глава 2 / Вечная Битва: Семь дней Апокалипсиса. Книга 1 / Бершицкий Николай
 
0.00
 
глава 2

Глава 2

В центре широкого круглого зала, обставленного по краям мощными колоннами, удерживающими купол, располагался мраморный алтарь, покрытый лоскутом красной бархатистой материи с золотыми каймами. Перед алтарем стояла, а скорее даже парила на небольшом расстоянии от пола фигура в черной робе с капюшоном и лентой, исписанной странными знаками и рунами, висящей на шее. За границей зала бушевало беспредельное пространство: миллиарды звезд, планеты, созвездия и целые галактики кружились в каком-то диком, понятном только им танце. Вся эта бескрайняя Вселенная образовывала удивительный калейдоскоп огней и красок, способных продемонстрировать любому его ничтожность перед царственным Мирозданием, таящим от смертных свои древние тайны.

Над головой у сгорбившегося перед алтарем существа монотонно, словно были связаны одной нитью, летали, вращаясь вокруг своей оси, семь предметов, похожих на плоские бутылки с изображенными на них золотыми символами. Каждый предмет имел свой индивидуальный знак. Эти «бутылочки» образовывали круг, в центре которого было еще одно, пока пустующее место.

Позади алтаря, за спиной существа, виднелась высокая арка портала, бывшего единственным входом и выходом из этого странного места. По бокам от основного портала-входа, стояли еще два, уступающих ему в размере. Оба увенчивались широкими каменными плитками, на которых имелись выбитые слова на руническом языке перводемонов, доступном пониманию только лишь самых древних представителей народа преисподней и ни кому более из живущих за крайне редкими исключениями. Надпись над правым порталом гласила: «Се есть Библиотека Вечности», а над левым – «Палаты Ордена Армагеддона».

Царившее в мрачной колоннаде безмолвие разбавлялось гудением хоровода ключей, бормотанием всемогущего духа и легким шелестом страниц, перелистываемых длинным загибающимся внутрь на конце когтем его указательного пальца.

Внезапно черная фигура встрепенулась и подняла голову от лежащей перед ней большой книги. Почувствовав чужое присутствие, Дух обратил все внимание на главный портала, который в тот же момент начал «оживать». В створе пространственных врат заколебалась энергия, заворачивающаяся в воронку.

В узких красных глазах существа загорелась злобная радость. Предвкушая свою победу, оно сложило пальцы домиком и склонило голову. К этой позе наверняка подошла бы злорадная улыбка, но Повелитель Разрушения не имел рта. Портал гулко разверзся и из него появился высокий демон в черных латах, тяжелом плаще и вытянутом шлеме.

— А вот и наш Император Теней подоспел! – раздался довольный голос существа, разнесшийся эхом под сенью купола. – Что ж, я так рад твоему появлению, что даже не стану спрашивать, где тебя носило столько времени. Я уже отсюда чувствую знакомое течение энергии. Последний ключ, при тебе.

— Да, твое чувство тебя не подвело, Армагеддон. Я нашел твой ключ, – демон вынул из мешочка, висящего на поясе, бутылкообразный предмет и повертел его в руках, разглядывая завораживающий огонь внутри. Остальные ключи, словно почувствовав своего «собрата», начали вращаться быстрее и испускать интенсивное алое свечение.

— Отличная работа Бэрон. Давай его сюда! – воскликнул черный дух. Он быстро пролетел к демону и схватил длинными сухими пальцами ключ. – При таких темпах ты можешь стать намного более сильным созданием, чем простой архидемон, если это будет иметь для тебя значение после того, что я намериваюсь сделать?

— Глупый вопрос Армагеддон, конечно же, будет! Только конченый идиот сможет отказаться от милости Царя.

— Ну, тогда Хозяин наверняка не обойдет тебя на раздаче «призов». Он ценит услужливых и исполнительных рабов, к тому же у него особый план на твой счет, — пробормотал Армагеддон, располагая последний ключ в центре кольца.

— И насколько этот план секретен? Я желаю ознакомиться с подробностями, — демон лукаво прищурился.

— Ты никогда не мог сдерживать себя, Бэрон. Когда когорты Пандемониума ступят к вратам Чертога, ты все узнаешь.

— Ладно, играй в тайны дальше. В таком случае я свое дело сделал. Теперь мне остается тихонько сидеть и ждать результатов.

— Не спеши праздновать, самое интересное только начинается. Скучать тебе точно не придется, можешь поверить моим словам. Так что не откладывай меч на полку. Твой любимый племянничек уже отправился на розыски мудрецов, хранящих мой великий секрет, прихватив чемпионов подвластного ему ордена.

— Вовсе не обязательно указывать на мою позорную родственную связь с этим ничтожеством!!! – яростно вскричал Бэрон. – Ошибки моей матери не имеют отношения к нашему делу! Тем более во мне все равно течет кровь императора Цертона, благо, что организм цертонцев устроен подобающим образом! Для меня ничего больше не имеет значения!

— Твой гнев впечатляет, но лучше прибереги его для встречи с нашими врагами. Убей их всех, пока они не начали создавать ненужные проблемы.

— Так значит, я должен отправиться и прихлопнуть этих назойливых мух? Ха-ха-ха. Я сделаю это с превеликим наслаждением!

— Да, останови их, как сумеешь. Еще можешь между делом нейтрализовать этих жалких «хранителей врат» — действуй, но не привлекай внимания. Нарушишь законы Мироздания и обратишь на себя пристальные взгляды кого-нибудь из Чертога я не стану вмешиваться. За все просчеты ответишь сам, как подобает. Предлагаю начать поиски целей с Криора, туда как раз отправился Избранный с парочкой своих дружков.

— Они умрут! Я устрою им маленький сюрприз, который они не скоро забудут, даже в вечном покое. А для подстраховки я могу призвать Далдага! Раз уж такое дело, зачем мелочиться?!

— Хм,… а с чего ты собственно решил, что у тебя хватит на это сил? – скептически спросил Армагеддон. – Пытались многие, но доселе, начиная с момента Великой Битвы Чертога с Бездной, главнокомандующего ее армиями, ни разу так и не освободили. В лучшем случае он появлялся на несколько секунд, впрочем, этого ему хватало, чтобы растерзать глупца, осмелившегося на такой опрометчивый поступок.

— Я чую в себе огромную силу, Армагеддон. Она течет по моему телу, пульсирует в венах. Я смогу, я докажу этим червям, кого в этом мире надо бояться!

Армагеддон опустил голову и на мгновение о чем-то задумался.

— Ну что ж, тогда удиви нас, но смотри не доиграйся. Некоторые, пытавшиеся вызвать Далдага себе на службу, еще до войны с Бездной, разумеется, обычно плохо кончали. После, такие шалости стали куда опаснее – Далдаг рассвирепел вдвое за время заточения в какой-то ячейке Междумирья. Причем печальная участь ждала любого, вне зависимости от того, были ли это простые демонологи или даже архидемоны.

— С этим я как-нибудь сам разберусь, – небрежно бросил Бэрон. – Вы все считаете меня малолеткой, неспособным призвать и беса, но вы еще увидите, во что горазд ваш малолетка!

— Дело твое. На моей стороне хватит верных слуг. Ах, да, чуть не забыл. Ты у нас кажется на Цертоне вроде божества? Скажи им, пусть собирают флот покрупнее и летят на Нианоси, объединяются с остальными, если не хотят искупаться в огненном душе. Я уже предупредил об этом Хаоса и этого ненормального – профессора Кринта с его мутантами. Ни как в толк не возьму, к чему он вообще сдался Союзу Черного Молота, да и мне плевать. Подробности объясню позже, а пока иди. Мне нужно пообщаться с Хаосом еще по одному поводу и пора бы начинать ритуал.

— Значит Нианоси и Криор? Я сделаю все в лучшем виде, ты и Хозяин можете на меня положиться.

Бэрон зло ухмыльнулся под полумаской шлема и пошел к створу портала.

 

* * *

На орбите огромной, когда-то цветущей, планеты, окруженной тысячами кораблей различных размеров и классов, возле межпространственных врат, «плавала» гигантская космическая станция пирамидальной формы и с длинным шпилем снизу. На корпусе станции крупными буквами было написано «Доминатор». Любой капитан флота Альянса, заслышав это название, ощутил бы трепет в душе, и оправдание тому имелось – «Доминатор» отправил на тот свет больше судов, чем весь пиратский флот, орудовавший в системе до вторжения, за два года, а его главное оружие – «Гнев богов» было способно смять целую армаду.

В капитанской рубке, больше напоминающей тронный зал, стоял некто под два с половиной метра ростом, со светло-оранжевой почти бежевой кожей и рельефной выступающей мускулатурой. Вместо лица у него была похожая очертаниями на череп, стальная, вросшая прямо в плоть, маска, заканчивающаяся книзу треугольной решеткой, а голову украшали стальные же рога, по двое с каждой стороны. С его спины на пол ниспадал красный плащ с большим вырезом на спине, крепящийся к шипастым наплечникам.

Он стоял перед смотровым окном и с гордостью обозревал свою огромную флотилию, способную превратить в космическую пыль любого неприятеля. Внезапно его любование прервало дребезжание голоса механического существа с вытянутой головой, неслышно подкравшегося со спины.

— Лорд Хаос, – проскрежетал механоид, склонившись пред господином.

— Что тебе нужно?! – гневно рявкнул Хаос. – Новые известия с Нианоси? Только не говори мне, что людишки из Альянса сумели-таки отразить нашу атаку! Да это попросту невозможно!

— Нет, лорд Хаос, наши кибернетические легионы прошлись по Нианоси подобно урагану и враг до сих пор не знает об этом.

— Так что ты меня отвлекаешь, куча металлолома?! – еще сильнее разозлился Хаос. – Лучше заинтересуй меня новостью, ведь если ты прервал мое созерцание по какой-нибудь ерунде,… я превращу тебя в пылесос, оглянуться не успеешь!

— Прибыло сообщение с аванпоста на Некге, — зазвенел киборг. – Совсем недавно, на подходах к планете, спутники запеленговали гиперскачок, а патруль видел идущую со стороны третьей луны группу вражеских кораблей.

— Глупые смертные мешки с костями! – выдавил Хаос. — Я знаю, зачем они туда летят. У нас есть поблизости флоты?

— Есть одна эскадра думонов в соседней системе: линкор, два основных крейсера и корабли поддержки. Они смогут подойти к Некгу приблизительно за два часа.

— Отлично, свяжись с командиром эскадры и зови сюда Блейда.

Берсеркер вышел из рубки, а спустя несколько минут в дверях показался мужчина с грубыми чертами лица, коротко остриженными темными волосами и холодным взглядом, одетый в черную обтягивающую одежду с двумя серыми лентами, идущими через плечи, и в набедренной повязке. На его запястьях крепились частично вживленные наручи с механизмом, выбрасывающим смертоносные лезвия. Он ударил себя в грудь кулаком, отдавая почести своему властелину.

— Вы желали меня видеть, лорд Хаос? – он, поднял пепельно-серые глаза на древнего бога, превышающего его в росте во много раз.

— Да! Иначе тебя бы передо мной не было! – свирепый голос Хаоса заставил воина содрогнуться. – Я полагал, что сделай я из тебя сверхвоина, ты хоть немного поумнеешь и будешь отличаться от людей. Ведь ты единственный из них, кто получил мою милость и честь служить в Стальном Легионе.

— Извините, лорд Хаос. Ваша мудрость и щедрость не знает себе границ, — Блейд виновато потупил взгляд.

— Хм, не забывай, что моя щедрость распространяется на тех, кто достойно мне служит. Если не ошибаюсь, корпус твоей наступательной армии располагается на Некге? Не так ли?

— Никак нет, Лорд Хаос, на Некге базируется корпус Смертельного Ока, но я все равно готов исполнять приказания.

— Ну да неважно, туда только что подошел небольшой флот Альянса и мне кажется, что не без их высших генералов, — бог войны властно сложил руки на груди. – Ты понимаешь, чем это чревато?

— Стоит вам пожелать их смерти, и я сделаю это. Правда боюсь, Лорд Хаос, что я не успею долететь до Некга до начала вражеской атаки даже, если отправлюсь прямо сейчас, – немного вздрогнувшим голосом произнес Блейд. Его положение в армии могучего божества и впрямь было шатким – он человек, а Хаос неистово ненавидел людей, пусть превращенных в сверхвоинов. Вот будь он сверхвоином от рождения, ситуация имела бы совсем другой характер. И словно этого мало, Хаос не терпел неповиновения, жестоко расправляясь с ослушниками. Каждый слуга темного бога вынужден был следить за каждым словом и горе ему, когда Хаос сочтет сказанное оскорбительным. В данном случае Блейд говорил правду, до Некга путь лежал неблизкий, но его хозяин обладал своеобразным восприятием и мог запросто разбить кому-нибудь из своих собственных прислужников голову просто из-за плохого настроения.

— Нет, конечно, не успеешь, — хитро прищурив глаза, согласился Хаос. – Я собираюсь тебе помочь. Выделю под твое командование небольшой отряд своих жрецов и перемещу вас на планету. Там ты найдешь генералов Альянса и уничтожишь их в мою честь.

— Извините, Лорд Хаос, но ведь если вы меня переместите, то нарушите Вселенский закон о невмешательстве в жизнь смертных. Последствия могут оказаться неприятными.

— Во-первых, это не помешает ходу битвы между берсеркерами и солдатами Альянса, а значит, вмешательством фактически не станет. Посвященных же убивать не запрещается. Во-вторых, если бы Они замечали каждое наше нарушение и тащили бы нас в Суд Хроноса каждый раз, как мы преступаем эти дурацкие законы, какие же мы были бы Силы Зла.

— Вы правы, мои страхи — это моя вина. Я всегда готов служить вам господин.

Хаос довольно хмыкнул и два раза хлопнул огромными ладонями. Отозвавшись на призыв, из узкого, но высокого входа в портальную комнату, вышли несколько воинов, замотанных в красные одеяния и с искривленными мечами на поясах. Их лиц не было видно за капюшонами, покрывавшими их головы. По большому счету, лиц у них и не было, недаром всю демоническую армию Хаоса, не ограничивающуюся, разумеется, на одних жрецах, прозвали безликими.

— Я хочу сделать из черепов своих врагов светильники! Так принесите мне их! – деспотично проревел Хаос. Он взмахнул рукой, пальцы с проросшими стальными когтями выписали круг, и жрецы во главе с Блейдом исчезли в яркой вспышке.

Закончив с раздачей приказов, Хаос возвратился к обозрению могущества армады берсеркеров. Корабли, подобно китам, медленно плыли по усеянному крупицами звезд, разноцветному, то черному как смоль, то яркому как солнечный луч, отраженный от первого снега, космическому пространству. Нерушимый строй флотилий Стального Легиона, подобен неотвратимой лавине. Осознание собственного величия согревали «душу», а точнее ее демонический и более слабый эквивалент – темный дух, старшего бога. Осталось совсем мало времени, и он сможет усладить жажду битвы, осталась всего неделя и Чертог сложит пред ним свои стены.

Мечты Хаоса о расчленении стражей Золотого Града грубо прервал протяжный гул, за которым последовал взрыв пламени. Огонь загорелся в воздухе за спиной божества берсеркеров. Постепенно пламя, изгибаясь, переросло в огненное зеркало, отразившее «лик» Армагеддона.

— Что тебе еще нужно?! – обратился к Разрушителю миров Хаос. – Мне показалось, что мы с тобой уже обсудили суть дела.

— Есть кое-что еще…

— Знаю! – остановил речь собеседника Хаос. – Чемпионы Избранного ищут мудреца на Некге. Я только минуту назад отправил жрецов и сверхвоина на их истребление.

— Рад, что ты хорошо осведомлен, но я, на твоем месте, не стал бы доверяться кучке жрецов. Если генералы Альянса не уйдут живыми с планеты, будет просто замечательно, но если нет.… Продумай план дальнейших действий. Ты же понимаешь важность взгляда в будущее, чего не мог осознать твой блудный сын.

— Логично, этот безмозглый предатель сам загнал себя в смертельную ловушку своей недальновидностью и остервенелой яростью. Я поищу зацепки, время у меня есть. А не найду, так просто выслежу и прикончу Избранного.

— Нет, этим в настоящий момент занимается Бэрон. Повелитель распределил роли каждому из нас и не нарушай этого распорядка! – глаза Армагеддона расширились и вспыхнули огнем. – Делай все, что хочешь, но не вступай в конфликты с приказами Хозяина, не нарушай законы Мироздания слишком очевидно и, что самое главное, не устраивай междоусобных потасовок!

— Не учи меня, Дух! Я не несмышленый молокосос, я Хаос – старший бог войны и разрушения, я рожден с расколом Мироздания, я пришел в мир раньше тебя!

— И, тем не менее, я пользуюсь даже большим уважением, чем Гамал. А древнее его и вернее Повелителю нет во всей преисподней. Так что изволь проявить хоть каплю уважения, во время разговора со мной, о большем и не прошу.

— Но почему Бэрон? Он слишком молод и глуп. Он не достоин такой чести. Для чего Хозяин так носится с этим самовлюбленным кровопийцей, да еще и после того, как Бэрон вероломно предал его, поддавшись ничтожному чувству жалких смертных? Я могу раздавить Избранного, почти не утруждаясь.

— Сейчас ты говоришь точь-в-точь как Бэрон. Полное неуважение к противнику, переоценка собственных сил, самолюбие. Чем же ты лучше него?

— Не сравнивай нас! Я могу понять, когда справлюсь сам, а когда мне потребуется помощь! Избранный не вошел в полную силу, сейчас он уязвимее, нежели станет со временем и это время может наступить когда угодно!

— Хаос! Вспомни свое место! Раз Бэрону велено расправиться с Избранным так и будет! Наш разговор окончен! Смотри без глупостей!

Огненное зеркало втянулось само в себя, не оставив и следа, кроме что в мыслях Хаоса. Темный бог исступленно заревел и ударил себя кулаками в грудь. В остаток того дня никто более не осмелился тревожить его покой.

  • Зеркало (Лешуков Александр) / Зеркала и отражения / Чепурной Сергей
  • Демократизация ураном / Блокнот Птицелова. Моя маленькая война / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Вещий камень - Армант, Илинар / Путевые заметки-2 / Ульяна Гринь
  • Петербург! Ты - город больших страстей... / Фурсин Олег
  • Возмездие / Nostalgie / Лешуков Александр
  • 4 ГЛАВА / Ты моя жизнь 1-2 / МиленаФрей Ирина Николаевна
  • Ноябрь / Месяцы / Милица
  • Когда-нибудь привыкну... / Друг другу посланы судьбою / Сухова Екатерина
  • Зрелость души / Новый Ковчег / Ульянова Екатерина
  • Мертвец / Из души / Лешуков Александр
  • Анти-маг / Витюк Денис

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль