9. Долой иллюзии!

0.00
 
9. Долой иллюзии!

Новый галактический год — всегда большой и веселый праздник для больших и маленьких. Особенно на Сае в летнюю пору. Вечером на улицах необычайно людно — народ торопится домой с кучей сумок, кругом шум и гам, — в общем, все, что нужно для предпраздничного времени; потом же, когда на улице темнеет и зажигаются фонари и свет в окнах, активность населения на улицах резко снижается — все сидят по домам или в ресторанах и забегаловках, отмечают. И, кстати, в последних маленьких предприятиях общественного питания народу никогда не бывает мало, и все из-за достаточно низких цен на алкоголь, табак и, собственно, еду. В праздники в этих заведениях собирается особо много любителей накинуть по сто грамм, и при том самых разных, начиная арктосами и заканчивая дейносами.

И, как это обычно бывает, не обходится без любителей халявы, которой тут, кстати, не пахнет. Вот и сейчас из одного небольшого бара на улице Утренней Звезды с халявщиком под мышкой выбрался охранник сего заведения, сильно не церемонясь опустил того на асфальт, сказал, чтобы в другой раз он принес с собой хотя бы десять кредитов и громко хлопнул дверью. Халявщик, а им оказался хиленький мужичок лет пятидесяти, медленно поднялся с земли, отряхнул запачканную спецовку и заношенный серый плащ, что-то невнятно пробурчал и поплелся прочь.

— Эй, мужик, — дядька обернулся на голос охранника, — ты свое удостоверение забыл.

Пластиковая карточка пролетела несколько метров по воздуху, и ее владелец кое-как смог ее поймать, чуть снова не свалившись на асфальт. Дверь бара хлопнула во второй раз.

— Да пошел ты, козел! — снова буркнул на здоровенного лба мужичок.

Он открыл свою карточку и прошел взглядом по фотографии и надписи под ней: "Ансаратахил Нима". Это было его имя и его удостоверение рабочего-строителя в компании "СаяРайз". Тогда он долго вкалывал на стройке, а когда компания стала потихоньку скатываться по финансовой наклонной, Ахила сократили одним из первых. С тех пор старый строитель все время кутил по кабакам, заливая горе спиртным и тем самым превращая себя в обыкновенного пьяницу.

Ахил, совсем не обращая внимания на грязь на земле, уселся на пятую точку, натянул козырек старой бейсболки на глаза, засунул руки в карманы плаща и замер. Вот так он коротал, благо, теплые ночи под желтым светом фонарей вне своей квартиры, в которой теперь царил беспорядок. Жены у него не было, ибо все свое время сайлокианец отдавал работе и даже не пытался ухлестывать за женщинами. У него была работа. А теперь… А что теперь? Теперь у него нет фактически ничего: ни денег, ни жены, скоро не станет и квартиры.

Немного пригревшись, старый сайлокианец стал потихоньку засыпать. Но полностью ему уснуть не удалось. Даже не смотря на возраст, у Ахила был необычайно острый слух, благодаря которому он услышал направляющиеся к нему шаги. Внезапно шаги стихли, и Ахил понял, что их производитель встал напротив него. Подняв голову, он увидел перед собой высокого темноволосого парня с гетерохромированными зрачками глаз. Он стоял, спрятав руки в карманы черной куртки, и как-то нагловато улыбался.

— Что, смешно тебе? — пробурчал ему Ахил, гневно сверля его глазами. — Тебе, наверно, не приходилось получать нож в спину от тех, с кем ты проработал всю жизнь?

— Прости, старик, я не знал, что тебя выперли с работы не за хрен собачий, — произнес парень, но Ахилу совсем не казалось, что он сейчас извинился. — Тебя хоть как зовут?

— А тебе какое дело?

— Знаешь, это как-то невежливо. Что если ты сейчас разговариваешь не с гражданским, а, например, с конкордом Магистрата?

— А с какого это хрена я должен тебе кланяться, а, конкорд? Ни формы, ни знаков отличия. Даже лин'харов при тебе не видно. И потом, если ты конкорд, то что ты тут забыл? Вали во дворец, пей, лапай девок. Вдруг свезет переспать с какой-нибудь мадамой из высших кругов.

— Хм, было бы неплохо. — Кажется, парень на долю секунды задумался над привилегиями, что он сможет получить от той самой "мадамы", о которой упомянул старик, однако его оранжевые глаза с карим сектором вновь сфокусировались на старике. — Ты тут чего сидишь? Бомжуешь?

— Слышь, малец, я может и старый, но по твоей смазливой морде еще могу врезать...

— Ладно, не кипятись, — успокоил его парень, спросил. — Тебя как зовут?

— Ансаратахил, — неохотно ответил старик.

— Ситайрикерус Нава.

— Ясно. И что же ты забыл здесь, Ситайрикерус?

— Да вот иду по улице, наслаждаюсь видами, и тут глядь — дед сидит, такой скучный, обиженный. Дай, думаю, подойду, спрошу, в чем дело. Ты, кстати, подзаработать не хочешь? — вдруг осведомился парень.

— Я у тебя на побегушках не собираюсь становиться!

— А бегать никуда и не надо, — заверил его парень, после чего вытащил из кармана руку с зажатым в ней черным камнем и пачкой денег. — С минуты на минуту сюда приедет машина, из нее выйдет парень в белом кителе и линхаром на поясе. Твоя задача — отдать ему камень, дальше делай с деньгами что хочешь.

— Погоди, а как этот парень выглядит?

— Ты его узнаешь. И скажи, что это от брата по духу.

Ахил уже собрался броситься вдогонку за парнем, но того уже и след простыл. "Видать, точно из Магистрата", — мысленно произнес он, разглядывая то место, где только что стоял Ситайрикерус. Старик перевел все внимание на увесистую пачку денег и маленький кристалл в руке. Пересчитав количество купюр красноватого оттенка, Ахил чуть не подпрыгнул на месте от переполнившей его радости: в пачке было, по меньшей мере, около пятидесяти тысяч кредитов. Этой суммы ему хватит и на то, чтобы погасить все долги за квартиру, и чтобы, наконец, сегодня выпить хорошего коньяка, а не снова давиться безвкусным пивом. Он глянул на кристалл. Камень чем-то похож на алмаз, только черный, как сама тьма, и к тому же не огранённый. Внезапная мысль обмануть наглого парня и заложить эту штучку в ломбард, чтобы выручить еще немного деньжат, была мгновенно отклонена Ахилом. А вдруг этот парень по правде не простой прохожий, а, например, агент какого-нибудь мафиози из Таэсо? Расставаться с жизнью Ахилу совсем не хотелось, поэтому он снова взглянул на камень и сделал для себя вывод, что продажа камня совсем нерентабельна. Да и вид у него совсем не товарный. Решив-таки выполнить нежданное задание, он снова натянул козырек на глаза, и, закутавшись в плащ, стал ждать.

Впрочем, ожидание оказалось недолгим. Услышав издалека звук мотора, он принялся глядеть в небо, надеясь обнаружить там аэромашину. И вот, она появилась. Однако это был не стандартный аэрокар, который можно было использовать хотя бы ради конспирации, а самая настоящая государственная машина — черная, с мигалкой. "Да нет, — подумал Ахил, — не стали бы они так банально палиться, они ж профи".

Когда машина приземлилась, мысль Ахила о профессионализме вояк резко уменьшилась в размерах и вскоре пропала. Двери машины открылись, и наружу высыпали трое закованных в броню плойтарийца с пистолетами на поясах, а следом из "воронка" выбрался молодой человек в белом. На вид самый обычный солдат-простолюдин. Однако странное чувство тревоги прожгло мозг старика, и тот нервно сглотнул. Пускай Ансаратахил и не пользовался бионикой вот уже три года, но он смог определить, что с этим терраном что-то не так. Не простой это простолюдин, раз катается на правительственных машинах, битком набитых охраной. А вдруг это сам Великий Магистр, банально притворяющийся простым человеком?

— Господин! — Ахил мгновенно оказался на ногах. — Господин!

Парень обратил на него внимание. И плойтарийцы тоже.

— Стоять на месте! — каркнул один из них, выставляя ствол пистолета вперед. — Назовись!

— Я… я Ансаратахил Нима...

— И что дальше?

— Господа, позвольте, я сам разберусь. Все-таки он обратился ко мне. — Парень встал напротив старика, загораживая его от стволов солдат, потом повернулся к нему лицом. — Что вы хотели?

Ахил, немного оторопевший от такой резкой смены отношения к своей персоне, не сразу вспомнил о том, что камень остался у него в руках, и принялся рыться по карманам. Наконец вспомнив, он раскрыл ладонь и протянул черный камень парню.

— Что это?

— Меня попросили передать это вам, — признался Ахил, и, немного подумав, добавил. — Это передал вам ваш брат по духу, Ситайрикерус Нава.

Парень резко изменился в лице. На секунду Ахилу показалось, что в его глазах мелькнули искорки и, кажется, слезы, и сам старик уже приготовился к тому, что сейчас получит в лицо кулаком за свой длинный язык. Но парень стоял и не двигался. Он неотрывно смотрел на черный камень в своей руке, будто тот был вершиной мироздания.

— Спасибо, — подавленным голосом произнес парень, убирая черный камень в карман кителя. Застегнув его на пуговицу, он поднял взгляд серых глаз на старика. — Вы точно уверены, что того, кто передал вам эту вещицу, звали Ситайрикерус? — спросил парень.

— Т'халой клянусь, так его и звали. А еще у него глаза были цветастые. Оранжевые с коричневым сектором.

Парень молча кивнул старику.

— Вы ошиблись, господин, — вздохнул он, направляясь обратно к машине. — Вас жестоко обманули. Глаза — это линзы, какие ношу и я, а имя — прикрытие.

Ахил удивленно приподнял бровь.

— Вы сейчас говорите так, будто знали этого Ситайрикеруса…

— И вы правы, — снова кивнул ему темноволосый, садясь в машину. — Я знал его как своего брата по духу. А сейчас он мертв. До свиданья, господин, спасибо вам.

Двигатель аэромашины взревел, набирая обороты, и машина, оторвав свою многотонную стальную тушу от земли, понеслась куда-то по воздуху, оставив растерянного старика в свете уличных фонарей.

 

* * *

Тесса медленно попятилась от приближающейся к ней фигуры в черном. Легкое волнение, которое она ощутила при появлении этого парня, переросло в самый настоящий страх перед ним.

— Кто вы такой? И как вы прошли мимо стражи?

— Стража? Это те ребятки в броне, что не смогли вычислить из десятков людей одного-единственного террориста? — Парень усмехнулся. — И кого нынче берут в стражу? Одни олухи. Страшная некомпетентность. С чем-то похожим я уже сталкивался недавно, кажется, на Аэне, когда я пришел за секретной терранской разработкой — доспехом БМ-10 "Темплар". Когда я впервые тебя увидел, Королева.

— Только сделай шаг, и я закричу!

— Дорогая моя Королева, ты только что заикнулась о том, что ты псиджит. А псиджиты способны определить, кто перед ними находится, даже не применяя сейджена. — Парень сделал шаг в ее сторону. Заметив, что девушка сейчас закричит, он легко взмахнул левой рукой, и та не смогла произнести ни звука — язык будто бы окаменел. Прекратив попытки привлечь к себе внимание, Тесса испуганно посмотрела на своего пленителя. — Что, — позволил себе улыбку парень, — не ожидала, что я окажусь биоником? А еще я умею вот так. — Парень моргнул, и в следующее мгновение его желтые глаза приобрели зрачок в форме креста. — Теперь-то ты не станешь кричать?

Тесса кивнула.

— Хорошо, — он щелкнул пальцами, — теперь ты можешь говорить.

— Как? — прохрипела она. — Как ты это сделал? Я успела… узнать тебя. Ты — терран.

— Да, я терран, который обладает способностями бионика. А еще из меня кинетик неплохой. Но где же мои манеры? — я совсем забыл вам представиться. Ви-Айн, Предвестник. — Он отвесил Тессе реверанс. — Полагаю, повода вам представляться мне нет, госпожа Вериг'хан. Но я не в обиде. Ведь я сильно виноват перед вами в плане того, что не представился вам на Аэне, когда мы впервые встретились. Ох и трудно же мне было вас искать по всему пространству Единых Рас.

— Постой. Аэн? Так это ты напал на меня в библиотеке!

— Поверьте мне, не я. Я только отыскал вас в здании. Напали на вас мои векторы, которых вам удалось мгновенно подчинить себе.

— О чем ты? Я не умею подчинять векторов! Никогда не умела!

— О, мы так быстро перешли на "ты"? Ну ладно, я не против. Когда я отыскал тебя в полуразрушенном здании библиотеки, твои векторы попробовали меня атаковать, но мой код Предвестника, — он указал на свои глаза, — которому они не способны не подчиниться, им этого не позволил. Однако ты была очень напугана, и твои машины рвались в бой с новой силой. По большому счету, им было наплевать на мой код — теперь их приоритетом стала твоя защита. Тогда мне пришлось стереть тебе часть памяти, а заодно вызвать кислородное голодание и поджечь библиотеку, чтобы все выглядело правдоподобно. А потом случилось то, чего я не смог предвидеть — пришел Гнев… Винсент Зейн, так сказать, мой старший по силе брат.

— Он не похож на тебя! Он не устраивал поджогов и не убивал ни в чем не виновных мирных жителей!

— Тут я с тобой не могу согласиться. Поверь, если бы я нашел его чуть раньше, он бы с большой радостью принял мою сторону, ибо мы все стремимся к миру в Галактике.

— Во всем этом нет смысла...

— Есть, — вскрикнул Ван.

— Ты безумец. Такой же, как и Маска!

— Ничего не могу поделать, ведь я учился у него. — Заметив едва проскользнувшую по ее лицу тень страха, Ван тяжело вздохнул, прижался спиной к стене и продолжил. — Да, у меня было тяжелое детство. Ты же знаешь, что бывает с детьми, зачатыми террано-сайлокианским браком? Судя по твоему выражению лица, да. Эта болезнь называется псионной деградацией. Она неизлечима, ибо устранить вредоносный фактор терранского генома нельзя, — при зачатии плода он сливается с сайлокианским и потихоньку его разрушает, вызывая отмирание тканей риволы. — распаленный гневом, Предвестник начал ходить взад и вперед напротив напуганной девушки. — С самого детства я отличался от других, и другие меня за это ненавидели и всячески избегали. Даже мой папаша-терран, узнав о том, что моя мама беременна, собрал вещи и сбежал. Мама умерла, когда мне исполнилось тринадцать, и меня, как несовершеннолетнего, собирались отправить в детдом. Но я не хотел идти туда — первым делом я хотел посмотреть в глаза своему отцу. И вот, спустя несколько месяцев поисков, я нашел его, а дальше, я думаю, ты знаешь, что произошло.

— Ты… как ты мог? Он же был твоим единственным родным человеком!

— Королева, им он перестал быть в тот миг, когда бросил мою мать, — безо всяких эмоций ответил Ван, теперь заметно успокоившийся и, кажется, даже немного повеселевший. Теперь на его лице вновь тлела едва заметная полуулыбка. — Когда я избавился от него, я увидел Маску. Он, кстати, наблюдал за мной и был не совсем доволен моим поступком, но, тем не менее, он предложил мне помощь, в то время как другие всегда мне отказывали. Так, 21 марта 2329 года, я и вступил в А.В.Е.Л.Ь, а следом за мной в эту организацию вступили Елена Романова и Сион Анслей, терраны, которые вместе со мной стали первыми в этом цикле Предвестниками.

— В твоем голосе много печали. — заметила Тесса.

— Поразительная наблюдательность. С Анслеем я никогда не водился, он всегда был необщительным. А вот Елена… она была, пожалуй, самой эмоциональной из нас троих, даже после превращения в Предвестника. Она умела находить подход абсолютно ко всем, даже к Анслею, который относился к ней как к сестре. На самом деле она любила этого молчаливого парня. А мы оба любили ее, из-за чего иногда ссорились с ним. К несчастью, наши судьбы не сложились. Елена и Сион погибли. За пять лет до террано-арктосской войны.

Тесса молчала, не находя что ответить своему таинственному собеседнику. Вся эта история. Столько злости, обиды и боли было слышно в словах блондина, как будто он во время своего рассказа переживал все эти моменты своей жизни вновь.

— Сколько же тебе лет?

— Сорок пять. А выгляжу я так из-за особенности моего кода Предвестника. Код Вечности вызывает в любом организме пренебрежимое старение, в результате которого существенно увеличивается продолжительность жизни, а внешность носителя не меняется. Вот только чрезмерно долгая жизнь начинает терять смысл, когда большая часть твоих друзей погибает, а остальные могут умереть уже завтра.

— Почему ты думаешь, что твои друзья скоро должны умереть?

— Потому что вся Вселенная жестока и беспощадна. Девианты, как нас называют некоторые индивиды, не хотят погибать под кулаками других и потому начинают отчаянно сражаться, чтобы пробить себе путь в светлое будущее, о котором они мечтают. Так поступил я, так поступили подобные мне, так поступил бы каждый, кого судьба загнала в угол и заставила искать путь к спасению. Так же поступила ты, когда векторы обнаружили тебя на Аэне. На самом деле ты использовала свой дар намного раньше атаки на Аэн. Помнишь "Темплар"? Ты попросила машину победить во что бы то ни стало, и ее векторское начало не смогло ослушаться твоего приказа. Вот так.

— Это просто невозможно! — вскрикнула Тесса. — Никто не может контролировать векторов! Никто! Даже их создатели, каанганы, опережавшие наш народ по уровню технологии на десятки лет вперед, не смогли взять их под контроль и избежать уничтожения! — ее голос дрогнул, а из горла начали вырываться редкие всхлипы. — Если даже они не смогли этого сделать, то скажи мне… Кто я такая, раз способна их остановить?

Она видела, как беловолосый смотрит на нее желтыми глазами и упорно молчит, будто чего-то ждет от нее. Ей было страшно. Но не от самого факта присутствия Предвестника рядом с ней. Ей было страшно от того, что теперь она ничего не понимает и не знает. Даже о себе самой.

Наконец, будто бы насмотревшись на ее испуганное лицо, Ван изволил заговорить снова.

— Возьми это, — сказал он, протягивая ей маленькую записную книжечку в зеленой обложке. — Это записи моего учителя о проекте, который напрямую связан с тобой. Тебе лучше ее поскорее прочитать. 16, 21, 76.

— Что?

— Номера страниц с необходимой тебе информацией. Я не стану тебе все рассказывать, с моих слов ты многого не поймешь и будешь продолжать считать меня своим врагом. А ведь такие, как мы с тобой, должны сотрудничать. — Ван засучил левый рукав, демонстрируя девушке кибер-протез и надетый на нем хендком, экран которого часто мигал. — А теперь позвольте откланяться, мне пора покинуть вас. Мой друг хочет сообщить мне особо важную информацию, касающуюся светлого будущего. И еще я хочу вас попросить никому не рассказывать о нашем сегодняшнем разговоре. Даже вашему лорду-протектору. В противном случае вы, я думаю, догадываетесь, что с ним случится.

Свою последнюю фразу Предвестник подкрепил еле заметной в слабом свете вспышкой желтых глаз, после чего мгновенно растворился в ночной темноте.

Тесса еще с минуту стояла не двигая ни единым мускулом, ожидая, что ночной гость может вновь вернуться. Наконец, почувствовав боль в костяшках пальцев, она ослабила хватку на переплете книжечки и позволила себе частично расслабиться. Ее взгляд с цветного марева ночного города перекочевал на обложку книжонки. "Прочти ее поскорее", — эхом в ее сознании отозвались слова Ви-Айна и следом за ними номера страниц. Не зная, как ей пронести книгу через пост охраны и сделать так, чтобы Винсент или еще кто из ее приближенных не заметил книгу, Тесса вырвала необходимые страницы, спрятала их в рукав, а саму книгу выбросила в цветущие под балконом кусты. Никто не должен об этом знать, дабы не пролилась чья-то кровь.

Удерживая эту мысль у себя в голове в качестве страшного напоминания, девушка покинула балкон и провела остаток вечера в одиночестве, стараясь ни с кем не контактировать. Когда вернулся Винсент, она попросила его отвезти ее домой. Уже сидя в машине, она не обмолвилась с ним ни одним словом, и до самого прибытия к фамильному особняку не убирала руку с рукава со спрятанными в нем листами бумаги, тихонько прося Т'халу, чтобы Зейн не обратил на это внимания.

Никто не должен знать.

 

* * *

Все-таки пропускать общественные мероприятия бывает иногда очень полезно. Даже в том случае, если после самого мероприятия должны состояться выборы на звание Великого Магистра.

За окном гремел гром, а по стеклу звучно барабанили дождевые капли. Второй день.

Просидев почти весь прошлый день за своим столом, Мэррик, вооруженный лишь ручкой и листком бумаги, смог, наконец, составить вполне приличный план на тот случай, если Сае будет грозить опасность. Все тактические наработки были доведены до ума, войска Магистрата уже оповещены, командиры скрытой флотилии тоже. Определенно, Мэррик умел поднять армию на уши без лишнего шума и пыли, нежели его знакомый, арктосский генерал-майор Киромарус Вотам.

В итоге, порядком уставший от тяжелой умственной работы, Мэррик уснул прямо за рабочим столом на огромной куче исписанной бумаги. Однако его сон был пустым и бессмысленным. На самом деле, ему уже давно ничего не снилось, вот уже как двадцать шесть лет. Сплошная пустота.

Резкое и частое попискивание наручного микрокомпьютера вырвало магистра из бесцельного пребывания в темноте на задворках его подсознания. Протерев красный от усталости глаз кулаком, Мэррик посмотрел на мигающий экран. Это был Рисад. Магистр, уже давно отвыкший от того, чтобы спрашивать, какого черта напарник по работе звонит в два часа ночи, нажал на кнопку принятия вызова.

— Мэррик на связи. — Сонно пробубнил магистр.

— Магистр, — голос Рисада был слегка приглушен. Хотя, инквизитор всегда разговаривал тихо и временами даже переходил практически на шепот из-за травмированных голосовых связок. — Простите, что беспокою в столь позднее время, но у меня есть важные известия. Касательно магистра Сиэлдерийского.

— Выкладывай скорее. — Мэррик резко почувствовал прилив сил. — Он победил на выборах?

— Нет, ввиду вашего отсутствия выборы были отложены на неопределенный срок. Я сказал, что вы в командировке.

— Другие не докапывались до цели моего отъезда?

— Нет, искать причин вашего отъезда у них не было.

— Это радует.

Мэррик со вздохом облегчения откинулся на спинку своего кресла. Сейчас он был доволен тем, что напарник прикрыл его перед другими коллегами и, в частности, магистром Сиэлдерийским, так рьяно метившим на его место в звании Великого Магистра и потому ищущим все возможные лазейки для подставы конкурента.

— Устали, магистр? — вдруг спросил Рисад.

— Как загнанная лошадь, — магистр щелкнул кнопкой настольной лампы, заливая свой рабочий стол светом. — Сначала технология Первопришедших, потом ее пропажа. Тебе, как более свежему разуму, не кажется, что за всем этим действительно стоят Предвестники? Или это все догадки старика, уставшего воевать?

— А разве вы их не всех уничтожили 26 лет назад?

Мэррик не отвечал. Этот вопрос Рисада показался ему совсем необычным. Можно даже сказать до безобразия необычным, потому что сам Мэррик никогда не рассказывал своим сослуживцам и ученикам о том дне, когда прошла эта операция.

— Нет, тогда я убил одного из них троих.

— Но по отчетам разведки было сказано, что было убито два Предвестника, — резко возразил Рисад.

— Сведения были подделаны. Насколько я помню, их было только трое. У них были именные таблички на форме, своего рода знаки отличия: В-Примеро, Е-Секста и С-Септимо.

— Чего?

— Старый терранский диалект, который назывался испанским. После того, как терраны объединились под одним флагом и создали общий алфавит, все остальные диалекты были удалены из употребления народами. Первые части знаков, скорее всего, — первые буквы их имен, вторые же — цифры немецкого алфавита: Первый, Шестой и Седьмой. Вот только я не совсем понимаю, что подразумевается под этими цифрами. Это может быть порядок званий в организации или еще что-то...

— Магистр, — вдруг перебил его голос Рисада, — я искал информацию в главной базе данных Магистрата, и там было свидетельство стража-арктоса Фаруна Керзиса, ныне пребывающего в ранге преторианца. Так вот, ему по счастливой случайности удалось снести одному Предвестнику половину головы выстрелом из дробовика. Однако, когда битва закончилась, тела Предвестника нигде не было.

— И? Что ты этим хочешь сказать? Что труп встал и ушел?

— Не исключено, — неуверенно произнес Рисад. — Ведь даже мы не знаем, на что способны Предвестники.

— Ерунда это все, — критично отрезал Мэррик, — никто не в состоянии встать после того, как ему оторвало часть головы. Способности Предвестников не настолько велики, чтобы запускать ускоренную регенерацию тканей с таким повреждением головного мозга или любого другого жизненного важного органа.

— Почему вы так в этом уверены?

— Потому, что я убил девушку-Предвестника с табличкой "Е-Секста". — Мэррик, немного утомившийся от долгого сидения на одном месте, встал и неторопливым шагом приблизился к окну кабинета. Глядя в ночное небо, наполненное десятками огней летающих там аэромашин, нехотя погрузился в воспоминания того времени. — Тогда я фактически не имел опыта боев с такими, как они, и потому отсиживался в запасе. Командиры были уверены, что до места дислокации запаса враг не сможет добраться. — Он коротко усмехнулся. — Какой глупый просчет. Враг оказался умнее и подготовленней их. И врагов было всего трое. Первые отряды сил Магистрата общей численностью в пятьдесят единиц были смяты всего за пару минут. Вторым повезло больше — почти половине удалось избежать стычек с врагом. И всего спустя десять минут после начала операции противник добрался до бойцов запаса. Из всего запаса я первым встретился с Е-Секстой: это была молодая терранка с очень красивыми глазами, на вид ей было всего семнадцать. Понимаешь, Рисад, семнадцать! Это был ребенок, против которого не справились даже элитные войска! Прекрасный ребенок! Но и мне тогда было семнадцать, и я тоже был ребенком. И я убил ее. Она даже не захотела ничего мне противопоставлять — она просто замерла на месте и смотрела на меня. Но как она смотрела! — Мэррик, держась руками за подоконник, прижался лбом к холодному оконному стеклу. — В ее глазах было ясно видно: "Остановись, брось оружие и уходи. Я не хочу делать тебе зла". Но я не отступил. В один прыжок я приблизился к ней и воткнул нож ей в живот. А потом я увидел его, другого Предвестника, беловолосого парня примерно ее же возраста. Он видел ее мертвое тело и меня рядом с ним. Это было последнее, что я помню из того дня. А очнулся я уже в госпитале. Без глаза. Ты слышишь меня, Рисад?

— Д-да, магистр.

— У тебя голос какой-то неуверенный. Что-то произошло? Или заболел?

— Нет, магистр, я в полном порядке. Но кое-что все-таки произошло. И, боюсь, что известие об этом вас не обрадует.

— Ближе к делу!

— Магистр, нашими бойцами несколько минут назад найден магистр Сиэлдерийский. Точнее, его тело с перерезанным горлом. Полиция и плойтарийский корпус уже сделали вас главным подозреваемым.

 

* * *

Николай открыл глаза.

Пока еще смутно понимая туманным от глубокого сна мозгом, где он сейчас, пилот приподнялся на руке и осмотрелся. Он был в комнате, которую выделила ему Тесса в момент его заселения в особняк. Тесса сказала, что, возможно, Николай будет скучать по "Персифалю" и его внутреннему обустройству, поэтому она разрешила ему сделать себе спальное место в этой комнатке, отдаленно напоминающей в ее представлении кабину пилота на фрегате, которую за всю жизнь она видела только дважды. Ну что ж, как говорится, хозяин — барин, поэтому Николай согласился спать именно тут.

Николай повернулся на спину. Вообще эта комната ему нравилась. Маленькая комнатка, ну, правда, не на столько маленькая, что в ней мог обустроиться только один человек; при очень сильном желании в ней могло поместиться человека три, при условии, что двое расположились бы на кровати-полуторке, а еще один на полу. Плюс ко всему, кровать вкупе с откидным столом расположены тут рядом с окном достаточно далеко от двери, из-за чего тот, кто находился в этой комнате, имел просто превосходный обзор с этой позиции. Особенно удачная расстановка мебели и планировка комнаты могли помочь в случае внезапного налета террористов или просто охотников за халявной наградой: дверь хорошо простреливалась изнутри, а путь отхода можно было организовать через окно, второй этаж, как никак.

Внезапно пилот поймал себя на мысли о налете плохих ребят. И зачем ему вдруг понадобилось думать о плохом именно сейчас? Во время торжественного приема ведь ничего не случилось, все прошло тихо и спокойно. Ни взрывов, ни стрельбы, ничего. И так по всей планете и даже звездной системе. "Может, террористы решили взять выходной?", — спросил он сам себя, продолжая изучать взглядом потолок. Или же это после ранения на Аэне у него такая странная, можно сказать, маниакальная тяга к безопасности самого себя и сослуживцев? Иначе, зачем он притащил с собой в и без того охраняемый особняк еще и пистолет? И ведь хорошо, что охрана ничего такого не подумала. А то бог его знает, как могло обернуться дело?

Решив немного отвлечься от размышлений, касающихся боевых действий, Николай посмотрел в окно, в стекло которого стучала ветка растущего прямо перед домом ясеня, которая своим ненастойчивым тюканьем и разбудила его. Обычно, если его будили не вовремя, он отрубался моментом и не просыпался до тех пор, пока его точные биологические часы не подсказывали ему точного времени. А сейчас он не понимал, почему он никак не мог снова заснуть. Наверно, так на него влияла смена обстановки. Или предчувствие чего-либо?

Чья-то рука тихонько постучала в закрытую деревянную дверь. Николай в очередной раз поразился силе своего шестого чувства. Эх, как бы у него такими темпами не развились способности псионика.

В дверь снова постучали, но уже менее навязчиво, чем прежде.

— Входите, — сказал он.

Тихонько скрипнув дверью и неуловимо для слуха Николая ступая элегантными ножками по паркету, в комнатку вошла Хитоми. Она, в простенькой желтой пижаме и с завязанными в нетугой хвост волосами, тихонько притворив за собой дверь, застыла на месте, будто бы ожидая, когда мужчина пригласит ее.

— Хитоми, чего...

— Прости за то, что разбудила тебя, Коль, — попросила она прощения, потупив взгляд. Ну, совсем как первокурсница на экзамене.

— Да не спал я. — Николай указал на окно, за которым тряслись на ветру тоненькие веточки деревьев.

— Представляешь, та же самая картина и у меня, — пробормотала та в ответ. — Тоже не могу уснуть из-за деревьев.

Николай решил промолчать касательно рассказов подруги о деревьях, ибо их как таковых там, где спала она, не было и в помине. Наверно, ей просто стало скучно одной, вот и решила заглянуть к нему. А он и рад, что Хитоми пришла именно к нему, а не к Аншелю, которого не добудишься до утра.

— О, что же это я? — Николай, вспомнивший, что девушка до сих пор стоит босыми ногами на холодном паркете, почувствовал себя мало сказать неудобно. — Ты проходи, проходи. Присаживайся.

Хитоми все так же бесшумно преодолела оставшийся участок комнаты до кровати, после чего устроилась на самом ее конце, чтобы не стеснять лежащего на ней мужчину.

— Хитоми, я не такой жадный на место. Садись, как тебе удобно. — Он скинул одеяло, подвинулся. Девушка полностью взобралась на кровать, согнула ножки в коленях, обняла их руками. «Интересно, чего это она сегодня такая послушная?» — подумал про себя пилот, рассматривая грустное лицо подруги.

— И не думай, что я послушала тебя. Просто мне так захотелось. — вдруг резко сказала она, при этом легко улыбаясь. Наверно, почувствовала его пристальный взгляд на себе.

— И в мыслях не было, госпожа Сагара.

Николай подвинулся поближе к ней и затем легонько толкнул девушку в плечо.

— И будь ты хоть чуть-чуть проще. Расслабься, что ли, а то твоя знаменитая кошачья походка слишком резко бросается в глаза. — подмигнул он ей.

— Это привычка, — отмахнулась она.

— Ты так напряжена из-за Тессы?

Улыбка мгновенно исчезла с лица Хитоми. Кажется, он, сам того не желая, надавил на болезненную точку. Но так будет лучше. Пускай она выговорится, как-то облегчит душу.

— Признаюсь, да, — со вздохом сказала Хитоми, пряча босые стопы под одеяло. — Я действительно переживаю за нее. Вчера она вернулась совсем никакая: молчаливая, тусклая, как будто у нее забрали всю радость на этом чертовом приеме. Мне она ничего не сказала. Я пыталась расспросить об этом Винсента, вдруг ему что-то было известно, но он тоже ничего не ответил, сказал только, что он отлучался по важному делу на полчаса. Слишком много секретов у них обоих касательно того вечера, не находишь? Думаю, что ее нынешнее состояние связано именно с ним. — Хитоми положила голову на колени. — Ты, наверно, не знаешь, насколько она была рада возвращению Винсента. Все те дни, что мы пробыли на Аэне, она буквально сияла, когда он был рядом. А теперь… — из ее груди вырвался вздох. — Даже не знаю, что там между ними произошло.

Николай негромко усмехнулся.

— Чего ты смеешься? — удивилась Хитоми.

— Извини. Просто сейчас, когда ты так серьезно говорила о Тессе, ты действительно была похожа на ее старшую сестру, какой многие тебя видит.

— Ну и что? Может быть, Тесса является моей сестрой по духу. Кстати о птичках, я могу назвать Виту твоей сестрой по духу. — вдруг решительно заявила Хитоми.

— Каким местом?

— Ну, к примеру, этим. — Хитоми достала из кармашка пижамы цилиндр-жучок и бросила его Николаю. — Скажи, что не ты подложил мне в чехол эту штуку.

Николай, поймавший жучок, молча вертел промеж пальцев цилиндрик и явно не собирался отвечать.

— Коля-я, я от тебя просто так не отстану, — протянула Хитоми, напоминая ему о своем присутствии.

— Так, не собираюсь я отвечать на вопросы, находясь под давлением и, тем более, без адвоката. И вообще, уже четыре часа ночи. Всем спать давно пора. Все!

— Вы не охренели случайно, господин Орлов?

— Хитоми, не будь бякой, дай мне отдохнуть.

— Коля!

— Эх, ну ладно, сознаюсь. Да, я подкинул тебе маячок на всякий случай, чтобы, если что-то пойдет не так, сразу прийти и помочь.

Хитоми нахмурилась.

— Ты чего?

— Между прочим, я не настолько слабая, чтобы за мной постоянно присматривали, Коля. Уж ты-то должен это знать. Все-таки не один год службы вместе за плечами.

— И все же я думаю, что поддержка фрегата тебе не помешала бы.

— Коля. — Сказала она с придыханием. Так, как если бы она разговаривала не с взрослым, а с ребенком. Единственным, чемм она давала ему понять, что она видит в нем равного, была ее теплая ладошка, покрывающая его кисть. — Я не маленькая девочка. Я — снайпер. А снайперов учат работать в одиночку. Редкость, когда снайпер работает в паре. Я не отталкиваю тебя, просто я так привыкла работать.

Николай смотрел на нее и не мог прекратить. В лучах ночного света, льющемся серебристыми потоками из окна, и в этой чудной желтой пижаме она была необычайно мила, ее волосы, рассыпавшиеся из прически, теперь волнами падали на ее плечи и грудь. Ее глаза-изумруды неотрывно смотрели на него, и только томное дыхание вырывалось из ее вздымающейся груди. Он уже абсолютно забыл о том, с чего все началось, — жучке, теперь валяющемся где-то в складках одеяла. Сейчас он видел перед собой не военного снайпера, какой она называла себя, и даже не близкую подругу. Сейчас он видел напротив себя Хитоми, свою Хитоми, которую он не хотел делить с Сириусом, но был вынужден ради ее чувств уступить. Сейчас же перед ним не было никаких преград.

Не в силах удержать душащие его чувства под контролем, Николай провел ладонью по ее щеке, пальцем дотронулся до манящих губ. Ее дыхание участилось, и вдруг резко стало спокойным, как если бы она готовилась к выстрелу.

— Нет, — коротко сказала она, отводя его руку от своего лица.

Она отодвинулась на край кровати и, отвернувшись, закрыла лицо руками. Глядя на изредка вздрагивающие плечи девушку, Николай почувствовал, как где-то глубоко внутри стремительно рос комок лютой ненависти к самому себе. И к Сириусу.

— Прости меня, — хотел было положить ей на плечо свою руку Николай, чтобы как-то успокоить, но тут же убрал ее, ведь именно этим прикосновением он довел ее до слез. — Если ты из-за Сириуса...

— Нет, — сказала она, шмыгая носом, — Сириус здесь ни при чем. Это из-за решения...

— Чьего решения?

— Правительства. Совет адмиралов собирается возобновить программу "Глаз Сокола", привлечь бывших ее участников к обучению новичков. Именно за этим я и пришла к тебе с самого начала. Хотела рассказать все, как есть.

— Возобновление программы? — неприятная догадка вонзилась в разум Николая подобно обоюдоострому лезвию. — То есть, тебя могут заставить покинуть "Персифаль"?

— Не заставят. — Она, наконец, убрала руки от лица и с какою-то мукой посмотрела ему в глаза. — Я сама дала им свое согласие на возвращение в программу в качестве инструктора. Как только мы вернемся на Землю, я уволюсь с корабля. Я уже приняла решение.

— Так, значит, ты не из-за меня плакала?

Девушка слабо, но все-таки улыбнулась ему своей теплой, как летнее солнце, улыбкой.

— Коля, я бы никогда не стала плакать из-за твоих поступков, какими бы они не были. Ведь в моем представлении ты являешься мужчиной, который никогда не заставит меня лить слезы. Ведь ты не Сириус…

Закрытая дверь снова заскрипела несмазанными щеколдами, и в ее проеме появилась широкоплечая фигура Натана. Архивариус, как всегда при всем параде, окинул взглядом серьезных глаз сидевших на кровати людей и сделал шаг вперед, так и не дождавшись разрешения на вход.

— Между прочим, стучаться надо. — напомнил ему о правилах приличия Николай, смиряя того недовольным взглядом.

— Ну вы же тут не воспроизведением рода людского занимаетесь, — все так же бесцеремонно проговорил Дженсен, делая еще один шаг в их сторону. — Ладно, отбросим внешние детали в сторону и приступим к делу: меня послал Винсент. Сказал, что ваше присутствие не будет лишним.

 

* * *

 

Долгие и настойчивые звонки в дверь особняка Вериг'хан, наконец, были услышаны. Мильсидолира, держа в одной руке ночник и теребя заспанные глаза второй, кое-как положила палец на сенсорную панель, выводя изображение видеокамеры снаружи на встроенный в стену дисплей. Испещренное морщинами лицо с черной повязкой на левом глазу окончательно пробудило полусонную служанку. Взволнованно ахнув, она тут же отперла дверь и впустила нежданного гостя внутрь.

— Рада вашему визиту, магистр Мэррик, — Милли поклонилась, затем окинула пустое пространство за спиной магистра и спросила. — Вы к нам одни? А где же господин Рисад и ваша личная гвардия?

— Их со мной нет, — терпеливо выдохнул магистр, вешая свою мантию на стоявшую около двери трехногую вешалку. — Мильсидолира, ты не смотрела вечерние новости?

— Нет, господин.

— Что ж, это хорошо, там все равно нет ничего интересного. Курс нашего кредита резко пошел вниз, какая-то фото-модель разводится со спортсменом, ограблен банк на Телосе-3. Сплошная скука, — тараторил он, расшнуровывая кирзовые сапоги.

— Магистр, разрешите вопрос?

— Пожалуйста, Милли.

— Почему вы явились так рано и даже не предупредили никого? Я бы с Идвэнлиссой как-нибудь подготовилась к вашему прибытию. Может быть, вам...

— Милли, не стоит напрягать Идвэнлиссу в ее-то положении. И делать сейчас тоже ничего не нужно, — вежливо отказался Мэррик, — сейчас мне не нужны пышные приемы и суета. Я просто хотел заглянуть к сестре, узнать, как ее дела. А заодно поговорить с нашими гостями.

— Гостями? — переспросила девушка.

— Да, гостями. И в частности, с господином Зейном. Ты не могла бы его позвать?

— Он сейчас отдыхает на втором этаже, господин. Да и шум на лестнице сейчас нежелателен — ваша сестра тоже отдыхает.

— Понятно, — выдохнул он снова, упрямо направляя свои стопы в мягкой домашней обуви внутрь дома, к лестнице. — Тогда я сам поднимусь наверх.

— Магистр, не стоит! Вы же всех разбудите!

Мильсидолира постаралась отгородить магистра от лестницы, но Мэррик был непреклонен. В два мощных скачка он оказался на втором этаже, и сделал он это так быстро, что ни одна ступенька не успела скрипнуть. Все-таки навыки главного оперативника Магистрата были незаменимы даже в обычной жизни.

Коротко улыбнувшись стоявшей внизу с открытым ртом служанке, магистр жестом приказал ей остаться внизу, а сам направился вглубь этажа. Проверяя псионикой пространство за закрытыми дверями спален, Мэррик обнаружил, что большинство комнат были пусты, а самое крупное скопление тихих звуков и жизненной энергии скрывались за дверью последней спальни. Осторожно, подобно охотящемуся сумрачному коту, он подошел к двери и снова прислушался: за дверью были слышны, в основном, мужские голоса. И, кажется, разговор был необычайно серьезным.

— Магистр, — донесся откуда-то снизу голос Мильсидолиры, — господин Зейн просил, чтобы туда никто не входил. Может, пусть у него и звание ниже вашего, но, может, вы прислушаетесь к нему?

— Милли, оставайся внизу. Я в состоянии определить, что мне стоит делать, а что — нет.

Легким движением руки Мэррик оттолкнул дверь и бесцеремонно вторгся на территорию комнаты.

— Магистр Мэррик? — удивленно спросил поднявшийся с пола Зейн, но магистр только приложил палец к губам и помахал рукой, приказывая капитану опуститься на пол и не шуметь.

Магистр окинул внимательным взглядом присутствующих. Архивариус, арктос-трепло и сам капитан сидели на полу; снайперша и пилот расположились на диване; в уголке, куда свет настольной лампы не попадал, расположилось нечто огромное, и сейчас это нечто смотрело на него. В огромной куче мяса в углу Мэррик узнал дейноса.

— Господин Зейн, — Мэррик, натянуто произнося сию фразу, незаметно положил руку на рукоятку лин'хара, спрятанную в потайном кармане кителя, — позвольте узнать, что это животное здесь делает?

— Лежу я здесь, солдафон, — огрызнулся Гарм, зло сверля наглого коротышку взглядом.

Мэррик, тоже не горевший желанием продолжать беседу с дейносом, предпочел оставить его в покое. Не хватало еще с этой ящерицей сцепиться и разнести половину дома.

— Капитан, — магистр вновь посмотрел на сидящего на полу террана, — не могли бы вы мне объяснить причину столь позднего собрания в данной комнате? Насколько мне известно, все солдаты, а так же их командир, должны спать к этому времени.

— Может, скажете мне первым цель вашего визита сюда в столь позднее время, магистр? — резко парировал Зейн.

— Я просто решил проверить, как дела у моей сестры. Или я уже не могу навещать ее?

— С ней все хорошо, — ответил вместо Зейна Натан. — Правда, госпожа Вериг'хан не появлялась ни у кого на глазах вот уже полдня. Вероятно, отдыхает после приема.

Мэррик недоверчиво посмотрел на архивариуса. Уж кому, как не двоюродному брату Теасориссы знать, что его сестра обычно долго спала после сильного переутомления или перевозбуждения, о чем сам Мэррик предпочел сообщить сидящему на полу Натану.

— И мне ужасно сильно хочется верить в то, что с моей сестрой ничего не произошло на приеме, — добавил он, косясь правым левым глазом на Зейна.

— Уж поверьте, что с вашей сестрой ничего не произошло. И, пожалуйста, перестаньте во всех бедах подозревать меня.

— Я не подозреваю вас, — пожал плечами Мэррик. — Просто каждый раз, когда вы находитесь рядом с ней, что-то обязательно происходит. Знайте, капитан, эту девушку приказал мне охранять ее отец, магистр Нериквисис Вериг'хан. И я буду исполнять этот долг, потому что охрана этой девушки является самым важным заданием моей жизни. Поэтому если кто-то будет представлять для нее опасность, я без колебаний убью того. Это и к вам относится.

— Слышь, солдафон, — Гарм лениво открыл один глаз, — я, конечно, тоже с легкостью убью любого, кто будет угрожать нотиме, но я так поступлю из-за того, что она когда-то спасла меня. Отдам ей должок. А теперь, при чем тут парнишка? И еще кое-что: судя по твоему трепу в ее адрес, у меня создается впечатление, будто ты превращаешься в какого-то фанатика. Неужели ты считаешь ее чуть ли не агнцем Божьим?

— Я согласен с Гармом, — подал голос Николай. — Господин Мэррик, вы так стараетесь ее защитить из-за данного господину Нексису слова? Или есть еще какая-то причина?

"Ишь, как заговорил, солдатик. А с первого взгляда и не скажешь, что у тебя есть хотя бы зачатки мозгов".

— Поверьте, господин Орлов, когда придет время, вы сами узнаете, почему я так за нее беспокоюсь. А теперь, — Мэррик взял табурет и, поставив его рядом с Тайфусом, сел. Как-никак, а с представителем расы основателей ему сиделось спокойнее. — Я хочу спросить у вас: ради чего вы устроили это собрание?

Ясное дело, что он не рассчитывал, что они сразу возьмут и выложат ему все секреты, которые они обсуждали до его появления. Мэррик начал пристально наблюдать за реакцией присутствующих. Он точно знал, что они что-то от него скрывают, причем все они. Ну, разве что кроме дейноса: ему вообще, кажется, все происходящее тут было до фонаря.

— Ну? Долго в молчанку играть будем?

— Ребята, — тихонько позвала Хитоми, — давайте мы все расскажем господину Мэррику. Он же магистр — сайлокианец, посвященный во все тайны изученного космоса.

— Рад, что хотя бы один из присутствующих здесь мне доверяет.

— Один, но не все. — с ярко выраженным недоверием произнес Зейн, испепеляя магистра взглядом.

— Господин Зейн, продолжая выискивать причины не доверять мне, вы увеличиваете разрыв между нами. А это не есть хорошо. Как и раньше, противникам, оказавшимся в одном корыте, нужно сплотиться, чтобы не утонуть.

Терран поднялся с пола и угрожающе посмотрел в глаза Мэррику. Сейчас, в слабом мерцании света настольной лампы, Мэррик полностью убедился в точности своей теории насчет капитана: его глаза, в данный момент закрытые маскировочными линзами, тихо пылали красным и желтым светом.

— Хорошие линзы, капитан, — увидев удивление на его лице, Мэррик решил продолжить. — Такими линзами пользовались исследователи моего народа, когда пытались войти в контакт с вашим видом. Удобные штуки, правда? Тот, кто не обладает сейдженом, не может увидеть того, что прячется за ними; остальные же принимают их за обыкновенные линзы. Кстати, хочу заметить, что у вас интересная секторная гетерохромия в форме колец.

Мэррик еле смог сдержать наплывшую на его лицо улыбку. Их реакция на его слова, безусловно, нравилась и даже восхищала магистра. Все, кто находился перед ним, сейчас смотрели на него то ли с трепетом, то ли с настоящим ужасом в глазах. Даже дейнос, который практически заснул, сейчас приковал взглядом один глаз к его персоне.

— Кажется, я почти убедил вас сотрудничать со мной. — самодовольно сказал Мэррик.

— Почти, — все также недоверчиво произнес Зейн, возвращаясь в старую позу. — Если вы так хорошо осведомлены о моих глазах, то вы точно знаете что-то и об этом. Натан.

Дженсен вышел из ступора и зачем-то полез в карман своей формы. Спустя пару секунд вытащил оттуда маленький бумажный сверток и бросил его капитану. Зейн медленно его развернул, показал его содержимое Мэррику. Единственный глаз магистра резко округлился: на клочке бумажки лежала его находка — черный камень с Ракилла.

— Откуда он у вас?

— Вы знаете, что это такое? — решил полюбопытствовать Николай.

— Знаю, — кивнул Мэррик. — Это миниатюрный генератор черного эмпатического поля, который я отбил у пиратов с Ракилла. Главный приоритет моей последней миссии. Недавно он пропал из лаборатории сайлокианского корпуса Магистрата. Я мог бы подумать, что это вы, капитан, могли его выкрасть, но у вас нет мотива и имеется алиби — вы все время были с моей сестрой. Плюс, замки хранилища с генератором не пострадали, следов взлома не было обнаружено. Откуда же он у вас?

— Во время приема во дворце меня вызывал магистр Сиэлдерийский. Мне пришлось оставить госпожу Вериг'хан во дворце, а самому лететь на окраину Таэсо, где меня и должен был ждать магистр. Но вместо него меня встретил какой-то пьянчуга и передал этот камень. Сказал, от Ситайрикеруса Навы.

— Но это же бред! Ситайрикерус...

— Я знаю, что он мертв. — сказал Зейн. — К тому же, тот мужик не мог знать имени Сириуса, — он никогда не называл незнакомцам своего имени и ограничивался одним прозвищем.

— Что насчет магистра Сиэлдерийского: вы не могли позавчера с ним разговаривать, — Мэррик наклонился вперед, — тогда он уже был мертв.

— Магистра убили? — оторопел Тайфус.

— Да, его тело с разрезанным от уха до уха горлом отыскали сегодня в час ночи в закутке люди моего корпуса. И убили его не простым ножом. Работал профи или кто-то из его приближенных, возможно, охранник. Но, ясное дело, служба безопасности и плойтарийский корпус сделали подозреваемым меня, потому что я был главным его противником на выборах.

— Тогда ясно, почему вы решили приехать сюда так внезапно, — догадался арктос. — Служба безопасности могла начать ваши поиски сразу с вашего дома или кабинета в Магистрате. Искали помощи у сестры.

— Я не хочу втягивать в эту политическую грызню Теасориссу. Я действительно пришел за помощью. Но не за помощью сестры. Мне нужна ваша помощь, капитан. Мы оба крепко влипли в это дело, и нас обоих пытаются оклеветать, а если не оклеветают, то постараются убрать. Мы имеем дело с очень опасным противником, который, скорее всего, действует из Магистрата. Поэтому я предлагаю наведаться завтра туда и провести небольшое расследование. Вы согласны?

— Эй, солдафон, придержи лошадей. — загрохотал Гарм. — Если уж намечается драка, то я всегда готов. Впрочем, как и остальные.

— Нет, вы должны остаться тут с моей сестрой. На самый крайний случай ей пригодится охрана, так как на войска Магистрата я теперь не могу рассчитывать. Они могут навредить ей в попытке выйти на меня.

— А если привести сюда побольше солдат с "Персифаля"? — предложила Хитоми.

— Можно, — сказал Мэррик. — На корабле много солдат, плюс, совершенный ИИ, копию которого можно импортировать в хранящееся в подвале системное ядро. А еще… — он загадочно посмотрел на Гарма, — здесь может остаться дейнос в качестве последнего рубежа обороны. Как вам инициатива, господин дейнос?

— Подойдет, — дейнос как-то странно, разочарованно, что ли, вздохнул. — Буду сторожить нотиму, пока вы будете заниматься бумажной волокитой. Мне понадобится зал с крепкими дверями и, желательно, дробовик калибром покрупнее. И еще, солдафон: прикажи служанкам раздобыть на всякий случай парочку медпакетов. Нет, они не для меня. Для нотимы. А мне раздобудь патронов побольше. Это все что мне нужно.

 

* * *

Вечер сегодня выдался не самым лучшим.

По небу медленно и лениво ползли тяжелые серые облака, по крышам домов и по асфальту улиц тихонько барабанил моросящий дождик, который всего полчаса назад был настолько же сильным ливнем, какой был прошлой ночью. Граждане Гансена, теперь полностью сменившие праздничные наряды на свою повседневную одежду, спешили каждый по своим делам, держа в руках зонты и иногда щурясь от попадающих в глаза и лица дождевых капель, пронырнувших под ткань зонтов. Где-то в вышине с резким жужжанием проносились аэромашины, и иногда жужжание их моторов дополнялось далекими раскатами удаляющегося грома.

Но то были оживленные улицы Гансена, находящиеся вдали от Площади Каменных Стражей и, соответственно, здания Магистрата. Сейчас здесь было достаточно многолюдно: солдаты регулярной армии планеты, стражи, конкорды неспешным шагом патрулировали маленькую площадь перед зданием, временами обмениваясь друг с другом короткими репликами и вновь разбредаясь по своим постам. На границе между двором и площадью расположились машины с вертящимися антеннами-пеленгаторами. Около самого здания за рядами статуй пряталась парочка бэтээров, битком набитых солдатами плойтарийского корпуса. Сразу за бэтээрами — три легких танка на антигравитационной подушке и несколько пулеметных гнезд прямо перед главным входом в здание.

Наблюдая всю эту картину через бинокль Тайфуса, отданный ему перед самым его отъездом, Зейн невольно скривил уголок рта. С самого начала идея Мэррика по-тихому проникнуть в Магистрат ему, откровенно говоря, мало чем понравилась, а теперь… Теперь он шел рядом с магистром, использующим свой потенциал бионика, тем самым генерируя достаточно мощное маскировочное поле, из-за которого он в глазах людей представал арктосом-сержантом. Насчет простых солдат Винсент не беспокоился — они легко купятся на иллюзию. А вот вид магистратовских инквизиторов сайлокианской национальности, что стояли на небольшом плацу около самой стены, заставлял капитана изрядно нервничать, ибо кто знает, что среди них нет умелых сенсоров, различающих подобные иллюзии? Но бог с ними, с инквизиторами: еще больше его волновали ДНК-сканеры, возле которых дежурили суровые арктосские вояки. Ладно, за свой скан ДНК он не волновался, а вот Мэррика могли и вычислить. Ну, разве что он не сможет трансформировать свою ДНК посредством бионики. Интересно, а он так может?

— Нет, не могу, — вдруг произнес магистр, все это время будто бы читавший его мысли. — Еще ни одному сайлокианцу это не удавалось. И еще я не рассчитывал, что сюда притащат эти жестянки. Они изрядно подгадили все дело. Кстати, во всем этом параде виноват я. Это я отдал приказ о мобилизации войск… на случай появления врага.

— Ясно. Предлагаете свернуть операцию?

— Следующего раза может не быть. Посмотрите туда, капитан, — Мэррик кивком указал в сторону небольшой арки, расположенной справа. — Вам, может быть, и не видно, но там засел плойтарийский снайпер, который неотрывно следит за всем периметром. Стоит ему заметить, что мы резко повернули назад, и нам обоим крышка. Кстати о снайперах: как там ваша славная метрисс Сагара?

— А как же вон те машины? — Зейн указал на пеленгаторы.

— Они отслеживают как длинные, так и короткие волны, но они должны менять режим каждые пять минут. Сейчас они ведут слежку на коротких волнах, и до смены режима осталось меньше полуминуты. Приготовьтесь.

Мэррик немигающим взглядом смотрел на машины, выжидая момента. Наконец он тихо щелкнул пальцами, разрешая капитану действовать. Зейн почесал висок и вместе с этим нажал на маленький радиопередатчик в ухе — послышался легкий треск.

— Хитоми, — как можно тише и отчетливее позвал он, — как обстановка?

— Чуть не спалилась перед стражами из-за проклятого дождя — СТМ начала сбоить. Сейчас нахожусь на своей старой позиции с хорошим обзором, подальше от глаз живых, в камнях. Батарею сменила. Готова к ведению огня.

— Быстро ты, — похвалил подругу Зейн. — Как там группа Натана?

— Натан недавно выходил на связь: он подключился к одному из серверов магистратской сети. Кстати, он обнаружил небольшую область межу 193 и 203 этажом, в которой напрочь отсутствует сигнал сети.

— Отличная работа, лейтенант Сагара. Передайте старшему пилоту Орлову быть готовым поднимать ласточку на крыло по вашему приказу. Пехоте может пригодиться поддержка с воздуха. Выходите на связь только в экстренной ситуации. И не пропадайте из эфира.

— Поняла. До связи.

— Я все слышал, капитан, — тихо произнес Мэррик, стоило капитану отключить связь. — Значит, теперь обратной дороги для нас нет. Только вперед.

— Магистр, они обязательно запросят скан вашей крови, и тогда вас мигом раскроют. Я могу попросить Натана взломать один из сканеров, только дайте мне время.

— Нет, взламывать сенсоры я не позволю — всех вычислят на раз. И потом, мы уже слишком близко подошли.

Капитан и не заметил, как расстояние между ними и блокпостом с двухсот метров сократилось до тридцати. Плойтариец, что дежурил на этом посту вместе со своими однополчанами, переместил автомат за спину и поднял когтистую руку вверх, приказывая террану и псевдоарктосу остановиться. Глядя на этого офицера касты Гордого и на остальных его собратьев, Зейн почему-то сравнил первого с попугаем-переростком, случайно попавшим в орлиную стаю. А еще ему казалось, что этот товарищ оказался в офицерах больно рано для своего возраста. Этот плойтариец был немногим старше Эссекса, еще полностью не сменил детское мягкое оперение бежевого цвета на строгий желтый оттенок, посему можно было предположить, что ему было, если переводить на терранскую продолжительность жизни, всего семнадцать лет. Зато он уже имел серьезный взгляд, совсем как у взрослого.

— Стойте! — он преградил им дорогу крылом, из-под которого стала видна рукоять меча рахи с одной стороны, а с другой — пистолет. — Звание и цель визита.

— Капитан фрегата седьмого терранского флота "Персифаль" Винсент Зейн, это мой временный подчиненный...

— Райфус Листис, младший лейтенант пятого арктосского пехотного полка, — закончил за Винсента Мэррик-арктос. — Прибыли с третьего блокпоста по личному приказу командира Изаары Оссан.

— Полковник Оссан? Мне не поступал приказ от нее. Покажите копию приказа.

— В бумажном или электронном формате? — резко спросил "Райфус Листис".

— И в том, и в том.

Псевдоарктос расстегнул приделанный к криоброне карман, извлек оттуда бумажку с приказом и завернутым в нее инфочипом и передал плойтарийцу.

— Да, с документами все в порядке, — кивнул плойтариец, возвращая бумагу обратно. — Можете проходить.

— Откуда у вас взялся этот приказ? И почему они пропустили нас без осмотра? — спросил Мэррика капитан, стоило им отойти на почтительное расстояние от блокпоста.

— Вчера вечером, перед тем, как приехать к сестре, я заглянул к госпоже Оссан. Мне крупно повезло, что она осталась лояльной мне даже после того, как меня оклеветали. В приказе имелась гербовая печать семьи полковника, которую она выдает только самым доверенным лицам.

— Не боитесь, что ей может достаться?

— Я позаботился о том, чтобы полиция не имела к ней никаких подозрений. Однако, Магистрат знаком с моими методами работы и потому может в два счета разгадать наш план. Поэтому я хочу закончить это дело как можно скорее, пока Магистрат не хватился меня или полковника Оссан. Видите ли, капитан, жизнь — забавная и суровая штука: пускай я и магистр, на которого полагались сотни солдат во время Войны направлений, но даже я не могу предугадать, что может произойти в следующую секунду. Вы, кстати, уже сталкивались с подобным в Арракисе.

— Да, и получил горький опыт.

— Капитан, — Мэррик посмотрел на него, — скажите мне: почему вы выбрали мою сестру? Почему вы решили стать ее лордом-протектором?

— Потому, что я дал обещание Братану… то есть, Сириусу.

— И все? — приподнял бровь Мэррик. — Нет никаких чувств? Никакой симпатии?

— Я не понимаю, — нахмурился Винсент. — Сначала вы хотели, чтобы я не подходил к Тессе на пушечный выстрел. Теперь вы хотите подтолкнуть меня к ней...

— А разве вы станете меня слушать? — Сказал Мэррик. — Ради того, чтобы проявить свою лояльность мне и армии, вы готовы оттолкнуть девушку, отчаянно нуждающуюся в вашей заботе? Лично мне в это трудно поверить. Теасорисса… Скажем так, ее появление в этом мире было предопределено еще до того, как Нексис встретил ее маму. Однако девочке после ее рождения пришлось несладко: ввиду ее значимости Нексис запрещал ей применять кинетику, а также общаться со сверстниками. Он был уверен, что любые контакты с миром за стеной могут навредить ей. И, в целом, он был прав. Когда ее мать скончалась, девочка убежала из дома и чуть не попала под грузовой краулер. Однако некто, кого она впоследствии назвала Сорокопутом, в последний момент успел ее спасти. Вы ведь слушали меня, капитан?

— Да.

— Тогда скажите мне: почему вы оттолкнули ее от себя? И не смотрите на меня таким взглядом. Я вполне способен считывать эмоциональное состояние всех, кто попадает в поле моего обзора. Как-никак я псионик.

— Тогда вам должна быть известна причина моего поступка. — еле слышно ответил ему Зейн. — Я сделал это потому, что у моей приобретенной мутации есть… побочный эффект, весть о котором Тессе совсем не понравится.

— Я понимаю вас. — Вдруг сказал Мэррик. Он остановился, внимательным взглядом осмотрел оставшуюся часть пути до парадного входа в цитадель, довольно ухмыльнулся. — Каков прохвост! Капитан, — магистр стукнул Зейна по наплечнику брони, — нам туда.

Быстро проскользнув мимо солдат, сторожащих пока отключенные пси-разрушители, они оказались под массивной крышей здания Магистрата. Однако магистр повел Винсента не к самому главному входу, а куда-то в сторону от него, к одной из толстых несущих колонн. На секунду Винсенту показалось, что за колонной только что появилось и тут же исчезло быстрое движение. Вытащив линзы из глаз, капитан вновь стал присматриваться к спрятавшейся там фигуре. Ею оказался Рисад, чью маску Винсент не смог бы спутать ни с чьей другой.

Поравнявшись с преторианцем, Мэррик быстро обменялся с ним парой фраз, которые Винсент, к сожалению, не смог расслышать, после чего сам магистр и его подчиненный медленно направились обратно ко входу в цитадель. Зейн последовал за ними.

— Как тут обстоят дела? — Спросил преторианца Мэррик. — Плойтарийский корпус случаем не понатыкал внутри пси-разрушителей?

— Я все проверил перед вашим приходом, магистр. Глушилок не обнаружено.

— Рад этому, а то не хотелось бы лишний раз светиться перед ними. Капитан, постарайтесь не отставать, — шепнул он идущему позади Зейну, — в противном случае я не смогу помочь вам проникнуть внутрь.

“ Я как бы сам это понял", — про себя буркнул Винсент и постарался нагнать блюстителей порядка.

— Еще один пункт проверки. Не расходимся. — тихо произнес Рисад.

Зейн посмотрел туда же, куда смотрел Рисад: прямо перед самым входом, заключенный между двумя плойтарийцами за стационарными пулеметами, была еще одна будка с солдатами. Вот только там же было и кое-что новое — большой металлический цилиндр, бесперебойно мигающий разноцветными лампочками. Глядя на эту штуку, Зейн почувствовал, как все его внутренности сжались в комок. Он был больше, чем уверен, что сей агрегат и есть упомянутый магистром пси-разрушитель. Хреново. Если эта штука разрушит иллюзию магистра, то на них ту же навалятся все воины Магистрата вместе с боевыми роботами, которых выгружали из огромного грузовика на площади перед цитаделью. Надеясь, что генераторов питания роботов пока не привезли, Зейн крепче сжал рукоять своей штурмовой винтовки и, на всякий случай сняв ее с предохранителя, вошел в желтый круг следом за магистром и его охранником.

— Пропуск. — Потребовал сидевший за пультом управления плойтарийский офицер. Рисад протянул ему инфочип с кодом допуска. Вставив его в хендком и пробежавшись глазами по содержанию файла, офицер вернул карточку Рисаду и потянул на себя рубильник аппарата. — Ваши коды доступа действительны, но я все равно хочу проверить вашу группу. Так, на всякий случай.

— Конечно, я прекрасно вас понимаю, — согласно кивнул Рисад.

"— Да что же ты такое творишь, скотина?", — капитан с трудом подавил в себе желание метнуть в сторону преторианца полный злобы взгляд. Разве они не должны были всеми силами избегать столкновения с этими машинами? Или же Рисад… "— Пусть только дернется, и я ему башку снесу", — решил для себя Зейн, кладя указательный палец на спусковой крючок.

Желтый лазерный луч не спеша скользил по их фигурам, секунды шли с черепашьей скоростью, а машина и не думала издавать сигнала, предупреждающего ее владельца о присутствии псиоников. Вдруг машина громко запищала. Душа капитана ушла в пятки: неужели они попались? Однако плойтариец задумчиво посмотрел на троицу и снова щелкнул рубильником, отключая машину.

— Все в порядке, — заявил он, дважды дернув хохолком. — Псионная сигнатура исходит только от вас, господин Рисад, следов псионики у ваших гостей не обнаружено, так что вы все можете проходить. Поставьте подписи здесь и здесь.

Расписавшись на протянутом инженером листке бумаги, троица прошла мимо стационарных пулеметов. Оказавшись за армированными дверями цитадели, Зейн позволил себе немного расслабиться. Самая сложная часть миссии была пройдена.

Внутри цитадели было не так людно, как на улице. Но и тут временами за поворотами коридоров можно было заметить фигуры магистратских агентов, беспрестанно сканирующие взглядом отведенную им площадь. Им не было нужды менять место своей дислокации и обследовать почему-то затемненные коридоры. Обходом коридоров занимались боевые роботы класса "Фенрир" — мехи в человеческий рост, имеющие в качестве мозговой начинки слабый ИИ, а также встроенный пистолет, снаряженный электрой (боевые заряды не допускались по закону), тепло-детектор и портативные пси-разрушители на случай вторжения сайлокианских экстремистов. Хотя, Винсент как раз и чувствовал себя кем-то подобным, когда очередной мех проклацал мимо него на своих двоих, с подозрением осматривая капитана оранжевым фоторецептором.

Они только что миновали еще одну группу стражей — теперь уже арктосов, поставленных здесь для охраны скоростных лифтов, следующих до центральных офисов и лабораторий. Пока лифт ехал, Рисад решил поделиться своими соображениями на счет всей этой затеи.

— Если нас не будут ждать на выходе тяжелые пехотинцы, то эту часть операции можно вполне считать выполненной, — с оптимизмом в голосе, но все так же тихо, проговорил он, рассматривая в окно лифта занятую батальоном регулярной армии маленькую площадку внизу, за пределами которой сразу же начинался бескрайний океан. — Никогда бы не подумал, что Магистрат так серьезно ополчится против одного сайлокианца.

— Врагов нужно истреблять, Рисад, — напомнил ему первое правило Кодекса Мэррик. — Пускай я единственный их враг в данной ситуации, но они приложат все усилия, чтобы меня поймать и придать суду.

— Магистр, — позвал того Рисад, — что вы хотите сделать? Как вы хотите снять с себя вину?

— Очень просто, — Мэррик отвечал, глядя в окно. — Я проникну в ту самую пустую зону на 203 этаже, там должно быть резервное хранилище записей видеокамер, затем еще раз перепроверю замок хранилища на следы взлома и только тогда дам знать госпоже Оссан имя преступника. Она и ее люди уже готовы оказать мне поддержку в назревающей стычке.

— И что вы сделаете с этим подлецом, когда узнаете его имя? — спросил Винсент. Впрочем, он и так догадывался, каков будет ответ магистра.

— Убью его. — просто ответил ему Мэррик со свойственным только ему огоньком гнева, ярко блестящим в глазу.

 

* * *

Значит, час пробил.

С этой мыслью Ван соскочил с ветви дуба, вцепился своим кибер-протезом в ближайшую достаточно толстую ветвь. Раскачавшись как следует, он прыгнул на следующую, после чего прокладывая свой маршрут на несколько метров вперед при помощи псионики, стал продвигаться в ту сторону, где над, казалось бы, бесконечным зеленым морем всплывал каменный островок, в реальности являющийся особняком Вериг'хан. Ну, учитель, придумали же вы поместить золотую клетку с сидящей в ней пташкой в такой глуши. Ни тебе детской площадки, ни друзей, что играют на ней. И все ради этого момента...

Ван был вынужден резко прекратить думать, чтобы не врезаться на полном ходу в очередную внезапно появившуюся из зеленого марева ветвь. Скоординировавшись в прыжке, он с легкостью преодолел и это препятствие, после чего позволил себе набросать небольшой, но достаточно простой план проникновения в особняк. Окружение из листьев, палок и веток создавало ему неплохое прикрытие от вражеских глаз, элемент неожиданности оставался за ним. Но это все работало в том случае, если рядом с особняком не было сайлокианских сенсоров, специализирующихся на поиске противников, удаленных от них на почтенное расстояние. Если элемент неожиданности будет утерян, придется пустить в дело свой Код, а это означало быстрый бой с серьезными потерями среди солдат Магистрата. Ну и ладно. Главное — отыскать Королеву.

Он не успел довести свою мысль до конца из-за внезапно ожившего хендкома. Ван не стал ждать и в момент очередного прыжка включил связь.

— Ви-Айн на связи.

Вместо голоса Ниро (а Ван был уверен, что это был он) в динамике раздался только статический шум. "Как предусмотрительно было установить вокруг особняка глушилки, магистр Мэррик, чтоб вам долго кашлялось", — мысленно пробубнил Предвестник, взглядом выискивая подходящее для временной передышки место. Ага, а вот и оно: сплетение толстых ветвей старого клена, прикрытое обильной листвой. И как раз на окраине леса. Превосходная смотровая точка. Оказавшись в укрытии, Ван попробовал снова вызвать своего ученика на связь, но результат оказался тем же — статический шум.

— Что ты сказал, Эн-Дрей? Повтори, у меня помехи.

— Пло… ла, контакт… он… на месте… он уже в Магистрате! — сквозь статику донеслись обрывки фраз Ниро.

— Ясно, можешь не продолжать. Ви-Айн, отбой.

"Оперативно работаешь, дружок, уже почти на месте", — похвалил своего противника Ван. Осторожно высунувшись из листвы, он, медленно поворачивая голову, осмотрел территорию особняка, выискивая взглядом врагов. Так-с, что мы имеем: три террана-пехотинца с дробовиками дежурят перед входом, еще пятеро автоматчиков патрулируют верхний этаж и чердак, средний этаж охраняют два космопеха в тяжелой броне, у каждого по пулемету. ("Основательно подготовился, Гнев"). А это что за биосигнал на втором этаже? Проверив, Ван выдавил из себя кислую улыбку. Биосигнал принадлежал дейносу, основательно вооруженному (метровый нож и помповый дробовик "Керава-12", шутка, что ли?). Сторожила ящерка достаточно прочную дверь, из-за которой доносился биосигнал Королевы и еще двух сайлокианок, не обладающих серьезными псионными способностями. К тому же одна из них была беременной. Немного подумав, Ван решил проникнуть внутрь через окно комнаты. Лезть на дейноса не было желания, ибо по части сопротивляемости любым пси-воздействиям представители этого народа были самыми способными. Другими словами, Предвестнику пришлось бы продолжительное время долбить ящерицу головой об стену, и то больше повреждений получила бы стена.

Ван снова прыгнул, на этот раз вкладывая в прыжок свои способности бионика для усиления ног. Этого было достаточно, чтобы долететь до карниза и зацепиться за него рукой. Подтянувшись, он осторожно заглянул внутрь. Служанок нигде не было видно, наверно разошлись по своим делам. Что ж, так даже лучше. Меньше свидетелей — меньше проблем.

Немного прогулявшись взглядом по комнате, Ван наконец нашел источник своих поисков. Девушка сидела в небольшой комнатке с светлыми обоями на своей кровати спиной к нему, ее плечи были опущены, голова находилась в таком положении, что ее взгляд упирался в пол, устланный коврами. Ван знал эту позу. Такой он застал на обломках своего дома маленькую Линну много лет назад. И, кажется, он знал, что так сильно огорчило девушку: в ее руке он увидел страницы из отданной им ей записной книжки.

— Ты все-таки прочитала их, — его голос оказался для нее неожиданностью. Услышав его, сайлокианка вздрогнула, мгновенно вскочила с кровати и, сделав несколько неловких шагов назад, застыла в напряженной позе около стены.

— Ты могла мне не поверить, посчитать за своего врага, даже направить по моим следам Магистрат, — говорил он с теплой улыбкой на лице. — Но ты поверила мне...

— Лучше бы я позвала стражу. — гневно ответила она.

— Могла, но не стала, — Ван впрыгнул в комнату. — Теперь ты знаешь правду о себе. Не нужно напрасно лить слезы. Хотя, я прекрасно тебя понимаю. Знать правду, которую от тебя скрывали всю твою жизнь те, кому ты безоговорочно верила, невероятно больно. Но такова жизнь в этой жестокой Галактике.

— Ты ничего не знаешь о том, что я сейчас чувствую, — еле выдавила из себя Тесса. — Ты! Тебе ничего не стоит отобрать чью-либо жизнь, — в этом я убедилась на Аэне. Ты никогда ничего не чувствовал, потому что ты Предвестник! Ты — чудовище!

— Формально, да, я немного отличаюсь своей физиологией и силой от обычных сайлокианцев. Но разве это повод называть меня чудовищем? — задал наводящий вопрос Ван.

— А как же Аэн и еще несколько планет, на которые напал ты? — вскрикнула девушка. — Ты убил там столько хороших людей. И ради чего?

— А ты знаешь, что понятия добра и зла относительны? Что является добром для одного человека в глазах его соседа есть зло? Слышала об этом? — Ван не стал дожидаться ответа. — Я пытаюсь создать новый мир для будущих поколений, готовлю один проект за другим, надеясь на то, что когда-нибудь мой замысел станет реальностью, и те дети, что живут на моей основной базе, отверженные и забытые, смогут взглянуть на мир абсолютно другими глазами. И для осуществления этого плана мне нужна ты. Ты должна наладить контакт между Сетью и Едиными Расами.

— Каким образом?

— Вспомни записи моего учителя: "Ключ и Комбинацию я оставляю рядом с самым доверенным созданием в этом мире. Пока, Камелия, надеюсь, что ты будешь вечно пылать звездой на вечернем небе". В этой фразе скрыта необходимая комбинация. И твоя задача — пойти со мной и озвучить эту комбинацию рядом с Ключом, сокрытым в стенах Магистрата.

Тесса отвернулась от него, и, судя по легкому движению ее правой руки, взялась за кулон. Ван принялся терпеливо ждать, когда девушка даст согласие или, наоборот, позовет дейноса, против которого у него маловато шансов. Решив не расслабляться, он продолжил сканировать биосигнатуры вокруг.

— Ви-Айн, — вдруг позвала его девушка, и Ван не смог сдержать довольной улыбки. Она наконец назвала его по имени. — Почему он выбрал меня? Почему папа был уверен в том, что у меня получится исправить ошибку каанганов?

— Наверно потому, что он всегда справлялся со своими задачами. — неопределенно ответил Ван. — А вообще, яблоко от яблони...

Звук грузных шагов рептилоида за дверью заставил Вана умолкнуть и внимательнее прислушаться к своим ощущениям. Если псионика его не обманывала (а она делала это крайне редко), то ящерица направлялась к двери! Дело плохо.

— Королева, меня не должны видеть здесь, — он сделал шаг в ее сторону, протягивая ей еще одно телепортационное устройство, какое было на нем самом. — Если меня увидят, то дело примет крайне неприятный поворот. Решайся! Помоги мне построить новый мир или уничтожь все мои надежды. Твое слово.

Девушка подняла взгляд на странное устройство. Пусть Ван, проживший большую часть своей жизни среди терран, и не был большим специалистом в сайлокианской психологии, но ему хватило и доли секунды изучения ее лица, чтобы понять, что происходит у нее в душе. Она боялась его. И это было неудивительно, все-таки перед ней стоял террорист, убийца, от которого можно было ожидать чего угодно. Однако присмотревшись внимательнее, Предвестник увидел в этом напуганном взгляде крохотный проблеск доверия, с которым сама девушка старалась бороться по понятным причинам. А этим временем шаги дейноса приближались.

— Королева, — Ван сам удивился постепенно начинающему расти где-то глубоко внутри него чувству страха. — Принимай решение. Быстрее!

— Я пойду с тобой, Ви-Айн, но при одном условии: ты отведешь меня к Винсенту и не тронешь ни одной живой души в Магистрате. А теперь — уходим!

 

* * *

 

Гул работающего механизма лебедки затих, а кабина лифта остановилась. Вот только до указанного командой кнопки этажа оставалось еще с десяток этажей.

— Приехали, — выдохнул магистр.

Его рука нырнула сквозь броню-иллюзию, а затем появилась вновь, теперь уже с зажатым в ней лин'харом.

— Магистр, что вы собираетесь сделать? — задал вопрос Рисад.

— Проход делать буду.

Телескопическое лезвие меча с легким шелестом вышло из рукоятки, термическая полоса на нем вспыхнула красным, и в воздухе появился еле уловимый запах низкотемпературной плазмы. Сначала Винсент подумал, что магистр сейчас начнет вырезать своим оружием дверь, как было в каком-то старом фильме эпохи до создания Федерации, но старик решил поступить чуть-чуть иначе. Легким взмахом клинка магистр срезал стальной лист, защищавший аварийное управление кабиной, после деактивировал оружие и принялся копаться в проводах. Отыскав в переплетении разноцветных полос необходимые ему провода, он перерезал их слабеньким пси-зарядом и соединил их. Раздался легкий треск электрического тока, и двери открылись.

— Прошу на выход.

Зейн выскочил из кабины первым, поводил стволом винтовки из стороны в сторону, пытаясь вычислить возможного противника, и, не обнаружив таковых, подал знак сайлокианцам. Выбравшийся из кабины после Рисада, магистр тоже осмотрелся, после чего заявил, что этаж абсолютно пуст. Данное утверждение ввергло Винсента в ступор. Слишком уж все было просто. Хотя, может во всем этом был просчет не такого гениального временного командования — оставить большую часть солдат снаружи для предотвращения проникновения в здание? Нет, слишком просто. И странно.

— Магистр, нас могли вычислить? — решил спросить Зейн.

— Никак не могли, — покачал головой тот. — Скорее всего, решили сменить план передвижения солдат в надежде выявить закравшихся сюда шпионов. Теперь солдатня будет шататься по лестницам до нового распоряжения временного командования, а это случится очень скоро. Поэтому давайте двигаться дальше.

Они двинулись не спеша. Причиной этой неторопливости было возможное наличие охранных систем или нескольких роботов, притаившихся за углом. Но ни роботов, ни датчиков движения, ни лазерных лучей, ни даже элементарных камер слежения нигде не было видно. Винсент ни на секунду не позволял себе расслабиться. Отсутствие охранных систем заставляло его напряженно вслушиваться в каждый звук, а эта тишина буквально давила на его уши, заставляя все его ощущения обостриться до предела. Магистрат не простоял бы и десяти лет, если бы тщательно не охранял свои секреты, потому ощущение того, что впереди их ждала ловушка, продолжало расти. Чувствуя, что агрессия продолжает расти, Винсент на секунду отстал от группы, деактивировал шлем и вынул линзы из глаз. Стало заметно легче.

— Капитан, лучше вам не отставать, — посоветовал ему Мэррик. — Неизвестно, что ждет нас за поворотом.

— Так что мы ищем? За чем мы пришли сюда?

— Нам нужно отыскать проход в ту самую комнату, которую засек ваш друг. Она должна находиться где-то здесь.

— Что там должно быть?

— Кое-что, за чем охотится тот, кто хочет оболгать нас обоих. — Магистр резко остановился, Винсент и Рисад последовали его примеру. Постояв так пару секунд, Мэррик приложил руку к стене. — Вы, двое, постойте на стреме, пока я отыщу дверь.

Винсент встал около прохода в следующий коридор, сжал рукоятку винтовки, приготовился. Он уже попадал в подобные ситуации во время боевых вылетов, когда требовалось прикрыть спину товарища, пока тот взламывал кодовый замок или систему запора двери. Но теперь нужно было неотрывно следить за проемом коридора, чтобы ни одна тень не скользнула по стене или полу, иначе их всех незамедлительно прикончат.

Краем уха Винсент засек еле слышимый шаг позади. Он быстро обернулся. Это был Рисад. Сейчас он стоял рядом с магистром, защищая его тыл. Но не смотря на этот благородный с его стороны жест, Винсент не доверял этому сайлокианцу. Рисад всегда был темной лошадкой, и, наверно, поэтому он вызывал такое сильное подозрение. "Ладно, — подумал Зейн, возвращаясь к слежке за проходом, — позволю ему проявить себя и тогда сделаю окончательный вывод".

— Капитан, пора идти.

Зейн снялся с точки, пропустил сайлокианцев вперед и, замыкая "колонну", вошел в просторный зал последним. Стоило ему пересечь так называемый "порог" двери, как металлические створки тут же захлопнулись, отрезая им путь к отступлению. Почувствовав что-то неладное, Зейн начал водить стволом оружия, нацеливая его на все, что казалось ему подозрительным. Мэррик, заметивший панику капитана, метнулся к нему, и, схватив ствол его винтовки, резким движением опустил его к полу.

— Поставьте вашу пушку на предохранитель, капитан, если не хотите натворить глупостей, — сурово произнес Мэррик. — Здесь не рекомендуется применять никакое высокотехнологичное оружие.

Винсент последовал рекомендациям магистра, деактивировал винтовку, но предпочел ее оставить в руках. Так, на всякий случай.

Теперь нужно было исследовать местность. Местность, которой оказался довольно-таки просторный зал, была уставлена парой столов, заваленных бумагами и прочей канцелярской всячиной; справа от прохода стоял здоровенный сейф, надежно запертый на электронный ключ. Кроме предметов мебели тут имелось три объекта неизвестного предназначения, прикрытых плотной черной тканью от посторонних глаз, а также большое стекло во всю дальнюю стену, сейчас облепленное тончайшим слоем нанопокрытия, предназначенного для симуляции ночи.

— Что это за место? — осторожно поинтересовался Винсент, подбирая с края стола лист бумаги и начиная его рассматривать. Впрочем, лист оказался бесполезным в плане имеющихся на нем записей, посему был возвращен на место.

— Это тайная лаборатория профессора Энсари, одного из самых лучших ученых всего Магистрата, — коротко пояснил Мэррик. — Как мой коллега по работе, Энсари являлся молодцом: всегда готовый к новым подвигам, свежий разумом и острый на язык. Он один из тех ученых, что изучали векторскую технологию. Именно благодаря его исследованиям ваш народ смог построить мехов БМ-10 "Темплар" и наладить его серийное производство.

— А где же он сейчас?

— Не знаю, — магистр начал осматривать запертую видеотеку, точнее, ее замок. — Возможно, на то время, пока меня ловят, его перевели в безопасное место, потому что он тоже является ценным заложником. Но нам не нужна его помощь в поимке нашего врага.

Глаза Зейна вспыхнули.

— В таком случае зачем мы сюда пришли? — Зарычал он. — Магистр, я не могу ждать, пока наш враг сюда заявится — в опасности мои люди. И не только они, но и ваша сестра!

— Капитан, — голос Мэррика был все таким же невозмутимым, — все, о чем вы сейчас сказали, является еще одной ценной жертвой на пути к достижению нашей с вами цели. Лучше пожертвовать несколькими людьми, чем жизнями всех жителей Единых Рас.

— Даже если это родной для вас человек?

— Последнее — в самом крайнем случае.

— Неудивительно, что вас назвали Кровавым.

— Неудивительно, что вас называют Гневом, капитан, — все так же равнодушно проговорил Мэррик. Он бросил взгляд на своего извечного компаньона. — Рисад, — позвал он, — сейчас я сниму покрывала. Будь готов отразить атаку. Вы тоже, капитан.

Винсент снял рукоять лин'хара с пояса, активировал клинок, встал в стойку, приготовился; Рисад тоже активировал свое оружие, которым почему-то оказался не лин'хар, а необычный кинжал с двумя лезвиями, чем-то отдаленно напоминавший терранский сай. Поняв, что они готовы, Мэррик выдохнул, концентрируясь на цели, резко вдохнул, рванул черное полотно и запустил свой лин'хар, готовясь атаковать. Тряпка упала на пол.

Винсент, уже полностью сконцентрировавшийся на сражении, был вынужден снова подавить свою агрессию и уступить место сильному удивлению. Под огромным куском ткани вместо аппаратуры, подвешенные к потолку посредством нескольких стальных крюков, вонзенных в конечности и торсы, висели трое "безлицых". Винсент с опаской подошел поближе к расположенной в центре машине, посмотрел на ее лицевую пластину. Нагрудные датчики деятельности, обычно горящие зловещим ядовито-зеленым, были отключены; ноги и руки безвольно болтались в воздухе, а в центре головы вместо стандартной трубки подачи оранжевой жижи был воткнут какой-то кабель.

На секунду оторвавшись от рассматривания еле живого вектора, Винсент бросил секундный взгляд на магистра и его помощника. Первый удостоверился в неопасности векторов и снова принялся взламывать замок шкафа-сейфа, а второй… "Надменный засранец", — мысленно рыкнул глядящему в окно преторианцу капитан, и отвернул голову.

Изучив подвешенную в воздухе машину чуть больше, капитан сделал для себя еще одно невероятное открытие: при более точном исследовании он увидел, что из тех участков тела машин, какие были пронзены крючьями, легкими струйками вырывалась некая субстанция, похожая на кровь. Подобного в своей практике общения с киберами Винсент никогда не наблюдал.

— Магистр, взгляните-ка.

Мэррик нехотя оторвался от замка сейфа, подошел, осмотрел "кровоточащие" участки корпуса машины, хмыкнул.

— Для векторов этого поколения подобная реакция на проникающие ранения вполне естественны, — без интереса ответил Мэррик.

— Но как такое возможно? — не хотел униматься Зейн. — Такая реакция организма на ранения естественна для живого существа, но не для машины!

— Хочу заметить, что данные создания — векторы — являются машинами только на половину, — внезапно заявил Рисад, наконец оторвавшийся от рассматривания происходящей за окном подготовки военных сил Магистрата. Он помахал небольшой папкой перед лицами своих компаньонов. — Мне посчастливилось только что отыскать один из журналов господина Энсари. Он пишет, что во время изучения векторов этого образца он обнаружил связь между химическим составом соединений, которыми наполнены корпуса векторов, и генетическим материалом их создателей, каанганов. Поэтому у меня сложилось впечатление, что векторы построены по аналогии с каанганской физиологией.

— Постойте, а разве эти векторы настоящие? Не новое оружие против оригинальных киберов?

— Против киберов оригинальной модели никогда не предпринималось попыток создать оружие на их же основе, капитан. Насколько вам известно, все векторы без исключения способны взламывать любые технологии и обращать их против их создателей. Именно поэтому этажи с 192 по 203 окружены мертвой зоной без каких-либо технологий. И передайте господину Дженсену, чтобы он отключился от этой области во избежание захвата векторами вашего фрегата.

— Магистр, а этот зал случайно не экранирован? — спросил его капитан после того, как несколько попыток выйти на связь окончились ничем.

— Нет. А что, связи нет?

— Так точно. Могут ли это быть глушилки внизу?

— Они не распространяют свой сигнал на такую высоту. Возможно, где-то здесь стоит генератор помех.

— Черт, хреново. — ругнулся капитан. — А что если векторы ломанули наши рации?

— Рации им без надобности. Нет выхода в сеть. А вот были бы на нас хендкомы, то был бы другой разговор.

— А вдруг они в некоем подобии спячки? — пробормотал Рисад, усмехнулся. — Прошу прощения, сказал глупость. Машины ведь не умеют спать. Они же не живые.

Вектор, тот, что был в середине, вскинул пустую лицевую пластину, и, повернув ее в сторону Рисада, издал громкую скрипящую трель, переходившую в полузвериный рев. Гладкая лицевая пластина кибера будто бы треснула по середине, раскрылась подобно гермозатворам, демонстрируя присутствующим в зале устройство, отдаленно похожее на голопроектор. Луч света вырвался через линзу наружу, затем быстро забегал по полу и воздуху, воссоздавая фигуру высокого существа. Оно было тощим, круглая голова с четырьмя парами глаз держалась на тонкой шее, но, пожалуй, самым необычным в этом создании было строение его конечностей: верхние имели по три толстых пальца, заканчивающихся тупыми когтями, а нижние походили на арктосские, только их пальцы срослись в некое подобие копыта.

Винсент осторожно посмотрел на Рисада, который подошел слишком близко к голограмме: сейчас он смотрел на стоявшую перед ним проекцию так, будто это был его старый знакомый. Вдруг голограмма заговорила на совершенно непонятном языке, но, что удивительно, сквозь кряхтение, гортанные вои и прочий непереводимый продукт речи существа Зейн слышал вполне различимые слова и фразы на терранском.

— Так много времени прошло с нашей последней встречи, любовь моя. Почти пятьдесят лет. Давно хотела узнать, как ты тут. Все еще прячешься за своими иллюзиями и не хочешь заявить Галактике, что наш вид пока еще жив? Я так и думала. Иллюзии всегда были твоим коньком, и именно благодаря иллюзиям ты смог спастись от суровой кары наших детищ. Завидую тебе. Ты жив, и сейчас смотришь на никчемную проекцию меня. Но я рада тому, что ты жив благодаря той проклятой силе, которую ты принял в себя. Я знаю твои радикальные методы по борьбе с ними, но прошу, не приведи к еще большей войне, чем та, что сейчас идет. Заверши эту войну. Сделай это во имя всей Каанганской Технократии, Эл-Вьер, Четвертый...

Свет исчез, вместе с ним и фигура каангана, а вектор снова опустил голову на грудь и затих.

— Что это было? — наконец подал голос магистр — кажется, он был слегка не в себе от увиденного. — Рисад, что это было? О чем говорил этот вектор?

Рисад не отвечал. Его взгляд был отведен в сторону, что во время разговора с магистром являлось серьезным нарушением субординации. На секунду Винсенту показалось, что по лицу преторианца пробежала ни то дрожь, ни то какая-то странная волна. Будто бы помехи на голопередатчике, когда связь совсем ни к черту.

Внутренний голос капитана внезапно активировался вновь. Вот только сейчас он уже не посылал угрозы в сторону Рисада, а истошно голосил: "Опасность!", но Зейн был не в состоянии понять, откуда она исходит.

— Рисад! Отвечай же!

— Нет, — голос преторианца из обычного превратился в глухой полушепот, — не Рисад. Эл-Вьер.

Сзади!

Зейн вырвал из кобуры на поясе верный "Аякс" и, разворачиваясь на месте, уже приготовился нажать на спусковой крючок, как вдруг его тело отказалось его слушаться, а каждый мускул налился сильной болью. То же самое произошло и с магистром — Мэррик, скрипя зубами, стараясь сдержать рвущийся наружу вопль, медленно, будто кто-то давил на него сверху огромной рукой, опустился на колени и заложил руки за спину. Превозмогая неизвестно откуда навалившуюся напасть, Зейн медленно повернул голову в сторону прохода, но странная сила вернула ее в прежнее положение и новым не менее мощным импульсом заставила террана безвольно упасть на пол, словно куклу, нити которой отпустил кукловод.

Послышался скрипящий звук открывающихся створок закрывшейся двери, а следом за ним по полу застучали ноги в тяжелых сапогах. Когда несколько стволов автоматов уткнулись ему в лицо, Винсент все понял: Предвестник, занявший место Рисада, привел их в заранее спланированную ловушку.

— Спасибо за содействие следствию, господин Рисад, — произнес тот самый плойтариец, что сидел за пультом пси-анализа, направляясь к лежащим на полу пленникам. — Да, было весьма полезно заручиться вашей помощью перед началом операции. А вот в вас, господин магистр, я и весь Магистрат сильно разочарован. Никогда прежде кандидат на главный пост не убивал своего соперника...

— Мэррик, — взвыл Зейн, — скажите им, что это не вы!

— Не он? — дернул хохолком инквизитор. — Тогда кто?

— Да он стоит перед вами!

— Я, конечно, доволен тем, что вы, господин терран, пытаетесь заступиться за старшего по званию, но учитывая тот факт, что вы в данный момент являетесь чуть ли не соучастником заговора наравне с господином Мэрриком, но сваливать всю вину на господина Рисада… Это, поверьте, край. Уведите их!

Двое арктосов, что стояли позади своего командира, направились к ним. Ощущая их приближение, Зейн уже собрался оказать им хоть какой-нибудь отпор, но строгий взгляд единственного глаза Мэррика мгновенно заставил его остановиться. "Не оказывай им сопротивления, — раздался в его голове голос магистра, — иначе нас обоих прихлопнут. Следи не за своими чувствами и инстинктами, а за ситуацией. Анализируй, читай своего врага как книгу. Смотри на него через свой код".

Ладно, магистр, быть может вы и настоящее дело говорите, вот только сейчас у почти полностью обездвиженного человека, на горле которого, возможно, сейчас блеснет чье-то лезвие, и он прекратит свое существование, в голове крутилась совсем другая мысль: как остаться в живых. Этим временем арктос сомкнул свои руки на его лодыжках и поволок Зейна к выходу, рядом с которым стоял сайлокианец, который и связал их тела своей псионикой.

Осознав факт того, что их убьют не сразу, Зейн немного успокоился и, прокручивая в мыслях слова магистра, решил-таки внять совету. Он принялся осторожно и в тот же момент внимательно разглядывать волочащего его по полу арктоса. Высокий, достаточно сильный даже по меркам своего вида, возможно, в прошлом был в составе красных стражей. Наверно, отличился высокой исполнительностью на прошлом месте службы, раз попал в Магистрат. Форма, а точнее, криоброня, отполирована до блеска, на правом наплечнике изображение штык-ножа в крылатом круге, на нарукавнике имеется утолщение, предназначенное для защиты хендкома от осколков или пуль… Хендком? Но ведь сюда запрещено проносить какие-либо устройства с выходом в общую сеть. Бывший красный страж не допустил бы за собой подобной оплошности.

В этот момент из тайной лаборатории донесся звук одиночного выстрела, а следом за ним звук упавшего тела. Арктос отпустил ноги капитана, что-то проворчал на родном языке, попутно с этим вытаскивая из кобуры пистолет и подавая знак своему напарнику. Тот тоже выхватил пистолет и крадущимся шагом пошел к замершему около противоположной стены сайлокианцу. Насколько ему позволяла шея, Зейн держал голову на весу и всматривался в лицо своего “носильщика”: оно было озадаченным, словно там, в лаборатории, случилось что-то из ряда вон выходящее.

Хлоп! — и голова псионика разлетелась на части. Арктосы, тоже недоумевающие над происходящим, постарались быстро активировать свои СТМ, но стоило им исчезнуть, как раздались еще два хлопка, и оба арктоса вновь материализовались, но уже лежащие на полу с рваными дырами в груди.

Зейн тоже не понимал, что происходит. Из зала не выходил никто, и выстрелов прозвучало только три, причем на первый выстрел, донесшийся из зала, никто не ответил многоствольной пальбой, и все выстрелы, судя по звуку, были сделаны из пистолета, но раны на телах бойцов больше походили на те раны, какие наносит помповый дробовик. Но кто же стрелял?

Из зала подобно тени выскочила фигура Рисада. При одном только его виде глаза капитана прожгла знакомая еще с Аэна боль. Предатель, в руке которого был зажат стандартный сайлокианский пистолет, чисто механически бросил взгляд на Зейна и рванул туда, где была расположена лестница, ведущая к верхним этажам.

— А ну, стоять, паскуда! — рявкнул ему вдогонку Мэррик, сумевший к этому моменту частично восстановить контроль над своим телом. Однако Рисад проигнорировал угрозу.

Краем глаза капитан увидел, как глаз магистра полыхнул огнем, а его зрачок мгновенно трансформировался. Активировав сейджен, магистр легко взмахнул своей правой рукой, запуская в предателя шарообразный сгусток пси-энергии. Осознав, что сейчас произойдет, Винсент было бросился бежать. Однако его реакции не хватило — оглушительный взрыв и последовавшая за ним сокрушительная ударная волна оторвала его от пола и, пронеся пару метров по воздуху, бросила человека на стену. Когда дымка от взрыва немного осела, Зейн, каким-то чудом все еще находившийся в сознании, с ужасом обнаружил, что дальней части этажа вместе с участком лифтовой шахты просто не было — сфера просто уничтожила этот участок здания. Он перевел взгляд на магистра. Тот сидел на полу, держась за глазную повязку и скаля зубы. Из-под прижатой к глазу ладони неровным пятном текла кровь.

— Магистр, вы в порядке?

— Ушел, стаа’кафал, — проскрежетал зубами в ответ Мэррик, продолжая закрывать левый глаз. — Я его до сих пор чувствую.

— Магистр, вы ранены. Вам нельзя продолжать лезть на рожон...

— Я не ранен! — взревел он. — И если не я, то кто остановит эту тварь? Или ты хочешь предоставить свою кандидатуру? Сопляк, который даже не понимает, как правильно использовать свой код?

— Мне плевать, что вы обо мне думаете. Вы слишком ценная фигура. — Зейн кое-как поднялся на дрожащих ногах. — И если мне придется, я переломаю вам руки и ноги, но не позволю вам рисковать собой.

— Ты ведь делаешь это не из-за того, что привязался ко мне?

— Я это делаю потому, что не хочу, чтобы ваша сестра...

Зейн замолчал. На секунду ему показалось, что только что он услышал рев нескольких репульсионных двигателей снаружи здания. Прислушавшись, он обнаружил, что слух его не подвел. Высунувшись в пробитую взрывом дыру навстречу прохладным порывам ветра, капитан увидел, как напротив одного из высотных зданий пронеслась эскадрилья истребителей класса "Нереида". Маленькие кораблики описали круг около группы высоток, после чего ринулись в сторону океана. Не понимая значения этих странных "танцев", Винсент продолжил следить за ними.

Кораблики замерли над поверхностью моря, на тяге маневровых двигателях приподняли свои носы к небу и выпустили несколько сигнальных ракет куда-то вверх. Далее произошло то, чего Винсент не смог никаким образом предугадать: в ту самую точку, куда отправились сигналки, из-под водной глади полетел целый шквал дальнобойных ракет и снарядов. Достигнув заданной цели, ракеты взорвались, окрашивая хмурое серое небо красным пламенем; снаряды врезались в облака и тоже взорвались. Только тут до него дошло, что это были никакие не облака, а система обширного камуфляжа векторских кораблей, которые один за другим начали сбрасывать теперь уже бесполезный камуфляж, являя никчемным букашкам внизу металлические громады нескольких дредноутов класса "Колосс" и ударных крейсеров-"Меченосцев". В их сторону из-под воды, подобно энтерам, гигантским хищным летающим рыбам с планеты Отоваю, что находится в созвездии Кита, стали выныривать стаи сайлокианских "Нереид" под прикрытием оснащенных ультрарельсотронами крейсеров типа "Акварион". Не дожидаясь полной зарядки главных орудий, "Акварионы" обрушили огненный поток на своих противников. Объединенный огонь пущенных с рельсотронов снарядов и ракет моментально сбили щиты одного из пяти дредноутов и уже успели понаделать в нем дыр, когда два собрата этого корабля будто по команде открыли огонь из своих носовых орудий прямо по центру взлетающей флотилии. Одному из "Акварионов" не удалось вовремя изменить свой курс, дабы избежать столкновения с соседним кораблем, и извергнутый из дул вражеских орудий огонь обрушился на его мостик, сжигая всех, кто на нем присутствовал, и протекая вглубь машины по внутренним коридорам, подобно яду. Переднюю часть крейсера охватил огонь, и потерявший управление стальной гигант обрушился всей своей тяжестью на корпус корабля, летевшего под ним, увлекая своего товарища вместе с собой в морские глубины. Этим временем со стороны векторских кораблей навстречу "Нереидам" вылетели небольшие эскадрильи необычайно вертких истребителей "Вирус-Ваффе", тем самым добавляя еще больше хаоса к царящей в небе битве.

В один момент в небе разразился ад.

  • Фомальгаут Мария -  ПОГРУЖЕНИЕ В ЗЕМЛЮ / Истории, рассказанные на ночь - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чайка
  • "Логово..." / ФАНТАСТИКА И МИСТИКА В ОДНОМ ФЛАКОНЕ / Анакина Анна
  • Прошлое / Сборник Стихов / Блейк Дарья
  • К 8 Марта / Victor Tregubenco
  • Дети! Будьте милосердны! / Дети! Они ждут вас! / Хрипков Николай Иванович
  • Шесть лет спустя / Элин Стоун
  • Липы цветут / О любви / Оскарова Надежда
  • Афоризм 060. Привет. / Фурсин Олег
  • Простой человек / 2015 / Law Alice
  • Обидели / Котомиксы-2 (Илинар) / Армант, Илинар
  • «Плохой сон», Фомальгаут Мария / "Сон-не-сон" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль