Начало

0.00
 
Глава 16

Глава 16.

 

 

Конни

Проснулась в своем кукольном домике. Сегодня я учить историю тоже не буду. Тогда чем заняться? Я буду учиться плавать. Да! Давно пора. Полезный активный отдых. И потом, раз я была под водой так долго и не утонула, значит, все не так уж и страшно. Наверное.

— Ришер, как смотришь на то, чтобы мы переместились к морю? Я еще Урли захвачу. Будем учить меня плавать.

Он с сомнением меня осмотрел, но не спорил. Мы быстро оказались на очередном необитаемом острове. Но пляж тут отменный. Эмм, вот только представления как учить плавать, не было ни у кого. Нет, чисто теоретически, да. А вот практически…

Я попробовала просто входить в воду. Волосы широкой полусферой занимали все окружающее пространство. Сказать, что они мешались, нельзя. Но и не помогали. Ришер пытался поддерживать, чтобы я могла спокойно двигать ногами и руками. Урли давал советы, правда, по большей части, неприменимые. В общем, я выбилась из сил через пару часиков. А как плавала топориком, так он и остался единственным доступным мне стилем. И как я не утопла у храма Вурруна, когда на спине на воде лежала?

— Слушай, — спросила, лежа на песке. — А если я погружусь в воду с головой, я утону?

— Нет.

— Тогда зачем я мучаюсь?

— Тебе этого хочется.

— Действительно. А как ты плаваешь?

Он вошел в воду и практически сразу исчез из виду, только гребни периодически из воды поднимались.

— Хорошо плаваю, — он через пару минут вернулся.

— А как ты учился?

— Я всегда умел.

Рискнуть с головой в воду войти? Неа. Все мои рефлексы вопили, что они категорически против. Ну и ладно. Не утону, и то хлеб. А будет нужда — она и заставит.

— Может с левитацией повезет больше?

— ???

— Покажи как левитировать, пожалуйста, может, у меня хоть что-то получится.

В общем, мы еще пару часиков увлеченно пытались что-то изобразить. Я волосам намекнула, чтобы они тоже старались, а то по пыли да грязи, наверное, не очень-то весело таскаться. А им, оказывается, как раз и весело, как же, столько прикольных ощущений. Свинюшки они! Хоть и чистятся потом практически сразу, все равно, свинки.

Вот так вот бестолково я и провела полдня. А потом мы вернулись в Сарроэнр.

Не помню, чего я полезла в местный календарь, а, посчитать, наконец, когда же у меня по местным датам день варенья. И ужаснулась. Прошел почти год (!) с момента моего прибытия в этот мир. Осталось тут где-то с месяц всего. В местном календаре 362 дня. Двенадцать месяцев по 30 дней плюс первый и последний день года (праздники, которые в этом году я пропустила). В каждом месяце 4 недели по 7 дней плюс первый и последний день месяца, которые приплюсовываются к соответствующим неделям. Интересно, как такая система сложилась? Не помню из курса истории. А может, я это еще не изучала.

О, я вовремя залезла, спасибо тебе, родная интуиция, чуть не пропустила день рождения Курца (завтра будет). А мое — недели через три. Я как раз за пару дней до отпуска его праздновала, а три дня разницы в календарях можно не считать. Что мне подарить моему принцу? Наверное, какой-нибудь амулет. При его шатаниях по свету, самое то. Вопрос: какой? Регенерация у него и так на уровне. Еще круче — пользы не будет, скорее вред, у организма все же есть естественные пределы. Какое-нибудь убойное нечто? Я не умею такого. Да и защитного тоже. Можно моих демонов попросить, в принципе, они не откажут. Но Курца они не любят. Совсем. Может, самой попробовать? Или у богов пошарить? Им все равно все уже без надобности, получается, что все в Облаках мое, так сказать, по наследству. Правда, до сих пор ничего такого не встречалось. Итак? Придумала! Какая я молодец! Сама себя не похвалишь — никто не похвалит. До самого позднего вечера пыталась воплотить задуманное в жизнь. И с чувством выполненного долга (там совсем чуть-чуть осталось, утром закончу) уснула.

 

Мне снова снилось пустое место (сейчас я точно знала, что это сон). Пустым оно оставалось не долго. Я словно оказалась на возвышенности, а внизу передо мной расстилалась огромная-преогромная трехмерная карта населенных земель, правда, что творилось за Северными горами, видно не было — они высоко вздымались и вид загораживали.

Вдруг там, где столица Истраннии была обозначена, появилась громадная фигура неизвестного мне демона, который принялся громить все вокруг. Четко его фигуру было не видно, она как-то немного расплывалась. Через пару секунд появились еще две фигуры, не уступающие демону размерами: Страж Мира и Ниррам. Они атаковали разрушителя. Но вот фигуры «поплыли»: Рон, сменился другим СакКарра-Ши, третьим и далее не переставая, а Ниррама сменяли боги по очереди и по кругу. Вокруг сражающихся фигур рушились города и села, разлетались щепкой леса, вскипала сама земля. Я стояла и смотрела, не в силах пошевелиться. И тут у меня в руках оказались: в левой — голубая сфера живого мира, в правой — червивое яблоко. Я почуяла, как в плоде червяк готовится прорвать кожицу, и земля прямо под сцепившимися фигурами набухла. Я рванула вперед, стремясь предупредить СакКарра-Ши, но меня откинуло назад, во тьму.

Улица в громадном городе, плотная толпа народу, праздник. И я в самом центре. Меня что, опять кинуло в прошлое? Так, это Мированета, столица. Башни нет. Значит, это уже после тех событий. Я быстро пробиралась к краю улицы, стараясь привлекать как можно меньше внимания. Мой человеческий облик не был, как всегда впрочем, мне в том помощником. Волосы плотно обмотались вокруг тела буквально от горла до середины бедра, представляя из себя этакое весьма экстравагантное платье-тунику, из-под которого торчали короткие штаны. Аура тоже спряталась так, как у меня раньше никогда не получалось. Из возгласов и выкриков поняла, что опять праздник в честь годовщины образования империи. Если ничего не путаю, до того долбанутого демона осталось 26 лет. Значит, здесь прошло ровно 100 лет.

Самое ужасное, я не чувствовала на руке возвращателя. Нет, он тоже умеет маскироваться. Но я его просто не чую, да и не срабатывает мое «хотение» на возврат домой. А ведь я и сюда (вернее в когда) попасть не стремилась. В последнее время я весьма мало уделяла времени головоломке этого мира. Почему это случилось? Значит, надо спрятаться и ждать месяц (или чуть меньше, может, меня раньше в храм опять потянет).

Выбралась на боковую улочку, и заторопилась прочь от основной массы народа. Радар шкалило от перенапряжения: где найти безопасное место или маршрут движения. Заскочила в грязный переулок, единственный вариант — заныкаться дотемна и только потом выбираться из города. Если мне память не изменяет (вместе с возвращателем не отвечала на призыв и шпаргалка), в это время у столицы уже не было городской стены. Вот только куда спрятаться? Ведь к непонятной угрозе от местного населения и приезжих на праздник я чуяла угрозу и из непонятного источника, причем последняя была гораздо мощнее. Может, рядом кто из СакКарра-Ши или богов, с которыми мне категорически нельзя встречаться? Рон был очень убедителен, когда говорил о «любой цене», только бы такая встреча не произошла в прошлом.

Не знаю как, но на крышу дома я вскарабкалась моментально. Там сжалась в комочек за какими-то выступами. Если верить моему чувству направления — это сейчас самое безопасное место. Было жарко, неудобно и очень хотелось пить, но я терпеливо ждала вечера и темноты. А пока снова гоняла вопросы на больную тему. Неужели это мое «хочу»? Или постарался кто-то другой? Но кто? Архимаги этого мира не обладают нужной степенью могущества, чтобы проникнуть в Сарроэнр и швырнуть меня куда-то или когда-то. Или обладают? Нет, Рон бы предупредил. Богов уже нет. СакКарра-Ши? Не верю. Неужели можно так притворяться? Или есть еще кто-то? О ком все старательно молчат? Нет, бред полный. Или не бред? Да мне просто уже голову напекло, пить хочу, сил нет.

Еле дождалась ночи. Спрыгнула. Короткими перебежками, пробиралась к окраинам. Напилась у какого-то фонтана. Хорошо, что здесь их так любят. А вот колодцев не вижу. Откуда только народ воду берет? К краю города вышла без приключений. Меня почти никто и не увидел, кажется. Но вот та самая опасность, не от людей которая, все здесь же была. И потом, интуиция подсказывала, что ни в коем случае нельзя использовать ауру. Ни в коем случае! Тогда, сто лет назад, та Башня с божественной мощью прикрывала мою ауру, делала ее незаметной в населенном мире, а сейчас Башни нет. Как я, оказывается, к ауре привыкла. Выйдя на простор, припустила бегом в сторону спасительного леса. Далековато он отодвинулся от города. Хорошо, что волосы, словно понимая, что сейчас не время для шалостей, все также изображали облегающее платье.

Только уже, наверное, часа в два после полуночи разрешила себе остановиться. Кругом деревья, люди в стороне. Стоп, а это кто? Почему я раньше не почуяла? Ой, Курц, как я могла забыть твои наставления? Это же следопыты «на тропе войны», они устроили облаву на кого-то. И я почти у них на пути. Как я могла пропустить такое? Может, не дергаться? Я в человеческом облике, ну и пусть странная, все магички могут позволить себе быть странными. А что я, обычная слабая магичка, делаю в лесу ночью на пути у облавы? Вот-вот. Надо сматываться. На кого охотились чаще всего за 26 лет до времени разрушений? На демонов и демонологов-отступников. А они ж меня почуять могут. Или я сама в неурочное время перекинусь, что вернее, по закону подлости и моего везения.

Я и побежала прочь, стараясь не шуметь и не оставлять след. Вот ведь, почуяли. Может, остановиться? И что я им скажу? Особенно после такого бега? Точнее, такой скорости. Кто у нас бегает как следопыт, но при этом не является следопытом? Вот то-то и оно. И я все ускорялась. Ну да, сглупила, надо было все же стоять на месте. Теперь поздно что-то менять.

Уже минут через десять поняла, что так мне не уйти. Да, я быстрее, но они — профессионалы, и их много. Вон как меня обложили. И, видимо, гонят в нужном им направлении, а там — ловушка, чую. И как я только их сразу не почуяла? Вот ведь попала. Вперед нельзя. Значит, надо повернуть и прорваться назад. Вон там вроде есть небольшой просвет между ними. Только бы успеть, и главное, суметь уклониться от того, чем в меня кинут. Мысли убить следопыта у меня не было. Они на работе. И среди них есть мои друзья. На всем ходу развернулась и помчалась в намеченном направлении. Ну же, еще, чуть-чуть. Оказывается, вот на такой скорости не важно, что у тебя под ногами — земля или ствол дерева. Я уклонилась от не знаю чего, но убойного. Еще одна гадость. Еще немножко, я почти вырвалась. И тут меня задело по ноге, я упала и …

 

Как мне плохо. В голове шумит, все болит, и тело затекло, а пошевелиться толком не могу. Что случилось? Вспомнила провал в прошлое и забег. Так, рану на ноге уже стянуло, и на голове тоже, и на руке, и на … да сколько же их у меня было? Резерва меньше трети. Это что, самоисцеление более энергоемкое, чем исцеление другого? Или было еще что-то?

Кругом кто-то есть. Следопыты. Штук семь, кажется. Я связана, вернее, скручена так, что пошевелиться не могу. Вот гады, это же они меня стянули так, что еще чуть и отмирание тканей начнется (а такое есть у меня? не важно, вот куда идет постоянный отток резерва). А я их еще пожалела. Дура.

— Очнулась, — меня дернули, перевернули. В каком я ныне облике? Не вижу рук. Облизала пересохшие губы, а, в человеческом — зубки-то тоже меняются. Попыталась сфокусировать взгляд на том, кто меня рассматривал в упор. Муть в голове медленно отступала.

— А хорошая регенерация у тебя, как и маскировка, демон, — мягкий вкрадчивый голос вызвал чуть ли не панику. Я, наконец, его рассмотрела. Ветеран. Уже весьма в возрасте. Очень опасен. Я ему не нравлюсь. И еще, он не убил меня еще только потому, что хочет услышать ответы. И все. После того, как мы пообщаемся, мне конец. Ауру использовать нельзя. Не потому, что на них на всех защита. А все потому, что это грозит чем-то уж очень страшным, и не для меня, а для всего мира. Без гребней мне не разорвать веревки, ой, какие они непростые, эти веревки, вон как кожу режут и резерв оттягивают. Да и с гребнями — время надо, а кто мне его даст.

— Кто ты? — он тоже внимательно меня разглядывал. Вернее, смотрел только в глаза. Что он в них видит? Это же все лишь иллюзия. Или не всего лишь? Но странная потребность отвечать, причем, только правду, меня напрягла.

— Конни, — я буквально прошелестела, пересохшее горло отдалось болью. — А можно попить?

— Обойдешься. Что за Конни? Мне плевать на твое имя. Кто ты? — на меня что-то наложили? Типа сыворотка правды?

— Конни, я уникальна, — это же правда, я и демон, и младшая богиня, таких больше нет. Вот только эта почти правда вызвала сильную боль. Есть, нашла эту гадость. Потянулась и распутала. Он что, почуял?

— Даже так, — протянул, а потом что-то сделал. Святые небеса, ну чем я вам так не угодила? — А теперь еще раз. Кто ты?

— Конни, я еще маленькая, мне до совершеннолетия еще много, — слезы катились градом, куда же вы, глупые, я и так пить хочу, а воды мне не дадут. И снова боль.

— Кто ты?

— Конни. Это правда.

— И сколько тебе до совершеннолетия?

— 174 года и несколько дней, — это что, та гадость была не сывороткой правда? Попыталась найти еще что-нибудь.

— А сейчас тебе сколько?

— 25 лет, — нашла еще целую уйму всего, что смогла — порушила. Он молчал довольно-таки долго.

— И кто же в 200 лет празднует совершеннолетие?

— Мы, — кажется, отпустило.

— Кто «мы»?

— СакКарра-Ши, — да подавись ты, если знаешь — поймешь, а нет — мне же хуже. Видимо, здесь не было никого, кто бы знал.

— Не слышал о таких. И что вы можете?

— Не знаю, я еще маленькая, меня не учили.

— И как ты сюда попала, маленькая? — последнее слово он буквально выплюнул, столько в нем было презрения и ненависти.

— Я бежала.

— Откуда?

— Из города.

— Куда?

— Прочь.

— Куда?

— В лес. Подальше. Меня не должны найти. Никто. Отпусти. Ты не понимаешь. Никто не должен.

— О, я тебя освобожу.

— Ага, — мне удалось даже изобразить улыбку, кажется. — Ты освободишь. От всего, да?

— Да, — он снова делал это, вот только кажется, мне удалось что-то разрушить, и теперь было почти не больно, но я старательно скривилась снова. — Кто ты?

— Конни, — он вроде не расстроился моим ответом.

— Значит, сумела разрушить, да?

— Нет, исцелить.

— Что?

— То, что ты сломал во мне.

— Исцелить?

— Да, я целитель. Дай мне уйти. Я не причиню вреда. Я ведь не хотела убивать, но могла бы. Когда шла на прорыв.

— И отчего же такая доброта?

— Меня не понял бы Курц, и Зархар, и Хор-Ор, и Трент. Они следопыты и мои друзья. А вы на работе.

— Если они твои друзья, то они не следопыты, — он рассвирепел.

— Почему? Разве все люди одинаковые? Демоны тоже разные бывают. Как и люди, — пустая трата сил. Не услышал. Зато применил что-то другое. Больно. Нельзя звать на помощь. Нельзя. Молчи, Конни. Не используй ауру. Когда я чуть пришла в себя, он продолжил:

— Расскажи мне что-нибудь еще, — он был почти ласков. — Чем больше ты рассказываешь, тем дольше живешь.

— Ты был ранен, меньше года назад. Твоя рана так до конца и не зажила. Она болит постоянно. И будет болеть весь остаток твоей недолгой жизни, потому что ты от нее умираешь. Я могла бы тебя вылечить. Вот только резерва у меня осталось очень мало. Но я могу вылечить. И вон того, у него похожая рана, только свежая. Он проживет дольше тебя на пару месяцев. А вон у того рана совсем свежая. Но он ее не лечит. А вон у этого другая рана, она не такая смертельная. Но очень болезненная, эликсиры не помогают. И такую могу вылечить. Но не всех сразу. У меня еще только одно исцеление осталось. Потом надо силы восполнять. А это очень долго и трудно. Мне продолжать? Чем дольше я продолжаю, тем больше ты знаешь о возможностях, которые можешь упустить.

— Ну так лечи, чего ждешь? — святые небеса, дайте мне силы.

— Не могу, нужен контакт через руки.

— Ах, контакт...

— Да. Могла бы аурой, но нельзя. Меня тогда могут обнаружить, а это приведет к мировой катастрофе.

Кажется, они общаются так, что я их не слышу. Кто-то развязал. Вот только не от доброты души. По телу прошла очередная волна боли. Медленно к рукам возвращалась чувствительность. Лечить? Вот сейчас мне этого не хотелось. Даже смотреть на него не могу, но надо. Это единственный шанс, что сразу не убьют, а там, может, удастся сбежать.

— Эй, лови, — я автоматически поймала брошенное.

Солнечное пламя? Я замерла, рассматривая его (сине-зеленая с перламутровыми переливами плоская галька размером мою ладошку, и дырочка присутствует). И внешне замерла, и внутренне. Мне ведь только что не дали даже шанса, да?

— Мы не можем отвечать за то, какими приходим в этот мир. Мы отвечаем только за свои поступки, — я зло смотрела на него, на них на всех. — И ты смел сказать, что Курц не следопыт? Это вы не имеете права так называть себя!

Откуда только силы взялись встать?

— Что уставился?! Я не собираюсь рассыпаться прахом! — и я на мгновение схватила его за руку, успела влить исцеление. Если и это мне не поможет выжить, я не знаю, что тогда поможет. Со всеми ними, так и не спрятавшими оружие, мне не справиться. Сил больше не было. Гнев, давший мне встать, иссяк в слабости. И сосущая пустота разлилась в груди. Я опустилась на землю. Спасительная тьма открыла мне свои ласковые объятья. А еще по руке, той, что сжимала камень давно погибшей СакКарра-Ши, шла волна поддержки и понимания.

 

Кто-то вливал в пронаждаченное горло шаршах. Простой шаршах, не модифицированный под меня. Но и он принес небольшое облегчение телу. Жаль, мне дали только пару глотков. Потом напоили водой.

Я открыла глаза. И закрыла их. Видеть его не могу. Но надо. Через «не хочу» уставилась на этого. Меня еще не убили. Хороший знак? Солнышко ласково пощекотал запястье. Если бы он не оттягивал на себя большую часть боли, справилась ли бы я? А от второй руки снова пошла волна поддержки. Я все еще сжимаю чужое Солнечное пламя. Поднесла его к глазам и нежно провела второй рукой по его поверхности. Как же больно было СакКарра-Ши расстаться с вами, да? Ведь в тебе память Риорданы.

— Кто ты? — я вздрогнула и постаралась вжаться в ствол дерева, что был за мной. Опять.

— Я Конни.

Он протянул руку и прикоснулся к щеке.

— Не трогай меня! Не надо. Пожалуйста, — видимо не помогло. А больше у меня ничего нет. Руки развязаны, могу убить одного или двоих, если дотянусь до того, как убьют меня. Зачем?

— Мы отвечаем только за свои поступки. Скольких ты людей убила?

— А скольких невиновных в приписываемых им преступлениях ты пытал? — его перекосило.

— Так скольких?

— Не считала.

— Так много?

— Я не считала и тех, кого вылечила, но их гораздо больше. Тебе нужно оправдание самому себе?

— Кто был первым?

— Десятый, — я пожала плечами, то событие я давно пережила. — Зачем тебе?

— Первым был десятый?

— Мы с Курцем шли по дороге в город. Там была засада на мага, они видимо перепутали его и того, кого ждали. Девять кинулось на нас. Меня он оттолкнул в кусты и порубил их в фарш. Но десятого не заметил, у него был амулет скрытного приближения, кажется, он так называется, и арбалет с тремя промагиченными стрелами сразу. Десятый попал ему в грудь, совсем рядом с сердцем. Я убила десятого, вытащила из Курца стрелу, сломала ему позвоночник и вылечила. Так десятый стал первым. Из-за этого я демон, да?

— А кто был вторым?

— Вторым, кого я убила?

— Да.

— Вторых было сразу трое.

— Как это случилось?

— На нас напали. Я вытащила Курца из магической ловушки. Он был немного ранен и еще не отошел от воздействия ловушки. А тут появилось трое, они хотели нас убить. Я убила их.

— А третьим?

— А третьих тоже было трое. Я спала в комнате над таверной. Они пробрались в комнату. Может, просто воры, не знаю. Но я проснулась, когда один уже опускал кинжал, целясь мне в грудь.

— А четвертым?

— А четвертым был маг. Он хотел убить меня и моего друга, Посвященного. Там, правда, еще были его наемники, но я не знаю, выжили они при взрыве или нет.

— А пятым.

— А пятого еще не было. И мне бы не хотелось, чтобы такой был. Это все делает меня демоном?

Он долго смотрел на меня.

— Ты полукровка?

— Можно и так сказать.

— Тебя воспитывали демоны?

— Первым, кого я встретила в мире, был Курц. Так что можно сказать, что это он меня наставлял в жизни мира. Потом был Кравер, Посвященный первой ступени, но он почти не учил меня. А еще Зархар, Наставник следопытов, он научил меня ездить на колибри.

— А демоны?

— От них я несколько раз сбегала. И вот сейчас нельзя, чтобы кто-то их них меня нашел. Ни в коем случае. Я даже аурой не могу воспользоваться, чтобы они не засекли.

— А что ты можешь делать аурой?

— Могу вылечить, могу убить.

— А нас можешь?

— Ты имеешь в виду, выдержат ли твои щиты мою ауру? — я хмыкнула. — Могу. Если разозлюсь сильно, могу.

— Ты уже проламывала щиты следопытов?

— Один раз. Чтобы отомстить Зархару.

— Другу?

— Да. Мы тогда только познакомились. Мы с Курцем пришли в лагерь следопытов. А там тренировались с миракту. А я не знала тогда, что это такое. И Курц не знал, подействует ли на меня, я же не суккуб. А оно подействовало, но я не знала, что это. А Зархар все знал. Мне пришлось в бочку с холодной водой прыгать. На глазах у всех. Вот я на следующее утро и сделала так, чтобы все видели в его косах розовые бантики. Это делает меня демоном?

— Ты меня обманываешь?

— Странный вопрос, тебе не кажется? Но нет. Я тебе не лгала.

— Но можешь?

— Небо — зеленое, огонь — мокрый, а ты — милашка.

Он хмыкнул. Я напряглась. Что это? В его глазах мелькнула вина? Солнышко, у меня есть шанс убраться отсюда живой? Есть. Это радует.

— Ты говорила, что можешь вылечить остальных.

— Могу. Но не сейчас. У меня резерв на нуле, а восстанавливать его долго даже для одного исцеления. Это все, что тебе от меня надо? А потом ты меня убьешь? Или не будешь ждать и убьешь прямо сейчас?

— Долго — это сколько? — он напрягся от моих вопросов.

— Для одного полного исцеления — дня три-четыре. Если очень постараться можно в два с половиной уложиться, можно и чуть быстрее. Только у меня нет вспомогательных средств сейчас.

— А если ты кого-нибудь убьешь?

— Будет сразу полный резерв. Ты ведь и сам знаешь. Зачем спрашивать?

— Но ты об этом не упомянула.

— Это то, чего я никогда не сделаю, чтобы пополнить резерв. Как бы плохо мне самой ни было.

— Я тебе верю, — вынес вердикт. Приговор мне был оправдательным. Вот только в душе не было ничего, кроме опустошения.

— А я тебе — нет. И очень надеюсь, что никогда не соотнесу произошедшее на остальных следопытов.

Некоторое время царило молчание.

— Тот, на кого вы вели охоту, ушел.

— Мы охотились на тебя.

— Нет, — я покачала головой. — Я просто мимо пробегала, а у вас там была ловушка. Вы не могли знать, что я там буду. Ты и тут ошибся, — я посмотрела ему в глаза. — Я могу идти своей дорогой?

— Можешь.

Я медленно поднялась. Меня шатало. Но оставаться здесь, с ними, было еще хуже, чем передвигать ноги.

— Там дикие звери. И, видимо, еще один демон.

— Ты всерьез считаешь, что после встречи с тобой, — спросила я, не оглядываясь. — Меня волнуют звери? А демонов я не боюсь. Любых. Нет никого хуже людей, увы.

Ушла я не очень далеко. Но их уже не видно и не слышно. Сползла на землю по стволу какого-то очередного дерева, что служило мне опорой. Как же я устала. О, я, оказывается, утащила Солнечное пламя Риорданы. Ну и правильно. Они его не заслужили. Сунула его поглубже под футболку. Волосы, придержите камешек, раз вы сейчас такие хорошие и не вредные, ладно?

Надо встать и найти воду. Нет, сначала я просто посижу.

 

Кто-то влил мне в рот шаршах, потом воду. Что, опять? Хватит. Я медленно просыпалась. Вокруг снова следопыты, трое. Те самые. Святые небеса, да за что же мне такое?

— Вы пришли меня добить? Могли бы и не будить для этого. Или обязательно, чтобы я все видела и осознавала?

— Ты жестока.

— Тогда зачем?

— Тебе нужна помощь.

— Она была мне нужна раньше. Сейчас я сама справлюсь.

— Ты демон.

— А вы? Что вообще такое означает слово "демон"?

— Хочешь, чтобы мы просили прощения?

— Нет. Мне это ни к чему.

— Ты говорила, что можешь исцелить.

— И?

— Что ты хочешь взамен?

— Покоя. Меня не должны найти. А вы такого сделать не можете.

— Кто не должен найти?

— Все.

Мне хотелось еще воды и шаршаха. Но просить их я не буду. Вода есть вон там. Километра два протопать. Я дойду и сама. А еду найду. В лесу и не найти? Я уже не городская неженка, какой была когда-то. Хорошо, что чувство направления — это моя способность, а не демоническая. Пусть она и сбоит иногда.

— А просто так — вылечишь?

— Просто так, — я посмотрела на них. — Вылечу. Но сейчас у меня сил нет.

Он протянул мне шаршах. Я покачала головой, обошла их и направилась к ручью, роднику или что там с водой. Мне от них ничего не надо, только пусть не трогают.

Я все-таки доковыляла. Ручей. Мне везет с ручьями. Вошла в воду как была. Мне по пояс. Напилась. Волосы освобождено рухнули в воду. Кажется, им тоже хотелось пить. Я напряглась. Неужели я потеряла Солнечное пламя неизвестной мне демонессы. Уф, нет. Оно спряталось, или это ему Солнышко помог. Я опустилась на колени. Вода мне по горло. Холодная, бодрящая, бегущая мимо. Это, конечно, не тот ручей, целебный, из Проклятого леса, но тоже хорош.

Почувствовав, что сил прибавилось, вышла на противоположный берег. Оглянулась. На том бережку, откуда пришла, стояла та троица. Смотрели на меня и на то, как из воды выскальзывали мои волосы и собирались кругами вокруг меня. Все мои почти 6 метров.

— Я демон, не забыли?

А потом развернулась и пошла искать чего покушать. Не к месту подумала, что пропустила день рождения Курца. Оно вчера было. Еще только будет. Но все равно пропустила. Так подарок ему и не закончила. А еще подумала, что того, за кем они охотятся сейчас — они не поймают. Да, тут не одно существо, а целая стая. Вон, я следы увидела, а они — нет. Еще бы.

Зачем меня вообще сюда кинули? Что важного здесь и сейчас я не могу увидеть? Или я здесь не для этого? Солнышко, ты знаешь? Нет. Я тоже.

Как охотиться без ауры? И при таком упадке сил? Никак. Я нашла орешки. Нет, не фундук. Не помню названия. Они чуть крупнее, почти как грецкие. Но их можно есть, пусть они еще и зеленые. Вот только как их открыть? Сломала ноготь. Странно. Странный у меня материальный морок. Или это у меня все же полная смена ипостаси? Вот бы еще и следопыты отстали. Им что, больше делать нечего, кроме как за мной наблюдать? Вон пусть идут, ловят своего демона. Или куда-нибудь по более замысловатому маршруту. Жаль, без ауры мне их туда не послать.

Нашла камешек. В лесу это целая проблема. Приловчилась и, наконец, хоть чего-то в рот кинула. Горько, но съедобно. Жаль мало. Нашла еще какой-то корешок. Курц говорил, что такие тоже можно есть. Солнышко, что скажешь? Почистила, как смогла, откусила. А ничего. Трава травой. Ура! Гнездо. Целых три яйца. Правда, крохотных. Ладно, мне и на один зуб не хватит. Живите. Вся живность разбегалась задолго до моего приближения. А вот этот не убежит. Я примерила найденный камень в руке. Не зря же я столько времени кинжалы кидала. Это не кинжал, но тоже можно оглушить хоть ненадолго. Я очень медленно подходила к зверушке. Олень, только маленький, с собаку. Все, дальше засечет и убежит. Вернее, меня уже заметил, но пока стоит на месте. Далековато. Совсем. Ну и ладно, промажу — хуже не будет. Уроки Курца и Рона не пропали даром. Метнулась вперед с максимальной скоростью, на какую была способна в нынешнем состоянии. Урря, у меня есть вкусный обед. Попросив прощения, свернула оленю шею. Резерв чуть пополнился, так, даже процента нет. Был бы хищник — было бы больше, а если бы это был мутант Диких степей — так и до половины могло бы набраться, или уже меньше, у меня же резерв вырос. Спасибо тебе, зверек, и за твою плоть и за резерв.

Подняла. Так, где-то 7-8 кило. Но зато от предвкушения скорого обеда открылось второе дыхание. Обойдя следопытов по дуге, вернулась к ручью. Быстро собрала хвороста, распалила огонь. Вот только у меня ничего острого нет. А нынешние ногти — это не мои коготки. Убить ими могу. А вот тушку разделать или орешек вскрыть — нет. Несправедливо. И ничего острого в округе тоже нет. Того, что на следопытах понавешано, я не считаю.

— Ты ведешь себя, как обиженный ребенок.

— Я и есть — ребенок. Мне всего 13 процентов времени от совершеннолетия. По человеческим меркам — года два выходит. А вы меня обидели и сильно.

Они поморщились. Один протянул мне нож.

— Не боишься, что я вас им почикаю?

— Нет.

— Я обедом делиться не буду.

— И не надо.

Я вздохнула и нож взяла. Вскрыла ребра, вытащила печенку и, насадив на палку, протянула над огнем. Нет, я могу работать и аккуратнее. Но есть хочется жутко. Потом вынула сердце и положила на крупный лист не знаю чего. Не лопух точно, и не папоротник.

Горячая непрожаренная печень ушла только так. Подвесила сердце. На собственном сердце становилось веселее. Все-таки еда — одно из мощнейший удовольствий, если забыть о том, что это, в первую очередь, необходимость. Волосы тоже повеселели. Вон как волнами ходят. Опасности я не ощущала. Ни от следопытов, ни от того неведомого, что чуяла в городе. Да, ауру нельзя использовать ни в коем случае, но ведь как-то 25 лет я без нее прожила, правда? А здесь мне надо продержаться еще 29 дней, даже уже чуть поменьше.

Чуть подкрепившись, я все еще не был сытой, затушила костер. Больше держать глаза открытыми я не могла. Свернулась и уснула.

 

 

Глава 16. Продолжение

 

Конни

Проснулась я на кровати, в нормальной постели. Где это я? Что у меня за дурацкая привычка, просыпаться неизвестно где? С этим надо срочно завязывать.

Ой, я в демоническом облике. И сюда кто-то идет. Вот…!!! Следопыт-ветеран. Я нырнула под одеяло с головой, только волосы по полу раскиданными остались.

— Я слышу, ты уже не спишь.

— Я пленница? — ну же, Солнышко, помоги, мне надо срочно вернуться в человеческий вид. Он ведь меня такой не видел? Не видел. И никто не видела? Никто. Ну же, скорее.

— Нет.

— Тогда зачем меня сюда притащили? И куда это сюда? — уф, получилось, кажется, первый раз получилось, когда надо. Откинула одеяло и села.

— Это деревня Мрашки. Здесь наш временный штаб.

— Так зачем я здесь? И зачем ты сейчас пришел? — вот не понимаю я их, абсолютно. То издеваются надо мной, теперь отстать не могут. А, да, я же могу исцелить их. Сама напросилась.

Он внимательно смотрел, потом кивнул, словно уловил ход моих мыслей.

— Так ты поможешь?

— А если откажусь, меня убьют?

— Нет.

— Я уже сказала, что помогу, — я пожала плечами. — Зачем спрашивать еще раз?

Сжал челюсти, и опять кивнул.

— Пойдем, тебе надо поесть.

— Неа, — я покачала головой. — Я пойду в лес, сама найду, чего поесть.

— Почему?

— Я ни тебе, ни никому другому здесь не верю. Не без причины, да? Что тут может быть непонятного? Да, не отравите. Но оставаться с вами не хочу. Я не хочу быть вам ничем обязанной. Ни на вот столечко. Лучше потом, как силы восстановлю, вернусь, — он только смотрел внимательно. — Думаешь, детский сад — штаны на лямках? Возможно. Но мне так будет лучше.

— Ты знаешь, кто ходит в округе? Оно здесь не одно. Нападают и местных. Не щадят никого.

Я удивленно на него посмотрела. Или я не правильно определила по следам, кто тут бродит, или одно из двух.

— С какого бодуна трантрикам нападать на людей? Вот на овец там, коров, коз и прочую живность — это они могут. А на людей… Трантрики практически вегетарианцы, мне так, — я запнулась. — Старший говорил.

— Что?

— Это трантрики, — я повторила. — Не думаю, что вы сумеете их поймать. Они почти безвредны с точки зрения безопасности людей. То есть на разумных они не нападают. Они, с точки зрения демонов, вегетарианцы, то есть разумных не едят абсолютно. Их вывели специально, чтобы на них охотиться. Поэтому они очень хитры, могут с легкостью обводить старших демонов в инферно вокруг пальца. При этом они любят пошалить и попугать. Я одного видела, мне показывали.

— Откуда ты знаешь, что это эти самые трантрики? — спросил с подозрением.

— А там, у ручья, я следы стаи видела. Они размножаются быстро. Так что вам нужен кто-то мощный из демонов, кто умеет на них охотиться. А как по-другому я не знаю. А почему вы думаете, что это они на людей нападают?

— Мы не видели никаких следов.

— И не удивительно. Их только старшие демоны могут разглядеть. Это особенность у них такая.

— Значит, ты старший демон?

— Ага, только самый маленький. Младше и слабее меня нет никого.

— И ты так легко в этом признаешься?

— Так ты уже знаешь, что я демон.

— У тебя нет демонического запаха, ты очень хорошо маскируешься. Да, ты такой не выглядишь. И ты сказала, что ты полукровка.

— Вот пристал, — я вздохнула. — Я уникальная. Я и демон, и не совсем демон, и совсем не демон. Так что определение полукровка будет самым верным. Я целитель. И у меня две ипостаси. Равнозначные. Может, со временем и третья появится. Но не факт. Вернее, я думаю, что просто моя нынешняя немного преобразится.

— Ты можешь на них охоться? И нападения на людей были. Тут ты не права.

— Чисто теоретически — могу. Но без ауры это практически невозможно. Разве что следы могу показать. Но если они меня почуют — убегут на другой конец света.

— Эти саккаарраши, к которым ты относишься, такие мощные?

— Угу, — я не стала поправлять название. — Настолько, что демонологи не смогут даже меня удержать в круге призыва. Только мы еще и самые разумные и самые спокойные.

— То есть не опасные? — а вот издевки в голосе не надо.

— Для людей всех рас? В общем-то, нет. Тут только надо не злить и все.

— По тебе не скажешь.

— Ну и дурак ты тогда, если так думаешь. По мне нельзя судить об остальных. И я не могу, не имею ни малейшего права пользоваться аурой. Меня тут же найдут. А другие могут, их ничто не сдерживает. Ты даже не представляешь себе, что они могут сотворить. Нет, не со мной. А теперь я пойду, а то живот уже к позвоночнику прилип.

Он развернулся и ушел.

Я тоже вышла из дома. Нашла маленькое строение, типа сортир а-ля деревня. А что вы думаете, если демон, то не надо? Правда, могу много дней не задумываться о такой прозе жизни. Или просто я не правильно питаюсь? Представила, как выглядит со стороны — закрытая дверь, из-под которой торчат длиннющие волосы. Хи.

Ага, как же, оставят меня без наблюдения, демон как-никак. Умылась у колодца. Ко мне подошел тот, который ранен по-другому. Вот чего бы ему не лежать и не лечиться? Бегает. И не морщится даже, хотя болит у него не хило. Протянул мне большую миску с жареным мясом. Я покачала головой.

— Это то, что ты сама поймала.

— Угу, — я подумала и взяла. — Спасибо.

Пожал плечами и отошел. Я устроилась за домом, в саду, и ухомякала все, что было. Потом немного помедитировала, пытаясь восполнить резерв. Только процентов 5 получилось. О, сильные переживания мне на пользу, да, мои демоны? Вон, резерв вырос — еще чуть-чуть и будет 6 исцелений. Так что 5 процентов получается уже очень так неплохо. Почти треть целого исцеления. Вот и Рон говорит, что уже лет через 10 или даже раньше я буду обладать возможностями, равными возможностям архимагов населенным земель. Правда, полное исцеление людям любой из рас дается очень сложно — однократное применение полностью истощает и лишает сил на много дней.

Оглянулась, этот, наблюдатель, все еще рядом. Не хочу быть должной ни в чем. Жаль лишаться этих крох резерва, но это мое нежелание и рядом не валялось с тем.

— Ты не мог бы подойти? — подошел, даже не морщится, вот ведь сила воли. — Сними рубашку. Мне надо посмотреть поближе.

Нет, я могу и так, но если я попробую контролировать, может, удастся направить конкретно на незаживающую рану. И, кстати, а почему у них такие странные раны, что не заживают на следопытах?

Молча разделся.

— Садись, — я указала на ту лавочку, на которой раньше сидела сама (наверное, хозяева дома любят в саду отдохнуть, тут красиво, правда, вся деревня выглядела такой пустой, словно практически все вымерли).

Размотала повязку. Да уж. Вот разрывы, длинные, не очень глубокие. Но плоть вокруг словно сама себя пожирает. Что за гадость? Провела рукой над раной. Яд? Вирус? Как в каком-нибудь фильме ужасов. Только это реальность, а не фантазия сценаристов и специалистов по спецэффектам. Обвела контур раны. Ему, наверное, очень больно и от такого легчайшего прикосновения. Но молчит и не дергается. Постаралась как можно аккуратнее и целенаправленнее вливать исцеление. Рана чуть очистилась. Отлично, дальше сама заживет. У меня еще процента 1,5 осталось. Теперь проверим внутренние органы. Ммм. Вот сюда надо немножко и сюда. Осела на землю, сжимая грудь, в которой опять разливалась сосущая пустота. Зато я ему ничем не обязана.

— Пока все. Больше не могу. Может, потом. Но теперь ты и сам должен вроде начать выздоравливать, — я перевела дыхание. — А что это за тварь тебя так отделала?

— Демон, — он рассматривал результат. А что там смотреть? Рана как была, так и осталась. Только и сумела, что ее почистить.

— Какой?

— Демон.

Не поняла, они что, не классифицируют демонов?

— Что демон, я поняла. Демоны разные бывают. Вплоть до целителей, знаешь ли.

— Спасибо. Мы называем таких жемесами.

— Может, жемэрсы? — я вспомнила наставления Рона. Да уж. Те еще создания. Практически неразумны, так, скорее на уровне инстинктов. Зачем демонологи могли их призывать? Непонятно, — А тот, что нанес другие раны?

— Виратры.

— Ммм, может вираирты? — тоже непонятно, зачем такие могли кому-то понадобиться? Я помню, что мне Рон рассказывал. Ну, я не такой уж большой и спец в классификации и назначении демонов инферно, но … мне казалось, что вызывать должны как минимум полезных для тех, кто вызывает. Правда, я не интересовалась демонологией. Может, тут просто затягивает ближайшего в воронку призыва. Или как оно тут называется и происходит? Хотела бы я посмотреть на того, что вызовет СакКарра-Ши.

— Тебе весело?

— Просто представила как кто-то вызовет, — я захихикала. — Моих… моих… Мда, — я посерьезнела. — Дикими степями не обошлось бы.

— Чем?

— Не важно.

Я еще немного посидела на земле. Потом поднялась и пошла в дом, в ту постель, которую мне выделили. Спать хочу. Легла, достала Солнечное пламя Риорданы, прижала к себе, слушая, как они перешептываются с Солнышком. И вырубилась.

Проснулась посреди ночи резко, от заоравшего чувства опасности. Что? Следопыты? Нет. Это та, другая, более мощная опасность. Она, словно поисковая сеть Акури, надвигалась по всему горизонту. Что это? Меня кто-то ищет целенаправленно? Волосы закрутились платьем вокруг тела. Значит, опасность нешуточная. Сунула чужой камешек под футболку, не потеряйся. Выскочила в окошко. Куда податься? Заметила следопыта, что сжал в руке оружие. Прочь отсюда, скорее. Я опять бежала по лесу. Пусть следом идет тот, кого я только сегодня лечила. Имен я их не спрашивала. Мне без надобности.

Не ошибись снова, мое чувство направления. Ощущение поисковой сети все усиливалось. Кто же это? Кто из могущественных этого мира знает обо мне? И как?

Выскочила на какую-то полянку. Мне что, сюда? И чем тут особенное место? Волосы накрыли всю не столь уж и большую полянку. И вдруг по земле прошла трещина. Открылся небольшой лаз. Солнышко, мне сюда? Там темно и … точно сюда? Полезла внутрь, там нашлась каменная лесенка. Проем закрылся надо мной. И что-то мне подсказало, что там, наверху, не осталось и следа моего присутствия. Чувство опасности притихло. Здесь меня не найдут. А вот теперь вопрос: а где это, здесь?

Я неплохо вижу в темноте, но не в полной тьме. Мне нужен хоть махонький, но источник света. Радар подсказал, что я в небольшой клетушке, из которой есть проход. Пошла туда. Волосы волнами бежали впереди и сзади, вообще вокруг. О, оказывается, то, что они обладают чувствительностью, может быть и полезным. Радар не показывал всех неровностей пола, а так я словно видела черно-серую трехмерную картинку.

Проход резко оборвался обрывом. Впереди нашлась огромная пещера, или нет, скорее это рукотворное помещение. Несколько лучей ночного сумрака, если так можно сказать, что проникали через крохотные щели в потолке по краям, давали возможность все рассмотреть. Сбоку лестница. По центру нашлась огромная плита. О, да она из мягкого камня, как в моей пещерке, и как в той пещере, где я познакомилась с Роном. От прикосновения к этому камню по руке прошлось тепло. В углу помещения нашлось огромное каменное кресло. Страж такие любит. Забралась в него. Для меня это целая кроватка. Нет, здесь неуютно. Без Рона. Стоп, не хотеть к нему. Хочу домой, в свой кукольный домик. Там меня ждут. Хочу, слышишь, ты, не знаю кто, исполняющий мои «хочу». Хочу в кукольный домик! Не слышит.

Забралась на плиту. Свернулась на ней. Сверху, над землей, там все накрыла паутина поиска. Наверное, такие помещения предназначены именно для СакКарра-Ши. Убежища? Место, где можно отдохнуть в населенном мире? Меня словно убаюкивал мягкий камень. Солнышко и Солнечное пламя Риорданы ему помогали.

Проснулась в слезах и в демоническом облике. Не помню, что мне снилось. Зато отдохнувшая, словно я неделю спала. И резерв полон. Как хорошо. Что, Солнышко? Я именно неделю и спала? Так вот почему я так кушать хочу. Опасности больше не было. Там, наверху, уже не было паутины поиска. Все же, кто это? Кто меня ищет? Это не СакКарра-Ши. Уж они бы нашли меня в один миг. Здесь, на плите. Но они меня не ищут сейчас. Сейчас они обо мне не знают. Может, это боги? Не похоже. В той паутине не было ничего от их присутствия. Да и с их зеркалами никакая паутина не нужна. И боги обо мне не знают. Тогда кто? Неужели это? Да нет, тот бред, что мне под палящим солнцем на крыше привиделся, не может быть правдой. Или может?

Ладно. Сначала насущное, а размышления потом. Пошла к другому проходу из помещения. А тут совсем дикие пещеры. Минут через 40 нашлось озеро. А в нем рыба есть. Смогу поймать без ауры? Не попробуешь — не узнаешь. А рыбка-то тут — непуганая. Вот только костерка развести не из чего. Я рассматривала три рыбинки. Остальные больше не подплывали к берегу. Оторвала кусок, осторожно откусила. До желудка кусок не дошел, растворившись еще в пищеводе. Желудок на такое безобразие обиженно квакнул и потребовал свою долю. В принципе, терпимо. Распотрошила рыбку до конца и съела. Прислушалась к ощущениям. Съела и остальные две. Какой только гадостью не приходится питаться. Жуть. Остатки от рыбки кинула в озеро. Похоже, эти рыбки не прочь съесть себе подобных.

Пошла на выход. Слушала ночной лес. Куда мне теперь? Может, остаться внизу? Осталось меньше трех недель. Вода есть. От сырой рыбы не умру. Да и можно в лес выбираться за дровами. А тут можно и кого другого на обед найти. Только надо следопытов отыскать. Я им помощь пообещала. А слово держать надо. Человеческий облик вернулся как нельзя вовремя.

Где они? Все еще неподалеку. Они мне опасны? Вроде нет. Ага, рядом тот, кого я вторым лечила. На нем все почти зажило, ему моя помощь больше не требуется. А те двое, раненные? Вот упертые, все еще пытаются ловить трантриков. Ну и флаг им в руки, и якорь в…

Ой, кажется, мне удалось подойти почти вплотную. Учусь.

— Тихо-тихо. Это всего лишь я. Убери оружие. Я пришла вылечить, как и обещала.

Он смотрел недоверчиво и напряженно.

— Да убери ты оружие. А то меня так и подмывает плюнуть на все и убежать, — спрятал. — Дай руку. Вот и все.

Он ощупывал себя, а я уже шла к другому. Тут недалеко. Этот засек сразу, или, может, его тот предупредил. Амулеты связи еще никто не отменял. Молча протянул руку. Эксплуататоры.

— Спасибо. Подожди.

— Чего?

— Нам надо поговорить.

— Еще один. Давай прямо, четко и поскорее, чего тебе еще от меня надо?

— А можешь еще? — ну вот, и чего я еще хотела?

— Могу. Кого и от чего?

— В Мрашках еще четверо наших. Раны похожие.

— Четверо? Многовато. Могу троих. Четвертого только через несколько дней. Только у меня есть условие.

— Какое?

— Кто обо мне уже знает? Кто, кроме следопытов?

— Больше никто.

— Вот я и хочу, чтобы никто и никогда не узнал, и чтобы через три недели обо мне забыли напрочь. Понимаешь? Через три недели меня отсюда по-любому выдернет обратно. Туда, где мне будет безопасно. И назад я уже не вернусь. Понимаешь? Это мое главное условие. Я буду лечить всех, кто придет, скажем, вот на эту поляну. Скольких смогу. Но обо мне не должен знать больше никто. А потом вообще ни с кем обо мне не говорить, никогда, даже преемникам, духовникам и всем прочим. Чтобы и памяти обо мне не осталось. Понимаешь?

— Чем это вызвано?

— Так надо. Больше ничего не могу сказать. Но это мое главное условие. Дайте клятву. И я буду лечить, пока я еще здесь, и пока у меня есть силы. Не такое уж и сложное условие, да?

Он подумал.

— Я дам такую клятву. Насчет остальных пока не могу сказать.

— Разве у тебя нет амулета связи? Хочешь сказать, что остальные нас не слышали?

— Слышали, — он хмыкнул. И поклялся. Потом достал амулет. И я услышала слова клятвы от остальных.

— Отлично. Как быстро те, что в деревне, могут дойти до леса?

В общем, до рассвета я вылечила еще троих. Посмотрела на четвертого. Подумала, прикинула размер остатка резерва. Чуть меньше половины исцеления.

— Раздевайся, покажи раны.

Да уж. Эта пакость косит следопытов почище эпидемии. Одна царапина и меньше чем через год — труп. А если рана крупнее — то быстрее. Почистила немного рану.

— Все. Больше сил у меня нет. Думаю, через неделю смогу еще пятерых осилить.

— А если вот так, понемногу?

— Если понемногу — то больше. Но я не уверена, что смогу вот так понемногу, когда в резерве что-то еще остается. В общем, все. Я пошла отдыхать, силы восстанавливать. Провожать меня не надо. Через неделю приду на ту поляну. Или, может, вы мне амулет связи дадите? Вдруг я просплю или еще что случится.

Мне протянули просимое. Тут раздался сигнал тревоги по их связи. Нашли свежие трупы крестьян. И вот что странно, никого крупного мой радар не засек. Неужели я не могу определить наличие демона в округе?

И чего я с ними поперлась? Мужчина и женщина. Их смерть не была легкой, тот, кто это сделал, долго играл с жертвами. Интуиция шевельнулась. Что-то здесь не так. Это не могут быть те «вегетарианцы». Сто пудов — не они. В них искусственное ограничение. Могли ли местные демонологи, чтоб им, сломать это ограничение? Даже если смогли, характер ран был бы не тот. Нет у них таких когтей, чтобы так порвать человека. Почему же следопыты не чуют неправильность? Может, они этих шустрых демонов никогда не видели даже издали?

Я присела рядом с телами. Принюхалась. Не поймите неправильно, запах смерти мне не нравится, очень. Просто я не чую запаха демонов вообще. Запаха инферно. Рон говорит, что от всех демонов, что живут в инферно, всегда пахнет инфрено. Как бы те не пытались замаскироваться, СакКарра-Ши почует демона всегда. И что это значит? Это не работа демонов? Тогда чья?

— Нравится? — не люблю я такие интонации.

— Нет, — я развернулась и пошла в лес. Вот сказала бы я им о своих подозрениях, и что? Они бы не поверили, они и так не верят в трантриков, а то и меня бы саму обвинили. Оно мне надо?

Но и оставлять так, как есть, не правильно. Ой, о чем это я. Мне надо заныкаться обратно и не высовываться. Мой взгляд остановился на следах демонов-дичи. А могу ли я справиться с ними без ауры? Делай, что можешь, и будь что будет. Так, следопыты довольно таки далеко. Я пошла быстрее. Ага, вот еще следы. Вернулся демонический облик. Смотри-ка, учусь. Рявкнула:

— Эй, ты! Да ты. А ну иди сюда. Живо! — один из вегетарианцев, что был ближе всех, замер. — Не зли меня, — он осторожно начал приближаться. — И остальную стаю захвати.

Через пару минут напротив меня стояла вся стая.

— Ты, — я ткнула в ближайшего. — Иди сюда.

Он приблизился. Я рассматривала его. Они не очень разумны. Но все же вполне достаточно, чтобы понимать, чего от них хотят. Странно. Это же демон, создание инферно. Я должна испытывать ужас и отвращение, да? Вот только не было и в помине. Больше всего ощущение было похоже на… словно рядом кто-то из моих животных из Облаков. Почему? Разве не должны они меня бояться и убегать? Ведь именно это в них заложено, да?

Я протянула руку и погладила его о голове. Провела когтями по его шее. Тот покорно запрокинул голову и прикрыл глаза. Тебя выдернули из родного мира и бросили сюда? Тебе здесь не нравится? Ты хочешь домой. Я тебя понимаю. Знаешь, а ведь Рон не запрещал мне перемещаться в инферно. Может, он чуял, что я туда сама не сунусь? А я вот возьму, и сунусь. Сама. И этих захвачу. Только сначала, зверушки, вы мне поможете. У вас великолепный нюх, и вы изучили тут все в округе. Мне надо достать того гада, что маскирует свои преступления под деятельность демонов. Там трупы, видели? Видели. А кто это сделал? Нет. А найти того, кто это сделал, хотя бы по запаху или еще чему? Охота, но не на вас, а наоборот. Интересно? Тогда вперед. Найдите того гада. Сумеете, притащите сюда. Нет, не рискуйте, просто придите и мне расскажите.

Они умчались. Ну вот. А теперь я пойду спать. А по дороге, может, и покушать чего найду.

Проснулась на плите. Вокруг сидела стая трантриков. Мне кинули картинку туши теленка на выходе в лес.

— Спасибо, милые. И что вы видели?

Мне скинули картинку. Мда. Нет зверя страшнее человека. Они его не тронули. Запрет на разумных никто с них не снимал. Значит, надо дать знать следопытам. Вот только как? Этот, с картинки, выглядит вполне респектабельным. А какие доказательства у меня? И кто сказал, что эти демоны не разумны? За тем гадом установили слежку. Молодцы. Хвалю. Вернусь домой, обязательно найду ваших потомков там, в инферно.

И сколько я спала? День. А резерв полон. Харррошая плита. Плотно позавтракала (или поужинала? вечер как-никак… короче, покушала). Пока «совершала послеобеденный моцион» обернулась человеком, интересно, зачем это? Потом устроилась в корнях какого-то дерева, достала камень Риорданы (трантрики отодвинулись боязливо, а да, для них же одно прикосновение смертельно, чуют, идите в лес, погуляйте). Солнышко, а о чем вы общались? Ну почему ты не хочешь рассказать? Хоть чуть-чуть, пожалуйста. Оооо, так Риордана была Изначальной? Как Рон? Надо же. А как получилось… от Солнечного пламени пошла волна грусти. Да, я поняла, я больше не буду спрашивать. И верну тебя следопытам. А потом найду. В своем времени я тебя обязательно найду.

Я вынырнула из беседы, вернее, чувство направления выдернуло. Ко мне торопился один из стаи, нес важную новость, выскочил из-за кустов. Что такое? Кто там еще? Этот кто-то шуганул трантрика. Мужчина. Красавчик. На вид лет 25-30. В лесу, ночью. Не следопыт. Повернулся ко мне. Приблизился.

— Такой молодой девушке опасно быть ночью в лесу одной. Вот еще бы немножко и этот демон тебя бы разорвал, — подошел вплотную, мурлыкая мне эту глупость, попытался обнять.

— О, наверное, не только молодым девушкам опасно находиться в лесу ночью, да? — я уперлась ему левой рукой в грудь. Так, отлично, кажется, я, наконец, уловила, как менять облик произвольно. Улыбнулась своей клыкастой улыбкой замершему незнакомцу. Он только в ужасе покосился на Солнышко, что так близко находилось к нему. — Правда ведь, никогда не знаешь на кого нарвешься в темном лесу ночью, да?

Я отступила на шаг и опустила руку. Он медленно опустился на колено, меняя облик на родной, уперся рукой в землю.

— Прошу прощения, я не знал. Никак не ожидал встретить дитя СакКарра-Ши здесь.

Я рассматривала демона. Ну и кто бы говорил о детях? Самому-то сколько? Вот блин горячий, не лес, а не знаю что! Куда ни плюнь или в демона попадешь, или в следопыта. Вон идут по следам этого. Минут через десять-пятнадцать выйдут сюда.

— Встань, — встал. — А теперь тебе будет лучше свалить отсюда куда подальше. И следы лучше заметай. А чего ты вообще тут шляешься? Проваливай в инферно, не фиг со следопытами в салочки играть.

Он онемел ненадолго, потом отмер:

— Прошу прощения, но я не могу самостоятельно вернуться в инферно, пока не накоплю достаточно сил.

— И когда это будет? Нескоро? Тебе-то самому сколько-то исполнилось? А, времени нет. Проваливай. Живо.

Я его еще раз осмотрела. Уйдет от следопытов или нет? Свистнула трантрикам, кивнула на вновь прибывшего:

— Проводите и следы прикройте. А ты не вздумай их обидеть. Все, кыш.

— А ты?

— А я их знаю, и они меня знают. Брысь.

Свалили. А мои вегетарианцы отлично следы заметают. Если бы я сама их не видела в этом странном диапазоне, ни за что бы не нашла. Может, и следопыты не учуют. Один из уже моих питомцев кинул картинку. Вот свинство, тот гад опять пошел на охоту, чтоб ему. Уууу, и как направить туда следопытов? Я задумалась. Или, может, натравить найденного высшего пусть и юного демона? Ага, и отправить их всех в обнимку в инферно. Если той сволочи так нравится играть в демонов, вот пусть и поиграет всерьез.

— Привет, народ. Не надо направлять это на меня, — их я встречала уже в человеческой ипостаси.

— Эээ, и тебе … эээ… здравствуй, — угу, все ясно, тетя — бяка, но ведь может вылечить соратников.

— И чего вам опять не спится?

— Ты тут никого не видела?

— Спятил? В ночном лесу полно всевозможной живности. Вот вы, например. Тебе кто нужен?

— Демон.

— Мы это уже проходили. И выяснили, что я — необычный демон. Так чего надо-то?

— Мы идем по следам демона, — тоном, каким говорят исключительно с умалишенными, произнес тот, на кого я сейчас смотрела. — Ты тут других демонов не видела?

— Видела, — зачем врать? — Трантрики тут бегают. Это те, которые на людей не нападают.

— И куда они побежали? Кстати, как они выглядят? — вот не верят они в моих демонов.

— Они побежали вон туда, туда, туда и туда. Тут их, я же уже говорила, целая стая. А выглядят, ну даже не знаю, как поточнее описать, этакая помесь крупной кошки, гиены, крокодила, обезьяны и дикобраза. А еще надо добавить их приспособленность к охоте на них самих. Их вывели специально в качестве дичи. Как-то так.

— Тогда мы ищем другого. Может, ты еще кого-то видела? Следы ведут именно сюда, — произнес с нажимом.

— Да пробегал тут один, меня увидел, шуганулся и смылся. Неужели я такая страшная, что от меня симпатичные мужчины бегают?

— Это демон, — они смотрели с непередаваемым выражением на меня. — И куда он пошел?

Ага, спрашивайте, спрашивайте, я же вижу по вашим лицам, что следы вы потеряли. Молодцы мои вегетарианцы.

— Кажется, в инферно собирался. Не думаю, что вы захотите пойти туда за ним. Или хотите? Я могу отправить. Вот только назад не обещаю … или не могу… нет, не могу, меня засекут. Так что, — развела руками. — Тут я вам не помощник. Кстати, еще раненые есть? Завтра я смогу еще одного вылечить.

Они угрожающе уставились на меня.

— Так, народ, если есть претензии, предъявляйте. Надеюсь, исподтишка в спину нападать не будете? — ну да, нарываюсь. А что делать?

— Куда делся демон?

— Свалил. Я уже сказала. Собирался в инферно. Но его путь я не отслеживала. Потому утверждать, что он уже там, я не могу. Что еще?

Вот я им задачку задала. С одной стороны — демон, с другой — вылечила и есть шанс, что вылечу других. Ой, я балда. Хлопнула себя по лбу.

— Стой, не дергайся. Я просто кое-что проверю, — взяла вылеченного за руку. Ммм, и? Провела рукой по груди. Кажется, да, вот тут и вот так. Ага. Точно. Я подумаю. Может, что и получится. Я пыталась на пальцах прикинуть требуемую энергию и размер основы.

— Хм, — на меня смотрел один, оставшийся (остальные уже пошли кругами, выискивая пропавший след). Что? Я прервала размышления. Ой, я, оказывается, уже долго стою в прострации. Похлопала глазками.

— Ну, я пошла. Может, чего и получится. Не волнуйся, с тобой все в порядке, я просто проверила кое-что. Например, у Курца были побочные действия от моего лечения. Да не дергайся, какие вы, мужчины, нервные местами, просто от ваших эликсиров один вред организму, а у Курца потом было заметное улучшение общего состояния. Вот я и решила проверить, будет ли такое у тебя и у остальных, — говорить, что мне пришла в голову идея многоразового амулета для прочистки таких вот странных ран, я не стала. Зачем обнадеживать заранее, вдруг не получится.

— Подожди. Конни, да?

— Что?

— Я не поблагодарил тебя.

— И что? Мне от этого ни тепло, ни холодно.

— Спасибо. И спасибо, что не держишь на нас зла.

— Просто в будущем не делайте преждевременных выводов. И кто сказал, что не держу? Может, я сейчас вот и мщу вот так вот, как умею. Вот каково тебе сознавать, что ты мне должен? И что ты никогда мне долг не сумеешь вернуть? Неплохая мстя. Извращенная и долговременная, да?

— Да уж. Если бы все так мстили.

— Не приведи небеса.

Меня не задерживали. Но попытались отследить. Спасибо трантрикам, они мой след закрыли. А теперь отведите к тому демону. Кроме СакКарра-Ши я больше ни с кем из демонической братии не общалась. Рон тогда ни с кем и словом не обмолвился. Да и самих высших демонов он мне не показал. Хотя, если учесть что СакКарра-Ши — это ходячая машина уничтожения всех прочих демонов этого мира, то… Ведь я могу послать убойную волну от Солнышка по всей своей коже (это мне он сам подсказал, еще когда я только демона увидела). А значит, и по ауре могу передать такое воздействие. Получается, что все прочие демоны должны просто панически бояться не только тесного общения с нами, но и вообще просто находиться в зоне досягаемости нашей ауры. Вопрос: почему тогда вовремя не остановили того долбанутого демона-разрушителя? Ведь, если все так, то достаточно было бы просто присутствия любого СакКарра-Ши в радиусе … в огромном радиусе. Рон вообще может закрыть почти весь материк, а объединившись с остальными — весь мир со всеми его слоями. А тогда их было около тысячи. И боги тоже были в мире. Почему же последствия были такими катастрофичными? Еще один вопрос в копилку.

 

Мои трантрики привели демона к оставленной тушке теленка. Почти рядом с входом в подземные пещеры. Но вход ему не показали. Умнички. Я почесала ближайшего за ушком, рассматривая демона инферно. Он напряженно смотрел на меня.

— Не расскажешь ли кто ты и как попал в населенный мир?

Пожал плечами и поведал печальную историю злоключений. Он действительно еще очень молодой, но уже весьма перспективный, демон в своем плане (уровне, слое, надо бы определиться с единым названием). Но еще недостаточно сильный, чтобы самостоятельно перемещаться между мирами. Да и на такие перемещения СакКарра-Ши смотрят очень косо. А вызвать гнев таковых — величайшее преступление с точки зрения демонических законов.

Какие откровения, однако. И почему мне Рон об этом не рассказал? Хотя могла бы и сама догадаться о наличии чего-то подобного. Если кто из наших рассердится на демонов инферно, то последним придет полный абзац. И нет в мире никого, кто мог бы их защитить. На богов, пока те были, демонам рассчитывать не приходилось. Мда, несладко инфернальному населению этого мира живется. Мне их даже жаль стало. Разве они виноваты, что такими уродились?

И вот этого бедолагу случайно засосало в воронку призыва. Вообще-то, высший демон может уклониться, но так уж получилось, что он был ранен в тот момент и сил у него не хватило. Получивший такой презент демонолог такой радости не ожидал. Круг его оказался слаб, и демонолог пополнил силы демона. Но самому демону этого было катастрофически мало. А до полного набора сил, чтобы самостоятельно вернуться домой, ему еще ой как много надо. Сколько в жертвах он не назвал, видимо, мое неодобрение почуял. Короче, сбежав из уединенного жилища почившего демонолога, почти нарвался на следопытов, которые весь район оцепили. Хотел зажевать попавшуюся девушку, дабы пополнить силы, суметь взлететь и уйти от следопытов, но и тут вышел облом.

Так это не плащ, а крылья? Как я многого не знаю. Вернусь — опять стану прилежной ученицей.

— И как мне тебя называть?

— На твое усмотрение, — все-таки неплохо он успел прочувствовать мое настроение.

— А имя у тебя есть?

— Есть.

— И?

— Варлаиш, — понурился. Не помню, может, с именем у местных демонов какие-то заморочки есть?

— Угу. Слушай, я тут все равно собиралась трантриков в инферно отвести, могу и тебя прихватить. Хочешь?

— Да, — похоже, такого предложения он не ожидал. — Что я должен сделать?

— Не торопись. Сначала я тут кое-что должна закончить. И местных жителей чтоб не трогал, понял? — кивнул. — Правда, есть тут один гад, человек, — я ему кинула картинку. — Маскирует свои преступления под демонов. Этого надо остановить, — опять кивает. — Возьми с собой зверушек. Они и путь покажут, и следы заметут. Пока все, — и что теперь, пустить его в пещеры? — Потом возвращайся, нечего по округе отсвечивать. Стоять. Тушу в пещеры. Вот теперь все.

Заняв таким образом народ, принялась колупать камешки, ища подходящий. Я ведь только что обрекла человека на смерть. Это получается мой пятый, по счету того следопыта. Меня должна совесть мучить, да? Нет. Это — не человек. Творить такое. Если таких вот трупов по округе каждую ночь в течение пары месяцев находили, то только тут эта сволочь убил больше 60 человек. И … все, я не буду об этом думать. Мне нужен камень под амулет. Нашла парочку подходящих. Обточила. У меня уже есть опыт в этом деле. Я Курцу тоже амулет делала. Только я туда собиралась пять полных исцелений влить «на потом». Кому и когда захочет. Мало ли что в жизни бывает. А вот теперь мне надо сделать так, чтобы это было не полное исцеление, а только чистка вот таких незаживающих ран. Тогда энергоемкость будет гораздо меньше. И чтобы заряжался без меня. Например, на алтаре Коварраля. Вот только получится ли?

Взгромоздилась на каменную плиту. Если переборщу с вбуханной энергией, камень поможет восстановиться. Ну что, Солнышко, рискнем? Что за упаднические настроения? Так, стоп. А аура? Я же обычно ей работаю. Солнышко, опять тебе дополнительная работа, проследи, пожалуйста, чтоб я ее не задействовала. Вперед.

Ууу, и когда я сначала буду хорошо думать, а потом делать? Хотя, надо ли мне это? Ведь получилось, да? Надо будет проверить. А сколько я провалялась в отключке? Три дня.

— Привет, ммм, Варлаиш, да? — демон нашелся у озера. Кинул картинку, типа отчитался о проделанной работе. Хорошо, что я еще ничего не ела, а то бы… отдышалась.

— Не делай так больше, ладно? Или предупреждай заранее хотя бы. А ты что, голодный тут все это время сидишь?

— Почему голодный? — пожал плечами. — Твои трантрики исправно носят животных.

— И где тогда моя еда? — напрягся. — Да ладно тебе, расслабься. Сегодня я со следопытами пообщаюсь, и потом рванем в инферно.

Поймала рыбку. Перекусила и пошла искать народ.

Народ нашелся быстро. Они кружили по округе, искали мои следы, ну и остальных демонов заодно.

— Привет. Вы не меня ли потеряли?

— Привет. Тебя. Ты не пришла две ночи назад и не отвечала на вызов.

— Я спала. Не слышала. Я же говорила, что могу проспать назначенную встречу. Пошли лучше к раненым.

— А ты не могла бы придти в деревню? Там есть тот, кто не может переносить дальнейший путь.

Я подумала и кивнула. Спросила по дороге, что слышно в последнее время. Порадовалась. В две последние ночи трупов больше не было. Ну вот. Я же говорила, что виноваты в данном случае не демоны.

— Ты что-то знаешь об этом?

— Можно сказать и так. Не пойми превратно только. Но таких трупов, как те крестьяне, больше не будет. И это был не демон. Все. Точка.

Народ посопел, но ничего не сказал. В деревне все обошлось без приключений. Двоих я вылечила своим обычным способом. Их тут трое было. Сколько же таковых по всему свету? Я повернулась к тому, кого вторым лечила (тут и тот, первый, был, но его я старалась игнорировать).

— Держи, — я протянула ему созданный амулет. — Ну чего ты встал столбом? Держи. Вот. А теперь подойди вот к нему. Ага. А ты приляг и открой рану. Умница. Теперь поднеси камешек к его шее, вот сюда, в ямку между ключиц. Положи.

Я внимательно следила за происходящими изменениями. Народ с не менее напряженным вниманием следил за мной и раненым. Кажется, получилось. Рана почистилась. Теперь он и сам должен будет выздороветь.

— Все. Забирай камешек. Дай его сюда, — я проверила остаток заряда. Получается, должно хватить без перезарядки на четыре применения. Неплохо. Теперь бы узнать, будет ли осуществляться зарядка. Но оставаться и контролировать не буду. Мне пора бы уже покинуть это «гостеприимное» местечко.

— Все. Работает. Вообще-то это первый амулет, который я сделала. Так что не знаю, не уверена, будет ли все работать долго. Суть работы — очистка вот таких вот ран от всякой гадости. А дальше ваши собственные эликсиры и регенерация справятся самостоятельно. Полного заряда хватает на четыре раны. Как действовать, вы теперь знаете. Потом надо будет проводить перезарядку. Я старалась сделать так, чтобы это можно было осуществить на алтаре в храме Коварраля. Полчаса должно хватить. Так что, если кто спросит, сможете смело врать, что это божественный дар силы исцеления. Кстати, если так скажете — это не будет ложью. Это истинная правда. Теперь все. Надеюсь, что шанс не окажется совсем уж призрачным.

Вернула амулет второму. Подумала и повернулась к первому. Протянула Солнечное пламя Риорданы.

— Береги его.

И повернулась на выход.

— Ты уходишь?

— Да. И скорее всего уже не вернусь никогда. Сам понимаешь, если тебя ищут, не стоит постоянно стоять на месте. Удачи вам всем.

Меня не задерживали. И за мной не шли.

Демоны в полном составе уже ждали неподалеку. Им не терпелось вернуться домой. Я следопытам ведь неправду сказала, что для перемещения мне нужна аура. Не нужна. Наверное. Мне так кажется.

— Варлаиш, и куда нам лучше переместиться? — скинул картинку, я поморщилась. — Мда, не самое радостное местечко.

Попробовала настроиться. Не вышло.

— А еще куда-нибудь? — опять не получилось. — Нет, так не пойдет. А, ладно. Пойдем наобум.

Захватила всех и переместилась. Я. Сама. В инферно. Брр. Что-то тут даже хуже, чем я помню после прогулки с Роном. Или это оттого, что его нет рядом?

— Кто-нибудь знает, где мы?

— Это, — ответил юный демон. — То самое место, где не хочет бывать никто. Место ссылки и принудительного заключения провинившихся и тех, кого даже мы считаем невыносимыми.

— И как отсюда выбраться?

— Выхода нет. Сюда есть только вход.

— О как. Мне везет.

Трантрики жалобно подвывали и жались ко мне. На Варлаиша смотреть было больно. Ну и ладно. Нам закон не писан, я и из рук Стража могу переместиться, правда, я не специально тогда это делала. Захватила всех и попробовала переместиться куда-нибудь еще. Лес густой — наш дом родной. Еще один рывок (я пробовала вспомнить ту равнину, по которой Рон мне прогулку устраивал).

— А сейчас мы где? — спросила, оглядывая весьма такое… ммм… оригинальное помещение.

— Главный зал Ураранта, — обреченности в голосе даже больше, чем в первый раз.

— А поконкретнее?

— Мне конец. И твоим трантрикам тоже.

— А если я попрошу вас не обижать?

— Пожалуйста, не надо.

Ладно, вроде нас никто не увидел. Еще перемещение. Снова лес. Еще рывок.

— А сейчас мы где? — какие-то густые заросли чего-то… хм… оно что, плотоядное?

— Может, ты еще раз попробуешь? И побыстрее.

— Что, очередное место из тех, где бывать не рекомендуется?

— Да.

Поскакали еще раз.

— А теперь? — пейзаж, конечно, тот еще, но голая равнина до самого горизонта, на мой взгляд, ничего такого резко угрожающего не содержит. А, да, для меня тут мало что есть угрожающего.

— Уже лучше, — о, и Варлаиш заметно повеселел, и трантрики.

— Ну раз так, надеюсь не надо никому напоминать, что вы видели что угодно, но не меня? Хоть розовых слоников качающихся на цветочках. Если хотите, можете считать, что если узнаю, что проболтались — сильно расстроюсь. А я ведь рано или поздно узнаю.

— Не волнуйся. Я никому не скажу. А твоих трантриков никто и спрашивать не будет.

— Вот и славно.

Я погладила своих малышей по головкам, помахала ручкой Варлаишу и переместилась в населенный мир. Точнее попыталась, так как что-то пошло не так.

 

Курц

Среди ночи возникло ощущение потери. Я лежал и пытался понять, что случилось. Конни? Она снова исчезла в прошлом? По ощущению похоже, только гораздо сильнее. Вызвал Мартина. Мы с ним обменялись личными амулетами связи, как и с Зархаром. У него тоже есть подобное чувство. Наставник связался со мной сам. Вдруг что-то выдернуло меня куда-то. Осмотрелся. Рон. Еще трое СакКарра-Ши. А еще Мартин и Зархар, также приходящие в себя.

— Конни исчезла, — он сжимал то, что моя демонесса назвала возвращателем. — Она в опасности. И весь мир тоже. Занимайте места. Вы должны ее найти. Ваша связь с ней поможет вам в этом.

Я встал на указанное место. Один из СакКарра-Ши встал за мной. Также разместились и остальные. Рон в центре.

— Думайте о ней. Старайтесь приблизить себя к ней. Или ее к себе.

Я закрыл глаза и представил ее себе во всех подробностях. Вот она в Проклятом лесу. Маленькая и потерянная. Вот она радостно протягивает мне Солнечное пламя. Вот она стремительно с хохотом несется наперегонки с Трентом. Вот исчезает у Сердца Мира. Вот обнимает у алтаря и шепчет «братишка».

Мир дрогнул и поплыл. К ней. Я не видел того, что происходило, просто возникло ощущение крупного шумного города, солнцепека и жажды. Время летело, чувствовалась непонятная угроза отовсюду.

Потом пришла ночь. Она бежит. Что? Она в опасности, совсем близкой. Я пытался достать до нее. Ей плохо. Ей больно. Очень. Почему же ощущение, что вокруг нее следопыты? Это от них угроза? Прочь. Не трогайте ее! Я пытался докричаться до тех, кто был вокруг нее. Потом что-то изменилось. Угроза уменьшилась. Что тому было причиной, мне было неясно. Конни было плохо. Но пока ей ничего не угрожало. Ночь прошла, и день, и ночь. Потом пришло ощущение, что кто-то мощный ее ищет. Но найти не должен ни в коем случае. Я услышал рык Рона. Прочь. Беги прочь.

— Мартин, Зархар, ведите ее вот сюда. А ты, Курц, должен увести поиск в другом направлении. Представь, что держишь ее на руках и несешь прочь. Не выпускай.

В моих руках словно оказалось ее тело, ее аура. Я вспоминал свои ощущения, словно она была рядом. Да, я должен увести погоню прочь. Перед глазами возник лес, я бежал через него, и дальше. Похоже, получилось. То, что ее искало, пошло за мной. От стоявшего за спиной СакКарра-Ши пришла сила. Даже следопыту невозможно бежать 10 дней подряд.

— А теперь старайтесь поймать ее. Она должна вернуться как можно скорее.

Мои ощущения вернулись в то место, где оставалась Конни. Казалось, что протяни руки и поймаешь ее ускользающую фигурку, ухватишься за волну волос. Но она в последний миг уворачивалась. А потом пришло чувство, что она прыгает между мирами, с каждым прыжком становясь все ближе. Пока я не схватил ее за руку.

— Пусти, ты… Кууурц, это ты?!!! — ее крик просто оглушил меня. А потом она повисла у меня на шее, болтая ногами. — Куууурц! Я так испугалась! А это ты! Как же я рада тебя видеть. Ой, а что вы тут все делаете? Ой, а что это с вами? — она недоуменно захлопала глазами.

Я смотрел на исхудавшую, с ввалившимися глазами и потускневшими волосами демонессу. Бедная, как же несладко тебе пришлось. Собственная усталость была неощутимой.

— Рон? — она повернулась к нему.

— Попрощайся с Прислужниками. У нас есть срочное дело.

— Хорошо, — она поцеловала меня в щеку. Помахала рукой Мартину и Зархару. Потом нас троих переместило в населенный мир. Мы переглянулись и решили обустроиться в останских горах на отдых. Без поддержки СакКарра-Ши держаться на ногах сил не было. Последним, что я услышал, была направленная в никуда речь брата:

— О ее прошлой прогулке остались лишь смутные разрозненные фразы о неизвестно как исцелившемся ребенке, неизвестном заклинании исцеления, которым владела странная магичка и которое так и не стало больше никому известным, о споре жрецов в связи с необычайным вниманием храмовых животных к неизвестной девушке с длинными волосами. Ну и само собой, о разрушении Башни без всякой на то причины. Не зная Конни и того, что она побывала в прошлом, в конкретном году, отыскать и соотнести эти незначительные упоминания о произошедшем невозможно. Интересно, какую память о себе она оставила на этот раз?

 

  • Про перец, мачо и артефакт / Флешмобненькое / Тори Тамари
  • Анархия гл.7 из Адреналиновое равновесие ч.III / Абов Алекс
  • Охотники на рабов / Бамбуковые сны-2. Путевая книга / Kartusha
  • Монолог Ррео / Звезда и Колокол / Зауэр Ирина
  • Доедая новогодний оливье / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • 08. E. Barret-Browning, чем я воздам тебе / Elizabeth Barret-Browning, "Сонеты с португальского" / Валентин Надеждин
  • "Битвы на салфетках" № 311 / Место для миниатюр из конкурса "Битвы на салфетках" / Не от Мира сего
  • А ты  живи / Волк Олег
  • 12 глава / В поисках любви... / Яна Кайнова
  • Всякая всячина / Немножко улыбки / Армант, Илинар
  • Rainer Rilke, быть может / РИЛЬКЁР РИЛИКА – переводы произведений Р.М.Рильке / Валентин Надеждин

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль