Без нее / Любовь зла / Воронина Валерия
 

Без нее

0.00
 
Без нее

Около полуночи я подъехал, наконец, к нужному зданию, припарковавшись в темном переулке неподалеку. За четыре минуты до фиаско: если мне не удастся забрать сегодня хотя бы одну душу, то права на прочие нельзя будет предъявить. Линия истории свернет с нужной колеи и пиши пропало. А за провал на Земле меня не просто накажут, но еще и засмеют. Причем, неизвестно, что будет страшнее. Изменившиеся условия продиктовали и изменение правил игры. Вместо того, чтобы убить босса руками «киллера», мне придется явно убить его руками члена банды. Да, топорно, натянуто, но мне уже не до красоты.

Подойдя к багажнику, я выволок наружу лежащего там мужичка. По дороге сюда мне посчастливилось вновь нарваться на погоню, и это было даже к лучшему. Я легко от нее избавился, заодно разжившись не только оружием, но и орудием для дела. Теперь мне нужно лишь сделать так, чтобы оно лишило жизни босса до того, как лишат жизни его. Второй вариант, конечно, даст небольшую отсрочку по времени, но пока мне слабо представлялось, как еще можно устроить ночь бандовских разборок. К первому же лучу солнца обе группировки должны быть взаимоуничтожены.

Как же хорошо, что у меня еще осталось немного магии! Ровно-ровно на подчинение разума. И я даже не нарушу правило первого шага: этим днем банды сами ступили на скользкую дорожку, отдав заказ киллеру. Все, с этого момента они развязали мне руки.

Установив контроль над несчастным, я вручил ему пистолет, а сам сел в машину, внутренним взором наблюдая за происходящим глазами мужичка. Надо провести его мимо охраны и камер так, чтобы не грохнули раньше времени.

Аккуратно обезвредив сигнализацию и взломав замок на задней двери, мое орудие осторожно приотворило ее и прислушалось. Тихо и темно. Проскользнув внутрь, «я» огляделся. Бестолку: у людей ночное зрение по желанию не включается, но красный огонек камеры заметить все же удалось. Резко метнувшись в угол, «я» оказался в «слепой зоне». В момент открытия двери камера смотрела в противоположную сторону, теперь оставалось дождаться, когда она довершит свой оборот и двинется в обратно. Тогда можно будет проскочить к двери на лестницу.

Эту операцию я, в принципе, так и планировал. С той лишь разницей, что идти должен был бы сам. Хотя этот вариант оказался даже интереснее. Конечно, есть минус: если что-то пойдет не так, я не смогу ничего намагичить. Но с другой стороны, не надо подставлять свою любимую человеческую оболочку под пули. Поразмыслю на досуге, а не внедрить ли подобную практику в повседневную работу.

Между тем мое орудие уже достигло нужного этажа, пару раз удачно разминувшись с охраной. Причем, один раз настолько удачно, что я подумал, а не прикрывает ли меня кто? Засучив рукава, чтобы лучше была видна знаковая татуировка, «я» достал пистолет и выйдя с лестницы в коридор побежал к двери в его конце. Тут уже от камер не спрячешься, поэтому единственный шанс, проскочить, пока не поднялась тревога. «Я» успел. Подскочив к двери, мое орудие рывком распахнуло ее, за ней же и спрятавшись от пуль. Сидящего за столом босса уже предупредили о несанкционированном проникновении, поэтому он встретил меня несколькими выстрелами. Дождавшись секундной тишины, «я» выпрыгнул из-за двери на порог кабинета и, не мешкая, пустил боссу пулю в лоб. Правда, он свинцовый привет мне тоже прислал. Но, к счастью, пуля сразила мое орудие спустя миг после того, как умерла цель.

Не спеша уезжать, я удостоверился, что все пойдет по намеченному плану. И верно: буквально через пару минут к зданию подъехало несколько джипов. На улицу выбежали люди с оружием в руках, уселись в машины и поехали в сторону нужного мне района.

Откинувшись на спинку водительского кресла, я вздохнул с облегчением. Все! Сделано! Я молодец! Сам себя не похвалишь — никто не похвалит. А ведь так иногда хочется, чтоб похвалили. Случайно глянув на карман пассажирской двери, я невольно усмехнулся. Там так и остался стоять букет в срезанной бутылке. Рыженькая настолько расстроилась, что забыла забрать. И чего я, дурак, ляпнул ей про наемного убийцу? Соврать что ли не мог? Хотя, вспоминая тот разговор, я понял, что действительно не мог. Как будто что-то внутри меня не дало это сделать. Вот смех! Демон не может врать! Дожили!

— Что, рад? — раздался справа знакомый голос.

Глянув на материализовавшегося рядом светлячка, я улыбнулся и честно сказал:

— Безмерно! — а затем поинтересовался. — Ты-то успел вывести, кого нужно?

— Большинство, — так же, не лукавя, отозвался он.

— Драться будем? — чисто из вежливости уточнил я.

— А толку? — поморщился светлячок. — Или хочешь с помощью меня поскорее на доклад к начальству попасть?

— Тогда до встречи? — улыбнулся я.

— Не сомневайся! — пообещал ангел и исчез.

Оставшись один, я завел мотор и поехал в свой дом, находящийся в нескольких километрах от города. Правда, необычно медленно, хотя по пустынным улицам можно было разогнаться ай-яй как. Но мне не хотелось. Сегодня был очень странный, непонятный день, который требовал осмысления. А так как теперь в моем распоряжении была вся вечность, я решил, что могу позволить себе потратить пару лишних часов.

Итак, что же такого произошло, что простейшая операция чуть не сорвалась? А вот без понятия! Просто я почему-то вдруг забыл обо всем на свете. Серьезно, если бы нас не выгнали из боулинга, мне бы и в голову не пришло, что до рокового часа осталось всего ничего. Хорошо ума хватило не шикануть и не остаться до утра. А ведь была шальная мыслишка. Спасла лишь усталость рыженькой. Хотя она изо всех сил старалась не показать, что вот-вот уснет.

Вдруг я поймал себя на том, что бестолково улыбаюсь во все свои белые зубы. Непонятная неконтролируемая реакция человеческой оболочки мне капитально не понравилась, явно доказав: со мной что-то не то. Свернув с центральной улицы города, я поехал к его южной окраине, все также продолжая размышлять.

Чему ж я так бестолково радуюсь-то? Тому, что все-таки довел дело до конца? Вроде бы нет. Здесь я испытываю удовлетворение, максимум. И снова мельком брошенный взгляд на карман пассажирской двери заставил меня расплыться в улыбке.

«Цветы завянут, жалко».

А как я, идиот, за шаром кинулся! Потому что рыженькая испугалась, что он пол проломит и платить придется. Причем, знал же, что не проломит, да даже если б и платить пришлось — невелика беда! Нет, все равно полетел ловить!

Тряхнув головой, я вновь убрал с лица бестолковую улыбку. Да что ж за ерунда-то?! Терпеть не могу, когда мне что-то непонятно! Итак, надо разобраться, почему я чуть не сорвал операцию. Ведь хорошо, что эта была простенькая, и все обошлось. А если в другой раз мне взбредет в голову выкинуть подобный фортель? Пройдет все так же гладко? Ой, не факт… Надо найти причину. А для этого придется вспомнить, с чего все началось. На всякий случай, вернемся к самому истоку, к моменту получения задания.

 

С Овилона я вернулся донельзя умотанным. Сложный, мстительный мир, к тому же там у меня неуязвимости не было. Чтобы оторваться от погони пришлось даже поскакать по смежным мирам, но я все-таки скрылся. Вообще мне всегда было непонятно, зачем мы дразним высших сущностей, способных оставить от нас лишь мокрое место? Но начальство периодически заставляло устраивать к ним вылазки.

Телепортировавшись домой, я с наслаждением вдохнул обжигающие, раскаленные частицы, позволив им залечить несколько имеющихся ран, однако полностью растворяться в них не стал. Мне было не настолько плохо. Проплыв от поверхности к центру, я занял очередь на доклад к начальству. Забавно, но в этом отношении мне очень нравилась земная терминология. Слова «очередь», «начальство», «операция», «задание», «вылазка» были ближе всего к сути происходящего. Или просто последнее время я настолько часто стал работать на Земле, что мысли сами собой очеловечились? Не знаю.

Дождавшись вызова, я подплыл к гигантской огненной сфере и, произнеся положенные приветствия, кратко и четко доложил о результатах работы.

В ответ сфера удовлетворенно полыхнула, или мне показалось, что это было так.

Поймав предназначенный мне поток сознания, я расстроился: опять Земля, опять 21й век. Тоска, да и только! Хотя, с другой стороны, после Овилона мне сейчас самое то. А уж как придать задаче приемлемую сложность и интерес, придумаю.

Как бы там ни было, поблагодарив сферу, я отправился на Землю, уже через секунду очнувшись в своей земной оболочке. Мне никогда не нравилось вселяться в других людей, использовать их тела. По мне это все равно что снимать комнату, найдя ее по сомнительному объявлению: никогда не знаешь, что окажется внутри. Если в какой-то эпохе я работал достаточно часто, то предпочитал иметь там собственное вместилище. К слову, таких у меня было три. В 21м веке, в Древней Скандинавии и в Новом Орлеане эпохи его расцвета. Сейчас мне требовалось первое.

Выведя лежащее на широкой кровати тело из стазиса, я пошевелил каждой конечностью, размял шею, от души похрустел суставами пальцев. Затем, взяв с тумбочки пульт, нажал на кнопку, управляющую шторами. Массивные металлизированные жалюзи легко отъехали в сторону, спрятавшись в стенную нишу, и комнату залил мягкий утренний свет. Нажав на пульте кнопку, управляющую кофе-машиной, я прошел на кухню, взял ароматно дымящуюся чашечку эспрессо и вернулся к занимавшему всю стену окну. На Земле вовсю царствовала весна, готовясь уступить мир лету. Уже зеленели деревья, а в синем небе летали стрижи. Мне всегда нравилось это время года. Не знаю почему, но внутри каждый раз возникало ощущение, что будто именно в этот период должно произойти что-то значительное. Смешно! Видимо, человеческие оболочки обладают какой-то своей особой чувствительностью, которая является их неотъемлемой частью.

Помедитировав на природу и допив кофе, я подошел к столу и включил компьютер. Первым делом мне захотелось проверить рабочую почту. Да-да. Быть начальником и строить свой бизнес оказалось так интересно! Хотя, большинство вопросов решал мой заместитель, но наиболее важные решения принимал все-таки я. Забавно, но каждый раз, беседуя со сферой я испытывал негатив по поводу отправления на Землю. Потому что помнил лишь о простом и скучном задании. Когда же приходил в себя здесь, то чувства менялись. Кстати, именно в то утро я понял интересную вещь: мне скучно просто работать на Земле, но быть здесь весьма комфортно.

Просмотрев почту и отдав пару необходимых указаний, я, наконец, приступил к своей основной работе. Итак, до завтрашнего утра мне нужно собрать не менее сорока почерневших душ, причем, как всегда не нарушив правило первого шага. Самое простое — спровоцировать небольшую локальную войнушку, но так, чтобы сами участники развязали мне руки…

 

Вдруг от воспоминаний меня отвлек резкий визг. Оказывается, на проселочную дорогу прямо перед машиной выскочил олень, и я на автомате ударил по тормозам, чтобы не попортить капот и бампер. Сработавшая реакция мне понравилась, а вот чуть рассеянное внимание — нет. Поэтому весь оставшийся путь я постарался не отвлекаться на самоанализ слишком сильно. Просто начал припоминать факты, стараясь вычленить из них ключевой.

Итак, сперва был серфинг по новостным порталам и получение доступа к делам банд. Из ряда вон? Вряд ли. Затем была заморочка с созданием личности киллера и подсовывание его банде. Тоже ничего особенного. Потом была встреча в кафе и получение «заказа». А потом…При воспоминании о рыженькой, губы снова расплылись в улыбке, явно доказав: вот он, мой искомый факт. Но что же в нем такого было-то?

Покрутив в уме информацию и так, и эдак, я вроде бы понял, что произошло. Выданное сферой скучное задание просто было вытеснено более интересным. Мне захотелось…Только вот чего мне захотелось-то? Забрать чистую душу? Нет, я так не поступаю. Нарушение правила первого шага для меня табу. Склонить ее к этому первому шагу? Так ведь я и не склонял. Что же я делал? Да просто весело и приятно проводил время. Получал удовольствие, смеялся, искренне радуясь всему происходящему. Но зачем мне это было нужно? И так, и эдак крутил я в уме факты, но они упорно не желали складываться в стройную картину. Но я смог хотя бы точно сформулировать для себя вопрос: что мне нужно от рыженькой? Правда, к моменту приезда в дом, ответ на него так и не был найден. Поэтому размышления решено было оставить до лучших времен.

Приняв душ, я переоделся в удобную хлопковую футболку и трико, просмотрел на всякий случай рабочую почту, а затем улегся на кровать и, погрузив оболочку стазис, отправился домой.

В этот раз сфере было не до меня: один из наших влип в Овилоне и, видимо, строился план помощи. Однако меня задействовать не стали. Мой доклад даже прервали в самом начале и, выдав новое задание, отправили восвояси.

Вот только место назначение мне очень не понравилось. В мире браргов я бывать не любил. Он не нравился мне своей эстетической отвратительностью. Здесь все выглядело мрачным, черно-серо-красным. Кроме того, не было ни одной прямой линии. Даже дома строились вкривь и вкось. Волнистые колонны и драпировки на стенах вызывали иллюзию вечного движения. Весь мир напоминал композицию из плавящегося воска. Брарги были в нем доминирующей расой. Крылатые зеленокожие рогатые существа, ростом около метра шестидесяти. Но кроме них в мире обитали еще и люммы. Причем, если с первыми я еще хоть как-то мог приветливо общаться, то со вторыми была проблема. Вытянутое тощее коричневое тело с двумя парами рук, три глаза на яйцеобразной лысой голове и полное отсутствие ушей вызвали у меня, мягко говоря, отвращение. Тут уж не до приветливости. К счастью, с люммами мне ранее работать и не приходилось. Их мир по своему развитию напоминал земное средневековье, в котором люммы были сродни варварам. Агрессивные, но весьма глупые существа. У браргов же расцветала феодалия во всей ее красе. Поэтому моей основной задачей были заговоры, предательства, убийства всех родовых мастей, стычки за территорию, власть и прочие подобные мелочи. Здесь их спровоцировать было сложнее, чем на Земле, потому что брарги владели магией, что несколько связывало мне руки. Кстати, именно благодаря магии люммы не совершали набегов на поселения браргов. Как только их отряды подходили к городским стенам, маги подправляли воинам память, и они уходили прочь. И именно эту проблему, как выяснилось, меня и послали решить. В этот раз в мою задачу входила межрасовая война, как минимум в одной части мира. А это означало необходимость налаживания контакта с люммами.

Что ж, надо — значит надо. Кто я такой, чтобы со сферой спорить? Но дело мне хотелось закрыть как можно быстрее — в глубине сознания я, сам того не желая, все еще продолжал думать над своей основной проблемой. Даже будучи дома, хотя обычно там все земное забывалось на раз. Сейчас же — нет. Проплывая мимо одного из огненных вихрей, мне даже почудился в нем силуэт рыженькой. И это насторожило еще больше. Я осознавал, что со мной что-то происходит, но ни понять, ни воспрепятствовать этому не мог. Единственно, постарался загнать размышления как можно глубже в подсознание, чтобы не сильно мешали.

Определив основную проблему в решаемой задаче как «неустойчивость к магии», я решил сделать все предельно просто: вселиться в вожака одного из люммских племен и повести свой народ в бой, обеспечив магическую защиту. Мне ж не требовалось захватить город. Нужно было сделать так, чтобы просто пролилась кровь. Заставить же народ самостоятельно захотеть устроить набег — проще простого. Расскажу, как там браргам хорошо живется, какие они плохие, как они не любят люммов и так далее. Короче, придумаю. Когда есть цель — работать легко. Она определяет средства и пути своего достижения. А вот когда цели нет…

Зачем я ей цветы купил? Мог бы просто подойти, подсесть к столику. Но нет. Надо было обязательно эти тюльпаны розовые покупать! Причем, именно их! Ни нарциссы, ни розы, а именно тюльпаны и именно розовые!

Вдруг кто-то грубо прошел сквозь меня, заставив осмотреться. Оказалось, я завис у того самого огненного вихря, в котором мне мерещилась рыженькая. На полпути к поверхности, откуда можно было телепортироваться. Приложив определенные усилия, я заставил себя продолжить путь, ни на что постороннее не отвлекаясь. И даже преуспел в этом. В принципе. Мда, терпеть не могу это слово!

Оказавшись в мире браргов, я осмотрелся и с ужасом констатировал, что ошибся с координатами, проявившись вообще неизвестно где. В зеленом небе пульсировала фиолетовая звезда, а вокруг меня были лишь редкие коряжистые деревья и черные пески покосившихся барханов. Ни намека на какое-либо жилище. И это было страшно: если мне не удастся найти приемлемую оболочку в течение часа, то в лучшем случае придется позорно сбегать домой, если успею. Если не успею — будет худший случай. Этот мир поглотит меня, заперев в себе на веке…

Интересно, узнает ли тогда рыженькая о смерти моей земной оболочки? А если узнает, то как отреагирует?

Да что ж со мной происходит-то?!!! Мне, барану, думать, что ли, больше не о чем?!!! Проблем мало???!!!

Максимально сосредоточившись, я поплыл вперед. Это направление было не лучше и не хуже прочих. Силы на повторную телпортацию появятся примерно через час. Главное не пропустить этот момент!

Не отвлекаясь на посторонние мысли, я двигался в выбранном направлении, просматривая местность: вдруг все-таки подвернется под руку какая-нибудь оболочка. И действительно, через полчаса повезло. В двух шагах от меня, выбросив вверх фонтан песка, из бархана вылетел огромный крылатый змей. Черное склизкое тело вытянулось струной, три пары перепончатых крыльев расправились, и зверь аккуратно спланировал на землю. Посмотрев в его разноразмерные глаза, хаотично разбросанные по морде, я содрогнулся от отвращения, отчетливо понимая, что мне придется в это лезть. Ибо не было гарантий, что повезет еще кого-нибудь встретить.

Помедлив секунду, я все-таки вселился в змея, успев подумать, интересно, если бы у меня на Земле была подобная оболочка, как бы сложился вечер с рыженькой?

Внутри змей был не менее гадким, чем снаружи: примитивное сознание, управляемое лишь инстинктами. Я без проблем запихнул бывшего хозяина оболочки в дальние сферы его сознания и попробовал сдвинуться с места. Это было сложно: крылья никак не хотели работать слаженно и синхоронно. В итоге я убил еще около получаса на то, чтобы научиться хоть как-то перемещаться в пространстве, не падая мордой в песок. Наконец, взмахнув крыльями, я взмыл ввысь с целью оглядеться и сориентироваться на местности.

Оказалось, что с координатами я ошибся не так сильно, как с направлением. Поселение люммов пестрело в получасе ходьбы от места моего появления. И если бы я пошел не вперед, а назад, то не пришлось бы сейчас соображать, а как, собственно, в этом вместилище мне войну-то теперь провоцировать? У меня не было возможности сменить оболочку без побега из этого мира. Разве что со смертью существующей. Но позорно сбегать мне пока не хотелось, поэтому, за неимением других вариантов, я полетел к люммам, втайне надеясь, что они с перепугу змеюку грохнут.

Поселение люммов представляло собой хаотичную россыпь разноцветных шалашиков, причем, территория его ничем не огораживалась. При более пристальном рассмотрении оказалось, что обтяжка кособоких жилищ тканная. Этот факт говорил о существовании торговых отношений с браргами. Ибо как-то не думалось, что люммы самостоятельно смогли изобрести ткацкий станок. Надо же, а давненько я в этом мире, оказывается, не был-то.

Как это ни странно, но никого из племени мне на глаза не попалось. Я даже подумал, а не брошена ли деревенька? Однако стоило подлететь и опуститься на землю в центре между шалашами, как из них выглянули хозяева. Ну конечно! Как я мог забыть? В этом мире же сейчас ночь, если переводить на земную терминологию. Хоть все вокруг и залито светом, но тем не менее: пока в небе фиолетовая звезда, все спят. Когда же она перейдет в иную фазу и покраснеет, тогда будет «день».

Люммы между тем не торопились выскакивать из своих жилищ с оружием в руках и воинственными кличами. Они просто смотрели на меня, не двигаясь с места. А я смотрел на них. В гляделки мы играли около десяти минут, причем, у меня начала неметь шея. Оказалось, очень неудобно стоять, выгнувшись дугой, держа голову высоко над землей. Решив сменить позу, я чуть взмахнул крыльями. В ту же секунду племя высыпало из своих шалашей и, рухнув на колени, стало буквально биться лбами о землю, вздымая вверх тучи пыли вместе со всеми парами рук. Если бы дело было на Земле, то я бы назвал происходящее поклонением божеству. Здесь же читалось нечто другое, и словив коллективный поток сознания, я лишь удостоверился в своей догадке.

Как любые варвары, люммы признавали закон силы. Они видели, что я сильнее, они понимали, что в моих силах стереть их в порошок. И они согласились с моим превосходством. По сути, мне посчастливилось бескровно завоевать их деревеньку, став вождем. Правда, сей факт окончательно поставил крест на первоначальном плане. Ведь я надеялся тихо вселиться в обычного люмма и, пошатавшись среди народа, поныть, как нам плохо живется и как хорошо живется браргам. Короче, спровоцировать революцию, так сказать. Люммы крайне примитивная, не особо думающая раса, все должно было сработать на ура, но увы…

Оглядев своих подданных, я попробовал хотя бы наладить мысленный контакт. Получилось. На мой вопрос «Вы слышите меня, люммы?» они отозвались, синхронно проорав:

— Мы слышим тебя, Каа!

И их ответ вновь подкинул мне пищу для нежеланных раздумий. Я вдруг понял, что неосознанно перевел его на земной, причем, придав форму, которую где-то раньше слышал. Пара секунд отчаянной работы мысли увенчались успехом. Ну конечно! В кафешке, где мы встретились с рыженькой, в детском уголке показывали мультик. Там гигантская змея разговаривала со стаей обезьян! Хм, а ведь и впрямь похоже. Тряхнув головой, я отогнал ненужные мысли. Очередное спонтанное воспоминание о земле мне очень не понравилось. Видимо, мой разум никак не может отпустить нерешенную задачу, и раз за разом к ней возвращается. А это не дело: другие миры — это не Земля, тут нельзя расслабляться. Ладно здесь я расплачусь максимум лишним временем, затраченным на повторную телепортацию и выполнение задания. Ну и «осуждением» сферы и «товарищей». Неприятно, но терпимо. А если бы это был Овилон? Там за рассеянность и существованием расплатиться можно!

Клятвенно пообещав себе сразу после этого дела разобраться во всем непонятном, я вновь переключился на люммов, начав с нейтрального вопроса:

— Хорошо ли вам живется здесь?

В ответ мне ожидаемо выдали:

— Плохо!

Забавно, но еще ни в одном мире я не видел народ, довольный своим существованием. Всегда что-то было не так. Иногда объективно, иногда нет, но тем не менее. Люммы исключением не были. И когда я им милостиво позволил «жаловаться на жизнь», мне живо выдали кучу полезной информации. Оказалось, что племена уже устали кочевать, да и данный образ существования потихоньку изживал себя. Люммы питались так называемыми «аамроми»: мясистыми созданиями, напоминавшими результат скрещивания земных слизней с грибами. Обитали они под землей, на небольших площадях, образуя своего рода грибницу под слоем песка. Обычно племя находило место обитания аммромов и селилось неподалеку. Когда же «грибница» полностью истощалась, поселение снималось с места и шло искать новую. Понятно, что со временем добывать пропитание было все сложнее. К тому же расширяющиеся города браргов занимали ощутимую часть территории, забирая ее у люммов.

Выслушав жалобы народа, я понял, что «подготавливать почву» в этом мире не надо. Она уже давным-давно созрела: люммы вполне готовы вступить в войну с браргами, ибо даже их примитивный разум понимал, что иначе племена ждет вымирание от голода. Однако, чтобы не нарушить правило первого шага, я лишь нейтрально уточнил:

— А вы не думали, что можно сделать?

Один из люммов, рослый самец с мускулистыми плечами, рискнул подняться с колен и посмотреть мне в глаза. Судя по тому, что одет он был лучше прочих (кроме набедренной повязки на нем был еще костяной шлем), я решил, что передо мной бывший вождь. Поверхностное чтение его сознания лишь подтвердило мои догадки. Выйдя чуть вперед, он ответил мне:

— Брарги из городов зовут жить к себе, но за это требуют от нас подчинения! А мы хотим свободы!

О да! Знакомая песня! Ее я тоже слышал во многих мирах и для себя обозначил как признак недоразвитости мышления, а также признак неспособности особи жить в цивилизованном обществе. Люммы испокон веков жили, уповая на милость мира. Они даже не добывали себе пищу, они ее находили. То есть по сути «сидели на шее» у своей «природы», высасывая ее ресурсы и не давая ничего взамен. Брарги же пошли по другому пути. В какой-то момент они поняли: чтобы что-то получить, надо что-то дать взамен. Хочешь хлеба — паши землю, хочешь укрытия от непогоды — строй дом. Они усвоили теорию обмена и успешно применяли ее в жизни. Теперь брарги приглашали в свои города люммов, но на тех же условиях: «хочешь что-то — дай взамен». Для расы же, которая не привыкла к такому подходу и не понимает его, это, естественно, воспринималось в штыки. Хотя, действительно ли она его не понимает?

Случайно взглянув на тканные шалаши, я вдруг понял, почему брарги не воевали с люммами. Они просто их воспитывали. Давали шанс поумнеть. Ведь, имея магию, легко можно избавиться от недоразвитых племен, но нет. Брарги так не поступали. Они начали внедрять бартерные отношения, надеясь, что люммы воспримут их и применят в других сферах жизни. Но, видимо, пока не сбывалось.

И тут я понял еще одну крайне любопытную вещь. Меня подставили. Здесь явно чувствовалась «рука» высших сущностей: не могли сами брарги додуматься до «воспитания братьев меньших». Похоже, я ошибся, решив, что меня не подключили к спасательной операции в Овилоне. Подключили. Отвлекающим маневром. Или точнее наживкой. Высшие сущности не терпели вмешательств в свои дела, особенно в подшефных мирах. Ведь на выстраивание нужного им порядка там они тратили в разы больше усилий, чем при работе с собственным миром. К слову, Овилон был идеален настолько, что именно это и побудило высших нести свой свет в иные миры. Вот значит как. Я должен устроить тут заварушку, чтобы высшие все бросили и примчались сюда с Овилона наводить порядок. Вот это я попал! Практически вся магия у меня уйдет на обеспечение люммской защиты, а значит, когда явятся высшие, у меня не будет сил быстро телепортироваться. В лучшем случае удастся спрятаться в подсознании у этой змеюки. Но это настолько лучший случай, что правильнее будет назвать его чудом. А если учесть, что злу чудеса не положены, то перспектива вырисовывается крайне печальная. Похоже, свою задачу с рыженькой неизвестной мне так и не придется решить…

В этот миг от размышлений меня отвлекла ключевая фраза все еще вещавшего вождя:

— Мы хотим жить в их городах, но без них! Если ты поведешь нас в бой, то все племена пойдут за тобой!

Волна знакомой энергии разлилась по сознанию, красноречиво говоря: шаг сделан. И теперь мне ничего не оставалось, кроме как послать мысленный ответ:

— Да будет битва!

Люммы возликовали, вскочив с колен и ударив по своим туловищам обеими парами рук. Ор трех десятков глоток разнесся по пустыни, а затем от толпы отделились шесть особей и резво ринулись прочь. Это были гонцы с сообщениями для ближайших племен. Вождь тем временем обратился ко мне:

— Наш враг очень силен, поэтому единственная возможность одолеть его — действовать сообща. Три полных цикла понадобятся нам, чтобы весть о твоем появлении разнеслась по миру. Потом вожди племен прибудут к нам и, убедившись, что ты действительно могучий воин, поведут своих люммов в бой. Мы давно уже жаждем битвы, но никто не решался начать ее, ибо не чуял в себе силы. Но раз мир явил нам тебя, значит настал час! Он решил заступиться за нас, признав несправедливость требований браргов!

Единственное, что мне осталось тут ответить, было:

— Тогда готовьте оружие! Очень скоро оно вам понадобится!

И ведь не соврал.

Два следующих цикла прошли для меня крайне томительно. По земным меркам это было чуть больше пяти полных суток. Все это время, моя оболочка лежала, зарывшись в песок, я же напряженно думал. О том, как бы мне провернуть это дельце и выбраться отсюда, пусть не целым, но хотя бы существующим. Максимально сосредоточившись, я представлял, как все будет…

 

Посреди пустыни высятся стены из прессованного песка, на них стоят дозорные в легких безрукавках и с копьями. Они высматривают песчаных змеев, но вместо этого замечают, что со всех сторон к городу приближаются люммы. Один сбегает вниз, в город, и вот уже через несколько минут на стены поднимаются маги в черных мантиях. А племена продолжают идти. Брарги не понимают, в чем дело. Начинается суета, вот-вот готовая перерасти в панику, а племена стоят уже в нескольких шагах от городских стен. Пару минут в воздухе висит напряженная тишина, которую не выдерживает один из люммов. Он издает боевой клич и бросает в сторону города острозаточенную пятиконечную костную пластину. Со свистом рассекая воздух, она впивается в шею одного из магов. И едва труп падает к подножию городских стен, племена начинают штурм, а в этот миг с неба спускаются пять сверкающих сфер. Высшие. Проплывая над городом, они внимательно высматривают внутренним взором того, кто посмел влезть в порядок их мира.

 

Едва картинка четко нарисовалась в сознании, отпали все сомнения в ее воплощении. Я был твердо уверен, что все пойдет именно так: история шагнула на этот путь и до битвы развилок не предвиделось. Что ж, значит, единственный мой шанс с первой каплей крови снять защиту с люммов и по максимум переместить ее на себя. Браргским магам будет уже не до отпугивания нападающих, а даже если они их и отпугнут — это будет даже к лучшему. Чем скорее восстановится порядок, тем быстрее высшие уберутся обратно. Времени их нахождения тут должно будет хватить моему собрату на побег из Овилона, а едва они вернутся к себе, я тоже смогу телепортироваться. Что ж, когда есть план, то все выглядит не так уж мрачно. На моменте построения любой из них кажется осуществимым, и дальше все будет зависеть лишь от меня. А я молодец, я справлюсь. Не первый раз плаваю, в конец-концов! Прорвемся!

Облегченно вздохнув, я вернулся сознанием в свою оболочку, чуть приоткрыв глаза, и ощутил, что она жутко голодна. Мне не хотелось тратить силы на погружение ее в физический стазис, и за это теперь приходилось расплачиваться. Я вдруг с ужасом осознал, что еще немного и змей кинется на своих соплеменников. Их тощие жилистые тела выглядели настолько аппетитно, что сдержаться стоило больших усилий. Но от одного представления, что я буду ЭТО есть, становилось противно. Мне вдруг ни с того ни с сего вспомнились куриные палочки и картофель фри, которые мы заказывали в боулинге. Хрустящие, ароматные. Причем, до того вечера я подобной едой брезговал, ибо считал ее гадостью. А на деле оказалось вкусно. Подняв голову, я зевнул, и обвел оценивающим взглядом занятое своими делами племя. Под новым соусом люммы стали выглядеть иначе: вдруг и с ними тот же фокус пройдет? Однако проверять не пришлось: едва народ увидел, что вождь проснулся, в деревеньке началась суета, и уже через пару минут перед моей мордой лежала внушительная кучка аммромов. Не скажу, что они выглядели аппетитнее люммов, но он уж точно более доступно. Поэтому для утоления голода были признаны подходящими.

К середине третьего цикла в нашу деревеньку наконец вернулись гонцы с вождями соседних племен. Шесть весьма колоритных люмма подошли и встали на колени перед моей мордой. Также, как и у местного вождя, у них были детали гардероба, явно выделяющие их среди прочих соплеменников. У кого-то на запястьях и щиколотках красовались разноцветные браслеты, кто-то обвязал голову цветастой лентой, а кто-то и вовсе облачился в просторный балахон. Аудиенция прошла весьма быстро: сомнений в моей силе ни у кого не возникло, поэтому лишь обозначив время начала похода вожди ушли обратно к своим люммам.

К началу четвертого цикла воины нашего племени покинули деревеньку и двинулись к ближайшему браргсокому городу, ожидая, что прочие племена поступят также. Я же двинулся чуть впереди них, как и положено вождю, но скрываясь под толстым слоем песка. Незаметно подобравшись к городским стенам, я максимально сосредоточился на общемагическом фоне, готовясь погасить любые его возмущения, генерируемые браргскими магами. К счастью, городской радиус вполне позволял это делать: городок для начала мы выбрали небольшой. Кроме того, чуть высунув голову наружу, я внимательно следил за приближающимися воинами, стараясь узнать того, который в моем видении пролил первую кровь. В предстоящей операции это будет самый важный пункт: на перекидку защиты удастся выгадать не больше трех секунд, и если я упущу ключевой момент, то могу не успеть.

Пока же все развивалось точно по плану. Горожане паниковали, племена неумолимо приближались к городу. Хоть люммы и не видели меня, но ощущали — об этом я заранее позаботился, расставшись с резервной частью магии. Теперь экстренно сбежать не получится, но иного пути не было. Вести в открытую — подставить оболочку под копья дозорных. Вести, прячась в песке — не пойдут, испугаются. А так народ, вдохновленный пусть и незримым, но присутствием вождя, уверенно шел вперед.

Как и было в видении, племена остановились в нескольких шагах от городских стен. Потянулись мгновения напряженной тишины, затем раздался боевой клич и свист рассекаемого воздуха. И в миг, когда я уже собирался перекинуть защиту, произошло нечто невообразимое, заставившее меня буквально остолбенеть. Вместо пяти сверкающих сфер в небе появился образ рыжеволосой улыбающейся зеленоглазки. Три секунды потребовались мне на то, чтобы вернуть самообладание. Но когда это произошло, я почувствовал, что меня уже нашли. Холодный магический взор одного из высших буквально пронзил мое сознание, заставив быстро принять единственное возможное решение. Пулей вылетев из своего укрытия, змей кинулся в самую гущу битвы. Мизерный шанс сменить оболочку и скрыться за чужим сознанием — вот лучшее, на что я мог теперь рассчитывать. Хотя твердо понимал, что это как от пуль за картонной ширмой прятаться. Но увы, если существовать хочется, за любой волосок схватишься. Однако мой оборвался на раз. Не свезло. Высшие вышибли меня из тела змеи гораздо раньше, чем ту прихлопнули. Уже через мгновение я оказался заключенным в сверкающую сиреневую сферу, повисшую в абсолютно черном бесконечном пространстве, а вокруг нее возникли пять сияющих золотистых силуэтов.

Если бы я был человеком, то сказал бы: «Обидно до слез». Ведь сколько раз выворачивался из более худших передряг, а тут на тебе! Однако ничем не выказав своего расстройства, я поднялся на ноги и выпрямил спину. Причем, неизвестно с чего, но почему-то вдруг за секунду до конца мне захотелось принять именно человеческую форму. Наверное, потому, что только этот вид может гордо расправить плечи, смотря в лицо тому, кто хочет его добить. Однако высшие чинить расправу почему-то не спешили, кружась у сферы, как земные детишки кружат у аквариума с какой-нибудь диковинкой. Я не чувствовал их сознания, поэтому не имел ни малейшего представления об их намереньях. Но вдруг высшие просто исчезли, оставив меня одного. И тут в своем сознании я услышал вопрос: «Чего ты хочешь?» Видимо, мне полагалось последнее желание. Смешно. Что ж, надо уметь проигрывать, как бы это ни было обидно и больно. В любом случае, жалеть мне не о чем: мое существование выдалось ярким и интересным. Хотя, нет. Мне есть, о чем жалеть. Ведь я так и не успел…. Но увы, додумать мысль мне тоже не дали: окружающая сфера полыхнула и схлопнулась, погрузив меня во мрак небытия.

  • Коротко и ясно / В ста словах / StranniK9000
  • Современные родители рассказывают старую сказку. / СТАРАЯ СКАЗКА НА НОВЫЙ ЛАД / Хрипков Николай Иванович
  • Знают наши дети обо всем на свете / Хрипков Николай Иванович
  • Пришёл человек / Уна Ирина
  • Заветное желание / Быкова Ксения
  • «Река во сне», Фомальгаут Мария / "Сон-не-сон" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • Отражение / Wargoshi
  • Массаж / Кулинарная книга - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лена Лентяйка
  • Афоризм 1936. ВЕРА, НАДЕЖДА, ЛЮБОВЬ... / Фурсин Олег
  • Павленко Алекс / Приветы / Жабкина Жанна
  • Душа в скитаньях / Гётонов Камелий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль