17. Краткая передышка

0.00
 
17. Краткая передышка

Я твёрдо знал, что через некоторое время будет в лучшем случае очень большой откат, а в среднем всё, что угодно, и воспользовался спокойствием, чтобы привести в порядок дела. Прежде всего, Стасу необходимо было закончить реабилитацию. Далее, до большого бумса надо было научить уходить в кокон Армена, что наверняка получится, и Павлика, что весьма проблематично. Самому мне было необходимо срочно сделать затребованные модели общества.

Поэтому мы собрались и пошли искать ещё одного шмотера или читера. Он неожиданно сам появился перед нами. Видимо, это был уже сумасшедший охотник на людей. Он принял картинную позу и пошёл на нас с мечом, одновременно делая жесты, как будто творит заклинание. Магия не работала, хотя по результатам последнего просмотра модели мира вероятность 0,02% всё-таки была, что сработает, и недооценивать это не стоило. Армен издал неожиданный вопль. Шмотер-тролль глянул ему в глаза и застыл. Да, вот это навык! Судя по всему, хорошо развитый гипноз. Я сказал: «Семьдесят девять трупов, разговаривать не о чём». Стас спокойно приблизился и хотел нормализовать. Однако тролль вышел из гипноза и вяло, но точно, ударил мечом. Стас вместо нормализации пнул его ногой, тролль рассыпался и не возродился.

— Самозащита обеспечивает окончательную смерть, — пояснил Стас. — Но жизни читера при этом пропадают и мне ничего не достаётся, кроме маленького опыта и положительной кармы. Я получил сообщение, что задание выполнено и всё восстановлено. Теперь можно целиком отдаться исследованиям.

— Ещё не натренировался до конца, — извиняющимся тоном сказал Армен. — Вот он и стукнул.

— Ничего, любой первый удар мой мундир выдержит, — нервно улыбнулся Стас. — На будущее помни это.

Павлик смотрел широко открытыми глазами.

— Вот это компания! Клерик Стас, маг учитель, вор советник, а я буду файтером!

Я рассмеялся.

— Почему это я вор?

— А кто видит все характеристики и ловушки?

Тут уж рассмеялись все.

— Опомнись. Здесь не РПГ. Тебе нужно учиться думать и понимать, и заодно просто учиться, а не махать ножом или мечом, — осадил ученика Армен.

У меня кое-что вертелось на языке.

— Армен, судя по всему, в так называемом реале ты психологом или социологом не был?

— Да. Я выучился на инженера, а заниматься стал так называемой альтернативной медициной, проще говоря, знахарством. Нашёл в захудалом горном монастыре учителя, а затем пошёл к проклятому церковью экстрасенсу, и удалось сплавить две школы воедино. К несчастью, учителя умерли до катастрофы, и в РПГ не играли, так что их я здесь не встречу.

Я уселся писать первую из моделей человеческого общества, основанного на неравенстве. Мысль пойти по аристотелевско-платоновской классификации сразу же отбросил, нужно брать более общие основания. Итак, вначале опишу общество, основанное на всеобщем равенстве. Будем безжалостно логичны. Значит, нельзя допускать никакое неравенство, и нужны механизмы подтягивания тех, кто хуже, и опускания тех, кто шибко хорош или шибко умён. Но деятели этих механизмов неизбежно оказываются «сверхравными». Ничего, справимся. Политкорректность нас не связывает. «Если только и она не проникла в Сеть как базовая аксиома», промелькнула предательская мысль.

Тем временем Армен стал учить Павлика медитировать. Сидеть в позе лотоса для пмальчика было трудно и больно, но «гуру» послаблений не допускал и в случае чего стегал подготовленной лозой. Видно было, что подростку это не нравится, но пока что он терпел.

— А теперь разомнёмся, — и учитель задал высочайший темп упражнений типа боевой гимнастики. Здесь парень пытался повторить движения даже с энтузизамом, хотя пока что получалось не очень.

Затем Армен стал формулировать запрос к Системе и сказал через несколько минут:

— Ученик, теперь у нас есть общий планшет для заданий. Сосредоточьтесь и увидите кнопку.

— Вижу, — без энтузиазма ответил Павлик.

— Сначала восстановите навык рукописного письма. Нажмите кнопку планшета.

— Вижу планшет.

— Опишите, что видите вокруг. Неправильно записанное можно стирать. Ластик слева.

Павлик стал водить пальцем в воздухе, затем стирать, затем вновь водить, и в конце концов кое-что накарябал.

— С такой грамотностью вы учеником мага не сможете быть. Придётся сначала всё вспоминать. А теперь на экране будет текст. Прочитайте его, насколько сможете. Он будет двигаться вперёд, пока вы его читать будете. Пока что очень медленно. Потом сделаем всё быстрее и быстрее. Читать не вслух, и губами не шевелить.

— Ой, сколько буков!

— Не ойкайте, а читайте.

И парень, привыкший писать в основном на клавиатуре коротенькие твиттерные сообщения, и читать тоже коротенькие-коротенькие, как его мысли, сидел с вытаращенными глазами. Через полчаса Армен безжалостно посмотрел, сколько тот успел прочитать.

— В гимнастике вы пёс-дворняга. Движения быстрые, но совершенно не координированные. Будете упражняться теперь и сами, и со мной, а потом перейдём к следующему уровню упражнений. А в науках вы пока что оранг. Водили ручками по дисплею и сидели в капсуле, и разучились почти что читать и писать. Скажите спасибо, что я настроил планшет так, что ваши ошибки и неграмотность видны лишь мне. Это мне дорого стоило.

Павлик уже чуть не плакал.

— Называйте меня на «ты», а то это выканье уже как издевательство.

— Ладно, — расхохотались мы.

Павлик чуть оттаял.

— А у тех, кто служит Системе, уже деньги есть? Золотые или рубли?

— Здоровьем, жизнями, опытом и заслугами я за тебя, охламон, заплатил! — заорал Армен. Павлик съёжился. — А теперь ступай учиться мастерству у Стаса, а не прохлаждайся!

Бедный Павлик не ожидал, что его возьмут в такой оборот. Он учился откалывать камень и шлифовать каменные рубила. Ножи из этих камней не получались, хотя один камень Стас поднял торжествующе и стал обрабатывать его сам.

— Очень на яшму похож. Я из него топор сделаю. Будет одновременно и орудие, и оружие.

Временно Павлик загорелся энтузиазмом, но скоро потух. Долгая утомительная отработка навыков быстро надоедала ему. А затем, после того, как он с меньшим неудовольствием, но уже с сильной усталостью, опять проделал гимнастику. И неожиданно Армен потребовал от него пересказать прочитанное.

— Я уже всё позабыл, — заныл Павлик.

— Ты прочитал всего две страницы. Перед сном прочитай восемь. Текст я пущу тебе сначала.

— Белиберда какая то, до конца не осилил. Книга по магии?

— Пока что можешь так считать.

Стас улёгся спать, я дописывал предложение, а Армен сделал вид, что спит, но сам наблюдал за Павликом. В некоторый момент Павлик тихонько встал и ста, пытаясь не шуметь, уходить.

— Куда? — раздался окрик Армена, и Павлик, как будто притягиваемый незримым канатом, приплёлся обратно.

Судя по всему, психологическая связь у учителя с учеником появилась достаточно прочная. Но натерпится Армен с Павликом…

А дальше развернулась сцена, немыслимая в покинутом нами мире.

— Снимай юбку и ложись на живот, нерадивый! — и наставник как следует выпорол отрока.

Тот вначале закричал, что так нельзя, но мы со Стасом подтвердили, что можно. Надо отдать должное Павлику: он не плакал, но после порки спросил:

— А может я всё-таки не на мага, а на файтера учиться буду?

— Поздно! Ты принёс клятву и её утвердила Система, — негромко, спокойно, но от этого ещё более веско промолвил Армен.

Я отослал первый анализ. Были предложены несколько вариантов системы. Основанной на стремлении к равенству, и была показана расходимость возмущений либо постепенная деградация при устойчивости в каждом из этих случаев.

Грубо говоря, если нормализаторы и наставники — постоянные роли, то нормализаторы быстро захватывают власть и устанавливают свою диктатуру, а наставники вместо обучения начинают безжалостно отсортировывать и отправлять на смерть всех, кто ниже стандартов, заодно загребая и тех, кто под них просто не подходит. Получается полное неравенство и быстрая деградация. Если нормализаторы и наставники всё время меняются, то выбросы вверх срезаются, а отклонения вниз постепенно накапливаются. Идёт быстрое уничтожение всех выдающихся и после этого медленное совершенно бесперспективное гниение.

Утром Армен потребовал у еле проснувшегося Павлика пересказать прочитанное. И тут он терпеливо разъяснял ему термины психологии. Лицо Павлика чуть посветлело, но вновь потемнело, когда от него потребовали за день прочитать и пересказать уже шестнадцать первых страниц книги по нетрадиционной психологии. Восемь из них уже прочитано было, но придётся перечитать вновь с улучшившимся пониманием. А потом Армен со Стасом опять весь день его гоняли, не давая опомниться почти ни на минуту.

Я заметил, что инстинкт дыхания немного восстановился, все стали производить дыхательные движения. Но одышки пока что ни у кого не было. Сам я был занят второй моделью: стандартного общества потерянного мира, где прав тот, у кого больше прав, то есть чем больше прав у человека, тем меньше его ответственность и обязанности. Один из выводов математического моделирования оказался неожиданным для меня. Практически всегда среди «аристократов» оказывалось незначительное меньшинство добровольно достигавших вершин в какой-то области, и общество двигалось вперёд. Но, как и ожидалось, неуклонно увеличивавшаяся пропасть между привилегированными и народом всё время приводила к революциям и войнам, которые отбрасывали общество назад.

На третий день Павлик вздохнул с облегчением. Он вместе с наставником и со Стасом отправился применять свои навыки на очередной группе персонажей. Перед этим он бессвязно (но уже получше, чем в первый раз) пересказал прочитанное, и получил лёгкую порку. Я остался делать третью модель. Это было общество, основанное на правах человека. Все варианты оказались просто мерзкими, намного хуже второй модели. Общество уже не трясло, оно быстро валилось в «чёрную дыру», уровень личностей падал и дезорганизация, прикрываемая попытками тотального контроля, быстро усиливалась, пока не наступал апокалипсис. Ещё хуже было, что на первых порах вроде бы всё непосредственно наблюдаемое на первом уровне стабильно шло вверх, хотя отрицательные эффекты высших порядков быстро росли. Примерно как если у функции резко отрицательна какая-нибудь четвёртая производная при изначально положительных первой и третьей и почти нулевой второй. Идёт рост, затем превращающийся в стремительный упадок.

Когда группа вернулась, настроение Павлика было чуть получше: он увидел обоих старших в деле.

Четвёртый день прошёл подобно второму, я подготовил модель общества, основанного на обязанностях. Длительный умеренный рост, но затем опять накопление отрицательных факторов и внезапный коллапс. И лишь на пятый день Армен сказал, что готов учиться вместе с Павликом уходить в кокон.

Видимо, беспощадные тренировки сработали. Желая побыстрее уйти от этого учения-мучения, Павлик отправился в кокон даже быстрее наставника. Неизвестно, захотел бы он из него выходить, но через пару часов Армен вышел посвежевший и провёл какую-то необычную процедуру с Павликом, практически насильно «разбудив» его.

— Когда ты рассказал мне о коконе, — пояснил Армен, — я подумал и догадался, как его вскрывать. Потом проверил это во время вылазки. Удалось не сразу, но постепенно отладил процедуру. Не знаю, сумеете ли научиться ей ты и Стас: у вас просто нет соответствующих понятий и большинства соответствующих способностей. Ауры можешь видеть лишь ты, и то как-то примитивно.

— А как ты их воспринимаешь?

— Естественно. Как свечение. Его цвет и порою выбросы в форме помогают понять душу человека.

— А я как многомерную функцию и одновременно как серию её преобразований Фурье. И могу видеть области, касающиеся разных органов человека и диагностировать состояние органов и подсистем.

— Значит, мы видим разные ауры, — после некоторого размышления ответил Армен. — Беру свои слова насчёт примитива обратно.

Мы решили, что пора перебазироваться поближе к воде, а то скоро есть и пить захочется. Мне осталось создать ещё пару, но самых сложных, моделей, запланированных мною. Решение двинуться в путь больше всего обрадовало Павлика. В походе, он надеялся, будет немного полегче.

А я, увидев, как Армен вскрывает кокон, порадовался, что сам не ушёл в кокон при нём. Скорее всего, вскрывать кокон системный надо по-другому. И лучше, чтобы никто этому не научился подольше.

До этого админы обо мне почти забыли, но в последние дни почему-то начали появляться угрозы и ругательства. Первым «очнулся» Слава Иртин, наш админ, с которым мы не раз немного цапались по работе. А за ним присоединились к хору проклятий и другие. Я посмотрел на терминал мира админов, но ничего необычного не увидел. Большинство админов слонялись по деревне, кое-кто охотился и ловил рыбу. Несколько сидели и работали, среди них Юра. Я послал ему сообщение.

Юра, что случилось? Почему админы бесятся?

Последовал развёрнутый ответ.

Вначале Система выдала им по сто золотых. Сейчас большинство их уже профунькало. А жалование админа, сидящего без заданий, один сребреник в неделю. Еле хватает на одну скудную еду в день в таверне. Здесь есть бесплатная еда, но это довольно противная какая-то минерализованная и витаминная смесь и сухари. Из питья лишь вода и пустой чай. Вот они опять, вместо того, чтобы себя винить и за ум взяться, тебя ругают. Кстати, местные их сначала уважали, а теперь презирают.

Деньги у меня есть, работа оплачивается нормально. Но я боюсь выходить из замка и питаюсь в основном этим дерьмом. Иногда только заказываю обед из таверны с доставкой к дверям замка. В замке любые физические воздействия немедленно пресекаются Системой, а снаружи убить или ограбить они меня могут, наплевав на штрафы.

Несколько человек приспособились жить как дауншифтеры. В замке есть секция со средневековой кухней, они там готовят себе мясо и рыбу, добытые снаружи. Но работать по специальности не желают, дескать, раз Система с нами так, то и мы с ней тоже.

А мне в последнем задании пришлось копнуть очень глубоко, так что будь осторожен.

Последняя фраза Юры подтвердила мои подозрения, которые и до этого доходили почти до полной уверенности.

  • Бармен пьет кофе последним Первая часть / Sova
  • Версификатор - kxmep / LevelUp-2012 - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС / Артемий
  • Бабочка / Миры / Beloshevich Avraam
  • Пасха / Последняя тетрадь ученика / Юханан Магрибский
  • О чем ты думаешь ночами? / Отзвук души / Abstractedly Lina
  • Звездная сыпь / Записки юного врача / Булгаков Михаил Афанасьевич
  • Но час придет... / Колесница Аландора. / Алиэнна
  • Писака / Цикл "Страннику" / Потапыч Михайло Михайлович
  • Хореомания или Путь в Европу / Анабазис / Прохожий Влад
  • Обрывки / Жемчужные нити / Курмакаева Анна
  • Про шляпу / Фомальгаут Мария

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль