Начало

0.00
 
Глава 22

Глава 22.

 

Когда русалка на шпагат сядет...

 

Курц

Вернулся в замок Конни ближе к полудню. Странные звуки, несущиеся из ее кабинета, настораживали. Демонесса сидела, закинув ноги на стол. В креслах устроились остальные. Интересно, наверное, это и есть кино, да? Она рассказывала о таком. В ее зеркале, сейчас повернутом лицом к столу, мелькали дикие картины. Вдруг они замерли.

— Привет, Курц, — Конни радостно улыбнулась и помахала рукой. — Как дела? Есть что-то срочное? Нет? Не хочешь присоединиться? Правда, мы уже половину просмотрели.

— Привет-привет, — я повернул кресло. — Ничего срочного.

Картинки снова задвигались, Конни переводила. Да уж, наверное, сначала было бы понятнее. Странные люди и совсем не люди бегали, кричали, бестолково размахивали светящимися мечами, словно никогда в жизни оружия не держали или двигались в замедленном темпе, а вот другое оружие, которое стреляло, было весьма интересным, как и повозки, что летали между звездами. Если я правильно понял, победило зло. Когда картинки совсем остановились, Конни задумчиво протянула:

— А в этой мысле что-то есть. Может, и здесь все так же, как и там.

Что? У нас будет твориться такое? Демонесса только задумчиво барабанила пальчиками по столешнице.

— Что-то эти твои великие воины впервые за меч взялись, — Крайт вынес, видимо, общее мнение.

— А? — она вынырнула из задумчивости. — А, ты о джедаях? Так они же не воины, а актеры. В смысле, люди, что играют в кино, не воины. К тому же они еще типа показывали, что задействуют и эту их мистическую силу, да и световой меч должен иметь другую балансировку. Не знаю я. Да и потом, если показать схватку в реальном темпе, никто бы ничего не успел увидеть. Так что смотреть фильмы с точки зрения техники боя — пустое занятие.

— Конни, а почему в конце победило зло? В наших пьесах всегда побеждает добро, так или иначе, — это Зархар.

— Ну, там еще три части продолжения, — она фыркнула. — Да и потом, эта часть снималась последней, а к тому времени счастливые концы надоели всем. Во многих фильмах того времени концовки были или прямо печальными, или весьма неоднозначными. А уж вот в таких хитах просто обязательно какую-нибудь гадость вставляли, типа добавляли жизненности. Ведь в жизни все не так. Ну вот, например, шли мы к Сердцу Мира. Представьте, что по этому сюжету сняли фильм. Красивый конец был бы, да? Мир спасен, и часть команды даже возвращается домой. Пророчество исполнено. Конец. Ура, товарищи. А получилось, что конца-то и нет. Не очень получилось объяснить, да?

— Напротив, все понятно, — Мартин с интересом рассматривал царапины, что она оставляла на столе. — А что ты имела в виду, говоря, что и здесь все так же, как и там?

Похоже, мы с ним думаем одинаково.

— Ты о чем? А, нет, я не про сюжет фильма, я про идею. В смысле той фразы, что «в нем есть добро». То есть про идею инь и янь, — она изобразила в воздухе какой-то знак. — Единство и борьба противоположностей. И в самом сердце зла есть добро, а в самом сердце добра есть зло. Как-то так.

— Это ты опять Разрушителя ищешь?

— Ну а кого еще?

— И что получается?

— А получается еще большая фигня. Подберешь под нее фактиков, ладно? Потом посмотрим, что получится, — она широко улыбнулась. — Кстати о фигне, Курц, а у тебя планы на ранний вечер есть? Ну так часиков на 5-6 вечера?

— Я полностью в твоем распоряжении.

— Отлично, одень чего-нибудь полегче и в смысле одежды, и в смысле железячек, а то косатка еще потонет под тобой. Тиал, а у тебя вечер соответственно свободен.

 

Конни

Я переводила третью часть звездной эпопеи про джедаев. Как-то так получилось, что проснувшись на рассвете в объятьях Рона (опять и все так же обеспокоенного утечкой энергии на рост горы), я даже не стала удивляться тому, что я не в Облаках. С утра я успела довольно быстро смотаться и в загробный мир, и на строительную площадку (это я про то незаконченное убежище), и к Трейтеру заглянула, уточнила, не приняли ли они какого-нибудь решения. Рассказала вождю двуликих о предполагаемом плане освоения земель с их участием. Проникся, обещал подумать. Его весьма заинтересовала возможность подчинить тот единственный улей «милейших» мутантов, но при этом необходимость сотрудничества с орочьими шаманами не очень-то и вдохновила. А еще он выказал большой интерес к тому, что вчера творилось на относительно пустом ранее месте. Моих зверушек опознали по рассказам разведчиков.

А вернувшись в замок и пообщавшись с Зархаром, я решила отвлечься да поностальгировать немножко. Вот и залезла в фильмы (Рон постарался: он встроил в компьютер плетение заклинания, как в амулете Амариллиса, чтобы я могла воспроизвести любую музыку, фильм или книгу из моего родного мира, которые я хоть раз читала, видела или слышала). Магия все же удобная вещь, а если она еще и в кои-то веки удачно переплетается с моим «хочу» — вообще супер. Я зеркало немного развернула и спроецировала изображение туда, получилась весьма широкоформатная плазменная панель. Ну а поскольку разворачивать зеркало мне помогали все, кто находился в замке, я им и объяснила, чего хочу получить в результате. А поскольку толком объяснить не получилось, я показала. Знать бы самой, почему с третьего эпизода, а не с начала. Не знаю, что народу там понятно (особенно Курцу, который и третью часть не с начала смотрел), да еще и с одноголосым переводом (я еще иногда немного комментировала в особо сложный моментах), но я чую, что им не очень нравится.

Ну да, технику махания оружием и я отметила. Все же побывав в нескольких заварушках и увидев как двигаются воины, грех было бы не получить хоть какого-то представления, как оно должно быть. Да и просто манера двигаться выдает актеров, а не тренированных суперрыцарей. А может, я просто придираюсь. Знать, что я не могу вернуться — знаю. А вот понимать до самой последней капельки — это другое.

А вот если провести параллель с этим миром, в смысле, а если Разрушитель не всегда Разрушитель, а вот так вот то Разрушитель, то Созидатель? И кто у нас подпадает под эту категорию? СакКарра-Ши и боги. А еще сам мир, вернее, какая-то его более-менее сознательная часть. А может, еще кто-то. Короче, мою новую идею надо будет обсосать попозже в тишине и покое. Хороший вопрос: когда конкретно? Вот на сегодня у меня еще титанические планы: сейчас обсудим с народом последние новости от Совета и Конвенанта, потом что успел надыбать Крайт (если успел… нет? ну и славно, на сегодня меньше работы), тогда надо не забыть снова про второй раунд конференции. А еще надо сгонять к темненьким, посмотреть на статуи. Суинайру я решила списать на неосознанное воспоминание о делах великого прошлого великих предшественников, да и просто на любовь к цветочкам. Пусть кто рискнет поспорить. А на вечер запланирован поход к нагам: чутье говорит, что где-то там ошивается шестой Прислужник, который пребывает в счастливом неведении относительно своей роли в истории. Или о том, в какую историю ему предстоит вляпаться. Тут как посмотреть. А на самый-самый поздний вечер у меня тоже есть планы.

Что отличает планы, так это то, что жизнь любит вносить в них свои коррективы: меня Рон вызвал в Сарроэнр. Мои демоны разработали еще один учебный план. Причем заявили, что эти основы магии мне надо выучить в самое кратчайшее время. Вообще-то, я не имею ничего против учебы, просто как-то всего много получается на день. Ладно, я не ною, я справлюсь.

 

Через четыре с половиной часа вернулась в замок, захватила Курца (насчет железок он меня не послушал) и махнула в океан. А вот и не просто так: я в кои-то веки сначала посмотрела куда. Есть у нагов небольшой островок типа прихожая, куда гости причаливают. А вот сейчас, сметя с берега все лишнее, что нанес океан, на островок выскочила куча наездников, и уже потом спокойно появилась я. Надо учиться быть представительной. Моего настроя хватило ненадолго. Поскольку я собиралась просто ждать, раскинув ауру, подзывая, таким образом, кандидата, это могло занять довольно много времени. А тут море, солнце, пляж… грех не воспользоваться.

Растянувшись на песочке так, чтобы на ноги накатывали волны, я рассказала Курцу последние новости и даже похвасталась кое-какими успехами (махонькими). Кстати, почему-то только сейчас на ум пришло, а ведь после того приключения с тенями давно несуществующих тварей (забыла название) имена СакКарра-Ши исчезли из моих списков. Получается, что счастливого прибавления в ближайшее время не ожидается. Жаль, а я уже раскатала губки, что перестану быть самым маленьким демоненком.

Мне на глаза попался крабик. Миленький такой, маленький, но с весьма острыми клешнями. Я его поближе подтянула, он меня и цапнул. Я легонько постучала по его панцирю коготком. Крепкий хитин, прямо маленький танк. Танк — эта такая штукенция… мысли переключились… а что если крабик был бы большим-большим и без вот этого, но вот с этим, чтобы увеличить маневренность и… и вообще, зачем мне бронированный краб… мне нужен танк, автономный, чтобы его было не жалко, но … да, так… и вот такую машинку, а лучше целый полк таких машинок, кинуть на зачистку гибельных пустынь. Вот только из чего сделать такую броню, чтобы ее не разрывали как картонку когти и прочие выросты мутантов. Например, мои коготки легко вскроют любую консервную банку, каким бы танком она не притворялась, правда, они у меня маленькие. А вот у тех мутантов как раз по остроте немного уступают (в данном случае на несущественную малость), зато по мощи мышц и размерам — во много раз превосходят. Чем можно усилить броню танка?

Поприставала к моему принцу на тему, какие бывают брони да щиты, какие меры для усиления предпринимают. Вынесла, что лучше с этим вопросом приставать к специалистам, типа кузнецов и магов, а лучше сразу к гномам. Ладно, включаем и это в пункты планов на завтра.

Что-то не торопится никто нам навстречу. Вернее не так, как раз толпа на встречу-то и торопится (я аурой засекла делегацию), а вот конкретно искомый кандидат — нет.

— Курц, там к нам минуты через три народ подвалит. Нет, не тот, на кого ты все время посматриваешь, а из моря.

Ну да, я же говорила, что эти типа прихожая. На противоположной стороне острова есть оборудованные пристани и небольшой городок вокруг них. Туда за последние века в основном только дроу и причаливали. И вот с недавних пор и люди тоже. А на этой стороне в море скал много, для судоходства не самые лучшие условия. Вот. А мое прибытие сложно было не заметить, да и резвящиеся в водах наездники с косатками — не самое распространенное зрелище.

Подумав, я устроилась на песочке сидя по-турецки (вставать не хотелось, лежать — тоже как-то не очень). Делегация медленно появилась над водой. Нагов я, в общем-то, видела. Но вот так, в спокойной обстановке, не отвлекаясь на что-то иное — еще нет. Их гуманоидная часть крупнее раза в полтора, чем у среднестатистического человека. А нет, не у всех. Женщины поизящнее будут. Четыре руки и многочисленные плавники добавляют еще и визуального объема. Народ дружно поклонился.

— Мы рады приветствовать Вас, — вперед чуть выдвинулся самый крупный, у него еще и какое-то особое украшение на голове (шпаргалка напомнила — символ принадлежности к правящему дому, ненаследный принц, так сказать). Я кивнула. — Можем ли мы узнать причину Вашего присутствия? Нужно ли Вам что-либо от нашего народа?

— А просто желания поваляться на песочке да позагорать недостаточно? — шустрые какие, причину им подавай.

— Более чем достаточно, — он снова поклонился. — Просто мы подумали, может, мы можем быть еще чем-либо полезными.

— Угу, может и можете. Например, удовлетвори любопытство для начала: за каким лихом надо было собирать такую толпу, неужели только чтобы узнать не надо ли мне чего?

— Прошу прощения, если чем прогневали. Просто увидеть Вас вблизи — это величайшая честь. Немногие смогли справиться с искушением.

— Как мило! — я поморщилась. — Ну вот ты посмотрел на меня вблизи и что? На тебя что, благодать какая особая сошла? Стоило ли пилить в такую даль ради этого?

— Да, я даже передать не могу этого ощущения, — он яростно закивал. Я чуть не попятилась от такого энтузиазма. Вот ведь, а он же абсолютно искренен. Курц с трудом, но сохранил самую непрошибаемую мину, только глаза чуть к небесам приподнял. И я вдруг почувствовала, что от него словно что-то ко мне прилетело. Нет, это не чтение мыслей, не картинка, но я поняла, что он при этом хотел сказать. Я посмотрела на него, понял ли он, что только что произошло. Похоже, что нет.

— И как звать тебя?

— Сойлен.

— Слушай, Сойлен, а кроме вас сюда никто больше не собирался? Не стой там столбом, иди ближе.

— Не уверен, что правильно понял, — он приблизился, я ему махнула на песочек рядом. А чего он надо мной башней возвышается?

— Да ладно, проехали. Потом сама выясню. Располагайся и, раз уж ты здесь, расскажи мне, как ты докатился до такой вот жизни, — он недоуменно замер, я ему пояснила. — О себе расскажи.

Слушая его, отправила нескольких наездников чуть подальше и попробовала через них расширить ауру. Получилось не очень. Не поймите превратно, но определить, что где-то в этом районе (в приличном довольно-таки радиусе) находится этот самый кандидат, я определила. А вот кто он или она я не знаю. Причем и площадь поиска сузить не смогла. Вот Курц мне и нужен, чтобы помочь отыскать (я вокруг него ауру закрутила, так чтобы и поисковые свойства усилить и чтобы он тоже почуял, если найдется).

Наг успел рассказать не так уж и много, например, что, являясь третьим отпрыском правящего дома, он занимается контактами с другими расами. Соответственно, его постоянное место работы находится как раз в расположенном рядом подводном городе Ороелу. Ну и как самая высокопоставленная особа он и возглавил данную делегацию.

Вдруг Курц вздрогнул.

— Нашел? — я тут же развернулась к нему.

— Не уверен, как далеко, — он кивнул и указал рукой. — Вон в том направлении.

Получается, надо обогнуть остров и… а может на самом острове?

— Сойлен, ты уж извини, но у меня наметилось срочно дело. Так что бывай, — я схватила Курца за руку. — Нам пора.

Урли и еще пятеро наездников пошли с нами, а остальные понеслись вокруг этого клочка суши к намеченной моим принцем точке. Направляясь по воображаемой линии направления, мы прошли по острову, но искомый шестой Прислужник не объявлялся. Так что, запрыгнув на косаток, мы помчались дальше в море. Урли забрал бывшего следопыта на свою акулу и придерживал его. Несмотря на быстрое передвижение, мы так и не могли приблизиться к мелькнувшей точке, даже определить более конкретное ее место. Минут через двадцать остановились. Мы уже давным-давно вышли за пределы действия моей ауры на момент определения направления.

— Конни, я больше не чувствую. Мог ли этот некто так быстро передвигаться, что обогнал нас и вышел из зоны покрытия ауры?

— Не знаю. Урли говорит, что наги не могут передвигаться с такой скоростью. А кто разумный и настолько шустрый обитает в морях мне тоже неизвестно. Давай вон на тех скалах посидим, подумаем.

На одной из торчащих невысоких скал как раз была удобная площадка. Вот на нее мы и высадились.

 

Курц

Я сидел на нагретой солнцем скале, прислонившись к камню спиной. Рядом крутилась акула, периодически распахивая зубастую пасть совсем рядом с моими ногами. Надеюсь, что это она так улыбается. Прокатиться на акуле — незабываемо. Хорошо, что Урли не нырял, как Конни и остальные.

Демонесса вот уже больше получаса сидела, привалившись к моему плечу и закрыв глаза, старалась расширить свою ауру. Она что-то сделала, и теперь я мог ощущать ее ауру, словно она была моей собственной. Чувствовать все, что находится и происходит на таком большом расстоянии от тебя так, словно оно все касается твоих оголенных нервов — еще более незабываемо, чем катание на акуле. О, похоже, что она уснула. Но мы никуда и не торопимся, пусть отдохнет.

Я вспомнил про Луату. И в очередной раз попробовал подобрать слова, чтобы рассказать о ней Конни. Таким косноязычным я не был с тех пор, как пытался объяснить ей же про Пророчество, когда она стряхнула с меня ту «черную лапшу».

— Ммм, Курц, ну чего ты нервничаешь? Ну подумаешь, ты влюбился. Словно я и так не знаю, — недовольно проворчала юная богиня и потянулась. — Не напрягайся ты так.

— Конни, а как ты узнала? Зеркало?

— Что? — она возмущенно посмотрела мне в глаза. — Ты это что, намекаешь, что я за тобой подглядывала? Надо оно мне! — и она отвернулась. Обиделась.

— Извини, я не хотел тебя обидеть.

— Я знаю, что не хотел, — она нахмурилась еще больше. — Просто имей в виду на будущее, если не хочешь себя выдать: когда после страстной ночи ты из объятий одной женщины направляешь к другой, пусть и просто на расстояние вытянутой руки, запах чужых духов надо как-то убирать. И самое главное, не бормотать на ухо другой женщина про первую, даже если считаешь, что она спит.

— Запах? А когда я это бормотал? — что-то я не понял.

— От тебя уже несколько дней пахнет женскими духами. А бормотал ты только что. Или это ты влюбился настолько, что уже не замечаешь, что кругом творится? — она фыркнула.

— Я не бормотал, я только думал. Молча!

— Ты уверен?

— Абсолютно.

— Тогда хреново. Лучше бы ты бормотал, — она обхватила руками колени и словно сжалась в комок. — Прав Рон, куда я тороплюсь? Ведь сейчас я не нарочно, — она тяжело вздохнула.

— Так ты можешь мои мысли читать?

— Видимо неосознанно, да, — она закрыла глаза. — Тогда на алтаре, ну когда ты спрашивал о том же, я ведь тоже спала. И сейчас, вернее, пару минут назад. Сейчас-то как раз не слышу. Тебе очень неприятно? — и на меня посмотрели грустные и виноватые глаза.

— Я так понимаю, что контролировать это ты не можешь, да? — кивок. — А еще я понимаю, что рано или поздно ты бы все равно начала слышать мысли своих Прислужников, да? — еще один кивок. — И сделать ничего с этим нельзя?

— Чисто теоретически я могу научиться держать еще один ментальный щит, как бы наоборот, ну, чтобы не слышать. А еще ты можешь научиться держать собственный щит, настроенный на меня. Хотя насчет последнего я не уверена. Я попрошу Рона научить меня. Так что насчет Луаты? У тебя все серьезно?

— Не знаю. Прошло так мало времени.

— Знаешь. И сам знаешь об этом, — она вытянула ногу и пощекотала пальчиками акуле нос. У меня сердце на миг замерло, мало ли…

— Как бы я к ней не относился, она прекрасная девушка и заслуживает надежного мужа. А я… Какой из меня надежный муж? Я и раньше… а сейчас…

— Угу, типа муж — мент, или военный, или еще куча профессий. Надо же, еще и пару недель нет, как вы знакомы, а ты уже о таком думаешь. Предоставь выбор ей. И вообще, — она вздрогнула и замерла. — Ты слышал? Слышал? Там!

И она прыгнула в воду, сразу же погрузились и все Оседлавшие акул. Конни быстро уходила все дальше и глубже. Видимо, решила не брать меня с собой.

— Тиал, ты умеешь определять она над водой или под?

— Ушла?

— Да.

— Понял.

 

Конни

Косатка выжимала огроменную скорость, но внезапно проявившийся кандидат снова ускользал. Взять Курца с собой на глубину я не могла, поэтому отцепила от него ауру. Да кто же это такой, что вот так запросто может наездников обогнать? Ну же, быстрее, еще быстрее, я подгоняла всю стаю, что рассредоточилась широким полумесяцем, так легче ауру фокусировать.

— Конни, что ты делаешь? — обеспокоенный голос демона раздался в голове.

— Пытаюсь догнать этого мистера Некто, что почти смылся от косаток. А ты не знаешь, кто это? Что-то мало на нага похоже.

— А ты уверена, что там кто-то есть? Я только что проверил, перед тобой никого нет.

— Да сама не знаю. Ощущение присутствия весьма смутное. Хочешь поучаствовать? Я могу и тебе рыбку выделить?

— Нет, спасибо. Я отсюда послежу.

— А помочь еще чуть-чуть ускориться?

— Неа.

Еще минут десять заплыва, и я потеряла этого шустрика. Обидно. Ладно, в следующий раз не уйдет. А теперь домой. Нет, я еще к дроу собиралась. Я и переместилась. Тьфу, чтобы я еще раз из морской глубины да сразу на сушу…

— Привет, народ! Тиал, а ты чего здесь? Бдишь? — кивок. — Ну бди.

Я рассматривала храм, в котором совсем недавно пять суток провела. Стен почти не видно под густым зеленым ковром цветущей суинайры. Красиво. Действительно очень красиво.

— О, Шарнир, — ну да, он единственный, чье имя я вспомнила. — Слушай, а где обещанные мне статуи?

Меня провели в соседний зал, размерами так в четверть главного. Ух, какие же они мастера! Не передать. Я замерла перед одной статуей. Вообще слов нет. В натуральный размер алтарь, гора подушек и я на них. Интересно, а я так и выгляжу?

— Рон, ты это уже видел?

— Да, — он мурлыкнул над ухом. И статуя чуть вздрогнула и мгновенно раскрасилась. Как впрочем, я скосила глаза, цвета обрели и все остальные собранные здесь.

— Спасибо! — это Рону. — Спасибо! — это дроу. — Какая прелесть! — это всем.

Вот теперь домой. У меня еще планы есть.

 

Курц

— Конни, — я замер на пороге ее кабинета. — Конни?

От зеркала на меня смотрела невероятно обворожительная девушка. Такой я ее еще не видел. Загадочно мерцающие глаза, нежный румянец щек, соблазнительные яркие губы, манящая, словно светящаяся кожа шеи и груди, лишь слегка прикрытой платьем, что скорее не скрывало ее тело, а приковывало внимание к нему, к открытым взгляду ногам. Она засмеялась.

— О, я вижу: эффект достигнут. Ну что, я не зря старалась? — и она закружилась на месте. И как она в таких туфельках вообще может двигаться? — Курц, ну скажи хоть что-нибудь!

— Ааа, — я сглотнул. — Конни, а… эм…

— Тиал, может, ты будешь поразговорчивее?

Я еще и демона за спиной не заметил.

— Никого очаровательнее я в жизни не видел! — а этот дроу когда успел сюда прийти? И зачем ей вообще понадобилось наряжаться сегодня?

— Конни, ты что, куда-то собираешься?

— Да! Собираюсь, только предупреждаю сразу, никто из вас со мной не пойдет. У меня свидание. Да, в этой жизни у меня не было еще ни одного свидания, — и она отвернулась к зеркалу, поправляя одну из тоненьких косичек, что выбилась из прически.

— Свидание?! — он нашего одновременного рыка демонесса аж вздрогнула.

— Ну и чего вы орете? Ну да, я собираюсь на свидание. По-вашему, я не имею никакого права хоть чуть-чуть отвлечься? И потом, его даже полноценным свиданием нельзя назвать.

— Ты никуда одна не пойдешь!

— Ты прав, Курц, одна я не пойду. Я пойду с… Привет, Рр’оки! Я пойду с ним.

— Ты непередаваемо прекрасно выглядишь, — этот склонился перед ней и поцеловал ей руку.

— Стой! — но они уже исчезли и из замка, и из населенного мира. И почему мне это так не нравится?

 

Конни

О, какой кайф видеть отвалившиеся челюсти моих мужчин! Давно я не ощущала ничего подобного. Два часа на приведение себя в порядок можно считать полностью вознагражденными. Ароматная ванна, макияж, прическа (я уговорила волосы собраться в нечто упорядоченное, переплетенное тоненькими косичками), отличное платье и подобранные под него туфельки на высоченной шпильке, а также, самое главное, соответствующее настроение — все вместе могут создать женщине сногсшибательный облик. Мрр. Приятно.

Появившийся Рр’оки в лучших галантных традициях поцеловал мне руку и переместил нас… ну, насчет свидания я явно загнула.

— А что это за место?

— Сюрприз.

— Сюрприз удался.

Я рассматривала окружающее пространство, пытаясь подобрать подходящее определение хоть чему-то… То, что это явно не населенные земли — это факт. И не Облака. И не Сарроэнр. Технический слой? Тогда почему он сказал, что Рону сюда не попасть? Не темно, не светло, не сумрачно. Не шумно, но и не громко. Не воздух, не вода, не камень.

Рр’оки исчез. Нет, не так. Он словно растворился в окружающем. Нет, он и стал (и был) этим самым окружающим. Его смех прозвучал уже на мыслечастотах.

— Так что это за место?

— Тебе не нравится? — чую его тревогу.

— Ну что ты. Просто я не понимаю ничего. Неужели это твой внутренний мир? Хотя как это вообще может быть: внутренний мир кого-то или чего-то типа анимированной персонификации самого этого мира.

— Я могу сделать так.

И я очутилась в комнате, освещаемой лишь камином и несколькими свечами. Накрытый на двоих стол, пушистый ковер перед огнем и хаос за громадными окнами создавали ощущение полного сюра, и вместе с тем здесь было так уютно. Не хватает только негромкой музыки. И словно отвечая на мои мысли, на подоконнике появился работающий магнитофон. Мягкий смешок сзади и Рр’оки протянул мне бокал с вином.

— А почему ты изобразил мой старенький и потрепанный агрегат, а не нечто суперсовременное или наоборот старенькое типа граммофона?

— Так это не я его изобразил, — он пожал плечами.

— Хочешь сказать, что я? — хотя, если вспомнить что там Рон говорил, что на появление этого мачо оказала влияние я, то получается, что здесь должна быть часть и от меня. Интересно. Попробую. Я улыбнулась и представила ночной пляж, освещаемый полной луной. Получилось.

— А такой пейзаж тебе нравится? — я замерла на миг, глядя на набегающие на берег волны хаоса. Действительно, куда ж без него.

— Только вот здесь надо подправить, — и деревья, что находились шагах в пятидесяти, вспыхнули факелами, создавая блики на поверхности волн. Да, и правда, красиво получилось. Но лесной пожар… Миг, и из появившихся низких тучек вниз хлынул целый водопад. Ха! Я представила, что там все замерзло и превратилось в ледяную горку. Ой, и мы с ним уже несемся по покатой поверхности. Класс! Со смехом он убрал ледяную преграду с нашего пути, и мы выпали в озеро из клубничного сиропа. Фу, даже волосы слиплись от такого. Ну, берегись! Мы дурачились довольно долго. Пока я не упала без сил в облако (как в детских представлениях — мягкое и воздушное подобие перины).

— Спасибо, я так давно не веселилась.

— Пожалуйста. Я рад, что тебе понравилось. Спи, я покараулю твой сон.

Я закрыла глаза и потянулась. Мне виделись сменяющиеся картины, запомнить их я не успевала. Я знала, что это Рр’оки продолжает мне показывать что-то. Если бы понимать зачем, и что он хотел этим сказать. Сквозь сон я почувствовала, как меня сгрузили на руки Рону. Тепло.

 

Курц

Мне снился сон: Конни сидела на подоконнике, обхватив руками колени. От нее исходила волна щемящей грусти. Я подошел и обнял.

— Что-то случилось?

— Да нет, — она уткнулась носом мне в грудь. И как понять ее ответ: да или нет? Помолчав, она добавила. — Просто я тут кое-что поняла и…

Тут она осеклась, судорожно вздохнула и отстранилась. Заглянула мне в глаза, провела рукой по моей щеке:

— Спасибо. Твоя поддержка и помощь так много для меня значат. Я не знаю, справлюсь ли я без тебя.

Она улыбнулась и исчезла. А я проснулся. Было ли это сном или чем-то иным?

 

Конни

Всю следующую неделю я крутилась в таком же ритме: утром загробный мир, строительство убежища, обсуждения с народом, если кто какие новости приносил, часа четыре-пять на обучение в Сарроэнре, минут по двадцать на посещение Облаков. По ночам часов по пять «отдыхала» в капсуле (ковер я все же поменяла на матрас). Я пообщалась с мастерами-гномами, повыспрашивала об их достижениях и наработках, подкинула задачку создания опытного образца танка. Так что сейчас они вовсю экспериментируют с материалами и конструкциями.

А по вечерам мы с Курцем пытались отследить неуловимого кандидата. Этот шустрик умудрился помелькать по половине всего океана. Или, может, нас с моим принцем так дружно глючит (что тоже не исключено). Вот и сейчас я дрейфую на глубине в окружении наездников: очередная гонка закончилась ничем, я его упустила. Соскользнув с косатки, развела руки в стороны и начала медленно погружаться во впадину, над которой мы находились. К воде я уже давным-давно привыкла, особых неудобств она мне не доставляет. Давление переношу неплохо, но на всякий случай Рон чего-то там понавесил и сказал, что если что, то меня должно сразу выкинуть в Сарроэнр. Кстати, он мне показал мой возвращатель, так сказать, с изнанки. Зря я на него наговариваю: меня постоянно пытается вышвырнуть из этого времени в прошлое, а браслет постоянно этому противодействует. Вот только причину подобного Рон мне не сказал.

Единственно, что я могу сказать про этого неуловимого, так это то, что кружит он все же вокруг нагов. Я на карте все точки его появления отметила — видно невооруженным глазом. Зархар все сокрушается, что его на водную охоту не берем. Зато он предложил целый стратегический план, как отыскать и заманить в ловушку объект нашего поиска. Есть существенный минус — наездники не способны определить искомый ли шустрик перед ними или кто-то еще. Они бороздят круглыми сутками по всему океану, правда, без особого толка.

Тааак, я резко перевернулась лицом к бездне. Мне показалось, там что-то мелькнуло. Подозвала свою косатку и, махнув наездникам рассредоточиться над всей впадиной, начала спуск. Неужели этот кандидат там затаился? Так глубоко я еще не была. Не видно практически ничего. Я больше по картинкам, что мне Урли скидывает, ориентируюсь, хотя подводное зрение (все же есть разница между способностью видеть над и под водой) у меня в последнее время значительно улучшилось. Цыпа-цыпа, куда же ты? По моему зову все наездники с округи уже оцепили впадину так, что никто не проскользнет, даже самая крохотная рыбешка. Мы с небольшой группой ускорились и рванули туда, где снова мелькнул шустрик. Ближе, я приближаюсь! Еще чуть-чуть и… я во что-то влетела, меня сошвырнуло с акулы и протащило по земле.

Я замерла. По земле? Собрала руки-ноги (волосы распутались сами) и села. И что я вижу? А вижу я немного, потому как темно, да и смотреть особенно не на что. Я на крохотном островке метров так пятьдесят в диаметре с небольшим возвышением в центре. Над головой не небо, а свод пещеры. Радар подсказал, что пещера велика, метров триста до ближайшей стены. Никаких туннелей или там отнорков в стенах не чую. А что у нас под водой? Я шагнула в воду и, заорав, повалилась на землю, хорошо, что умудрилась ноги вытащить. Это же не вода, это… это… после того, как самоисцеление все залечило я смогла думать. Кислота или щелочь? Причем жуткой концентрации. Почему же интуиция не предупредила об опасности? Волосы сунулись к жидкости, и новая волна боли сообщила, что так больше делать не стоит. Я осторожно присела рядом и принюхалась. Запаха никакого особого не уловила. Ну и ладно. Не очень-то и хотелось.

И я переместилась в замок. Вернее, не переместилась. Не вышло. А в Сарроэнр? Облом. Таак, мило. В Облака — мимо цели. Проверила возвращатель — на месте. Позвала Рона. Ноль эффекта. Тиал тоже не объявляется. Позвала Курца. С тем же эффектом, что и Рона. Рр’оки тоже не пришел. Вот теперь можно начинать паниковать: я только что заметила, что вода поднимается.

Я отошла к возвышенности, с ужасом следя за кромкой этой странной воды, что так меня обжигает. Я ведь для проверки сунула палец туда и, прежде чем вылечить, прекрасно рассмотрела химический ожог. Таким макаром меня вода растворит за пару минут. Доплыть до вон той стены, где я нашла небольшую нишу на высоте в пару метров от воды, я просто не успею даже с постоянно поднятыми всеми доступными мне щитами (не так уж и много я физических щитов успела выучить, всего один подходящий скорее менее, чем более, под данную ситуацию) и работающим исцелением — раньше от боли отключусь и все. Мой зов хоть кого-нибудь оставался без отклика, перемещение не работало. Я постоянно пыталась, даже один раз в мир посметрия. Ну, я уже немного отчаялась, да и все равно не вышло. С левитацией тоже облом, не получается никак, хоть Солнышко и старается помочь изо всех сил. Управлять камнем или самой жидкостью не получалось.

Я стояла на самой высокой точке островка, от которого остался лишь огрызок шага три в диаметре, волосы собрались плотным кольцом вокруг ног. Видимо, хотят послужить крохотным барьером хоть на пару минут: я чувствовала, как они пытаются уменьшить собственную чувствительность (не очень удачно). Ничего путного в голову не приходило. Страшно просто жуть как. Ну почему же когда мне просто жизненно необходимо, у меня ничего не получается. Как же… Что же… А так… Ничего не работало. Замерзни! Я пригляделась, да, есть небольшая хрупкая корочка. Может, получится? И я старательно представляла ледяной панцирь, что поднимался вместе с водой и не давал ей приблизиться ко мне. Вода поднялась выше головы, и я оказалась словно бы в ледяном яйце. С одной стороны, сейчас вода меня не касается и лед меня не обжигает. А с другой стороны, я по-прежнему в ловушке: насколько мне хватит кислорода, я даже примерно не могла сообразить. Одна надежда, что СакКарра-Ши могут обходиться без дыхания вообще и я в частности.

Старательно не думала ни о чем, кроме ледяной корочки вокруг. Замерзни! Я повторяла снова и снова: замерзни. Вдруг там, за своим коконом, я почувствовала кого-то живого. Не одного. И не самого дружелюбно настроенного. Только бы мой щит не сломали. Замерзни! Толчок. Трещина. Замерзни! Еще толчок, еще. Что? Мой кокон потащили куда-то, он трещал, но пока держался. Замерзни! Отследить путь радаром не получилось. Аура на тех, снаружи, почти не действовала. Вообще было такое ощущение, что их там нет. Как странно. Вот меня выдернули из воды и водрузили куда-то. И сразу мощный удар разнес мою скорлупку мелкими осколками. Я закричала и сжалась в комочек: вместе с осколками меня окатило брызгами этой странной воды.

Отдышавшись, открыла глаза. На меня смотрели (весьма неприязненно, и это мягко сказано) двое нагов. Нет, не нагов. Сходство примерно такое, как если бы пятилетний ребенок нарисовал Джоконду и поставил ее рядом с оригиналом, так вот сейчас передо мной оригинал. Причем, тот, что слева, определялся как тот самый шустрик, только так слабо определялся, словно нас по-прежнему отделяет приличное расстояние, а не пара шагов. В небольшой пещерке отступать было некуда: один вход — туннель, уходящий вниз, заполненный водой, до стен максимум метров пять, причем почти все пространство занято этой недружелюбной парочкой.

— Женщина, — произнес шустрик. Сказал, словно выплюнул.

— Ну да, — я кивнула. — А что не так?

— СакКарра-Ши, — припечатал второй.

— А что вы имеете против меня лично? Ну, кроме того, что я женщина, — я отступила к самой дальней стене, прикидывая как отбиваться в случае чего. У меня есть когти, волосы и Скальпель. Вроде и неплохое вооружение, но что потом? Значит, надо постараться обойтись без драки.

— Согласно хроникам, демоны покрупнее должны быть, — шустрик приблизился на шаг.

— Не знаю, что там в ваших хрониках, но СакКарра-Ши крупнее и будут, раза в два.

— Хочешь сказать, что ты — не одна из них? — и второй скользнул ближе.

— Нет, просто я маленькая. Совсем.

— Но на охоту тебя берут, не так ли? — да уж, именно так надо было произносить слово «замерзни».

— Не поняла, на какую охоту?

— Ну как же, — ухмыльнулся второй, интересно, они всегда говорят по очереди? Что за бред мне сейчас в голову лезет. — Вот уже больше недели вы, СакКарра-Ши, так увлечено охотитесь за нами. Даже детей с собой прихватили.

— Эээ? — и тут до меня дошло. — Если точнее, то дней восемь, да? Тогда это просто недоразумение! Никто на вас не охотится! Вернее не так, я просто искала кое-кого. Только я. И совсем я не охотилась, хотя в последнее время азарт присутствовал, как же, так легко ускользать от наездников — это надо умудриться. И не вас всех я искала, а только тебя. Одного. Мне поговорить надо было. И все. Ну, или вернее, предложить кое-что, может, ты бы и согласился. Я не знаю.

— Что за бред ты несешь, демон?!

— Это не бред. Понимаешь, я умею определять, где искать что бы то ни было или кого бы то ни было. Вот я и искала самого подходящего, — тут меня стукнуло, что не стоит ему пока рассказывать про Прислужника. — Кандидата… вот я и определила район поисков. Но так и не сумела определить ничего более конкретного. Вот и искала. Но не успевала догнать. Я же не знала, что ты испугаешься!

— Что?

— Ну, подумаешь, что это охота, — я старалась говорить побыстрее, знаю, что так воспринимается сложнее, но они в любое время были готовы взорваться, может, так успею донести несложную мысль о ненападении, раз аура на них почти не действует. — Мне просто надо было найти самого подходящего кандидата и поговорить с ним, предложить. Откуда мне было знать, что я тебе вот так вот сразу и не понравлюсь. В самом деле, что плохого в разговоре? И ведь никто не заставляет соглашаться, тут все должно быть по обоюдному согласию, полностью добровольно. Понимаешь? Добровольно. Полюбовно. Откуда мне было знать, что ты так все неправильно воспримешь.

Я переводила взгляд с одного на другого. Кажется, мысль о мирных намерениях я все же до них донесла. Ну, или, по крайней мере, озадачила их. Вон как вытаращились на меня. Может, не будут пытаться мне, мерзкому демону, чего-нибудь оторвать. Они переглянулись, снова посмотрели на меня (что-то как-то я не врубилась в такое резкое изменение их взглядов) и, резко развернувшись, ушли под воду, чуть не окатив меня поднявшейся волной.

— Эй, — я растерялась. — А я?

Я осталась одна в этой пещерке. Ну, хоть вода не поднимается. Я проверила ее — жжется. Да и радар говорил, что стены кромсать не стоит — там такая же водичка. Отличная тюремная камера для меня. Перемещение не работает, никто не слышит меня и не приходит за мной. Хорошо, что от Солнышка идет тепло, а то было бы совсем невмоготу. Я села у дальней стены, обхватив колени руками и постаравшись сжаться в комочек. Меня мучили усталость, жажда и голод, но главное одиночество. Как же давно я не была абсолютно одна.

Не знаю, как долго я сидела вот так вот. Но вот из воды поднялся шустрик. Один. Он смотрел настороженно и с таким выражением, словно… я никак не могла подобрать точного определения… словно пытался определить на глаз, а не всучивают ли ему битый запорожец полувекового пробега вместо элитного автомобиля.

— Эээ, привет, — я помахала ему рукой. — Ты чего вернулся? Хочешь помочь мне выбраться обратно в нормальный мир без этой жгучей водички?

Он молча двинулся ко мне.

— Стой, не подходи, — я встала, вжавшись в стену. — С тебя же вода течет.

Он притормозил на миг, оглядел себя, словно только что сообразил, что же меня так пугает, широко улыбнулся и, уперевшись нижними руками в стену справа и слева от меня, приблизил свое лицо к моему:

— А вот теперь поговорим.

— Пугать меня тебе обязательно?

— Ты собиралась мне что-то сказать. Говори.

— Вот сейчас я не уверена, что не ошиблась и ты именно тот, кто подходит самым оптимальным образом. Ну что я тебе такого плохого сделала? Ну, побегали мы друг за другом. Отойди, а?

— А если не отойду? Что ты можешь сделать?

— Я могу, — только не порежьте его, мои длинные. И он отлетел в воду, но почти мгновенно выскользнул из воды обратно. Правда, я была занята тем, что пыталась найти участок посуше, чтобы спрыгнуть со стены, на которую сама не знаю как забралась, спасаясь от приливной воды. Наконец, высмотрела местечко, откуда вода уже ушла, и спрыгнула. Его смех прозвучал весьма раздражающе.

— Смешно, да? Тебе бы так. Было бы интересно посмотреть, если бы мы поменялись местами. Целое море разъедающей жидкости и некуда деться, — я поежилась.

— Как ты это сделала?

— Что?

— Какую магию применила, чтобы меня отбросить?

— Да никакой, — я махнула рукой. — У меня еще ничего толком не получается. Так что магией я почти не владею. Ой, не кривись. Разве чтобы оттолкнуть кого-то, обязательно нужна магия? Это мои волосы.

Он осмотрел меня, прикинул длину волос и размер пещерки.

— А что еще можешь сделать волосами?

— Убить.

— Демон.

— На себя посмотри. Ты тоже явно не святой.

— Ладно. Давай поговорим, — он не стал приближаться, так и оставшись на расстоянии в два метра.

— Меня зовут Конни. И я, правда, хотела найти тебя не для того, чтобы причинить вред тебе или твоим близким.

— Хизалор. Охотник. Так зачем ты меня искала?

— Скажи, мне кажется, или ты действительно не в курсе, кто я?

— А должен быть в курсе?

— Вообще-то за последние два года, с самого моего появления в мире, я стала весьма известной по всему миру. Поэтому я и интересуюсь.

— Два года? — он нахмурился. — Сколько тебе лет?

— Ну, по меркам СакКарра-Ши, мне два года и пара-тройка недель. Правда, тут есть небольшой нюанс, может, потом и расскажу.

— Два года, — он повторил несколько растерянно. — Ты не лжешь?

— Нет. Зачем врать про возраст? Я еще не настолько старая, чтобы его скрывать.

— Два года, — мне показалось, или он и правда простонал это.

— Слушай, ну чего ты застопорился на моем возрасте? Если хочешь, считай, что мне 27. Какая разница?

— Продолжай.

— Что продолжать?

— Свой рассказ.

— Знаешь, я не знаю, как его продолжать, потому что не понимаю, что ты знаешь, а чего нет. Если ты не знаешь, кто я, то можешь и не поверить. Я и сама до сих пор несколько растеряна, как такое вообще могло произойти. О, а что ты о богах знаешь? Мне будет легче, если я буду знать, что ты знаешь об этом.

— А что я должен знать о богах? — не поняла, что его так напрягло. Вопрос о богах, в общем-то, нейтральный.

— Ну, например, что богов было шестеро, знаешь? — кивает. — И как из звали, знаешь? — кивает. — И то, что больше тысячелетия тому в мире произошли жуткие потрясения, в результате которых мир сильно изменился, знаешь? — кивает. — А то, что в результате этих разрушений боги сильно пострадали, знаешь? — снова кивает. — А насколько сильно они пострадали, знаешь? Твой ответ очень важен.

— Вуррун давно не отвечал на наши молитвы, — он пристально смотрел на меня.

— Вуррун? И не только он, — в его голосе слышалось такое непередаваемое напряжение. Значит, Вуррун, ну да, кто еще для обитателей моря был бы важнее. — А поконкретнее, что ты знаешь?

— Только то, что сказал. Вуррун давно не отвечает на наши молитвы.

— Ты только не пойми меня превратно, ладно? Он и не ответит. Никогда. Я тут не при чем. Веришь? Меня тогда и в проекте не было. Боги защищали мир от разрушения и практически погибли. Пострадали очень-очень сильно. Так что можно сказать, что их уже больше тысячелетия почти что и нет. СакКарра-Ши тоже очень сильно досталось… Эй, что с тобой? — он закрыл лицо руками и застонал. — Эй, не расстраивайся. Ну что такого, в самом деле? Какая разница? — я приблизилась и прикоснулась к нему (он уже высох). — Ну нет их в мире и нет. Ты что, жрец? Ну не волнуйся ты так. Все будет хорошо. Правда. Я постараюсь, и все будет хорошо. Ну, ты же мужчина, ты чего, реветь собрался? Ну нет богов. Но …

Меня впечатало в стену. Он смотрел на меня дикими глазами. Да что же такое?

— Это ты не понимаешь! — но он снова поник. — Ты сказала правду. Я проверял, все время проверял. Ты сказала правду. Лучше бы ты солгала, и я не знал бы.

— Хизалор, да что такое? Что такого страшного? Сколько веков вы жили, не зная, что богов нет в мире. И вот узнали. Что страшного-то?

— Мы обречены. Вот и все. Демон, ты довольна? Ты это хотела мне рассказать? — у него, похоже, истерика.

— Я искала тебя вовсе не для того, чтобы рассказать о богах. Слушай, мне больно видеть твое страдание на пустом месте. Ну нет богов. Есть только я. Да, мне никогда не заменить их. Но я буду стараться. Правда. Слушай, да расскажи мне, наконец, что тебя так расстраивает. Может, я смогу помочь?

Похоже, он не слушает меня. А, была не была. Я подошла и со всего размаху залепила ему пощечину. Говорят, при истерике помогает. Правда, я не ожидала, что он мне даст это сделать, все же он, судя по всему, воин, охотник, как сам отрекомендовался.

— Хватит истерить! Ты мужчина или червяк вонючий? Говори, что у тебя такого приключилось? Если сам не можешь справиться с проблемой, найди того, кто может, и заинтересуй помочь! Нечего сопли распускать!

Он вскипел, на миг мне показалось, что сейчас меня и размажут по стеночке, а потом в водичку окунут. Но обошлось.

— Конни, да?

— Да, я Конни, а ты Хизалор. Очень рада познакомиться.

— Ты права. Мое поведение недостойно мужчины. Прошу меня извинить.

— Да пожалуйста, можешь считать, что я ничего не видела и по морде тебя не била, типа у меня провал в памяти, — я пожала плечами. — Ну так ты объяснишь? Может, я действительно могу помочь?

— Сначала расскажи, зачем все же искала меня, — о, уже полностью пришел в себя.

— Да я, в общем-то, уже почти и рассказала. Так вот, я появилась в мире не просто как СакКарра-Ши. Я получила силу исцеления Коварраля. И чуть позже и силу Старрибы. Так что сейчас в мире есть только одна богиня — я. А со временем, я обрету и силу остальных богов. Вот. И как богине мне положены Прислужники. Их должно быть шесть. Пять у меня уже есть, я искала шестого. Ты — самый подходящий кандидат. Эй, и нечего так ржать всем коням на зависть. Что я такого сказала смешного? Или у тебя истерика продолжается? Еще раз врезать, так сказать для профилактики?

Он покачал головой и отодвинулся.

— Это не ты сказала, это я подумал. Так вот в чем твое предложение! А я то…

— А ты что? Что ты такого подумал? Может, мне тоже стоит посмеяться? Сам посуди, какой я сегодня стресс пережила, и явно мое приключение еще не закончилось. Ну давай, скажи, о чем ты подумал, я тоже хочу посмеяться. Смех жизнь продлевает.

— Тебе только два года, когда подрастешь, скажу.

— Ооо, так ты подумал, что я тебе хотела… — интересно мои глазки сейчас круглые или квадратные? — Хотела… Нет уж, договаривай, я должна точно знать. Можешь даже в позах описать. Так ты подумал, что я тебе хотела вот это самое предложить? Или сразу замуж позвать? Давай-давай, договаривай. И это вы вдвоем так подумали, и потому ты сейчас пришел один, а второй, значит, стоит там, в стороночке, и ждет, и думает, что мы с тобой вот прямо сейчас… да?

Видимо, мой взгляд стал весьма выразительным (я искала чего потяжелее, чтобы применить это потяжелее по назначению), раз он так поспешно в водичку отступил. Но тут до меня дошла ситуация, я ведь ему сама сказала, что так настойчиво искала кандидата, чтобы предложить ему полюбовное нечто. Я захихикала. А потом просто рухнула от смеха. Да уж, ситуация.

— Теперь истерика у тебя, да, Конни?

— Угу, — я сумела немного успокоиться. — Похоже на нее, родимую. Вот уж чего-чего, но такого я не ожидала от твоих поисков. Слушай, вылез бы ты из водички, подсох бы, а? Мне спокойнее было бы. Твоя очередь рассказывать. Судя по твоей реакции, что такое Прислужник ты знаешь, да? И недоразумений тут быть не должно, я надеюсь.

— Да, я знаю, что такое Прислужник бога. Вот только не могу поверить, что ты богиня. Хотя ты не солгала ни одним словом, поверить в такое — невозможно.

— Понимаю, особенно если богиня такая вот неумелая, как я. Разве нормальная взрослая богиня могла бы попасть в такую ситуацию, когда ее вот так вот заперли в пещерке в окружении смертельной воды. Но уж какая есть. Юный возраст и нехватка опыта — недостатки, проходящие со временем. Главное, чтобы это самое время было.

— Жди здесь, — и он уплыл.

— Да куда ж я денусь? — вот и поговорили. И чем ему так поплохело от того, что я сказала, что богов нет в мире. Новость-то устарела лет так на тысячу с хвостиком. Причем, его волновал конкретно Вуррун. И кто он собственно такой, этот шустрик. Не наг, или не совсем наг. Шпаргалка помочь ничем не сумела. Мало информации. И наше недопонимание ситуации. Ну ладно, он подумал, что я его в любовники зову, и он пришел один, значит, был согласен, да? Но мой двухлетний возраст (хи) его смутил, а потом он понял, что не так меня понял. Но почему он вообще тогда пришел. Не помню никаких любовных историй между нагами и обитателями суши. И про полукровок ничего не слышала. А шустрик (и впрямь шустрик) взял и пришел ко мне. Причем, меня ведь не глюкнуло, он не просто покувыркаться пришел, у него были долговременные планы. А ведь я, с его точки зрения, худший из демонов. И к чему привело меня размышление? К изначальному постулату: мало информации. Ничего не понимаю.

Я попробовала снова достучаться до Рона, переместиться куда-нибудь, главное, чтобы прочь отсюда. Что-то мне совсем не хочется и дальше тут оставаться. Ой, стоило быть осторожнее в своих желаниях: пустое место в клеточку встретило меня «радостной» неопределенностью и раскалившимся возвращателем. Легкий щелчок и амулет перегорел, а я ухнула куда-то вниз, ощупывая по пути отказавшую правую руку (ну хоть не оторвало совсем… должна же я хоть чему-то порадоваться). Минут через пять поняла Алису: падаю с бешенной скоростью уже довольно долго, и не понятно ни сколько мне еще падать, ни в какого размера блин меня размажет при приземлении. Хотя, я и не скучала, а пыталась распутать перегоревшие плетения возвращателя и вернуть руку в нормальное состояние.

Приземлилась на удивление удачно. Подо мной было нечто хоть и жестковатое, но все же мягче камня. Собрав конечности (повтор за последние сутки…брр) и сфокусировав глазки, осмотрелась. Ой, я соскользнула с того, на ком сидела. Потормошила: живой и даже в исцелении не особо нуждается. Крепкий мужик (не такая я и легкая, особенно если с такого разгона без предупреждения сверху рухнуть)! Так, а что он делает в храме Вурруна в Облаках? Я же в Облаках? Ну да. Покосилась на возвращатель. Значит, опять прошлое, но после моего последнего провала. Потыкала в мужика, рассмотрела его лицо повнимательнее, глянула на мозаику с Вурруном (не он).

— Ты кто такая и что тут делаешь? — он вот буквально мгновение назад еще валялся на полу, и вот он уже нависает надо мной.

— Могу задать тот же вопрос тебе. Какого лешего ты тут забыл?

Он опешил, рассматривая меня как полоумную дурочку. Потом хохотнул и, широко улыбнувшись, заявил:

— Живу я тут.

— И давно?

— Давно. Твоя очередь. Первый раз вижу такую странную СакКарра-Ши, а уж наглую…

— Я Конни. Ну подумаешь немножко выбиваюсь из общего строя. А наглость — второе счастье, особенно если первым обделили.

— Немножечко? Ты вообще как сюда попала? Вход в Облака демонам закрыт. Если бы тебя кто пригласил, я бы знал.

Вот тут бы мне и насторожиться, но увы.

— Так я же всегда могла по Облакам ходить, — ну да, этой фразы говорить не стоило. Но если честно, я просто не могла сообразить, кто ж он такой и почему у меня так кружится голова.

— Что значит «всегда»?

— То и значит, — я пыталась взять себя в руки, сосредоточиться, но не получалось. Что? Солнышко старательно пытался мне что-то сказать. Воздействие? Вот козел! Он же меня чем-то опутал. Развернула ауру и закрутила ее вокруг себя щитом. А когда по этому щиту шипы представила, мне и полегчало. — Слушай, вот не хорошо так нападать на скромную меня. Ты собственно кто такой?

— Вуррун.

Я его критически осмотрела, демонстративно повернулась к мозаике.

— Вуррун говоришь?

— Вуррун. Чему тебя только учили? Ведь уже почти взрослая, а элементарных вещей не знаешь.

— Эм… ты первый в этом мире, кто сказал, что я «почти взрослая»…

— Так по гребням все и видно. Сколько тебе? 180? 190? Хотя аура у тебя очень странная.

— Два года и чуть больше месяца, — вот теперь его очередь переосмысливать мироздание. Интуиция говорит, что он не лжет. Но Вуррун? Неужели меня кинуло так далеко в прошлое? Но как же тогда Старриба? Или, может, Вуррун избежал участи других богов?

— Слушай, а которое сейчас тысячелетие от создания мира? Да-да, я многого не знаю. Так какое?

— Семьдесят четвертое.

Какая красота! Или он лжет и моя интуиция меня подводит, или мне солгали ранее, говоря, что от сотворения мира 50 тысячелетий прошло, или это не прошлое, а будущее (но тогда он должен был бы знать, кто я… если предположить, что я вытянула оставшихся четырех богов в полном здравии и не приватизировала их силу при этом)… или это вообще другой мир. А что, скачки в прошлое могли создать параллельную ветвь развития мира… ну так, чисто теоретически. Или не могли?

— О чем задумалась?

— Да о бредовости происходящего. У тебя такого ощущения нет? Слушай, а Старриба здесь? Нет-нет, не зови ее, мне ни в коем случае нельзя с ней видеться, и с Коварралем тоже — ни-ни.

— Да что с ней станется! Я жду объяснений.

— Не уверена, что мне стоит их тебе давать.

— Ну так отправляйся в Сарроэнр. И не вздумай больше без приглашения приходить в Облака.

— А ты один в такой махине живешь? Наездников-то можно не считать.

— Ты на что намекаешь?

— Ну, мне нельзя в Сарроэнр тоже. А раз ты меня уже видел, то это самое безопасное место для меня и для всего мира. А может, ты по-быстрому забудешь, что вообще меня видел и никому никогда обо мне не будешь рассказывать? Это будет лучше всего. Не забудешь? Ну и зря. Слушай, а можешь ответить на чисто теоретический вопрос?

— На какой?

— Чисто теоретически, если кто-то побывал в прошлом, могло ли его путешествие привести к возникновению иной ветки развития мира. Ну, что-то похожее на параллельные миры в рамках нашего закрытого мира.

— Какой интересный вопрос. Ты намекаешь, что возможно из другой такой вот «ветки»?

— Нет. Просто я… Ну, я сама не знаю. Мне пришло в голову, вот и спросила. Я вообще много о чем спрашиваю, вот только обычно получаю ответ «потом поймешь, ты еще маленькая» ну и так далее. Так ты ответишь?

— Чисто теоретически такое могло бы произойти, если бы кто-то умел перемещаться в прошлое.

— Хочешь сказать, что боги не умеют?

— Боги не умеют. А СакКарра-Ши?

— Они тоже. А насколько велика вероятность такого теоретического возникновения параллельных миров?

— Она микроскопична. Где-то меньше одной десятитысячной процента.

— Но она есть, — с моим-то везением… интересно, а Рон знает о… вот об этом. Получается, если принять допущение о вот таком результате моего вмешательства, то должно быть как минимум 4 ветки. Но если предположить, что параллельные миры в рамках одного закрытого мира возможны, то от каждого принятого решения всех живущих в мире, должны исходить такие же новые миры. Представив себе такую вот елочку схожих миров, я тут же представила, что их все необходимо учитывать при поиске моего мифического Разрушителя. Все. Стоп. Опять меня понесло.

Определиться надо сначала это прошлое, будущее или параллельный мир. Попробовать договориться с Вурруном (и вообще, можно ли ему доверять?) и остаться здесь, стараясь не попасться никому на глаза, или переместиться куда-то в населенный мир? И вообще, если это другой мир, выкинет ли меня обратно?

— Девочка, похоже, тебе стоит мне все рассказать.

— У меня есть имя, я же не обращаюсь к тебе «эй, мужик»… ну может, только сначала мысленно так обозвала, пока слазила с тебя и ощупывала.

— Что?

— Ой, ну я имела в виду, что просто проверяла, надо ли тебя лечить или ты и так выживешь. Не придирайся к словам.

Ну, что скажешь, моя интуиция, Солнышко, подключайся, верю ли я ему или нет? Верю. А насколько? Половинка на половинку? Мило. А на какую половинку? Вот и я не знаю.

— Вуррун, а ты можешь приютить меня на ближайший месяц так, чтобы обо мне никто не узнал?

— Могу. Вот только зачем мне это делать?

— Чтобы мир спасти. Зачем еще?

— Всего-то?

— Ну так я расскажу… потом, не сразу… мне бы понять сначала, что можно рассказывать, а чего нельзя. Кстати, может, перестанешь пытаться на меня воздействовать? Раздражает сильно.

— Может, и перестану. Потом.

— Вот и договорились.

И я направилась в дальние комнаты.

— А ты неплохо ориентируешься в моем доме.

— Ну так я тут все облазила. Или не тут. Или не облазила. Не знаю, я запуталась.

Можно ли верить богам? С одной стороны, они, можно сказать, жизнь отдали, чтобы мир сохранить. А с другой стороны, это бог из 74 тысячелетия. Кто его знает? Явно не я.

Посидев немного в одиночестве к выбранной комнатке, отправилась искать хозяина этих хором. Весь месяц так не усидишь, да и разобраться надо бы в происходящем. Бог нашелся в зале, служившем помесью рабочего кабинета, библиотеки и столовой. Он сидел, задумчиво рассматривая какой-то шар.

— Вуррун, ты очень занят?

— Спрашивай. Или рассказывай.

— Можешь рассказать вкратце историю этого мира? Основные вехи.

Все также гипнотизируя шар, он начал говорить. Видимо, другая ветка истории. В этом мире Башня Ирраентара не была мною разрушена. Именно она послужила точкой опоры для противодействия тому долбанутому демону. Да, сама столица Истраннии была разрушена, как и Башня, но этим все и ограничилось. Получается, это я виновата в таком разгуле разрушений? Или нет? Ну а дальше мир жил и развивался. Создавались и рушились империи и королевства. Кто-то с кем-то воевал. Народ поссорился с драконами. Боги и СакКарра-Ши строят друг другу пакости. Периодически происходят катаклизмы, но ничего сверх меры. Я уже почти не слушала, в голове набатом звучало: моя ли это вина, что разрушения приняли такой размах. Рон говорил, что разрушение Башни было в конечном итоге выгодно СакКарра-Ши.

— Ты услышала, что хотела? — из раздумий меня вывел Вуррун, протянувший мне чашку с соком. Я и не заметила, что он давным-давно закончил читать лекцию по истории.

— Кажется, услышала. Я даже не знаю, совсем не знаю, могу ли я рассказать тебе все. А если я расскажу, вдруг все станет только хуже? Но хуже может стать и так, если я и не расскажу.

— Могу лишь догадываться, о чем будет твой рассказ. Но скажу сразу, я сделаю все, что только в моих скромных силах, чтобы предотвратить угрозу нашему миру.

— Наверное, ты прав, — я залпом выпила сок. — Ты только не перебивай, ладно. Когда я появилась в мире, то ситуация была несколько другой. За 11,5 веков до этого произошел прорыв высшего демона, того, который уничтожил столицу. Вот только за 126 лет до этого Башня была разрушена. И в результате боги и СакКарра-Ши были вынуждены объединиться как в Дни Творения, чтобы предотвратить уничтожение мира. Сила разрушения была такова, что из всех СакКарра-Ши в живых осталось только 39, а боги застряли между нашим миром и хаосом, по сути, практически погибнув. Каждые шесть лет демоны проводили ритуал призыва богов, пытаясь вернуть их в мир. Безрезультатно. Пока в момент последнего ритуала не появилась я. Так получилось, что я отхватила силу исцеления, а потом вытянула и все остальные силы Коварраля. Ну, это если вкратце. А еще я вытащила силу Старрибы и думала, что переместиться в мир, где есть она, я не могу по определению, так как двух хозяек в мире посметрия быть не может.

— Такой истории мне еще не приходилось слышать.

— Я и сама в шоке, да деваться некуда.

— Хотя я еще не знаю подробностей, но и теперь мне понятно, что тебе надо как можно скорее вернуться в свое пространство и время.

— Знаешь, как это можно осуществить?

— Мне надо подумать. Значит, мы погибли?

— Не совсем. Коварраль и Старриба захотели уйти на перерождение. А вас четверых я пока не вытащила. Но, наверное, сумею. Не знаю.

Он вернулся к своему шару, а я прихватила какой-то интересный фрукт со стола и устроилась неподалеку в кресле. Сама не заметила, как уснула.

 

Проснулась в странной постели. Медленно вспоминала все, что со мной приключилось. На этот раз — параллельный мир. Вот только так ли это. Я позвала Рр’оки. Может, это его проделки, как и моя «прогулка» по родному миру. Не отвечает. Окружающее реально до жути. Как и тогда.

— Доброго дня, — я поприветствовала откуда-то вернувшегося бога.

— В таком случае следовало бы сказать «доброй вечности».

— Брр, вечность — это слишком много.

— Думаю, я знаю, как отправить тебя обратно. Но сначала я кое-что тебе покажу.

И он поманил меня в какую-то комнату. Не помню такой. Вообще этого крыла здания не помню. Усадил меня в кресло и протянул картинку. Я рассматривала нага-не нага, похожего на Хизалора.

— Ты встречала таких?

— Да, совсем недавно. Правда, я видела только двоих, да и то не самых дружелюбных. Даже не знаю, это какой-то клан нагов или совсем не наги, — последние слова я тянула, уже глядя в упор на Вурруна. — Похоже, я должна узнать сейчас нечто чрезвычайно важное, да?

— Да. У меня будет небольшое условие или, вернее, просьба. Им нужна будет твоя помощь. Помоги им и защити от других СакКарра-Ши.

— Объясни.

— О них ведь остальные СакКарра-Ши еще не знают, так?

— Да, я не успела еще рассказать Рону.

— А если ты ему и не расскажешь?

— Все равно узнает. Он часто у меня в голове пасется. Почему он должен желать зла им? Кстати, кому это «им»?

Бог напрягся на миг, но все же продолжил.

— Из всех нас я был самым молодым. Мне и сотни лет не было, когда мы создавали этот мир. Приняв некоторые условия и ограничения, я совершил ошибку. Позже, когда я пытался исправить хоть что-то, я пошел на преступление. Тебе знать подробности не стоит, иначе демоны могут счесть тебя соучастницей. Не перебивай. Результатом моей попытки что-то изменить и стали те, кого ты недавно встретила. Они, — он кивнул на картинку. — В моей реальности они были уничтожены уже много тысячелетий назад. Без твоей помощи им не выжить и в твоей. Я знаю лишь один способ отвести гнев СакКарра-Ши от них. Не сердись, но пока ты спала, я считал всю твою память. Прими их как своих детей, как двуликих. Тебе это будет не сложно, но этим ты спасешь их. И сделать это надо до того, как ты вернешься к другим СакКарра-Ши.

— Рон будет желать им зла потому, что они что-то сделали, или потому, что ты что-то сделал?

— Я. Ты поможешь?

— А они представляют какую-то опасность для СакКарра-Ши?

— Не больше, чем все прочие смертные. Так ты поможешь?

— Я попробую. Что для этого понадобиться? Дать им вторую ипостась? Наверное, нет. Что?

— Подожди, — и он стремительно вышел из комнаты. Какое своевременное перемещение! Такое совпадение! Я только что нашла шустрика и сразу же переместилась к Вурруну, что так обеспокоен выживанием этого клана. Ну прямо самое естественное развитие событий, какое только можно придумать!

— Выпей это, — он вернулся быстро, протягивая мне чашу с какой-то ядовито синей жидкостью.

— И что это? — пить нечто такого цвета чревато.

— Это позволит тебе быстро и без проблем принять их под свою руку. И еще это позволит тебе не бояться охраняющей воды, что так тебя обжигала. Чудо, что ты вообще сумела выжить после встречи с ней. Видимо, помогло то, что ты уже обрела часть моих сил.

— Раз уж ты копался у меня в голове, значит, знаешь, что я не слишком-то тебе доверяю. Что это? И каковы конкретные последствия?

— Это моя кровь, — я моргнула пару раз, сравнивая цвет жидкости и здоровый румянец на его щеках. — Кровь бога имеет некоторые отличия от крови простых смертных. А последствия для тебя — одна польза. Демону выпить крови бога означает обрести если не всю силу, то хотя бы часть его сил и влияния. Богине выпить крови другого бога — примерно тоже самое, с некоторыми незначительными отличиями. Если кровь отдана добровольно. Ты уже обладаешь частью моей силы, это просто ускорит процесс притягивания остальной моей силы. Вреда ни тебе, ни всему миру не будет. Обещаю.

— Поправь, если ошибаюсь, но стоит мне выпить твоей крови, — принюхалась, пахнет вкусно (демон я, демон). — И ты станешь чрезвычайно уязвимым для меня.

— Да.

— Что еще ты не сказал?

— Я сгрузил туда еще и зашифрованные данные. Они пригодятся тебе позже. Это только информация, ничего больше, только информация. Не программа действий, не побудители, просто информация.

— Почему не дать мне доступ к этой информации сейчас?

— Потому что, как ни прискорбно мне это признавать, Рон (представляю, как он бесился, когда ты так вольно сократила его имя) прав. Есть много того, что тебе следует узнавать постепенно.

— Было бы странно, если бы ты взял и рассказал мне все и сразу. Не менее странно, чем наша встреча.

— Понимаю. Но объяснять не буду.

Святые небеса, без должного уровня информированности — я просто марионетка. Но кто сказал, что мне это нравится. И ведь не могут не понимать, что со временем я сумею всем ответить должным образом. Я отпила чуть-чуть. Ого, понимаю вампиров, такая вкуснотища. Я выпила остаток, смакуя каждую капельку. Даже облизала посудинку, где только языком достала.

— Рад, что тебе понравилось. А теперь идем, отправим тебя обратно.

— Ну, идем, — я осмотрела его, похоже, весьма плотоядным взглядом, раз он так поежился.

А дальше мы спустились по ступенькам огроменной лестнице к воде.

— Входи, и как бы ты сказала, не поминай лихом, — он подтолкнул меня в спину, и я камнем ушла под воду.

 

Пустое место в клеточку лишь на неуловимый миг мелькнуло перед глазами, и я снова оказалась в той пещерке, куда мой ледяной кокон притащила бравая парочка. Судя по странному ощущению в этой реальности мое отсутствие было делом секунды, если не меньше. Ну что же, Хизалор сказал ждать его здесь. Подождем.

Вернулся этот охотник довольно быстро, причем не один. С ним был и тот, второй, на руках у которого была женщина-нага. Без сознания. Ого, да она умирает.

— Можешь ей помочь?

— Положи ее сюда, — я указала на пол подальше от воды. — И отойдите.

Вот ведь, а времени практически нет. Что же с тобой, лапочка, случилось? Никаких ран не вижу. Внутренних повреждений не вижу. Да ты простая нага, совсем простая. Моя аура спокойно тебя охватывает. И ты ждешь ребенка, еще и недели нет беременности, но именно ребенок тебя и убивает. Как такое возможно? Я положила руку ей на живот. Времени действительно нет. Погнала исцеление. Нет, проблема не в болезни. И мать, и ребенок полностью здоровы, но жить не могут. Может, проблема в этой, как там ее, несовместимости крови? Когда-то читала, что очень редко кровь матери и ребенка конфликтуют (помнить бы это была серьезная книга, которую я у тети-врача утащила, или любовный роман, где иногда такую чушь пишут). Хотя, при таком сроке беременности о какой крови вообще может быть речь? Однако в целом, кажется, мое предположение может быть немножко верным: аура четко определила, что ребенок, как и парочка, что стоит за спиной, почти не подвержен влиянию мой ауры. А мать — простая нага. Интересный напрашивается вывод. Вогнала еще одно исцеление в женщину и дополнительное — в ребенка. Хуже им уже не будет.

— Хизалор, у меня не хватает информации, чтобы полностью их вылечить. Рассказывай, или ты хочешь, чтобы они погибли?

— Они?

— Она беременна. И если я не сумею полноценно ей помочь, погибнут оба. Поторопись, полное исцеление — вещь конечно мощная, но применять постоянно не рекомендуется.

— Мы — дети Вурруна. И только его кровь позволяла женщинам спокойно вынашивать и рожать наших детей. Вуррун уже более 11 столетий не отвечает на наши молитвы, не приходит к нам, не дает нам своей крови. У нас был запас ее, но он кончился около 2 веков назад. С тех пор родилось всего 15 детей. За последние 50 лет — ни одного. Мой народ вымирает. Можешь ли ты нам помочь?

— Вон оно как, — краткость — сестра таланта, о да, а если сдобрить эту краткость таким накалом чувств… Суть понятна. Значит, мне надо всего лишь дать им по капле своей крови, не зря же Вуррун так настойчиво напоил меня своей. Вот только если для меня — это просто отличное блюдо с кучей бонусов, то для них — акт привязки их на меня.

— Хизалор, ты знаешь, что произойдет, когда о вас узнают другие СакКарра-Ши.

— Согласно хроникам мы не должны допускать того, чтобы о нас стало известно демонам, потому что это приведет к нашему уничтожению.

— Видимо, так и есть. Я не сильна во взаимосвязях в данном вопросе. Может, в ваших хрониках сказано и еще что-нибудь?

— Ничего, что подсказало бы выход из сложившегося положения.

— Сколько вас всего осталось?

— Девяносто три. С ребенком нас было бы девяносто четыре.

— А ее ты посчитал?

— Нет. Она — женщина.

— А сколько женщин всего?

— Трое.

— Откуда такое дикое соотношение?

— Мы не желаем смерти нашим возлюбленным.

— Неудачные беременности?

— Да, — если бы я не чувствовала напряжения в нем, подумала бы, что он просто хладнокровный мерзавец.

— Есть только один выход из данной ситуации. Боюсь, что он действительно единственный.

Да уж, другого варианта я придумать не могу. Если Рон будет в ярости оттого, что они дети Вурруна (почему?), то единственный путь для них — это перестать быть его, а уйти под мое официальное покровительство. Ну раз так, я получу второй клан «деток». Самой бы вырасти.

— В чем он заключается?

— Вуррун не вернется. Из богов есть только я. Через несколько часов Рон меня вычислит или я сама сумею вернуться в Сарроэнр. Каковы, по-твоему, варианты?

— Мы даем присягу тебе, так?

— Хуже, вы перестаете быть «детьми Вурруна». Решайте только быстрее, времени действительно немного.

— Что это будет означать для нас?

— Не знаю. Досконально — не знаю, — я встала и обошла охотника. Постояла немного у границы воды и, резко вздохнув, сделала шаг вперед. Вода, обычная вода. Никакого разъедающего действия. — Вам действительно стоит поторопиться.

Я успела отплыть только на пару метров, как меня поймал Хизалор.

— И так ты могла с самого начала? Ты притворялась?

— Нет, я адаптировалась. Богиня я или просто так погулять вышла?

— Мы согласны.

— Что?

— Мы согласны.

— Ты имеешь право говорить от лица всех и каждого?

— Имею.

— Поправь, но ты ведь один из самых молодых.

— Так и есть.

— Ладно, тогда собирай народ. Всех. Будем знакомиться.

И он потащил меня куда-то. Изрядно поплутав по подводным тоннелям, выплыли в огромный ярко освещенный зал. Это помещение можно разделить на две части: пустая и со статуей. Ого, а у Вурруна было огромное самомнение. Таких огроменных статуй я еще не видела. Пожалуй, только первая фаланга мизинца будет с меня ростом. Надо проверить, а то мы вышли как раз на высоте пола. Я оттолкнулась и поплыла вверх, к ладоням этого исполина. Его поднятые руки словно держали что-то. Ага, в левой типа плита — шикарный плацдарм для ритуалов, там, в центре, как раз возвышение, а в правой — пустая чаша размером с нехилый бассейн. Я встала на плите, возникло ощущение, что статуя давно исчезнувшего бога смотрит именно на меня.

— Ну, привет, — я помахала рукой. Характеристика всего происходящего умещалась всего в одном слове — бред. Я смотрела в лицо каменного Вурруна, он на меня. Все остальное отошло куда-то прочь. И вдруг я словно снова услышала его голос, увидела отнюдь не этот зал. Надеюсь, я не совершаю непоправимой ошибки.

Видимо, о происходящем знали все, потому как не прошло и двадцати минут, как все 93 мужчины и 3 женщины были тут. Ну что ж, не буду тянуть.

— Хизалор, кто будет руководителем, если с тобой что-то приключится?

— Даннекс, — кивок на второго.

— Понятно. Ну что же, начнем. Если кто что-то имеет против, пусть скажет сейчас, потом будет поздно. Никто не возражает? Странно. Тогда подходите по одному. Я начну с нее.

Даннекс принес мне свою женщину. Самый простой для меня способ — уже опробованный. Двуликие. Вторая ипостась. Что им предложить? В море они самые совершенные. А вот на суше — не ахти. Русалки, что могут ходить по суше, не боясь обратиться в морскую пену. Сильные тела сильных мужчин. Бронирование? Для чего? Ладно, разберемся по ходу дела. Изменить каркас второй ипостаси можно будет всегда. Значит, пусть будет внешность людей. Или дроу? Людей. Я формировала контур изменения, прикинула и добавила гребни на руках, мне нравится, как они выглядят, да и для мужчин будет функционально. Я поднесла правую руку к лицу Даннекса и распорола себе запястье.

— Один глоток.

Потом сформировала контур изменения для ребенка. Давать ли контур женщине? Нет. Повторила процедуру еще 92 раза.

— Хизалор, ты останешься со своим народом или примешь мое предложение?

— Почту за честь служить тебе.

— Тогда все. Я закончила. Проблем с зачатием, беременностью и родами быть больше не должно. Но если что, я буду не так уж и далеко.

Прикоснулась в приходящей в себя женщине. Да, у нее проблем не будет уже точно.

— Хизалор, нам пора. Мы вернемся сюда позже. Думаю, завтра.

Я протянула ему руку. Он аккуратно прикоснулся. И я переместила нас в Облака на ступени храма Вурруна. После возращения из, буду считать пока, другой реальности я сознательно никого не звала, будучи полностью уверенной, что вот сейчас меня точно услышат.

Вздохнув, позвала Рона.

— Стой, не тяни меня. Со мной все в порядке, я сейчас улажу одно дело и… слушай, а можешь встретить меня в замке? Пара минут, и я буду там.

Прикинула, что лучше сделать в первую очередь, позвала Курца.

— Привет, со мной все в порядке. Собирай всех в замке, я буду там через пару минут.

Вызвала Урли с ребятками.

— Народ, пообщайтесь пока друг с другом. Урли — это тот самый шустрик, за которым мы гонялись все это время, Хизалор — это Урли. Я быстро.

Собрав все, что потребуется для шестого амулета портала, и захватив нового Прислужника, переместилась в свой кабинет.

Меня уже все ждали. Я им сразу заявила:

— Ругаться потом будете. Сначала дело.

После этого представила шестого Прислужника. Сказала (раз так с сотню), что со мной все в порядке. Уловив настойчивое желание Рона, повернулась к Курцу. Слов не потребовалось, он понял мою просьбу присмотреть за новеньким.

 

— А вот теперь рассказывай, — Рон расположился у горной речки. Я его обняла, прижалась и неожиданно для себя разрыдалась. Он просто покачивал меня и гладил по спинке.

— И что мне теперь делать? — успокаивалась я долго. Видимо, стресс накопился немереный. — Рон, а ты знал о них?

— Нет. Я не знал. Думаю, что никто больше не знал.

— У тебя странный голос, — я заглянула ему в глаза. — Ты злишься, да? На них? На Вурруна? На меня?

— Конни, ты сама не понимаешь, что натворила. Но ты это уже сделала. Этого уже не изменить.

— Но это не мешает тебе злиться. Может, объяснишь причину?

— Потом.

— Причина в том, что боги не должны были иметь общих детей со смертными, да? Почему?

— Потом.

— А своих чисто божественных детей они не имели не потому, что не хотели, а потому, что не могли, да?

— Потом.

— А насчет параллельных реальностей?

— Чушь.

— Тогда что со мной приключилось?

— Потом.

— Ты весьма красноречив.

— А ты слишком нетерпелива.

— Так что это было? Это же было не будущее, да? Или все же будущее? Ведь он мог знать о том, что я прыгну в будущее и приготовиться к этому. Теоретически. Рон?

— Конни, ты изменяешь наш мир самим фактом своего присутствия. А уж от твоих действий мир трясет и лихорадит сильнее, чем от прогулки того демона, которого ты иначе как долбанутым не величаешь. Просто не заиграйся.

— А почему ты меня не слышал? Я ведь звала. Как такое возможно?

— Я слышал.

— А почему не ответил, не пришел?

— Я был рядом. Но пройти сквозь охраняющий заслон сходу не сумел.

— Но почему не вмешался? Ты же мог, да?

— Не было острой необходимости.

— Но ведь ты мог и не успеть.

— Мог.

— Я тебя не понимаю.

— Напрашиваешься попастись ко мне?

— Ммм, то есть ты убежден, что я ничего все равно не узнаю и не пойму?

— Как раз это-то и не факт.

— Соблазнитель, — и я окунулась в то, что он называет своим сознанием. Что такого я могла еще спросить, что он постарался отвлечь меня?

 

Курц

Способность Конни исчезать и влипать во всевозможные неприятности сведет меня в могилу. Будь моя воля — приковал бы девчонку в ее замке.

— О да, и получил бы воплощение сказки в жизнь, — рядом усмехнулся Мартин.

— Ты о чем?

— Сказка о прекрасной деве с длинными волосами, заточенная могущественным магом в замке, к которому простому смертному не пройти.

— Что за глупости, — я отмахнулся.

— Курц, соберись, ты даже не обратил внимания на то, что я узнал, о чем ты думаешь.

— Как раз обратил. Просто, раз у Конни уже прорезались способности к чтению наших мыслей, то и мы должны были научиться мысленному общению.

Я рассматривал того самого шестого Прислужника, за которым мы так долго гонялись. Странный наг. Или, может, совсем не наг. Он также рассматривал нас.

 

Конни

Я вернулась в замок в довольно хмуром настроении. Драка. Мило. Курц и Хизалор. Остальные стоят и одобрительно смотрят, как мой принц увлеченно чешет кулаки о чешую охотника, а второй активно пытается пробить ему грудную клетку. Видимо равенство сил и сделало этот процесс таким длительным, раз синяки уже наливаются у обоих.

— Они что, начали сразу, как я ушла с Роном? Тиал, из-за чего хоть драка?

— Он сказал то, что не следовало.

— Кто и что?

— Шестой о тебе.

— И что же он сказал? — тишина. — Ладно. Зархар? Мартин? Крайт, вот не говори, что твое нежное воспитание не позволяет тебе произносить в моем присутствии что бы то ни было.

— Такое — не позволяет.

И что мог ляпнуть Хизалор? Не представляю. Понаблюдав побоище еще с минуту, я не выдержала.

— А ну прекратили! Оба! — их в обнимку припечатало к стене. — Может быть, кто-то из вас соизволит сказать мне, из-за чего вы решили поубивать друг друга? Курц? Хизалор? Нет? Тогда продолжайте, я вам мешать не буду. Можете даже что-нибудь острое взять, если что — потом воскрешу и сможете продолжать. Удачи!

Я развернулась и пошла во двор. Что за бесконечный день такой? Кстати, я насчет «воскрешу» не загнула? Похоже, что нет. Если быстро — то, похоже, могу. Теоретически. А вот практически надо столько списков поменять, столько дополнительных телодвижений сделать, что проще повеситься. Да и последствия надо и предварительно, и впоследствии проследить. Действительно, проще повеситься.

Послышался дикий вопль. Глянула на списки, все живы. Значит, можно не торопиться. Потом замок вздрогнул от мощного ржача. Э? Проверила списки. Все живы.

— Конни, а ты не знаешь, что там происходит?

— Тиал, голубь ты мой сизокрылый, я, когда не сплю, мыслей ваших не читаю, так что не имею ни малейшего понятия. Вот если так интересно, сходи и посмотри. А, в кои-то веки понял, что служба — не мед? Да-да, злая я.

Растянулась на травке (Рон сказал, что она типа светлоэльфийская, поэтому такая мягкая и ароматная) и, глядя в небо, постаралась выбросить из головы все мысли. Мир медленно вертелся перед глазами. Надо будет дней через пять инициировать Прислужников полностью. Интересно, а что означает эта мысль? Из недр памяти (вот только моей ли или это та самая информация от Вурруна?) появилась схемка. Должно получиться. Вот и народ займу, а то кому-то явно энергию девать некуда.

 

Курц

Отлип от стены, отполз подальше от шестого. А сильно она нас приласкала. Интересно, насчет чего-нибудь острого она была серьезна? Но если я все же убью этого гада сейчас, она расстроится. Пусть сама разберется в том, кого приняла в Прислужники, вот тогда и прибью.

Вспышка света ударила по глазам. Что? Это от этого, что он задумал? Сразу же раздался жуткий вопль. Что происходит? Проморгался. Вместо нага на полу нашелся человек, только на руках костяные гребни, чем-то похожие на гребни СакКарра-Ши. Он в полном ошеломлении ощупывал себя, в глазах — паника. Неужели это Конни постаралась? Смотреть, как он пытается подняться, было весьма забавно. Сдержать хохот я не сумел, как и остальные.

— Курц, тебе, видимо, придется помочь ему, — Наставник насмешливо прищурил глаза.

— Почему?

— Так ты же у нас Старший, — и он ушел, за ним вышли и Мартин с Крайтом.

Я посмотрел на новенького. Он — со злостью на меня.

— Это навсегда?

— Надо будет у Конни спросить, — я представил, что у меня вместо ног неожиданно отрос хвост. Жуть. Нет уж, спасибо, такого счастья мне не надо. Интересно, а наша богиня может такое вот в любой момент по желанию сотворить? Пожалуй, не стоит ее злить лишний раз. Но ведь меня она не затронула, да?

 

  • Не жалей для меня... / Паллантовна Ника
  • Не то, что нужно / Образно говоря... / Rie Watcher
  • Пилигрим / Печаль твоя светла / Пышкин Евгений
  • Афоризм 4. О современном обществе / Вадиус Вадим
  • Размышление 023. О хорошем человеке. / Фурсин Олег
  • "Слабость всегда наказуема..." / Щепки / Воронова Влада
  • Переводчик со звериного - Никишин Кирилл / «Необычные профессии-2» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Стрелка часов ухо щекочет / Цой-L- Даратейя
  • Моя история / Бобби Нил
  • Афоризм 513. О счастье. / Фурсин Олег
  • Божье лоно / Время опавших листьев / Пышкин Евгений

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль