Начало

0.00
 
Глава 17

Глава 17.

 

 

Конни

Прыгать между населенным миром и инферно было не совсем просто. Такую кучу народу, точнее демонов (в принципе, без разницы как назвать), протаскивать за собой не так-то легко. И у меня было такое ощущение, словно кто-то пытается поймать меня. А последний скачок пошел наперекосяк абсолютно. Кто-то все же словно схватил меня и потащил за собой. Что за? Курц? Почему же я сразу не поняла? Как хорошо вернуться. Ой, а что это с ним, со всеми ними? Народ словно месяц не спал.

— Попрощайся с Прислужниками. У нас есть срочное дело.

Курц, Зархар и Мартин исчезли. Вот только странное выражение лица Рона меня напрягло, да и у остальных тоже это же выражение присутствовало. Из его руки выпал искореженный браслет-возвращатель.

— Рон, что случилось? Я что-то натворила в прошлом? Рон, да ответь же, ты пугаешь меня. Вы все пугаете.

— Конни, — он притянул меня к себе. — Не волнуйся, ты ничего не натворила. Зачем ты сняла возвращатель?

— Я его не снимала. Его просто не было со мной. Я даже не знала, что он может сам сниматься. Знаешь, как я испугалась, когда поняла, что его нет со мной? А ведь я совсем-совсем не хотела никуда перемещаться. Я хотела, очень-очень хотела вернуться, но не получилось.

— Ну что ж, значит, действительно так надо.

— Рон, ты о чем?

— Конни, верь мне. Верь нам, — он прижал меня спиной к своей груди. — Верь мне. Так надо.

— Рон, отпусти! Слышишь, отпусти. Рон! Что ты делаешь?

— Конни, — он только прижал еще сильнее. — Опусти ментальный щит, пожалуйста.

— Что? Нет!

— Пожалуйста, верь мне. Опусти щит. Так надо.

Я пыталась вырваться. Дохлый номер. Пыталась переместиться в Облака. Тот же результат. Почему-то сейчас не получалось.

— Рон, отпусти! Ты пугаешь меня! Отпусти! — даже волосы пытались оттолкнуть его руки.

— Конни, — его голос был необычайно нежен. — Пожалуйста, опусти щит. Верь мне. Верь нам.

Я чувствовала, как он обхватил мой щит, легко надавил. Да, ему его разрушить — один миг, но пока он этого не делал. Остальные, все 38 демонов, обступили нас. Что происходит? Мне было страшно. Первый раз они меня действительно пугали. Не так, как тогда, когда я их не знала. По-настоящему пугали.

— Нет, пожалуйста, отпусти. Что происходит? Пусти!

— Верь мне. Опусти щит. Так надо. Пожалуйста. Верь мне, — он повторял снова и снова. Я почувствовала его боль. Что? Там, где мои волосы обхватили и пытались оттолкнуть его руки, прорвалась кожа, выступила кровь. Ему было больно, но он все повторял и повторял свои слова. Неужели я могу причинить вред Стражу Мира? И я сдалась.

Щит спал. Волосы рассыпались по земле. Рейма подошла вплотную и взяла мою правую руку.

— Спасибо. Верь мне. Просто верь. И прости, но так надо. Ты должна оставаться в сознании, — его голос звучал в голове. Потом пришла боль. Снова боль за такое короткое время. Они что-то делали с моей правой рукой. Это продолжалось долго. Наверное, только усилиями Стража я оставалась в сознании. Потом они закончили делать то, что делали. Потом Рон переместился со мной куда-то…

— Прости. Так действительно было надо.

— Меня наказали за провал в прошлое?

— Нет, что ты. Поверь, если бы можно было по-другому это сделать, мы бы обязательно нашли другой способ. Но это был единственный путь.

Та жуткая боль ушла. Осталось только опустошение и горящая огнем рука. Но по сравнению, это было вполне терпимо. Кругом было поле до самого звездного горизонта. И только одно громадное дерево посередине него. Рон сидел, опершись на него спиной, и баюкал меня.

— Тогда что вы делали?

— Когда ты исчезла из своего кукольного домика, мы сразу почувствовали угрозу миру. Твой возвращатель остался лежать на кровати. Твои Прислужники послужили компасом и проводниками. Мы сумели найти тебя сквозь время, но вернуть тебя назад в тот момент было невозможно. Ты должна знать, что мир был на волосок от уничтожения. И только спустя почти две недели мы сумели выдернуть тебя обратно. Мы срастили твою руку и улучшенный возвращатель. Теперь его можно будет снять, только когда ты вырастешь. И он не потеряется.

— Это когда шла та волна поиска, да?

— Да.

— Прости, я сделала тебе больно.

— Та боль была ничтожна.

— Но я же почувствовала ее. Я ведь могу чувствовать боль других.

— Это была другая боль. Мне было больно оттого, что я должен был причинить боль тебе.

— А, тогда ладно. Пусть болит, — он хмыкнул.

— Ты простишь нас всех? Ты простишь меня?

— Рон, ты ведь защищает безопасность всего мира. Ты и все остальные делали то, что было нужно. А я всего лишь инструмент.

— Конни, не говори так. Ты нам очень дорога. И все твое участие в восстановлении Равновесия не имеет к этому никакого отношения.

— Угу. Только объясняйте сначала, что вы делаете и зачем. Пожалуйста. Разве это так сложно?

Я рассматривала правую руку. Она уже почти остыла. От запястья до локтя внутри кожи переливался золотым украшением рисунок. И я чувствовала, что и все мышцы и кости также прошиты этими нитями амулета.

— А если такое опять случится? И амулет не пройдет вслед за мной? Мне оторвет руку? Я останусь калекой?

— Такого не должно произойти, — Рон вздохнул. — Но я не уверен. Когда дело касается тебя, я уже ни в чем не уверен. Не волнуйся, если вдруг невозможное произойдет, рука вырастет снова. И очень быстро.

— То есть, чтобы снять браслет в будущем, когда я вырасту, мне придется отрезать себе руку?

— Да. Но раньше не делай этого. Нам придется снова создавать амулет в руке.

Я засмеялась. Надо же, я все еще умею смеяться.

— Иногда тебе стоит соврать. Или вот здесь ты мог бы и отвертеться своей любимой фразой: «Потом ты все поймешь».

— Она тебе не нравится. И лгать тебе я не буду никогда.

— Но это не мешает тебе ее постоянно использовать.

Мы еще некоторое время сидели молча.

— Рон, а что с Курцем, Зархаром и Мартином? Им ничего не грозит? Они ведь были так сильно истощены. Куда вы их дели?

— Они в безопасности, — я хмыкнула. — Не на острове. Мы отправили их в останские горы. И установили защитный контур на большом расстоянии от места их выброса. Так что их отдыху ничего не угрожает. Даже погода в ближайшие дни в том районе будет отличная.

— Тогда ладно. Я тоже немного посплю и потом пообщаюсь с ними.

 

Он уложил меня в мою кроватку и сам растянулся на полу.

Странно. После всего произошедшего со мной в последнее время меньше всего я ожидала увидеть такой сон. Яркий, насыщенный красками, практически материальный и очень чувственный. Мне снился такой мачо. Он страстно смотрел на меня, обнимал, целовал. Ммм. Как сладко. Я была прежней в прежнем мире (вон телевизор мерцает на стене, и из динамиков льется моя любимая романтичная песня), словно не было последнего года. Мы с незнакомцем медленно танцевали, раздевая друг друга. То, что я его не знаю, мне не смущало, это ведь сон, тут все можно. Мы переместились на кровать. Как хорошо. И вот вперед самым интересным моментом меня словно ушатом холодной воды облили. Он назвал меня "Конни". Я оттолкнула его, успев заметить его глаза, и проснулась.

Я лежала с закрытыми глазами в ставшей родной постели и медленно проводила руками по телу. Я улыбалась. Детское у меня сейчас тело или не детское, но возбуждение и неудовлетворенность никуда не делись. И почему я так отреагировала на ныне мое имя? Что стоило досмотреть сон до конца? Мрр.

— Конни, — рядом раздался голос Рона. — Проснись. Тебе еще рано видеть такие сны.

— Что? — я распахнула глаза. — Ты пасся в моем сне?!

— Нет, но его видно по твоей ауре, — он провел рукой по моей щеке. — Мы все успеем потом.

— Что? Причем тут ты? Кто сказал, что героем моего сна был ты? — я соскочила с кровати и яростно уставилась на него. — Я хоть когда-нибудь, хоть словом, хоть полсловом, обмолвилась, что принимаю твое предложение? Ууу!

Я развернулась и побежала в ванную. Захлопывая дверь, уловила бушующий ураган, что проявил себя на пару мгновений:

— Кто? Конни, кто это был? — он что, ревнует? Ммм, а это даже приятно в чем-то. Рон быстро взял себя в руки. По крайней мере, все отголоски испарились из его ауры.

Вот только я тоже была в ярости. Я уже говорила, что когда я в таком состоянии, я соображаю лучше? Я вспомнила последний миг сна. Хорошо, что я его не досмотрела. Глаза незнакомца были полны хаоса. Жаль, что я не знаю, кто это. А то бы наведалась с благодарностью. Я ведь умею быть очень благодарной, да? Акури подтвердит.

Напустила прохладной воды. Подумала и запрыгнула в ванну не раздеваясь. Мало ли. Может, натравить на него Рона? Кажется, это труда не составит, надо только показать ему сон, и все. Нет. Я сама. Не фиг ко мне являться всяким там. Это мое лично дело.

Вроде никуда не собираюсь перемещаться, да? Значит, можно и нормальную водичку напустить. Да и после своих странствий по прошлому я еще не привела себя в порядок, до сна как-то не в состоянии была.

Когда я через час выплыла из ванной, меня встретил спокойный взгляд Рона. Если бы я его не знала, я бы поверила в это.

— Это был Курц? — ага, ну я же говорила.

— Нет.

— Мартин?

— Нет.

— Зархар?

— Нет.

— Освальд?

— Эээ, кого ты вспомнил, — я даже не сразу сообразила, о ком он. — Ты будешь всех мужчин мира перебирать по очереди?

— Конни, я должен знать.

— Я хочу есть. Ты и сам это знаешь. А сон я тебе не покажу. Это мое личное дело.

— Конни!

— Рон, меня бесит то, что по сути выбора у меня нет. Я прекрасно помню, что с любым не СакКарра-Ши у меня нет будущего. Полукровки не выживают, да? А среди СакКарра-Ши… ты уже успел предъявить свои права на меня, не так ли? И никто их не оспорит. Нет, я все понимаю, у тебя тоже выбор невелик, даже чисто с генетической точки зрения, они все твои дети в той или иной степени, а близкородственные браки и так далее… Да и ты мне нравишься, даже больше чем нравишься, я люблю тебя, но не уверена, что конкретно как мужчину, у тебя самая фантастическая спина, какую я только могу вообразить, от твоих прикосновений я теку и плавлюсь, и вообще… Но отсутствие выбора меня бесит. И мои сны — это только мои сны. Моя территория, хоть сюда-то не лезь. И все. Так что считай, что тему мы подняли первый и последний раз! — а хорошие у меня легкие, эту скороговорку я выдохнула буквально не переводя дыхание.

Он посопел, посопел и намагичил еду, как всегда на целую роту. Вернее, откуда-то переместил. Вообще-то сами СакКарра-Ши вполне спокойно питаются тем, что создадут магией. Оно от, так сказать, натурального не отличается абсолютно. Вот только я чувствую разницу. И мне это не нравится. Вот они и перемещают еду из населенного мира. С тех же алтарей, все равно все подношения богам пропадают. А мои любимые плюшки, я теперь знаю, пекут люди с крыльями. И когда попадаются плюшки с такой вот интересной ягодкой в твороге, это значит, что их пекли на дворцовой кухне, мне только Рон такие таскает. По-моему, он договорился, чтобы их мне специально пекли.

— И не думай, что у тебя получится подкупить меня плюшками.

— Я и не надеюсь.

Потом я собрала нетронутую еду в огромную корзину (Рон намагичил, когда я притащила простынку и заявила, что если он мне не поможет, я буду позориться вот с ней). Переместилась в Облака, собрала всех желающих прогуляться. Зи-и попросила захватить и ее (она в каком-то городе была, я не разобрала в каком). Перетащила ее в Облака. Настроившись на Курца, переместилась в останские горы.

 

Курц

Проснулся я от дразнящего аппетитного запаха. Жуткая усталость ничуть не уменьшилась. Опасности не чувствуется. Знакомые шажки около меня, Зи-и. Приоткрыл глаза. Просыпающиеся Зархар и Мартин (похоже, мы не выставили охранение, стыд и срам). Неподалеку на костре жарится мясо, рядом свалено несколько тушек разных животных, часть уже разделана. Вожак и еще трое псов. Громадные кошки, кажется штук пять. Зи-и и еще несколько мышек Мирреи. Парочка воронов Старрибы. Несколько змей Борреля. Только Оседлавших акул не вижу. Может, неподалеку в речке найдутся.

Рядом присела Конни, протянула фляжку и пирожок:

— С добрым утром! Замори червячка, — посмотрела на Мартина и Наставника. — И вам доброго утра! Держите пирожки. Опасности в округе никакой нет, мои демоны тут защитный периметр установили, еще только когда вас сюда препроводили. В кои-то веки проявили заботу. Ну, вот я и решила устроить пикник. Спасибо вам всем, если бы не вы, даже не знаю, чтобы могло произойти. Сейчас мясо будет готово, правда, я не знаю, может, вам жаренное оно уже надоело? У меня еще есть пирожки, плюшек вам, правда, уже не достанется, я их не заметила, как сама ухомякала, еще есть овощи, я там салатик настрогала, фрукты, орехи, каша, ну и еще кое-что по мелочи. Так что просыпайтесь, умывайтесь и добро пожаловать к столу.

Завершив свою скороговорку, она отошла к костру, перевернула мясо, шикнула на расшалившихся животных, отдернула волосы, что в огонь лезли. Она казалась такой же жизнерадостной, как и обычно. Вот только в глазах ее я уловил отблеск грусти.

Оседлавших акул в речке не оказалось. Вернувшись на поляну, рассматривал невероятную картину, как маленькая мышка гоняла по кругу громадного пса, а кошка ее подбадривала, сверху с ветки наблюдал ворон, чтобы участники не жульничали, а змей вел подсчет, кто же выигрывает. Остальные животные расположились зрителями вокруг. Мда, и кому я могу рассказать о таком?

— Курц, иди сюда, — Конни помахала мне рукой, указывая на большое, расстеленное на земле одеяло, на котором уже красовалась вся названная ею еда.

Вместе со мной подошли и Мартин с Зархаром.

— Налетайте, мальчики.

— Конни, а что это было за срочное дело, о котором говорил Рон? — спросил брат.

— А, мне новый амулет-возвращатель делали, — она скривилась и продемонстрировала правую руку. — Вот он, теперь не должен спасть, как первый. Он, так сказать, встроенный. Лучше расскажите, как вы сами-то. Все-таки почти две недели без сна многовато.

— О нас не волнуйся, мы привыкли к повышенным нагрузкам, — сказал Наставник. — Лучше сама расскажи, что с тобой происходило.

— Да там особо рассказывать нечего. Я спала. Потом оказалась опять в Мированете, снова на празднике юбилея в честь образования империи. За 26 лет до времени разрушений. Я спряталась на крыше, а потом ночью убежала в лес, — она смотрела куда-то в сторону, голос был глухим и невыразительным. — Там я встретила следопытов, они на демонов охотились как раз. В общем, мы сначала друг друга не поняли, но потом все было в порядке. Представляете, тогда было очень много раненных, причем раны не заживали. Я, когда уходила, амулет сделала специальный, чтобы раны чистил, — тут она хлопнула себя по лбу. — Ой, я рассеянная! Курц, я же тебя с днем рождения не поздравила, подожди, я сейчас.

Конни вскочила, подбежала к стоявшей неподалеку корзине и начала в ней рыться.

— Я его ведь брала с собой. Вот, есть. Курц, поздравляю тебя с прошедшим днем рождения! Это тебе, — она протянула мне какой-то камешек. — Это амулет, тут пять исцелений. Должен работать при прямом контакте с раненым.

— Спасибо, — я даже не знал, что ей сказать.

— Я бы хотела, чтобы тебе он никогда не пригодился, но жизнь такая штука, правда? Я еще я встретила трантриков, они там по округе шарились. Это такие демоны, которые на разумных не охотятся. Они прямо как мои животные. А еще я встретила высшего демона, он туда случайно попал. Я их в инферно отвела, правда, пришлось несколько раз скакать, чтобы попасть хотя бы примерно куда надо. Вот. А из событий ничего не происходило. Я так в лесу практически все время и провела. А потом, когда из инферно возвращалась, ты меня за руку поймал. Все.

— Конни, — Зархар говорил медленно, словно подбирать слова ему было сложно. — А ты как амулет назвала?

— Да никак, я даже не уверена, что он нормально без меня работал.

— Он содержит четыре очищающих заклинания, да? И подзаряжается на алтаре Коварраля?

— Зархар, — я, кажется, понял, о чем он. — Ты имеешь в виду Призрачный шанс?

— Ааа, да! Именно. Так он работал, да? Нормально работал? Здорово, — демонесса обрадовано выдохнула. — А почему его так назвали? Оооо, — и она захихикала. — Действительно, я же сама сказала, что шанс, что он будет нормально работать, весьма призрачный. А что вы о нем знаете?

— Что этот амулет, — Наставник продолжал говорить, а я просто не знал, что и думать, умеет она удивлять. — Спас жизни очень многим людям. Сейчас он хранится в Травиите, куда приходят все нуждающиеся в исцелении от такого рода ран. Правда, его создание приписывают самому Коварралю, хотя его жрецы это и отрицают.

— Вот так и утверждают, что его создал сам Коварраль?

— Версия звучит так, что это дар божественной силы исце… — он неожиданно замолчал. Мы переглянулись и дружно рассмеялись. Да уж, не зная Конни и о ее прогулке в конкретный год, найти следы ее присутствия в прошлом не представляется возможным. Как все просто-то.

— Ага, только это тайна. Тсс, — она прошептала и прижала палец к губам. — Да, вас потом подкинуть куда-нибудь ближе к цивилизации? В смысле, к городу?

— Да, это было бы неплохо, — Мартин вздохнул. — Конни, я так и не сумел выполнить твое задание.

— Да ладно тебе, расшифровать другой язык вручную, да еще в такие сжатые сроки — практически невыполнимая задача. К тому же ты не пользовался помощью никого, да? Вот. Я даже не знаю, стоит ли продолжать. Нет, то, что там что-то важное, о чем мне не говорят, это понятно. А вот суметь восстановить знание этого языка — вообще непосильная задача. Так что, Мартин, не расстраивайся. Это мне стоило сначала подумать, прежде чем просить о таком. Ну что, все поели? Тогда по коням.

Мы быстро свернули стоянку. Около нас остановились псы, которые позволили на них сесть, Конни вскочила на Вожака, сказав одной из кошек, что обязательно покатается на ней в другой раз, и мы помчались. Умопомрачительная скорость, и, кажется, мы прошли на мгновение через Облака, по крайней мере, выскочили мы прямо на какой-то площади.

— Ой, кажется, я промахнулась, — Конни растерянно похлопала глазками. — Мы должны были оказаться за городской чертой Саргоры, а не внутри. И что теперь делать? — она смущенно смотрела на нас. В принципе, на нас смотрели все, кто был на площади. О да, представляю, как выглядит со стороны внезапное появление всей компании, что была на «пикнике».

— Может, вас доставить еще куда-нибудь?

— Нет, спасибо, нам все равно надо было как раз в Саргору, так что не надо.

— Угу, вдруг опять промажу, да? — она неуверенно улыбнулась, подумала, после чего улыбнулась широко и помахала рукой всем на площади. — Привет, народ! Не надо напрягаться, я ненадолго.

— Пока, Курц! Пока, Зархар! Пока, Мартин! Мне уже пора возвращаться. Но если что, вы знаете, как меня позвать. Пока!

И она исчезла со всеми своими животными, только Зи-и осталась. Мы переглянулись и молча развернулись к сторону ближайшего телепортиста. Лучше всего будет отдохнуть у Зархара. Подальше отсюда.

 

Конни

Несмотря на выходки моих животных, старательно пытающихся рассмешить меня, настроение было ниже плинтуса, надеюсь, я никому больше его не испортила. Еще и мимо цели промазала. Смывшись из Саргоры, в Облаках оставалась недолго. Что-то тянуло меня в населенные земли, тянуло так, как раньше из Сарроэнра в Облака. Выбрала как можно менее многолюдное место где-то в горных районах, здесь уже не территория Саргота, а гномьи горы.

На этот раз меня несла Кира. Вообще-то кататься на кошке гораздо менее удобно, чем на Вожаке. Но, чтобы народ не обижался, приходится оказывать внимание всем по очереди.

Я забралась довольно-таки высоко. Растительности мало, а каменистый пейзаж мои глаза радует не особенно. Но все же что-то меня сюда тянет. Мы медленно шли, куда глаза глядят. Без всякой цели. Демоны постоянно проверяли мое местопребывание, я это чувствовала. Встроенный возвращатель немного холодил руку.

— Конни, что с тобой происходит? — Рон оказался рядом.

— Не знаю, мне просто грустно. И что-то тянет меня в населенные земли. Ты не знаешь, что это на этот раз?

— Ты готовишься прибыть в следующий храм, — он пожал плечами. — Видимо, это проявляется сейчас именно так.

— Рон, а есть ли смысл в очередности храмов? И вообще, их осталось только два, да? Или будет новый круг?

— Новый круг будет, и не один. Пока мне сложно сказать, сколько точно. От шести циклов до сотни.

— Сколько? А почему так много? И такой разброс?

— Разброс оттого, что такого мы никогда не предусматривали даже саму такую возможность подобных событий, а твоя собственная непредсказуемая сила, та, что не относится ни к силам СакКарра-Ши, ни к силам богов, делает саму возможность расчетов весьма ничтожной. По моим данным привязка будет продолжаться вплоть до твоего совершеннолетия и сбора всех сил богов. А вот периодичность может меняться. Отсюда и разброс.

Он стянул меня со спины Киры и устроился среди камней, что чем-то напоминали его любимые каменные кресла.

— А очередность? Ну и чего ты молчишь? Там что, все же есть смысл, да?

— А как бы ты могла объяснить?

— Рон, да как угодно, я с ходу могу хоть с десяток объяснений придумать, но это же не значит, что хоть одно из них будет верным.

— Ну а самый-самый на твой взгляд правдоподобный вариант?

— Да пожалуйста. Первым был храм Старрибы, богини смерти и посмертия. Жизнь зарождается на основе хаоса, смерти, разрушения того, что существовало прежде. Так и я появилась на месте практически погибших богов. И в храме творились чудеса исцеления. Так только готовилась зародиться новая жизнь, к тому же я тогда спала мертвым сном. Потом был храм Мирреи, богини семьи и, главное, любви. Жизнь зарождается не просто так, а именно в любви. Потом был храм Коварраля, бога жизни. Без вопросов. Жизнь зародилась. Там как раз была свадьба со свежебеременной невестой. Потом храм Вурруна. Например, на моей родине считается, что вся жизнь зародилась в океане. И только потом вышла на сушу. Ну, я тебе теорию эволюции рассказывала. Если следующим будет храм Ниррама, тогда получится, что жизнь в войне за существование постигала истину (это когда меня занесет в храм Борреля). Если следующим будет храм Борреля, тогда получится, что постигнув истину или смысл жизни, или просто накопив знания, народ придет к войне и постепенному уничтожению существующего в очередном витке истории. И снова приходим к храму Старрибы.

— Отлично, — он хмыкнул. — Не надо будет придумывать ничего нового, прекрасное объяснение.

— А на самом деле? И для кого придумывать? Для населенного мира?

— Да, они и сами могут придти к такому объяснению. А на самом деле все гораздо сложнее.

— Ну а все же.

— Ты довольно близко угадала. Потому такое объяснение очень понравится смертным.

— Ага, на основе завершившегося витка истории, на место ушедших богов, пришла по любви и согласию рожденная из морской воды (ну а откуда же я еще появилась, да?) новая богиня дабы… тут продолжим исходя из того, каким будет следующий храм, да?

— Да, — он улыбался.

— Рон, а насколько близко я угадала? Только не говори, что я все сама пойму со временем.

— Тогда я промолчу.

— И в кого ты такой вредный?

 

Рон ушел. А я сидела и думала, что прекрасно понимаю того графа из фильма «Гусарская баллада»:

— Прощайте, милый граф.

— И все-таки, я прав или не прав?

Слова о том, что я довольно таки близко угадала, можно применить и к объяснению, как работает двигатель внутреннего сгорания:

— А можно я своими словами?

— Можно.

— Двигатель работает так: дрррр!

Близко же, да?

Посидев еще немного, решила смотаться в инферно, найти трантриков. Закинула Киру в Облака и переместилась… кажется, я попала на ту равнину, по которой Рон устраивал прогулку.

— И что ты тут забыла? — Рон материализовался рядом.

— Я обещала найти потомков тех трантриков, что мне помогли.

— Конни, — он страдальчески закатил глаза. — Тебе мало животных из Облаков?

— Они милые, а я обещала. И потом, разве мне хоть что-то угрожает здесь? Разве мы не ходячие машины уничтожения всех прочих демонов этого мира? И кстати, почему же тогда не остановили своевременно того демона?

— Конни, а с чего ты взяла, что мы — эти самые машины уничтожения?

— Но ведь можно же послать убойную волну от Солнечного пламени по ауре, да? Что ты так смотришь? Хочешь сказать, что нет?

— Конни, — он подхватил меня на руки. — Я такого не могу. И никто из наших не может. Только прямой контакт с Солнечным пламенем. С чего ты взяла, что ты можешь?

— Мне так Солнышко подсказал, — я растерялась. — То есть как не можешь? А я почему…? Ничего не понимаю.

В его глазах некоторое удивление сменилось весельем, блин, ну его с его нестандартной реакцией на простейшую эмоцию.

— Ладно, я подумаю об этом потом, а сейчас отпусти, мне надо найти моих вегетарианцев.

Он опустил меня на землю:

— И как ты будешь их искать?

— Еще не знаю, — и я пошла вперед, выискивая их следы. — Рон, а почему ты не познакомил меня ни с кем из высших демонов?

— Пока еще рано. Ты еще слишком по-человечески воспринимаешь окружающее.

— И что?

— Ты будешь недовольна общением с кем-то из них. А недовольство СакКарра-Ши, любого из нас, как ты уже знаешь, для них весьма смертельно.

— Как так? Ведь если через ауру не получиться, то как?

— Не торопись. Что тебе стоит хоть немного подождать, хоть пару лет?

— Многого, нет у меня терпения, уже совсем нет. Да и Варлаиш мне не показался таким уж отталкивающим. Очень даже милый демон.

— Это он тебе снился?

— Ты опять? Не он. А ты не знаешь, что с ним случилось дальше? Рон?

— Он вырос, набрался сил и лет через 30 после времен разрушений стал Хозяином Ураранта.

— Да? Кстати, а что это?

— Это, так сказать, замок, центр переплетения сил инферно. Тот, кто им владеет, считается местным правителем.

— Круто. А поконкретнее?

— Я включу для тебя в курс истории и инфернальные уровни.

— Вот спасибо. А сейчас, кратенько?

— Ты только что пропустила след.

— Где? А, вижу. Спасибо.

Ну и ладно. Потом так потом. Вот какая я покладистая, да? Найденные в итоге трантрики чем-то неуловимым отличались от тех. Чем-то совсем ничтожным. Но это делало их совсем чуждыми. В общем, я вернулась домой ни с чем.

 

Сегодня была очередь Рандока. Его виноватые глазки просто не могли не пролить бальзам мне на душу. Чтобы успокоить народ, я пустила по ауре поток успокоения и радости возврата домой, и максимально расширила площадь покрытия окружающего. Сразу после этого ко мне вернулись отголоски всех их аур. В общем, у нас снова был мир.

Историю я все же умудрилась настоять изучать этапами. Но к вечеру меня снова потянуло в населенные земли. На этот раз в лес. Определить по зеркалу, куда конкретно, мне не удалось, да я особо и не заморачивалась. Главное, что живых со всевозможными железками вроде не видно, а моя свита меня в обиду не даст.

Я шла по ночному лесу. Чем-то он отличался от уже видимых мною. Я все пыталась определить, чем же, когда Вожак предупредил о приближении разумного. Я замерла посреди крохотной полянки. Псы и кошки растворились в окружающих тенях, они это классно умеют, даже мне их не видно. Они и меня пытаются этому научить, пока без особого результата.

Я рассматривала осторожно приближающегося эльфа. Это что, Лес Эльфов? Интересно, здесь меня еще не было. Наложив стрелу на тетиву (или как это правильнее назвать?), он буквально проплывал сквозь лес. Если бы Вожак не предупредил, могла бы его и не заметить. Вот он заметил мою косу, что как раз в его направлении лежала. Вот она медленно поползла ко мне, свиваясь кольцами вокруг. Эльф замер на границе кустов. Неужели он заметил меня только сейчас?

— Настоятельно рекомендую тебе положить оружие на землю и не делать ни одного угрожающего жеста, — рядом со мной по бокам замерли Вожак и Кира, а за ним проявились остальные. Напряженное внимание Рандока уже давно окутало все окружающее пространство, да и вокруг себя я видела тонкую пленку его щита.

Незнакомец замер, похоже, даже дышать перестал. Поводил глазами из стороны в сторону и медленно опустил лук со стрелой на землю. Потом также медленно выпрямился.

— А ты кто? — в ответ услышала его имя. Наверное, это его имя, да? Если Амариллис как-то не распространялся о полном своем имени, у моих демонов зубодробильные выверты я проигнорировала начисто, то тут в этом свистящем переливе я просто не уловила, как же это можно было бы подсократить.

— А если покороче, чтоб язык не надо было ломать?

— Уважаемая Конни может называть меня, — он запнулся. — Эрианером.

— А ты что, меня знаешь? — кивнул. — А откуда?

— Вас все знают, хотя сейчас Вы выглядите несколько не так, как в храмах.

— Угу, — а да, я же в демоническом облике. — Давай на ты. И это тоже мой естественный облик. Даже, вернее, это мой более естественный облик. А что это за место? А то я переместилась, а куда конкретно — не уточнила.

Оказалось, что я гуляю по пограничному участку Леса с вольными баронствами. А это как раз инспектор-пограничник, совершающий обход, дабы простые пограничники не спали на своих местах. Он было обрадовался, что так прищучит этих разгильдяев, а тут такой облом. Действительно, на меня их охранные системы не рассчитаны.

— А не подскажешь, может, тут в округе есть что красивое или интересное?

Он честно задумался. Потом посоветовал пройтись вон в том направлении, там есть чудесная поляна с какими-то интересными цветочками. Или вон в том, но там далековато будет, выход к какому-то супердереву. А вон в том всего-то в семи часах пути будет ближайший населенный пункт. Я направилась на полянку с цветочками. Кира резво неслась в указанном направлении, мне только и оставалось, что вовремя пригибаться.

А полянка действительно ничего так, стоит посмотреть. Я сидела и рассматривала ночные цветы. Всю местную живность мой народ распугал своим приближением, которое они и не подумали скрывать. Зачем?

— Домой не тянет?

— Неа, я ведь тебе уже говорила, что меня что-то тянет как раз в населенные земли. Вот сейчас в лес. Рон, а какой была Риордана?

— Наверное, тебе стоит показать мне свое путешествие в прошлое полностью, — он сел рядом.

— А разве…

— Нет, я не копался и не пасся. Хотя вот сейчас думаю, что стоило бы.

— А почему еще не сделал?

— Во-первых, это неправильно. А во-вторых, ты ведь мне сама покажешь, да?

— А если нет?

— Почему нет?

— Рон, — я вздохнула. — Ты не отвечаешь на мои вопросы, так почему я должна отвечать на твои? Ладно, проехали.

— Если бы все было так просто, — он кинул мне картинку: потрясающе красивая даже на фоне всех прочих СакКарра-Ши демонесса. — Она была сильнейшей из нас. Вы бы понравились друг другу. Вы с ней чем-то даже похожи, может, своей жизнерадостностью. Если бы не ее сила воли и любовь к жизни, к этому миру, не знаю, возможно, мы так и не сумели бы вернуть могущество. Она погибла 17 тысячелетий назад.

Он осторожно прикоснулся к цветку, провел когтем по лепесткам. Видимо, он видит нечто мне недоступное. Я прикоснулась к его плечу и вдруг…

 

Меня выдернуло куда-то. Я стояла в темноте. Радар не отвечал. Чувство направления тоже словно испарилось. Странно. Я что, в человеческом облике? А где мои волосы? Я провела рукой по голове. Короткая прическа. Солнышка нет. Я что, прежняя? Вот появился приближающийся свет. Вместе с ним приближался и кто-то. Что? Тот самый мачо из сна. Я прищурилась, без очков видно очень плохо.

— Здравствуй, Конни.

— И тебе того же так же в то же место и то же количество раз.

— Думаю, — он ухмыльнулся. — Мы можем быть полезны друг другу.

— Чем?

— Хочешь вернуться обратно? В свой мир? В тот же самый момент, как ты его покинула?

— Но ведь это невозможно, — такого я не ожидала.

— Возможно. Я могу вернуть тебя туда.

— И в чем выгода для тебя?

— Выгода огромна. Взамен я получу свободу.

— То есть?

— А ведь и правда, кто бы тебе сказал, да?

Сзади меня появился Рон. Он стоял, смотрел и молчал.

— Он ведь не сказал тебе, да? Самого главного, — я замерла. — А ты хочешь это узнать. Я знаю. И расскажу тебе. Ты должна это знать.

Его слова доносились словно сквозь вату. Демоны и боги не являются демиургами. Они привлекли к работе, сумели заинтересовать Демиурга. А потом, объединив силы, заперли его во вновь созданном мире, обрекая его тем самым на вечное заточение в одиночестве. И вот теперь Демиург получил возможность вырваться на свободу. Мне достаточно только принять его помощь.

— А что случиться с этим миром?

— Клетка разрушится. Какое тебе до этого дело? Ты будешь свободна.

— Рон, ты не хочешь мне ничего сказать? — я обернулась к Стражу. Он только молча покачал головой. Я закрыла глаза.

— Разве ты не понимаешь, что они все тебя только используют? Они должны заплатить за свое преступление!

— Значит, 50 тысячелетий назад демоны и боги совершили преступление, в результате которого был создан этот мир, да? — я подошла ближе и смотрела в глаза мачо, там был только хаос. — И ты все это время пытался разрушить свою камеру заключения, да?

— Да! Именно, мою тюрьму. Они должны ответить за все.

— Да, должны, — я подошла еще ближе.

Он выкрикивал что-то еще, очень убедительное, проникающее в самую мою душу. Я стояла к нему уже вплотную.

— И что же я должна сделать?

— Просто возьми меня за руку, это сломает прутья нашей клетки.

— Взять в руку… Да, я должна, — я улыбнулась, а потом пробила когтями его грудь. — Как меня зовут? Как мое имя? С чего ты взял, что я не знала об участии третьей стороны, об участии демиурга? Пусть 50 тысячелетий тому они и совершили преступление против тебя. 50 тысяч лет — невообразимый срок давности для любого преступления. И они уже дорого заплатили за существование этого мира. И платят до сих пор, и будут платить столько, сколько этот мир существует. А ты? Сколько людей всех рас погибло из-за тебя? Разве ты, жаждущий справедливости и воздаяния, не хочешь наложить наказание и на себя.

Я вырвала его сердце и оттолкнула его от себя. Очень четко я видела его лицо, его удивление, его боль, его глаза. Демонически четко. Волосы яростно хлестали по каменному полу. Я наклонилась к нему вплотную:

— Мое имя — Конни. И я — часть этого мира. И когда придет мое время, я заплачу и за это, — я подняла правую руку с еще бьющимся сердцем, сжала пальцы, во все стороны брызнули ошметки, остатки я отшвырнула от себя.

Волосы пронзили лежащее на полу тело, после чего то рассыпалось мелким прахом. Я сжала левой рукой грудь, что болела просто невыносимо.

— Рон, — я обернулась к нему. — Это правда то, о чем ты, вы все, молчали? Только об этом? Или было еще что-то?

Не знаю, собирался ли он мне ответить. В груди защемило с удесятеренной силой, и я проваливалась в темноту.

 

Курц

Храм Борреля в одном захолустном городке Нельги. Люди, собравшиеся в храме, стояли затаив дыхание, чувствуя напряжение, что исходило от девушки в центре.

Я стоял рядом с алтарем и смотрел на бессознательную Конни. По ее щекам текли слезы. Рон в облике Прислужника стоял рядом, смотря на нее, или, может, даже внутрь нее.

Вдруг Конни вздрогнула, вскрикнула, прижала руки к груди и сменила облик на демонический. Рон медленно склонил голову, словно подтверждая что-то.

— Теперь пора.

Я поднял демонессу с алтаря и отдал ее ему. Он посмотрел мне в глаза, словно собираясь что-то сказать, но в последний момент передумал. И они исчезли.

 

 

Глава 17. Продолжение

 

 

Конни

Я парила в темноте, в груди болело немилосердно. Рядом появился Страж, окутал меня своим теплом, прижал к себе. Боль постепенно ушла.

— Рон, а что за бред мне привиделся?

— Бред? Ты о чем?

— Ты же там тоже был. Я чувствовала, что ты был настоящим. Хотя, в тот момент там все казалось настоящим. Ты там был?

— Я все видел. А почему ты решила, что это был бред?

— Ну, если хочешь, видение. Не верю я, что еще один древнейший, как там его, демиург явился по мою душу. Такие топорные декорации, а его речи? Верх глупости! Бред сивой кобылы и то будет осмысленнее. Хочешь сказать, что это было на самом деле?

— Для тебя оно было реальным.

— И что? Если бы я приняла его идиотское предложение, что случилось бы?

— Наш мир утратил бы шанс на возвращение Равновесия.

— Умеешь же ты утешить. А вообще, демиург когда-либо существовал на самом деле?

— Не так уж и часто таковые встречаются во всей вселенной. Да, мы встретили одного за несколько веков до встречи с богами. Мы тогда, как ты бы выразилась, не сошлись во мнениях, и убили его. А его силу поглотили.

— Угу. А потом ее использовали при создании этого мира, да?

— Да. Возможно, что без таковой воплотить задуманное нам бы не удалось.

— А какой вклад внесли боги при творении?

— Равнозначный.

— А поподробнее?

— Всему свое время.

— И третьей стороны не было?

— Насколько мне известно — не было.

— А кто же тогда Разрушитель?

— Всему свое время.

— А что же тогда означает это мое видение? И что это вообще было?

— Ты побывала в храме Борреля. И твое видение означает все, что ты ему припишешь.

— Угу. Тогда оно означает, что вскоре вы все получите абсолютно невменяемую меня. Я просто схожу с ума. Вот и все. Ничего таинственного и сверхъестественного.

— Вообще-то, вот это совсем не верно.

— Ты противоречишь самому себе.

— Нет, просто это не объяснение, а неверный вывод.

— Да, я постоянно вижу не то, что есть на самом деле. Делаю неверные выводы. И тебя это почему-то устраивает. Ты просто мне подыгрываешь. Почему?

— Конни, я буду рядом.

— Я знаю.

А потом меня потянуло куда-то. Опять в населенные земли. Значит, с привязкой в храме это не закончилось.

 

Курц

В течение уже 8 дней после храма Борреля Конни видели чуть ли не во всех уголках населенного мира. То она с книгой сидела у Фонтана Счастья в Истрале. То внезапно появилась на улице в Ронтане, городке в Осте, прошлась по ней со своими животными и снова исчезла. Гномы раздумывают, что же означает ее появление в какой-то их выработанной штольне. Даже в вольных баронствах их извечные стычки попритихли, как же, она несколько раз там появлялась, и ее слова, что она не любит, когда люди убивают друг друга, уже разнеслись по всему миру. Орки тоже упоминали, что она у них побывала, правда, как именно не распространяются. Надеюсь, никто не пострадал. Постепенно частота ее появления все возрастает: ее видели во многих храмах, на многих улицах и площадях, на крышах зданий, в полях, на дорогах, в лесах, даже на какой-то лекции в Учебной башне магов. Я говорил с ней три раза, но так и не понял, что же ее угнетает, о чем ее думы и печаль.

Через неделю будет ровно год, как мы отправились в Проклятый лес. Год с момента ее появления в нашем мире. Сколько всего за это время случилось. За последние 10 месяцев границу с Дикими степями удалось отодвинуть так, как и за лет 70 в прошлом не удавалось.

 

Конни

В последнее время меня носит по всему населенному миру. Так что какая уж тут учеба. Я пыталась таскать с собой уменьшенные книжки, но постоянно их где-то теряю. Хорошо, что мои демоны сделали их такими, что после того как они отдаляются от меня в любом месте, кроме Сарроэнра, они рассыпаются пылью. А сами СакКарра-Ши, в общем-то, не любят здесь бывать. Вот и кто бы мне объяснил, зачем тогда они создавали этот мир? Чем он такой особенный? В чем прикол-то? Так что я гуляю по миру, смотрю на все вокруг, и впитываю в себя нечто, чему не нахожу объяснения. Может, пропитываюсь, так сказать, самим духом населенного мира? Рон только загадочно ухмыляется.

О, все бы ничего, но иногда я просто не в состоянии проконтролировать свое перемещение. Из-за этого уже несколько раз попадала так, как, впрочем, и обычно. Я, увы, не оригинальна. Вот хоть Великого Вождя орков взять.

Представьте себе огромный шатер (орки почему-то их предпочитают, хотя, может, это просто символ, что они в пути отвоевания своих земель…), колоритный такой, сразу видно, что это огромный шатер оркского правителя и вообще крутого воина. Посреди этого огроменного шатра есть огромный зал. Посреди этого зала был (уже был) огромный такой столик, на котором раскладывали какие-то карты, бумаги и какие-то побрякушки (может, это крутые амулеты, но после моего появления — исключительно, побрякушки). Вокруг этого нехилого столика стоят (пока еще стоят) штук так под 20 крутых оркских вождей, включая Великого. Чего бы им не сидеть вокруг стола? А, это их заморочки. В общем, обсуждают они суперважное и архисекретное чего-то там (наверное, проблему, или ее решение). Представили такую картинку?

И вот тут появляюсь я. С громким воплем (я до этого с крыши упала (вот что я на ней делала — это уже отдельная песня), но до земли не долетела, хоть там и не очень высоко-то и было) я приземлилась на край этого столика. На самый край, но так, что его ножки обломились. И это орки? Чего у них мебель такая хрупкая? Моя грива со всего размаха накрыла их Великого Вождя, которого еще и года нет, как выбрали на место внезапно почившего предыдущего. И это еще не все. Потом я со стола, который сломался, перекувыркнулась на рухнувшего вождя, который Великий, а сверху нас накрыл перевернувшийся стол, со всем, что на нем было. Но и это еще не все. Появившиеся почти тем же «макаром» следом за мной мои животные в количестве (считаем: 3 пса войны Ниррама, 3 махонькие кошечки Коварраля, 3 крохотных ворона Старрибы и один ну совсем уж крохотулька восьмиметровый откормленный змей Борреля) 10 штук подломили какую-то опору, и, видимо, не одну. Короче, сверху это все безобразие накрыл сам шатер.

В общем, все все-таки выжили, некоторым, правда, пришлось оказывать срочную помощь, тому же Великому Вождю. Бедным оркам чуть не пришлось устраивать очередной всеобщий сбор на новые выборы. Шатер потом восстановили, и зал внутри него тоже. А вот стол — увы. Его обломки аккуратно вынесли, и записали в… вот слов просто нет… в святыню зеленокожего народа: типа его так разрушенный край — это моя личная подпись, которую я им величайше даровала. Я им предложила не позориться и этот аккуратненько спалить, а на новом я, так и быть, коготками чего-нибудь изображу. Сама не понимаю, как они меня уломали изобразить это чего-нибудь на этом обломке. Кстати, орочья кухня мне очень понравилась.

А мое появление в светлоэльфийской столице. О, нет, оно было не таким громким. Чуть-чуть потише. Я ничего не сломала. Все хорошо. У эльфов был какой-то праздник. Как мне потом объяснили: посвящение подросших эльфят во взрослых эльфов (и почему эльфы так любят такие длиннющие переливчатые названия? абсолютно не запоминается оригинальное звучание). Очень важное событие, и очень помпезное. Народу собирается — половина всего Леса. И вот когда на виновников торжества возлагают символические одежды, прямо между ними и возлагающими тихо появилась я. Ну и моя свита, на этот раз исключительно Вожак и всего лишь (хи!) половина стаи (я как раз до этого была в Облаках в храме Ниррама). На плотно заполненной лужайке (площади или как там тут его правильнее в этом Лесу назвать) стало ну совсем уж тесно. Короче, это событие они запомнят надолго.

Да и у гномов я отметилась. Заодно узнала о себе и о Солнышке кое-что новое. О себе: мне не нравятся такие глубокие подземелья (до этого как-то просто осознанно не пробовала), ощущение огромной горы сверху, тесные проходы, затхлый воздух, брр. Вот, например, когда я тогда к помещению с плитой за 26 лет до времен разрушений шла. Тогда-то я по почти поверхностным пещерам гуляла, там куча трещин и отверстий была. Довольно свежий воздух, да и почти везде хоть какое-то освещение присутствовало. А тут такая махина, вся гора! Я это очень четко ощущала. Не мое это (а у Сердца Мира я была слишком занята переживаниями, так что там ничего не заметила). О Солнышке: он, оказывается, может в темноте очень долго светиться, не очень сильно, но все же. Интересно, почему так раньше не делал?

В общем, я в каком-то отнорке очутилась. Вот только раз, и над головой тяжесть всей горной цепи, спертый воздух, кромешная темнота, какие-то еле слышные потрескивания на фоне абсолютной тишины. Хорошо, что следом Шшели появился. Мы с ним как раз пытались рисовать. Знаете, как прикольно змеи это делают? И я не знала, пока не подкинула ему идейку научиться. Смотреть — любо дорого (вот подучится малость, и можно будет хоть выставки устраивать, а лучше просмотры процесса). Я уж чуть было не запаниковала. Во время таких вот спонтанных перемещений я сама некоторое время переместиться не могу никуда, ни в Сарроэнр, ни в Облака. И тут Солнышко засветился. Моим глазкам этого вполне достаточно было. Нет, можно что-то там подстроить и видеть и в такой вот тьме, но я пока так не умею. Я подумала-подумала и вытащила сюда еще парочку змей. Им удобнее будет по таким вот узким проходам перемещаться, чем Вожаку или Кире. И мне веселее в компании.

Ну вот когда мы искали более гостеприимное местечко, встретили гномов. Эти квадратные коротышки чуть моих змеев не порубили в фарш (последние просто в ступор от такой наглости впали на пару секунд, на моих животных еще никто не нападал (не, я все понимаю, промагиченные кирки или что там у них было — это вещь, но на бронированную чешую, скрепленную божественной магией бросаться…)). А потом змеи быстро их повалили и покатали по полу и стенам, даже по потолку. Пока я их разнимала, к счастью, никто никого не убил. А раны я всем постягивала. В итоге гномы с чего-то решили, что мое появление что-то означает. Может, они и правы, я сама не знаю, а Рон, зараза, молчит. Но вот в чем я точно уверена, так это в том, что мое появление точно не означает, что тут богатая жила чего-то там. Или означает?

Еще я побывала у дроу. Надо было раньше прийти. Хотя, наверное, сейчас уже поздно возмущаться и чего-то там менять. Кажется, я очутилась на той самой площади шести храмов, о которой мне Курц рассказывал. Действительно офигительно красивое место. Я обошла их все. Вот только мои статуи они изобразили… нет, в плане качества работы — самые лучшие, какие я видела (а видела я к тому моменту их немало), а вот картинка… реалистична до эффекта трехмерного зеркала. А, ладно, пусть живут. Такое качество работы заслуживает исключительно похвал. Вот я подумала-подумала и Рона позвала, спросила, может ли он раскрашивать камень. Ему идея разукрасить тут все почти под хохлому пришлась по вкусу. Теперь темненькие могут похвастать единственной в мире оригинальной композицией моих статуй. В цвете. Абсолютно натурально, до последней родинки. Вот только не знаю, надо бы заглянуть, проверить, пришли ли их глазки из квадратных в нормальную форму. Мы с Роном развлекались по полной. Он даже не загримировался под очередного Прислужника, когда махал намагиченной кисточкой (типа как волшебной палочкой, это я ему картинку скинула).

А еще я побывала у нагов. Вот и получила подтверждение, что в воде не утону. Но плавать так и не стала, решила не позориться, просто по дну ходила. Подводный город надо видеть. Правда удовольствие от такого зрелища могло быть и больше, если бы легкие так не болели от воды. Я, как только почувствовала, что могу переместиться, сразу же оттуда рванула домой.

И у крылатых людей отметилась. И у разумных драконов. Но как-то без особых приключений.

 

А потом меня занесло в инферно. Вот я удивилась. А как местные удивились. Да и Рон ощутимо так повеселился (может, это так после 50 тысячелетий крышу сносит?).

Я в каком-то саду сидела, книжку читала, и, чтобы народ сильно не травмировать, человеческий облик на себя накинула. Хотя, при моих около 8 метрах волос это уже не так актуально. И тут только бац, меня выдернуло. Опять я книжку потеряла, хорошо хоть на пятую точку не грохнулась, на ноги приземлилась. Пока оглядывалась да соображала, где нахожусь, прошло довольно много времени. А то шутка ли так влететь? Зал, больше всего похожий на главный зал Ураранта. Куча всевозможных демонов (ясен пень, тех, инфернальных), высших демонов. Какое тут оказывается разнообразие. Видимо, какое-то очередное собрание, что я так мило прервала. Эта самая куча отмерла гораздо быстрее меня. Какой тут шум поднялся. На меня, оскалившись, столько рож уставилось. Вот это они зря. Солнышко разогрелся, но еще не влился в ауру. Я его притормозила. Может, они не такие уж и плохие.

— Всем стоять! — рявкнул кто-то. Кто? Ага, вон вижу, единственный, кто сидит. Наверное, это трон. Демон старый-престарый. На меня так странно смотрит.

— Ты нам теперь не указ (это цензурный перевод), — в ответ рявкнул другой, тот, что недалеко от меня стоял. — Эта человечка тебе не поможет! (тут тоже перевод, кажется, довольно-таки вольный) — повернулся ко мне и схватил за левую руку, чуть не оторвал. Ну и рассыпался мелким прахом. А нечего на Солнышко, пусть и загримированное, лапы накладывать.

Народ замер на мгновение. А я потерла руку, убирая синяки и царапины.

— Всем стоять! — опять рявкнул тот, что на троне, глядя при этом только на меня.

— И что же она еще может? (перевод) — ко мне угрожающе подошел еще один, что-то мне не нравится то, что у него в руке формируется.

— А вот угрожать мне не стоит, — я подняла левую руку. — Совсем.

Что-то напрягает меня то, как меня тот старик на троне рассматривает:

— И что же ты видишь, а?

— Розовых слоников, качающихся на цветочках, — он широко улыбнулся.

— Дааа? — я замерла, разглядывая его. — Варлаиш? Это ты, да? Я тебя не узнала, ты жуть как изменился.

Собрание зашипело что-то на тему нарушения традиций и прочего.

— А вот мы сейчас и проверим, — это тот, который приблизился, дооформил нечто убойное в руке, что он там проверять собрался, я не поняла.

— Не стоит, — я, наконец, сообразила, что облик-то у меня несколько не тот, и вернула себе гребни.

Посмотрела на замерших собравшихся, обвела всех левой рукой:

— А теперь все свободны, — я подошла к самому трону, эти меня, видимо, не поняли, повернулась к ним, волосы зло прошлись по полу, отталкивая ближайших. — Вон отсюда! — вот теперь поняли.

Повернулась к Варлаишу, рассматривая и не веря собственным глазам. Это же надо так измениться. И почему мне Рон не сказал, что он еще жив?

— Ничего, что я так твоих подданных разогнала? — я устроилась на одном из громадных подлокотников.

— Они уже, — он усмехнулся. — Не "мои подданные".

— В смысле? У вас тут что, государственный переворот?

— Можно и так сказать.

— Извини, я еще не изучала обычаи и традиции инферно.

— Когда Хозяин Ураранта ослабевает, его убивают. И приходит новый Хозяин.

— Ага, поняла. А оставить это все и уйти? Пусть приходит к власти преемник, — он, конечно, уже очень старый, но вот никакой слабости в нем я не увидела.

— Так нельзя, — он усмехнулся.

— Почему?

— Ты совсем не изменилась. Только волосы отросли. Как такое возможно?

— Это долгая история. Да и для меня прошло лишь несколько дней, — мне было грустно и странно. Для меня мелькнули всего-то, сколько там, меньше двух недель. А у него вся долгая жизнь прошла.

Он протянул руку, и я отскочила, очень вовремя:

— Ты чего? Тебе что, жить надоело? Совсем плохой? — он пытался прикоснуться к Солнышку.

— Это лучше, чем меня убьет кто-то из них. Смерть от рук СакКарра-Ши — достойная смерть.

— Но… — я онемела. Он просто смотрел. И ему были не нужны слова, я и так все понимала. После того как я уйду, его тут же убьют. И начнется драка за право обладать Урарантом, за право стать Хозяином на следующие несколько веков. И уйти он не может, не имеет права. У меня слезы на глаза навернулись, как же так, что ничего нельзя сделать.

— Такова жизнь. Когда-то ты мне очень помогла. Я и так тебе обязан. Но я прошу помочь мне еще раз.

Я все понимала, может, потому и кивнула. Мы могли бы стать друзьями. Высший демон ли он там из жуткого инферно, тот, кто сумел захватить власть и столько веков ее удерживать, я тоже демон. Но не сложилось.

Я пыталась продышаться и остановить слезы.

— А ты не можешь рассказать, что происходило тогда, спустя 26 лет после нашей встречи? Кто был тем демоном, что вызвал такие разрушения в населенном мире? — он удивленно приподнял брови, и я покачала головой. — Мне не говорят толком ничего, говорят, что я еще маленькая. И что я все пойму, когда вырасту.

— Не знаю, нужно ли тебе его имя, — он заговорил после некоторого раздумья. — Нет, оно тебе ничего не скажет. Он был прежним Хозяином Ураранта. Мы сами не знаем, почему он решил пройти в воронку призыва. И чего хотел добиться тем, что призвал изначальный Хаос в населенные земли. Кроме гнева СакКарра-Ши это не могло принести ему, нам, да и всему инферно, ничего. Но в последние несколько месяцев до тех событий он стал очень странным. И чрезвычайно сильным. Источник его силы был неясен. И никто из живущих в то время не мог бросить ему вызов и остаться в живых. Как не больно мне признавать, но за столько лет я не нашел ответа, почему он совершил такое. Как и не смог понять, как он обрел такую силу. Извини, тут я тебе не помощник.

Я улыбнулась ему.

— А ведь я не знаю, как тебя зовут.

— Конни. С именем что-то связано? Какое-то суеверие?

— Можно и так сказать, — наклонил голову. — Могу я попросить тебя еще об одном?

— О чем?

— Ты не могла бы забрать в населенные земли моего сына?

— Варлаиш… — но он уже взмахнул рукой и в зале появился… его точная копия, как я его помнила. — Это Варлаит, мой младший сын, — молодой демон вздрогнул. Неужели у них с именем так строго? — Я прошу тебя забрать его отсюда. В населенных землях у него будет шанс выжить.

Я смотрела и не знала, что и сказать. Вот ведь, демон! Он и тогда сразу раскусил, как со мной надо общаться, а сейчас просто… ну откажусь я, и этого подростка тут же убьют вместе с уже не Хозяином Ураранта.

— У меня будет несколько условий, — я обратилась к, как там его, Варлаиту. — Нарушишь хоть одно — я сама тебя убью. Понял? — покивал.

Я вздохнула и обернулась к Варлаишу. Я ведь не хочу, ты знаешь. Да, подтвердили его глаза.

— Прощай, — я провела рукой по его щеке, и резко отвернулась, чтобы не видеть, как он рассыпается прахом. Постояла, не знаю сколько, с закрытыми глазами. Потом подошла к юному демону, захватила его и переместилась в Облака, в храм Ниррама. Мне надо было время, чтобы подумать.

Ой! А и ладно, все нормально. Я-то не подумала, может, демонов нельзя в Облака приводить. Но Варлаит и не подумал погибать в страшных муках. Значит, все нормально. Куда же мне его деть? Просто так отпустить в мир? Нет, я еще в своем уме. Мой блуждающий взгляд замер на мозаике, там, где какое-то сражение. А что, это хорошая идея. Армия — она и не таких "человеками" делала, да? Отличное будет применение его сил, да и чем не подходящая проверка?

— Ты ведь понимаешь, что я категорически против убийств в населенных землях, да?

— Понимаю.

— Что-то не слишком уверенно звучит. Значит, так. Во-первых, никаких убийств разумных. Только в самом крайнем случае и только исходя из принципов самообороны, там тоже не ангелы во плоти. Узнаю, что ты переборщил, считай себя трупом. Во-вторых, местные законы ты будешь соблюдать. В-третьих, я дам тебе некоторое время на акклиматизацию, в смысле, найду того, кто возьмет над тобой шефство на некоторый период. Отсюда следует и то, что ты некоторое время отработаешь на границе Диких степей. Вопросы есть? Ты пока подумай, а я друга поищу.

Я пошла к зеркалу. Мне нужен был Крашер. Отлично, он все также на границе ошивается. Ну давай же, иди к себе. Один иди.

— Что значит отработать некоторое время на границе Диких степей?

— Что такое Дикие степи ты знаешь? — неуверенно кивнул. Я ему кратенько объяснила. Заодно получила подтверждение, что со всевозможным оружием он знаком на «ты», да и магией не обделен. Даром что ли на нем всего столько. Отлично, Крашер остался один.

— Так, срочно оборачивайся человеком, — и я переместила нас к воину.

— Привет! Это я, узнал?

— Не узнать невозможно, — он широко улыбнулся. — Здравствуй.

— Ты меня извини, я тут по делу, — кивнул. — Насколько мне известно, у вас постоянная нехватка рабочих рук, способных держать оружие, так? — опять кивнул, уже глядя на моего спутника. — А он вот прямо-таки жить не сможет, если хотя бы год не отслужит на границе.

— Конни, а отчего именно ты приводишь его сюда? Ко мне? А не обычным...

— Крашер, — я его перебила. — Обычным путем нельзя. Тут есть маленький нюанс. Ты только не дергайся, ладно, — выразительно посмотрела на демона, тот вернулся к родному облику. Воина мне пришлось придержать.

— Теперь понимаешь, — Варлаит вернулся к личине человека. — Обычный путь не подходит.

— Ты в своем уме? Он демон!

— Ну и что? Я тоже демон. Это не мешало мне помогать, да? И тебе не мешало мою помощь принимать. Что же здесь не так?

— Конни, ты необычный демон. А он...

— А вот его и спроси. Может, он тоже хочет старательно отслужить на границе, помочь, чем сможет. Может-то он весьма многое. Сам подумай!

Воин только вздохнул. Подумал немного.

— Конни, — спросил вкрадчиво. — Ты понимаешь, что стоит кому-то понять, что он демон, и его попытаются убить? И что мы получим в результате?

— Значит, надо сделать так, чтобы не пытались.

— И как это сделать?

— Ну, ты же лучше тут все и всех знаешь.

— Ладно, я приведу полковника, и ты сама попробуешь его убедить. Имей в виду, он следопыт, и терпеть не может демонов.

— Угу, веди.

Я попыталась сосредоточиться. Еще раз внимательно осмотрела демона. Он смотрел мне в глаза.

— Я понимаю, чего ты хочешь от меня.

— Надеюсь. Это прекрасная возможность тебе вписаться в общество. Узнать основные законы взаимоотношений. Приобрести собственную репутацию. А для меня это возможность проверить тебя и убедиться, что тебя можно отпускать в населенные земли.

— За мной будут тщательно следить?

— Да. А как иначе? К высшим демонам здесь доверия не питают, как и ко всем прочим.

— Понимаю.

— Кстати, как тебя представить-то? Может, имя сократить или изменить?

— Пусть будет Тиал, — я кивнула.

Вернулся Крашер, с ним пришел и орк-следопыт. Мгновенно сделал стойку на Варлаита.

— Стоять, — я встала между ними. — Сначала познакомимся. Я — Конни, может, ты уже слышал обо мне.

— Трог-Кер. Рад познакомиться лично. О тебе уже весь населенный мир слышал.

— Вот и славно. Это Тиал. Он жаждет доказать свою полезность здесь, на границе. Как считаешь, он будет полезным?

— Он демон, — то ли спросил, то ли просто утвердительно сказал.

— Ну да. А ты что, расист?

— Кто?

— Тот, кто судит о существе по его расе, а не по его делам?

— Он демон.

— Я тоже.

— Ты другая.

— Почему ты считаешь, что и он не может быть другим?

— Ты за него ручаешься?

— Он знает, что в случае чего, я его убью.

— Ты за него ручаешься?

Я посмотрела на Варлаита.

— Да. Ручаюсь.

— Хорошо.

— Крашер, Тиал многого не знает о населенном мире. Можешь стать ему наставником?

— Хорошо.

— Отлично. Сейчас у меня нет амулета связи, который был бы настроен под меня. Если что, такие есть у Курца, Зархара и Мартина.

Некоторое время народ молчал. Я тоже.

— Я здесь еще нужна для урегулирования мелких вопросов?

— Мы сами справимся, — Трог-Кер насмешливо ощерился.

— Ты что, уже в курсе рухнувшего шатра?

— А то.

— Ну, тогда пока. Удачи тебе в адаптации.

И я переместилась в Сарроэнр. Рон тут же подхватил и уволок к горной речке.

— Конни, я все понимаю, но зачем тебе был нужен Прислужник-демон?

— Эээ???

— Намекаю, ты его в Облака затащила.

— Да? Вот об этом я не подумала.

— И за что мне такое счастье? — он закатил глаза.

— Да ты просто проклят самым страшным проклятьем, как и весь этот мир. Вот только кто такое на вас наложил, я не знаю.

— И что это за проклятье?

— Древние китайцы считали, что оно одно из самых страшных. Хотя, может, это и не китайцы были вовсе. И звучит оно так: чтоб вы жили во времена перемен. Нет, вернее так: чтоб вы жили в интересные времена. Вот.

— Действительно, — он улыбнулся. — Страшное проклятье.

 

Все бы ничего. Да та сила, что вытаскивает меня из Сарроэнра и кидает по миру, абсолютно не признает ни времени суток, ни того, что я могу быть элементарно чем-то занята. И чем дальше, тем меньше у меня выбора. Кстати, завтра будет ровно год, как я появилась в этом мире. Свой родной день рождения я все-таки решила не отмечать, вообще забыть о нем, как и своем прежнем имени. Самым лучшим для меня подарком будет возможность просто выспаться.

В последние дни меня перекидывает с места на место с периодичностью в 20 минут. И скорость все возрастает. Рон не может ничего сказать, как долго это еще продлится. А еще возник странный эффект блокирования области, куда я перемещаюсь. Больше я не могу протащить за собой никого. Даже СакКарра-Ши несколько минут не могут переместиться туда, куда выбрасывает меня.

Я всегда считала, что размер мира, точнее, его восприятие, зависит от того, с какой скоростью ты по нему перемещаешься. Этот мир такой крошечный. Я увидела и дикий материк на другой стороне планеты, там никогда не ступала нога никого из смертных. По крайней мере, в пройденной мной истории нет ни одного упоминания о таком. Я видела кучу всевозможных островов, гор, пещер, полей, морских просторов и глубин и прочих мировых чудес. Напугала, впечатлила, удивила, привела в восторг или в ужас (и все прочее тоже) кучу людей всех рас. Побывала и на закрытом острове, вот где я произвела полный фурор. Они же не были в курсе происходящих событий во всем мире. Кажется, я их заинтересовала попытаться снять щит. Ну, стимул уж точно дала. Я побывала еще неоднократно и в инферно. А еще в техническом слое, правда, ничего толком не увидела и не поняла, как и в слое защиты. Рон пробовал перемещаться вместе со мной, не получилось.

Святые небеса, как же я устала. Хоть часик сна дайте!

И вдруг меня занесло… кажется, это слой Старрибы. Мне тут практически ничего не видно, сплошной туман, разделенный несколькими потоками чего-то мерцающего. Ни тебе рая там, ни ада. Хотя, может, я просто не вижу. Согласно местным представлениям, если я правильно все поняла, в посмертии человека ждет разбор его жизни, поступков и мыслей, после чего душа направляется на возвращение в населенный мир. Души праведников получают право выбора, когда и кем возродиться. Грешников же распределяют, соответственно, по самым неприглядным вариантам. Пока душа ожидает своего часа, она находится именно в этом слое мира. Ну и тут тоже есть разделение, как раз на рай и ад. Наверное, увидь я воплощение этих представлений — удивилась бы очень сильно, сильнее, чем от этого молочного киселя.

Странно, кажется, меня пока никуда больше не тянет. Может, я пару минут поспать сумею? Все равно меня отсюда выдернет скоро.

 

Курц

Я стою у алтаря Ниррама, созданного во времена распада империи на границе Травииты, Наргара и Диких степей. Этот алтарь передвигали многократно, вместе с тем, как передвигалась граница. Год назад, ровно год, Конни уснула на нем.

Она лежит неподвижно. Только волосы, что продолжают расти, иногда меняют свое местоположение, опутывая все вокруг, включая и тех, кто также неподвижно стоит вокруг: шестерых СакКарра-Ши в облике Прислужников всех богов, шестерых священных животных всех богов и Стража Мира.

За прошедший год в мире случилось многое. И не случилось ничего.

Границу Диких степей подвинули на 3,5 тысячи шагов. Небывалое достижение.

Вольные баронства начали сливание в единое королевство.

Изолированный со времен разрушений остров подал сигнал с просьбой помочь снять их щит.

Темные эльфы прислали посольство, Совет направил к ним ответное. Я вновь побывал на Архипелаге. Таких храмов точно больше нигде в мире нет.

Светлые эльфы решили на заложенных под действием чуждого вмешательства верфях создать собственный флот, предложив Наргару построить порт на отвоеванных у аномалий землях. Говорят, что это была идея Конни.

Наги начали торговлю с людьми. Пока только с вольными баронствами, но хочется верить — это только начало.

Рядом со мной стоит этот демон, Тиал. Он сказал, что, несмотря на то, что оговоренный Конни годовой срок службы на границе уже прошел, он останется здесь до тех пор, пока она не проснется. Сложно переоценить его заслуги в битве против Диких степей. Кто бы мог подумать, что высший демон инферно так хорошо впишется в смешанную команду следопытов, магов и воинов.

Кроме него рядом и Зархар с Мартином. У нас есть надежда, что сегодня она проснется. Может, это и глупо, но в это хочется верить.

 

Конец четвертой части.

  • Чугунная лира Васюхина / Чугунная лира / П. Фрагорийский
  • Серебром горит узор / СТИХИИ ТВОРЕНИЯ / Mari-ka
  • Портрет Лопухиной. / Портрет Лопухиной. Из Третьяковской коллекции 004. / Фурсин Олег
  • Удержись / Четвертая треть / Анна
  • 1. / Паулинка / Атрейдес Литто
  • Ex Humus - Валентинэ Фьоре / Экскурсия в прошлое / Снежинка
  • Запах гари / Кадры памяти и снов / Фиал
  • Мои уроки. Урок 5. Маски / Шарова Лекса
  • Творчество как бред / Блокнот Птицелова/Триумф ремесленника / П. Фрагорийский
  • Поджидая Маргариту / Алина / Тонкая грань / Argentum Agata
  • Полдень безымянных / Макаренков максим

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль