Борис Богданов. Курс «Стилистика» - #1: Способы изложения

+17

Поскольку никто не ставит галочку «на главной странице не выводить», то что я, рыжий?

 

1. Охарактеризуйте свой стиль, когда вы только начинали писать.

Практически ничем не отличался от нынешнего. Единственно, я не знал, как правильно. Пытался использовать всё богатство живаго великорусскаго языка. Причастия и деепричастные обороты. Длинные распространённые предложения. Цепочки дополнений… впрочем, этим я никогда не грешил. Я достаточно много и смешно работал над стилем. Например, пытался сочинять без прилагательных. Иногда это хорошо. Были и другие эксперименты. Как то: обойтись без глаголов, без наречий и протчая. Главная же моя учёба состояла в конкурсах. И множественном тыкании носом в. Очень прочищает мозги.:))

 

2. Как вы пишете теперь?

Один прекрасный момент я понял, что главное правило — это свободное отношение к правилам. Их, правила, желательно знать, но никто не в силах запретить мне их нарушать. Кроме описанного в следующем пункте.

 

3. Чего бы вы хотели добиться после редактуры вашего текст и в идеале?

Лёгкого чтения. Читатель должен не замечать текста, не видеть букв и предложений. Читатель должен увидеть картинку. Открыть первую страницу — и уже финал! Иногда в конкурсных отзывах мне пишут нечто вроде: «Чушь полная, но читается очень хорошо» или «Не знаю, для чего это написано, но не заметил как прочитал». Тогда я доволен:)). Конечно, достигается это не только расположением слов в предложениях, но и композицией, а также соотношением описаний/диалогов и прочего. Длиной предложений, длиной слов и многим другим.

Как пример: предложение можно сделать сколько угодно длинным, но состоящим из ясных, понятных, коротких частей. Чтобы, опять же, не заметил, а проглотил.

 

4. Что вы для этого делаете?

Ничего. Кроме того, что слушаю музыку. Если мне самому текст кажется соразмерным и звучащим, то таким же он покажется читателю.

 

5. Процитируйте несколько текстов, чью стилистику вы могли бы выбрать как пример для подражания и расскажите, что конкретно вам в них нравится.

Поскольку сочинять я начал довольно поздно, у меня перед глазами было достаточно примеров, как классических — Алексей Толстой, Катаев и Файнзильберг, Аркадий и Борис Стругацкий; так и современных — Лукьяненко, Дивов.

С точки зрения стиля больше всего мне нравится Лукьяненко — и даже не пытайтесь бросать в меня тапками:)).

Скрытый текст

– Ладно, – Кей встряхнулся, то ли разминая тело, то ли просто приходя к решению. – Седмин, когда ты встал в подножье Основы, ты сменил на этом посту Гранида.

– Так было.

– Твой путь признали более верным для Основы?

– Нет, в то время это было неясно. Мы положились на стабильность мироздания.

– Проще говоря – дрались, – заключил Кей. Ему было интересно – самую капельку, испытывает ли силикоид какие-то эмоции, вспоминая свой приход (или нисхождение?) к власти.

– Твое предложение абсурдно, – Седмин слегка качнул корпусом, и Кей почувствовал, как нечто невидимое пронеслось в опасной близости от его ног. – Среди нас нет сторонников того или иного решения. Некому выяснять истину в поединке.

– Мое предложение еще абсурднее, чем ты думаешь, каменюка. Я буду драться с одним из вас. Победитель примет решение.

Казалось, что Седмин не в силах понять услышанное. Он облетел вокруг Кея, сканируя его всеми доступными способами, прежде чем спросил:

– И какое оружие ты хочешь противопоставить нам?

– Никакого. Рукопашный бой, как и положено при испытании на непознаваемую истину.

Артур отвернулся. Говорить с невменяемым было глупо.

Силикоиды молчали.

– Я предлагаю проверку стабильностью мироздания, – произнес Кей.

– Твой план наивен, Кей Альтос. Ты не погибнешь, мы сохраним мозг, – Седмин, очевидно, счел предложение Кея уловкой.

– Кто выйдет против меня?

Седмин плавно отодвинулся в сторону. Наверное, он что-то приказал – еще один силикоид последовал за ним. Против Кея остался лишь один чужой – полтонны парящего в воздухе камня.

– Кей Дач, вторая Шедара, – поклонившись сказал Кей. – Не имею к тебе зла.

Силикоид с карикатурной грацией изогнул тело. Пропел:

– Мизаар, тридцать девятая Основы. Не имею к тебе зла.

Артур Кертис посмотрел на своего телохранителя. Он знал, что произойдет сейчас с Кеем… и что затем ждет их обоих. Драться с силикоидом без оружия – глупее, чем пойти с ножом на танк. Но Дач-Альтос уже принимал боевую стойку.

Мальчик прижал ладони к голове – словно это могло защитить от силикоидских хирургов, готовящихся сейчас к трепанации двух черепов. И закрыл глаза.

Мизаар тяжело двинулся на Кея. Отскочив, тот издал протяжный крик, больше всего напоминающий визг кота весенней ночью.

Артур Ван Кертис, который умел узнавать смерть в любом обличье, на этот раз ошибся. Он решил, что Кей Дач мертв.

Силикоид был, в общем, того же мнения. Основание каменного столба описало дугу – и невидимая стена ударила Кея. Он упал, чувствуя, как перехватывает дыхание. Силикоид приближался – бесстрастный и смертоносный, как горный обвал.

Вскочив, Кей Дач нанес удар по каменному телу. Отбитая и обожженная рука взорвалась болью.

Мизаар, не издав ни звука, рухнул на пол. Колонна его тела была почти круглой… медленно, громыхая, он покатился к Седмину. Но к этому движению его разум уже не имел никакого отношения.

Лишенный возможности генерировать силовое поле, силикоид превратился просто в мыслящий камень.

– Это. Очень. Впечатляет. – Четко произнес Седмин. Мизаар остановился, схваченный его полем.

Кей, не слушая, подошел к Артуру. Взял за кисти, отводя побелевшие от напряжения руки.

Кертис-младший, часто моргая, смотрел на своего телохранителя.

– Что ты решил, Кей? – спросил Седмин. Где-то за гранью человеческого восприятия сейчас кипела буря. Информация циркулировала по огромному кораблю: люди научились фокусу булрати. Люди способны убить силикоида голыми руками.

6. Приведите эпизоды из своего текста, которые вы считаете удачными и неудачными с точки зрения стилистики и объясните почему.

Начнём, разумеется, с неудачного. Вот начало одного из моих первых рассказов.

Начало рассказа "Категория БЕТА"

«Понеслась!»

Увидев эту сообщение в окошке браузера, Илья удовлетворенно откинулся в кресле, приготовившись получать удовольствие. Все очередные и внеочередные дела сделаны, можно уделить толику времени спортивному болению. Видео в сети не нашлось, но настоящий любитель сможет оценить перипетии борьбы и из текстовой трансляции матча. Только бы никто из сотрудников не отвлекал. А для пауз между сообщениями открыто еще несколько окошек с лентами новостей.

Илья, менеджер среднего звена, был среднего роста, среднего возраста, со среднего размера лысиной и полнотой выше среднего. Средний. Давно разведенный. Потерявший в силу разного связь с единственной дочерью, ничего он от жизни не ждал и на последний стакан воды не надеялся. Достаточно пожив, много повидав, работу свою активно не любил. Честный и открытый, никогда отношения к работе не скрывал, но — был ценим начальством. Опыт – не худшая замена энтузиазма. Илья добросовестно закрывал свой участок работ, а в свободные минуты следил за спортивными событиями со страстью бывшего спортсмена и просто одинокого человека.

Точнее, это третий текст. Можно заметить быльё, причастия и деепричастные обороты. Также некоторую, хотя и не фатальную, гусеничность. Но, главное, натужность! Я очень хотел делать значительно! Охарактеризовать героя — сразу. Обрисовать «локацию» — тоже сразу. Ну и так далее.

Теперь к тому, что я мню удачным…

Начало рассказа "Третий вопрос"

Днём стоять легко. Солнце, а здесь не бывает пасмурных дней, печёт голову, но кажется, что его лучи обнимают за плечи тёплой и сильной рукой. Отпускает икры, сведённые судорогой, и он на миг забывает, что до земли добрых три его роста, а под ногами — крохотный пятачок на вершине каменного столба.

Сходить с него не запрещено. Неподалёку от столба устроен ветхий забор из ветвей, за ним — утоптанная площадка с ямой посередине. Ветви пахнут зеленью, если листва свежа, – или сеном, если она успела увять. За забором следит доброволец. Он может задержаться у столба на месяцы, а может уйти завтра. Добровольцы свободнее столпника.

Да, иногда приходится спускаться на землю, ведь он живой человек. Но столпник торопится вернуться. Когда стоишь на земле, небо давит. Кажется, эти три его роста заполнены жидким свинцом, который ложится на плечи, теснит грудь. Только наверху столпник чувствует себя свободно.

Он выпрямляется и смотрит вперёд, на дорогу. Она никогда не пустеет, над нею висит пыль от сотен и тысяч ног.

Можно заметить, что ничего практически не изменилось. За исключением того, что я пытаюсь делать картинку через действие. Получается или нет — судить не мне. Но восклицательными знаками я злоупотребляю всё равно.

 

Во взаимопроверке не участвую!

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль