не верил, что Кардарат оставили в покое — скорее, напротив, бросив основные силы на Рим, машины выслали подкрепления и сюда. Припасы подходили к концу… И если нас с Весельчаком это не слишком заботило, то у девушки были серьезные причины для беспокойства.

Я многие годы был искателем. Весельчак — еще дольше. Жители Кардарата не спешат на поверхность — поэтому в этих руинах еще многое можно найти, если готов идти на риск. И ради еды мы были готовы. Ночью, у потрескивающего костра, было решено отойти от намеченного маршрута и, прежде чем попытать счастья в подземельях, обыскать пару примечательных зданий.

— Ты ведь знаешь, что мы можем встретить внутри? — спросил я Тесс, наблюдая, как тени играют с ее лицом.

— Я никогда не видела Искаженных. Но историй слышала много.

— Будем надеяться, что историями твое знакомство с ними и ограничится. Но, в любом случае, когда мы войдем внутрь…

Весельчак продолжил за меня.

— Стреляй метко и ни шагу не делай без нашего разрешения. Не отставай, не забегай вперед; если я говорю «стой», значит, стой как вкопанная. Если Магнус скажет, что пора готовить стволы — заряжай свой раритет, — мертвец кивнул на арбалет спутницы.

Он тише, точнее и надежнее ружей — так она нам сказала. В любом случае, на ближайшие сотни миль оружейных и мастерских не предвидится, так что придется пользоваться, чем есть. Тесс уверяла, что броню роботов ее болты пробивают на ура. К счастью, пока ни одна железка не встала у нас на пути, поэтому шанса проверить арбалет не оказалось. Окраины города встретили нас молчанием, запустением и воющим ветром. Древние здания, низкие и высокие, целые и полуразрушенные, смотрели мертвыми окнами-глазами, биостекло которых все еще исправно пропускало свет солнца. Асфальт городских дорог или нечто, на него похожее, давно потрескался и явно проигрывал в борьбе с травой и грибами.

— Я заберусь наверх, осмотрю местность. Укройтесь вон за той грудой камня и ждите.

Весельчак кивнул и, зарядив «Дворнягу», увлек Тесс за собой. Они спрятались за большой каменной плитой, которая лежала посреди улицы. Я побежал вверх, по обломанным ступеням одного из зданий, анализируя входящий поток данных. Звуки, даже самые тихие и неприметные, не ускользали от моих систем, и я чувствовал — что-то не так. Насколько робот может чувствовать.

Я осторожно выглянул из-за укрытия — того, что когда-то гордо называлось стеной. Не знаю, на какой этаж мне удалось забраться, но достаточно высоко — глазам открывалась панорама всего города и даже окрестностей. Я был прав, чувствуя неладное — вот они, бредут по улицам, выискивая пути в Кардарат. Солдаты плато, штурмовики… Видно и пару берсеркеров. Видимо, Уста решили выпустить свои щупальца во все стороны сразу. Это всего лишь разведка — единичные машины и небольшие отряды, прочесывающие руины в поисках людей. Интересно, знают ли они о мутантах брошенных зданий? Избегают ли их? В любом случае, пока что мы были в безопасности — сканеры роботов направлены туда, в самый центр, где на разрушенной площади чернеют врата бункера.

Кардарат — особенный город. Его населяют потомки самых настоящих людей, еще тех, кто видел Катастрофу… Любопытно, остались ли у них записи о ней, воспоминания предков — хоть что-нибудь? Скорее всего, да, но они никогда и ничем не станут делиться с чужеземцами — ведь некоторым искателям удалось проникнуть внутрь, но уходить пришлось ни с чем. О «гостеприимстве» кардаратцев известно всей планете. Солнце — это бог, а свет — его дар. Им, там, под землей, под электрическим светом ламп эпохи Расцвета, чуждо тепло поверхности. И все мы, кто топчет пыльную землю — еретики, богохульники, наслаждающиеся божественным даром сверх меры. Воры и бандиты, обокравшие их бога. Бункер легко открыть — он и не заперт; жители просто не хотят идти на поверхность. Поколения сменяли друг друга, и в головах кардаратцев подземная жизнь стала нормой. У входа в бункер, за его дверью, люди прошлого установили боевое орудие — неизвестной конструкции, непонятного действия. Привратник все время дежурит у него — изгой и отщепенец. На эту роль всегда выбирают того, кто не смог найти себя в подземном обществе — он живет у орудия, а еду ему приносят из подземелий. Он — ближе всех к свету, поэтому его ненавидят.

Единственное, что известно об этой пушке Кардарата — она стреляет чистой энергией. Каким образом? Этого нам знать не дано, ибо никого, кроме привратника, не разрешается к нему подпускать. Наказание — смерть! Хотя, для жителя поверхности любой проступок в Кардарате может окончиться смертью. И именно этих твердолобых чудаков нам предстояло просить о разрешении пополнить припасы… В руинах есть и другие люди — к сожалению, хорошо нам с Весельчаком знакомые, и у них патронов с едой раздобыть точно не удастся — если только заработать еще один выстрел дробью. Как знать, может, храмовники Великого Предопределения тоже воюют с машинами. Я спустился вниз.

— Роботов полно к центру города. Придется как-то их обойти, когда двинемся в Кардарат.

— Что ж, было глупо надеяться, что удастся проскочить без проблем, — покачал головой Весельчак, — Ничего не поделаешь. Кстати, погляди, что Тесс нашла!

Девушка протянула мне маленький синий цветок.

— И что же в нем особенного?

— А ты приглядись, — улыбнулась Тесс.

Я понял — он не был хищным! Я улыбнулся в ответ и вернул девушке цветок, а Тесс бережно положила его в карман.

— Ну что, Весельчак, есть идеи, куда двинемся?

— Есть. Даже несколько. Но одна привлекает меня больше остальных — в южной части города стоит большой торговый центр. Нам нужны припасы, Магнус… Много припасов. Все полезное, что сможем найти.

— А силы у нас есть, чтобы встретиться с «покупателями» этого центра?

— Справились с тобой вдвоем тогда, в госпитале, совладаем и сейчас.

Крадучись, мы шли по заброшенным, заваленным камнями и осколками цивилизации улицам, стараясь не попасть в поле зрения сканеров. Издалека донесся странный звук — как будто воздух дрогнул, а потом его заполнил нарастающий гул. Всего несколько секунд — и все прекратилось.

— Что это было? — спросила Тесс.

Мы с Весельчаком угрюмо переглянулись.

— Пушка Кардарата заговорила. Значит, не так уж безопасно под землей. Какое-то время они смогут их сдерживать, но как только армии Зеленого плато закончат с Римом — если смогут его взять — подземному царству конец, это точно.

— Интересно, слышат ли ее сами жители, глубоко в бункере? — задумчиво произнес Весельчак. — Знают ли, что это означает? Или они даже под страхом смерти не сунутся под солнечный свет...

Здание «торгового центра» нависло над нами. Окна его фасада были расположены странно — немного фантазии, и центр превращался в злобное чудовище с искаженным лицом. Вокруг ни души; даже не слышно шагов роботов — то ли они все стянулись к площади, то ли не считали рациональным патрулировать эту улицу. Но стоило мне подумать об этом, как за ближайшим углом раздалось подозрительное жужжание.

— В укрытие! — прошептал я.

Мы прижались к очередному обломку стены, который возвышался на дороге, как одинокий клык. Робот-солдат с приведенным в боевое положение щитом медленно прошествовал мимо. На мгновение остановился у самого входа в торговый центр и повернулся к нашему укрытию. Неужели заметил?.. Сканер пробежался красными лучами по каменной поверхности, и робот-солдат мучительно медленно двинулся к нам, не отключая прибор. Он никак не мог понять, что перед ним — потенциальная цель или обычный мусор. Весельчак щелкнул курком пушки. Робот насторожился; копье с лязгом выдвинулось из паза на предплечье. Но в последнюю секунду, когда я уже был готов вступить в бой, солдат развернулся — из-за закрытых дверей торгового центра раздалось невнятное бормотание и нечто, похожее на смех. Сканеры обнаружили что-то в пыльной тьме руин, и робот уверенным шагом двинулся внутрь. Тесс шумно выдохнула.

— Рано расслабляться, — я бросил на нее быстрый взгляд, — он может выйти в любой момент. А если нет — придется столкнуться с ним внутри.

— Идем, — Весельчак выглянул из-за укрытия, — нам все равно туда же, ждать тут еще опаснее. Уж одного-то робота мы втроем одолеем.

Двери разъехались в стороны, пропуская нас вслед за солдатом плато. В обширном холле царили запустение и пыль — следы боевой машины уводили куда-то наверх, по неработающему эскалатору. Звук его тяжелых шагов эхом отдавался далеко впереди. Он преследовал кого-то — хотя мы с Весельчаком уже знали, кого… Только одни существа могли обитать в этих забытых залах. Сейчас не время для искателей — они не сунутся в город, полный железок.

— Так… Пусто. Мертво, — оглядывалась Тесс.

— Надгробные камни на могиле ушедшей эпохи, — кивнул Весельчак. — В руинах всегда чувствуешь это. Ну, не станем терять времени… Куда сначала, Магнус?

Я осмотрелся. Где-то еще висели вывески, кое-где даже работали. Но вот надписи я разобрать не мог, зато вспомнил, что Тесс сильна в старом языке.

— Тесс, будь добра, переведи нам, что написано на работающих вывесках.

Девушка вгляделась в горящие надписи.

— Так, здесь «одежда»… Какое-то кафе при входе… И указатель — видимо, к остальным торговым местам.

— Заглянем в кафе. Может, повезет с холодильником, как тогда, в госпитале, — повернулся я к мертвецу.

— Хорошо. У нас как раз подходит к концу нормальная пища, — улыбнулась Тесс.

Кафе сохранилось удивительно хорошо — даже столики со стульями еще остались. Пыль, пластик и обломки строительных материалов завалили барную стойку. На нас одиноко смотрел старый, наполовину обратившийся в прах, человеческий череп, лежащий прямо на столе. В самом зале не было ничего примечательного, кроме пустой аптечки, поэтому мы принялись разбирать завал у входа в кухню, и вскоре нам это удалось. Я, пригнувшись, шагнул на разбитый кафель. Такая же картина запустения, но догадка оказалась верной — завал сохранил нам холодильник! Словно сундук с сокровищами, он стоял в одном из углов, помятый, но все еще целый. Я осмотрел устройство со всех сторон — уже не работает. Наверное, блок батарей сел или поврежден… Впрочем, не так важны батареи, как консервированная еда — при условии, что она там еще осталась. Я рванул ручку двери на себя, но та не поддалась, а холодильник жалобно застонал.

— Дай-ка я, — Тесс отодвинула меня в сторону и извлекла из сумки небольшой ломик.

Не прошло и пары минут, как с хрустом древний агрегат сдался — все внутри было покрыто гадкой слизью.

— Фу! — Тесс поморщилась и отпрянула, зажав нос рукой.

Весельчак хохотнул. Мои анализаторы показывали зашкаливающее содержание токсинов в этой клейкой массе.

— Вот и поели, — огорченно сказал я.

— Что это за… — Весельчак ткнул в массу какой-то железкой, которую подобрал под ногами, и зеленое желе заколыхалось.

— Видимо, то, что случается с едой, когда в холодильнике перестают работать батарейки, — усмехнулся я. — Смотри.

Я указал на большой старый контейнер, из которого и произрастала эта плеснеподобная масса. Если приглядеться, она продолжала расти, медленно захватывая пространство. Мы обыскали кухню целиком — абсолютно ничего полезного. Либо все разобрали еще до завала, либо здесь никогда ничего и не было. Один лишь мусор да пустые банки.

— Итак, что нам известно? — нарушил тишину Весельчак, пока мы шли по пустым торговым рядам. — Искаженный здесь есть в любом случае, потому что робот кого-то заметил. Кого-то, кто оказался приоритетнее нас как цель. Саму машину тоже не стоит со счетов сбрасывать. Значит, противников двое… Как минимум.

— Точно, — кивнул я, — внимательнее по сторонам глядите.

Тесс зарядила арбалет. Ряды магазинов располагались по краям здания, а в центре высилась статуя какого-то человека, от пола до потолка; может, видного политического деятеля или мецената. Хищные лозы опутывали древнюю скульптуру, перекидываясь на парапеты этажей. У изваяния были обломаны руки, ноги изрыты трещинами и выбоинами, а лицо просто превращено в каменное месиво.

— Поразительно… — Тесс украдкой разглядывала статую.

— Не то, что сейчас, а? — усмехнулся Весельчак. — Это вам не дома из...

Его прервал мужской смех. Тесс молниеносно прицелилась вверх, туда, откуда исходил звук. Эхо понеслось по залам, отпрыгивая от стен, где-то застучали шаги. Послышался лязг железных стоп солдата. Резкий скрежет. Еще несколько минут мы стояли, не шелохнувшись, в ожидании, но… Ничего не произошло. Звуки затихли и больше не нарушали тишины. Мы снова двинулись вперед, обходя магазины, в основном пустые и разрушенные. В одном из них нам все же улыбнулась удача.

— Что это? — Тесс указала пальцем на нечто, лежащее в пыли, когда мы уже собрались уходить.

Весельчак вгляделся в блестящий предмет. Я подошел ближе и смахнул рукой слой пыли; судя по вывеске, которую прочла Тесс, это был ювелирный магазин. Я взял в руки крупный алмаз в оправе из черного металла.

— Ого… — выдохнул Весельчак. — Знаешь, сколько динариев готовы вывалить за такую безделушку «мягкотелые» в Риме?..

— Представляю, — сказал я, — но мне он ни к чему, — в раскрытую ладонь Тесс опустилось украшение. — Ты его нашла. Забирай.

— Он так красив… Смахивая мельчайшие пылинки с блистающих граней, девушка, не отрываясь, смотрела на находку.

Но нас снова прервали. На этот раз — крик.

— Тесс!

Имя прозвучало в тишине, как приговор. Я удивленно повернулся и посмотрел на своих спутников. Весельчак помотал головой:

— Это не я.

Лицо Тесс стало белее мела.

— Тесс, где же ты?!

Это был голос Линфельда. Линфельда Хартштайнера, ее отца. Как он мог оказаться здесь?..

— Папа? — неуверенно ответила девушка.

— Тесс! — снова прозвенел крик. — Спускайся вниз, где ты бродишь?

Девушка беспомощно посмотрела на меня. Я покачал головой и приготовил револьвер; винтовка пока отправилась за спину. Ее отец — здесь? Быть того не может! В памяти всплыли университет и девочка, что жила в нем. Но в этот раз было что-то иное — если это Искаженный, то почему он говорил? Еще и так похоже, не отличить?..

Я выглянул из проема и осторожно посмотрел вниз. Вот он, у входа, бродит по кругу. Действительно — Линфельд, но и не он в то же время — самозванец никак не мог встать спокойно, все время шевелил руками, будто не знал, чем себя занять. Отец Тесс так обычно не делал. Но этого недостаточно для того, чтобы начать стрелять без предупреждения.

— Что скажешь? Встречал что-то подобное? — спросил я у Весельчака.

Мертвец озадаченно покачал головой.

— Не припомню. Есть у меня одна идея, но ее нужно проверять. У нас много воды?

Я быстро осмотрел запасы.

— Достаточно.

— Отлично. Выйди из магазина и в проходе налей целую лужу. Так, чтобы наш гость не видел.

— Эй, для чего все это? — спросила Тесс.

— Дочка! — раздался крик снизу.

— Увидишь, — сказал Весельчак, — ответь ему! Скажи, что ты наверху.

— Я… Я здесь! — крикнула Тесс.

— Где?

— Наверху, в магазине!

В холле прозвучали тяжелые шаги. Линфельд спешил, шел наверх. Я устроился за одним из истерзанных обломков статуи, который лежал прямо в проходе, рядом с парапетом. «Ноктюрн» готов. Весельчак извлек шпагу, но не стал выходить на свет, а притаился в тени, наблюдая. Он напряженно смотрел на лужу, которую я разлил в проходе.

— Тесс? — Линфельд поднялся к нам.

Он увидел свою дочь, стоящую на дрожащих ногах и со взведенным арбалетом.

— Папа, как ты здесь оказался?..

— Дочка, пора домой. Рим ждет! — Линфельд протянул руку, но Тесс не сдвинулась с места. — Ну же!

Девушка не ответила. Тогда старик медленно двинулся вперед, не опуская руки. Вторую он то засовывал в карман, то вынимал и принимался хлопать себя по бедру.

— Стреляй! — крикнул Весельчак. — Это доппельгангер!

Он смотрел на отражение в луже — из воды глядел не старый вояка, а мерзкое существо с серой кожей, похожее на рыбу на паучьих ногах. Тесс не смогла спустить стрелу. Я выпрыгнул из-за укрытия и трижды выстрелил в «Линфельда» — старик споткнулся, взмахнув руками. Его тело забурлило и смазалось, превратившись в полупрозрачную массу. Из нее сформировалось то тело, которое отражалось в воде — засмеявшись, доппельгангер скривил человеческое лицо и прыгнул высоко вверх, вцепившись в потолок. У Тесс волосы встали дыбом. Она выстрелила из арбалета, но стрела глухо стукнула в крышу далеко от цели. Доппельгангер, или, как его звали по-простому, двойник, побежал прочь, прячась в темноте.

— Что… Что оно такое? Почему превратилось в отца? — губы у Тесс дрожали.

— Двойник, — ответил Весельчак; я усадил девушку на камень и дал глотнуть воды, — Искаженный, читающий мысли. Он принимает образ твоих воспоминаний и пытается заманить в ловушку, чтобы сожрать. Я всего один раз сталкивался с ним.

— Но почему именно я? Почему отец?

— Значит, так сильны твои воспоминания о нем. В моей голове доппельгангеру читать нечего — я ведь мертв. У Магнуса он тоже не сможет уловить мыслей. Ты — идеальная мишень.

— Он еще вернется?

— Обязательно. Искаженные не бросают добычи.

Мы взобрались на этаж выше; я успел перезарядить револьвер и теперь то и дело поглядывал на потолок, в любую секунду ожидая увидеть серую ползучую мерзость.

— Кажется, второй игрок выбыл, — засмеялся Весельчак.

На полу валялась груда металла, в которой угадывался поверженный робот-солдат. Он еще дергался и искрил, а у искореженного тела лежал крупный кусок бетона с арматурой. Видимо, монстр использовал именно его.

— Какой же силы эта дрянь, раз смогла повергнуть солдата?

— Достаточной, чтоб оторвать тебе руки, — отозвался мертвец, — с ними редко кто встречался; но я то тут, то там слыхал разные небылицы о доппельгангерах. Когда мне выпала честь лично с таким встретиться, он был в изначальном обличье — сегодня я впервые увидел, как они могут менять форму.

— Тесс! — крик зазвучал откуда-то спереди.

Девушка сильнее сжала арбалет.

— В этот раз не уйдет.

Линфельд выглянул из очередного проема.

— Тесс, немедленно вернись домой!

— Заткнись! — выкрикнула девушка, и арбалетная стрела вонзилась в глаз самозванцу.

Тот снова расплылся, нырнув за угол. Но когда я с оружием наготове впрыгнул в последний отдел центра, двойника внутри не оказалось. Пропал — то ли прятался где-то, то ли как-то еще смог от нас ускользнуть.

— Ушел, — вздохнул я и убрал револьвер в кобуру.

Очередная пустышка; ничего полезного — только камень да разводы ржавчины. Ни еды, ни патронов — абсолютно ничего. Мы потратили столько времени зря…

— Кажется, в этот раз не повезло.

— Да уж, — кивнул Весельчак, осматриваясь, — делать нечего. Придется испытывать удачу и пытаться проникнуть в Кардарат. Давайте хотя бы вернемся к останкам солдата и попробуем набрать полезных деталей или чего-то такого… У него же они есть, Магнус?

Я призадумался.

— Можно было бы попробовать забрать у него силовой щит… Но тогда придется искать подходящий источник питания и куда-то крепить. Больше мороки, чем пользы.

— Ну и черт тогда с ним. Пошли отсюда.

Едва эти слова сорвались с губ Весельчака, как Линфельд, подкравшись сзади со зверской улыбкой на лице, схватил Тесс и сжал ее шею:

— Дочка, пора домой!

Девушка попыталась закричать, но из горла вырвался только сдавленный хрип. Я стремительно обернулся и выхватил револьвер, но попасть в двойника было невозможно — только если стрелять через Тесс. Доппельгангер начал медленно отходить назад, подволакивая ногу; Тесс нанесла ему удар локтем, но «Линфельд» даже не моргнул. Тогда девушка рванулась что было сил и смогла освободиться от хватки чудовища. Я тут же выпустил в двойника весь барабан. Монстр принял свое настоящее обличье, но вместо того, чтобы бежать, прыгнул вперед и сбил меня с ног. Его слюнявая пасть оказалась рядом с лицом Тесс. Девушка зажмурилась.

— Не спеши! — Весельчак пронзил тварь шпагой, и доппельгангер, рыча, отпрянул.

Тесс выстрелила, попав двойнику в одну из ног; монстр с визгом упал, но поднялся снова. Ненадолго — одновременно с арбалетным болтом в нее впились несколько пуль из моей винтовки. Кажется, на этот раз его серьезно задело — паучьи ноги, наконец, подкосились, и серокожее нечто рухнуло, как тюфяк, подняв облако пыли. Тесс тяжело дышала.

— Он мертв?

Весельчак пнул исчадие Катастрофы ногой.

— Да. Тебе повезло, что твой первый Искаженный — вот это, а не та тварь, которую мы встретили в госпитале. По крайней мере, уйдешь отсюда без седых волос.

Мы решили сделать привал прямо в торговом центре, на втором этаже — меньше риск быть схваченными роботами и больше шанс заметить незваных гостей. Кто знает, вдруг в подвалах этого места еще бродят другие доппельгангеры? Или кто-то более страшный и крупный?

Тесс ежилась и куталась в обрывки теплой ткани, которые гордо называла «пледом». Костер, понятное дело, разводить не стоило по целому ряду причин. Я отключился, как обычно, всего на часок, чтобы пополнить запасы энергии, Весельчак стоял на страже, а Тесс спала, то и дело просыпаясь от ночного холода и образа отца в кошмарах. Шорохи, постукивания, шелест — все это сопровождало искателей в заброшенных местах.

— Мы пойдем в подвалы? — спросил меня Весельчак, постукивая пальцами по «Дворняге».

Я снова включился, и мои стеклянные глаза приобрели осмысленное выражение.

— Нет. Теперь самое сложное — попробуем пройти в Кардарат. У нас припасы на исходе, и если мы с тобой переживем, то Тесс нужна еда. Здесь искать бессмысленно — в подвалах ее вряд ли хранят, а холодильники пусты или доверху наполнены слизью. Есть только два пути — искать пропитание в других заброшенных зданиях или попытать счастья в подземном королевстве. Второй мне кажется более удобным.

Весельчак кивнул и в который раз перегнулся через парапет, разглядывая первый этаж. Тихие шорохи, похожие на шаги, заставляли все время быть настороже.

— У меня еще осталось немного вяленого мяса, — внезапно сказала Тесс, — я протяну несколько дней. Не стоит так рисковать из-за меня одной.

— Мы думали, ты спишь, — я присел возле девушки, приводя в порядок винтовку, — видел я твои запасы. Там на два дня максимум. Не для того мы брали тебя с собой, чтобы ты умирала от голода в брошенных руинах. Если не смогли добыть еды здесь, придется искать ее под землей. Нам все равно нужно рассказать им об армии роботов у Рима… Если, конечно, Рим еще стоит.

— Не говори так. Отец не сдаст им город...

Я вздохнул. Хотелось бы верить. Утро разбудило древний город, погрузив его в белый густой туман. Тесс так и не смогла нормально поспать; шорохи и стуки не прекращались ни на минуту, словно снаружи кто-то ходил дозором вокруг нашего убежища. Периодически доносилось глухое уханье орудия Кардарата — привратник пытался отогнать роботов. Я осторожно вышел наружу, держа наготове заряженную винтовку. Никого.

— Пошли, — кивнул я в полумрак здания своим спутникам.

Улицы приняли нас в холодные объятия. Вновь тяжело вздохнуло орудие, и внезапное дуновение ветра понесло по руинам клубы едкой пыли. Прячась от силуэтов роботов-солдат в тумане, мы подошли к площади — разбитые плиты корчились под ногами, словно после землетрясения, а в самом центре древнего места собраний высилась статуя — человек, держащий в руках нечто вроде глобуса. Врата бункера распахнуты; его широкие створки исторгли из себя внушительное дуло, которое то и дело поворачивалось из стороны в сторону. По площади кружили несколько солдат и берсеркер, а чуть в стороне стояли другие роботы, больше напоминавшие по форме колокола. От них исходило мерное жужжание и перестук.

— Это еще что такое? — прошептал Весельчак.

Тесс прицелилась в неизвестных ей противников.

— Регистраторы! — ответил я, вглядываясь в разноцветные лампочки, которые подмигивали с гладких тел роботов. — Так вот зачем они подставляются под выстрелы! Солдаты не пытаются пробраться внутрь — они собирают данные об орудии, провоцируя выстрелы… И наверняка отправляют данные прямиком на плато. Это значит, когда… — я осекся, — если роботы разобьют римлян, они подойдут сюда, уже вооруженные знаниями и новой тактикой. Кардарат падет за считанные часы!

— Тогда, — Весельчак порылся у себя под ногами и зарядил в пистолет горсть камней, — я их быстро заставлю уйти...

— Стой, — Тесс положила руку на ствол мертвеца и опустила его вниз, — Магнус, ты же… Сам робот. Что нам делать? Стрелять или попробовать что-то другое? Выстрелим — и все, включая берсеркера, ринутся сюда.

— Верно. Сейчас посмотрим… Найдите укрытие — видите вон те бетонные плиты? Которые будто стоят на дыбах. Залягте за ними, а я попробую подкрасться к регистраторам. Если меня заметят, Весельчак, тогда стреляй.

Мертвец кивнул и вместе с девушкой поспешил в укрытие. Они упали на пыльные камни, и король мертвецов прицелился, взяв на мушку ближайших солдат. Роботы маневрировали перед воротами Кардарата с поразительной ловкостью, уворачиваясь от смертоносного луча. Но не всем, видимо, так везло — перед бункером еще дымились останки нескольких андроидов. С каждым выстрелом регистраторы все лучше узнавали силу и слабость этой древней пушки… Значит, узнаю и я.

Как змея, я полз в пыли, не спуская глаз с берсеркера. К счастью, он был занят бункером, пробуя его стены на прочность гравитационными хлыстами. Сканеры громилы отключены — я не рисковал быть замеченным, пока передвигался скрытно. Солдаты развлекались с пушкой — регистраторы стояли без защиты. Иногда даже машины могут быть излишне самоуверенными. Я подполз к «колоколам» почти вплотную — можно было различить тихое подрагивание их маленьких колесиков. Каждый выстрел вызывал в них настоящий взрыв активности — они жужжали, скрипели, записывали, сохраняли, передавали… У этих болванок не было систем, которые могли бы меня заметить и идентифицировать. Просто приборы для измерения. Я подождал следующего выстрела; низкий гул скрыл все мои движения — так солдаты точно ничего не услышат. Я открыл заднюю крышку одного из регистраторов — на меня смотрели порты, шлейфы, разъемы и разнообразные кнопки. Посмотрим, что вы выяснили...

Мое тело раскрылось, выпуская на волю щупальца проводов, и я подсоединился к регистратору. В голову хлынули потоки данных, цифры, выводы экспертных систем, переменные… Роботы сильно продвинулись в изучении охранной системы Кардарата. У Зеленого плато даже сложилось приоритетное мнение — скорее всего, правильное. Луч представлял собой нечто особенное, чего мне еще никогда не приходилось встречать; поток частиц-хамелеонов — именно такое название им нашлось в архивах плато времен Расцвета. Частицы анализировали материал, с которым сталкивались и превращались в его противоположность. Это объясняло идеально круглые проплавленные отверстия в корпусах роботов. Антиматерия — только умная. Уста Истины хранили только одну запись об источнике такого рода материи — его запасов энергии хватит еще на многие тысячелетия вперед.

Что ж, теперь, когда я все знаю… Пора вставить палки в колеса нашим друзьям-железкам. Я перехватил управление данными с легкостью — система регистраторов была слишком примитивна. Подменил сигнал и выходные данные — на плато потекли совершенно неправильные цифры и замеры. Подкрался ко второму регистратору — немного простых манипуляций и, пискнув, «колокол» отключился. Облачко дыма сказало мне, что его главная плата сгорела и не подлежит восстановлению. Теперь роботам придется туго, когда они подойдут к вратам. Солдаты продолжали самозабвенно подставляться под луч антиматерии — разумеется, они считали, что регистраторы работают и отправляют все новые и новые данные. Я вернулся к своим друзьям.

— Теперь нужно как-то проникнуть внутрь. Предупредить жителей, набрать припасов и двигаться дальше.

— Начнем стрельбу?

— Иначе никак, — кивнул я.

Мы укрылись за корпусами регистраторов.

— До входа метров двести… — прошептала Тесс.

— Будем импровизировать? — Весельчак улыбнулся шире обычного.

— Как всегда, — ухмыльнулся я в ответ, — к нам ближе всего четверо солдат — трое на страже и тот, что крутится у пушки… Берсеркер — самый опасный из всех, он пытается ломать стены, но, если заметит нас, доберется за десяток секунд. С ним-то мы что можем сделать?

— Только бежать, — вздохнул мертвец.

— Ну, — я перезарядил винтовку, — тогда удачи нам.

 

  • Записки обреченного / Элиза Лим
  • Глава 27. Заблуждение / Орёл или решка / Meas Kassandra
  • Пара лет одиночества / Эйта
  • Герда / Жемчужница / Легкое дыхание
  • Рим / Вальтер Светлана
  • « Несчастный не тот, кто ищет, а тот, кто находит» / Конфликт близнецов / Сима Ли
  • Афоризм 600. О любви. / Фурсин Олег
  • страдания зятя верлибром / Тёща приехала / Найко
  • Сердце / Белка Елена
  • Моя история / Бобби Нил
  • Идущий вперед / Климова Елена

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль