Глава 4

0.00
 
Глава 4

Последние пару часов мы ехали в молчании. Путешествовать в карете было ужасно утомительно. Лучше бы на лошади. Там хоть просто мышцы болят, а тут вся филейная часть уже плоская стала. Да еще и укачало, уже носом клюю. Ириену, похоже, было не лучше, и его кислый вид немного грел мне душу. Было слышно, как за окном переговаривается Калим с возничим. О чем-то спорили солдаты, и был слышен голос Миха, пытающегося отвлечь Рована от Сата, который уже практически рычал от очередной истории колдуна.

Внезапно лошади дернулись, чуть остановились и вдруг рванули с места как ужаленные. От резкого толчка я полетела вперед и свалилась на перепуганного Ириена. Попыталась встать, но карету снова тряхнуло, и я опять повалилась на него. Он придержал меня одной рукой, второй как можно сильнее цепляясь за ручку. Возничий что-то кричал, а чуть погодя раздались и крики воинов, сначала вдалеке, а потом все ближе.

Карету стало трясти сильнее. Видимо мы давно съехали с дороги и мчались просто по полю. Я попыталась подобраться к окну. В этот момент лошади резко повернули, и карета на всей скорости чуть не перевернулась, заставив на этот раз Ириена упасть на меня. Незаметный пасс рукой, и карета выровнялась, даже как будто трястись стала меньше.

Я взглянула на Ириена. Он больше ничего не делал, просто сидел, вжавшись в сидение, сосредоточенный и бледный. Даже губу закусил.

Мне удалось наконец высунуться из окна.

— Что случилось? — окликнула я возничего. Тот тоже еле держался, так и норовя выпасть со своего места на землю.

— Тьма его знает! На пустом месте рванули как ошалелые, не могу остановить. Не слушаются совершенно. Узду, наверно, закусили, Темный их побери, — мужчина был ужасно перепуган. Лицо побелело, а с висков стекал пот.

Нас уже почти нагнали Мих с Саттаром и Калим. Мужчины что-то обеспокоено кричали возничему и, кажется, мне. Но мне уже было не до этого. Гром покорно бежал за каретой, не понимая, что вообще происходит. Но и остановиться не мог. Привязала я его на совесть. Наемники всячески пытались остановить лошадей, но тоже ничего не выходило. Кони неслись по какому-то только им ведомому маршруту и вообще не собирались останавливаться. Пока нам везло, и мы неслись по относительно пустым местам, но кто знает, куда они рванут дальше.

Решение пришлось принимать быстро.

— Держись крепче! И не вздумай прыгать — все кости переломаешь, — бросила я Ириену. На секунду наши взгляды встретились.

— Будь осторожнее… — сказал милорд. Я кивнула.

Ногти на моих руках удлинились, и я вцепилась ими в крышу кареты. Надеюсь, на такой скорости мои руки мало кого привлекут. Подтянулась и вылезла из окна. Цепляясь когтями, стала осторожно перебираться на место возницы.

Мужчина уже бросил поводья, все равно от них толку нет, и судорожно цеплялся за все, что мог. Лошади неслись с бешеной скоростью. Мих с Сатом неслись рядом, внимательно смотря на меня, и по их виду можно было сказать, что они считают меня сумасшедшей. Мих, поняв мои намерения, в ужасе закричал мне остановиться.

Я присела, вцепившись когтями в пол, получше прицелилась и прыгнула на спину одной из лошадей. Конь немного дернулся, но в целом почти не отреагировал на внезапное вторжение. Очень странно. Я покрепче ухватилась за гриву, достала кинжал и быстро перерезала внешние постромки, связывающие коня и повозку. Потом перегнулась, ухватила за гриву вторую лошадь, оттолкнулась от первой и уселась на спину второй. Странно, но они почему-то практически не реагировали на мои действия и перемещения, курса не меняли, лишь слегка подрагивали подо мной. Я перерезала постромки и там. Если бы карета не была зафиксирована магией, сейчас она вихляла бы куда больше.

Осталось основное. Я покрепче ухватилась за лошадь и свесилась возле шеи. Внутренние постромки были жестче. Как только мне удалось их перерезать, карета отделилась от упряжки и начала останавливаться. К ней подъехали наемники с Калимом, и перехватили, удерживая от падения. Кони продолжали бежать, не сбавляя скорость. Даже наоборот, освободившись от ноши, побежали быстрее. Я оттолкнулась от седла и прыгнула, в последний момент сгруппировавшись. Очень сильно ударилась плечом, так, что на миг казалось, что взвою от боли, и покатилась по земле, как волчок, пока наконец не остановилась. Была бы человеком, точно все кости бы себе переломала. А так только куча ушибов, ссадин и вывихнуто плечо. Но боль все равно была дикая.

Держась за плечо, аккуратно встала на четвереньки, а потом смогла и выпрямиться. Все тело саднило. Я огляделась. Ириен был жив-здоров, рядом с ним стоял Калим, а ко мне уже бежали спешившиеся и явно взволнованные Мих и Сат. Кони так на всей скорости и ускакали прямо в лес. Вовремя мы от них отвязались. С деревьями разминуться бы не получилось.

— Гвен, ты в порядке? — на бегу спросил Мих.

— Порядок, чуток плечо только вывихнула.

Ко мне подошел Саттар. Мужчина осторожно ощупал мою руку. Рывок и резкая боль, как вспышка. Я стиснула зубы.

— Спасибо, Сат, — осторожно пошевелила плечом. Все на месте. Боль быстро начала отступать. И мы двинулись к остальным.

В итоге больше всех пострадала я. Даже карета выглядела вполне сносно, правда, недолго. Уже через минуту она начала крениться, заскрипела? и у нее отвалились сначала два колеса, а потом и дверь. Мы все взирали на это зрелище с нескрываемым удивлением. Видать, действие магии закончилось.

— Ну и тьма с ней! Все равно в ней было неудобно, — философски заключил Ириен. Мы посмотрели на него еще более большими глазами.

— Господин, с вами точно все в порядке? Головой, часом, не ударились? — вкрадчиво поинтересовалась я.

— На себя посмотри! Я в порядке. Возвращаемся к остальным.

От потери кареты я, признаться, тоже не расстроилась, даже порадовалась. А вот коней было жаль. Можно их, конечно, пойти поискать, но кто знает, как далеко они убежали. А побегать несколько часов по лесу мне никто не даст.

Калим с остальными пошли вытаскивать все вещи Ириена из кареты, а я подошла к растерянному Грому.

— Хорошо хоть тебя не потеряла, дружок! — я ласково погладила его теплую морду, успокаивая, и отвязала от остатков повозки.

— Подвинься, — ко мне со спины подошел Ириен и, нагло взяв за талию, отодвинул вбок. А потом также нагло, не дав мне даже возмутиться, залез в седло и взял у меня уздечку.

— Это вообще что такое?! Это мой конь! А ну слезай немедленно, — на мой крик обернулись остальные наши спутники и заинтересованно наблюдали забавную картину. Я запнулась: «Господин, будьте так любезны», — процедила я сквозь зубы. Ириен лишь усмехнулся.

— До того, как мы доберемся до остальных членов отряда, вынужден позаимствовать твою лошадь. После — сразу верну.

— А я?!

— А ты можешь ехать вместе со мной. Твой конь вполне выдержит двух седоков, — ничуть не смутившись, ответил белобрысый.

— А может это ты… то есть вы, господин, поедите вторым седоком в паре с кем-нибудь другим? Все-таки это МОЯ лошадь, — я выразительно на него посмотрела, но эффекта данное действие не возымело.

— Вот еще, чтоб я ехал в обнимку с другим мужиком?! Да еще когда рядом есть прекрасная женщина с собственным конем?! Ты меня за дурака держишь или извращенца?

— За наглого избалованного бабника и придурка… — еле слышно пробурчала я себе в воротник.

— Что?

— Я говорю, хорошо, господин. Езжайте на Громе. А я, пожалуй, с Михом прокачусь. Мих, ты не против?

— Гы-ы-ы. Я всегда за! — наемник чуть не светился от счастья. Чтоб этого белобрысого мракобесы попутали. Я подошла к Миху, он протянул мне руку, помогая взобраться в седло.

— Как знаешь. Калим, ты закончил собирать вещи из кареты?

— Да, господин, все раскидали по вьюкам наших лошадей, — ответил Калим и помог возничему забраться к нему на лошадь.

— Тогда поехали, и так уже изрядно задержались.

Стоило нам наполовину приблизиться к нашим повозкам, как у меня появилось нехорошее предчувствие. Да такое, что даже поежилась, как от холода. А порыв ветра донес до меня запах крови! Ребята! На них напали!

— Мих, мы можем скакать быстрее? Что-то не так… — я постаралась выглянуть из-за широкого плеча наемника и посмотреть, что же происходит впереди, но для человеческого глаза было еще слишком далеко.

— Что-то знаешь? — мужчина явно напрягся от моих слов.

— Нет, просто предчувствие...

Он кивнул и пришпорил коня.

— Эй! Вы куда? — Калима и Сата насторожило наше поведение, а когда мы пронеслись мимо ничего не ответив, то просто помчались вслед за нами, также как и Ириен.

Подъезжая к дороге, я убедилась, что была права, но мы не успели. Возле повозок лежало несколько трупов. Три принадлежали нашим солдатам, два чужим. Несколько человек были ранены, и судя по запаху, серьезно.

Не дожидаясь, пока Мих остановит коня, я спрыгнула на землю и подбежала к первому попавшемуся солдату.

— Где они?

— Как только услышали, что вы приближаетесь… ммм… — из груди у парня вырвался старательно сдерживаемый стон, —… побежали в лес… ммм… — он держался за кровоточащую руку и с трудом стоял, облокотившись о повозку.

Я, не дожидаясь остальных, кинулась вслед за нападавшими в лес, надеясь найти ублюдков по запаху. Сначала запах вел меня четко вглубь. Бежали они одной прямой дорогой, даже не думая петлять и путать след. Странно это. Профессионалы так не делают. А судя по нанесенному нашим солдатам урону, любителями они не были.

Я забежала уже достаточно далеко, когда внезапно след оборвался. Просто оборвался. Но этого не могло быть. Я трансформировала глаза, делая их волчьими, челюсть немного удлинилась, вытягиваясь в волчью пасть. Потянула носом, присмотрелась. Ничего! Вообще! Совсем! Что за мракобесовы проделки! Обежала лес в разных направлениях, прислушиваясь, принюхиваясь, но так ничего и не нашла. При этом меня не покидало чувство, что они где-то недалеко. Как такое может быть?! Побегав совершенно безрезультатно еще какое-то время, я вернулась к своим.

— Где ты была? — первым подлетел ко мне Ириен и буквально зарычал.

— Пыталась догнать нападавших, — я изучающе окинула его взглядом. Чего это он так разозлился, интересно?!

— И как результаты? — тон мужчины немного смягчился.

— Никак. Как сквозь землю провалились, — я в недоумении развела руками.

— Сквозь землю, говоришь. Ну-ну… — Ириен о чем-то задумался и отошел от меня, направляясь к Калиму.

Я подошла к его рыжему помощнику. Пожалуй, единственному оставшемуся целым. Впрочем, нет. Был еще Рован. Он тоже почти не пострадал.

— Что тут произошло?

— Как только карета и те, кто бросился вас спасать, скрылись из вида, на нас со спины напал отряд очень хорошо вооруженных и подготовленных людей. Одеты они были как разбойники, но у тех нет настолько дорогого оружия. Да и таких навыков.

Я кивнула. Да, чаще всего разбойниками становились просто лентяи, которым хотелось только получать деньги, а вовсе не зарабатывать. И навыки боя у них были исключительно бытовые. Попадались среди них, конечно, и действительно совсем отчаявшиеся, но таких были единицы. Да и их я никогда не понимала. Что значит отчаялся?! Если жив-здоров, с руками-ногами (а других в разбойниках и не водилось, убьют ведь сразу), то всегда можно найти работу, любую, справиться, выкрутиться. Но идти и отнимать с таким трудом заработанное у других, или лишать их жизни, дабы твоя тебе казалась не настолько никчемной — это было выше моего понимания. Впрочем, это их выбор. И если они так хотят — отговаривать не собираюсь. Тем временем парень продолжал.

— За вами было маг поехал тоже, но тут по двум солдатам удалило огненным шаром. У наших нападавших тоже маг оказался. Наш Рован только и успел вам вдогонку какое-то заклинание послать и к нам поспешил. Он эту магию блокировать пытался. Самого колдуна-то видно не было, видать, где-то в леске отсиживался, наблюдал оттуда да чары свои посылал. Если б не Рован, вообще все бы погибли. Но все равно нам сильно досталось. Четверо очень серьезно ранены.

Я проследила за взглядом парня. Четверо солдат действительно выглядели не очень, все в крови, с глубокими порезами. Над ними в прямом смысле колдовал Рован.

— А остальные получили раны попроще. Живы, конечно, но не в лучшей форме, — закончил рыжий и устало склонил голову.

— А из вещей что-нибудь пропало?

— Да, несколько свертков с едой, одеждой и оружием, но немного. Схватили только то, что с краю лежало.

Странно все это, ох как странно.

Я обвела взглядом место сражения. Взгляд зацепился за Ириена. Он подошел к Ровану.

— Как они? — спросил белобрысый колдуна. Его лицо было сосредоточенным и хмурым. Меж бровей залегла внушительная складка.

— Не очень, господин. Моя магия их поддерживает, но их нужно как можно быстрее доставить к городскому лекарю. Я осмотрел, обеззаразил и стянул заклятиями те раны, что смог, остановил кровотечение. Но им нужен покой, присмотр и снадобья. У меня с собой есть немного, но этого хватит только на первые сутки.

Ириен кивнул и задумался.

— Хорошо. Надо убираться отсюда побыстрее. Заночевать придется в лесу. Скоро стемнеет, ехать ночью не безопасно. А завтра отправимся в ближайший город. Собираемся.

Мы дружно взялись за дело. Разобрали вещи в повозках, осторожно переложили туда раненых. Вместе с ними в повозке поехал Рован. Ириен пересел с моей лошади на лошадь мага, остальные солдаты разместились во второй повозке.

Мы на несколько верст отъехали от того злополучного места и немного углубились в лес. Нашли подходящую полянку и стали устраиваться на ночлег. Раненые так и остались в повозках, остальные стелили на земле одеяла, вблизи кострища. Кто-то разводил костер, а кто-то уже даже успел высыпать в котел кашу. Для Ириена поставили палатку. Быстро темнело. И пока каждый был чем-то занят, я решила разведать местность.

Меня не покидало ощущение, что за нами следят. Так что проверить стоило.

Я отошла в лес, как будто по своим нуждам. Убедившись, что никто на мой уход внимания не обратил, двинулась вглубь. Когда люди исчезли с поля видимости, разделась, сложила вещи под кустом и начала перевоплощаться. Процесс неприятный, но быстрый. Сначала выросли когти и уши, изменился зрачок, лицо стало вытягиваться, выросли внушительных размеров клыки, а потом начало выворачивать тело. Будто на изнанку. Все тело покрылось шерстью, руки и ноги стали похожи на звериные лапы, и заключительный этап — хвост.

Я упала на четвереньки и принялась обходить нашу стоянку по кругу, стараясь не высовываться из темноты и тени деревьев и старательно вынюхивая все вокруг. Все было чисто, но ощущение пристального наблюдения меня не покидало.

Немного углубилась в лес, потом еще. Везде тишина и покой. Только зайцы бегают да ежи. Еще иногда волки, но те стараются обходить меня издалека. Нападают только в крайнем случае и стаей.

Я глубоко вдохнула прохладный ночной воздух. Ветер приятно шевелил шерсть. Запах листвы и свежести дурманил. Люблю лес. Особенно такой спокойный. Я поддалась волчьему порыву и упала на спину, катаясь по траве. Еще немного размяла лапы, взглянула в ночное небо. И чуть не завыла, завороженно глядя на низкую и полную луну. Но вовремя опомнилась.

Сегодня полнолуние, а я совсем забыла об этом. Фазы луны влияли на меня не больше, чем на любого другого человека, чуткого к перемене погоды или другим природным изменением. Разве что желание побегать по лесу, вот так, без причины, повыть усиливалось в разы. А с волчьими желаниями приходило и чувство одиночества. Может, прав был трактирщик, замуж пора. Нельзя же всю жизнь бегать от страха потерять любимого. Впрочем, сначала бегала не я, а от меня, когда мои возлюбленные открывали для себя мою "темную" сторону. Быстро так бежали, с криками, в ночь… Правда, наутро возвращались, только вот не одни, а в компании еще нескольких мужчин с вилами и топорами наперевес. И вот сколько раз пыталась им объяснить, что я не опаснее любого другого человека. Что не едят оборотни людей, и не нападают на селения, разве что какие-нибудь сумасшедшие! Ну так таких и среди обычных людей полно. Только вот слушать меня и вести переговоры с человеком, который в любую минуту может стать животным, от которого неизвестно чего ждать (да и какой вообще может быть у волка разум, только инстинкты, только голод, ага!) никто не желал, предпочитая не рисковать и на всякий случай прибить. Да и не любовь это была, видимо. Вон мама полюбила же папу, не сбежала. Но сколько бы раз я не пыталась начать все с начала, исход был один. Так что после нескольких одинаково неудачных попыток, я бросила это гиблое дело и старательно избегала любых нормальных отношений. Исключительно однодневные! Точнее одноночные. Да и те случались крайне редко. Не по мне это.

Конечно, как никто об оборотнях знали маги! Их еще в школе учат, что оборотень — можно сказать, ничем не примечательная личность с маленькой такой особенностью. И в целом они относились к нам спокойно, до первого преступления, естественно. Но и любовью не пылали, предпочитая брезгливо обходить. Видать, им там и особенности смены ипостаси в картинках показывали. Да и сама я к ним старалась не приближаться. Слишком мнят о себе много.

Были, конечно, и другие оборотни. Но проблема в том, что нас таких очень мало (и теперь я даже понимаю почему), и встретиться с другим представителем моей расы было огромной удачей. И даже если таковые были, то это были мои родственники, кровные! Потому как относительно поблизости обитали только мои дед с бабушкой, их дети (то есть мои дяди-тёти) и их дети (мои братья-сестры). Ну не в заморские страны же плыть в поисках судьбы, в самом деле?! Да и гарантии, что найдешь, никакой. А тут хоть все знакомое, родное. Вот и хотелось в такие ночи повыть погромче да пожалостливее.

Отогнав от себя грустные мысли, еще немного побегала, но, так и не найдя ничего достойного внимания, побежала назад. Вещи были под кустом, все в порядке. Отчего же так неспокойно?! Я оделась и вышла к своим.

Вроде все тихо. Каждый занимался своим делом, большая часть уже укладывалась на ночлег, кто-то еще болтал у костра. Только вот я слишком увлеклась прогулкой по лесу. Я подошла к костру и заглянула в уже пустой котелок. Ужина мне не досталось. В животе обидно заурчало. Хорошо хоть немного хлеба в сумке есть. Достала краюху и начала грустно ее жевать. Ладно, сама виновата. Дожевала, глотнула воды из фляжки и пошла к Ровану.

— Как ты тут? Помощь нужна?

— А, Гвен, да. Надо принести еще воды и снова промыть раны и перебинтовать, — парень выглядел замученным.

— Давай, я ими займусь, а ты пока поспи.

Я взяла ведерко, дошла до ближайшего родника. Многие уже спали, так что, чуть зайдя в лес, я спокойно использовала волчьи глаза. С ними дошла я быстро. Набрала воду и также быстро вернулась. Рован уже дремал возле раненых. Я осторожно присела рядом и аккуратно по очереди промыла всем раны, потом перебинтовала, найденными в сумке у мага бинтами. По запаху там же нашла нужные бутылочки с зельем и накапала по паре капель солдатам прямо в рот. Больше и не нужно. По себе знаю. И сама пользовалась, приходилось, и других лечила.

Когда закончила с солдатами, умылась сама и промыла наконец свои ссадины. Затягивались они быстро. Завтра уже буду в порядке.

Когда я вылезла из повозки, Ириен еще беседовал о чем-то с Калимом. Белобрысый заметил меня и жестом показал подойти. Я нехотя подошла.

— Гвен, ты спишь со мной.

— ЧТО?!

— Ну, рядом, в смысле. Я думаю, выбрать тебя в качестве моего телохранителя было верным решением. Сегодня ты оправдала мое доверие. А работа телохранителя, как ты знаешь, с наступлением ночи не заканчивается.

— Калииим! — я умоляюще посмотрела на командира. Но он только развел руками, мол: "Извини, ничем помочь не могу. Приказ господина". Сил спорить не было, так что я просто достала из вьюка одеяло и поплелась за Ириеном.

Дойдя до пункта назначения, Ириен залез в палатку. Я осталась снаружи.

— И угораздило же меня так влипнуть. Спать возле входа в палатку этого выскочки. Прямо как собака какая в ногах хозяина. Вот же гаденыш! Припомню я ему, все припомню, — бурчала я себе под нос, расстилая одеяло на земле.

Края палатки приподнялись, и показалась голова этого белобрысого.

— Если тебе так неприятно, то можешь залезать ко мне, будем спать вместе! Учти, я сверху, — Ириен премерзко улыбался.

— Ах ты… — я на секунду замолчала, подбирая ругательное, но не слишком обидное для заказчика слово, которое можно было бы сказать ему в лицо. Но так и не нашла. — Не дождешься!

Я улеглась на одеяло спиной к мужчине и продолжила бурчать.

— Как знаешь. А я бы не отказался. Все-таки у меня не было девушки уже целую неделю! Так что я даже согласен на тебя, — я чуть не зарычала, — впрочем, так еще лучше, когда лица твоего не вижу. Ты лежи-лежи, я тут тоже рядом полежу… в палатке. Впрочем, если представить, что этого куска тряпки между нами вовсе и нет, то можно подумать, что мы все-таки спим вместе. Или не спим… Ммм… — мечтательно протянул Ириен.

Я заскрипела зубами. Хотелось развернуться и врезать этому самодовольному хаму по его слащавой физиономии. Еле сдержалась и сделала вид, что сплю. Но уже через минуту услышала за спиной копошение, постанывание и почувствовала запах… Может, все остальное я бы и проигнорировала, но запах вывел меня из равновесия. Я резко подскочила и завалилась в палатку.

— А ну, дай сюда! Я тоже хочу! — я наплевала на вежливость и вырвала из рук Ириена копченую куриную ножку и жадно впилась в нее зубами. Недавно сжеванного хлеба было катастрофически мало, и сейчас мой живот просто не выдержал такого издевательства всего в шаге от него.

Мужчина сначала опешил от такой наглости, а потом расхохотался, глядя на жадно жующую меня. Отломил себе вторую ножку и начал жевать ее, снова постанывая от удовольствия.

Когда первый голод был немного утолен, я спросила:

— Ириен, а где ты взял курицу? — я отломила себе крылышко.

— На рынке купил, в Поморье.

Я чуть не подавилась.

— Так мы же там были два дня назад! Это что, она у тебя в сумке все это время лежала, на жаре? — я принюхалась, — хм, странно, нормальная, хорошая курица… Ничего не понимаю, — я задумчиво таращилась на кусок в моих руках, будто надеясь, что он сейчас заговорит и все мне расскажет. Но заговорила не курица.

— Так она магией запечатана была. Чтоб не портилась и запах не источала. А то бы уже давно отобрали всякие… — Ириен выразительно посмотрел на меня.

— Сам виноват, — буркнула я. Ириен лукаво улыбнулся. — Так ты это специально! Вот… — я скрипнула зубами.

— По-другому ты ко мне в палатку идти не хотела, — блондин виновато развел руками и вдруг стал серьезным.

— Ты оборотень! — это был не вопрос.

Тоже мне новость! Хотя очередным куском я чуть не подавилась. Вот леший, заметил все-таки.

— А ты маг! — как можно равнодушнее парировала я, пожимая плечами.

Теперь чуть не подавился Ириен.

— Давно узнала?

— Сразу.

На этот раз все-таки подавился, но быстро взял себя в руки.

— Ты же сам сказал, я оборотень. И все твои еле слышные заклятья мимо меня не прошли. Впрочем, и я тоже случайно услышала. Стояла бы значительно дальше — так и не узнала бы.

— Кто еще знает? — мужчина выглядел напряженным.

— А я почем знаю, — пожала плечами, — я не ходила по лагерю, не спрашивала. Ну, если ни у кого моего слуха больше нет, то, наверно, никто. А что — это великая тайна?

— Можно сказать и так. И пусть это останется между нами, хорошо?

— Ага, так же, как и моя маленькая особенность.

Ириен кивнул в знак согласия. Я, признаться, удивилась.

— А ты давно понял, кто я?

— Ну… сегодня… Я проследил за тобой, — он несколько виновато опустил глаза, впрочем, не так уж сильно.

Я прикинула, можно ли ему запустить обглоданной косточкой меж глаз, чтоб мне за это ничего не было. Ириен проследил за моим взглядом, все понял и поспешно уточнил:

— Да не собирался я за тобой подглядывать. Точнее собирался, но не для этого. Просто твое поведение было подозрительным. Мне казалось, что ты можешь быть с вязана с моими врагами.

— Хм, и много у тебя врагов?

— Пока не знаю, но боюсь, вскоре мне представится такая возможность.

Надо же, видел, как я обращаюсь, воочию и так спокойно при этом ест, даже аппетит не испортился. Видимо, картинки в школе им и правда показывают. Или он уже видел обращение вживую не раз?! Впрочем, сейчас это не важно.

— Думаешь, все те нападения были не случайными? — мне они тоже показались слишком необычными, но лучше уточнить.

— Уверен. Тебе удалось найти что-нибудь?

— Нет. И это очень странно. Вообще, все. И лошади вдруг понесли, да еще именно твою карету, да и поведение их было необычным. Когда я прыгнула на круп одной из лошадей, она не испугалась, не начала меня скидывать, только слегка вздрогнула. И они неслись так слаженно, ни на что не обращая внимания, как будто их кто-то вел по одной им ведомой дороге, как под уздцы.

Колдун задумался и кивнул.

— Да, я ощущал там магические колебания. Скорее всего, кто-то целенаправленно напустил заклятие именно на моих лошадей и наверняка задал им маршрут.

— Потом это нападение, как только мы отъехали… У меня складывается навязчивое мнение, что тебя просто напросто кто-то хочет убить и разыграть все так, чтобы со стороны это казалось обычным нападением разбойников, которое напугало лошадей, и та-дам — несчастный случай. И клиент мертв, и заказчик вроде не при делах.

— А исполнители — те самые разбойники. Судя по всему, профессионалы, да еще и с магом...

— А разве бывают маги-разбойники? Что-то я таких не встречала.

— Значит, везло. Преступников и всяких ненормальных везде хватает. И среди магов бывают, даже, пожалуй, чаще, чем везде. Овладеть собственной силой не просто, а не использовать ее в своих корыстных целях еще сложнее. Большинство магов жуткие гордецы, они ощущают свое превосходство над остальными. Но иногда и этого становится мало, и они пытаются не просто показать свою силу, но уничтожить, раздавить других или подчинить, сделать своими рабами, а кто-то и просто воспринимает людей как материал для своих экспериментов. Тут уж на вкус и цвет, как говорится.

Я поморщилась.

— А ты, значит, не такой? — я посмотрела на Ириена с сомнением.

— Ну почему?! Как раз такой! Я жуткий зазнайка и гордец! Вот только я не считаю приемлемым уничтожать, давить, порабощать, экспериментировать. Я слишком гордый, чтобы унижаться до подобного. Какой смысл доказывать что-то тем и за счет тех, кто заведомо слабее тебя. Гораздо интереснее доказать свою одаренность людям, и не только людям, которые гораздо сильнее. И чем больше между вами разрыв, тем интереснее. Всегда есть к чему стремиться, у кого учиться, совершенствоваться. Доказывать не унижением других, а своими достижениями, — в глазах Ириена мелькнул огонек азарта. Видимо, он действительно так и делал и сейчас вспоминал свои победы и достижения. Больно самоуверенная улыбка разливалась по его лицу в этот момент.

Черты лица белобрысого заострились, глаза горели — я аж засмотрелась. Уверенный, сильный, и проигрывать явно не умеет. Точнее, судя по этой светящейся от гордости физиономии, он и не проигрывает. Такой добьется своего, несмотря ни на что. Я невольно улыбнулась. Всегда любила тех, кто не сдается. Но тут же опомнилась и отогнала странные мысли. Вот еще, выскочка он, и все!

— Ну, насчет гордеца — спорить не буду! В остальном поверю на слово, — мда, вот не любила я магов и не стоит и начинать. Теперь я в этом убедилась окончательно. А то мало ли, нарвешься на недостаточно гордого, и он тебя прирежет где-нибудь в темном переулке. Так, эксперимента ради… Я поежилась.

— Подожди, но если ты почувствовал магические колебания, то ведь и их маг мог почувствовать твое заклятье, когда ты повозку устойчивее сделал? Раскрыли твой секрет уже, наверно, — высказала я свою догадку.

— Нет, и повозку зафиксировал не я. Это сделал Рован, а я лишь воспользовался его заклятием и усилил его.

— То есть пока Рован чего-нибудь не наколдует, то и ты не можешь? — я потрясенно смотрела на белобрысого.

— Да, — печально сказал мужчина.

Ириен сжал зубы и стиснул кулаки. Да, тяжело ему, наверно, изображать слабенького. Вот вроде и все можешь, а воспользоваться нельзя. Да еще и с его характером. Зачем вот только это ему, не понятно. А если прямо спросить — не ответит же. Таинственный наш… Слабенький...

— Подожди, но ведь в тот раз, когда на нас напали настоящие простые разбойники, ты ведь колдовал, и без Рована?! — что-то я запуталась совсем.

— Я всего лишь применил заклятие поиска. Оно не дает магических колебаний.

— Ааа… — в моей голове мысли наконец начали укладываться по полочкам, — а что искал?

— Что-нибудь, любой след.

— И нашел?

— Да. За нами наблюдали. Какой-то мужчина. Он был неподалеку, в лесу. А как разбойники разбежались, вскоре и он исчез.

— И ты никого не отправил его догнать? — я была потрясена таким опрометчивым поступком. Он нашел шпиона и даже не попытался его схватить.

— Сомневаюсь, что смогли бы. Ты вон сегодня сколько бегала, по горячим следам и ничего, — мужчина пожал плечами.

— Ну и что? А вдруг в тот раз бы получилось? — я продолжала негодовать. — Неужели тебе совсем не хочется узнать, кому понадобилась твоя смерть?

— А я и так знаю. Проблема только в том, что таких людей много, и кто именно из них неизвестно.

— Вот если бы поймали, то допросили бы!

— Ага, только он наверняка и сам не знает, кто его нанял. Сунули письмо в карман с задатком и все. Ни от кого, ни кто — неизвестно.

— Но ведь как-то можно узнать?

— Разберемся, — Ириен неопределенно махнул рукой, дожевал последний кусок курицы, вытер руки и лицо салфеткой. — Давай спать, — белобрысый улегся на свое покрывало и похлопал по месту рядом с собой, — ложись!

Я как раз вытерлась от остатков курицы. Нашла какую-то подушку и запустила ее ему в голову. Ириен рассмеялся, а я, пыхтя, вылезла из палатки и легла на свое одеяло.

  • Таинственная башня / Нарыгин Андрей
  • Остывший город / 2013 / Law Alice
  • Run! / Simons Samuel
  • № 11 Валерий Филатов / Сессия #4. Семинар марта "А дальше?" / Клуб романистов
  • Память / Заботнова Мирослава
  • Африканские шарфики для работорговцев / Блокнот Птицелова. Моя маленькая война / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Дикари / "День Футурантропа" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Фомальгаут Мария
  • Вот это правильная трава! / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Прогулка / Стихотворения / Змий
  • Баллада двух слов / Баллады / Зауэр Ирина
  • Тик-так / Промокашка / Джинн из кувшина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль