Глава 11 / Свести с ума дракона / Росбури Анастасия
 

Глава 11

0.00
 
Глава 11

Розалин проснулась от нежного прикосновения к плечу. Недоуменно похлопав ресницами, она уставилась на незнакомый плед, укрывающий ее. Как засыпала, она не помнила.

— Доброе утро, — низкий голос с легкой хрипотцой раздался совсем рядом.

Розалин подняла голову и улыбнулась стоящему над ней Филипу. На его тонких губах играла мягкая улыбка. Черно-золотые глаза наконец-то не скрывались за темными очками и обжигали пристальным взглядом.

— Когда я заснула?

Розалин смущенно опустила голову и потянулась в кресле, разминая затекшие мышцы. Затем скинула с себя плед и встала на ноги, пошатнувшись и невольно посмеявшись.

— Часа четыре назад, — на щеках Филипа появились ямочки, когда он, не сдерживая себя, улыбнулся. — Скоро рассвет. Я хочу, чтобы ты оделась потеплее и позавтракала.

— Мы куда-то собираемся? — подозрительно прищурилась Розалин и постаралась скрыть волнение.

— Секрет, — хмыкнул Филип и указал в сторону коридора, — Времени почти не осталось. Давай быстрее.

Розалин недовольно насупила нос и пошла к себе в комнату. Он за ней не последовал.

Быстро взбежав по лестнице наверх в свою комнату, она скинула с себя темно-зеленое платье. Натянув на себя нижнюю рубашку с юбкой, она принялась лихорадочно перебирать вешалки с нарядами. Выбрав самое теплое платье с закрытым лифом, высоким воротом и длинными рукавами, она наспех переплела косу и вернулась на первый этаж.

Филип нашелся на кухне. Едва она вошла внутрь, он протянул ей нехитрый завтрак — бутерброд из сухаря с сыром и стакан воды.

— С такой диетой я скоро исчезну, но все равно спасибо, — скривила нос Розалин, затем подняла глаза на смутившегося Филипа и хитро прищурилась, — Но это точно лучше жареного мяса без соли и специй.

Филип хмыкнул и покачал головой, опуская подбородок. Однако он был слишком высок, чтобы таким жестом мог скрыть широкую улыбку и милые ямочки на щеках. Розалин едва доставала ему до плеча своей макушкой, поэтому прекрасно видела его лицо.

— Идем со мной, — он протянул руку, когда она закончила нехитрую трапезу.

Смутившись, Розалин вложила пальцы в его ладонь, ощущая сухой жар его кожи. Сердце лихорадочно забилось в груди. Низ живота волнительно затрепетал.

Розалин почувствовала, как жар опаляет ее щеки, и опустила голову. Филип не стал ничего говорить, хотя не мог не заметить ее реакцию на свое прикосновение, стоя так близко. Он направился на выход из дома, крепко, но осторожно сжимая ее ладонь. Розалин поспешила следом. С его длинным ногами ей приходилось практически бежать.

Остановившись посреди двора, Филип выпустил ее ладонь и отошел на несколько метров. Розалин попыталась шагнуть следом, но он жестом попросил ее остаться на месте.

Первый солнечный луч заглянул в пещеру, скользнул по скалам и подсветил вход в сокровищницу. Розалин на мгновение отвлеклась, разглядывая разноцветные солнечные зайчики, играющие на камнях. Когда она вернула свое внимание Филипу, он был весь охвачен белоснежным огнем.

В ужасе ахнув, Розалин попыталась подбежать к нему, но он, практически рыча, попросил ее остаться на месте.

Пламя, казалось, не причиняло Филипу никакого дискомфорта. Оно плавно перетекало по его телу, обволакивало второй кожей. Затем начало стремительно менять цвет на золотисто-желтый с вкраплениями черных лепестков. Когда оно разрослось во все стороны, ослепительный свет от яркой вспышки окончательно скрыл его и вдруг исчез.

Посреди двора стоял золотисто-желтый дракон с черным пятнистым узором на шкуре. Широкие крылья раскрылись, пару раз пробно взмахнули, поднимая небольшой ветерок, и улеглись вдоль боков. Длинный мощный хвост скользнул по каменным плитам и скрылся где-то позади огромного тела. Изящная голова на длинной шее опустилась к самой земле. Черные узкие ноздри раздулись, втягивая воздух, и на черных губах появилась легко читаемая улыбка.

— Ты не боишься, — пророкотал Филип и прикрыл черно-золотые глаза.

Розалин выпала из ступора и широко улыбнулась. Филип был прекрасен! И как она раньше не замечала, насколько красив был дракон?

Его золотисто-желтая шкура блестела чешуйками на солнце, словно драгоценный металл. Темно-коричневые серповидные рога изящно загибались чуть назад и вверх. Черный пятнистый узор начинался от кончика носа и шел вдоль всего тела, сужаясь только у мощных плеч. На нижней части шеи, животе, боках и внутренней части крыльев его не было. Зато плечи, бедра, хвост и внешнюю часть крыльев пятнистый узор оплетал практически полностью.

Пальцы невольно коснулись браслета на запястье. Розалин вспомнила, где видела этот узор! Счастливо улыбнувшись, она поймала на себе довольный взгляд Филипа. Он догадался, о чем она подумала.

— Можно тебя коснуться? — слова сорвались прежде, чем Розалин успела их обдумать.

Филип кивнул и лег на лапы, опуская крылья вдоль тела. Розалин шагнула к нему и протянула руку, едва уловимо касаясь драконьей щеки. Зрачок резко сжался по вертикали, заставляя золотые лепестки вокруг него стать шире, и веко опустилось, скрывая выражение глаз.

Розалин, стараясь не сделать больно, уже смелее провела ладонью по горячей чешуе. На ощупь она походила на змеиную, но была чуть более шероховатой, хотя и мягкой.

На морде и вокруг глаз чешуйки были мельче, но на щеках и надбровных дугах становились крупнее и жестче. На переносице начинался темно-коричневый гребень, который шел вдоль всего позвоночника одним зубчатым рядом роговых пластин. Щеки заканчивались длинными жесткими чешуйками. Надбровные дуги переходили в две пары коротких темно-коричневых рожек, за которыми начинались уже основные длинные рога.

На внешней стороне шеи, лап и боков чешуйки становились крупнее и гораздо жестче, чем на морде. Между лопатками роговые пластины гребня увеличивались и размером были длиннее руки, но затем снова уменьшались и совсем исчезали где-то на середине хвоста. Длинная костяная игла на его конце также была темно-коричневого цвета, как и когти.

Розалин остановилась перед крылом и решила не идти дальше. Она и так почувствовала себя неудобно, когда пришло осознание, что дракон и парень — это одно и то же существо. Будь он в человеческой ипостаси, она бы ни за что не осмелилась его погладить, сочтя подобные мысли полным сумасшествием.

Обернувшись, Розалин утонула в черно-золотых глазах. Вокруг зрачков ярко сверкали искры, обрамляя их вдоль по ромбовидному контуру. Оказалось, Филип следил за ней, повернув голову. Она же так увлеклась поглаживаниями необычной шкуры, что даже не заметила этого.

Смущение окончательно затопило ее, и Розалин стыдливо опустила голову.

— Хочешь полетать? — пророкотал Филип, и из его губ на каменные плиты посыпались дымные облачка.

Розалин изумленно уставилась на разбившиеся хлопья. Филип резко поднял голову, возвышаясь над ней на высоту двухэтажного дома. Пышущее жаром тело зашевелилось, когда он аккуратно сел на задние лапы. Хвост скользнул на противоположную сторону.

— Да, — Розалин помотала головой, сбрасывая с себя очарованное состояние. — Конечно, хочу! Только давай не как в прошлый раз, когда ты меня за шкирку нес, — она сморщила нос, стараясь не рассмеяться.

Филип гулко рыкнул и покачал рогатой головой. В его прекрасных глазах заискрилось веселье.

— Тогда иди в кузницу, найди там моток веревки.

— Зачем?

— Для тебя, чтобы не дергалась, — он прищурился и плотно сжал губы. Его хвост предательски дрогнул за спиной, гулко ударив костяной иглой по мраморным плитам.

Розалин насупилась и скрестила руки на груди, отказываясь куда-либо идти. Филип опустил голову ближе к ней и выдохнул облако горячего дыма с пряным ароматом жженого дерева и кардамона.

— Иди, пока я не передумал.

Розалин прожгла его испепеляющим взглядом и, резко развернувшись, направилась к кузнице. Неужели нельзя было нормально объяснить, зачем ему потребовалась веревка? Если он действительно собирался связывать ее, она в этом участвовать отказывалась. Уж лучше дома останется.

Вдруг в спину прилетела горячая струя дыма. Розалин от неожиданности вскрикнула и подпрыгнула. Возмущенно обернувшись к ехидно оскалившемуся дракону, она хотела было высказать ему все, что думала об этой огнедышащей ящерице, но он гулко зарычал.

— Если не поторопишься, я серьезно передумаю и улечу без тебя.

Розалин скривила на него нос, показала язык и завернула за угол сокровищницы, входя под навес над кузницей. Мимо пролетела узкая струя огня.

Розалин в шоке уставилась на разбившееся о камни пламя, которое быстро исчезло, словно его и не было.

— Ты сдурел? А если бы попал! — закричала она, оставаясь в безопасности кузницы. Филип находился за углом.

— Если бы я захотел, ты бы даже пискнуть не успела, — жутко пророкотал он. — Обратный отсчет пошел. Десять, девять…

Розалин возмущенно вскрикнула, бросила в сторону двора какой-то попавшийся под руку деревянный ковшик и отправилась на поиски веревки. Найдя моток, она развернулась и от неожиданности подпрыгнула на месте.

Холодок пробежал по спине, когда она в шоке уставилась на драконью морду с жутко прищуренными глазами. Филип оказался слишком близко, хотя и не мог пролезть в кузницу из-за длинных рогов.

— А теперь иди и верни на место то, что кинула, — гулко пророкотал он. Вокруг его зрачка зажглись искры, и из черных губ повалил пряный дым.

— Верну, только не злись, — Розалин медленно попятилась, обходя его по широкой дуге.

Он поднял голову, едва не зацепив рогами крышу кузницы, и внимательно проследил за ней. Розалин быстро нашла валяющийся посреди двора ковшик, подняла его и поспешила вернуть на место.

— Пугать вовсе не обязательно, — тихо проворчала она себе под нос, ставя ковшик на стол рядом со стеной сокровищницы.

— Разбрасываться моими вещами тоже, — прекрасно расслышал ее Филип.

Розалин вздрогнула, покраснела и вымученно застонала. Это получается, все ее бормотание до этого не было для него секретом? О таких вещах необходимо знать заранее, чтобы следить за тем, что срывалось с губ. Лихорадочно пытаясь вспомнить, что она уже успела наговорить за эти дни, Розалин вышла во двор.

— Вот, — она протянула тяжелый моток Филипу.

— Теперь обвяжи вокруг передних лап и шеи, как шлейку, зацепив за гребень. Так тебе будет за что держаться.

Розалин, как смогла, выполнила поручение под тщательным надзором со стороны Филипа. Он иногда комментировал ее действия, подсказывал и поправлял, ложась то на один, то на другой бок, чтобы ей не пришлось ползать по нему.

Когда все было подготовлено, Филип поднялся на лапы и позвал ее следовать за собой. Он подошел к огненной стене, несколько раз ударил крыльями, просто задувая ее мощным порывом ветра, и направился к чернеющему зеву пещеры.

Розалин старалась держаться как можно ближе к нему, придерживаясь рукой за его плечо. Она в темноте, в отличие от дракона, не видела.

Они долго петляли по мрачным коридорам, сворачивая то в одну, то в другую сторону. Несколько раз путь то шел вверх, то спускался вниз, но наконец впереди забрезжил свет. Розалин потерла глаза, смахивая слезы и пытаясь привыкнуть к яркому утреннему солнцу. Она так давно не была снаружи!

Летний воздух коснулся ее щеки прохладным дуновением ветра и оказался таким сладким, что Розалин невольно застонала, вдыхая полной грудью. Яркие лучи приятно согревали кожу.

Филип утробно зарокотал и лег на лапы. Розалин повернулась к нему, ожидая дальнейших указаний. Перед ними были только скалы, поэтому вряд ли они продолжат путь пешком.

— Садись у основания шеи перед высокими роговыми пластинами, — Филип повернул голову и улыбнулся, — В том месте, где гребень более гладкий. Постарайся не задевать движущейся части крыльев, а то будет очень больно, и ты свалишься. Если устанешь, сразу говори. Залазь и крепко держись за веревку, — он вытянул лапу так, чтобы ей было проще подняться ему на спину.

— Я постараюсь.

Розалин собрала юбки, поднимая повыше и перекидывая через локоть, и полезла на дракона. Это было так странно, но ей очень хотелось попробовать. То, что подобное предложение поступало раз в жизни и то не каждому, она прекрасно понимала, поэтому упускать возможность не собиралась.

Забравшись наверх и перекинув ногу через драконий хребет, Розалин подвернула юбки и уселась верхом. Она сжала веревку в пальцах и широко улыбнулась. Сердце лихорадочно застучало в предвкушении. Кровь шумела в ушах, но она старательно пыталась не паниковать раньше времени.

Филип поймал ее взгляд, подбадривающе улыбнулся, развернулся и просто спрыгнул вниз с уступа. Розалин восторженно завизжала, когда сердце подпрыгнуло аж к самому горлу. Ей вторил драконий рык. Широкие крылья за спиной распахнулись, поймали поток воздуха, и Филип заскользил вдоль склона.

Розалин захохотала и расслабила пальцы, которые добела сжались на веревке. Она никогда не боялась высоты, но этот прыжок был нечто! Тут у любого сдали бы нервы.

Филип несколько раз мощно взмахнул крыльями и начал набирать высоту. Тугой порыв ветра ударил в лицо, заставляя Розалин замолчать и, зажмурившись, снова вцепиться в веревку. Несколько ударов сердца, и давление воздуха уменьшилось, позволяя расслабиться.

Розалин открыла глаза и осмотрелась. Они плавно парили, кружа по спирали над одной из горных вершин. Она не была достаточно высока, поэтому снега здесь не было, только голые скалы, но воздух все равно был достаточно холодным, и белый пар вырывался изо рта.

Филип повел крыльями, и скалы остались позади, сменившись пологим склоном. Казалось, что совсем рядом росли игрушечные деревца, тонкая змейка ручья петляла между уступов и скал, спускаясь в долину, где впадала в более широкую и гладкую серебрящуюся на солнце реку. Стадо крошечных оленей пряталось между редких деревьев, испугавшись огромной тени.

— Ну как? — Филип обернулся, заинтересованно прищурившись.

— Это, — Розалин задохнулась от восхищения, — великолепно!

Подчиняясь порыву, она отпустила веревку и расправила руки, с удовольствием ловя встречный ветер. Растрепавшиеся волосы игриво щекотали лицо и уши. В груди лихорадочно колотилось сердце.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Филип предупреждающе рыкнул, и мышцы под ее ногами напряглись. Розалин снова вцепилась в веревку. Он сложил крылья и резко нырнул вниз.

Ветер засвистел в ушах, смазывая лицо и забирая все мысли, кроме одной: она была счастлива! Восторг затопил сознание, пресыщая, но Розалин даже закричать не смогла под напором ветра.

За спиной хлопнули крылья, раскрываясь, и Филип плавно заскользил вдоль водной глади спокойной широкой реки. Розалин слегка наклонилась и посмотрела в отражение. На огромном прекрасном отливающем золотом драконе сидела она, растрепанная встречным ветром и с глазами, горящими радостным безумием. Щеки раскраснелись, и широкая улыбка приклеилась к губам.

— Огонек… — хриплый рык заставил ее густо покраснеть и стыдливо уткнуться лицом в драконью шею.

Жар его тела, пряно пахнущего жженым деревом и кардамоном, шероховатые чешуйки под пальцами и гулкие удары сердца где-то под ее ногами сводили Розалин с ума. Она отпустила веревку и крепко обняла шею Филипа, насколько позволяли руки.

Казалось, что дракон и она — одно целое. Его движение — ее движение. Его дыхание — ее дыхание. Взмах его крыльев — ее взмах. Его желание — ее желание…

Вдруг мышцы под ней перекатились.

Взвизгнув, Розалин скатилась по опустившейся драконьей шее к самой голове. Там, почти свалившись в реку, она в отчаянии зацепилась одной рукой за височный рог, тогда как пальцы другой цеплялись за длинные роговые пластинки по краю щек, пытаясь дотянуться до другого рога. Ноги свободно болтались над водой.

Мгновение Розалин тонула в черно-золотом омуте драконьего глаза, а потом Филип осторожно подхватил ее лапами и трепетно прижал к своей груди. Он взмахнул крыльями и развернулся в сторону дома.

Розалин расслабилась в его объятиях и прикрыла глаза, щекой прижимаясь к жесткой чешуе и чувствуя, как гулко бьется его сердце. Жар растекался от его груди, обволакивал ее тело, согревая и даруя чувство безопасности. Даже крепко прижатая к его груди, она была свободна. Свободна быть собой, свободна выбирать свою судьбу. И она хотела выбрать его, Филипа, в качестве своей судьбы.

Это были самые удивительные мгновения, о которых она даже в самых красочных снах не могла мечтать. Розалин улыбнулась, наслаждаясь пряным жаром драконьего тела и еще крепче прижимаясь к нему. Ей хотелось, чтобы этот полет никогда не заканчивался.

  • Ла-ла-ла. Музыка смерти / Блокнот Птицелова. Моя маленькая война / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Учитель музыки / Лешуков Александр
  • Пусть так будет / Валевский Анатолий
  • Вы. (Шутка) / Жемчужные нити / Курмакаева Анна
  • Железный кот догонит металлическую мышь (Nekit Никита) / По крышам города / Кот Колдун
  • Брусника и водяной / Кулинарная книга - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лена Лентяйка
  • WELCOME TO HOME / Welcome to home / Чистое Поле
  • Поэтическая соринка 055. Дзюба – она-ст… / Фурсин Олег
  • 47 / Пробы кисти и карандашей / Магура Цукерман
  • Argentum Agata. Иллюстрация к стихотворению «Личное» / Машина времени - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чепурной Сергей
  • Уют / Кем был я когда-то / Валевский Анатолий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль