Начало

0.00
 
Глава 24

Глава 24.

 

Прислушайся к голосу разума! Слышишь? Слышишь, какую чушь он несёт?!

 

Спасибо Александру за идею и эпизод

 

Конни

Вечером мы с Роном сидели вдвоем в останских горах. Это я пригласила его сюда, попросив остальные свои Я притихнуть и не мешать (они прониклись поводом и согласились, сейчас тихохонько сидят в своих мирах). Привычно устроившись на его коленях, я протянула ему амулет, который снова выцыганила у Амариллиса и в котором сейчас была только одна песня. Сегодня ровно два года с нашей с ним встречи. Рон слушал, перебирая пряди моих волос, а я думала, что это просто манифест СакКарра-Ши: " Чтобы мир этот был невредим, мы в ответе с тобой перед ним " (текст приведен в примечании).

Когда стих последний звук, я потерлась щекой о его грудь:

— Прости, это единственное, что я сумела придумать тебе в подарок.

Он сжал меня чуть сильнее, поцеловал в лоб и произнес:

— И он лучший из всего сейчас возможного. Спасибо.

Мы еще долго сидели молча. Он задумчиво смотрел в неведомые мне дали, а я пыталась аурой подцепить его щиты. Просто так, для интереса.

— И что ты делаешь?

— Тренируюсь. Что может быть лучшей тренировкой моей ауры? Да и интересно же.

— Что именно тебе интересно?

— А тебе не щекотно, когда я так делаю?

— Щекотно? — он улыбнулся.

— Ну да. Когда ты легонько давишь на мои щиты, мне чуть-чуть щекотно. А тебе?

— Чуть-чуть, — он хохотнул, и мы оказались в замке. — Тебе давно пора спать. Приятных снов тебе и всем твоим отделившимся я. А твою ауру мы потренируем позже.

 

Среди ночи я проснулась, почему-то перед глазами стоял сегодняшний день.

После утреннего разговора с Роном у меня словно что-то внутри свербило. Словно я что-то забыла. Что же это такое?

— Конни, ты чего мечешься? — внимательный взгляд Зархара заставил меня замереть на месте посреди лестницы, по которой я, уже не знаю, какой круг наматывала.

— Сама не знаю. Такое ощущение, что я что-то сегодня должна сделать, потому что обычно я это делаю. Но что это, я никак не могу понять. Нет вариантов?

— Займись чем-нибудь другим, может, само собой вспомнится, — он пожал плечами, показывая, что не имеет ни малейшего представления, о чем это я могу забыть. — Неужели времени у тебя на то, чтобы вспомнить нет?

— Времени нет, — что-то мелькнуло в этой фразе. — Времени… Время…, — все мои Я судорожно цеплялись за эту фразу. — Время… времени нет… время бежит как и тогда, год, точнее два года назад… а что тогда было… Ооо, я вспомнила. Спасибо, Зархар, помог.

— Всегда пожалуйста, — это уже донеслось мне в спину, так как я уже запрыгнула в кабинет.

Действительно, чуть не пропустила. Ровно год, точнее два, я же год проспала, я встретила Рона. Что можно ему подарить такого, чтоб ему оно было если уж не надо, то хотя бы приятно? Если у сверхмогущественного демона и так все есть. Ему даже амулет с полными исцелениями не нужен, он сам прекрасно все умеет. Видя свою цель, уселась на подоконник, вспоминая нашу встречу. Мысли плавно потекли дальше по воспоминаниям. Знаю!

— Зеркальце, покажи мне Амариллиса, — Посвященный уже второй ступени нашелся в гордом одиночестве посреди леса. Он сидел под деревом и задумчиво тренькал на… буду считать это гитарой. Ну прямо то, что доктор прописал. Хм, или не совсем. Что-то он грустный какой-то. Совсем-совсем. Да и в лес в одиночестве подался, и мелодия печальная.

Я аккуратно переместилась ему за спину. Тиал привычно появился следом и, мгновенно оценив обстановку, скрылся в тени не хуже Вожака с Кирой (вообще, это у него получается даже лучше, только принцип действия немножко другой). Кстати, им все же получилось чему-то меня научить. Так, чуть-чуть.

— О чем грустишь? — шепнула. — Что за беда приключилась?

Мне сначала показалось, что он и не заметил. Но через минуту остренькое ухо чуть дернулось, и он скосил глаза. Даже не вздрогнул, молодец.

— Конни, извини, я тебя не заметил, — он начал движение, чтобы встать, но я опустила ему руку на плечо, удерживая. Сама пристроилась рядом на травке.

— Я могу чем-то помочь?

Он покачал головой:

— Ты же не будешь воскрешать мертвых ради меня, да?

— Да, тут все сложно, — я согласно протянула. — Могу только сказать, что случилось с душой того, за кого ты переживаешь, — он долго молча перебирал струны. Аиррита проверила по спискам. — Она сейчас отдыхает в мире посмертия, с ней все хорошо. В ближайший год она не возродится в населенных землях, скорее всего это случится лет через пять.

— Спасибо, — шелестнул в ответ.

— Было бы за что. У тебя есть еще один песенный амулет? Не хочешь со мной поменяться? Ты мне его, а я тебе сделаю амулет с полным исцелением.

— Ты не являешься просто так? — он слегка усмехнулся.

— Увы, рада бы, да времени практически нет, — я развела руками, заграбастав по ходу дела небольшой голубенький цветочек. Вот из него и сделаю амулет, будет красиво. Я наращивала алмаз сверху лепесточков. После метровых стен убежища двуликих было сложновато не переборщить, но я справилась. Получился прозрачный фигурный резной кристалл с цветком внутри. Посвященный косил глазом, профессионально выныривая из своих дум. Влив и свернув исцеление, я протянула амулет ему.

— Поднести к ране и попросить исцелить? — он очень осторожно прикоснулся к моей поделке.

— Да. Так как, отдашь мне песенный амулет?

— А такой сделать не сможешь?

— Теоретически могу, но мне надо наверняка.

— Хочешь подарить ему еще одну песню? — он хитро улыбнулся, видимо вспомнив сцену у Сердца Мира (мне ее Курц описывал… я чуть сама не плакала… а когда он мне профальшивил песенку, сочиненною тем, кто сейчас сидел рядом со мной, я все же уронила пару слезинок… а потом смеялась долго). — Исполнишь?

— Неа, я ее в этом мире еще не вспоминала, может, потом. Хочешь, я что-нибудь другое вспомню? — о, глазки разгорелись. Отвлекла эльфа от его печали. Взяла протянутый мне просимый амулет, задумалась на миг, и «Остров невезения» порадовал нас своим звучанием. Я перевела и пояснила насчет невезучего понедельника.

— Спасибо за амулет, — и я вернулась в замок. Надеюсь, Рону понравится песня, которую я вспомнила совершенно неожиданно для самой себя, я ее и слышала всего один раз в жизни. Тогда она мне не очень понравилась, но сейчас я поняла, что она просто создана для СакКарра-Ши. А больше я и не знаю, что ему можно подарить такого особенного.

 

Два дня прошли как-то незаметно. Ничего толкового я сделать не успела, не смотря на то, что сейчас меня стало так много. Нет, Демона активно изучает магию, и не просто активно, но и результативно. Корри пересчитала схему, допущенные ошибки, альтернативные варианты схем, потом перестроила нашу беседку, пошарила по всем храмам и сейчас потрошит храм Вурруна. Скучно ей в Облаках, это раз. А два, мы тут все вчетвером подумали и решили, что есть вероятность, что у Вурруна могли быть и другие секреты, кроме тритонов, а значит, у него могли быть тайники, до которых мы, или я (уже начала путаться в местоимениях), еще не добрались. Аиррита сумела что-то на те записки навесить и вернула их написавшим. А потом показала мне изменившиеся списки. Посмотрим, если в новой партии, которую Тиал доставил сегодня, будет столько же такой гадости, значит, народ еще не понял моего отношения к подобным прошениям. Еще Аиррита провела полную ревизию загробного мира и говорит, что обнаружила еще три непонятных формирования, похожих на нечто, чем изначально мы видели полотно. Кстати, Аиррита каждый день внимательнейшим образом это самое полотно рассматривает, пытаясь уловить смысл узоров. А еще она настраивает наш компьютер (который тоже расчетверился, как и возвращатель) на проверку идеи о возможности сохранения предыдущей личности при перерождении души. Ну а сама я только что и сумела сделать, так всего лишь почти закончить строительство нового убежища для двуликих. Я там такие стены забацала, закачаешься: около шести метров толщиной, причем полметра внутри и метр снаружи — из алмаза. Это мне Рр'оки подсказал: когда мы дурачились в его внутреннем мире, он домик из драгоценных камней сделал. Вот я потом и подумала, а что если стены из алмаза сделать. Самое сложное было по заданным параметрам создавать. Даже если это и не алмаз в итоге (уж очень Рон многозначительно хмыкает), но тоже очень крепкий камешек. Надеюсь, этого будет достаточно. Остался только небольшой участок тоннеля, я его после второго раунда закончу. Двуликие ждут с нетерпением.

Через час должен появиться Вальдер, он прислал сообщение с просьбой принять его. Значит, чего-то надумал. Завтра второй раунд пресс-конференции, но вот интересно, я нисколько не волнуюсь. Да и Шер мне очень помог с подготовкой к ней, вот что значит профессиональный жрец. Кстати, он еще вчера закончил с первой партией записок. Там попалось три весьма прикольных (нет, смысл все тот же, но как изложено!) и две весьма полезных. Одна про организацию и реформирование системы храмов. Я решила чуть попозже найти этого решительного гнома и расспросить его подробнее. А вторая — пространное изложение видения рядовым гномом новой богини смерти, этакая программа по созданию яркого имиджа. Кое-что я даже решила взять на вооружение. Сегодня Шер еще не вернулся, жаль, я хотела пообщаться с ним. А вы что, думали, что я приковала беднягу в замке? Нет, он может спокойно приходить и уходить (я настроила на него портал замка). Так что он даже не спит здесь, хотя я предлагала. А еще мы с ним договаривались, что после первой партии записок он хорошенько подумает, хочет ли продолжать этим заниматься. Так что, думаю, сейчас он как раз медитирует (я не проверяла по зеркалу).

 

— Здравствуй, Конни, — Вальдер с интересом рассматривал мой кабинет. Крайт, проводивший его сюда из портальной комнаты, занял пост за дверью.

— Привет, устраивайся, — я махнула на ряд кресел, что выстроились кругом моего стола. — Как самочувствие? Настроение? Коллеги?

— Мне ли на здоровье жаловаться-то после твоего полного исцеления? Лет десять скинул. Спасибо, — он выбрал себе кресло, в котором обычно устраивается Зархар. — А чем тебя мои коллеги заинтересовали?

— О, я тут для проверки посмотрела на всех архимагов. Представляешь, ни один мне не понравился. Может, это издержки профессии? — я протянула с самыми доверительными интонациями.

— Любопытно, — он чуть прищурил глаза. — А почему, не поделишься?

— Самой интересно. Неужели я со всеми успела в прошлом встретиться и поцапаться? Вряд ли. Правда, и история предыдущих жизней у вас у всех весьма бурная. Нет, я не буду рассказывать у кого какая. Есть только одно исключение, но оно так, скорее подтверждает правило. А что там насчет Главы Конвенанта? Перевыборы будут?

— Нет. Их не будет. Спасибо еще раз, — он кивнул. — Так ты специально проявила себя в моем кабинете на глазах у остальных?

— Чуть-чуть так, да. Но вопрос я задала на полном серьезе. Так что ты надумал с ответом?

— Думаю, если тщательно проработать условия, то Конвенант согласится.

— Но ты ни с кем это пока не обсуждал, да?

— Да. Ведь это чисто пока гипотетическая ситуация.

— Так и есть. Расскажи, как ты пришел к такому выводу.

Вальдер вдохнул и выдал на гора целую лекцию. Что меня немного порадовало, суть о необходимости организованного присутствия демонов в его словах была. Нет, полной раскладки аргументов, как мне бы хотелось услышать, не было, но это лучше, чем молчание Рона. Остальные мои Я, притихшие на время встречи с архимагом (мы решили никому из смертных не рассказывать об этом маленьком нюансе), успели разобрать его речь по косточкам.

— Вальдер, ты все отлично рассказал, но все же, почему ты решил, что Конвенант в итоге поддержит ввод отряда высших демонов инферно?

— Потому что гарантом сделки будешь ты, — прямой взгляд без всяких уловок. Я аж офигела.

— И это основная причина? — нет, я не офигела, я зависла.

— Это и есть основная причина. Пусть ты еще и очень юная, но ты богиня, и за тобой стоят Создатели нашего мира. И если ты и они говорят, что так надо, то никто не будет спорить о самом действии. Об условиях — да, возможно, но не о самом действии или бездействии. Понимаешь?

— Не совсем. Но Вальдер, если бы я не хотела услышать подробную аргументацию всех за и против, я бы просто стукнула кулаком о первое, что попалось бы под руку, и сказала бы, что будет так.

— Понимаю, — он слегка наклонил голову. — И, тем не менее, ты тоже должна понимать, что воля богини не будет подлежать …ммм… противодействию.

— Так то воля богини. Мне до богини еще расти и расти, — с одной стороны, он прав, а с другой, Рон прав, и оба они правы. — Вальдер, но ведь если прямо никто выступит, то могут ведь противодействовать скрытно. А это гораздо хуже. Я говорю сейчас, и повторю завтра на общем сборище, мне нужны в первую очередь именно аргументы, на основании которых уже и будет приниматься решение. Причем, я ведь могу и поменять свое мнение, вернее, меня можно переубедить. Я не настолько твердолобая и упертая.

— Но насколько мнение смертных ты будешь принимать в расчет?

— На столько, насколько неуверенной я себя чувствую в таких масштабных вопросах, это раз. А два, и это главное, не я решаю судьбу смертных. И я это знаю лучше всех. И даже судьбу мира буду решать не я в конечном итоге, и не СакКарра-Ши вообще, и не боги, если кто из них сумеет вернуться, — он напрягся. — Да, Вальдер, дурацкое пророчество верно от корки до корки. «И смертные сами будут спасать мир». В самую точку. Я лишь способствую возвращению Равновесия мира. А все остальное — ваша работа. Именно поэтому твои слова о «воле богини» несут больше вреда, чем пользы.

Некоторое время мы сидели молча, вернее, он молчал, а я общалась с девочками.

— Конни, — он нарушил молчание первым. — Но если это так, как понимать твою бурную деятельность за последнее время?

— Я познаю этот мир. И, боюсь, это самый приемлемый для меня способ. Я осваиваю свои силы и способности, а практика — это единственный путь для этого. Все, что только было можно, СакКарра-Ши свели в виртуальную тренировку, но этого недостаточно. А еще мир познает меня. А еще я чую нечто тревожное, нет, ничего конкретного, не волнуйся раньше времени, я просто что-то чую. Что-то будет. Или уже было. Но для меня это только будет. И чтобы мир пережил это, я положу все, что у меня только есть. Как-то так. А, еще одно, мир должен измениться и очень сильно. Сам понимаешь, то состояние Равновесия, что установится в конечном итоге, будет отличаться от того состоянии Равновесия, которое было ранее.

— Перемены не всегда к лучшему.

— Но без них мир превратиться в болото. Скучную и серую трясину.

Мы еще немного покидались такими фразочками, и он отбыл восвояси.

— Ну что Крайт, твои острые ушки ведь не упустили ни словечка, да? И что ты можешь сказать об итогах этой встречи? — я внимательно смотрела на Пятого.

— Для тех, кто так взаимно не нравится друг другу, вы прекрасно поладили.

— А если по существу, не отделываясь общими фразами?

— У тебя есть поддержка Конвенанта. Условно.

— Вот именно. Условно. Но гадостей я могу ждать в любое время, да?

— Скрытых, — он был предельно серьезен.

— Как хорошо, что мы с ним нашли общий язык, — это я пропела на четыре голоса.

 

Утром явился Рр’оки, сказал, что должен мне что-то незамедлительно показать, что это не займет много времени.

Вот теперь я стою на самом шпиле Щитоносца. Это самое высокое здание на том самом закрытом острове. Изначально, это здание служило опорой для построения того самого щита, что закрыл этот островок с прилегающими водами более чем на тысячелетие. Потом щит вышел из-под контроля и никакой опоры ему уже не требовалось. А здание осталось.

— И почему мы тут? И почему здесь не надо быть Курцу?

— Мы тут, чтобы ты могла посмотреть вон в том направлении. Видишь, как красиво?

— Вижу, зашибись, как красиво. Но почему, по-твоему, мне надо было увидеть это прямо сейчас?

— Потому что потом вид был бы менее прекрасен.

— Логично, — я кивнула. — Рр’оки?

— Ты слишком нервничала, я решил помочь тебе успокоиться.

— И опять-таки логично. Рр’оки?

— И почему ты вечно ищешь во всех моих действиях подвох?

— Потому что он всегда там находится. Рр’оки?

— Я просто соскучился.

— Покусаю. Рр’оки?

— А ты сама ничего не чувствуешь?

— Кроме желания тебя попинать?

— Понял, осознал, раскаялся. Но все же, посмотри туда и скажи, что ты видишь и чувствуешь.

— Я вижу, что внизу люди нас заметили и засуетились. Вон дальше скромная хибарка а-ля дворец местного правителя, это чуть левее. А чуть правее чудесный сад. А дальше еще какие-то домики. За ними виднеется берег. Дальше море и кораблики. Есть несколько с парусами. О, а на одном из них пожар начался. Или может, его специально подпалили, мне об этом забыли доложить. И что я должна почувствовать?

— Что, совсем-совсем ничего не чувствуешь?

— Ветер чувствую, раздражение на одного мачо чувствую, и еще кучу всего чувствую, но ничего необычного.

— А желание спасти обреченных не чувствуешь?

— Кто-то на том корабле сгорит? Аиррита? — она быстро подняла списки, там никого не было.

— Да не на пожаре, — мы с Аирритой просмотрели списки по всему пути следования моего взгляда.

— Рр’оки?

— Конни, — он обреченно помотал головой. — А если еще масштабнее?

— А слабо прямо сказать? — мы с моей Я просмотрели списки по всему острову.

— Ооо!

— Да! Ну наконец!

— Точно покусаю, — и я потянулась к его уху, клацая зубками.

— Так как насчет желания помочь?

— А надо? Может, они сами?

— Тогда я пошел, а ты сама подумай и реши. Пока.

И я осталась одна на этом шпиле. Ладно, будем решать проблемы по мере поступления. Сейчас меня ждут, а тут еще пара недель есть. Да и надо знать, что Рон скажет.

Но с Щитоносца я не успела переместиться — меня позвала Корри. Мы с моими Я договаривались, что они утихнут на время второго раунда, но ведь он пока не начался. За последние дни я научилась немного отстраняться от них, даже вот когда Я из Облаков пару минут назад споткнулась на ровном месте и впечаталась в стену, я сама со шпиля не полетела (хотя еще дня три назад точно навернулась бы).

— Смотри, что я нашла, — я увидела ее глазами стену, на которой была практически незаметная глазом трещинка. — Я случайно наткнулась, точнее, споткнулась и впечаталась носом, — она потерла ушибленное место.

— Думаешь, это от удара трещинка появилась? — я была само ехидство (уж над самой собой можно точно).

— Конни, вот иногда я думаю, за что мне такая доминирующая личность попалась? — зеркальная копия моей интонации. — Там же тайник! Осталось только придумать, как его открыть.

— Тайник?! — ура, мы нашли его. — Ой, придется отложить, я уже опаздываю, давай побыстрее на нашу плиту.

 

Курц

Я смотрел на собравшихся, пытаясь понять, что за странное чувство тревоги испытываю с утра. Этим же ощущением поделились и остальные. Хизалор проверил всех присутствующих на предмет различного вооружения, обращая особое внимание на магические плетения. Мартин сказал, что из нас из всех он особенно чувствителен к магии, а Тиал добавил, что основной акцент выражен как раз на обеспечение безопасности кого-то класса богов или СакКарра-Ши, правда, потом уточнил, что возможно на обеспечение безопасности от богов и от СакКарра-Ши. Конни не рассказала никому толком, кем же был наш Шестой и что за странный клан нагов она отыскала. Только и сообщила, что на море теперь есть клан двуликих, которые ныне называются тритонами и которые скоро объявят о своем существовании. А еще просила тщательно забыть об иных вариантах этой истории. Только и понятно, что здесь страшная тайна, которую знать никто в населенном мире не должен.

Я и сам, благодаря своей недавно приобретенной ауре, охватил весь зал. Ничего, что могло бы причинить вред Конни, я не нашел. Но тревога никуда не делась.

— Я рад, что тебя не надо предупреждать, — рядом оказался Рон в облике пришлого мага.

— Так мне не кажется? Кто-то угрожает Конни?

— Я чувствую опасность. Еще немного и я сам поверю в этого мифического Разрушителя, — он неопределенно повел плечами. «Сам поверю»? Я не ослышался? Но он уже исчез.

Я снова осмотрел всех. До назначенного времени еще пять минут. Конни обещала не опаздывать. Она куда-то отправилась с Рр’оки, сказав, что нам туда не пройти. Так что может и опоздать. От этого ее мачо я не чувствую угрозы, скорее некоторую настороженность, никогда не знаешь, что он выкинет в следующий момент. Вернулся Тиал, осматривающий все снаружи. Сказал, что ничего подозрительного не обнаружил.

Ну вот, время официального начала пришло, остается только ждать.

— Мрр, как считаешь, одна минута опоздания — это ведь еще и не опоздание вовсе, да? — рядом появилась Конни, довольная как объевшаяся сметаной кошка. Чувствую, будет весело. А еще в ее глазах проскальзывали искры, те самые, что я увидел в самую первую нашу встречу.

Она плавно прошла по залу. Только звук ее шагов и был слышен. И с каждым шагом в ней что-то неуловимо менялось. Некоторые даже дышать переставали, когда она проходила мимо, я отмечал это, идя следом за ней. Когда она дошла до оставленного ей места и повернулась к людям лицом, даже я, привыкший к ней, вздрогнул. На нас смотрела Она. На несколько мгновений нам была явлена наша Богиня, на губах которой играла загадочная и немного печальная улыбка. А потом ее место снова заняла Конни, также улыбающаяся, но уже лукаво.

— Курц, забыла сказать, когда мы тут закончим, а мы тут надолго не задержимся, отправляйся, пожалуйста, сразу в Облака. И вот еще что, — она протянула мне какой-то невзрачный камешек. — Отдай это Корри.

Конни пинком ноги развернула кресло немного вбок, плавно опустилась, опершись на бок появившейся громадной кошки.

— Всем привет! Народ, поскольку тут кое-что произошло, времени у меня не много. Поэтому первыми вопросы зададут представители Конвенанта, а жрецы — уж кто успеет, им по какому-то учебнику положено, как там, «за народ страдать», вот. Ну, кто первый?

Люди вздохнули немного спокойнее. С такой Конни говорить можно почти обо всем. Но представить себе второй раунд пресс-конференции с Ней — невозможно. Нестройный гул ответного приветствия вызвал лишь еще одну лукавую улыбку.

Киалон, второй архимаг Конвенанта, сделал шаг вперед:

— Конни, за последние полтора года мы отмечаем существенные изменения магического фона. Есть ли у тебя какие-то специальные планы на этот счет?

— О, так это и есть ваш вопрос на засыпку, отвечать на который мне надо без подготовки? — она широко улыбалась, ласково так смотря на мага. — Так вот, я никогда не задумывалась над темой магического фона, и уж тем более об его изменении. А что, на это как-то раньше влияли боги?

— Да, — Киалон медленно кивнул. — Сохранились записи, сделанные до времен разрушений. И в этих записях было сказано, что боги сознательно меняли уровень насыщенности магии в мире, пользуясь одним им ведомым планом.

Глаза Конни немного затуманились, видимо, обратилась за разъяснениями к Рону. В последнее время я стал лучше чувствовать ее. И вот сейчас я могу точно сказать, что она не разделяет нашей тревоги, что не уменьшилась ни на сколько.

 

Конни

Только я собралась перемещаться с макушки Щитоносца, как мое внимание что-то привлекло. Сама толком сразу не сумела определить что. Разглядывая все вокруг, поняла, что это что-то внизу, на площади. Переместилась. А вы подумали, спрыгнула? Неа, не рискнула. Хотя Демона вовсю и осваивает левитацию. Народ сиганул в стороны, а я, присев на корточки, рассматривала самый обычный камень в мостовой. Именно он так меня притягивал. Выковыряла его, осмотрела со всех сторон. Простой камень. Самый простой. И тем не менее. Странно.

— Мне! Кинь его мне! — завопила Корри в ответ на мои размышления.

— Ты знаешь, в чем прикол?

— Не уверена, но может быть. Короче, кидай его мне!

— Да пожалуйста, — я попробовала переместить каменючку в Облака, и ничего не получилось. Интересно. — Не выходит. Отправлю с Курцем. Жди. Я и так опаздываю. Не волнуйся, я сокращу встречу, и мы посмотрим, как там тайник открывается.

Я все же опоздала, правда, всего на одну минуту, так что, можно сказать, что и не опоздала вовсе. Что-то Курц слишком напряжен, да и остальные как-то тоже. Что-то случилось? Вроде все живы, никто не помят и не потрепан. Опасности я не углядела, потому решила отложить этот вопрос на потом. Да и признаться честно, на меня нахлынуло очень странное чувство. Пока я шла до оставленного мне кресла, оно поднималось, захватывая меня всю, но стоило повернуться к собравшимся, и оно исчезло. О, чуть не забыла отдать Курцу камешек. Я толкнула кресло и села, с удовольствием прислонившись к теплому боку появившейся Киры.

Странный вопрос архимага вызвал недоумение. Нет, я ожидала какой-нибудь подковырки, так в чем дело?

— Рон, можешь подсказать, что там такое с магическим фоном?

— Он меняется.

— Это я поняла. А конкретнее?

— Конни, на самом деле то, что он сказал насчет сознательного изменения его по какому-то плану богов, это не верно. Никакого плана нет, и не было никогда, если не считать таковым почти интуитивное подстраивание мировых потоков энергии под существующее в настоящее время действие богов или СакКарра-Ши. Даже такое незначительное действие как укладка волос с помощью магии, — тут он скинул красочную картинку, когда мы так весело экспериментировали. — Вызывает небольшое изменение в потоках энергии. Любое действие вызывает. Понимаешь?

— Угу. Получается, что чем больше я использую ту часть своих способностей, которая относится к божественному классу, тем сильнее этот самый фон будет меняться. А если я буду пользоваться в основном демоническими способностями, то у смертных никаких особых опасений не будет, потому что как раз к ответной реакции фона на действия СакКарра-Ши люди и привыкли. Так?

— В общем-то, да. Раньше, колебания были двусторонними, в нашу и в их сторону. А потом Равновесие было нарушено, а поскольку магический фон — не та величина, которую легко описать и измерить, люди просто забыли о некоторых нюансах. Если хочешь, можешь их успокоить.

— А если не хочу?

— Это на твое усмотрение.

— Рон, а чего Курц, да и остальные такие напряженные? Что-то случилось? Сначала я подумала, что они просто нервничали из-за моего отсутствия под их надзором. Но они так и не успокаиваются ни на грамм.

— Они чувствуют смутную опасность. Для тебя.

— А ты? — некоторое напряжение в его голосе меня напрягло.

— И я чувствую.

— То есть? Моя интуиция молчит, — я растерялась.

— То и есть, — он вздохнул. — Постарайся сегодня никуда из-под нашей опеки не деться, хорошо?

— Думаешь, это Аирриту потянет куда-то? — мое Я из загробного мира замерла в ожидании ответа.

— Не знаю. Конни, если бы я знал что-то конкретное, так бы и сказал. Вот веришь, сюрпризы и неожиданности успели уже немного надоесть.

— Прости.

— Тебе не за что просить прощения, — его тепло ласково укутало меня всю. — Ты такая, какая есть. Да и сюрпризы с неожиданностями являются не столько и не сколько твоей виной. К тому же теперь я не могу пожаловаться на скуку.

Интересно, что там насчет опасности. Девочки, а как у вас с предчувствиями? Никак. Солнышко? Аналогично. Аиррита подтянула к себе списки, просматривая в них все нынешнее сборище. Ничего. Непонятно. Но предчувствию своих ребят, равно как и предчувствию Рона, глупо не верить. Может, это находка Корри виновата, и нам не стоит лезть в тот тайник? Или то, что я почувствовала на Ласринейе, закрытом острове? Или моя находка, этот с виду обычный, серый булыжник?

 

Курц

Конни довольно долго сидела, закрыв глаза, раздумывая о чем-то нам не ведомом. В зале было тихо, никто не производил ни звука.

— Киалон, — голос демонессы был тихим, что не мешало ему достигать противоположных стен и эхом отражаться от них. — Твой вопрос довольно сложный, думаю, то, что ты хотел узнать, ты уже узнал, но на сам вопрос я все же отвечу. Никакого плана в изменении магического фона нет. Может потом, позже, гораздо позже, когда я буду в гораздо большей мере соответствовать своему нынешнему статусу, план и будет. А пока — увы. Какие еще вопросы есть от Конвенанта?

— Есть ли вероятность того, что магии не станет в нашем мире?

— Теоретически нет ничего невозможного. Практически — магии не станет только в одном случае. Сам себе ответишь или помочь?

— В случае уничтожения нашего мира? — Конни кивнула. — Могу я задать еще вопрос? — снова кивок. — Какова вероятность уничтожения нашего мира?

— Она слишком велика, — протянув руку, она погладила появившегося ворона по голове, не обращая внимания на вздрогнувших от неожиданности людей. — Такая вероятность существует, и только поэтому она велика. Тебя интересует какой-то конкретный временной отрезок?

— Да, ближайшие 100 лет.

— О, как раз один из наиболее напряженных отрезков. Но гораздо больше вероятность данного весьма неприятного события лет так через 500. Но до этого сначала дожить надо. Точный процент вероятности не скажу. Вот, например, на ближайшие 100 лет делать прогнозы вообще бессмысленно, время такая неопределенная штука, как выяснилось. Грубо говоря, разброс идет от 0 до 100 процентов. А вот, например, веков через пять вероятность более определенная достигает процентов так 80, но исключительно для этого материка. Но это так, если совсем уж грубо прикидывать. На самом деле все меняется слишком быстро, по крайней мере, для меня. Правда, тут есть одно но. От меня зависит не так уж и много. Следующий вопрос.

— Но все же, нельзя ли поконкретнее?

— И не надейся, маг, — мурлыкнула Она, вновь на миг проглядывая из глаз Конни. — Живи так, словно именно от тебя зависит, каким будет этот мир. Живи так, ибо так и есть. От тебя, от него, от всех и от каждого. Не сваливай все на кого-то другого. И только так. Еще есть вопросы от Конвенанта? — похоже, Конни даже не замечает, как меняется ее поведение.

 

Конни

Опять на меня накатило это странное ощущение. И какие правильные слова я произношу, прямо как будто не совсем я. И Рон довольно жмурится, но не похоже, что тут его когтей дело. Киалон продолжил свои вопросы. Видимо, магам интересны не столько ответы, сколько моя реакция на вопросы. Ведь некоторые из них просто учебного уровня (особенно после разъяснений Рона). Неожиданно прозвучало:

— Конни, а какие у вас с Курцем отношения?

— Прекрасные, — я моргнула пару раз, вот так сразу, без перехода. — А что, маги теперь главные сплетники населенного мира? — я покосилась на моего принца, что весьма выразительно прищурился. И чего всем так интересно? Хотя, да, наверное, народ уже давно вовсю перемывает косточки моему выбору Прислужников. — Он мой друг, даже больше, — о да, вон как напряженно переваривают мои слова, так что после небольшой паузы я добавила. — Я считаю его своим братом. Неужели кто-то мог подумать что-то иное? Еще вопросы есть?

— А Старший СакКарра-Ши? — Киалон немного побледнел, но все же произнес. Чую, что у упомянутого Старшего СакКарра-Ши аж шлем по всем рогам от ожидания ответа зачесался.

— Сейчас он, мрр, — я подняла глазки к потолку, изобразив мечтательную улыбку (для улучшения мимики рисуя сразу в четырех сознаниях такую незабываемую спину Рона). — Мой друг, учитель, наставник и… мрр… А со временем, когда я подрасту чуть-чуть, — я перевела на народ взгляд, оставляя его немного расфокусированным. — Он станет моим мужем… может быть.

Я тщательно следила за реакцией Рона.

— Ты уверена? — его голос на мыслечастотах не отражал ни одной эмоции, но вот было в нем что-то… а может, это отголосок последних двух слов, а может, и нет, он меня лучше всех знает.

— А что, у тебя хоть на миг были сомнения? И потом, разве я уже ответила тебе отказом? Да и какой у меня выбор? И потом, тебе достаточно только спинкой ко мне повернуться и все: я вся твоя… — его довольный смешок был мне наградой. — Ну, почти вся, — не уточнить я просто не смогла.

Надо будет потом, наверное, даже поблагодарить магов за такие вопросы, раз задают, значит, в мире ходят самые противоречивые слухи обо мне и моем окружении. Интересно, а почему мне никто не рассказывал о них?

— Киалон, ты будешь спрашивать обо всех мужчинах в сфере моего общения?

— Нет, прошу прощения, если я был излишне дерзок.

— Еще вопросы есть?

— Отводится ли Конвенанту какое-нибудь место в твоих планах освоения гибельных пустынь?

— Отводится, — я покивала. — Еще вопросы?

— Какое?

— Это надо обсуждать более прицельно и в более подходящей обстановке. Но думаю, ты прав, пора переводить все на более высокий уровень. Ведь, в конце концов, это именно смертные будут прорабатывать все планы более подробно, и уж тем более воплощать их в жизнь. Так что решающее слово будет не за мной. Еще вопросы есть? Хотя нет. Благодарю всех за внимание, за то, что уделили мне и данному собранию свое время, но я вынуждена вас оставить. Дорогие мои жрецы, а с вами я пообщаюсь чуть попозже … в более тесном кругу, быть может, чтобы не отвлекать вас всех от работы. А может, и позову всех на такое вот сборище. Сегодня у меня больше времени нет. Курц, пожалуйста, сгоняй в Облака, только не задерживайся. Остальные за мной. Всем — пока.

 

И я переместилась в замок. Курц появился спустя две минуты. Корри радостно забрала у него камешек и тут же отправила обратно, прекрасно зная, что я задумала. Позвала Рона. После чего рассказала, что именно уловила на закрытом острове.

— Рон, ты знал, что там через пять недель вулкан появится? Вообще, у населенного мира сейсмическая активность не очень высока. Внезапное появление вулкана — скорее нонсенс. Отчего же именно там и именно сейчас?

— Я знал. Но почему это должно было беспокоить?

— А как же люди?

— Они сами устанавливали свой щит, — он пожал плечами. Действительно, с точки зрения СакКарра-Ши, глобальной катастрофы это не несет. Да, остров достаточно большой, но мировой катастрофы не будет. Как я уже поняла, пока всему миру беда не грозит, мои демоны вмешиваться не будут.

— Рон, но я не могу их вот так оставить.

— Ты в своем праве. Как именно им помочь ты уже знаешь?

— Ты и сам знаешь, что есть у меня вариант. Вот смотри, щит, возможно, я и смогу снять, но это мало чем поможет. Своего флота для полной эвакуации у них не хватит. Дроу массово обогнуть материк не успеют. Наездников я опять-таки не могу привлекать в таком массовом порядке. Флот вольных баронств — одно название, а не флот. Короче, большая транспортная проблема. Открыть порталы для всего населения — тоже практически нереально. Провести их через Облака — нет уж. Но ведь есть инфернальные уровни, портал в которые можно открыть на длительный срок туда, а оттуда — в любое место материка. Рон, хватит ржать, я серьезно.

— Конни, за все время существования этого мира никому и в голову не пришло ТАК использовать эти уровни, — он продолжал угорать, правда, скинул мне картинку предполагаемого массового исхода людей через главный зал Ураранта. Богатое воображение. Или это его предвидение? Но я тоже посмеялась. Особенно предполагаемой реакции демонов инферно.

— Я правильно понимаю, что возражений с твоей стороны нет? Вот и славно. Тиал, возьми Хизалора и отправляйся к Храброму. Мне он нужен через полчаса в моем кабинете. Живым и не помятым — я уточнила на всякий случай. Рон исчез, и без его слов понятно, что он подстрахует, но особо вмешиваться не будет. — А все остальные дружно думают, куда беженцев можно будет приткнуть.

 

Зархар, Мартин и Курц отправились к членам Совета, оповещать народ о готовящемся ЧП. Крайт задумчиво примостился на моем любимом подоконнике и внимательнейшим образом рассматривал маникюрчик (так со стороны выглядело, если его не знать).

— И что ты не сказал? — ведь может молчать как партизан на допросе, есть за ним такое. — Что, по-твоему, я упускаю из вида?

— А те, с острова, уже в курсе? — о, сегодня сделал исключение.

— Еще нет, но выбора у них почти что и не будет.

— А ты их спрашивала?

— Справедливо. Пошли. Еще минут десять у нас есть.

Мдя, ну не настолько я страшная, чтобы так от меня шугаться. Или тут просто все такие нервные? Я ведь сразу по зеркалу местного правителя отыскала и к нему переместилась. Ну и что, что очередное важное собрание нарушила, мне не привыкать.

— Герцог, — я решила сразу к делу перейти. — А ты в курсе, что через пять недель на месте этого прекрасного острова будет изрыгать пламя вулкан? Отлично, вижу, что вот теперь — в курсе. Кстати, мне представляться требуется? Нет, могу подробности на попозже отложить? Но, наверное, кратенько стоит освежить, да? Конни, скажем прямо: богиня жизни и смерти. О, по глазам вижу, что ты все же в курсе. Вот и чудесно. Я все понимаю, могла бы явление народу обставить и соответственно статусу, — по моему зову появились Кира с Краши, но последний посмотрел вокруг, возмущенно каркнул и отбыл восвояси. Но я не возражала: какой птице (особенно таких размеров) понравится такой маленький зал для совещаний? — Но вот веришь, дел — завались, а времени — кот наплакал, ты на Киру не смотри, я обычного кота имела в виду. Какие-нибудь варианты спасения населения у тебя есть? Нет? Плохо. Могу кое-что предложить. Страх, конечно, жуткий, но зато шанс всех эвакуировать есть. Так что ты со своими людьми подумай, а я чуток попозже еще загляну, и мы обсудим варианты. Кстати, не советую сидеть, сложа ручки, и надеяться только на меня. Настоятельно не советую. От вас мне нужны конкретные варианты и предложения. Я все понятно сказала? И потом, если вы все одномоментно умрете, мне работы будет, ууу… проще спасти, — последнюю мысль я высказала, правда, потише.

Он старательно закивал, но почти сразу взял себя в руки:

— Вулкан через пять недель… точно?

— Да. Я так понимаю, предчувствие катастрофы у тебя уже было?

— Пирос… это наш архимаг… предупреждал о близкой беде для всего нашего народа, — он на миг задумался, и вот на меня сверкнули его глаза. — Так шанс спасти мой народ есть?

— Мы его прорабатываем. Правда, конфет и сладких плюшек не обещаю.

Я вернулась в кабинет. Так, с этим работать можно. Вот только имя его узнать надо будет.

 

Через две минуты вернулись Тиал с Хизалором, вижу, последнего переполняют впечатления от инферно, но он их старательно не показывает. Между ними материализовался и нынешний Хозяин Ураранта, по совместительству и самый мощный среди демонов инферно.

— Храбрый, рада тебя видеть. Присаживайся, есть разговор. Ребята тебя уже просветили? Нет? Не хочешь чего-нибудь выпить? Закусить? Позже? Отлично. А теперь к делу. Нет, не о том, чтобы выделить отряд на зачистку гибельных пустынь. Это как раз не горит пока. А вот что горит, так это следующее. Мне надо провести массовое переселение народа из одной части населенного мира в другую. Единственный более-менее приемлемый вариант, который я вижу, это транзит через инферно. И тут два варианта: либо ты мне помогаешь, либо нет. Если нет, я к тебе претензий предъявлять не буду. Так что думай, есть ли у тебя желание помочь.

— Конни, позволь тебя поприветствовать. Я чрезвычайно польщен оказанной мне честью, — он повел рукой вокруг, указывая на мой кабинет. — Правильно ли я понял, ты предлагаешь мне поучаствовать в спасении какого-то народа, но не просто так? В смысле, что я могу отказаться, ничем не рискуя, а ты все равно сделаешь по-своему. Главное, чтобы я и другие демоны не мешали тебе. Или я могу помочь, получив какую-то выгоду для себя и других демонов. Я ничего не перепутал?

— Ты все отлично понял. Именно так.

— И в чем может быть моя выгода?

— А чего бы ты хотел?

— Кроме личной благодарности одной из СакКарра-Ши и единственной богини в одном лице? — он улыбнулся. — Твое предложение весьма необычно и неожиданно. Моя помощь будет заключаться в поддержании порталов из населенных земель и в населенные земли, а также в обеспечении безопасного коридора между ними, так?

— Именно так.

— На поддержание двух таких массовых порталов уйдет огромное количество энергии, — он задумался. — Боюсь, я не смогу поддерживать их долго.

— Во-первых, ты будешь не один. Тиал будет также участвовать, а у него прямой доступ к моим силам. К тому же этот вопрос мы позднее проработаем гораздо более подробно. Во-вторых, можно организовать переброску партиями.

— Хорошо, я согласен. Технические моменты обговорим позже. А насчет выгоды… — так, судя по напряжению, будет просить что-то запредельное. — Я прощу твоего разрешения на создание храма в твою честь.

— Эээ, — не поняла, в чем подвох? Чего он так напрягся? Разве они еще не переименовали храмы Коварраля и Старрибы? Или просто хочет построить абсолютно новый, и чтобы на нем было персональное благословение?

— Конни, — хохот Рона на мыслечастотах. — Да нет и никогда не было храмов в инферно.

— И чем это разрешение на постройку храма мне грозит?

— Ничем, — он продолжал ржать.

— То есть? А почему раньше храмов там не было?

— Боги не разрешили… Громко так не разрешили…

— Рон, а в чем причина столь бурного веселья?

— Так ты же им сейчас разрешишь, разве нет? А это приведет к такому… о-о-о, — он не договорил. С ним все ясно, ничего смертельного, просто очередное нарушение всех традиций, представлений о положении дел в мире и так далее. Причем, видимо, всю суть этой комической ситуации я сумею оценить много позже. Ну и ладно, мне что, жалко? Жизнь и смерть — это жизнь и смерть, и не важно где. Чем демоны не люди? Специфичные, но все же. Я вынырнула из размышлений и поспешила успокоить Храброго, что снова оправдывал это прозвище.

— Разрешаю.

Судя по просветлевшему лицу, он ожидал, что я его прямо сейчас распылю за столь «гнусную» просьбу. И тут до меня дошло. Ведь, по сути, я уже однажды отмечала полную уязвимость демонов инферно перед СакКарра-Ши и богами. А теперь, после постройки храма, у них будет к кому обратиться за помощью в случае чего. Причем будет реальный шанс, что помощь будет оказана.

— Мне кажется, это дело надо обмыть, — он недоуменно уставился на меня. — Пошли. Народ, присоединяйтесь, это действительно эпохальное решение.

Поняв, что мыть ничего не надо, и что понятие «обмыть» совпадает с понятием «выпить», Храбрый наконец немного расслабился. Вот и чудненько.

 

Курц

Сообщив членам Совета о том, что меньше чем через пять недель придется где-то разместить население целого острова и обеспечить его всем необходимым, сразу же вернулся в замок. Ощущение тревоги не отпускало, даже усиливалось.

Конни задумчиво крутила в руках бутылку вина. Тиал, Крайт и Хизалор встретили меня понимающими взглядами — они также ощущали близкую опасность.

— О, Курц, ты уже вернулся, — она отхлебнула прямо из бутылки. — А мы тут такое эпохальное событие отмечаем. Ветер сильный, да? — спросила без перехода.

— Ветер? — но было похоже, что она меня не услышала. Бутылка упала на пол, а она сама медленно встала, подняла голову, прикрыв глаза.

— Ветер усиливается. Он несет послание огня.

— Конни, очнись, — рядом с ней появился Рон, и потряс ее за плечи. — Конни!

— Ты разве не слышишь? Ветер пришел в мир, он говорит слова огня, — она вывернулась из его рук и отступила на шаг. В тот же миг появились еще три Конни, их волосы взметнулись, окутав их всех, и вот она сталась одна. А я чувствовал, как оформившаяся после ритуала инициации связь между мной и нею натянулась и зазвенела.

— Держите ее! Не отпускайте! — крикнул Страж Мира. Он что-то еще кричал, но я уже ничего не слышал. Конни выгнулась дугой, взметнув руки вверх, словно пытаясь дотянуться до чего-то видимого ей одной. И вот она обмякла в объятиях СакКарра-Ши. А я пытался не допустить разрыва нашей ставшей такой материальной связи. Остальные также были сосредоточены только на этом. Не знаю, сколько это продолжалось, но неожиданно все кончилось в один миг.

— Рон, — голос Конни ужасал его слабостью. — Он существует… Разрушитель — это отступник… но он желает уничтожения не всего мира, а только населенных земель… его надо найти… обязательно… слова огня… я слышала… ты знал?

— Не уходи, слышишь, только не уходи, — это единственные слова, что я разобрал из того, что демон шептал, немного покачивая ее безвольное тело.

— Я здесь, — больше она ничего не сказала. Мы еще долго стояли, успокаивая почти разорванные связи, а СакКарра-Ши все также что-то шептал ей.

А потом Конни растворилась в его руках, мы прыгнули следом. Храм Мирреи, похоже, мы в столице светлых эльфов. Я выдохнул свободнее: спящая девушка на алтаре явно никуда больше не собиралась и выглядела так умиротворяюще, но главное, я больше не чувствовал опасности для нее.

 

Конни

Обмывание разрешения на постройку храма в инферно не выросло в грандиозную попойку, как могло бы. Что-то нам, вернее мне, мешало, и Храбрый довольно быстро ушел к себе. А я поймала себя на том, что хмурюсь и верчу в руках полупустую бутылку вина. Вернулся Курц. И вдруг я поняла. Это ветер. Странный ветер, который все усиливался. Ветер, который дул с самого утра. Нет, он дул и раньше, но я его не чувствовала. Этот ветер что-то ищет, нет, кого-то. Меня. Почему-то он не мог найти меня раньше. Зачем это ветру? Разве этому странному ветру может кто-то указывать? И, тем не менее, ветер нес чьи-то слова. Слова огня. Бред, но это самое близкое описание, что приходило на ум. Ветер, пронзающий миры и время, несущий слова огня.

— Конни, очнись, — встревоженный Рон тряс меня, пытаясь удержать. — Конни! — от чего он пытается меня удержать?

Внезапно то, что моих Я так много, стало нестерпимым. Почувствовав, что я намерена собраться в одно целое, Рон отпустил меня. Миг резкой боли и я снова всего одна. А ветер уже оглушал, звал за собой. Да, я должна пойти с ним, туда, далеко. Там меня ждут, там мне ответят.

— Держите ее! Не отпускайте! — и уже и так натянутые связи между мною и моими Прислужниками натянулись до предела, опутывая и мешая мне пойти за ветром. Я чувствовала и ауру Рона, что опутывала и сковывала. Но я ушла с ветром, я должна услышать слова огня.

Мелькнуло пустое место в клеточку и осталось позади. Я поднималась вслед за ветром все выше, пока не поняла, что дальше мне нельзя. Оглянулась, посмотреть было на что. Больше всего это было похоже на схематично нарисованный мир, он остался сзади, я на самой его границе, той, что скрывает и защищает его. А за границей стоит та, что звала меня, та, чьи слова нес ветер.

— Так вот какая ты, — голос был мягким и сильным одновременно, он уже был, и его еще не было. Очень странное ощущение. — Надо же, ты даже уловила мою суть сразу. Хотя, это ведь теперь и часть твоей сути. Меня называют Та-которая. Это и все остальное, что касается меня и остальных, ты узнаешь в свое время, если захочешь. Я позвала тебя, чтобы предупредить. Не торопись. Да, тебя об этом просят все и тебе это не нравится. Так прислушайся. Ты слишком быстро используешь то, что получила. Ты уже пронзала время, сама не зная, к чему это приведет. Будь внимательна и аккуратна. Я сама училась этому веками и тысячелетиями. У тебя же этого времени нет. В этот мир проник отступник. Именно он — твой враг. Он будет пытаться тебя уничтожить, ибо только ты для него единственная угроза. Почувствуй меня, и ты почувствуешь себя. Да, так.

— Почему? — я хотела спросить о столь многом, уверена, Та-которая это и сама знает, поэтому я произнесла только одно слово.

— Так получилось. Ошибка и просчет. Игра судьбы. Тебе не следует торопиться, и в то же время именно поторопиться тебе и стоит. У тебя есть время, все время этого мира, и у тебя времени нет. Не торопись.

— Почему ты здесь и говоришь со мной?

— Потому что ты как я, та я, какой я была когда-то очень давно. И пока ты не сделала свой выбор. А теперь тебе пора возвращаться. Видишь, как тебя ждут?

— Погоди. Можешь помочь моим родным, что остались там? Я ведь не вернусь, никогда. Успокой их. Пожалуйста, — просьбу надо проговорить вслух, иначе отмахнется не глядя.

И Та-которая, не ответив, начала стремительно удаляться от границы мира. А потом резкая вспышка ударила по глазам: она ушла совсем. А я повернулась и помчалась назад. Те слова, что она говорила, были почти бессмысленны, и они, наверное, даже не были нужны. Кроме того, что Разрушитель существует на самом деле. Та-которая показала мне главное без слов. Значит, я принесла в этот мир новую силу, силу, которой здесь не было ранее. И эта сила теперь моя. И та, чью силу я скопировала, не в обиде на меня. Одна из той я. Смеясь, я пронеслась сквозь пустое место в клеточку. Слова огня, пронесшиеся сквозь миры и время, были мне еще не ясны, но это временно. Только я многие из них скоро забуду до тех пор, пока не придет время их вспомнить. Надо постараться успеть рассказать Рону.

Открыла глаза на руках моего демона, чувствуя себя слабее контуженной мышки. Из памяти уже почти все главное выветрилось. Не знаю, успела ли я ему хоть что-то рассказать. Я отрубилась.

 

 

 

Отступление №4.

 

Та-которая внезапно открыла глаза. Прошло так мало времени, а девчонка уже задействовала новые силы. Неумело, неловко, но результативно. От ее резких, ломаных движений идут волны искажений. Та-которая улыбнулась. Когда-то, очень давно, от ее собственных тогда еще робких попыток тоже оставались последствия. Но тогда не было кому поправить. Пожалуй, стоит показать девчонке, как правильно надо делать. Да и интересно посмотреть ей в глаза лично. Конни. Надо же из всех возможных имен ей выбрать именно это.

А ее прикрывают. Сильная защита. Пробиться к ней удалось не сразу. Пришлось задействовать давнюю игрушку: ветер времени, только ему под силу пронзать границы миров, не нанося им ни малейшего вреда. Та-которая терпеливо ждала, когда же юная Конни услышит. Ведь достаточно ей только услышать, и она придет. И никто ее не удержит. Ни тот мощный демон, что потушил искру Стервы, ни те странные точки-якоря, что мешают и закрывают девчонку.

Пришла. Так вот какая она. Та-которая проговаривала слова, что были практически не нужны. Действительно, слишком похожая, Стерве еще долго будет неловко от допущенной ошибки. Девчонка быстро поняла все, что Та-которая собиралась ей показать. И даже уловила, что Та-которая считала и все у нее самой.

Что? Она еще и просить смеет. Та-которая ушла за внешнюю границу мира, что поставила Стерва, замаскировав и ту самую крохотную странность, по которой этот мир и можно было бы найти. Выполнить просьбу? Пожалуй, да. Девчонка дала повод посмеяться: имя ее демона — Рон. Действительно смешно. Надо будет рассказать остальным. Пусть и Конни посмеется. И Та-которая решила не откладывать намеченное.

 

Глава 24. Продолжение

 

 

Конни

— Не смей больше так делать! Ты же меня напугала до полусмерти! Вообще всех напугала! Как ты вообще могла?! — и так далее, и по кругу, видимо, ругается уже давно.

— Ммм, — просыпаться очень не хотелось. — Ты чего ворчишь как дед старый?

— Я не ворчу! Я не дед! А ты! — он аж поперхнулся. — Конни, как ты вообще могла такое сделать?

— Какое такое? Рр’оки, прекрати, будь так добр. У меня голова и без твоих воплей раскалывается.

— И поделом! — я не увидела, я почувствовала, как он сложил руки на груди и отвернулся. Проверила себя, все на месте. А голова болит от жуткого голода. Возвращатель явно недавно кто-то чинил. Ну, раз это была не я, значит, Рон. А чего бы его надо было чинить? На память пришло, что меня куда-то снова носило. Вопрос: куда? И еще один вопрос: почему я такая голодная?

Открыла глаза, осмотрелась. Опять какой-то храм. Рр’оки сидит рядом на алтаре, действительно отвернулся, только глазом обиженно косит. Рон внимательно смотрит, так, с ним, видимо, предстоит тяжкий разговор. Да что такое случилось? Что я натворила?

— Народ, всем привет! Если меня сейчас же, немедленно, не покормят — я скончаюсь на месте.

— Держи, — Курц протянул мне корзинку со всевозможной выпечкой, налил молока из кувшина, что рядом стоял.

Увлеченно чавкая, указала народу на корзинку, все отказались. Ну и ладно, мне больше достанется. Попутно осматривала зал. Ага, светлые эльфы, храм Мирреи. На алтарь запрыгнула Зи-и, устроилась под бок. Помимо всех шестерых Прислужников, я обнаружила почти всех из Облаков. А кто в зал не поместился, те ощущались снаружи. Разве что косаток нет, ну и из стай, может, не все здесь. Для самих хозяев этих земель места было очень мало. Блин горячий, что ж я такого начудила?

 

Курц

Конни проснулась только через три дня. Все это время она худела просто на глазах. Поскольку проснуться она могла в любой момент, мы заготовили корзинку с местными пирожками и дважды в день ее обновляли. Не зря. Проснувшись, она первым делом потребовала ее накормить.

Предложив нам присоединиться, она осматривала все вокруг. Постепенно ее глаза расширялись, пока она не спросила, чуть не подавившись:

— А что случилось-то? Чего такой общий сбор? Это я что-то сделала?

— А ты не помнишь? — меня опередил Рон.

— Помню, что меня куда-то потянуло… и все, — она моргнула пару раз, обводя нас всех глазами. — Так чем я всех напугала?

— Потом вспомнишь, значит. Отдыхай, — и СакКарра-Ши исчез.

— Курц, расскажи, а? — она просительно смотрела на меня. — Ну пожалуйста, расскажи.

 

Конни

Рассказ моего принца получился кратким… и непонятным. А Рр’оки говорить со мной отказался, заявив, что он не понимает моей легкомысленности, моего безрассудства и вообще, после чего тоже смылся в неизвестном направлении. Мне оставалось только глазками похлопать и доесть все, что на дне корзинки оставалось. Животные мне и хотели бы рассказать хоть что-то, но и сами ничего не знали. Только и подтвердили слова Курца о том, что наши установившиеся связи чуть не разорвались. Большую часть стай удалось отправить обратно в Облака. Вскоре я снова уснула.

 

Курц

Зархар и Мартин, захватив Крайта, ушли решать накопившиеся дела. Тиал отправился в инферно. Вдруг аура Конни начала меняться. Чем это нам грозит? Похоже, ничем особым. Эльфы известны своим железным здоровьем. Так что желающих исцелиться будет не так уж и много. Хотя я недооценил желания лично посмотреть на юную богиню.

 

Конни

Стоило проснуться, как выяснилось, что, во-первых, что мне тут торчать до глубокого вечера, во-вторых, Совет проявил чудеса оперативности и уже подготовил пять предварительных вариантов, причем есть шестой вариант — задействовать их все и расселить беженцев по всем пяти. Их уже оформили для передачи на остров, чтобы уточнить, сколько будет людей всего, что и в каком количестве потребуется, какие припасы они сумеют собрать и так далее. Ну и соответственно, как они видят свое дальнейшее существование дальше: единым народом в отдельной области или врастут в жизнь другого государства. Понятное дело, что отдавать им земли никто и не думал, а вот пообещать области из гибельных пустынь — это совсем другое дело. К тому же я пообщалась с представителем Совета, который прибыл ко мне, чтобы сообщить это все. Совет готов к обширным переговорам и, главное, к изменению политики в отношении весьма многих вопросов, в том числе будущему разделу зараженных территорий. Вот и какого им так хочется делить эту шкурку неубитого еще медведя? Хотя, может, так оно и надо, чтобы потом не передраться? Но ведь до того момента еще дожить надо.

Тиал показал эскиз храма, переданный Храбрым. Демоны решили не откладывать и уже все не только нарисовали и выбрали проект, они уже начали строительство. Я попросила его сгонять за герцогом, но потом тормознула: вовремя сообразила, какая будет реакция на появление демона. На острове ведь не знают его в лицо. Пришлось вызывать Мартина.

Уже через полчаса герцог стоял передо мной.

— Привет, — я помахала ему рукой. — Прежде чем мы перейдем к дальнейшему общению, ты не мог бы представиться?

— Здравствуйте, — он поклонился. — Я Кальк.

— Замечательно. Кальк, держи, это тебе от Совета. Что в этих бумагах, что такое Совет и так далее — вот с ним, — я указала на представителя Совета. — Пообщайтесь. Хотите, отправляйтесь куда-нибудь. Через три часа жду твоего возвращения. Вперед, ребята.

Я намеренно ограничила первое время общения, прекрасно помня о том грамотном прессинге, что был проведен по отношению к моим двуликим.

А дальше я углубилась в медитацию: надо же вспомнить из-за чего был такой переполох. И только тут до меня дошло: я ведь одна. В смысле, остальные мои Я пропали. Нет, Курц говорил, но дошло до меня только сейчас. Всего дней восемь меня было много, и вот я привыкла к этому так, что теперь пусто в душе. Неужели они исчезли насовсем? Обшаривая свое сознание наткнулась на три спящих клубочка. От души отлегло. Вот они, мои Я, я могу их вернуть обратно вовне.

Зацепившись за эту мысль, на свет полезли и воспоминания о ветре и словах огня. Да, я многое забыла до тех пор, пока не придет нужный момент вспомнить. Ох уж это дозирование информации. Да уж, я вспомнила натянутые до упора связи с этим миром. Вспомнила бушующую ауру Рона, что тщетно пытался меня удержать. Вспомнила не отмеченный тогда мною крик Рр’оки, нет, даже не материального мачо, а скорее в какой-то мере осознанной части мира. Так вот чего они все испугались: что я покину этот мир так же неожиданно, как и появилась в нем. Надо будет успокоить их, ведь я знаю, к чему это приведет, и знаю, что никто извне не будет меня отсюда выковыривать. А еще я теперь знаю, что мой мифический Разрушитель существует. И недаром СакКарра-Ши с богами так старательно закрывали свой мир от постороннего воздействия: этот отступник-Разрушитель (чувак номер 1), чужак, что прополз сюда за шесть лет до меня (чувак номер 2) — оба не самым положительным образом повлияли на этот мир. Да и я сама — какую я пользу принесла? Вон как мир лихорадит, того и гляди развалится, и все из-за меня.

— Ну и зачем же так категорично? — я аж подпрыгнула от неожиданности.

— Рон, ты чего в моей голове делаешь?

— А ты щиты не держишь, разве не специально? — усмехнулся, а я глянула, да, действительно, нет щита. И давно ли?

— Давно, я все ждал, когда же ты заметишь.

— То есть больше никто, кроме тебя, у меня в башке не шарился?

— Да, я контролировал.

— Спасибо. Ну раз уж ты здесь, что еще я натворила?

— Кроме того, что я вспомнил, где мое сердце?

— Это ты на инфаркт намекаешь? Лечить надо?

— Я еще своими силами могу справиться. Ты лучше сама попробуй вспомнить, а потом мы уже все это обсудим.

Восстановив щит, снова принялась за воспоминания. Та-которая. Весьма смутно ее помню. Выполнит ли она мою просьбу? И откуда-то я знала, выполнит. Ну, вот и славно. На миг я позволила себе посокрушаться о том, чего уже никогда не вернуть, и вынырнула обратно в храм Мирреи.

Герцог закрытого острова уже переминался с ноги на ногу (Курц отрицательно мотнул головой — недавно). По его словам первые переговоры прошли неплохо, теперь ему надо возвращаться домой — поднимать народ. Тиал его отправил.

— Ребята, вы простите меня, что я вам больно сделала, я не хотела, правда. И вы должны знать, что мне действительно надо было поговорить с той, что звала меня. Вот. Это было очень важно. Я только большую часть нашего разговора временно забыла, но и того, что помню, более чем достаточно, чтобы я так говорила. Вы простите меня?

— Мы и не обижались, — Крайт закатил глаза. — Уму не постижимо…

— Что именно? — я насторожилась.

— Все, — вот-вот, это его «все» и означает, что все, он больше ничего не скажет. Я перевела взгляд на остальных.

— Конни, — Курц вздохнул и выдал, видимо, общее мнение. — Ты делала то, что считала нужным. И теперь просишь прощения. Разве так должны поступать богини?

— Именно так, — я была абсолютно серьезна. — И раз я так считаю, значит, это правильно, — но тут я не удержалась и скорчила рожицу.

— Неисправима, — вынес вердикт Зархар.

 

Когда меня поздно ночью Курц снял с алтаря и вручил Рону, я почти спала. Я под вечер с местными жрецами еще пообщалась, пока не начала зевать без перерыва, а спать мне Рон запретил. Так что оказавшись в Сарроэнре, я… не уснула. Мне не дали. Мои демоны устроили нечто среднее между нашей самой первой встречей и усиленным начитыванием лекций и нотаций. Хоть в угол не поставили, а жаль, я бы там спать могла бы устроиться.

Правда, уже через пару часов я вырвалась в замок. У меня была уважительная причина: я чуяла настоятельную необходимость вернуть свои субличности вовне. Так что меня снова стало много. Да и мои демоны не особо обиделись — в Сарроэнре теперь снова безвылазно будет находиться Демона, а все нотации, что будут прочитаны ей, буду слышать и я. Аиррита сразу же свернулась клубочком на плите в мире посметрия. Корри, напомнив про тайник за трещинкой, засопела в бок Кире. Вот такая идиллия.

 

Три недели пронеслось незаметно, как корова языком слизала. Из всех вех, что могу отметить, так это всего три.

Первая. Я наконец-то закончила новое убежище для двуликих, разве что ленточку не разрезали. Я стояла в коридоре старого убежища, к которому подвела переход к новому. И вот в торжественной тишине рухнула стена между ними. Когда пыль немного осела, я первой вступила на новенькие полы. Ммм, не передать ощущения: здесь еще не ступала ничья нога, рука или волос. От внутренней поверхности стен свет отражался мириадами бликов: я же изнутри их делала из алмаза. Ну, я старалась. Рон сказал, что это не совсем алмаз, а нечто очень похожее по твердости, но с какими-то различиями, короче, даже круче алмаза, в смысле по прочностным характеристикам. Я не стала заморачиваться, ведь главное, что по прочности все, как и было задумано (Рон пообещал курс по минералогии и всему сопутствующему). Трейтер сказал, что боковые стены они отполируют, чтобы они сверкали пуще прежнего. Вот теперь мы обсуждаем, где делать следующее жилище. Думаю, оно должно получиться у меня быстрее этого. Ведь последние стены мне было возводить гораздо легче, чем первые. Практика, однако.

Вторая. Корри взломала стену храма Вурруна. Магией не вышло, так ей Курц монтировочку оттащил и помог щель расширить. Пусто. Хотя все мои Я свербит предчувствие, что все же что-то там есть, просто заныкано хорошо и простой монтировкой не обойтись. Так что Корри старательно экспериментирует дальше. Такими темпами она разнесет весь храм в щебенку за пару месяцев. Так что приходится следить, чтобы она, то есть я, короче вы поняли, не увлекалась. А еще мы экспериментировали с тем простым с виду булыжником, что я нашла на площади у Щитоносца. Рон только смеется над нашими потугами выяснить, чем этот камень так привлекает внимание. Но у меня есть подозрение, что он часть чего-то, просто надо найти другие части. Потому и случилось третье событие.

Третья веха. Я побывала в инферно на грандиознейшей стройке всех тысячелетий. Вообще-то, изначально я собиралась дождаться окончания строительства, чтобы получился сюрприз. Ведь эскиз эскизом, а результат — это совсем иное. Да и обещает этот самый результат быть уникальным, ведь представление демонов о храме, притом, что у них таковых никогда не было, весьма смутное. Да и я просила Тиала не вмешиваться в процесс творчества с советами, как все у других народов устроено, чтобы здание вышло действительно уникальным. А чего я на стройплощадку все же полезла? Так за еще одним камешком. Мое чувство направления сказало, что я могу что-то найти здесь.

Вот и переместилась я тихонько. Меня сразу и не заметили. Там как раз шло громкое обсуждение, какие стены ставить, чем украшать и так далее. Утвердить проект высшие демоны утвердили, да похоже, что по ходу дела вносят изменения вовсю. Вот я за их спинами и стояла, слушая, как они спорят. А поскольку тут собрались, сразу видно, отнюдь не последние представители демонического племени, дискуссия была весьма жаркой. Они кружком стояли, все высоченные, все возбужденные, так что куда им по сторонам смотреть (а те демоны, что попроще, жались далеко от места общения высокого начальства, и просто молча вытаращились на меня). А между ними, похоже было, что стол с бумагами, куда они периодически и тыкали. Моего терпения надолго, правда, не хватило. Особенно когда они стали так яро обсуждать какую-то финтифлюшку. Вот я аккуратненько и придвинулась поближе, но за ними ничего не было видно, я и пролезла к столу поближе, интересно же.

— Да что ты понимаешь! — (цензурный перевод) особенно резкий вопль над головой заставил поморщиться. — Эта фиговина весь вид портит! (ну примерно так звучало)

— Это ты ничего не понимаешь! — (почти дословно) прогремело в ответ. — Здесь вся композиция на эту хрень увязана! (почти что так и было в оригинале)

— А вообще-то она симпатичная, — пробормотала я самой себе под нос, рассматривая предмет спора. Судя по картинке, должно выглядеть ну очень красиво.

— Да что ты понимаешь! — (это я снова перевожу, хотя, наверное, надо было бы записать, такие шедевры устной речи пропадают… а если потом сборником издать — вообще бестселлер был бы) рык сверху и гневный взгляд, впрочем, рык резко затих, как и вообще все звуки вокруг.

— Не-не, я не вмешиваюсь, просто любопытно стало, — я замотала головой, пятясь назад. — Вы продолжайте, я так, мимо проходила.

— Простите, госпожа, мы вас не заметили, — они все поклонились.

— Ну что вы, вы же были заняты, — прикинув, что раз я им и так весь кайф от спора обломала, можно и любопытство удовлетворить. — А что это вообще такое? Оно что-то значит? Нет, стоп. Пусть все же будет сюрприз. Вы продолжайте-продолжайте. О, — я тут кое-что заметила, и тут же постучала по привлекшему мое внимание предмету. — А вот у тебя пуговица чем-то похожа на вот эту самую фиговинку. А почему?

— Конни, это не пуговица, — раздался голос Тиала, так, судя по интонации, я что-то весьма…хм… сморозила короче.

— А что это?

— Это, ну считай, что орден. Амулет такой, — Тиал очень старался не заржать, а вот демоны в шоке рассматривали ту самую не-пуговицу, по которой я до этого стукнула коготком.

— Я знаю, что такое орден. И что такое амулет, кстати, тоже знаю. А вот это что? Конкретно это.

— Правильнее всего сказать, что это амулет, создаваемый Хозяином Ураранта лично и выдаваемый им как знак отличия тем, кто заслужил такую честь. Амулет может нести несколько основополагающих функций, что отражается в размере и форме. Вот конкретно этот амулет крайне не рекомендуется трогать просто так. Вот как ты. Для других это может быть чревато.

— Ага, в общем, все понятно. Кроме одного. Почему они похожи. Что это означает?

— Вот это, — он нарисовал символ. — Знак Ураранта. Вот это, — еще одна картинка. — Символ силы, это — власти, это — права, это — опасности, это — всего инферно. А если их соединить, то получится вот это, — и под рукой Тиала вырисовывалось то, что на не-пуговице было изображено.

— Понятно, все просто, — я кивнула. — Спасибо за объяснение. Тогда если добавить символы СакКарра-Ши и еще парочку каких-то, получаем как раз искомую финтифлюшку. Ладно, не буду вам мешать. Я тут вообще-то по делу.

И я развернулась, выискивая камешек, за которым пришла. Подошла к огромной куче всевозможных булыжников не самых крупных размеров, что на другом конце площадки валялась. Чувство направления усиленно говорило, что то, что мне надо — на самом дне, а как же иначе-то. Покосилась на Тиала, показала рукой уровень, до которого кучу сверху надо разобрать. Один мученский вздох над ухом и все ненужное рывком отъехало далеко в сторону. На недоуменные взгляды остальных демонов я решила не обращать внимания. Расшвыривая камни, чуть не разбила нужный. Да, и этот выглядит самым обыкновенным серым и неопрятным, абсолютно не интересным. А что-то неуловимое в нем есть.

Удовлетворенная от находки отправилась к вырытому котловану. Поискала взглядом дно. Ну, так этажей 9-10 будет, и работы еще не закончены. Вот это подземелья будут! Все-все. Пусть будет сюрприз. Помахав народу рукой, переместилась в замок.

А больше за три недели ничего примечательного и не было, хотя все дни были заполнены до предела.

 

Курц

Конни сидела в кресле перед зеркалом, рассматривала мелькающие с огромной скоростью картины.

— Привет, опять ищешь Разрушителя? — я подошел ближе.

— Привет, — картинки замерли, и она потерла глаза. — Пытаюсь. Но так его видимо мне не найти. Кроме того, что его назвали отступником, мне о нем ничего не известно. А отступником много кого и чего можно обозвать. Но мало ли, вдруг повезет.

Она обхватила меня руками, прижалась и вздохнула.

— У тебя сердце колотиться как сумасшедшее. Что-то случилось?

— Да, в общем-то, ничего такого, но я, сам не знаю от чего, волнуюсь, — действительно, у меня было странное предчувствие, которое я никак не мог понять. Она замерла на несколько мгновений, потом улыбнулась.

— Ну, если это то, что я думаю, — протянула. — То можешь волноваться, это не вредно.

— А если это другое?

— А если это другое, то я не знаю. Чего переживать раньше времени? Никакой опасности я не чую, да и ты сам не чуешь. А там посмотрим. Что там с переселением островитян слышно?

 

Конни

А с островитянами все решается вполне неплохо. Нет, беженцам в любом случае придется не сладко, но хоть живы останутся. Было решено выделить большинству территорию, что только недавно отвоевали у Дикий степей. Не так уж много людей заявили о своем желании переселиться отдельно от соседей, рассредоточившись по разным странам. Так что через некоторое время появится на материке новое Герцогство, и будет оно расположено между Наргаром и Травиитой по вновь отвоеванным землям. Почвы там достаточно плодородные, даже очень, там же только-только все необходимые мероприятия по их восстановлению и улучшению были проведены. Правда, трудновато придется островитянам в «сухопутных крыс», как выразился Крайт, переквалифицироваться, но это, наверное, не такая уж большая цена за то, что народ выживет.

Сама мысль о том, что людям придется проходить сквозь инферно, народу пришлась не по нраву, но это довольно легко сглаживается начавшимися пока несильными подземными толчками. Очевидность приближающейся катастрофы быстро примиряет с некоторыми неудобствами путешествия. Через три дня пойдет первая партия переселенцев. Храбрый уже заявил о своей готовности. Демоны возвели стены и крышу: натуральный коридор вышел от одного портала до другого.

Рон сказал, что щит вокруг острова устоит, и тем самым прикроет ближайшие территории от обширных цунами и прочих побочных эффектов. В основном прикроет. Так что эльфов, вольные баронства и нагов мы предупредили. А дальше уж пусть сами решают как население эвакуировать. Никаких транспортных проблем у них нет.

 

Так что все хорошо. В мире все хорошо. У меня все хорошо. Мы с Рр’оки помирились уже на следующий день. Я клятвенно пообещала так его больше не пугать, он меня и простил. Все хорошо. Вот только что-то будет, причем, очень скоро. Я сказала Рону о своих предчувствиях, он меня не отговаривал. Сказал, что это так я к прибытию в очередной храм готовлюсь.

 

Курц

— Ты знала? — я не мог поверить, что она знала и промолчала, это весьма не в ее стиле.

— О чем ты? — Конни вертела в руках что-то переливающееся, не отрывая от этого взгляд ни на миг.

— О том, что Луата мне сказала?

— Курц, я не читаю твоих мыслей, пока не читаю. Да и особого желания не испытываю, хотя здесь меня никто об этом не спрашивает. Так что ты конкретно имеешь в виду?

— Это ведь ты ей дала ту веточку. Конни!

— Какую такую веточку?

— В тот день, когда мы выстраивали схему взаимодействия и когда твои Я отделились, точнее на следующий, ты отломила веточку от дерева и сказала мне отдать ее Луате.

— А, что-то такое помню, — она не отрывалась от того, что вертела в руках.

Я сел напротив. Кажется, что она и не заметила, что ее только что кто-то отвлекал. Прошло минут двадцать, прежде чем она прекратила вертеть это нечто в руках и потянулась.

— О, привет, Курц! Ты давно тут? — она зевнула и выпустила, наконец, из рук свое… вот это да! Я протянул руку и взял небольшую статуэтку. Величиной всего с мой указательный палец, из непонятного материала, больше всего похожего на драгоценный камень неоднородного цвета, это был я, по крайней мере, очень на это похоже.

— Тебе не нравится? — она наклонило голову к плечу, ожидая моего ответа.

— Ну что ты, я просто не знаю, что и сказать. Ты таким меня видишь?

— Ты был таким, когда мы только встретились. Странно, но почему-то именно это мне пришло в голову, когда я начала сплавлять камни.

— Что ты начала?

— Ну, понимаешь, алмаз-то у меня не получился. Вот я и решила попрактиковаться. Зачем, ты думаешь, я гоняла Крайта к гномам, чтобы он забрал из причитающегося мне по пять образцов драгоценных камней? Вот они прототипами и послужили. Я парочку создала так сказать по образу и подобию, правда, Рон сказал, — тут она сморщила носик. — Что у меня все равно ничего не получилось, и это совсем не то, что должно было быть. Ну вот, я их в руках вертела-вертела, а потом решила слить их воедино. А потом почему-то мне стукнуло сделать вот такое вот.

Она протянула руку и достала из ящика стола еще несколько. О, да тут мы все и не по одному экземпляру. Вот еще один я, только совсем другой.

— Ну да, это ты теперешний, — она заглянула мне в глаза. — Как думаешь, стало хуже?

— Странный вопрос. Конни, я ни о чем не жалею, — я встретил ее взгляд. Видимо, она не перестает переживать из-за того, о чем я и не думал переживать.

— Спасибо.

Я сравнивал две статуэтки Крайта. Да уж, вот таким он был, таким стал. В чем разница не могу сказать, но видно — сразу. А вот Хизалор. Я задумался. После объяснения Конни о существующей, как она сказала, «напряженности», нам удалось пообщаться спокойнее, узнать друг друга лучше. Ничего такого, к чему я могу предъявить претензии, по сути, нет.

— Завтра тяжелый день, — голос Конни вывел меня из задумчивости. — Ты что-то хотел?

— Да, ты не ответила на один вопрос, но, пожалуй, это уже и не важно.

— Курц?

— Можно я возьму? — я указал на фигурку.

— Да хоть все, — и высыпав передо мной целую кучу их, она снова углубилась в свои думы, а между ее пальцев начала набухать новая статуэтка.

Спустился вниз.

 

Конни

Меня мучили странные мысли, всех меня. Большую часть я просто не успевала додумывать до конца, на их место накатывали другие, сметая предыдущие. На душе скребли кошки. Надо бы собраться, завтра куча дел, никаких осечек быть не должно. Так почему же я не могу ни на чем сосредоточиться? В руках одна за другой появлялись фигурки, я скидывала их в ящик стола. Если первой я еще удивилась, вторую тоже рассмотрела, остальные кидала так, не глядя.

Курц приходил. Зачем — не сказал. Или сказал?

 

Курц

— Ты видел, да? — Шер смотрел на меня, пытаясь найти ответ на свой вопрос. Он сказал, что будет помогать Конни с бумагами, пока ей это требуется. — Мне ведь не мерещится? В последние дни в ее глазах проскальзывает все чаще это странное выражение, словно кто-то древний и мудрый мелькает. А сама Конни становится все задумчивее и печальнее.

— Да, Шер, я заметил. Вот только не знаю, что это сулит. И главное, чем могу помочь. Ты уже видел? — я кивнул на фигурки, что забрал из ее кабинета.

— Невероятно, — он отыскал в этой куче себя, пробормотал. — Не понимаю...

Я пригляделся. Да уж, такого Шера я даже представить себе не могу. Таким он, наверное, может стать лет через двадцать. Он осторожно поставил статуэтку на стол. Взял другую, хмыкнул. Да уж, Зархар в молодости еще меньше подходил под определение "он такой лапочка", которым наградила его когда-то Конни. А вот СакКарра-Ши. Фиолетовая фигурка, каким он показал нам себя у Сердца Мира. А вот он же, но совсем другой, весело смеется. А вот это… я взял фигурку женщины СакКарра-Ши… непередаваемо прекрасна. Какая же она в жизни? Незнакомый демон, чем-то похожий на Тиала, но не Тиал.

— Это мой отец, — демон протянул руку и взял статуэтку. — Видимо, именно так он выглядел, когда они встретились.

Мы продолжали рассматривать фигурки. Наши попадались чаще всего. Но были и другие: принцы Алекс и Клауд, Корвин, я не сразу узнал останца Освальда, Кравер, Храбрый, Ишиль с сестрой, Трейтер, Великий Вождь орков, какой-то гном, незнакомый мужчина ядовито синего цвета, Хор-Ор, Амариллис, человек с крыльями, Вальдер.

— Выглядит так, словно взяли рубин, изумруд и сапфир и перемешали их, — Мартин рассматривал фигурку маленькой девочки в коротком платьице. Интересно, кто это?

Как-то незаметно мы собрались все шестеро. Шер ушел. Вдруг рядом оказался Рон, окинул взглядом стол, где мы выстроили все статуэтки, подхватил женщину СакКарра-Ши, синего мужчину и неизвестную нам девочку и задумчиво произнес:

— Так вот как это будет…

— Рон, мы можем ей чем-то помочь? — не уверен, что я ожидал ответа от него.

— Она засыпает. Будьте рядом, удержите ее, — он окинул нас резким взглядом. — Вы ее якоря и ее защита.

И он исчез.

 

Конни

— А почему нет ни одного меня? — подчеркнуто обиженный голос врезался в мои скачущие мысли.

— В смысле? — я недоуменно посмотрела на Рр'оки, что примостился на краю моего стола.

— Я не нашел ни одной своей статуэтки!

— А, — я сообразила, о чем он. — Не знаю.

Посмотрела на то, что вертела сейчас в руках.

— Правда, не знаю, не обижайся. Я просто сама не знаю, что у меня получается. Не знаешь, что со мной происходит?

— Ты мечешься.

— Да? А поточнее?

— Не могу точнее, — он выхватил у меня из рук шарик и хмыкнул. — Я возьму себе это.

И смылся. Чего приходил?

— Может, он просто хотел тебя немного отвлечь, — и меня охватило такое родное тепло. — А может, ему стало любопытно, что ты такое творишь.

— А что я творю? — у меня в руках снова набухала цветная масса, меняющая свой цвет.

— Попробуй сделать что-то осмысленно, — он с интересом рассматривал мою поделку, что текла и плавилась под моими пальцами. И что бы мне сделать? Я пыталась изобразить Вожака, но не получалось. Может, кого-то другого? Все, кого я пробовала, не получались. А потом мысли снова скакнули в неведомые дали.

— Похоже, все дело как раз в этом, — Рон хмыкнул. — Ты не думаешь о том, что делают твои руки.

Он аккуратно разжал мои пальцы и взял очередную фигурку: пушистый белый антропоморфный зайчик с глазами Рона. Ой!

— Пожалуй, я это спрячу и не буду никому показывать, — он подхватил меня на руки. — Ты постарайся не уснуть еще на год, ладно?

— А что, такая вероятность есть?

— Есть.

— И чем это грозит миру?

— Миру — ничем особым. Но ведь ты взяла на себя много обязательств перед смертными. Тебе потом будет неудобно перед ними.

— Это ты меня стимулируешь?

— Конечно, — он серьезно кивнул. — А еще ты слишком углубилась в себя. Знаю, что тебе это необходимо, но может, ты не будешь так торопиться? Времени, чтобы освоиться со своими способностями, у тебя еще очень много.

— Рон, что будет, если вытащив оставшихся четверых богов, я не отпущу их на перерождение. Что, если они останутся самими собою?

— Это нарушит такой чудесный план, — он задумчиво прищурился. — А еще сильно усложнит все. К тому же часть их сил все равно останется у тебя. Хотя, может получиться интересный расклад. Очень интересный, — что-то не нравится мне его улыбочка. Явно ничего хорошего богам она не сулит.

 

Аиррита сонно слушала, как засыпали Корри и Демона, как Рон укладывал спать Конни, как он странно вздохнул, вынув очередную статуэтку из ее рук. Жаль, что Аиррита лишена способности видеть и чувствовать Конни так, как она чувствует их троих. Хотя, вот сейчас, Аиррита была уверена, что последней поделкой была женская фигурка с очень длинными волосами.

 

  • Развивающий способности - Штрамм Дора / Необычная профессия - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Жди меня, и я вернусь! / Путевые заметки - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • БОГ В ПОМОЩЬ ! / Артур Ландж
  • Дон Жуан. Способ соблазнения 5747 / Баллады, сонеты, сказки, белые стихи / Оскарова Надежда
  • Одна легенда / Ткачев Андрей
  • Ночи мало / Жемчужница / Легкое дыхание
  • А запятых больше нет. Тори Тамари / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • Dress code / Необычные профессии / Армант, Илинар
  • Унывающему автору / Из архивов / StranniK9000
  • Возвращайся / Посторонний / Легкое дыхание
  • Ох, сыграй мне гармонист (Вербовая Ольга) / А музыка звучит... / Джилджерэл

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль