Глава 1. Как меняется жизнь.

0.00
 
Муравлева Ирина
Красная роза. Часть II. Новая жизнь.
Обложка произведения 'Красная роза. Часть II. Новая жизнь.'
Глава 1. Как меняется жизнь.

— Вдруг появился, — с неудовольствием высказалась Розмари, нервно расхаживая по коридору.

— Роз, прости, — спокойно попросил прощения двоюродный брат Розмари — Дон Холондер.

— Где ты раньше был, Дон? — спросила его Розмари. — Мы год с тобой не виделись, не общались, а сейчас с чего это вдруг?

— Роз, давай спать, — уставшим голосом проговорил Дон. — Тебе завтра в университет, мне на работу.

Сильвия спустилась в гостиную и увидела Дона. Она почесала затылок и подошла к Розмари и Дону, а Кетти уже была в комнате и пыталась уснуть.

— Розмари, иди, ложись спать, — сказала ей Сильвия. — Время уже третий час ночи. Нам с Доном многое надо обсудить.

Розмари, молча, поднялась по лестнице и зашла в комнату, а Сильвия и Дон остались в гостиной. Они присели на диван.

— Послушай, Дон, ты так неожиданно появился, и Розмари начнет задавать вопросы, — начала говорить Сильвия.

— Я знаю, но я не могу постоянно появляться у вас, — сказал Дон.

— Тебя не было год, а это очень большой срок.

— Скажи Розмари, что я был в армии, если она у тебя спросит. Я сестре зла не пожелаю. Если она спросит у меня, где я был, я ей отвечу ей тоже самое, — проговорил Дон.

— Как хочешь, — уставшим голосом сказала Сильвия. Ты знаешь, где твоя комната. располагайся, а я, пожалуй, пойду, — Сильвия встала с дивана и ушла. наверх, а Дон остался на месте.

В эту ночь никому не спалось, всех посещали мысли и воспоминания, новые идеи и мечты, в том числе и Джону с Майклом. Они лежали на своих кроватях и думали каждый о своем, а Джеймс и Алекс сидели за решеткой в отделении полиции.

Алекс сидел на кровати и думал о Розмари. Он вспомнил ее последние слова: "Нельзя любить того, кто любит власть больше жизни. Ты любишь деньги, дружок, а не меня". И его мысли вмиг смешались в одну кучу. Он решил сдаться, хотя вполне мог бы сделать так, чтобы с помощью денег выпустили и его, и брата. В эту минуту он понял, что влюбился в Розмари, и проклинал себя все сильней и сильней, вспомнив о том, сколько он причинил ей боли, не физической, а моральной, пуская на ветер пустые не значащие ничего пошлые слухи.

Алекс посмотрел на брата, а тот обдумывал план, нервно постукивая пальцами по тумбочке.

— Джеймс, — произнес Алекс. Тот обернулся и перестал стучать пальцами. — О чем задумался?

— Ты же знаешь, что я просто так не сдамся, Они должны принять наши деньги, и мы выберемся с тобой отсюда, — развернуто ответил Джеймс.

— Я пас, братишка, — проговорил Алекс. — Пришло время сдаться, Джеймс.

— Что ты говоришь? — возмутился Джеймс. — Мы должны бороться.

— Мое время сдаться пришло, братишка. Ты поймешь это когда-нибудь, когда полюбишь. Любовь меняет человека, меняет его взгляды на жизнь, на окружающий мир, изменяет отношение к людям, но прежде всего, к себе. Ты, возможно, поймешь это, а возможно, и нет. Беги один, Джеймс, а я останусь здесь, чтобы расплатиться за то, что я когда-то делал, — говорил Алекс.

— Это все из-за Розмари? Она подставила нас, Алекс, — высказал Джеймс. — Она тебя приворожила, она ведьма, — оскорблял он ее за ее же спиной.

— Мы виноваты в убийстве, мы, и никто другой! Никакой подставы здесь не было, я видел, как Розмари достала из твоего кармана ключи от машины.

— И промолчал..., — вмешался Джеймс.

— Я тебе могу сказать только одно, Джеймс. Когда ты переступишь порог этого здания со спокойной душой и облегчением, имей в виду, ты мне больше не брат! Ты всегда будешь для меня куском сырого мяса, которое будет тухнуть и разносить столь ужасную вонь по земле от одного лишь проступка — не заплатил за то, что сделал и, кинув своего брата, обменял свою свободу на деньги.

— Я всегда желал тебе хорошего, даже сейчас, всегда направлял тебя в нужном направлении, как настоящий брат, а теперь ты выбрал тюрьму, — Джеймс подошел к брату, смотря на него сверху вниз.

Даже лучший друг становится тебе родным братом, когда понимает тебя, а ты даже просто братом мне не можешь называться, так что катись к черту, Джеймс, — Алекс кинул в сторону брата последний раз взгляд, лег на кровать, отвернулся к стене и попытался уснуть.

— Тогда ты мне больше не брат, — сделал вывод Джеймс. Он посмотрел на Алекса, хотел что-то еще сказать, но не стал, махнув рукой.

Алекс закрыл глаза и шепотом пробурчал: "Я и без тебя справлюсь". Он пытался уснуть, но никак не мог, а в тюрьме в это время было неспокойно. Заключенные устроили бунт, все камеры были открыты, но Майкл и Джон сидели смирно на своих кроватях и никуда не выходили.

— Как ты думаешь, это дело рук Стивена? — нервно спросил Джон Майкла.

— Ну а кого же еще? — уверенно ответил вопросом на вопрос Майкл. — Он ведь никак не может с нами пересечься, поэтому и решил устроить бунт, я так думаю.

— Тоже верно, — подтвердил Джон

— Ты готов к повторной встрече со Стивеном? — поинтересовался Майкл.

— А почему только я? — возмутился Джон. — Помнишь нашу последнюю встречу с ним? Она была не столь приятной и вежливой.

— Я это прекрасно помню, но больше всего меня беспокоит не встреча со Стивеном, а то, когда все это закончится, — говорил Майкл.

— Заключенные зашли слишком далеко. Охрана бессильна, и я не знаю, что делать, — сказал Джон.

Охрана сделала все, что было в их силах, но один охранник, который постоянно провожал ребят в комнату посещений, был в заложниках того самого Стивена Ломакса.

— Смотри-ка! — выкрикнул Джон, увидев охранника, которому приставили к горлу нож. — Это, случайно, не тот охранник, который постоянно провожает нас в комнату посещений?

Майкл слез с кровати, подошел к Джону и присмотрелся, прищурив немного глаза.

— Да, это он и есть, Джон. Мне он показался, весьма нормальным парнем. Мы можем ему помочь, — предложил Майкл.

— Думаю, это было бы для нас плюсом. Лишняя связь никогда не помешает. понимаешь, о чем я? — спросил Джон Майкла, хитро улыбаясь.

— Тебя трудно не понять, особенно тогда, когда мы с тобой мыслим одинаково, — улыбнувшись, ответил Майкл.

Майкл и Джон вышли из камеры, и пошли к Стивену, засунув руки в карманы брюк. Роб, увидев это, хотел подойти к ребятам, но немного поразмыслив, он решил просто понаблюдать за ними.

Друзья подошли к Стивену и хитрым взглядом посмотрели на него, а охранник еще больше испугался.

— О, ребятки, зачем пожаловали? Вы что не видите, что я немного занят? — держа у горла охранника нож, спросил Стив у Майкла и Джона.

— Отпусти его, Стив, — вдруг сказал Майкл. — Он тебе ничего не сделал, он ни в чем не виноват.

— Отпустить? Да как я могу это сделать, ребят? Он — то, что мне надо. Я нашел вам замену, — говорил Стивен.

— Стив, — вымолвив, перебил его Джон, хитро улыбаясь. — Возможно, я сделаю тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться.

Услышав это, Майкл был шокирован. Он не мог понять, почему его друг это сказал, он не понимал, для чего он это делает, но Майкл не подал вида.

В общем блоке стоял шум, заключенные кричали, просились на свободу, некоторые даже лезли на решетку, которая ограждала общий блок от блока охраны. Всем заключенным было все равно на то, что происходило вокруг Стивена, потому что знали, что добычей он не поделится.

Роб сидел в своей камере со своим сокамерником тоже пожилого возраста. Они наблюдали за Майклом и Джоном.

— Что они делают? — спросил Роба его сокамерник. — Они идут на риск, связываясь с ним.

— Знаешь, есть только один способ прекратить этот бунт заключенных, — начал говорить Роб.

— Какой? Если его начал человек с психическим расстройством и с диагнозом шизофрении в третьей степени, то шансы прекратить этот бунт очень малы, — отрицал сокамерник.

— С тех пор, как Майкл и Джон оказались в этом месте, они сразу же заинтересовали Стивена, и чтобы прекратить то, что он начал, от того, что ему не хватает физического удовлетворения, мальчики решили пойти на сделку. И я искренне надеюсь, что они знают, что делают, иначе они оба окажутся в лапах хищника.

— Они сами нарываются на проблемы, и я тоже надеюсь, что они знают, на что идут, знают, насколько велика цена риска.

В общем блоке все стало тихо, но только на одно мгновение, потом охранник передал по рации, чтобы его коллеги пришли на помощь. Роб увидел это и широко открыл глаза от удивления.

— Да, ребятки, зря вы пошли на эту сделку, зря освободили охранника, зря, — проговорил Роб. — Что же вы задумали?

— Я тоже хотел бы знать это, — проговорил его сокамерник.

— А ты чего нос свой везде суешь? Радуйся тому, что все успокаивается, — возмутился Роб.

— Ладно, ладно, — сокамерник Роба лег на свою кровать и пытался уснуть, а Майкл и Джон шли в свою камеру.

— Джон, что это было? У тебя с головой все в порядке? Ты нигде не ударялся? нет? — возмущенно завалил его вопросами Майкл.

— Майкл, успокойся, я знаю, что я делаю, — спокойно сказал Джон.

— Позволь мне дать тебе один небольшой совет, дружище. Будь осмотрителен, когда делаешь то, что ты делаешь.

Джон посмотрел на Майкла и улыбнулся. Они зашли в камеру, и каждый лег на свою кровать.

Вскоре в общем блоке все встало на свои места, заключенные успокоились, разошлись по камерам и легли спать, а Кетти и Розмари все время ворочались. Им снились кошмары из-за того, что роза светилась в темноте.

Розмари во сне видела лица людей, умерших не естественной смертью, лица призраков. Она словно смотрела двадцать пятый кадр, и не могла проснуться. Эти бледные лица призраков не давали спокойствия Розмари. Так продолжалось всю ночь, пока не выглянуло солнце, и не прозвенел будильник.

Розмари, резко поднялась с подушки, но, увидев, что вокруг нее никого не было, она легла обратно, но тут в комнату вошла Сильвия.

— Девочки, вставайте! Вам пора на учебу, — бодрым голосом сказала Сильвия.

— Мам, — протяжно проговорила Розмари. — Еще пять минуток, пожалуйста, — почти не разборчиво сказала она.

Кетти услышала это и тут же открыла глаза. Она посмотрела на Сильвию и скинула с себя одеяло.

— Роз, даже отец проснулся и ушел на работу, — сказала Сильвия.

— Может быть, не ушел, а уехал? — с сарказмом поправила свою мать Розмари.

— Хватит, не придирайся к словам, дочка.

Розмари начала засыпать, и снова увидела эти лица. Она резко открыла глаза, встала с кровати, а Сильвии уже не было в комнате.

— Дело плохо, — проговорила Розмари. — Все опять начинается.

— Роз, успокойся, что ты видела? — спросила ее Кетти, сидя на диване.

— Призраков, — ответила Розмари. — То есть их лица. Всю ночь они мелькали перед моими глазами, как фотографии.

— Ты не одна это видела, подруга. И я так же, как и ты хочу разобраться в этом, как можно быстей.

Розмари сидела на кровати, а Кетти на диване, потягиваясь, но вдруг они услышали крик в комнате Марии. Розмари резко встала с кровати и побежала к своей сестре, споткнувшись и упав на пути к ней, а Кетти побежала следом за своей подругой.

Подруги ворвались в комнату Марии и увидели ее, сидевшую в углу комнаты, поджав колени к груди.

— Мари, что случилось? — спросила ее Розмари, присев на корточки рядом с сестрой.

— Они здесь, они повсюду, — проговорила Мария.

Розмари и Кетти сразу же догадались, о ком говорила Мария, поэтому они переглянулись и тяжело вздохнули.

  • Карамельные стрекозы / Пальчевская Марианна
  • Неожиданность / " Душа, живущая в зеркале " / Восточная Алина
  • Афоризм 308. О позе. / Фурсин Олег
  • "Кошки-мышки." / Малышева Юлия
  • Афоризм 146. О личности. / Фурсин Олег
  • Удивительная повесть о Змее-сане, волшебном зелье мы-лоо и Ахтунге / Записки не у изголовья / Shiae Hagall Serpent
  • Вода и Огонь / Грамота Николай
  • Глава 2. Новые друзья / Анюта Рай. Книга первая. Юная Ведьма. / Суворова Настенька
  • Глава 4 / И стало всё наоборот / Дунаева Татьяна
  • 15. Тирания прошлого. / Эй, я здесь! / Пак Айлин
  • Решение / Блеск софитов / Куба Кристина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль