Ариса Вайя. По следам Вереска (Ольга Зима и Ирина Чук. О чем поет вереск)

27 августа 2017, 19:51 /
+17

Ольга Зима, Ирина Чук. «О чем поет вереск»

Вдруг какой-то древний бог
(хитрый Волк)
Нашу Эту в Нижний мир
Уволок —
Хочет Эточку любить,
И себя на ней женить!

Признаюсь сразу — не перечитывала, но очень хочу вставить свои 5 копеек. Потому что роман помню. К тому же, с любовными романами у меня сложные отношения (читай, плохие), но в этом среди вересковой не-любви (об этом ниже) я нашла интересные моменты для себя.

 

 

ну, само собой, правила

Что такое хорошая книга? Смотря с какой стороны зайти… Если с позиции автора, то хорошая книга – та, которая ровно закручивается в спираль, сворачивается, складывается. Иначе говоря – книга без косяков, без «торчащих ниток», без «повешенных героев», с выверенной интригой, с полноценными героями. Если с позиции читателя, то хорошая книга – та, послевкусие от которой сравнится со вкусом, та, которую я захочу купить и поставить на полку, та, которая заставит меня усмехаться над замыслом (не путать с юмором, у меня с ним вообще не очень хорошо).

 

Мир.

Кельтские легенды, как они есть, вкупе с волей Мидира (для автора это МИДИР!!!!) создают что-то такое… Нижний мир, полный ши, как будто проклятый, покинутый — как брошенный матерью ребенок, расцветает, когда в него вступает земная женщина. Она преображает все, окружая своей заботой и нежностью; и так же преображает, проклиная. И все в этой истории замкнуто на ней — женщине, обогревшей своей заботой несчастное дитя — целый мир ши.

Вы заметили, что я не сказала «любовь»?..

Герои.

Мидир не терпит отказа и вообще для него этого слова в словаре попросту нет. Как это — ты не хочешь меня, земная женщина?! Но я же хочу!

Этайн изредка сверкает глазами и упрямо хмурит брови, показывая свой норов. Но магия есть магия. Вот только норов никуда не деть, а если подавить, то… правильно, плохо будет всем. Очень надолго.

Мэллин. Любовь, как она есть. Настоящая — к брату, к волкам, к человеческой женщине, солнечной де… женщине.

Джаред. Галантен, умен, жертвенен. Авторов можно было бы побить, но свою долю счастья герой получит в другом романе, а здесь же он очень несчастный, и очень стойкий волк.

Сюжет.

Любовный треугольник в отрыве от стереотипов. Ведь полюбившуюся чужую жену можно украсть (а если при этом ее отдают добровольно, это джекпот!), не любит? что-нибудь придумаем. Это превращается в катастрофу, клепсида сходит с ума — пф, ведь постель такая мягкая, а бедра Этайн так нежны. Война за порогом? но… но как же бедра Этайн? Мир на грани? Но как же ребенок, которого носит Этайн под сердцем? Да, Мидир, да, чтобы так встрять, нужен особый талант, и он у тебя есть!

Язык.

Вереск стелется, вереск вьется. Язык приятный, я не помню, чтобы спотыкалась.

Сильные места.

Любовь. Настоящая. Не та, которую испытывает привороженная Этайн. Даже не та, которую испытывает безответно влюбленный Джаред. А та, которую всем сердцем ощущает Мэллин. Искренняя, человечная, открытая и настоящая, без всяких оттенков и полутонов — чистая.

Какой у книжки вкус? Верескового меда. К концу вся эта идиллия, не выдержав под собственным весом обмана Мидира, рассыпается на осколки, болезненно отзывающиеся в каждом. Морок любви Этайн к Мидиру пал, но никто не получил счастья. Больно всем, каждому. И той, что «спаслась», «вырвалась», и похитителю, и его слугам, и законному супругу. Все ради месяцев счастья с Этайн. Огромная, непомерная цена ради месяцев ощущения любви, ради месяцев страстного секса, месяцев бессмысленной войны. Стоило оно того?

Какое послевкусие? прошло полгода с момента прочтения. Для меня сладость Вереска забылась и даже как-то испарилась, я ее не помню. Осталась только горечь чужой боли, чужих ошибок (да, разжать руки сложно, когда самое желанное уже лежит в них), осталось сочувствие героям и желание их всех утешить. Не виноваты они, что просто хотели быть любимыми. Не виноваты.

Цитаты.только три, хотя их наверняка было больше, но эти скопированы из рецензии декабря.

— Я буду привычно молчать о важном…

— А я буду привычно помнить о твоем молчании.

Волчий король присмотрелся к брату: нет, не врал, очень, очень боялся. Не за себя, за него, Мидира. Поэтому не был сожран в своем сне в первую же ночь: страх подтачивал Мэллина, но страх за брата делал его очень хитрым и непростым противником.

Говорят, каждая история повторяется дважды, первый раз в виде трагедии, второй раз — в виде комедии.

Итоги.

Что ж, подводя итог послевкусия. Роман был хорош. Там, где по канону должна была быть любовь, лежало что-то, что не показалось мне любовью совсем. Не любовный роман? нет-нет, любовный. Просто надо отвернуться от влюбленных, слишком уж ярко они демонстрируют эту любовь, словно нарочно хвастая фальшивкой, маской. Просто надо понять, что любовь это не поцелуи и ласки в постели, а часто что-то совсем иного уровня.

Вереск поет о маске любви, врастающей корнями в самое сердце.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль