Глава 6 / романы на Ridero / Анакина Анна
 

Глава 6

0.00
 
Глава 6

 

Ночь давно опустилась на город, но Владимир всё стоял у окна. Ни звёзд, ни луны, никаких фонарей на улице. Но что-то всё-таки освещало её, окутывая матово-зеленоватым светом.

***

Как только наступила ночь, и улица погрузилась во мглу бриллиантового оттенка, в спальне зажглась лампа-раковина, а люстра одновременно с этим погасла.

Раковина излучала бледно-розовый свет. Он совершенно не давил на глаза, не раздражал, а, наоборот, успокаивал. Обследовав ещё раз комнаты, Владимир подошёл к окну в спальне и так и остался стоять подле него. Спать совершенно не хотелось. После стольких событий и новых знаний, он задавал себе лишь один вопрос, включающий в себя многое: «Почему?»

Почему через столько лет он вернулся?

Почему этот мир так устроен?

Почему он пропал тогда?

И почему только у няньки есть ответ?

Тяжело вздыхая, Владимир продолжал смотреть в окно, вспоминая дом, где вырос, и мир, в котором всё так привычно и разумно. Конечно, и там хватало недостатков, но он всё-таки считал тот мир своим, а этот, даже если и родился здесь, оставался чужим.

— Если мне суждено застрять тут… — тихо произнёс Владимир и задумался.

Он уже довольно долго не отрывал взгляда от одного из слуг-рибо, который несмотря на ночь находился на газоне напротив спальни и «подстригал» его рукой. Садовник проводил ладонью по траве, и она становилась короче. Куда исчезала снятая сверху, казалось непонятным. И зачем садовник постоянно держал в руке лейку, то же оставалось загадкой. Он ни разу ничего не полил. Да и к чему поливать цветы и траву, которые выглядели так же странно, как и всё в этом мире?

— …уж лучше грязные земли, чем этот игрушечный мир, — через пару минут закончил начатую фразу Владимир.

 

Ночь подошла к концу, и очень плавно стало светать. Тьма плавно сменилась рассветом, и быстро наступил день без солнечных лучей. Садовник перешёл на другой газон слева от замка. Владимир обернулся и ещё раз внимательно осмотрел комнату. Лампа-раковина погасла, уснув на день, а люстра тут же приняла вахту.

Тяжело вздохнув, Владимир направился к двери, ведущей в коридор. В замке стояла тишина и ощущение пустоты. Он посмотрел в одну, затем в другую сторону. «Никого живого, — подумав, покачал головой. — Конечно, живых тут нет, одни рибо…» Захотелось крикнуть, чтобы понять, а не живёт ли в замке эхо, но сдержавшись, Владимир направился к лестнице. Подойдя, остановился и посмотрел на первый портрет. Потом на второй, третий…

Возникло ощущение, что на всех полотнах один и тот же мужчина — граф Вальдемар. Менялись одежда, поза, место, выражение лица. И глаза… Только они и отличались немного, хотя и были все тёмно-серыми. «Нет, — подумал Владимир, — не глаза. Взгляд… он совершенно иной. У всех мужчин на портретах разный взгляд». Если бы не этот взгляд, то различий можно и не заметить. Даже причёска, у каждого уложенная иначе, не бросалась в глаза, а вот взгляд…

«На этих портретах не один человек, нет… Но как такое может быть? Чертовщина какая-то».

Владимир медленно спускался по лестнице, продолжая внимательно изучать только глаза. Дойдя примерно до середины, обернулся и обвёл взглядом холл, который уже хорошо просматривался с этого места. Дворецкий стоял у дверей по струнке, как изваяние.

— Феликс! — окликнул его Владимир.

— Да, — отозвался оживший дворецкий и направился к нему.

— Кто на этих портретах?

— Ваши предки, — ответил он, остановившись у первой ступени лестницы в ожидании дальнейших вопросов или приказов.

«Кто бы сомневался. Клоны они все, что ли?» — подумал Владимир, а вслух добавил:

— Они все похожи на… отца.

— И на вас, — улыбнулся и чуть склонил голову дворецкий.

— Да… и на меня.

Владимир подошёл к перилам и погладил их.

— Руки помнят, а я нет, — задумчиво произнёс он.

Феликс изобразил вопрос на лице.

— Я точно раньше прикасался к ним, — сказал Владимир, посмотрев на дворецкого.

— Да, вы любили кататься по перилам и…

— И прятаться под этой лестницей, — продолжил Владимир мысль Феликса и указал рукой вниз.

— Да, — произнёс дворецкий слово, подходящее в любой ситуации.

Звук каблучков заставил Владимира обернуться. В холе никого не было, не считая их с Феликсом.

— Что это? — осматриваясь, спросил Владимир. — Ты слышишь?

— Нет. О чём вы? — дворецкий также обернулся, не понимая вопроса хозяина.

— Кто-то только что тут прошёл, — указал Владимир на пол перед лестницей.

Феликс внимательно посмотрел себе под ноги и вновь на Владимира, продолжая держать на лице маску непонимания.

Владимир быстро сбежал вниз и, словно ища кого-то, стал крутиться на месте. Знакомые мурашки побежали по спине. Он не мог спутать это чувство ни с чем. Те же самые мурашки, заставившие его когда-то замолчать, боясь, что его могут найти, вновь вернулись.

Пройдя по холлу вдоль лестницы, он посмотрел на ступени через фигурные балясины, потом перевёл взгляд на уровень портретов и вновь на ступени. Чувство, что он раньше уже стоял именно на этом самом месте и смотрел, всё больше нарастало.

Мурашки уже покрыли всё тело, заставляя дрожать, словно от холода. Владимир, оглядываясь, продолжал искать того, кто только что прошёл мимо.

Феликс смотрел на хозяина, всё больше удивляясь. Тот, согнувшись, ходил по холлу, заглядывая в каждый угол, в каждую щёлку. Потом встал на четвереньки и заполз под лестницу, в самую глубь. С трудом усевшись там, он обнял ноги руками и, прижав голову к коленям, продолжал прислушиваться. Каблучки вновь простучали по полу.

То ли воображение, то ли из памяти вырвался кусочек и вернул Владимира в прошлое.

 

Маленький Эдуард прятался под лестницей, когда в дверь кто-то вошёл.

— Как доложить о вас? — спросил Феликс.

— Никак, — прозвучал в ответ женский приятный голос. — Граф Вальдемар ждёт меня, и… — она прислушалась и, усмехнувшись, продолжила: — Уже идёт встречать. Иди садовнику помоги, а то у него что-то цветы все позеленели.

— Граф Вальдемар не отдавал мне такого распоряжения, — не проявляя никаких эмоций, ответил дворецкий.

— Выполняй! — сверху послышался грубый голос. Его обладатель, высокий статный мужчина не молодой, но и не старый, с красиво зачёсанными чёрными слегка вьющимися волосами и пристальным взглядом тёмно-серых глаз спускался по лестнице.

Феликс, получив приказ от хозяина, бесшумно открыл дверь и вышел из дома.

«Граф Вальдемар», — промелькнула мысль в голове у Владимира. Он словно наблюдал за происходящим со стороны и в то же время сидел под лестницей маленьким Эдуардом.

 

Граф Вальдемар спустился по лестнице совсем немного и, остановившись, обратился к женщине:

— Зачем ты пришла?

— Ты?.. Вы говорите мне «ты»? — усмехнулась дама.

— А чего ты ожидала? Ты лишена всех прав. Тебе не место среди нас. Кто помог тебе вернуться?

— Ну, тогда и я перейду на «ты», раз уж больше не вхожу в число избранных. А в Грязных Землях фамильярность в чести.

Маленький Эдуард осторожно, чтобы его не заметили, вылез из своего укрытия. Тихо, согнувшись, немного прошёл вперёд и, взявшись за край лестницы, подтянулся на руках, встав на цыпочки. Он сильно вытянул шею и смог заглянуть через балясины на даму, стоявшую прямо пред ним. На ней оказалась надета накидка тёмно-синего цвета с капюшоном на голове, полностью скрывающим лицо. Эдуард от любопытства и удивления даже высунул язык, но рассмотреть даму никак не удавалось.

 

Сидя под лестницей, Владимир весь дрожал. Лицо покрылось испариной, нарастающий страх заползал внутрь холодной липкой змеёй. Владимир зажмурился, надеясь, что видение исчезнет.

 

Эдуард, боясь, что его могут заметить, присел на корточки.

— Ты не ответила на вопрос. Назови имя предателя! — потребовал граф Вальдемар.

— Нет, — дама усмехнулась. — Этого ты никогда не узнаешь. Но я пришла поговорить не обо мне, а о дочери.

— О дочери? — граф накинул на лицо удивление и даже понизил голос. — У тебя есть дочь?

— Есть. И тебе это прекрасно известно.

— Откуда? — граф рассмеялся, разведя руки в стороны.

— Тебе виднее. Может, ты все эти годы следил за мной?

— Следил? Да ты сошла с ума. Какое мне дело до тебя? Ты проклята и изгнана и больше не существуешь ни для меня, ни для Совета.

— Я — нет. Но моей дочери через несколько дней исполняется шестнадцать, и она имеет полное право…

— Заткнись! — грубо выкрикнул граф Вальдемар. — Она сможет предъявить какие-то права только после твоей смерти. Может, ты вернулась, чтобы умереть?!

— Не надейся. Я вернулась, чтобы покинуть Землю вместе с дочерью.

— А, ну тогда в добрый путь.

— Верни мне её!

— Кого? Глупая, я не знаю, о ком ты говоришь.

— Знаешь. Она у тебя.

— Я, конечно, мог бы позволить тебе обыскать замок, но после того, как ты жила с этими… — его всего передёрнуло. — Даже называть их не хочется.

— Я знаю, что её нет в твоём доме.

— Тогда, как ты смеешь меня упрекать?

— Она в репродуктивном центре.

— Неужели? — сделав удивлённое лицо, произнёс граф Вальдемар. — Тогда ты должна быть счастлива. Она послужит нам на благо.

— Она похищена по твоему приказу.

— Похищена? По моему приказу? Я даже не подозревал, что у тебя… — он вновь рассмеялся. — Сама подумай, да зачем это мне? Если только она случайно попалась кому-то на глаза…

— Она попалась тебе.

— Ну, если ты так уверена, так пойди и забери её.

— Если бы могла, забрала.

— Значит, у твоего шпиона нет доступа в центр? — прищурившись, ехидно улыбаясь, спросил граф Вальдемар. — Думаю, разговор окончен?

— Нет. Мне нужна дочь! И ты вернёшь мне её!

— Да? — усмехнулся он. — Интересно, а откуда она у тебя взялась?

— Только такой как ты может задать подобный вопрос. Поинтересуйся в репродуктивном центре, как появляются дети. Конечно же, я её родила, а не получила в подарок, — с раздражением ответила женщина.

— Надо же, — зло усмехнулся граф Вальдемар. — Родила… сама… А я нисколько не удивлён. Чего ещё можно ожидать от такой, как ты? Твой род всегда, как и эти… примитивные людишки Грязных Земель, сами производили на свет наследниц… Ты такая же грязная, как и они, — он с брезгливым выражением махнул рукой. — И как твоя мать, и бабка, и все в твоём роду. Надо было ещё твою бабку изгнать, да мой отец пожалел её. Никогда не мог понять, как, вообще, твоей прародительнице удалось войти в Сообщество, а потом и в Совет. Они всегда так противились прогрессу, что…

— Были острой костью в глотке Совета, — закончила фразу женщина, прервав его речь. — Я была слепа, как все живущие тут. И я даже благодарна судьбе, что всё так случилось. Теперь я знаю, это там настоящая жизнь, а не здесь, где нас с рожденья пичкали ложью.

— Настоящая жизнь? Ну, так и возвращайся туда. Обещаю, в память о прошлом, — он ухмыльнулся, — я не буду заявлять, что ты незаконно проникла в город.

— Да ты и не сможешь этого сделать.

— Да? И почему это ты так думаешь? Видимо, двадцать лет, проведённые в Грязных Землях, сильно разрушили твой мозг.

— Ты ошибаешься, наоборот, он очистился от той грязи…

— Замолчи! — прервал её граф и шагнул, спустившись сразу на две ступени.

— Я не спорить пришла, а требовать, — она немного отступила, словно хотела сохранить между ними расстоянию. — Вы не брезгуете использовать дочерей грязных людей, как вы их называете, когда вам приспичит завести наследника, и сразу забываете об их происхождении. А потом выкидываете бедных девушек за стену. И вам нет дела до их страданий. Мне противно, что и я когда-то принимала в этом участие. А теперь, когда эта участь уготована моей дочери, я ещё больше ненавижу себя за то, что когда-то помогала Совету. Верни мне дочь! Мы навсегда исчезнем из этого мира. Я готова сделать всё, что ты захочешь. Отдам тебе всё, что у меня есть, только…

Граф Вальдемар громко рассмеялся.

— Ты готова отдать мне всё? Да у тебя нет ничего. То, что когда-то принадлежало твоему роду — забудь. Ты не имеешь прав на это.

— Да, я не имею, но моя дочь!.. Я объясню ей, и когда меня не станет, то она всё, всё тебе отдаст.

— Она отдаст? Она, выросшая там? — он кивнул в сторону дверей. — Да как только она поймёт, кто она… Нет. Ждать пока ты умрёшь и верить, что твоя дочь не передумает — это глупо. Я и сам возьму всё, что мне нужно. Да ещё и получу удовольствие. Жаль только, что она совсем непохожа на тебя. Глупа и дурна. Видно, пошла в того деревенщину, от кого ты её произвела на свет.

— Удовольствие? Ты о чём?

— Я ошибся. Глупа она тоже в тебя. Ты что, решила я хочу сына? Да ещё от такой уродины, как твоя дочь? У меня уже есть наследник.

— Есть наследник? У тебя есть сын?! — она немного отступила и, прислушиваясь, чуть повернула голову влево и посмотрела именно туда, где прятался Эдуард. — Так вот чьи любопытные глазки… — тихо сказала она и вновь перевела взгляд на граф Вальдемара. — Тогда зачем тебе моя дочь? Я точно знаю, что её готовят именно для тебя. Отдай мне её!

— Нет. У меня большие планы относительно твоих владений. И я не собираюсь рисковать…

— Ты?.. — она ещё немного отступила. — Ты хочешь… жениться на ней?

— Да. Наконец-то до тебя дошло. Видимо, не весь ум растеряла среди этих мерзких людишек. Я женюсь на ней, как только завершится вакцинация и она станет чистой. Увы, тебя пригласить на торжество мы не сможем. И пока ты жива, никто не узнает, что она твоя дочь.

— Ты чудовище.

— Да! — он с гордостью улыбнулся. — Я чудовище. Но для неё — я благодетель. Что она видела там, на твоих болотах? С твоими колдовскими книгами, с жабами, такими же мерзкими, как и ты… Проклятая ведьма!

— Так всё-таки ты следил.

— Несложно догадаться, чем ты там занимаешься, судя по тому, за что тебя изгнали. Ты мечтала и её превратить в ведьму? Извини, что я нарушил твои планы. Надеюсь, хотя бы в любви она такая же, как ты? Я дам ей счастливую жизнь и она быстро забудет то, что когда-то была твоей дочерью.

— Счастливую?! — со слезами в голосе произнесла дама.

— А теперь мне придётся сообщить о твоём приходе. Я давал тебе шанс, но ты им не воспользовалась, так что уж извини, — он приподнял руки. — Но у тебя есть несколько минут, беги, не жди, пока я хлопну в ладоши.

— В ладоши хлопну я! — выкрикнула женщина и, выкинув резко руку вперёд, направляя её на граф Вальдемара, зашипела, словно змея. — Ш-ш-шекора-а-а-ан! Ш-ш-шекора-а-а-ан! Ш-ш-шекора-а-а-ан!.. — каждое слово, эхом отражаясь от стен холла, повторялось бесконечно, становясь с каждым разом громче.

— За-мол-чи-и-и… — с трудом произнёс граф. Губы не слушались, лицо перекосило от боли. Он попытался сделать шаг, но слова, продолжающие с шипением вылетать из уст женщины, словно пудовыми гирями повисали у него на ногах и руках, не давая возможности двигаться.

Эдуард быстро вернулся под лестницу и заполз в самую глубь. Он, сжавшись в комочек, в страхе стал дрожать, покрываясь мурашками. От слов женщины вокруг него стал искриться воздух, наполняясь необычным запахом. Ужас вползал в душу мальчика.

— Эш-ш-ш… мореш-ш-ш… ш-ш-шукра-а-ай… — продолжала шипеть женщина.

— Не-е-ет, — пытался остановить её граф, но тело не слушалось. Оно каменело всё больше, превращая человека в статую.

— Ты забрал у меня дочь! — закричала женщина. — Я забираю твоего сына! Ваши дороги никогда не пересекутся! — её слова, отражаясь несколько раз от стен, пронеслись по холлу. — Ш-ш-шекора-а-а-ан! Ш-ш-шекора-а-а-ан! Ш-ш-шекора-а-а-ан! — прокричала она и, подняв руки вверх, сильно хлопнула в ладоши. Страшный гром поразил холл, сотни молний пробили пространство.

 

Владимир, дрожа под лестницей, вновь испытал то, что произошло с ним тридцать лет назад. Искрящийся воздух осветил темноту под лестницей, и вместе с разрядами молний его резко откинуло назад. Вскрикнув, Владимир открыл глаза. Он сидел в старом «Москвиче» и, не понимая, что произошло, с испугом смотрел через лобовое стекло на солнце, ещё не поднявшееся высоко. Оно светило прямо в лицо.

— Что это? — прошептал он. — Что за чертовщина такая? Где я?

Не шевелясь, он осмотрелся. Потом медленно поднял руку и вытер пот с лица. Постепенно Владимир стал приходить в себя. Слова женщины всё ещё звучали в голове, мешая сосредоточиться.

Он осторожно дотронулся до руля, словно боясь, что тот исчезнет, и взглянул на часы, расположенные на передней панели.

— Шесть тридцать… Утро… Я что… вернулся? — потерев виски, вновь посмотрел на часы. Потом провёл рукой по передней панели, всё ещё не веря в происходящее.

Открыл дверцу и вышел. Обошёл машину. Никакой дороги из гравия — обычная лесная накатанная… Задние колёса в глубокой яме. Владимир ударил ногой по колесу.

— Чёрт! А домик-то где? Ничего не понимаю.

Он вернулся в машину. Взглянул на датчик, бензин в норме.

— Это что… был сон?.. Фух, — выдохнув, растёр лицо руками. — Чертовщина какая-то. Я что… уснул? — он обернулся. Посмотрел на дорогу и лес за спиной. — Точно уснул? А так всё реально, — взгляд упал на мобильник, лежавший на правом сиденье. Взял его и, посмотрев, сказал: — Всё правильно. Просто забыл зарядить. А потом застрял тут и… уснул, — взглянул в боковое окно, всё ещё надеясь увидеть домик или ещё что-то. — Нет. Нет. И ещё раз нет. Мне это только приснилось.

 

Пришлось попотеть, пока машина выбралась из ямы. Выехав на трассу, Владимир остановился, вышел на дорогу и немного прошёлся по ней. Тревога и страх, глубоко засевшие в сердце, никак не хотели отпускать его. Мимо проносились авто. По небу проплывали облака. Солнце поднималась, как ему и положено. Всё на месте. Деревья, трава, запахи и ветерок, так приятно обдувающий лицо.

— Да, это был сон, — твёрдо сказал Владимир. Вернулся в машину и решил сначала заехать на работу, устроить Светке «банный день», а уж потом домой, объясняться с Альбинкой.

— И почему мне попадаются такие ревнивые? — подумав об Альбине, спросил Владимир, взглянув в зеркало. На секунду ему показалось, что граф Вальдемар смотрит на него.

— Тьфу ты, чертовщина полная. Всё, хватит думать. Это был сон!

 

Подъехав к офису, Владимир припарковал машину и вошёл в здание. Охранник, как обычно, разгадывал кроссворд. Он каким-то странным шестым или десятым чувством понимал — свой или чужой. На сотрудников не реагировал, но если входил посетитель, то сразу по струнке и «Куда идёте?» Так и сейчас, Владимир вихрем пронёсся мимо, а охранник и бровью не повёл, продолжая вспоминать, что же это за фрукт такой из пяти букв.

 

Секретарша Светлана, награждённая природой стройной фигурой и пышной грудью, давно перешагнувшая тридцатилетний рубеж, всё пыталась казаться подростком. Она сидела в приёмной за своим столом с огромным жёлтым бантом на голове, в бордовой шёлковой блузке и короткой джинсовой юбчонке, закинув ногу на ногу и держа прямо спину. С интересом, чуть покусывая губы, рассматривала фотографии в одном из сверхмодных глянцевых журналов.

Даже трёхчасовая поездка до офиса не успокоила Владимира. Ночь, проведённая в машине, да ещё голодный желудок, не добавляли нежности.

— Светка! — с порога, не здороваясь, он набросился на секретаршу. — Ты со своими перезрелыми гормонами совсем не соображаешь, что делаешь?! — нависнув над ней, упёршись одной рукой в стол, а другой себе в бок прокричал Владимир.

Та от удивления часто заморгала и с испугом уставилась на него.

— Что глазищами хлопаешь?

— Че-чего? — немного придя в себя, спросила Светлана. — Ты что тут разорался?

— Разорался?! А какого… ты меня отправила, чёрте знает куда? Я по твоей милости ещё и заблудился!

— Чего? — окончательно придя в себя, секретарша, оттолкнув Владимира, встала со стула, демонстрируя, что в этом «предбаннике» хозяйка она. — Что значит, чёрте знает куда?

— А то и значит! Там село какое-то или деревня вымершая. На десять домов пятнадцать божьих одуванчиков. Там и магазина-то нет, не то, что супермаркет. Странно, как она ещё не заросла полностью. Так бы хоть мимо проехал, а то…

— Как это нет магазина? Какие десять домов? Это элитный коттеджный посёлок. Да там такой супермаркет…

— Что? Коттеджный посёлок? Ну, тогда, милая, какого чёрта ты мне адрес не тот дала?

— Как это не тот? Вот, пожалуйста, — её ловкие пальчики замелькали по клавиатуре. — Вот, смотри. Заказ твой, — она развернула монитор и ткнула пальцем в квитанцию.

Владимир наклонился и внимательно прочёл.

— Ну-ка, ну-ка, покажи-ка мне карту.

— Пожалуйста, — быстро открыв дубль гис, секретарша указала на нужное место. — Где-то пропадал три дня, а теперь ещё орёт. Да мне тут телефон оборвали. Заказчик рвёт и мечет. Грозился неустойкой, пришлось вчера, на ночь глядя, Фёдора туда отправить. А он, видите ли, где-то загулял, так нет, чтобы повиниться, ещё и орёт…

Владимир внимательно смотрел на монитор, проводя по трассе пальцем, по которой совсем недавно ездил.

— Вот чёрт! Зоево. А я в Зуево уехал. Кто придумал так назвать?

— Я уж не знаю. Сам не туда свернул, а я тут при чём? — выражая обиду надутыми губами, посмотрела на него секретарша. — Скажи уж честно, загулял?

— Загулял? Да не загулял я, а заплутал, — до него вдруг дошли слова секретарши. — Какие три дня?

— Как, какие? Те, что ты прогулял. Привык к премиям, решил, всё тебе можно? Нет уж, — она погрозила пальцем перед носом Владимира. — С тебя высчитают. Там пятнадцать холодильных установок простаивает, а он где-то прохлаждается.

— Прохлаждается? — злость как рукой сняло. — Подожди. Я не понял. О каких трёх днях ты говоришь?

Секретарша с удивлением посмотрела на Владимира.

— Если бы я так хорошо тебя не знала, то подумала, что ты пьян. Наверно, влюбился? Закувыркался так, что и не заметил, как дни пролетели? Давай колись, кто она? — сменив гнев на любопытство, Светлана прильнула к Владимиру. — Ну, рассказывай, — в нетерпении она потыкала его пальцем в грудь.

— Погоди, — Владимир плавно отстранил от себя секретаршу и сел в кресло для посетителей. Закинул ногу на ногу, откинулся на спинку и внимательно посмотрел на Светлану, потом, стараясь что-то вспомнить, задумался.

— Эй! Ты чего? — секретарша тоже присела. — Сергей Сергеич просил тебя сразу к нему зайти… если, конечно, ты появишься. Я честно сказать, думала, что с тобой что-то случилось. Твоя Альбина тут весь офис слезами залила. А ты пришёл, и орать сразу.

Владимир вновь посмотрел на Светлану, продолжая о чём-то думать.

— Светочка, там Эдуард Михайлов не появлялся? — неожиданно раздался голос начальника из селектора. Секретарша, нажав на кнопку обратной связи, ответила:

— Тут он.

— Да?! — послышался обрадованный возглас. — Так пусть заходит.

Светлана кивнула Владимиру.

— Иди.

— Как он меня назвал?

— Что как?

— Он сказал Эдуард?

— У тебя что, — она, присвистнув, покрутила пальцем у виска, — ку-ку словил? Вовка Михайлов сказал, или, может, ты имя сменил?

Владимир посмотрел на неё очень странно, даже мурашки побежали по спине.

— А какое сегодня число?

Вскинув тонкие брови, Светлана, хмыкнув, ответила:

— Да-а-а… что-то с тобой не то, — затем приподнявшись, облокотилась о стол и, встав одним коленом на стул, подалась вперёд. — Чего случилось-то? Альбинка достала? Ну, колись, где пропадал?

— Ты не поверишь.

— Это почему? — она лукаво улыбнулась, ещё сильнее подавшись вперёд.

— Не упади, — произнёс Владимир, вставая. — Грудь потеряешь.

— Не потеряю, — Светлана поправила руками бюст. — Эх, что ты за мужик такой. Если бы я тебя так хорошо не знала… — она усмехнулась, выходя из-за стола. — Когда Сергей Сергеич приходит в понедельник с головной болью и не помнит, как провёл выходные, это понятно, но ты-то…

— Так какой сегодня день?

— Может, заглянешь вечером? А? Расскажешь, где пропадал? — прижалась она пышной грудью к Владимиру.

— Свет, ты лучше кого-нибудь другого окучивай, а я как-нибудь найду с кем поговорить.

— Да-а-а?.. А раньше ты иначе считал.

— Раньше было сто лет назад. Пора и забыть.

— Не могу, — томно произнесла она, потянувшись к нему губами.

— Ладно, толку от тебя нет, — сказал Владимир, легонько отстранив её от себя, и направился к выходу. — И сними ты этот идиотский бант, да и юбку пора удлинить, не девочка уже.

— А?! — удивление, смешанное с возмущением, на миг парализовало секретаршу. — Эй! А к Сергей Сергеичу? — крикнула Светлана, но ответом была только хлопнувшая дверь. — Хам! — добавила она, скорее, для своего успокоения.

*********************

Продолжение на Ridero

сайт книги — ridero.ru/books/my_vybiraem_dorogi_ili_oni_nas/

 

  • Заветное / Ловись рыбка большая и с икрой - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Михайлова Наталья
  • Портрет / Скалдин Юрий
  • Поход / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Кровавый парк Аттракционов или Джек любит шутить / Кровавый парк Аттракционов или Джек любит шутить. / Мира Лис
  • Хорошо устроился / Эскандер Анисимов
  • Рисуя маки / О глупостях, мыслях и фантазиях / Оскарова Надежда
  • На прощание / Гордеева Ирина
  • Мой гитарист, ты о свободе пел (Вербовая Ольга) / А музыка звучит... / Джилджерэл
  • В тишине / suelinn Суэлинн
  • Команда / СТОСЛОВКИ / Mari-ka
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль