16. Социолог

0.00
 
16. Социолог

Два «шмотера», как другие персонажи называли импортированных в шмоте, были быстро и без проблем нормализованы. Стасу осталось всего два. Он громко объявлял, что отдаст нож или юбку за интересную информацию. Но встреченная пара сотен людей практически стандартно реагировала.

— А что здесь может быть интересного? Мобов нет, квестов нет, только холмы да чахлая растительность. И поселений нет. И снаряжения никакого. А убивать нубов и неинтересно, и за это очень сильно карму опускают, и ты, полицай, сразу ведь замочишь пэкашера.

Пэкашером геймеры называли тех, кто занимался убийством и грабежом других геймеров и неквестовых НПС.

— За этим холмом речка и озеро. Луг из папоротников и каких-то других трав и деревья с белой корой.

Эта девица, видимо, отъявленная горожанка. Даже деревьев не знает. А папоротники, видимо, дома или в офисе в горшках росли.

— Говорят, что секс уже возможен, но по разрешению администрации. Вы не разрешите нам потрахаться?

Смех Стаса и мой был достаточным комментарием.

— А вы действительно сами сделали это, а не притащили из какой-то РПГ о каменном веке?

— А как сделать такое?

На последний тип вопросов Стас отвлекался серьёзно, и мы объясняли, как найти камни для поделок и как плести одежду из луба. Но подарков он не давал: нужно научить, а не милостыню кинуть. Впрочем, в некоторых группах часть людей уже щеголяла в плащах либо передниках из луба. Мужчины предпочитали передники, пожилые женщины — плащи типа плащ-палаток, а молодые — плащи на спине. Деревья расковыривали камнями, а потом драли лыко руками. Венки многие женщины надели на головы, правда, только из веточек: цветов ещё не было. Обработкой камней никто пока не занимался. По разговорам было видно, что в более «цивилизованных» группах значительная часть членов из глухих деревень либо серьёзно занималась хозяйством на своих участках. Так что самые «продвинутые» неожиданно для себя оказались самыми отсталыми и невежественными.

— Если свернуть налево, там за холмом шмотер.

— Он убивает? — спросил Стас.

— Нет, стоит и плачет.

— Тогда пойду искать более злых. А за донос награды не положено, — отрезал Стас.

Дамочка, стреляя глазками и покачивая бёдрами, проворковала:

— В той расщелине камни необычные. Мы с подругой вас проводим.

— Запрещаю идти за нами, — отрезал Стас. — Сами разберёмся.

Но в ущелье он всё-таки завернул. Кроме уединённости и ручейка, ничего заслуживающего внимания там не было. Взобравшись по отлогому куску склона, вышли на перевал между холмами. Там сидели три человека, собрали ветки и пытались высечь огонь. Они попытались выпросить нож, потом разузнать, где месторождение аота, и только потом стали расспрашивать о технике обработки камня. Да, общество начнёт сначала, если только Система не подкинет рояли в кусты. Впрочем, зачем ей высокие технологии в виртуальном мире? Заводов под её управлением, насколько я понял, не осталось, а если какой-то из них уцелел, то там уцелела и обслуга.

Подойдя к очередной группе, мы замерли за кустами. Посредине стоял шмотер, но на него никто внимания не обращал. А между так и не вышедшими ходил человек и что-то делал. В результате один из них открыл глаза и начал пытаться улыбаться.

— Прощупай его внимательно! Я с такого расстояния не могу, но чувствую, что он гораздо необычнее шмотера, — прошептал Стас.

Я применил концентрацию, увидел ауру этого человека (довольно сильные нарушения почек и сердца, но ничего фатального; видимо, в реале были подагра и одышка; голова в отличном состоянии). Но не это сейчас нужно было. Концентрировался дальше и перед глазами всплыло:

Армен Жгдлян, младший социолог.

Далее пошли характеристики, но мне уже было неинтересно.

— Ты правильно почувствовал, это социолог, — прошептал я.

— Быстрее к нему! — вдруг громко сказал Стас. — Он к шмотеру направляется!

Мы со всех ног пошли к шмотеру, а тот бросился от нас к социологу.

— Спаси меня от легавого!

— Спокойнее. Сейчас поговорим и решим всё. Друг, нуба своего отошли, — обратился к Стасу Армен и вдруг хитро улыбнулся мне. Я всё понял и отошёл с «убитым видом», а социолог включил какой-то канал, и я прекрасно слышал их разговор.

Два функционера вместе стали уговаривать Павлика (как называл себя шмотер) добровольно пройти нормализацию. Тот отказывался и говорил, что, как только он ослабеет, его убьют нубы или другие шмотеры.

— Два раза, когда я пытался заснуть, ко мне лезли сволочи, чтобы убить меня и забрать шмот. Так что на мне четыре трупа, но я не виноват! — в конце концов признался он, плача. — А после этого все стали меня сторониться и бояться.

Да, ситуация. Если его нормализовать, то эти «голубки» сразу или подождав, пока мы отойдём, набросятся на него, чтобы выместить свой страх и расквитаться с тем, кому они завидовали и кого на их глазах опустили. Я решился и вышел из кустов.

— Слушай, Армен, возьми его с собой, как Стас меня взял, чтобы спасти от мести трусов!

Армен ехидно улыбнулся мне и, повернувшись к Павлику, сказал:

— Готов служить мне и учиться у меня?

— Готов! — обрадовано закричал Павлик.

— Дай мне нож, — попросил Армен меня.

Я отдал ему один из ножей с пояса. Армен уколол палец Павлику и себе (вот как! Уже кровь появилась!) Он смешал кровь свою и Павлика и сказал:

— Теперь ты дал мне клятву на крови служить как ученик учителю, пока я сам не освобожу тебя от службы. А для этого нужно овладеть профессиональными секретами настолько хорошо, чтобы мне не было стыдно за такого ученика.

— Клянусь! — со счастливым лицом закричал Павел Морозин.

Я понял, насколько тонкий психолог (не в смысле этой лженауки!) Армен. Он воспользовался опытом Павлика в РПГ, и Павлик теперь действительно привязан к нему. А заодно он завоевал преданность и уважение ученика. Конечно, ритуал ничего не значит, если Система не решит противного. Но тут у Армена глаза остекленели, и через минуту он нам тихо сказал:

— Система утвердила ритуал ученичества. Заслуга и двенадцать пунктов социологии сразу. И другие плюшки.

— А мне сообщили, что после нормализации будет системное сообщение, — закричал Павлик. — Нормализуйте меня быстрей! Не хочу быть шмотером!

Стас быстро нормализовал его и сказал:

— Уф, один остался.

— У Вас квест на таких, как я? — спросил Павлик.

— Можешь так считать, — улыбнулся Стас. У него, чувствовалось, на душе тоже было светло и легко. Впрочем, и я чувствовал нечто вроде лёгкой радости. Надо будет потом уйти в кокон и ревизовать свои параметры.

— Ура! Мне присвоили звание младшего ученика специалиста! — закричал во всё горло Павлик.

Он, ставший теперь мальчиком лет двенадцати, совершенно не стесняясь своей обретённой наготы, стал плясать. Половина окружающих радовались за него, половина смотрели, как будто съесть хотели, и обменивались тупыми злобными «шуточками».

А у нас, естественно, ушли в подарок две юбки и два ножа. Удалились мы в одну и ту же сторону. Почти сразу нашли уединённую полянку и я сказал:

— Поговорим перед отходом. А потом мне нужно будет уйти во внутренний мир, чтобы привести всё в порядок.

— Ты что, неужели один из выживших и нужно уйти в реал? — почти в один голос сказали трое спутников.

— Вы неправильно поняли. Помните, что было вначале?

— Ничего хорошего, — ответил Стас. Сначала впал в панику. Но затем стал систематически подключать зрение, слух, движения, и ожил.

— Стучался в эти мягкие стенки, стали руки-ноги двигаться. А потом глаза открылись, и я увидел, что ещё метр, и я бы стукнул девушку. А затем быстро пошло. Ходил вокруг, думал, когда же квесты начнутся, другой шмотер сначала предложил мне вместе нубов убивать и в рабство обращать, а потом на меня полез. Но я его почему-то с одного удара уложил, и ничего мне за него не досталось, кроме запасной жизни. А он сразу возродился голенький. И я оттуда ушёл. А потом увидел, что нигде ничего нет. И остался в одном месте. Видно, мета пэкашера на мне была, потому что на меня сначала лезли, а потом бояться стали, — Павлик говорил бы и дальше, но мы его остановили.

— Очень яркие были воспоминания и голова прекрасно работала. Идеи новые приходили. Сны старые пересматривал. А потом понял, что в своём внутреннем мире варюсь. И вылез наружу, — мечтательно ответил Армен.

— Если у кого внутренний мир достаточно богатый, и такой, что он не боится остаться наедине сам с собой, то он может в этом Мире уйти в свой внутренний мир. Тогда он окружён практически непробиваемой капсулой. Во всяком случае, до очередного отката Системы. А если владение разумом достаточно высокое, то можно временно уходить в него. Успех выхода гарантирован, а вот входа не у всех, — разъяснил я.

— Вы изобрели способ превращать себя в спору и так пережидать неблагоприятные времена? — восхищённо сказал Стас.

— Не я. Я подглядел это у старика Семёныча, который попал сюда в последней стадии рака. И, чтобы не мучиться бесконечно, ушёл в кокон, как это называет Система.

— Теперь понятно, почему до некоторых из не вышедших я просто не мог достучаться, когда пытался им помочь, — промямлил Армен. — А можно, господин советник, я останусь с вами и поучусь у Вас умению уходить в кокон? А Стас тем временем поучит Павлика первобытному мастерству.

— Как интересно! — восхитился Павлик. Оставьте нас с собою, пожалуйста, господин советник!

Теперь Павлик тоже понял, кто здесь старший.

— Армен, мы друг с другом обращаемся на «ты». А ученику, пока он не заслужит, я буду говорить «Вы».

— Прекрасно! — расхохотался Армен. — Я тоже.

Но сразу уйти в кокон не удалось. Я получил сообщение от Юрия Рабиновича.

Шолом, тёзка! Уверен, что ты в Мире не скучаешь. Большинство из наших, получив сто золотых начальной помощи, с ума сошли. Гуляли в таверне, били мобов, тем более что поскольку нет за них опыта и заслуг, штрафа за смерть тоже нет, а дроп порою падает. Завели любовниц и любовников. А я и ещё пара ботанов сидели и проверяли библиотеки программ. А затем начали получать от Системы задание: проверять целостность разных виртуальных миров, унаследованных от прошлого, и их совместимость с Системой. Словом, типичная админская работа. Постепенно ещё трём надоели однообразные развлечения, и они к нам присоединились. А сегодня мне вылетело задание проверить целостность самой Системы.

— Я получил важное сообщение от коллеги, — сказал я. Придётся тренировку по уходу во внутренний мир отложить. Я думаю, что у всех нас найдутся отложенные дела, которые можно сделать в этом месте. И, по-моему, нам действительно пока что нет смысла расходиться в разные стороны.

— Судя по всему, большие неприятности, и Система запросила твоего совета, — сказал Армен.

Я не стал ни подтверждать, ни опровергать. Впрочем, другого от меня и не ждали.

Рабиновичу я отправил ответное сообщение.

Бог и Система тебе в помощь, тёзка! Спасибо, что проинформировал. Я подозреваю, с чем это связано, но не знаю, имею ли право раскрыть эту информацию тебе. Ты сам уже понял параноидальность Системы. А в целом жизнь у меня действительно интересная. Желаю и тебе такой же.

  • "Труффаторе" / Билли Фокс
  • Штиль / Рыжая
  • Жертва. Разделение / Фабрика святых / Фрагорийский П.
  • Поверхности всего к чему могу достать... / Боюн (DioKlahsK) Джонатан
  • #Есенин / Триггер / Санчес
  • Экзот / Берман Евгений
  • Зимнее / Времена года / Оскарова Надежда
  • Сопливые рассказы / Pandemia L.V
  • Слишком / Девятый вал / Рыжая
  • Афоризм 067. О Ю. Цезаре. / Фурсин Олег
  • Выбор / Накипело / Кккквв

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль