Глава 15

0.00
 
Глава 15

Резь в глазах началась у меня уже через пятнадцать минут. Вот Вы сами попробуйте, не моргая, таращиться на шесть мониторов одновременно, а я буду постоянно толкать Вас под руку и спрашивать: «ну что там?»

Подавляющее большинство камер давали совершенно ужасную и абсолютно бесполезную для нас картинку. Опознать человека на их общих планах было попросту нереально. Гораздо интереснее оказалось перехватывать сигнал с камер корреспондентов, работающих в самой гуще событий. Беда состояла в том, что они сосредотачивали все свое внимание на прибывавших звездах, оставляя толпу зевак мельтешить где-то на заднем плане.

Но самое увлекательное зрелище поставляла пара камер на кранах. Они порхали над толпой, словно стервятники над степью, выслеживая добычу и камнем бросаясь вниз, едва ее завидев. В то время, пока ковровая дорожка пустовала, камеры висели над ней, время от времени описывая панораму заполненной народом площади, и вот тут-то как раз и можно было хоть кого-то разглядеть. Побочным эффектом являлось то, что от постоянных полетов взад-вперед у меня уже начала кружиться голова, а на особо крутых виражах к горлу даже подкатывала тошнота.

К настоящему моменту VIP-зона заполнилась уже почти полностью, а у нас не появилось ни единой зацепки. Свои места пока еще не успели занять отец и дочь Саттары, но Овод заметил, что Александр почти всегда прибывает последним, чтобы потянуть ожидание.

Одна из камер проводила удаляющуюся к своему месту спину Анны Каданович, чье лицо, то и дело мелькающее на обложках, уже давно набило мне оскомину, и на некоторое время осталась висеть над зрителями. Я тупо таращился на экран, не питая особой надежды кого-либо углядеть, как вдруг мои глаза сами собой широко распахнулись, наткнувшись на знакомое лицо.

— Япет!? — удивленно воскликнул я, — а ты-то что здесь делаешь?

— Кто!? Где!? — Овод прыгнул к монитору, — кого ты там увидел?

— Вот, наш водитель, — я указал на щуплую фигурку за секунду до того, как камера сорвалась с места и полетела над головами навстречу очередной звезде, — он был у Старшего на побегушках, но какого черта он здесь забыл?

— Сейчас попробуем выяснить, — пальцы Овода забегали по клавиатуре, вызывая на экран сохраненную запись, — на этом мероприятии случайных людей не бывает. Так-так, ага, смотри — он?

— Он.

— Смотри внимательно, — изображение поползло на меня, увеличиваясь в размерах. Телекамеры выдавали прекрасную картинку, которую можно было свободно масштабировать, рассматривая мельчайшие детали, — ты абсолютно уверен?

— Ну, да, — теперь, когда я смог как следует разглядеть лицо Япета, моя абсолютная уверенность несколько поблекла. Нет, это был, несомненно, он, без вариантов, однако я никак не мог отделаться от ощущения, что наш простоватый водитель зачем-то нацепил другое лицо. Получалось, будто я, словно лошадь, издали опознал знакомого человека по его одежде, а потом, подпустив его поближе, начал вдруг сомневаться. На его лице отсутствовали признаки какого-то грима или накладных усов, но куда подевался его добродушный взгляд широко открытых глаз, где его вечная слегка извиняющаяся улыбка? Вместо немного нескладного и неуклюжего человечка я вдруг увидел перед собой совсем другого Япета — внимательного, сосредоточенного и опасного. Вряд ли кому-либо пришло бы в голову стрелять вишневыми косточками в подобного типа.

— Ну? — Овод требовательно толкнул меня в бок, — ты его узнаешь?

— Да, конечно, — затряс я головой, — только он сегодня какой-то… странный.

— Откуда ты его знаешь?

— Я же говорю — он был водителем у Старшего, бегал по всяким мелким поручениям, за пивом там или еще что.

— Это еще вопрос, кто у кого бегал, — Овод лихорадочно перебирал виды с разных камер, стараясь поймать в кадр тот самый пятачок, от возбуждения его лицо покрылось красными пятнами, — а почему он показался тебе странным?

— Здесь Япет совсем не похож на того простофилю, каким был всегда, — попытался объяснить я, — никогда не видел его таким… жестким.

— Просто он не знает, что ты за ним наблюдаешь, а потому у тебя появилась возможность увидеть его настоящее лицо.

— Но не может быть, чтобы он…

— Отчего же?

— Э-э-э, ну-у-у, — на самом деле я не мог внятно сформулировать, почему так считаю. Ведь я же знал Япета, разговаривал с ним, мы вместе пили пиво. Как я не пытался воткнуть его в конструкцию из заговоров и убийств, он непременно из нее вываливался. Он просто не мог быть Хирургом, и все тут!

— Хорошо, — Овод был предельно серьезен, — если ты все еще сомневаешься, найди мне внятную причину, по которой он здесь находится.

— Возможно, ребята готовят еще одну акцию протеста?

— По-твоему, они способны на такое в отсутствие своего лидера?

— Хм, не уверен, — я почесал затылок, — все планирование находилось в руках Старшего, он никого не посвящал в свою кухню.

— Япет когда-нибудь участвовал в ваших акциях?

— Да я и сам-то участвовал лишь в одной, м-да. А он обычно старался держаться подальше, мне кажется, Япет был немного трусоват.

— Да? А по нему и не скажешь.

Я покосился на экран, где застыла физиономия Япета, и снова удивился произошедшей с ним перемене. Не оставалось никаких сомнений, что этот, новый Япет, полон решимости и готов к бою.

— Будь я одним из вашей бригады, то после исчезновения командира залег бы на дно, и как минимум месяц носа на улицу не казал бы, — Овод постучал пальцем по экрану, — а этот, наоборот, лезет в самое пекло. Остается два варианта: он либо полный псих, либо Хирург, и готовит нам всем серьезную пакость. Есть единственный способ выяснить, что к чему — мы должны зафиксировать момент, когда он пикирует кого-нибудь из окружения высоких гостей.

— Каким образом мы это сделаем?

— Будем за ним наблюдать, и очень внимательно.

— И что именно мы должны увидеть?

— Традиционно считается, что пикировка невозможна без согласия клиента, — Овод, наконец, настроил систему автоматического слежения, и на мониторы теперь выводились картинки только с тех камер, в поле зрения которых попадал Япет, — однако ты уже имел возможность убедиться в том, что это не совсем так. Во время воздействия Корректора сознание человека временно отключается, и со стороны это выглядит, как кратковременный паралич. Если кто-то из звезд, проходя мимо нашего подозреваемого, на мгновение запнется, встретившись с ним взглядом, значит, мы попали в точку.

— Но для этого жертве нужно на Япета посмотреть, верно?

— Да, и поэтому он должен каким-то образом привлечь к себе внимание. Главное — не перестараться, а то можно вызвать повышенный интерес у службы безопасности.

По толпе зрителей прокатилась волна оживления. Люди навалились на оцепление, подавшись вперед. Овод ткнул меня в бок и показал на один из мониторов, где было видно, как из роскошного белоснежного лимузина на красную дорожку в сопровождении телохранителя вышла Юлия Саттар.

— Замечательная девочка! — заметил он.

— А что в ней такого? — я испытывал органическую антипатию ко всем фигурантам светской хроники, — при таких деньгах кто угодно будет замечательным.

— Ты не знаешь ее так хорошо, как я, — покачал головой Овод, — смотри, как она держится! Держу пари, она наверняка в курсе того, что ее дед уже который день морозится в морге, а она и бровью не поведет!

— Это называется «бессердечность».

— Всего лишь умение контролировать свои эмоции! — огрызнулся Овод, — поверь мне, она его очень любила.

— Ладно, ладно, — пошел я на попятный, — не отвлекайся.

Мы оба умолкли и уставились на экраны. Юлия шагала по дорожке упруго и немного задорно. Ее легкие непринужденные движения ловко скрадывали некоторую «широковатость» фигуры, одновременно подчеркивая ее достоинства. Платье из помеси джинсы со свадебной фатой вполне соответствовало ее противоречивому и порой бунтарскому характеру.

Следом за ней, словно тень, следовал рослый телохранитель в темных очках. Еле заметные повороты головы из стороны в сторону говорили о том, что он внимательно следит за всем, что происходит вокруг его подопечной.

— А это — Володя, — констатировал Овод, — еще один птенец из гнезда Саттаров.

— Перфект?

— Разумеется! Хотя и не настолько совершенный, как Игорь.

— Что же это папаша на своем ребенке экономит?

— Дело не в экономии, а в том, что Игорь — уникален. Его подготовку начинал еще Георгий Саттар, он рос вместе с Сашкой, и в их отношениях есть даже что-то от дружбы. Других подобных Перфектов я не знаю, — овод тряхнул головой, — смотри-смотри!

Юлия с Володей были уже в нескольких шагах от места, где притаился Япет. Экран зарябило от очередей мощных фотовспышек.

В тот момент, когда они как раз поравнялись с Япетом, одна из женщин, стоявшая на другой стороне живого коридора вдруг чихнула. Володя каким-то неуловимым движением переместился вперед, встав на «линии огня» и загородив свою хозяйку. Я видел, как Юлия обернулась и с улыбкой что-то сказала нарушительнице спокойствия. У нас не было звука с места событий, но, скорее всего, это было банальное «будьте здоровы!».

Юлия и Перфект двинулись дальше. Володя снял, по-видимому, забрызганные темные очки и, на ходу протирая их, бросил еще один взгляд назад и скрылся за оцеплением.

— Вроде бы обошлось, — я перевел дух, — если Япет что-то и замышлял, то эта тетка ему все испортила. Теперь он…

Я резко заткнулся, увидев, как напрягся Овод, уставившись на экран и беззвучно шевеля губами.

— Что ты там разглядываешь? — обеспокоено спросил я.

— С ума сойти! — почти благоговейно прошептал он, — охренеть!

— Да что там такое-то!? — я начал нервничать.

— Он перебил Перфекта!

— Не понял. Что значит «перебил»?

— Твой «мальчик на побегушках» вложил установку в голову Володе! — Овод словно очнулся и лихорадочно заколотил по кнопкам, вызывая запись того эпизода, — он перепрограммировал Перфекта! Ты понимаешь!? Это же считалось в принципе невозможным!

— Я ничего не заметил, — с сомнением сказал я, — ты ничего не путаешь? Они же вообще смотрели в противоположном направлении, на ту дамочку, которая чихнула.

— Ага! Думаешь, она просто так чихнула, от избытка чувств? Вот, смотри! — на экране возникла уже знакомая картина, только на сей раз прокручиваемая в сильно замедленном темпе, — Вот! Вот! Видишь, как твоя дамочка оцепенела?

Действительно, раскрасневшаяся от возбуждения зрительница вдруг на несколько кадров застыла с идиотски-счастливым выражением на лице. Если проследить линию ее взгляда, то становилось понятно, что в этот миг она смотрела именно на Япета. Мимолетное замешательство, и она, моргнув, вновь завертела головой, высматривая приближающуюся Юлию. Вот та поравнялась с ней, прошла мимо, следом за ней Володя…

В замедленном показе было забавно смотреть, как лицо женщины вдруг начало морщиться, как у собирающегося разреветься капризного ребенка.

А-а-а…

Почувствовав неладное, Володя сделал широкий шаг вперед, встав между намечающейся угрозой и своей хозяйкой. Даже сейчас, на повторе, я так и не смог до конца понять, как ему удается так быстро перемещаться в пространстве.

…Пчхи!

Строго говоря, ничего нового я не увидел. Юлия обернулась и пожелала краснолицей девице здоровья, после чего проследовала дальше. Володя снял очки и, протирая их, двинулся следом.

— И что? — недоуменно спросил я, — Перфект на Япета даже не взглянул. Зачем он вообще заставил ее чихнуть, не понимаю.

— Сейчас поймешь, самое интересное еще впереди, — Овод снова обратил мое внимание на монитор, — Япету ведь необходимо, чтобы Перфект посмотрел на него без очков, иначе не получится контакта. Именно для этого и потребовалась помощь той тетки.

Я не знаю, что именно сделал там Япет, возможно, отпустил какой-то особо едкий комментарий или что-то выкрикнул, но Володя на секунду обернулся. И посмотрел прямо на него. Держа очки в руке.

Только благодаря замедленной съемке мне удалось, наконец, заметить, как он вдруг запнулся. Пауза была гораздо короче, чем перед этим, с чихающей особой, но отчетливо различима. Миг — и Перфект зашагал дальше, надевая на ходу свои темные очки.

— Вот и все, — Овод остановил запись, — мина установлена и взведена.

В его голосе вновь зазвучала отрешенность, уже знакомая мне по тому вечеру, когда он напился и пустился в откровения. А устремившийся в пространство взгляд только подтвердил мои подозрения. Овод опять начинал паниковать.

— И что для нас из всего этого следует? — осторожно поинтересовался я, — под кого заложена эта мина?

— Как под кого? Под Саттара-младшего, разумеется! Он же будет находиться рядом со своей дочерью, на расстоянии вытянутой руки от Володи. И когда тот начнет действовать, уже никто и ничто не помешает осуществить задуманное. Даже Игорь окажется бессилен.

— Но ради чего такие сложности? — удивился я, — неужели не проще было пикировать саму Юлию, чтобы она потом кокнула своего папочку по-тихому, дома в кругу семьи?

— Проще, — согласился Овод, — только бессмысленно. Во-первых, Володя мог почувствовать угрозу, направленную на его подзащитную, и предотвратить пикировку. А во-вторых, она — не Перфект, и Игорь наверняка сумеет предотвратить ее попытку отправить Сашку в могилу. А с Володей — вариант беспроигрышный, — он уронил голову на руки, — вот только нам-то что теперь делать?

— А-а-а… э-э-э… — до меня с опозданием дошло, что при подобном развитии событий мы оказываемся в глубокой луже. Мне было начхать на завещание, но, случись что с Александром Саттаром, мне уже не у кого будет выторговывать свою свободу, и мои перспективы стремительно окрашивались в самые мрачные тона, — ну, тогда…

— Что?

— Если мы хотели поторговаться с Саттаром, то сейчас, мне кажется, самое время. Потом, по-любому, будет уже поздно.

— Для этого нам необходимо поймать твоего Япета…

— Он не мой!

— …причем немедленно, — Овод прыгнул к клавиатуре, — ты не видел, куда он направился?

Я зашарил взглядом по мониторам. Среди толпы, осаждавшей ковровую дорожку, знакомого лица уже не оказалось.

— Черт! Куда-то ускакал! А что показывают другие камеры?

— С такого расстояния система автоматического слежения работает неустойчиво, — Овод пнул ногой стенку фургона, — Проклятье! Мы его потеряли!

 

— Рамиль, мы сели в лужу! — Саттар-младший не стал тратить драгоценное время на ненужное приветствие.

Поскольку шестеренки в голове начальника службы безопасности не переставали вращаться ни на секунду, то ему даже не потребовалось раскочегаривать мыслительный процесс — он, не сбавляя хода, просто перебросил его на другие рельсы. Так, босс до сих пор не прибыл на концерт, хотя уже пора бы. Где он мог задержаться? Да еще сесть при этом в лужу? Авария? Проблемы с машиной? Нет, не то. Тогда остается один вариант — он все-таки решил заскочить по дороге в следственный изолятор. И там…

— Наш Хирург — фальшивый? — на все про все у Рамиля ушло не более двух секунд.

— Пустышка! Говорящая кукла! Муляж! — сведенные приступом ярости челюсти буквально выплевывали слова, — я немедленно возвращаюсь домой!

— Скандал, — сухо констатировал Рамиль.

— Плевать! — если бы Александр находился в этот момент дома, в своем кабинете, то он бы метался от стены к стене, как запертый в клетке лев, в бешенстве расшвыривая в стороны все, что попадется под руку. Но салон лимузина, пусть даже весьма просторный, не позволял ему выплеснуть свои эмоции, отчего он только сильнее распалялся, — это еще не самое худшее, что может случиться!

— Если настоящий Хирург находится сейчас на Староконной…

— Именно! Уж я бы на его месте не упустил такой замечательной возможности прихлопнуть всех мух одним ударом! — Саттар-младший с шумом вобрал в легкие новый запас воздуха и продолжил, — если мы немедленно что-нибудь не предпримем, то завтра мы можем оказаться без Лиги! Хоть я и не испытываю особой симпатии к подавляющему большинству ее членов, но без них все погрузится в хаос, и мне совсем не светит оказаться в его эпицентре. Их нужно немедленно отозвать с концерта!

— Можно попытаться, наши ребята… — Рамиль вдруг запнулся, — кстати, насчет Староконной площади…

— Что там еще?

— Овод.

— Что!? Где!? — руки Александра машинально зашарили по сторонам в поисках какого-нибудь тяжелого предмета, — какого черта!?

— Да, да, мы оба ошибались, и, одновременно, мы оба оказались правы, — скороговоркой выпалил Рамиль, — но не беспокойтесь, оперативная группа держит его сейчас под присмотром. На сей раз он от нас не убежит.

— Таких невероятных совпадений не бывает!!! Не верю!!!

— Согласен.

— Возьмите его! Немедленно! Сейчас же! Я должен встретиться с ним как можно скорее! Доставьте его ко мне домой, я уже еду!

— Не уверен, что это удачная мысль, учитывая время и место, где придется его брать, — Рамиль поцокал языком, — он же может начать отбрыкиваться.

— Мне наплевать!!! — рявкнул Александр, — он нужен нам любой ценой! Не обязательно невредимым, но живым. И этот, как его, Олег, что ли, он тоже там?

— Вполне вероятно.

— Он же Посыльный моего отца! Так что его все сказанное также касается.

— Я все понял, — Рамиль не мог не задумываться о последствиях отдаваемых ему приказов, но его основной задачей было их исполнять, — сейчас разберемся.

— Не сейчас, а сейчас же!

 

Мой ошалевший взгляд, непрерывно скачущий по экранам в поисках Япета, неожиданно споткнулся.

— Эй! — я толкнул в бок Овода, изучавшего свою половину мониторов, — смотри!

— Нашел!?

— Нет еще, но…

— Что там такое?

— Похоже, что за нами тоже кто-то наблюдает, — я указал на картинку, демонстрирующую крупный план нашего фургона, припаркованного у тротуара.

— Ну-ка, ну-ка, — отстранив меня в сторону, Овод отмотал назад запись с этой камеры, отыскав момент, когда она переключилась с общего плана на пристальное изучение нашей машины, — действительно, мы и вправду кому-то приглянулись. Молодец, что заметил.

— Кто бы это мог быть?

— Хороший вопрос, — он задумчиво почесал нос, — все камеры наблюдения находятся в ведении полиции, хотя, при желании, доступ к ним может получить чуть ли не любой желающий. Однако, судя по записи, нашу машину изучают уже около получаса и изучают пристально. Если бы у полицейских имелись какие-то вопросы, то они уже давно заявились бы с ними к нам в гости.

— Тогда кто же это?

— И что конкретно вызвало их подозрения? — Овод словно не слышал меня, — они же видят лишь обычную машину!

— Может, просто номера проверяли? — предположил я.

— Сомневаюсь, — он высыпал на мониторы изображения с других камер, расположенных в нашем переулке, и еще на двух из них красовалась наша «скорая», — видишь, прямо ажиотаж какой-то.

— Что же нам теперь делать?

— Сейчас еще кое-что проверю, — Овод собрал на одном экране все картинки с нашей машиной и, синхронизировав запись, запустил ее в ускоренном режиме, — ну-ка, ну-ка…

Пешеходы заметались, словно перепуганные тараканы, редкие машины проносились смазанными кометами. Я старательно таращился на все это мельтешение, не понимая, что именно надеется увидеть Овод.

— Вот! И вот! Смотри, — он отмотал запись немного назад и запустил снова, — видишь этих субъектов?

— Ага.

— Обрати внимание, что все они появляются здесь почти одновременно и, в отличие от остальных людей, как будто никуда не торопятся!

Действительно, при ускоренном воспроизведении было хорошо заметно, как четверо молодых людей слоняются в кадре без особой цели, подолгу застревая на одном месте — то у витрины, то на скамейке с журналом в руках. Судя по счетчику времени, они подошли сюда буквально через пару минут после того, как наша машина привлекла внимание неизвестного наблюдателя.

— Это уже не любопытство, а вполне конкретный интерес, — констатировал Овод, — и, судя по обстоятельности, с которой они действуют, предметом их интереса является совсем не машина, а ее содержимое. Тот, кто за ними стоит, прекрасно понимает, с кем имеет дело.

— Но как он может это знать!? — недоуменно воскликнул я, — мы же не высовывались!

— Совсем не обязательно что-то видеть, чтобы догадываться, — Овод пожевал губу, — при наличии должного усердия, нас вполне можно вычислить. Набережная, 14-я больница… мы везде появлялись на одной и той же машине…

— Я же говорил, что это неудачная идея!

— Отстань! — огрызнулся Овод, — других все равно не было. Тем более что для того, чтобы выследить нас, все эти события требовалось связать в одну цепь.

— Значит, кто-то до такого додумался!

— А людей, которые имеют соответствующие возможности, и чье внимание было сфокусировано на перечисленных эпизодах, не так уж и много, — он ухмыльнулся, — круг подозреваемых стремительно сужается…

— Саттар! — догадался я.

— Ну, вычислил нас, конечно, не он, но все ниточки по-любому заканчиваются в его руках.

— Он все-таки нас переиграл! — я в отчаянии схватился руками за голову, — мы у него под колпаком!

— И что с того, — на лице Овода заиграла зловещая ухмылка, которая не предвещала ничего хорошего. В нем явно проснулся азарт, а я вдруг вспомнил, насколько опасной может быть крыса, которую загнали в угол, — на ловца и зверь бежит!

— Что ты задумал, — обеспокоено поинтересовался я, когда он начал рыться в сумке с аппаратурой.

— Ничего страшного, всего лишь один телефонный звонок, — он продемонстрировал мне старенький мобильник, — ты же сам предлагал с ним поторговаться. Видимо, нам с Сашкой пора выложить карты на стол.

— Но мы же упустили свой козырь!

— Придется немного поблефовать с парой шестерок на руках, ничего не поделаешь, — Овод набрал номер, — главное не перестараться.

  • «Сон кота Василия» / Запасник / Армант, Илинар
  • Обратный отсчёт / Семушкин Олег
  • Пенсия для рыцаря / vadiml
  • Афоризм 2591. О помощи. / Фурсин Олег
  • Хлебный квест / Фомин Олег
  • глаз давида / Рыбы чистой воды / Дарья Христовская
  • Предсказание / Ула Сенкович
  • Размышление о Жизни 004 / Фурсин Олег
  • Словом можно убить... / Сборник рассказов и миниатюр / Аривенн
  • ДРАКОНЬИ ЯСЛИ / Малютин Виктор
  • Богатство / Кавсехорнак Георгий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль