Глава 1

0.00
 
Глава 1

1

Он уже который день бился со своей новой игрушкой. Впервые ему позволили создать свой живой мир и он, кажется, успешно провалил задание. Пустые игрушки ему давались легко и были безупречно прекрасны. А эта… кривая детская поделка.

Жизнь оказалась капризной штукой, и все его мастерство здесь оказалось бесполезно. Хотя какое тут мастерство, если честно? Чтобы создавать красивые локации много ума не надо, только усидчивость и внимательность в расчетах. А вот жизнь расчетам подчиняться отказывалась и совсем не хотела селиться внутрь того прекрасного вместилища, которое он для нее приготовил. Свернулась на запястье и уснула. И к старшим теперь не сунуться, пока не найдешь для жизни, что ему доверили, новый дом.

Он разозлился, и безупречная пустышка разлетелась в пыль с гулким сияющим хлопком. Старшие бубнили что-то о том, что жизнь и расчеты не совместимы. Может, это правда? Может поэтому его пустышками лишь любуются, и никто их не просит под жизнь, хотя он с радостью отдал бы любую. Может, попробовать без расчетов? Но тогда получится сущая ерунда — ни красоты, ни симметрии…

Но он все же попробовал. Творил по наитию, забыв о расчетах и думая лишь о дремлющей жизни на своем запястье. Пустышка получилась топорной, без изящества, хоть и не лишенной очарования. Он даже не сразу понял, что жизнь уже там, внутри, и новый мир дышит. Хотел сгоряча уничтожить поделку и начать заново, но уже нельзя...

Было немного обидно, что его первый живой мир такой… кривой. Но старшие говорят, что красота живого мира как раз в том, что он не идеален. Придется поверить им, тем более другой игрушки у него теперь не будет очень долго. Ну и хорошо, он уже любит эту.

— Я дома, — обозначил Рома свой приход, снимая обувь и устало скидывая сумку с плеча. После промозглой сырости улицы, съемная квартира показалась теплее и уютнее чем обычно. Свет нигде не горел — дома никого. Снова Маринка на свидание с Игорем усвистала. Но ужин оставила. Пахло очень вкусно, он еще на площадке почувствовал.

— На плите картошка с сыром. Наверное, уже остыла, — вдруг подала голос Марина из своей комнаты. О, сестрица дома! Странно только, почему сидит в темноте, даже не вышла, как обычно, в прихожую его встретить. Заболела?

Рома не стал снимать куртку, вдруг в аптеку бежать придется, и заглянул в комнату сестры. Щелкнул выключателем. Марина сидела на кровати в обнимку с плюшевым медведем. Она поморщилась от яркого света и недовольно спрятала голову в коленях. Каштановые, чуть вьющиеся волосы рассыпались по плечам.

Не заболела, но настроение явно ниже плинтуса. Значит, снова с Игорем поссорилась. Мрачно отложив игрушку в сторону Марина встала и, не глядя на Рому, пошла на кухню. Тот проводил ее сочувствующим взглядом.

Он повесил куртку, переоделся в домашнее и вымыл руки. Марина уже разогрела ему порцию картошки и теперь ждала, пока закипит чайник. Картошка с сыром, это конечно хорошо, но…

— А мясного ничего нет? — осторожно поинтересовался он. Хотя предпочел бы спросить о причинах ее слез — глаза не красные, но веки слегка опухшие, снова плакала. Но они договорились не лезть в личную жизнь друг друга. Захочет — сама расскажет.

— Будет мамонт, будет мясо, — буркнула Марина.

— Так, я же позавчера приволок м… носорога, — отшутился он, выбирая в тарелке кусочки позажаристей.

— Твое «позавчера» было две недели назад. Я написала список продуктов. И завтра приедет хозяйка за деньгами, если ты не планируешь съезжать, то давай свою половину за квартиру.

— Что, опять? — возмутился Роман, однако послушно ушел к себе в комнату потрошить заначку. Отсчитав нужную сумму, он отдал ее девушке.

— Да, представь себе, она приезжает каждый месяц — язвительно ответила Марина, пряча деньги в карман, однако Рома не обратил внимания на ее тон.

— Слушай, давай, может сразу за три месяца платить что ли, а то как-то быстро месяц заканчивается. — Он доел последнюю картошину и еще раз в тайне пожалел, что нет мяса.

— Сразу за три месяца я не потяну, да и ты тоже, между прочим! — возразила Марина, наливая чай себе и ему.

— Тебе Игорь поможет, а я выкручусь как-нибудь, — отмахнулся он, выбирая в вазочке печенюшку повкуснее.

— Игорь не поможет, — тихо возразила Марина, усаживаясь на табурет напротив, — мы расстались сегодня.

Рома не донес кружку с чаем до рта, вернул на стол и внимательно уставился на девушку. Да, они договорились не лезть в личную жизнь друг друга. Он очень старался держать свое нелестное мнение об этом смазливом мажоре на лексусе, купленном ему папой, при себе. Но после того, как они начали встречаться, слишком часто Маринка бывала расстроенной. Она не делилась своими печалями, а он придерживался договора и не лез с расспросами. Хотя на самом деле с удовольствием набил бы этому Игорю морду, за такое обращение с Маринкой.

— Как поссорились, так и помиритесь! Первый раз что ли? — отмахнулся Рома.

— Мы не поссорились, мы расстались, — Марина покачала головой, — насовсем.

Рома отложил надкусанное печенье, отодвинул чашку и внимательно посмотрел на девушку. Да, сестра. Сводная. С четырнадцати лет. Это тогда он ее терпеть не мог, а сейчас готов признаться, что влюблен в нее по самое не хочу. Себе признаться, не ей. Ей это не нужно. Было. Но если разрыв с Игорем не просто очередная ссора, почему бы не попытаться:

— Значит, ты теперь свободная женщина, и я, как свободный мужчина, могу пригласить тебя на свидание?

— Рома, мы же договорились! — раздраженно ответила Марина, размешивая сахар в бокале.

— Во-первых, мы договорились только на счет расспросов про личную жизнь. О предложении свидания речи не было, а во-вторых, не ты ли два… нет… три раза, категорически настаивала послать к чертям все договоренности, потому что я «хороший парень», или мне все это приснилось?

Марина покраснела и вскочила с табурета, неловко задев клеенку. Бокал опрокинулся, и чай разлился по столу, закапал на пол.

— Спасибо, что напомнил, — едко ответила Марина, хватая полотенце и промокая липкую лужу. — Я была пьяна и плохо соображала что делаю и говорю, а ты не воспользовался ситуацией. Ну надо же, какой тактичный! — съязвила она. Вдруг швырнула полотенце и развернулась, чтобы уйти, но Рома поймал ее за руку.

— Марин, прости. Но ведь я не железный, если подобное повторится, учитывая, что с Игорем вы разошлись…

— Кобель, — обижено буркнула она, выдернула руку и ушла в свою комнату.

Рома допил свой чай в одиночестве, ликвидировал последствия потопа на столе и протер лужу на полу. Вымыв за собой посуду, он заглянул в комнату девушки. Та молча лежала на кровати, уставившись в потолок. Он подошел и присел на полу рядом с ее кроватью:

— Мариш...

Но она отвернулась от него, пробормотав что-то вроде «отвали».

— Извини, я вел себя как идиот. — Он подождал, но Марина ничего не ответила, видимо, молча согласилась. Ну да, нашел время для флирта. — Может, все не так плохо? Хочешь, я переночую у Бухаря? Пригласишь своего Игоря, зажжешь свечи, накормишь его вкусным ужином, вы поговорите, разберетесь во всем и помиритесь. Хочешь?

Марина села в кровати, и, вытерев слезы, грустно вздохнула:

— Нет. Я же сказала, это не ссора. Наше расставание окончательное, бесповоротное, обжалованию не подлежит и обратной силы не имеет.

— Но почему, что случилось-то? Дело вроде как к свадьбе двигалось.

— К свадьбе, да не со мной. — Марина обняла своего медведя и уткнулась ему в макушку. — Родители нашли ему Леночку — умницу красавицу, которая знает три языка, стажировалась в Европе, а с ее папой у его папы бизнес. «Мариночка, ну ты же знаешь, что мне нельзя отказывать папе, а для нас с тобой ничего не изменится…» — со злостью передразнила Марина бывшего жениха и вытерла выступившие слезы.

«Ну ни фига себе!» — подумал Рома, — «Жениться он, значит, на Леночке собрался, а Маринку в любовницы…»

— Блин… Я даже не знаю, что и сказать, — посочувствовал он.

— Не надо ничего говорить. Переживу как-нибудь. — Она отложила медведя, встала и заметалась по комнате, шаря по полкам. — Сейчас Наташке позвоню, как только найду этот чертов телефон! Набери меня, найду его по звуку, — попросила она.

О нет, только не Наталья! Он тихонько пихнул Маринкин телефон глубже под кровать и попробовал отвлечь ее:

— Поздно уже. Может, лучше вместе посмотрим что-нибудь?

Марина застыла, явно взвешивая предложение, и неожиданно согласилась:

— Давай. Вот только мне сейчас хочется чего-нибудь мрачного, красивого и про любовь!

Рома разочарованно присвистнул, но тут же вспомнил:

— Есть тут один фильм, и ты его точно не видела…

2

Жизнь изменила его пустышку, выровняла и украсила. Но все же до безупречности ей было еще очень далеко. Сама же жизнь оказалась гораздо сложнее, чем он предполагал. Его игрушка, как и положено живой, какое-то время балансировала, не падая, но потом начала заваливаться. Он принялся за расчеты и создал сложную систему подпорок и подвесов. Поначалу это сработало, и он убедился, что расчеты не такая бесполезная вещь, как постоянно твердят старшие.

А потом стало совсем плохо. Жизнь росла и развивалась, ее потребности усложнялись, и все его подпорки и подвесы не помогали. Даже его собственная энергия не могла выправить дисбаланс, слишком сильным он был. Все его идеи улучшали ситуацию лишь на короткое время, а потом усугубляли крен. Но он уже полюбил этот мир и вовсе не хотел, чтобы он погиб.

Старшие говорили, он не справляется, грозились отобрать игрушку. А он старался доказать, что они не правы, он верил, что все исправит, а расчеты ему помогут. Старшие не соглашались, бубнили об ответственности и неопытности о сложности баланса и невозможности рассчитать все до конца. А потом древний вдруг неожиданно встал на его сторону и попросил старших позволить понять это самому. И ему позволили.

И вот теперь у него есть свой собственный мир, который дышит, в котором уже живут люди. Мир на грани гибели, а он не знает пока, как это исправить.

Кто-то из старших говорил, что просить помощи не зазорно. Но попросить помощи, это значит признаться в том, что он не справился. Он где-то слышал, струя чужой жизни может привнести в игрушку опыт ее владельца и исправить любые ошибки в расчетах и упущения в заботе. Но это наказуемо, если кто-то из старших узнает. Но никто не узнает, особенно, если он возьмет совсем маленькую капельку жизни у одной из забытых ими игрушек…

Остаток дня на работе у Ромы обещал быть тихим и спокойным: шеф с концами уехал на встречу, а с мелкими текущими проблемами подстрахует наполовину курьер, наполовину помощник Ромы — Костик. Он был студентом и учился в том же институте, что закончил Рома. Костя однажды предложил взять на себя мелкую текучку вроде непечатающих принтеров, зависших компьютеров и переставших работать приложений, и Рома не стал возражать, а взамен помогал ему с лабораторными и курсовыми.

Вчера они с Маринкой до поздней ночи смотрели фильмы, начав с «Мрачных теней», которые она действительно не видела — они тогда с Игорем поссорились в очередной раз и в кино не попали — и, закончили какой-то дурацкой комедией, название которой он уже не помнил. Он намеренно постарался отвлечь девушку от переживаний по поводу расставания и не дать ей уйти к подруге плакаться — печальная Марина это гораздо лучше, чем Марина невменяемая.

С одной стороны, после кино-ночи неплохо было бы вздремнуть. С другой стороны он недавно подал заявку на бета-тестера и ему ответили, что он принят.

Рома поколебался немного, решая поиграть или поспать, но решил вопрос в пользу игры. К игрушке ему выдали перчатки и шлем — с виду громоздкие и неудобные. Сказали, что играть можно и без них, но с ними появляются дополнительные возможности и игра становится интереснее. Эти приспособления он решил изучить дома, а пока поглядеть, что собой представляет сама игрушка. Судя по информации от разработчиков — нечто фэнтезийное с мечами, магией, алхимией, монстрами, подземельями и всем, что полагается хорошей RPG.

Первое что привело его в восторг это отлично проработанный конструктор персонажа. Ему нравилось играть девушками, однако здесь пол выбрать не предлагали, зато остальные параметры внешности настраивались очень подробно. Он поиграл немного с конструктором — было интересно, можно ли создать персонажа, похожего на себя: средний рост, сухощавое телосложение, короткие каштановые волосы, светло-карие глаза и, в некотором роде, выдающийся нос — наследство от дальних грузинских предков. Минут через сорок он позвал Костика, чтобы тот оценил похожесть. Судя по восхищенному «Вау!», сходство определенно присутствовало. Однако играть самим собой не так интересно — и Рома чуть подкорректировал внешность — добавил своему персонажу роста и массивности, изменил прическу, сделал темнее цвет волос и глаз, сдвинул брови, создав суровый взгляд. Назвав своего персонажа Рамоном, он перешел к распределению характеристик.

Рома, при наличии выбора, всегда старался найти мирное, не силовое решение квестов. Гораздо интереснее было кого-то уболтать или выполнить пару лишних заданий, чем добиться своего угрозами или убийствами. Хотя, порой, поведение персонажей не оставляло иного выбора кроме убийства.

Рома перераспределил очки по умолчанию заданные одинаково на все характеристики: отнятое от силы и выносливости он добавил в интеллект и харизму. В качестве основного оружия взял короткий меч. Из навыков выбрал алхимию. Выбирать магию здесь не предлагали.

В демо-ролике персонажа посвятили в инквизиторы, дали напутствие быть «добрым, честным и справедливым» и выпустили за ворота монастыря, с рекомендательным письмом к епископу города Н. Следующий ролик показал, как Рамон приехал в этот город и поселился в таверне.

Набор кнопок управления с клавиатуры был стандартным, Рома вывел своего персонажа на улицу — вокруг сновали разнокалиберные NPC. Они были неплохо прорисованы и обладали, каким-никаким интеллектом — останавливались, разговаривали друг с другом, заходили и выходили из лавок и в данный момент вели себя очень похоже на людей. Этот факт Рому немного порадовал, если разработчики игры уделили столько внимания «неписям», можно предположить, что основным оставляющим игры — движку, геймплею и сюжету — внимания досталось гораздо больше, и игрушка обещает быть довольно интересной.

К Рамону подбежал мальчонка и передал записку с приказом явиться в собор к епископу. Городок был небольшой, и собор был виден издалека. Роскошный такой собор, не соответствующий образу провинциального городка.

Несколько стандартный вводный разговор с сюжетным персонажем — немного информации о равновесии добра и зла в этом мире, пара правил. Рамону удалось в диалоге выбить себе немного «подъемных» денег, разрешение на посещение специального раздела библиотеки и кладовой. Не обошлось и без первого квеста — разобраться со странностями, которые творятся в соседней деревне и если там замешана ведьма, найти и судить ее по всем правилам.

Сохранившись и поставив игру на паузу, Рома встал, размялся, сделав пару упражнений, и поставил греться чайник. Костик, пыхтевший в углу над лабораторной, встрепенулся и с надеждой поинтересовался:

— Может, по домам?

Рома посмотрел на время.

— Ты уже полчаса как мог быть свободен, — усмехнулся он, — чего раньше-то не спохватился?

— Ну… — протянул помощник, скосив глаза на компьютер с игрой, — ты же как бы занят…

Отпустив Костика и сделав себе растворимого кофе, Рома вернулся к игре.

Он прогулял своего персонажа по городу, набрав заданий типа «найди-принеси» или «убей-пару-крыс». Заглянул в библиотеку, пролистал «Трактата о ведьмах» из которого узнал о различиях ведьм и ворожей и правилах суда над ведьмами. Внимательно прочитал «Трактат о зельях», заодно выучив пару полезных рецептов. Забрав книги с намерением перепродать, он сходил в кладовую выгреб из нее все что было, под забавное ворчание местного завхоза: «ходят тут всякие и разоряют…» Пробежался по рынку сбыв ненужное и лишнее барахло и прикупив новые штаны и обувь — на большее денег не хватило.

В процессе мотания по городу неприятным сюрпризом оказалась необходимость поить и кормить персонажа. Пришлось вернуться в таверну. Впрочем, за едой он узнал все местные сплетни, выиграл спор на тему «а слабо набить морду вон тому бугаю», попытался перепить местного пьяницу, но без особого успеха...

Роман сохранился и вышел из игры. Пока что он обратил внимание лишь на пару графических багов в игре, которые и описал. Прикрепив к сообщению логи и пару скриншотов, он отправил письмо разработчикам.

Посмотрев на часы, он присвистнул, времени было уже не мало. Сегодня он задержался и пока доберется до дома, Маринка, скорее всего, уже будет спать.

По дороге домой Рома не забыл заглянуть в магазин и набрать продуктов по списку, что дала Марина. Дверь он старался открывать осторожно и поменьше шуршать пакетами, чтобы не разбудить девушку. Несмотря на то, что части квартиры были изолированы друг от друга, а комната Марины была самой дальней, спала девушка очень чутко. Рома раскидал содержимое пакетов по шкафам и холодильнику, обнаружив в процессе еще теплые пельмени в сковороде. Быстро перекусив, вымыв за собой посуду и приняв душ, Роман уселся за компьютер в своей комнате — ночной шопинг и прогулка по улице развеяла всякий сон. Кроме того, завтра суббота и он успеет отоспаться днем и за вчера и за сегодня.

Теперь можно было спокойно разглядеть шлем и перчатки. Громоздкие и нелепые с множеством проводом и длиннющей инструкцией по надеванию и использованию. Предполагалось, что шлем углубит визуальное погружение в игру, а встроенный микрофон позволит реализовать аудиальный компонент заклинаний. Перчатки застегивались на «липучки» у фаланг пальцев, на запястье и у локтя, предназначались для реализации жестовой магии в игре.

С установкой драйверов к этим устройствам пришлось помучиться, однако Рома в итоге победил. Представив, как по-идиотски выглядит со стороны в нахлобученном шлеме и руками опутанными проводами, Рома порадовался, что Марина спит и не видит этого.

Перчатки на руках немного стесняли движения и мешали попадать по нужным кнопкам на клавиатуре, но через некоторое время Рома привык и перестал промахиваться, разве что болтающиеся провода раздражали, но и о них он вскоре забыл.

С подключением девайсов в игре появились дополнительные возможности, однако они были пока еще не доступны. Сперва нужно было найти того, кто научит правильным словам и жестам.

Поискав в библиотеке собора, в одной из книг он нашел нужные слова, однако попытка их использовать ни к чему не привела. Рома решил пока оставить это и попозже выяснить у разработчиков глюк ли это или для того чтобы эта магия работала нужны какие-то особые условия.

Пока что он решил отправиться по заданию епископа в деревню и разобраться со странностями, что там творились. Идти до места, как водится, пришлось пешком, однако раздражения это не вызывало — графика в игре была вполне на уровне, а через очки в шлеме, делающие все объемным, пейзажи выглядели потрясающе. Рома подумал, что для полного счастья не хватает каких-то тактильных ощущений — ветра, запахов, прикосновений.

По дороге он насобирал каких-то корешков и ягод, правда, их эффекты воздействия были пока скрыты.

Деревня была как деревня. Местные жители отнеслись к его появлению благосклонно и рассказали о своих бедах. У кого-то заболел и умер весь скот, у кого-то высох на корню весь огород, кто-то пожаловался на пересохший колодец. Однако пострадавшие источником своих бед считали совершенно разных женщин. Поговорив с обвиняемыми, он выяснил, что те и сами пострадавшие и в своих бедах винят друг друга. Рома не особенно любил подобные квесты, основанные на беготне и многократной болтовне с одними и теми же персонажами, ему больше нравилось бродить по опасным подземельям, махать мечом или кидаться заклинаниями. Но в целом, было любопытно, за кем из этих с виду благочестивых крестьянок скрывается на самом деле ведьма. Окончательно запутавшись в том, кто виноват, кто прав и с кем он еще не успел обсудить новую информацию, Рома решил сварить кофе и немного передохнуть.

Он прикрыл плотнее дверь на кухню и постарался не шуметь посудой, но без особого успеха. На кухню вышла сонная Марина в любимой пижаме с котятами. Эта пижама все время служила объектом шуток и подтруниваний с его стороны, хотя на самом деле девушка в ней выглядела очень мило:

— Еще не спишь, уже скоро утро… — проворчала она, наливая в стакан воду из графина, — на случай, если ты мое сообщение не видел, я всю субботу работаю, так что ты завтра остаешься за хозяина.

Рома угукнул в ответ, Марина заразительно зевнула и, шлепая босыми ногами, удалилась к себе.

Убедившись, что здоровая кружка горячего кофе и вазочка с печеньем на безопасном расстоянии от роковых взмахов рук, Рома вернулся в игру к благочестивым крестьянкам. После очередного разговора с каждым из задействованных в расследовании крестьян, обнаружилась еще одна подозреваемая. На месте ее не оказалось, однако добрые люди сказали, что она ушла с утра в лес по ягоды и вернется только к вечеру.

Рома решил прогуляться в этот самый лес, требовалась смена обстановки, ему уже надоело бегать по одной и той же локации туда-сюда. Кроме того, в лесу наверняка встретится какое-нибудь зверье и можно будет наконец-то подраться.

В лесу было красиво, пели птички, лучи солнца пробивались сквозь листву, вокруг сновала живность вроде жучков и бабочек, из под ног выскакивали то ли мыши, то ли мелкие хомяки… Впереди между деревьев маячила фигура, похожая на девушку-крестьянку с корзинкой. Видимо та самая, что ушла за ягодами. Рамон пошел вслед за ней, но то и дело терял ее из виду — то она в ложбинке скрывалась, то за дерево заходила. Один раз он почти нагнал ее, но увидев его, она похоже испугалась и припустила вперед, никак не получалось ее догнать. Это его уже начало раздражать, и он решил прекратить погоню, но крестьянка вдруг остановилась. Он подошел к ней вплотную, попробовал завести разговор, но она внезапно исчезла. Рома вдруг обнаружил, что его персонаж не может сдвинуться с места, а пейзаж вокруг вызывает совершенно не радужные чувства. Мрачная и темная локация — стволы деревьев поросшие черным бородатым мхом, огромные дупла, похожие на беззубые рты, скрюченные ветви, как чьи-то загребущие лапы… Ни пения птичек, ни мелкой разноцветной живности. Даже музыки никакой не было — только шум ветра и какое-то глухое немелодичное то ли пение, то ли карканье…

Роман с удовольствием позволил себе немного испугаться — в груди заскреб маленький противный коготок, а ладони стали холодные и влажные. Земля под ногами его персонажа засветилась зеленоватым светом, который с каждым карканьем сиял все ярче. Наконец, стало понятно, что он находится в центре какой-то замысловатой фигуры, по всей видимости, пентаграммы. Вокруг было тихо, даже карканье прекратилось…

3

Да, даже капля чужого опыта изменила положение к лучшему, но до устойчивого баланса его мира было еще очень далеко. А старшие начали что-то подозревать. Слишком часто он стал интересоваться чужими игрушками. Попытки просчитать формулу их баланса раздражают старших, они гонят его прочь и ворчат, что он ничего не понимает. Говорят, нужно внимательнее слушать, но никаких подсказок не дают. Собственно, он и не просит, сам разберется.

А жизнь в его игрушке освоилась, развилась, иногда даже кажется, что она разговаривает — жалуется или благодарит. Может, старшие именно это имели ввиду? Он старался прислушиваться, но слышал лишь стоны и плач, которые отбирали силы и рвали душу. Лишь иногда жизнь рождала благодарность, драгоценную, как жемчужина. Она ласкала, умножала силы, ради нее хотелось стараться и оберегать этот мир, который вот-вот грозил рухнуть. Но как же его выровнять?! Где-то ошибка в расчетах, которую он не видит. А может, стоит внимательнее прислушиваться?

Решено, последняя капля чужого опыта. А дальше придется изобретать что-то новое…

Пентаграмма-ловушка в которую Рома был пойман, исчезла и ему показалось, что в голове будто что-то взорвалось. На него обрушились запахи, звуки и ощущения — вокруг темнота, сырой холодный ветер пронизывал насквозь, запах прелой травы и древесины забил ноздри, цвирканья и крики каких-то ночных существ оглушали. Нестерпимо защипали мозоли на пятках. Штаны оказались до боли узкими и терли в паху. Внезапно, словно шквал, на тело обрушились невыносимая усталость и голод.

Рома присел на землю, мотая головой и пытаясь прогнать, возникшую иллюзию, однако иллюзия не собиралась никуда развеиваться, земля на которой он сидел, была самая настоящая, сырая и холодная, поросшая жесткой влажной травой. Внутри у Ромы все похолодело: «это сон, я просто уснул за компом, вот и все. Я проснусь и не буду больше играть в эту игрушку. Вообще не буду играть в игрушки. Никогда…»

Органы чувств уже немного привыкли и звуки и ощущения уже не казались столь пронзительными и оглушающими. Оглядевшись, Рома обнаружил себя под раскидистым деревом в центре небольшой поляны, залитой холодным светом неестественно огромной полной луны. Рядом валялся совершено настоящий рюкзак персонажа, которым он играл. Рома подтянул его к себе и вцепился в него как в островок стабильности. Отчаянно хотелось домой, туда, где было тепло, светло и сухо, к треклятому компьютеру и к Марине. Такой знакомой, такой домашней, такой родной…

Рома продрог, поискав в рюкзаке, он обнаружил куртку и надел на себя. Очень сильно хотелось есть, но в рюкзаке ничего съестного не оказалось, лишь пара книг, несколько пучков трав, россыпь пузырьков, мешочков и какие-то не совсем понятные свертки. Плотнее запахнув куртку, Рома отполз под ближайшее безопасное с виду дерево и задумался, как быть дальше. Если это сон, рано или поздно он проснется у себя дома. А если нет? А если это у него крыша так поехала, или вообще, все это настоящее? И не известно еще, что хуже…

Все его знания о лесе ограничивались парой поездок на шашлыки с друзьями. Но это было днем, кругом были люди, а лес был совсем рядом с городом. А его опыт выживания в лесу был связан лишь с игрушками, в которые он играл раньше. Там в лесу принято было водиться всякому опасному зверью. Рома поежился от внезапно возникшего неуютного ощущения, что за ним наблюдают. От зверей защищает огонь и было бы неплохо развести его, только ни зажигалки ни спичек в рюкзаке он не нашел. Голодный живот противно забурчал.

В темноте было страшно, Рома отчаянно прислушивался, стараясь уловить признаки опасности, но слышно было только зловеще уханье какой-то птицы и стрекот ночных насекомых. Тут где-то в лесу хрустнула ветка, и мгновенно воцарилась тишина — лишь ветер шумел в кронах деревьев.

Рома замер, боясь шевельнуться, сердце в груди заколотилось так, что, казалось, находится возле горла, ладони мигом стали холодными и влажными, а зубы сами собой начали танцевать. Он сам не заметил, как забрался на дерево. Ветка под ногой обломилась, Роман рухнул на землю и, больно ударившись головой, потерял сознание…

  • Жребий брошен / Рояль в кустах / Калле
  • 5 шуток* / 5 шуток!* / Кохэй Александр
  • 5. Шекспир прав… / ФЛЕШМОБОВСКАЯ И ЛОНГМОБОВСКАЯ МЕЛКОТНЯ / Анакина Анна
  • 1 Убийство! / What you don't know... / Яна Кайнова
  • Карнавал / Гиль Артём
  • Не верь! / Nostalgie / Лешуков Александр
  • Оставим встречу / Жемчужница / Легкое дыхание
  • Обзор от Градова Леонида / Зеркало мира-2017 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Sinatra
  • Подснежник - автор Белка Елена / Цветочный Флешмоб - ЗАВЕРШЁННЫЙ ФЛЕШМОБ! / Волкова Татьяна
  • Звонок / Свинцовая тетрадь / Лешуков Александр
  • Об эпидемии гриппа / Сибирёв Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль