8

0.00
 
8

Уходил он рано утром, еще даже не рассвело до конца. Яга собрала ему сверток с едой, дала кожаную флягу с водой, деревянную коробочку с обезболивающей мазью и еще какой-то зеленый порошок, который нужно разводить водой, чтобы получился целебный пластырь.

— Благослови, — попросила она на последок. И Рома без всякой задней мысли, искренне пожелал ей:

— Да пребудет с тобой сила Создателя.

Старуха очень странно на него посмотрела, с изумлением. Такое чувство, будто ожидала, что после его слов земля разверзнется, но этого почему-то не случилось. Может, он как-то неправильно благословил? Ну и ладно. Как сумел.

Он шагал по тропинке, которую ему указала бабка. Она посоветовала держаться вправо, а как выйдет к людям уточнить направление. Тропинка петляла между деревьев, Стволы были высокие и голые, кроны смыкались над головой, но быстро светлело. Над головой появилось больше птичьих голосов, пахло хвоей и прелой листвой. И идти было в общем-то приятно. Еще не жарко и солнце не палило.Бабкна мазь и вправду оказалась целебной — вчерашние мозоли и натертости сегодня его совершенно не беспокоили, но штаны были паршивые и он рисковал заработать новые «раны». Надо что-то с этим делать. Наверняка в какой-нибудь деревне попадется торговец, можно будет разжиться нормальными штанами, а от этих избавиться.

Ему казалось, что он идет уже несколько часов, но лес все никак не заканчивался как впрочем и день. Не то чтобы он устал, нет, просто немного странно ощущал себя. Он в жизни столько не ходил, да еще и с тяжестями на плече в виде примитивного рюкзака типа вещмешка. Ездил только на общественном транспорте или друзья на машине подкидывали, куда нужно. А тут он шагает уже несколько часов и ни одышки, ни усталости нет, есть только хочется.

Лес все не кончался. Интересно как бабка с Мариной живут одни в такой глуши. Откуда берут еду одежду и все остальное, если супермаркета за ближайшим деревом не наблюдается. Да, а как они время определяют тут? Ни часов ни телефона нет. А солнца за кронами деревьев и не видать особо. Ему показалось, что он идет уже довольно долго, все сильнее хотелось есть и пить, хотя особой усталости он не чувствовал. В итоге он решил остановиться и перекусить. Как они тут время определяют? Можно примерно ориентироваться по солнцу, но за кронами деревьев его и не видать особо.

Рома сошел с тропинки, нашел местечко поровнее и достал сверток, что дала ему бабка. В нем оказалось несколько теплых ароматных лепешек и пара яблок. Да уж, на такой еде особо не разжиреешь, мяса бы…Но он ни разу не охотник.

Глаза вдруг закрыли чьи-то руки, Рома вскочил, обернулся и увидел смеющуюся Маряну.Сейчас она была совсем не похожа на селянку, которую он увидел в первый раз. Она сменила платье на штаны и рубаху, а рыжую копну заплела в тугую косу. За плечом у нее был тоже рюкзак, но поменьше чем к него. И она была вооружена кинжалом. А вот он был безоружен.

— Повезло тебе, что это я, а не какие-то разбойники. Подошли и бесшумно стукнули бы по затылку.

— Что ты здесь делаешь? — поинтересовался рома, раздосадованный немного тем, что девушка права, а он об опасности совсем не подумал.

— С тобой иду. А то заблудиться ненароком или на людей каких лихих нарвешься.

— А бабушка знает?

— Я не ребенок, чтобы у бабушки отпрашиваться! — с вызовом парировала Маряна.

— Не, я к тому, знает ли она что ты не на прогулку за ягодками, а в проклятый лес пошла за мной?

Маряна помолчала, а потом тихо ответила:

— Я ей записку написала.

В общем-то он был не против компании, но лучше бы в виде какого-нибудь воина или мага. С другой стороны, она умеет лечить, что тоже неплохо. Плюс знает тут что к чему и может быть источником информации. Ну и наконец, она симпатичная девушка. И раз она так настойчиво набивается ему в компанию, значит может быть полезна в каком-нибудь квесте.

— Есть хочешь? — Маряна в ответ покачала головой.

— Надо идти, а то если ты по пол дня будешь перекусывать до ведьмы доберешься разве что через неделю. Вообще не мешало бы лошадью разжиться. Тут недалеко деревня есть, может удастся купить.

Идея с лошадью хороша, правда, в реале он их живьем видел разве что в парке, когда те детей катали, а самому поездить на них не довелось, но он надеялся что игра его автоматом «научит».

— Удастся, если денег хватит. Сколько примерно лошадь стоит?

— такая чтобы не померла через пару верст, серебряшку в лучшем случае.

— тогда придется идти пешком, серебра у меня нет, только три десятка медяшек.

Лес кончился и они с Маряной вышли к лугу или полям, или как там называются все эти бескрайние поросшие травой просторы до самого горизонта. Тропинка привела к широкой дороге с явными следами колес, но ни спереди ни сзади насколько хватало взгляда ни людей ни транспорта не наблюдалось.Маряна уверенно пошагала вперед, Рома следовал за ней.

Солнце палило, он бы с удовольствием облачился бы сейчас в легкую рубашку и летние брюки, но приходилось мучиться в кожаных штанах и сапогах. Широкополая шляпа не сильно спасала положение разве что лицо от солнца загораживала. Да еще и шли они довольно быстро.

Лес кончился и они с Маряной вышли к лугу или полям, или как там называются все эти бескрайние поросшие травой просторы до самого горизонта. Тропинка привела к широкой дороге с явными следами колес, но ни спереди ни сзади насколько хватало взгляда ни людей ни транспорта не наблюдалось.Маряна уверенно пошагала вперед, Рома следовал за ней.

Солнце палило, он бы с удовольствием облачился бы сейчас в легкую рубашку и летние брюки, но приходилось мучиться в кожаных штанах и сапогах. Широкополая шляпа не сильно спасала положение разве что лицо от солнца загораживала. Да еще и шли они довольно быстро.

Вдали виднелись избы — какая-то деревенька. От нее по дороге им навстречу двигался какой-то человек. Когда они встретились, стало понятно, что это деревенский мужик в классическом варианте — лапти, обмотки, пыльные штаны, но рубашка чистая, похоже новая. Мужик мял шапку в руках и явно трусил.

— Ваша милость, мы поймали ведьму и надеемся на честное наказание для нее.

Рома шепнул Маряне:

— жди здесь и не вмешивайся, а мужику кивнул:

— Веди.

Наконец-то настоящее дело. Хотя он совершенно не понимал, как ему нужно себя вести и как отличить ведьму от любой другой нормальной девушки. Все, что ему приходило в голову это обрывки из молота ведьм про испытание водой, огнем и поиск особых меток. Но в реале и не было никаких ведьм, одни страхи и суеверия, а здесь они точно есть. Но не топить же «подсудимую». Он сильно пожалел, что отложил на потом и не стал углубляться в чтение той книжки, когда начинал игру. Теперь ему эти знания ох как пригодились бы. Хотя на счет меток он был не уверен. У него у самого на правом предплечье, ближе к запястью, было что-то вроде татуировки в виде меча в круге солнца. Хотя солнце было больше похоже на подсолнух. Может, у ведьм тоже есть похожий цеховой знака? Не зря же он старухе рукав задирал, надеялся там что-то увидеть.

С другой стороны, если бы этот знак был и его можно было легко увидеть, не нужны бы были инквизиторы. Ладно, разберемся на месте.

Место куда привел его мужик было чем-то вроде центральной площади деревни. Хотя назвать площадью утоптанную земляной пятачок перед самым большим домом деревушки язык не поворачивался. Посредине у врытого в землю столба стояла девушка, качественно опутанная веревками так, что не то что пошевелиться, вздохнуть невозможно было. Во рту торчал кляп. Ну это понятно — чтобы не говорила заклинаний и не махала руками отдавая приказы своей темной сути.

Девушка была симпатичная и вовсе не похожая на ведьму — каштановые волосы, заплетенные в толстую растрепанную косу, заплаканные ореховые глаза и яркие конопушки на вздернутом носу.

Вокруг столба, похоже, собралась вся деревня. Первым делом Рома поинтересовался:

— Ну и с чего вы решили, что она ведьма?

— Колодец пересох, огороды поливать нечем, яблоки все черви поели, река обмелела, молоко все скисло, — наперебой заговорили деревенские.

Рома поглядел на небо — он тут почти неделю, а дождя ни разу не видел. Жара стоит несусветная, мозги киснут, не то что молоко. Дураку понятно, отчего колодец пересох и река обмелела, и это вовсе не злые козни рыжей девушки. А то что яблоки червивые, так экологически чистые же.

— Еще претензии есть?

— Она меня лечить взялась, да только мне все хуже и хуже. Того и гляди, вовсе ходить не смогу. — Толпа немного расступилась и вперед вышел долговязый детина, хромая на полусогнутых ногах.

Вот это уже серьезней. Но что-то глазки у этого детины уж больно бегающие, не надо быть волшебником, чтобы сообразить, что он чего-то темнит. Девушка у столба замычала и задергалась.

— Дитятко мне извела! — запричитала тощая бледная девица. Девушка у столба задергалась еще сильнее, ее ореховые глаза наполнились слезами.

— Сына моего чуть на тот свет не отправила, — заговорил вдруг мужик, который позвал его сюда. Он держался степенно и с достоинством, не то что остальные. Похоже, он тут главный.

— Больше нет пострадавших? — строго спросил Рома, толпа зашелестела «нет». Теперь пора выслушать виновницу деревенских проблем. Он подошел, чтобы вынуть тряпку изо рта девушки, толпа ахнула и отшатнулась. А главный побледнев бросился ему в ноги: — Не губи, ваша милость! Дашь ей слово, она нас всех тут и порешит. А не порешит, так ложью и обманом голову вскружит, что и Создатель поверит в ее невиновность. Нельзя ведьме верить!

Толпа шептала следом «Нельзя верить!». Вдруг кто-то крикнул «Жечь ведьму!». Кто-то повторил, за ним еще и вот уже вся деревня вторит «Жечь ведьму». Круг вокруг столба начал сужаться, от надвигающейся толпы. Волосы на голове Ромы зашевелились от страха, а сердце заколотилось в груди.

— Молчать! — крикнул Рома и голос его вдруг прогремел громовым раскатом. Толпа заткнулась, будто кто выключили звук, только кузнечики в траве цвиркали. Он сам аж немного растерялся такому эффекту, но быстро сообразил, что это тот самый «глас инквизитора», о котором говорила Маряна.

Рома вынул тряпку в полной тишине и миролюбиво спросил девушку: — что скажешь?

Давясь слезами, она начала оправдываться:

— Простите, ваша милость! Я Анна, ворожея. Жару и засуху не я насылала, я даже не знала, что это возможно. А Дозик не мажется мазью, что я ему приготовила, потому что вонючая, и отвар не пьет, потому что горький, вот и не легчает ему. Милку беременную муж поколотил, я помочь хотела, но она все равно скинула ребенка. А Игнат, — тут она вовсе перешла на едва слышный шепот, срывающийся на рыдания, — сын старосты, замучил, ходит везде за мной, подглядывает, замуж зовет. А вчера рукам волю дал, говорил, раз все равно буду его, устал ждать.Стукнула его чем под руку попало, а он… Сказал, за отказ умоюсь кровью, а не кровью, такслезами.Одна надежда у меня, на Вашу милость и справедливость. Служу Создателю.

Та-а-ак, веселая деревенька! Ясно, что девчонка не виновата, ее подставили. Да и обстоятельства сложились против нее. Или их кто-то сложил. Нашел деревенским козу отпущения в своих бедах, а заодно и свои проблемы захотел решить. Да еще и чужими руками, инквизиторскими.Ну… председатель, мать его, вместо с похотливым сыночком! Рома презрительно сплюнул и повернулся к толпе:

— Который тут Дозик? Подойди сюда! — Долговязый детина втянув голову в плечи вышел из толпы и встал перед ним, теребя рукава грязной рубахи. — Сколько раз тебе сказано мазать больное место? — Детина молчал потупившись. — Говори! — Дозик тем временем вздрогнул и затараторил, перебивая сам себя:

— Дважды в день она сказала, утром и перед сном, но вонючая мазь, аж глаза щиплет и противня, аж трогать боязно, я побоялся и не мазал, а оно вон как вышло… Сам виноват, выходит — пробормотал детина, обратно пятясь в толпу.

— Которая тут Милка и ее муж? — строго спросил Рома.

— Сами виноваты! — крикнули из толпы и снова шелест: «сами виноваты».

Ну вот, даже доказывать ничего не пришлось. Теперь староста с отпрыском.

— Игнат! — крикнул Рома в толпу. Люди расступились и в круг вышел здоровенный бугай — гора мышц, а не человек. Гору венчала коротко остриженная голова с щелками бегающих глаз.

— Ну я Игнат, — пророкотала гора, голосом под стать внушительной внешности. Роман аж невольно сделал шаг назад. Да уж, драться с таким себе дороже. Но он и не собирался с ним драться. У этой кучи навоза хватило наглости домогаться девушки, да еще и угрожать ей. А после расквитаться за ее отказ руками инквизитора. Они что, всерьез думали, что у них получится?

— Какие у тебя к девушке претензии?

— Никаких, — пророкотал бугай.

— Все слышали? — толпа молчала, Рома спросил еще раз, только уже громче: — Все слышали?

Толпа загудела «все!». Отлично. Теперь надо этого старостиного сыночка обезвредить. Он-то уедет, а девушке снова достанется, да еще и с добавкой. Он жестом позвал сыночка следовать за собой и направился в сторону от толпы, так чтобы его хорошо услышал только сыночек. И снова использовал голос:

— Забудь про Анну и женитьбу на ней и папаше скажи, чтобы не трогал ее.

— Да, ваша милость, — пророкотал бугай и пошагал к толпе, прошел через нее и скрылся в избе у края вытоптанной площадки.

Рома развязал путы на девушке и та почти рухнула ему на руки. Грубые веревки глубоко врезались в девичье тело и оставили синюшно-красные следы. Изверги!

Кто-то подошел и помог Анне подняться:

— Благодарю, ваша милость, — чуть слышно произнесла она и удалилась в сопровождении сердобольных помощников. Рома оглядел толпу и заговорил:

— А беды ваши от вас же самих и пришли. От вашей зависти, малодушия и жадности. Прислушайтесь к себе, вспомните о своих грехах и раскайтесь. Создатель все видит! И когда последний из вас искреннее осознает в чем он виноват перед другими и попросит прощения, кончатся ваши беды! — Боже, звучало пафоснее некуда, но толпа внимала с открытыми ртами. Больше того, он, кажется и сам поверил во все то, что тут им наговорил. Ладно, раз уж приходится играть в инквизитора, то играть по правилам. Не он их придумал, не ему их менять. Девушка уже почти пришла в себя, присела в неловком реверансе и попросила:

— Благословите, ваша милость.

И он благословил, честно и искренне.

Деревня осталась позади. Маряна молчала, не спрашивала о случившемся, да и он не сильно жаждал поделиться. С одной стороны ничего страшного не случилось, все живы здоровы и ведьма вовсе не ведьма. Но с другой было противно. Понятно, что гнилые люди есть везде, но он впервые столкнулся с ними так близко. Повезло, что эти оказались не самыми умными. И еще Толпа, она его напугала. Это действительно оказалось страшно именно так, как об этом пишут.

  • На живца / Механник Ганн
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • «Тьма — это Зло, а Свет — Добро!..» / Щепки / Воронова Влада
  • Истребитель тараканов / Необычные профессии / Армант, Илинар
  • Дорога на дачу / Салфетка №43 / Скалдин Юрий
  • Ночь.Крыша.Женщина. / Души серебряные струны... / Паллантовна Ника
  • Фонарный столб / Лешуков Александр
  • "Ревизор" / И ещё пьесы-сказки... / Армант, Илинар
  • Коробейник / Фэнтези Лара
  • Глава 4 / Beyond Reason / DayLight
  • город / Анютина Мария

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль