Глава 8

0.00
 
Глава 8

 

В кухне что-то загремело. Я испуганно взметнулась, но, вспомнив, что оставила Алексея ночевать, снова распласталась на кровати. Солнечные лучи насквозь пронизывали занавески, рисуя на полу узор из света и тени. В коридоре прошлепали босые ноги, в ванной полилась вода. Да, уже не уснуть. На столике завибрировал мобильник. Я посмотрела на часы и досадливо нахмурилась — кто это в такую рань?

— Алло, — вяло сказала я.

— Просыпайся! Через час заедем за тобой. Погода просто блеск! — в ухо проник раздражающе жизнерадостный голос.

Я буркнула что-то нечленораздельное и отключилась. Отлично, мама мечтала познакомиться с моим парнем. А это мой парень? Может, подсунуть ей Арли? Мой рот расплылся в улыбке, когда я представила, если бы она увидела его глаза.

Алексей появился на пороге комнаты в одних трусах, с кружкой в руке.

— Доброе утро, я кофе сварил, приготовил завтрак, будешь?

Да, фигура неплохая. Я повернулась набок, спиной к нему и закрыла глаза. Дачные работы меня совсем не вдохновляли.

— Уже девятый час, ты будешь вставать? — не сдавался Алексей.

— Не уже, а еще. Скоро мои родители приедут и потащат меня на дачу вместе с тобой.

— Ладно, я не против.

— Зато я против, но меня никто не спрашивает, — пробубнила я, зевая.

Алексей принес сложенную раскладушку и белье.

— Вставай, поесть не успеешь.

Я сползла с кровати и как была, в пижаме, лохматая и неумытая, уселась за стол, меланхолично разглядывая на тарелке кружок глазуньи, гречку и свежий огурец. Алексей, уже одетый, присел напротив. Отпилив вилкой кусок яйца, я сунула его в рот и хмуро уставилась на парня.

— Я вижу, ты нарочно это делаешь, хочешь меня задеть?

— Прости, — я встала и удалилась в ванную. Сама не понимаю своего вызывающего поведения. Наверное, гормоны разбушевались. За возможностью их успокоить далеко ходить не надо. Сидит в кухне и ломает голову над моими нелогичными поступками. Интересно, когда Арли заявит о себе? Даже когда он молчит, все равно я его чувствую. Не знаю, как это объяснить, его эмоции, настроение, движение мысли бледным эхом отражаются внутри меня.

Я быстро привела себя в порядок, переоделась в потертые, дырявые на коленках, джинсы, футболку, и принялась за остывший завтрак. Алексей все еще сидел за столом, съев свою порцию, и теперь просто смотрел на меня, изредка отхлебывая из кружки. Отставив тарелку, я потянулась за кофе, когда раздался дверной звонок. Войдя в прихожую, мама немедленно заметила мужские туфли.

— Ты не одна? — шепотом спросила она.

Я старалась не смотреть на отца, почему-то было неловко, будто узнала о нем что-то запретное. Постоянно видеть в ребенке проявление чужого характера, наверное, нелегко.

Не успела я ответить, как Алексей вышел, поздоровался и представился, приветливо кивнув маме и пожав руку отцу. Обменявшись любезностями, родители пригласили нас на дачу. На мое замечание, что у него не подходящая одежда, Алексей возразил — и так сойдет, мама его поддержала, заявив, что они не собираются его эксплуатировать. Я закатила глаза и достала старые кроссовки. Алексей сел на переднее сиденье, переговариваясь с отцом. Мы присоединились к Жанке позади них. Увидев Алексея, она тут же вынула из ушей наушники, с любопытством приготовившись слушать.

— Привет! Это твой парень? Какой лапочка! — защебетала сестра.

— Заткнись! — зашипела я на нее. Вот только маме я так сказать не могла. И мне пришлось всю дорогу выслушивать ее дифирамбы, какой замечательный мальчик! Симпатичный, воспитанный и т.д. и т.п. Иногда она, не смущаясь, обращалась к «мальчику», с целью выяснения подробностей о роде его занятий, родителях, места жительства и образовании. Оказывается, он единственный ребенок в семье, отец работает в автомобильной мастерской, а мать учительница русского языка и литературы.

На даче, Алексей с готовностью облачился в старые папины штаны и ботинки, которые я окрестила чеботами. Пытаясь сдержать смех, я надела рабочие перчатки, и направилась к маме, помогать сгребать прошлогодние листья. Отец с Алексеем принялись обрабатывать кусты и деревья. Дачные работы — вторая причина, по которой я заплетала свои длинные волосы в косу и как всегда, пряталась от солнца за стеклами темных очков и в широкополой шляпе. Жанка крутилась возле мужчин, пытаясь обратить на себя внимание Алексея. Идиотка малолетняя! Кто-нибудь заставит ее работать? Как же! Она головой очень много работает, зубрит целыми днями, оканчивает школу с красным дипломом! А дури в этой голове…

Энергично работая граблями, мама намеками пыталась выяснить, насколько далеко продвинулись наши отношения. Ведь то, что он был в моей квартире так рано, что-то значит?

— Мам, отстань, ничего не было. Он спал в кухне на раскладушке, — нервно сказала я, выпрямляясь и щурясь от солнца.

Она вздохнула и бросила грабли, потирая поясницу.

— Пора сделать перерыв.

Мы устало покачивались на качелях, наблюдая за мужчинами. Жанка куда-то подевалась. Меня так и подмывало начать разговор о Ксавьере, но я сдерживалась, не сейчас.

— Присмотрись — отличный парень! — сказала мама полушепотом.

— Мам, ну сколько можно! — раздраженно воскликнула я и тут же осеклась, испугавшись за Арли. Его долгое молчание начинало меня беспокоить.

— Кажется, они нашли общий язык.

Я хмуро смотрела, как Алексей то и дело кивает в ответ на разглагольствования отца о прививке и обрезке деревьев. Интересно, нашел бы он общий язык с Ксавьером? Я усмехнулась и покосилась на маму. Увидела, что я улыбаюсь, и поняла это по-своему.

— Ты вышла замуж, потому что отец отличный парень? А ты его любишь? По-настоящему?

Мама удивленно посмотрела на меня и вздохнула.

— Для семьи одной любви мало. Человек должен быть надежным, опорой, понимаешь? Ориентированным на семью.

Ну да, какая из Ксавьера семейная опора, он же рейд! Но можно ли быть счастливой с таким вот хорошим парнем? Похоже, мама выбрала тихое семейное счастье. Я представила себя в халате, с пучком на голове, на кухне, и внутренне содрогнулась. Фу! Да рано мне еще замуж!

— Разве Алексей тебе не нравится?

— Нравится. Но ведь любовь это нечто большее, более сильные чувства, другие…

— Более сильные? Страсть, которая проходит. Что останется?

Проходит… Но разве не бывает все вместе? Страсть, дружба, понимание, доверие, единство души и тела? Все то, что и должно входить в понятие любовь?

В два часа мы пообедали, я отправилась мыть посуду, стараясь не смотреть на умиленное мамино лицо, когда Алексей вызвался мне помочь.

— Может, хватит уже? — шикнула я на него, составляя тарелки в раковину.

— Хватит что?

— Стараться понравиться моим родителям! Мама и так уже растаяла, как плитка шоколада на солнце!

— Они должны одобрить твой выбор.

— Я тебя не выбирала! Ты сам себя выбрал!

— Женщины никогда не знают, чего хотят, — уверенно сказал он. Шлепнул ладонью по моей ягодице и быстро отпрянул, уворачиваясь от моей замахнувшейся руки.

Едва сдерживая слезы, я смотрела на него, дико сверкая глазами и шипя, как разъяренная кошка.

— Не смей, слышишь… не смей больше так делать, никогда!

— Хорошо, хорошо, не буду, — будто защищаясь, выставил Алексей перед собой ладони. Почему ты так бурно реагируешь на такие безобидные вещи?

Не в силах больше говорить, я убежала в ванную, закрылась и, опираясь руками о край раковины, глубоко задышала.

— Арли… — тихонько всхлипнула я. — Отзовись, пожалуйста…

В ответ тишина.

По дороге домой, объявив, что у меня болит голова, я угрюмо уткнулась лбом в стекло. Алексей, как ни в чем не бывало, болтал с отцом. Жанка снова напялила наушники и ушла в музыку. Мама, отодвинув меня от дверцы, пощупала лоб.

— Кажется, у тебя температура. Весной надо принимать витамины. Посмотри, какая бледная.

Услышав, как она просит Алексея проследить, чтобы я померила температуру, я бессильно запрокинула голову на спинку сиденья и закрыла глаза. Они хотят моей смерти.

Попрощавшись с родителями, мы вышли из машины.

— Езжай домой, я хочу поспать.

— Ладно, поцелуй на прощанье, у меня сегодня был нелегкий день, — Алексей привлек меня к себе.

— Целоваться на улице неприлично, — попыталась я отвертеться.

Алексей усмехнулся и легко коснулся моих губ.

— До завтра.

— Пока.

Я медленно поднялась по ступенькам, вставила ключ и тупо дергала, недоумевая, почему он не желает поворачиваться, когда дверь кто-то потянул изнутри.

— Арли! — я прижалась к нему, облегченно вздыхая и радуясь, как давнему другу. Никогда так быстро не подпускала к себе людей. Арли странным образом притягивал и вызывал доверие.

— Начало пятого, эмоциональное состояние… расшатанное. Надо было послушать меня.

От вибрации в груди по телу поползли мурашки. Я поежилась, улыбаясь, не обращая внимания на его недовольную интонацию.

— Что он сделал? Когда ты разозлилась…

Я напряглась, отстраняясь, но он не отпустил меня, легко подхватил на руки и отнес в комнату, усевшись в кресло. Я слезла с его колен и втиснулась рядом.

— Скажи мне.

— Хлопнул меня по … — я сконфуженно запнулась.

— Не говори, я понял. Это унизительно.

Расширив глаза, я смотрела на него в полном изумлении.

— Даже женщины не понимают, когда я пытаюсь им объяснить, почему меня это так бесит!

Арли гладил меня по голове, перебирая пряди волос. Я закрыла глаза и положила голову ему на плечо.

— В тебе уживаются эмотивность и авантюризм. Странное сочетание.

— Эмотивность?

— Эмоциональная чувствительность, ранимость, — перевел Арли.

— Почему мне так спокойно и… — я подбирала слово.

— Комфортно, — подсказал он.

— Да! — приподняла я голову. — Ты умеешь воздействовать на людей? — вдруг осенило меня.

— У тебя хорошая интуиция. Я могу воздействовать на тебя, но не делаю этого. Пока не было необходимости. Просто у нас схожая энергетика.

— Никогда бы не подумала, что у меня может быть схожая энергетика с инопланетянином! И какая может возникнуть необходимость воздействовать на меня? И как ты можешь это сделать? — с тревогой спросила я.

— Не волнуйся, я не причиню тебе вреда. Я могу лишь немного успокоить, если ты будешь нервничать слишком сильно.

— У меня такое чувство, что ты заставляешь доверять тебе.

— Ну, может, самую малость, — улыбнулся Арли. — Ты очень чувствительна. Но я честен с тобой.

— Кстати, как ты можешь все время молчать? Ты ни с кем не общаешься из-за меня?

— Знаками. Ты не поймешь, что я говорю. Но не хочу тебя беспокоить.

— А я тебя все время беспокою.

— Мне интересно. Я узнаю тебя. И ты не можешь объяснить другим, почему не желаешь говорить.

— Поцелуй меня, — неожиданно для себя самой попросила я, смело заглядывая в его глаза, но тут же смущенно опустила голову.

Его губы коснулись моего лба.

— Это будет не рационально. Мы не сможем продолжить, а ты захочешь, — погладил он меня по щеке.

— Хм… ты самонадеян. Прости, — я встала, услышав звонок мобильника.

— Да. Со мной все в порядке. Температуры нет. Ты рисковал меня разбудить. Буду мыть голову и стирать. Пока.

— Врешь вполне убедительно.

— Спасибо, — хмыкнула я.

— Я ухожу. Тебе нужно выйти через час.

— Через час? Уже?

— Боишься?

— Нет, — немного подумав, сказала я, провожая его взглядом. — А как ты в квартиру попал? — запоздало спросила я.

— Примитивный замок, — ухмыльнулся Арли, скрываясь за дверью.

Я открыла шкаф и задумчиво застыла. Надевать то же платье не хотелось.

— На диване посмотри.

Я повернула голову — колготы и накидка.

— Арли… — я не знала, что сказать.

— Поторопись.

Перебрав вешалки, вынула кофточку глубокого синего цвета. Такую же юбку выше колена. И блестящий широкий пояс.

В клубе почти пусто, в центре танцевали две девушки и три парня. Я присоединилась к их тесной компании. Отсюда можно следить за каждым углом. Не успев как следует оглядеться, всей поверхностью кожи почувствовала, что нерг здесь. Машинально двигаясь под музыку, сосредоточилась на внутренних ощущениях, готовясь к удушью.

— Убойно зажигаешь, крошка. Позволь присоединиться, — светловолосый парень наклонился ко мне, обхватил руками талию, и, не дожидаясь согласия, стал повторять мои движения. К горлу подкатила тошнота.

Я двинулась было к выходу, но парень обхватил меня, не отпуская.

— Не так быстро, крошка…

— Берта, где ты? — прогремело у меня в груди.

— Пусти… — я рванулась еще раз. Внезапно передо мной возник Алексей, и его рука со стиснутым кулаком пронеслась сбоку от меня, целясь парню в лицо. Откуда он тут взялся? Руки перестали меня удерживать, отпрянув в сторону, я побежала. Выскочив на улицу, увидела фрис Арли и остановилась, озираясь в поисках нерга.

Рука жестко стиснула мое запястье.

— Поговорим дома, — Брагин потащил меня в сторону машины.

— Лешь, подожди!

Мне не пришлось вырываться. Я смотрела в удалявшиеся широко раскрытые, полные испуганного изумления глаза Алексея, когда, подхваченное невидимой силой, мое тело взмыло в воздух и зависло над землей. Волосы, будто наэлектризованные, встопорщились вокруг меня пушистым облаком. Я чувствовала давление атмосферы на каждый сантиметр кожи. Нерг висел позади, издавая такие же, как вчера, постанывающие звуки, переливаясь серебристым блеском. Он шумно всасывал и выпускал воздух, обдавая мою спину и затылок морозным дуновением. Объятая ужасом, я вся съежилась, ожидая, что сейчас в меня воткнут что-то вроде иглы. Алексей спокойно повернулся и зашагал прочь. И в то же мгновенье какая-то тень взлетела, обхватила меня, и я закрутилась в воздушной спирали, потеряв всякие ориентиры. Щекой и лбом я прижималась к воротнику чьей-то одежды. Не осознавая, что уже стою на земле, все еще зажмурившись, я цеплялась за плащ незнакомца. Арли отодрал мои пальцы от ткани и, подняв на руки, понес в машину. Услышав душераздирающий рев нерга, я открыла глаза. Человек в плаще шел за нами. Глубокий капюшон скрывал его лицо.

— Как ты? — спросил Арли, усаживая меня на сиденье, а сам скользнул за руль.

— Ничего, — прошипела я, голос куда-то подевался.

Машина тронулась с места.

— Кто этот человек, в плаще? — прокашлявшись, поинтересовалась я.

— Он из зоны, — ответил Арли.

— Рейд?

— Нет, рейды не могут так высоко прыгать, да еще… крутиться в воздухе. Ты привлекаешь нергов, но они странно ведут себя. Я не знал, чего ожидать. Поэтому позаботился о страховке. И, думаю, вырвать тебя из лап нерга таким способом — самое безопасное.

— Почему он закрывает лицо?

— Его внешность слишком колоритна для глаза человека.

— Он не ваш? В смысле, не трутх?

— Нет.

Я видела, что Арли неохотно отвечает на мои вопросы, но упорно продолжала его допрашивать.

— А кто тогда?

— Он из другого мира, Берта, — устало вздохнув, ответил Арли.

— Почему он не поехал с нами?

— Он в кузове. С ним нерг будет вести себя спокойно.

— Почему? Он что, монстр?

— Да, иногда, — Арли как-то странно, почти зловеще, улыбнулся.

Ну, он слишком хорошо пахнет для монстра. Мой нос все еще ощущал едва уловимый аромат. Теплый, сухой, древесный, и свежий травяной. Запах леса в солнечный день.

— Так много вопросов и ни одного про твоего друга, — насмешливо упрекнул меня трутх.

К своему стыду, я совсем забыла про Алексея.

— Странно, он просто ушел…— я посмотрела на хитрое выражение лица Арли. — Это ты что-то с ним сделал?

— Извини, но он очень мешался. Теперь не будет помнить этих событий. Не волнуйся, это не опасно. Я не причинил ему вреда.

Я вздохнула с облегчением.

— Ведь я была сильно напугана, Ксавьер это увидит?

Арли снисходительно улыбнулся.

— Просто страха недостаточно. Октум чувствует, когда человек находится действительно на грани жизни и смерти, только тогда цвет будет красным.

— Действительно на грани? Но как тогда Ксавьер сможет помочь? Ведь можно не успеть.

— Он успеет, поверь. Где бы ты ни находилась.

Машина остановилась недалеко от моего дома.

— Это твой гонорар, — Арли протянул мне пачку купюр.

— Я ничего не покупала, все деньги целы, зачем ты даешь еще?

— Неважно, тратишь ты или нет. Они останутся у тебя, — Арли помолчал, внимательно глядя на меня, будто решая, что делать дальше.

— Пойдем со мной, мне нужно с тобой поговорить, просто побудь рядом, — попросила я.

— Не сейчас, у нас еще будет время. Спокойной ночи.

Войдя в квартиру, я посмотрела на часы — одиннадцать десять. Телефон валялся на тумбочке. С собой я его брать не стала. Пропущенных звонков — восемь. Два от мамы, шесть — от Алексея. Я вздохнула, настроила будильник, перезвонила маме, и пошла в ванную. Перед сном заглянула в клатч — может, и правда, шубу купить? Устраиваясь на подушке, откинула пряди волос. Как странно. Этот инопланетянин так легко вошел в мою жизнь, оказался так притягателен для меня, так близок. Будто я всегда подсознательно ждала этой встречи или просто знала, что она случится.

Ночью я проснулась от резкого толчка по ребрам, отозвавшегося болью во всем теле. Медленно вытянувшись, прислушалась к ощущениям, не понимая, что произошло. Боль ушла так же внезапно, как и появилась, и я снова провалилась в сон.

Поднеся руки к воде, льющейся из крана, я мучительно застонала — на ладонях алела кровь. Я чувствовала ее запах, теплоту и липкость.

Вскочив с кровати, побежала в ванную и несколько секунд смотрела на свои пальцы, не веря, что крови нет. Разве сны могут быть такими реальными? Вернувшись в постель, я стала растирать под грудью, пытаясь унять вновь появившуюся саднящую боль. Она, то затихала совсем, то снова появлялась, не давая мне уснуть. Мелодия будильника положила конец моим попыткам выспаться.

 

 

  • Переправа / Васильев Ярослав
  • Афоризм 753. О петухах / Фурсин Олег
  • Не бросайте своих любимых / Фотинья Светлана
  • Старец / Витая в облаках / Исламова Елена
  • История пятая. Хлеб и пепел / Загадки для короля Мая / Зауэр Ирина
  • Абрамова Елена - Озерная сказка / По закону коварного случая / Зауэр Ирина
  • Простое милосердие / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА. Моя маленькая война / Птицелов Фрагорийский
  • Раз пошли на дело... (Армант, Илинар) / Смех продлевает жизнь / товарищъ Суховъ
  • Трясина  / Ангелика Ника / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Глумливая сказка / Баллады, сонеты, сказки, белые стихи / Оскарова Надежда
  • Год дракона / Айден Линара

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль