глава 3 / Вечная Битва: Семь дней Апокалипсиса. Книга 1 / Бершицкий Николай
 
0.00
 
глава 3

Глава 3

Небосклон Криора слегка окрасили багровые черточки заката. Слабые дуновения теплого ветра вяло раскачивали высокие стебли бурой и красноватой травы. Словно по морскому простору, по траве пробегались волны, разгоняемые воздушными потоками. Затем все вновь успокаивалось. В густых зарослях утопала мелкая убогая лачуга. Ее стены покосились от времени, а дырявая соломенная крыша осела внутрь. Весь вид этого древнего здания наводил лишь на одну мысль: как оно вообще еще стоит? Лачуга была настолько непригодной для жизни, что казалось, одно неровное прикосновение, и она развалиться на части. И все же она стояла.

К домику сквозь заросли опутывающих и «хватающихся» за ноги мягких трав продиралась фигура высокого человека в черном кожаном плаще. Несмотря на свой рост, человечек выглядел ничтожно маленьким на фоне Великой степи Криора. Мужчина подошел к двери домика, оценил ее взглядом и бесцеремонно толкнул ногой. Давно проржавевшие и не смазываемые петли противно заскрипели и тусклые лучи заходящего солнца упали на дощатый пол комнаты.

Из помещения пахнуло сыростью. В полумраке избушки можно было различить лишь стол, стоящий напротив двери да очертания кровати в углу. За столом, прогнившим насквозь от времени и влажности, покрывшимся зеленой плесенью, сидел ветхий с виду старик в серой накидке. Его лицо, застывшее в маске вечной тоски, покрывало множество морщин, борода была неровно сбрита и подбородок и щеки обросли небрежной щетиной. Как только дверь домика распахнулась, старец поднялся из-за стола и посмотрел на незваного гостя. Тот был высоким безволосым – не было ни бровей, ни даже ресниц – мужчиной с серой кожей, заостренными концами ушей и злобными змеиными глазами.

— Кто ты? – пробормотал старик. – Я чувствую в тебе сильное зло.

— Ты прав, дед, – ухмыльнулся тот, оголив длинные клыки.

— Ты проклятый демон, убирайся из моего жилища! Вашему племени не место здесь! Закон запрещает Злу являться к нам.

— Ха-ха. Закон? Я сюда не для того притащился, чтобы какой-то старикашка мне указывал, что делать и цитировал законы!- Сказав это, демон собрался сделать шаг в комнату, но его остановил голос старика:

— Ты не сможешь войти, исчадие ада! Здесь защита от таких тварей как ты!

— А я все-таки попробую, – отозвался демон и ступил через порог. Вокруг него заколебалось пространство, возникшие из ниоткуда потоки светящейся энергии ударили в тело демона. Он вскричал от боли, но, превозмогая ее, продолжил прорываться. Защита стала поддаваться силе этого существа и в итоге рухнула, рассыпавшись искрами по полу лачуги.

— Невероятно, – ахнул старик, глядя широко раскрытыми глазами на разъяренное лицо демона. – Ты не мог пройти сквозь барьер. Этого не может быть!

— И все же я внутри. Кажется я не столь простая тварь, а? – оскалив зубы, произнес демон. – А боль даже бодрит, ха-ха-ха!

— Что тебе надо, адское отродье? – старик в смятении отступил в глубь домишки от демона, продолжающего надвигаться.

— Лично от тебя почти ничего, но скоро к тебе придет еще кое-кто, и мне бы очень не хотелось, чтобы этот кое-кто узнал то, что известно тебе. Ты понимаешь, о чем идет речь? – змеиные глаза впились в старца. – Ну конечно понимаешь, иначе тебя не называли бы мудрецом.

— Ты угрожаешь мне, порождение зла?! Учти, ты не сможешь причинить нам вреда, ибо закон самой Вселенной стоит за нами! Если хоть один волос упадет с моей головы, или с голов моих собратьев, ты пожалеешь о том часе, когда решился на такую дерзость. Чертог не прощает преступлений!

— Да? Возможно, я и не смогу прирезать вас четверых. Но я могу сделать для тебя и остальных одно предупреждение. Это не так преступно, на мой взгляд, — с этими словами демон жадно облизал зубы. Данный жест крайне не понравился мудрецу, не готовому к серьезной битве в данный момент.

Бэрон приблизился к старику на расстояние двух с половиной локтей, молниеносно выхватил с пояса меч, зазубренный с задней стороны и совершил два резких движения наискосок. Лезвие с гулом рассекло воздух. Демон убрал меч и вышел из лачуги, оставив старика, смотрящего ему в след непонимающим взглядом.

 

* * *

Космическая яхта приземлилась посреди широкой степи Криора, уходящей за горизонт, подминая трепещущиеся переливающиеся в лучах заходящего солнца былинки. Двигатели смолкли, оставив позади себя черные дымящиеся пятна на земле. Из корабля вышли четыре человека. Не останавливаясь даже для закрытия корабельного люка, они двинулись через степь, разгребая встающие на пути пучки травы.

— Далеко нам идти? – поинтересовался Титос. Густые заросли затрудняли путь и без того небыстро идущего воина. Один его меч весил килограммов двадцать, а мускульная масса была еще больше.

— Не более километра, – отозвался Нигаэль, сосредоточенно отмеряя шаги. В голове Избранного разносилось столь знакомое гудение, сопровождающееся волнами тревоги и страха, накатывающими с определенным интервалом и давящими на виски. Нет, Нигаэль не боялся. Такими ощущениями сопровождалось предчувствие приближающегося зла.

Рослый воин погрустнел от слов Избранного. Титос был вне сомнения выносливым человеком, его габариты о том свидетельствовали, но таскать на себе меч и тяжелую, стесняющую движения броню из нескольких слоев толстой клепаной кожи он не любил. Как и все члены племени клогаий, к которому принадлежал великан, Титос чаще всего ходил в одних кожаных или меховых штанах или набедренной повязке и сапогах, также сшитых из кожи с подошвой, вырезанной из мягкой коры. Однако в битве с демонами, или другими опасными врагами, приходилось заботиться о защите туловища.

— А мы не могли приземлиться поближе? – пробубнил Титос, вопрошающе глядя на Нигаэля, продолжающего целеустремленно идти к сокрытому в центре степи обиталищу мудреца. При этом он так широко шагал, что воин с трудом поспевал его нагонять.

— Так было надо, — отрезал Избранный. – Хотя боюсь, что о нашем присутствии уже знают. Лучше быть на чеку, тени Бэрона могут подкрасться незаметно с любой стороны. Говорите тише и смотрите под ноги.

Кинт и Тирра обменялись взволнованными взглядами, Титос машинально положил ладонь на костяную, вырезанную в виде какой-то человекоподобной фигурки, рукоять охотничьего ножа, висящего на его бедре. Нигаэль же лишь о чем-то задумался, его глаза потускнели. Предчувствие беды росло с каждым шагом.

Казалось, четверка миновала около половины пути, хотя судить наверняка было трудно. Травяному ковру не было конца, одна бурая стена сменялась другой, а так как стены эти достигали человеческого роста, то разглядеть, что твориться впереди мог один только Титос. Но сейчас даже он позабыл о неудобствах похода в тяжелом снаряжении и настороженно прислушивался к шелесту трав и дуновениям ветра, приносящего с востока отдаленные плохо различимые звуки. Кинт, которого уже давно что-то тревожило, нагнал Нигаэля и притормозил его, придержав за руку. Этот жест заставил-таки Избранного сбавить шаг и обернуться.

— Что случилось, Кинт? – слегка недовольным тоном спросил он.

— Ты что, не чувствуешь? Тут очень сильное скопление зла. Мы не можем двигаться дальше в таком составе, что если Бэрон заявился сюда со своими миньонами. Мы можем не справиться с ними. Один Колобос чего стоит…

— Я чувствую его присутствие с самого начала, но отступать нельзя. Уйдем сейчас, потом будет уже поздно. Мы должны торопиться, – холодный голос Нигаэля прозвучал так, словно Избранный зачитывал приговор.

— Стоило взять больше воинов, — выдохнул Кинт. – Грок бы нам тут не помешал. Пусть он туповат, зато пока он на нашей стороне я чувствовал бы себя спокойней рядом с ним и его секирой.

— Грок втянул бы нас в ненужную драку, которую мы еще можем избежать, — опроверг слова парня Нигаэль. – И вообще, если брать с собой орков, то в численности больше одного, так они эффективнее. Но собери много орков в одном месте и,… ну ты понимаешь, каков будет результат.

— Тогда можно было позвать Вондара, — продолжил Кинт. Он понимал, пустыми словами ничего не изменить, но разговор помогал ему отвлечься от мыслей о предстоящей встрече с сынами ночи. – Мощь повелителя ветров добавила бы нам шансов.

— Я отдал предпочтение именно вам не случайно, — возразил Нигаэль, которого подобная беседа определенно не успокаивала, а скорее раздражала. – Ты, Кинт, один из лучших учеников лофусов, который мне известен, и владеешь секретами их мудрости и силы, Тирра прославила свое имя за время правления в Клердаре и отличилась во многих битвах. Что до Титоса, то он могучий воин и, к тому же, не способен воевать с берсеркерами. Нам он принесет несравнимую ни с чем пользу, а на Некге станет просто пушечным мясом. Вондара я отправил с другой группой для уравновешивания сил – там тоже могут пригодиться его способности. Потом должен ведь кто-нибудь контролировать такую взрывоопасную смесь, как Грок и Ксандор. За Акуана я еще могу ручаться, но за этих двоих…

Закончив пояснения, Нигаэль двинулся дальше. Остальные покорно последовали за своим предводителем. Кинту стало легче лишь на несколько минут, не больше. Стоило успокаивающему, даже в моменты легкого раздражения, голосу Избранного стихнуть в его голове, как вернулись мысли о неминуемой схватке с тенедемонами Бэрона Ааззена.

— Кинт, постой, – послышался сзади голос Тирры, приятно и вовремя отвлекший парня от мысленного рисования черного строя воинов мрака.

— Что случилось дорогая? Тебя что-то беспокоит? – произнес Кинт, ласково обняв нагнавшую его Тирру за изящную талию.

— Как думаешь, здесь много демонов? Я чувствую нарастающую силу и начинаю сомневаться. Сможем ли мы с ними справиться? Уйдем ли живыми из этой степи в полном составе? Исполним ли свой долг? Бэрон коварен и небывало силен.

— Ничего мы этих тварей всегда били, не в первый раз нам с ними встречаться, — мягко произнес Кинт. Возможно, он смог бы успокоить девушку, которая через месяц должна была стать его женой, много лучше, но тревога переполняла его самого. Такого чувства он не испытывал давно, все предыдущие битвы воин воспринимал спокойней и мудрость лофусов помогала ему в этом. Сейчас же нечто необъяснимое терзало его душу. — А если что, я готов отдать за тебя и за нашу победу собственную жизнь.

— Если до этого дойдет дело, то мы умрем вместе.

— Не думай об этом Тирра, с нами Нигаэль, а он все-таки избран Светом.

  • Дикая. / Алексеев Руслан
  • Сытная любовь / Кладец Александр Александрович
  • Афоризм 617. О вопросах. / Фурсин Олег
  • Цветочная леди / Непутова Непутёна
  • Этих Муз мы создали сами... / Каннингем Лэйн
  • Выход / Юдаев Александр
  • Черепаха / Grjomka
  • Не зови меня / Сергей Власов
  • Холодно / табакера
  • Триптих / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Моему палачу / КОНКУРС "Из пыльных архивов" / Аривенн

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль