Глава 8 (вторая часть)

0.00
 
Глава 8 (вторая часть)
Наказание

Я едва усидела на месте, когда в зал вошли родители. Наши взгляды пересеклись лишь на мгновение.

«Люблю вас», — прошептала я одними губами. И в этих двух словах была и просьба о прощении, и признание собственной глупости.

«Все будет хорошо, детка», — шепнул мне теплый взгляд мамы Али. А огорченный, папы Кира, обжег и заставил покраснеть: «Эх, Дженни, когда же ты поумнеешь?»

— Родители не могут свидетельствовать против своих детей, — объявил Васильковый Сапфир. — Поэтому мы спрашиваем у вас, Киррон и Алинари из рода Сиреневого Аметрина, признаете ли вы Джейн Ри своей дочерью?

Мороз по коже. Почему так? Зачем? Не хочу! На глаза снова навернулись слезы. Только бы не заплакать, когда услышу горькое «Нет».

— Конечно, да, — ответила мама. — Я люблю мою девочку. К сожалению, я не смогла дать ей все, что дала бы настоящая мать…

— Неправда! — я подскочила, как ужаленная. — Ты самая настоящая мама! Никто не смог бы любить меня больше, чем ты!

— Дженни… — прошептала мама Аля, обернувшись.

Они все смотрели на меня. И отец, и мама, и Старейшины. И молчали.

Молчала и я, не в силах вымолвить ни слова. Колючий комок больно царапал горло. Стыдно. Стыдно не только за бессовестные мысли, но и за теплое счастье после маминых слов.

— Прошу тебя больше не нарушать правила, — наконец произнес Вишневый Гранат. — Сядь.

Я заставила себя подчиниться. Прижаться бы сейчас к маме, обнять, приласкаться! Опустила голову и вцепилась в край скамейки. Мама подошла неслышно. Подошла и накинула мне на плечи шаль. Ту самую, белую, мою любимую. Чистую, невесомую, пахнущую солнцем и ветром.

— Спасибо, — на выдохе, еле слышно, только для нее.

Наклонившись, она поцеловала меня в макушку и вернулась к отцу.

— Господин Киррон? — Старейшины предпочли сделать вид, что ничего не произошло.

Сердце снова тревожно забилось. Я зябко повела плечами и уткнулась носом в шаль. За отцом всегда последнее слово, и сомнения меня еще не оставили.

— Да, Джейн Ри — наш ребенок, — твердо ответил папа Кир. — Она из нашего рода, и ничего не может изменить это. Мы с женой планировали официальную церемонию после того, как Дженни исполнится восемнадцать, но она не вернулась в Армансу. Тем не менее, наше решение в силе. И ее настоящее имя — Джейнери из рода Сиреневого Аметрина.

У меня перехватило дыхание. Лойи всемогущий! Воистину, если ты хочешь наказать, то лишаешь разума. Как я была слепа! Даже сообразив, что семья от меня не отказывалась, я и предположить не могла… И мечтать не могла! И что же теперь?

— Решение рода, пожалуйста, — попросил Вишневый Гранат.

— Род Сиреневого Аметрина просит о помиловании для Джейнери, совершившей преступление против драконов. Мы знаем, что она действовала по принуждению и против своей воли. Мы доверяем Джейнери и уверены, она не представляет угрозы для фамилиара. Мы ручаемся за нее.

Лойи всемогущий! Я спрятала лицо в ладонях. Сердце пропустило удар. Судорожно перевела дыхание. Вот бы глубоко вдохнуть воздух — чистый и свежий. Кожей ощутить прохладный ветер. Плевать на Старейшин! Пусть делают замечание. Я бросилась к открытому окну, вцепилась в подоконник, и тут же кто-то схватил меня за запястье.

— Не надо, — шепнула пустота голосом Беса.

Я ощутила на щеке его горячее дыхание. Но рядом никого! До меня долетали обрывки фраз:

— …в уточнении. Мирари приняла цвета…

— Да.

— …ее мнение…

— …единогласное решение. Если бы Мира была против…

Старейшины снова сделали вид, будто ничего не происходит. Я дернулась, и тяжелая рука легла на талию.

— Не надо, — повторил невидимый Бес.

— Что не надо? — прошипела я, пытаясь вырваться.

— Не надо в окно, это глупо.

— Мне воздуха не хватает!

Он решил, я выброшусь из окна? Да ни за что!

Я возмущенно вывернула руку, освобождаясь от захвата. Бес исчез так же внезапно, как появился. Нет, я его так и не увидела, но чувствовать рядом перестала.

Злая, растрепанная, раскрасневшаяся, я повернулась к отцу.

— Ты же только сейчас это придумал, да? Скажи правду! Это все только из-за чувства вины! Родовое имя! Красивая сказка!

Я выплевывала слова, задыхаясь от возмущения. Отец молча слушал, чуть склонив голову на бок. Мама прикрыла рот лапой, но тоже не пыталась меня остановить.

— Я не могу быть драконом! Это ты говорил, когда я просила… умоляла не отсылать меня! Ты разрушил все мои мечты! А теперь… теперь…

Я хотела сказать, что мне не нужно подачек. И пусть забирают назад родовое имя. И жалости их мне не надо!

Но произнести это вслух уже не могла.

Эгоистичный ребенок. Злой и испуганный. Я вдруг поняла это, как будто смотрела на саму себя со стороны. Как ведро ледяной воды — резко и неожиданно. Я всего лишь боялась поверить в то, что стало очевидным.

— Я люблю тебя, дочка, — сказал папа Кир. — Разве ты не поняла, почему мы отправили тебя к людям?

— Я должна была научиться жить среди людей, — прошептала я.

— Потому что ты человек и твое место там?

— Я человек, и мне предоставили право выбора. Возможность жить так, как я хочу. Получить профессию, устроить личную жизнь.

— Но мы все у тебя отобрали и запретили говорить о семье.

— Чтобы защитить от таких, как Шейор.

Вопросы, мучавшие меня годами, теперь казались глупыми. Да, я поняла. Пусть поздно, пусть с трудом, но поняла.

Я подошла к родителям и встала рядом. И только потом взглянула на Старейшин. Представляю, какого они теперь обо мне мнения… И пусть!

— Я сожалею о том, что произошло, и признаю свою вину. Мне не хватило ума… мудрости понять и принять решение старшего в роду. Это жестокий урок, и я никогда о нем не забуду.

Вот и все. Теперь только дождаться приговора. Завтра? Или, быть может, сейчас?

Внутри снова встрепенулась маленькая испуганная девочка. Я устала бояться — и все равно боялась. Папа Кир слегка сжал мою руку, и от поддержки стало немного легче.

— А как ты собираешься жить дальше, если тебя простят и отпустят? И где? — спросил вдруг Вишневый Гранат.

Неожиданно. Я не задумывалась об этом.

Вернуться в Крагошу? Найти работу и воспитывать Яна. Учиться дальше навряд ли получится, ребенок маленький, и я его не оставлю. Я никогда не воспользуюсь возможностью повелевать фамилиаром. По собственной воле. А если снова попадусь какому-нибудь «Шейору»? Я не смогу противостоять магии. Уязвима я — уязвим и Лессон. А приобретенная известность? Менять имя? Дело громкое, наверняка, вся Крагоша гудит. Да и в соседние государства что-то да просочится.

Остаться в Армансу? Семья будет рада. Но чем я займусь? Жить иждивенкой в родительском доме? А Ян? И его посадить на шею родителям? Они не возразят, даже не сомневаюсь! Но это не выход.

— Не знаю, — призналась я. — Непростой выбор.

— Тебе нужно учиться контролировать силу, — заметил Вишневый Гранат.

Учиться на мага? Ни за что!

— Нет, пусть уж остается, как есть.

Я опять сказала глупость? И чего они все уставились на меня, как на дурочку? Есть сила — и что с того? Мы с ней прекрасно уживались и не мешали друг другу. Пока она не пробудилась, когда я освобождалась из ловушки Шейора. Не слишком приятные воспоминания. Не хочу иметь ничего общего с магией.

— И что теперь с ней делать? — сердито спросил Вишневый Гранат у остальных Старейшин. — Учиться она не желает, а…

Васильковый Сапфир махнул лапой, и между нами и драконами упала звуковая завеса. Старейшины продолжали о чем-то спорить, но я ничего не слышала.

— Если нужно учиться контролировать силу, я научусь, — в отчаянии прошептала я.

Все равно не услышат. И зачем только возражала!

Кажется, все же услышали. Васильковый Сапфир посмотрел на меня и коротко кивнул, а потом снова принялся что-то доказывать остальным. Он жестикулировал, раздраженно расправлял и складывал крылья. Потом замолчал и сложил лапы на груди. Старейшины снова уставились на меня, все разом, но звуковую завесу не убрали. По очереди они говорили что-то Васильковому Сапфиру, а он довольно кивал. Потом снова говорил он, а остальные поддакивали.

Я наблюдала за ними, вполне понимая, сейчас решается моя судьба. Почему так долго? Кто-то за казнь, определенно. Бежевый Агат? Или Аспидно-серый Шунгит, что ни проронил ни слова во время заседания? Зачем они решают при мне? Сколько можно меня мучить?

Мне было бы тяжело пережить это ожидание, но отец все так же держал меня за руку, а мама, подойдя сзади, положила лапы мне на плечи. Так было хоть капельку, но спокойнее.

— Джейнери из рода Сиреневого Аметрина.

Я вздрогнула, услышав официальное обращение. Уже?

— Учитывая все обстоятельства дела, все сказанное и все произошедшее, ты приговариваешься к отсроченной смертной казни.

Все же казнят. Лойи всемогущий! Я пошатнулась, но заставила себя стоять прямо и не отводить взгляд.

— Это означает, что в течение года за твоим поведением будут внимательно наблюдать. Любое действие против закона людей или закона драконов будет расценено, как нарушение, ведущее к немедленному исполнению приговора. По истечению испытательного срока будет принято решение о твоей дальнейшей судьбе.

Год? Меня обрекают на целый год мучений от неизвестности? Не очень-то милосердно!

— У тебя пробуждается источник. Дисбаланс силы опасен и для тебя, и для окружающих. Поэтому год ты будешь находиться под присмотром опытных магов в горном университете.

И опять они о каком-то источнике. Не забыть бы потом выяснить, что это такое. Но магии учиться не буду, и не надейтесь!

— Так как пребывание там людей ограничено рядом условий, ты будешь работать в лаборатории. Подробности тебе объяснят на месте. На этом все. Приговор оглашен, заседание закрыто.

Старейшины ушли, а я все стояла и смотрела на пустые кресла. Вроде бы можно радоваться. Отсроченная казнь — это шанс, которым я непременно воспользуюсь. Буду жить, где прикажут, и делать, что велят. Но отчего мне чудится какой-то подвох?

— Детка…

Обеспокоенный голос мамы Али заставил меня очнуться. Что толку переживать о будущем? Главное — это здесь и сейчас.

Я улыбнулась обоим родителям:

— Можно мне увидеть Яна?

  • Полеты и падения. / Полеты и падения (Фантастический рассказ). / Нейбург Эдуард
  • Афоризм 389. О кредитах. / Фурсин Олег
  • Герой и злодей / Горова Вера
  • РЕПОРТЕР. / Проняев Валерий Сергеевич
  • Оплаченный стыд. Ценники / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА. Моя маленькая война / Птицелов Фрагорийский
  • 3. Ангел / ФЛЕШМОБОВСКАЯ И ЛОНГМОБОВСКАЯ МЕЛКОТНЯ / Анакина Анна
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Как и восемь веков назад / Путевые заметки - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Нападение / Нова Мифика
  • День 2 / Серая Кукла / Grey Elizabeth & Dorian
  • Знаю / Воронина Валерия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль