ГЛАВА 9. АЛЕН - Часть 1 / Хроники Саммуса Пожирателя / Касперович Виталий
 

ГЛАВА 9. АЛЕН - Часть 1

0.00
 
ГЛАВА 9. АЛЕН - Часть 1

Земля вокруг хижины была серой, словно ближайшая растительность превратилась в пепел. Чуть дальше — зелёная трава; не погубленная и не тронутая; разве что земляная тропа очертилась на ней шрамом таким же телесным цветом.

Внутри хижины никого не было. Но тишина не могла там поселиться, так как рассаженные по клеткам звери постоянно шумели и пытались вырваться на свободу — это явно были не питомцы. Они хотели жить. Они чувствовали запах разложенной плоти, что витал вокруг. Несколько дохлых ворон свисали перед витражными окнами снаружи, но даже падальщики не рисковали к ним приближаться.

Вдруг в эту хижину торопливо входит человек. Его мотало из стороны в сторону. Из-под капюшона свисали тёмно-серые волосы, что доходили до плеч. Он держался за живот, а выглядывающие из-под накидки кисти рук имели язвы, что будто живые разрастались всё дальше и дальше.

Этот человек быстро открыл клетку и вынул из неё чёрного ворона. Затем тот прижал пернатое создание к столу и вонзил в него широкий нож, что от силы удара прошёл жертву насквозь. Ворон каркнул сильнее обычного и замолк.

Человек в накидке начал спокойно дышать. Он не отпускал рукоять ножа довольно долго. Взгляд опущен вниз...

Вздох… вздох…

Его язвы стали затягиваться. Спешка перешла в облегчение. Последний вздох был самым продолжительным…

Рука отплыла от рукояти. После он скинул капюшон и облокотился на спинку стула. Крошечные чёрные зрачки были окружены такими же серыми, как волосы радужными оболочками; даже чуть белее, будто у волка. Некоторые морщины делали его лицо достаточно резким и угрожающим.

— Давай, помычи немного! — раздался голос снаружи хижины. Этот голос так же сопровождался многочисленными смешками. — Давай, мычи, я сказал!.. Ты же “Слабоумный Ален”, и ты должен мычать как животное!

Человек прилип к окну и начал смотреть. Пятеро парней приставали к одному. На их спинах оседали чёрные плащи.

— Отвали от меня, Тимур! Приставай к кому-то другому! — ответил защищающийся парень, что ростом был ниже на две головы.

— Ну а что ты сделаешь, Слабоумный Ален? — воскликнул Тимур, толкнув Алена, тот почти упал. — У тебя нет никакого таланта к магии. А я потомок Первого Архимага. Ты должен стоять передо-мной на коленях!.. Нет, ты должен ползать как червяк!

Тимур резко направил руку на Алена и произнёс:

— Монфикс!

Того моментально парализовало, и он свалился на землю. Благо трава смягчила удар головой о твёрдую поверхность.

Далее Тимур покрутил рукой и добавил:

— Инмонфикс!.. Я позволил тебе двигать руками… А теперь… ползи. Ползи как червяк! Ползи!

— Нет… Ты можешь делать со мной что хочешь, но я тебе не шут.

— Ты оглох!.. Если ты не начнёшь ползти, то я использую Пирос, и поджарю тебя до хрустящей корочки!

— Ты не сможешь это сделать, — ответил Ален, слегка улыбнувшись. — Я, как и ты участвую в “Магическом Турнире Среди Новичков”. Если ты убьёшь своего конкурента до начала турнира, то Архимаг тебя накажет; не говоря уже о твоей испорченной репутации… Ведь пустышкам вроде тебя, важна репутация.

Тимур принял на себя каждое прозвучавшее слово. Его глаза широко раскрылись. Сделав два шага, он просто начал пинать лежащего Алена; сильно и несдержанно.

— Ты мне не соперник, слабоумный ублюдок! — выкрикивал тот, продолжая бить. — Сам ты пустышка! Ты ничего не умеешь; ни драться, ни колдовать! Я молю, чтобы ты попался мне на турнире! И тогда я прикончу тебя, червяк! Я сожгу тебя заживо — ты сдохнешь, так же, как и твои родители — в огне! Они были такими же слабыми магами, как и ты! Твой род только позорит Арцемальф!

Ален мог двигать только руками, и он использовал их, чтобы закрыть голову от ударов. Его чёрные волосы окрасились в цвет ботинка вредочинителя. Из носа и рта текла кровь. Чёрный плащ вобрал в себя цвета земли и травы.

— Эй, может, хватит с него? — сказал один из парней Тимура.

— Этот козёл понимает только удары! — воскликнул тот, продолжая бить.

— Но ты и в самом деле его убьёшь. У нас могут быть проблемы.

Тимур перестал избивать Алена. Чтобы поставить жирную точку победителя, он плюнул на избитого.

— Пошли! — надменно произнёс он.

Далее Тимур развернулся и начал уходить…

— Ты куда направился? — вдруг послышался голос позади него. — А сдачу получить не хочешь?

Тимур развернулся. Ален уже стоял на ногах.

— Зря ты поднялся, слабоумный ублюдок. Теперь я сдерживаться не буду.

— Как и я… — Сквозь опухшие от ударов губы Аден улыбнулся. — Сейчас я ударю тебя, своей самой сильной магией… Никто не смеет оскорблять моих покойных родителей… Приготовься к смерти.

Ален отвёл руку в сторону, направив ладонь кверху.

— Фулгур-Страйк! — воскликнул он заклинание, и в его руке заискрилась молния.

— Оказывается, он что-то умеет?! — напугано произнёс один из парней Тимура.

— Видимо он не такой уж и слабоумный, — добавил второй. — Магия молнии очень опасная! Будь осторожней, Тимур!

Но лицо самого Тимура не поменялось, оно было серьёзным и угрожающим — он действительно хотел убить эту напыщенную выскочку.

Ален резко направил руку на противника. Из ладони выстрелила молния, что моментально хлестнула по Тимуру. Тот сильно дёрнулся, но не упал...

Парень, что получил удар молнией, простоял ещё какое-то время, при этом, не меняя своего угрожающего выражения лица… После чего он внезапно расхохотался:

— Ха-ха-ха… ты что, пытаешься защекотать меня до смерти, Слабоумный Ален?.. Сперва нужно вложить как можно больше маны в ладонь, а уже потом стрелять молнией, идиот!.. Айрим-Страйк! — произнёс Тимур заклинание и взмахнул рукой в сторону Алена.

Из ладони вылетел плотный шар воздуха, который попал точно Алену в грудь. Но для парня этот удар был сравним с попаданием булыжника. Он отлетел на три метра и затих в траве.

— Тупой червяк… ладно, идём. Всё-таки этот шут сумел меня рассмешить.

Тимур и его компания ушли в сторону большой крепости, высотные конусы которой, хорошо виднелись даже за кронами деревьев: Крепость Арцемальф — так же известная как “Крепость Магов”.

Она расположена на большом острове, который отдалён от королевских земель на несколько месяцев пути через океан. Ненавидящая магов инквизиция не посягает на этот одинокий западный остров. Ведь они не хотят злить единственного оставшегося в живых Архимага.

 

Сначала Ален почувствовал острый неприятный запах гнилого мяса. И чем больше он возвращался в сознание, тем сильнее становилось это зловонье.

Испытав пиковое чувство дискомфорта, он открыл глаза. Это была довольно просторная, но грязная хижина.

Послышался слабый деревянный стук с хлюпающими звуками. Ален обратил туда взор. Человек с длинными тёмно-серыми волосами сидел за столом и уплетал какую-то похлёбку.

— Не бойся… не трону я тебя, — не глядя произнёс он хриплым, но довольно приятным голосом. — Я позаботился о твоих ранах.

Ален принялся себя ощупывать. Вскоре он замер, а глаза его расширились в удивлении. Синяки и ушибы полностью отсутствовали.

— Ты исцелил меня?.. Но чтобы исцелить такие сильные ушибы ты должен иметь как минимум 4-й магический ранг.

— Хм, а ты довольно сообразительный для слабоумного, — ухмыльнувшись, ответил тот.

— Я не слабоумный! — воскликнул Ален. — Это придурок Тимур меня так называет!

— Нет, этот Тимур был прав. В отношении магии стихий — ты слабоумный. А твой Фулгур-Страйк не годится даже для распугивания крыс.

— Ну, всё, ты меня достал! — вскочил Ален с кровати. — Не хватало мне, чтобы и какой-то изгой меня осмеивал!

Парень с чувством дискомфорта огляделся по сторонам и добавил:

— Знаешь, тебе бы не помешало здесь прибраться и выкинуть испорченное мясо.

Но вдруг Ален заметил мёртвого ворона, что был прибит к столу. После чего он осмотрелся ещё раз, на этот раз его светло-карие глаза были приправлены большим вниманием...

— Будь я проклят! Ты же Нелес Морх Грязнокровный! Тот самый изгнанный маг, который...

Бросив ложку в похлёбку, Нелес резко вскочил из-за стола. Подойдя к Алену, он схватил его за воротник и гневно проворчал:

— Не называй меня Грязнокровным!.. Ты даже не знаешь, за что мне дали это прозвище, так что не раскидывайся словами понапрасну! Дольше проживёшь!

— Извини, я не подумал.

— Это неудивительно, ты же Слабоумный Ален, — произнёс Нелес, отпустив парня. После он задумчиво отвернулся. — Думать — явно, не твоё… Твои извинения приняты.

— И спасибо за то, что излечил меня. Наверное, эти слова я должен был сказать сразу, как только очнулся.

— Вы молодые способны только на рефлексы. Прямо как ящерицы… Чтобы вот так, среди бела дня группа учеников избивала себе подобного… Второй Архимаг, точно подобного бы не допустил.

— А тебе, откуда это знать?.. Он жил двести лет назад.

Нелес присел за стол, и продолжил есть свою похлёбку.

— Чем больше вопросов, тем короче жизнь, — пробормотал тот.

— Это что твоя любимая фраза? У тебя всё сводится к смерти.

— Тебе бы тоже не помешало подумать о смерти. Ведь ты участвуешь в Магическом Турнире Среди Новичков, и это смертельное состязание. А с твоим отсутствующим талантом к магии — ты мог бы сразу лечь в могилу, чтобы не утруждать своих будущих убийц… На кой хрен ты вообще участвуешь в этом глупом турнире?

— Есть две причины, и они связаны. Для начала, я хочу получить приз этого турнира, который позволит мне достичь и второй цели.

— Кольцо Исцеления… многие хотят его получить; и не только ученики… А какая вторая у тебя причина?

— Я хочу стать Четвёртым Архимагом.

От услышанных слов, Нелес тут же подавился своей похлёбкой. Далее он начал безудержно кашлять…

— А… Архимагом?!.. — выдавил он, повернувшись к собеседнику. — Ты даже не можешь освоить самую простейшую магию стихий! А обычный маг 4-го ранга должен овладеть хотя-бы двумя школами магий! Архимаг — это 11-й ранг. И от него требуется полное владение пятью школами магий… Ты… ты больной на голову, что ли?.. Без таланта ты никак… ну, никак не станешь Архимагом!

— Я всё это знаю и без тебя, изгой!.. Но я должен попытаться.

— И ради чего?.. Обычно молодые парни хотят трахать баб и зарабатывать рины. Но, а тебя совсем куда-то далеко понесло?

— Я хочу… — тихо заговорил Ален. — Я хочу, чтобы все признали силу моего рода. Я хочу, чтобы они перестали называть моих родителей слабаками и трусами!.. Они погибли. Я единственный, кто может сказать всем этим козлам, что они ошиблись.

— А ты не думал, что твои родители действительно были слабаками? — хладнокровно спросил Нелес.

— Мать была целительницей, а отец владел магией созидания. Их считали слабаками лишь потому, что это небоевая магия — значит она бесполезная. А на войне с инквизицией нужны были все маги. Война — самое подходящее место, чтобы показать насколько они были негодными.

— И с таким якобы небоевым наследством ты хочешь победить на турнире?

— Поэтому я и пытаюсь освоить Фулгур-Страйк!.. Родители не передали мне боевых умений.

— Ты идиот, — быстро проговорил Нелес.

— С… сам ты идиот! Не смейся над моей мечтой!

— Я смеюсь не над твоей мечтой. А над твоей тупостью.

— Ну, всё! С меня хватит! — воскликнул Ален, а затем он взял свой плащ, что висел на спинке кровати. — Ещё раз спасибо за то, что исцелил меня, но ты: занудный старик, грубиян, придурок, холодный пень и дом твой воняет хуже лошадиного навоза!

Высказавшись, Ален подошёл к двери, чтобы уйти...

— Я имел в виду, что ты не до конца понимаешь, в чём заключается твоё наследство, — произнёс Нелес.

Ален остановился и сделал продолжительный выдох...

— Ты о чём? — спросил он развернувшись.

— Иногда сочетание двух небоевых магических школ может явить боевую магию или даже изменить её природу на полностью противоположную… Ты просто изначально выбрал неправильную магию. Не ту, к которой у тебя есть талант. Забудь про магию стихий.

— Так ты считаешь, что у меня есть талант к одной из школ магии?.. Но к какой?

— К некромантии.

Тишина…

Парень простоял в ступоре примерно секунд десять.

— Что?.. Ты серьёзно?!.. — опешил Ален, но судя по его тону, этой вести он не обрадовался. — Но даже если я буду практиковать некромантию, то её нельзя будет использовать на турнире — она запрещена!

— Она не запрещена, а призираема. Это разные вещи.

— Стой, так вот почему тебя изгнали?.. Ты же некромант!

— Это лишь одна из причин… Но тебя они не смогут выкинуть с турнира за использование тёмного искусства. “Магия лишь средство в руках человека” — так говорил Второй Архимаг. И теперь эта фраза используется как основное правило турнира: “Любая магия — разрешена”.

— То есть, если я начну копаться в мертвецах как ты, то я точно стану сильнее?

— По крайней мере, сильнее, чем сейчас… Поверь, для тебя это уже достижение. Ты перестанешь быть никем.

— Значит, я смогу надрать зад Тимуру?

— С ним не всё так просто. В его жилах течёт кровь Первого Архимага. Хоть он и жил несколько веков назад, но этого достаточно, чтобы передать потомку часть своих невероятных запасов маны… Он — однозначный фаворит этого турнира.

— А если ты обучишь меня некромантии, то я смогу его победить?

— Тимур, безусловно, сильный маг, но он всего лишь человек… Одно из преимуществ некромантии — наводить страх. Чтобы использовать эту особенность, тебе не нужна мана. Все боятся смерти; особенно те новички, с которыми тебе предстоит сразиться на турнире… И с чего ты взял, что я буду тебя учить?

— Потому что мы похожи, Нелес Морх… Ты, как и я хочешь показать этим высокородным выскочкам, что надетая на голову корона не делает их сильными… Не знаю почему, но я чувствую твою сдержанную ярость. И эта ярость направлена на кого-то очень влиятельного.

— Хм… — удивлённо издал Нелес. — И часто ты так подробно видишь желания других людей?

— Нет… просто для меня ты как открытая книга. Не знаю почему… Видимо я такой же изгой, как и ты. Вот и мысли схожи.

Закончив есть свою похлёбку, некромант встал из-за стола и подошёл к одному из книжных стеллажей. Книга, что он оттуда достал, была в металлической обложке цвета чёрного золота. На ней изображён какой-то череп непонятной формы; явно нечеловеческий. Нижняя его часть была массивной, из скул и висков отходили маленькие рога. А на голове возвышались ещё четыре более длинных рога.

Подойдя к Алену, некромант вручил ему эту книгу. Тот сразу засмотрелся на металлическую обложку.

— Что это за существо такое на обложке? — спросил он.

— Это Бог Мортиум-Рекс-Омния… Открой.

Ален открыл книгу.

— Что это?.. Какие-то непонятные формулы. И здесь полно ритуалов с жертвоприношениями.

Волчьи глаза некроманта расширились, тем самым придав им и без того пугающий вид. Ален это заметил.

— Ты чего, “Нел?” Я опять что-то не то сказал?

— Эта книга написана на языке мёртвых. Для всех она лишь скопище пустых страниц; в буквальном смысле. Единственный кто способен её прочесть — мертвец, или… Некоронованный Принц.

— И что это значит?

— Без понятия… возможно баланс магических сил в мире нарушен. Ты оказался ещё одним аномальным некромантом. Но я не могу сказать: что с тобой не так.

— Ещё одним? — акцентировал Ален. — То есть ты тоже аномальный?

— Природа считает нас обоих мертвецами — пояснил Нелес. — Со мной-то всё понятно, я некромант, который приобрёл отпечаток мёртвого тлена на душу. Но, а с тобой-то что?.. Ты точно раньше не практиковал некромантию?

— Хо! Поверь Нел, если бы я руками ковырялся во внутренностях мертвечины, то не забыл бы этого, даже если сильно захотел… А кстати, для чего ты использовал того ворона на столе?

— Я использовал его для восстановления своего тела.

— И зачем тебе это понадобилось. Ты с кем-то сражался?

— Пытался убить своего давнего врага.

— И как… получилось?

— Нет.

Нелес погрузился в какие-то явно нехорошие воспоминания...

Когда его разум вернулся в реальный мир, то он подошёл к входной двери и замер...

Посмотрев на Алена, некромант удивлённо воскликнул:

— Тебя что, надо пинками подгонять?.. Идёшь, или нет?

— Куда?

— На кладбище, тренировать некромантию.

 

Кладбище магов, мало чем отличалось от обычного: оно не было защищено оградой или каким-нибудь заклинанием, ведь искусство некромантии считалось очень редким даже для местных. Но в качестве обозначения территории невысокий каменный забор всё же там был. Ален и Нелес легко через него перелезли.

Короткая трава окружала могильные плиты, будто травяное море, что поддерживает на плаву фрагменты разрушенных кораблей. Солнце очень щедро награждало это место своими лучами. Помимо имён и дат, на плитах были выгравированы и причины смерти этих людей.

Ален вдруг отстал от ведущего, замерев напротив одной из плит.

Некромант заметил это и не спеша подошёл к парню, а позже он посмотрел и на ту могильную плиту. На ней было написано: “Погиб на Магическом Турнире Среди Новичков”.

— Даже Некроманты боятся смерти, — произнёс Нелес. — Но так ты больше понимаешь, насколько острым может быть твой клинок. Смерть — твоё оружие… Её надо бояться, однако ты должен заставить противника бояться смерти ещё сильней… Хорошо, думаю более подходящего варианта не найти.

Нелес отошёл от могилы на четыре шага.

С запозданием Ален понял, что ему лучше поступить так же, и он торопливо сделал шесть шагов назад.

Некромант плавно развёл руки и поднял их с раскрытыми ладонями, направленными вверх. Остановив руки чуть ниже плеч, он произнёс заклинание:

— Ортум-Кадав!

Из могилы выстрелил пучок земли. Как оказалось, это был удар мертвеца. Его полуразложившаяся рука, стремилась вверх. Позже и земля ожила, отыгрывая поднимающийся и трескающийся на крупные куски холм.

Покойник довольно быстро выбрался на поверхность; в нём было на удивление много энергии. Подойдя к некроманту, он замер, будто чего-то ожидая.

Это был молодой парень, его кожа носила болотистый оттенок. Пол головы, рука и часть плеча отсутствовали. И в этом овраге из гнилой плоти копошились черви.

Ален схватился за рот, подбежал к ближайшему дереву и изверг под него жёлтый водопад.

— Понятно, — прокомментировал Нелес. — Видимо нас ждёт много работы.

Под давящие звуки рвоты некромант подошёл к парню и продолжил говорить:

— А пока ты опустошаешь свой желудок, я расскажу про основы некромантии… Ортум-Кадав — это базовое заклинание школы некромантии. Все заклинания данной школы растрачивают вдвое меньше маны, но это компенсируется тем, что ты отдаёшь для заклинания часть своей плоти. Это могут быть язвы, слепота, плохая работа внутренних органов и т.д. А иногда некромант может переоценить свои силы и исполнить такое заклинание, которое убьёт его на месте. Так что изучение основ — это вопрос жизни и смерти. Не стоит прыгать выше головы.

— Стой… — натужено произнёс Ален, кое-как подавив рвоту. — Но если я выиграю в турнире и получу Кольцо Исцеления, то эта проблема исчезнет. Я просто стану магом, у которого для сотворения заклинаний требуется вдвое меньше маны?

— Хм… да… — удивившись, ответил Нелес. — Думаю Кольцо Исцеления — один из лучших магических артефактов для некроманта. Но сперва тебе нужно его получить, так?

— Какая разница? Меня уже греет сама мысль, что, получив это кольцо, я стану ещё ближе к своей цели: получить титул Четвёртого Архимага.

Слегка улыбнувшись, некромант отошёл от парня. Далее тот оживил ещё четверых мертвецов. Они вылезли из своих могил намного медленнее, чем первый. Среди живых покойников была девушка. Из-за разорванной одежды она казалась почти полностью голой. Ален осмотрел её снизу-вверх, но, когда его взгляд дошёл до головы, где полностью отсутствовала нижняя челюсть, он резко отвернулся к подножью дерева и вновь наградил его жёлтым водопадом.

— Да хватит уже! — воскликнул Нелес. — Я привёл тебя сюда не для того чтобы учить блевать!.. Соберись и взгляни в лицо своему будущему клинку!

Ален посмотрел на кучку мертвецов и сразу же отвернулся...

После он попытался взглянуть на них снова, в этот раз Ален не отвернулся, а просто закрыл глаза.

Простояв так ещё какое-то время, он их открыл...

— Да, правильно, — сказал Нелес. — Эти люди уже давно мертвы, ты воскрешаешь только их тела, а не души. Они — твой ресурс. Твой инструмент… и будь то молоток или топор, именно от вложенной в него силы, зависит мощь твоего удара… Как думаешь, кто из этих покойников самый сильный?

— Ну, точно не девушка, она слишком мала… Я думаю самый сильный из них тот, кого ты оживил вначале. Он двигался гораздо быстрее… А, я понял! Ты влил в него больше маны, чем в других!

— Хм… вот тебе и слабоумный… — удивлённо произнёс Нелес. — Да, именно так, Ален. Если в мертвеце будет мало маны, то его сможет сбить с ног даже лёгкий ветер. Без маны — они всего лишь гнилая трухлявая плоть. Но некромант жертвует своё тело и смешивает его с маной, а уже потом наделяет этой смесью покойника. Это очень сильная магия, так как в ней приносится жертва… А теперь смотри внимательно.

Вдруг, будто без приказа, начинают сражаться между собой два мертвеца. Один, с виду крепкий покойник, ударил кулаком в грудь того, что был воскрешён первым; ученика мага, погибшего на турнире. Но от удара здоровяка мёртвый юноша лишь слегка качнулся.

После чего мертвец-ученик ответил размашистым ударом в живот. И большую гнилую скульптуру просто разбило надвое.

— Ничего себе! — ошарашенно произнёс Ален.

— Это ещё не всё. Смотри… Сейчас я прикажу трём зомби атаковать эту мёртвую девушку.

— Но они же её прикончат!.. В смысле, ещё раз… В чём смысл?

— Смотри и наблюдай, Ален. Некромантия — одна из немногих школ, где от заклинателя требуется острый ум и знание стратегии.

Трое зомби напали на девушку. Но внезапно она начинает агрессивно обороняться, её движения были гораздо быстрее, чем у мужчин. Одному из покойников она ударом снесла голову, другого пробила насквозь. Третьего же покойника она подняла над собой, и шмякнула о землю, оставив от него лишь гнилую лужу.

— Что?.. Что сейчас произошло? — опешил Ален. — Ведь тот ученик был самым сильным из них? Я ничего не понимаю!

— В этом и заключается весь смысл. Я в последний момент влил в эту девушку ману, а из ученика — забрал. И ты даже этого не заметил… Теперь понимаешь, насколько сильно ты можешь запутать своего врага? Он не будет знать, откуда ожидать удар.

— Ну, так я могу и сам запутаться! Эти покойники все на одно лицо!

— Ты будешь чувствовать того мертвеца в которого влил много маны. А толпу своих мертвецов ты станешь ощущать на расстоянии как некий сгусток холода, что находится строго в этом направлении. Поэтому, иногда зомби можно использовать как звёздную карту. Не запутаешься… Но, если тактическое управление мертвецами не твоё, и тебя всё это парит… Ты всегда можешь оживить полчище слабых мертвецов и отдать им один простой приказ: убить врага. И те задавят его числом.

— Это мне больше по душе! А как ты ими управляешь?

— Мысленно отдаю приказы. Но иногда можно использовать заклинание “Полное Подчинение Нежити” и управлять покойником будто собственным телом. Ты даже сможешь видеть его глазами, несмотря на полное их отсутствие, но тебе ещё рано об этом думать.

— А что делать, если моего мертвеца одолели? — спросил Ален. — Я могу его повторно воскресить?

— А какой смысл тратить ману на небоеспособного мертвеца?

— Ясно, я понял… глупый вопрос.

— Ладно, с теорией пока хватит… Начнём практику.

Нелес плавно взмахнул рукой в сторону единственного оставшегося на ногах мертвеца и тот упал на землю.

— Я только что забрал из этого зомби свою ману, — объяснил некромант. — Иногда так можно делать, если он выполнил свою задачу, или ты понимаешь, что твоего покойника вот-вот уничтожат. Это позволит сэкономить ману… Подойди к ней.

Ален неспешно подошёл к мёртвому телу, что лежало на земле.

— Сейчас ты попробуешь её поднять.

— Ну, так я точно начну блевать! — недовольно проголосив, Ален слегка наклонился и потянулся к мертвецу…

— Идиот!.. Ты не руками должен её поднять, а с помощью заклинания, балда!

— Так бы сразу и сказал!.. Лучше поконкретней объясни, что я должен сделать?

— Выполни такой же жест с подъёмом рук, который я сделал ранее. И именно в этот момент ты должен влить свою ману в мертвеца. Для начала нужно немного маны, главное не переборщи. А то твой влитый кусок маны отнимет у тебя много жизненной силы, и ты пострадаешь. Начинающего некроманта сможет убить даже неумелое обращение с базовым заклинанием Ортум-Кадав.

— Да, теперь я понимаю, почему некромантия — забытая магия. Всем жить охота.

— Не бойся. Учитывая насколько ты паршиво влил ману в свой Фулгур-Страйк, тебе точно ничего не угрожает.

— Даже не знаю, мне плакать или радоваться от твоих слов… Короче, я вроде всё понял, давай попробую.

Ален развёл руки и начал плавно их поднимать.

— Ортум-Кадав! — произнёс он заклинание.

Труп девушки сперва дёрнул головой и нечеловечески прохрипел. После мертвец весьма быстро встал на ноги, словно он хотел, как можно быстрей послужить своему хозяину и не терпел любых задержек.

Далее этот покойник просто начал смотреть на Алена; долго и непрерывно...

Юный некромант отошёл в сторону, но этот безглазый взгляд последовал за ним.

— Хоть я и знаю, что сам её воскресил, но мне от этого не легче, — прокомментировал Ален. — Одно дело, когда ты смотришь на покойника, но, когда живой покойник смотрит прямо на тебя, это самое жуткое чувство на свете.

— А представь, какого будет твоим врагам. Особенно когда мертвецы не просто будут на них смотреть, а захотят убить. Для них это будет равносильно тому, что сама смерть пришла лишить их жизни… Транс-Ортум-Кадав!

После прозвучавшего заклинания, останки поверженных мертвецов, что доселе лежали на земле, вдруг начали кружиться в воздухе и соединяться воедино. По завершению это было гнилое создание высотой с двух лошадей.

— Что это за херня?! — ошарашенно провопил Ален.

— Это “Некроголем”. Я создал его в качестве тренировочного пугала.

— Ни хрена себе пугало! Оно способно положить целый отряд пехотинцев! Это ты так выпендриваешься?

— Не хочу вдаваться в подробности, но так я смогу лучше понять: насколько силён твой воскрешённый мертвец. Давай… прикажи своему зомби атаковать моего Некроголема.

— Мертвячка, в атаку! — воскликнул Ален, бодро указав пальцем на цель.

Но покойник даже не шелохнулся. Он всё продолжал смотреть на своего хозяина, как и раньше.

— Идиот!.. Хотя нет, ведь даже идиот, не станет орать на поле боя, что он собирается сейчас сделать! Я сто раз тебе говорил, что надо использовать мысленные приказы.

— Ты не говорил мне этого! — возразил Ален.

— Нет говорил!

— Ладно-ладно! Сейчас всё будет!.. Не ори.

Юный некромант сосредоточился, после чего он произнес; в этот раз — в уме:

“В атаку!”

Внезапно мёртвая девушка напала на самого Алена. Он едва успел отскочить от этого размашистого смертельного удара.

— Что за дерьмо?! Остановись! Стой! Стой! Стой! — выкрикивал он, отмахиваясь руками и отходя назад от гневного мертвеца.

Но благо он вспомнил, что усопшими нужно управлять мыслями:

“Стой!”

Мертвец замер.

Ален наклонился, сделав руками упор на колени. После он издал очень протяжённый выдох:

— Фу-у-у-у-у-ух!.. Какого дьявола?! Я думал, что они не могут нападать на своего хозяина!

— Балда!.. Это не магия призыва! Я уже говорил, что мертвецы лишь инструменты. А инструмент способен навредить своему хозяину, гений ты слабоумия!

— Ты сам-то понял, что сказал?

— Перед тем как использовать своих мертвецов ты сам должен чётко понимать: что твой инструмент должен сделать и с каким объектом он будет взаимодействовать. А в своей тупой башке ты только приказал ему: “напасть”, но не сказал на кого именно! У зомби нет цели, поэтому ты должен её им дать. Ты стоял ближе всего, поэтому он и напал на тебя.

— А мне было, откуда это знать, а?.. Из тебя учитель как из свиньи лебедь.

— Если я свинья, то ты безмозглый камень.

— Да иди ты в задницу! У меня просто нет опыта в этой магии!.. Вот увидишь, я и тебе смогу рожу набить!

Внезапно мёртвая девушка ринулась в атаку сама-по себе. Она бежала очень быстро и в сторону Нелеса. Тот едва успел отдать команду:

“Защита!”

Некроголем заслонил его своей большой лапой. Но когда усопшая девушка приблизилась, то она одним размашистым ударом снесла лапу гиганта, и далее, даже не остановившись на этом, она приготовилась напасть на самого Нелеса...

— Порта-Кадав! — произнёс тот.

Перед яростным покойником открылся чёрный портал, который тут же засосал его в себя. Вскоре такой же портал открылся где-то наверху. Мертвец Алена стремительно вылетел оттуда и, упав на землю, он разбился на множество мясных кусков.

— Дурак, я же сказал, что нельзя вливать много маны в мертвеца! — недовольно проворчал Нелес. — Тебе жить надоело?

— Я не вливал много маны!

— Кончай врать!

С этими словами некромант подошёл к Алену и начал местами задирать и опускать его одежду, чтобы отыскать на теле язвы.

— Как ты себя чувствуешь? Зрение не притупилось?

— Да всё нормально! Я же сказал, что влил немного маны; примерно столько же, сколько я вливал в свой Фулгур-Страйк.

— Не может этого быть!

В результате некромант не смог обнаружить ни единой язвы на теле Алена. Но даже после этого он застыл с обеспокоенным взглядом на парне в ожидании, что тот вот-вот свалится на землю...

— Почему ты так на меня смотришь, Нел?

— Жду, когда ты помрёшь. Обычно это происходит не сразу.

Так прошло добрых три минуты.

— Эй, седой, может, продолжим тренировку, а? — потревожил Ален тишину. — Турнир ведь начнётся через неделю.

— Скажи Ален… У тебя хоть раз полностью заканчивалась мана?

— Ну, обычно, когда я тренировал Фулгур-Страйк, то быстрее уставала моя рука от множественных взмахов… Это можно объяснить тем, что я действительно плохо вливаю ману в выстрел. Но один раз я смог потратить ману полностью, когда пытался применить магию молнии и магию воды одновременно. Так я тренировался один день, а потом потерял сознание. А что?

— Просто я на секунду подумал, что твоё сердце было изменено на Осколок Багровой Слезы, что даёт тебе неограниченный запас маны.

— Что? Ты о чём вообще?

— Неважно. Ведь подобное точно невозможно. Твой разум был бы легко замутнён чужой волей. Я бы это понял.

— Так почему же мой мертвец напал на тебя без моего приказа, да ещё так жёстко?

— Существует категория магов, у которых во время сотворения заклинания вливается не только мана, но и эмоции, они способны значительно усилить заклинание. Эмоции — тоже энергия. И так получилось, что твой мертвец как бы не выполнял приказ: «напасть на меня», а был заражён твоей волей и напал на меня, чтобы её исполнить. То есть, он “захотел” на меня напасть.

— Ты же говорил, что они всего лишь инструменты, которые не могут чувствовать?

— Что ж… А твои мертвецы это могут… Первый раз такое вижу.

— Значит, я могу стать сильным некромантом?

— У тебя есть потенциал.

— А давай сразимся по-настоящему! — внезапно предъявил Ален. — Я уверен, что если бы я напал на тебя тремя таким же мертвецами, то ты бы проиграл.

— Ха-ха-ха! — захохотал Нелес. — Ты серьёзно?.. Поверь с моим запасом маны, мне было бы достаточно использовать одно заклинание из школы стихий, чтобы уничтожить и тебя и всех твоих мертвецов… И да, на будущее: школа стихий является основной угрозой для твоей некромантии. Хорошая атака по площади и твоих мертвецов больше нет.

— Ну, так сразимся друг с другом только с помощью некромантии… Или ты боишься проиграть новичку, Нел?

— Хм-хм… ладно, сразимся — сказал бы я… Но знаешь в чём загвоздка… ты уже проиграл.

— Что? Ты о чём?

Вдруг к шее Алена прислонилось лезвие ржавого кинжала. По запаху тот сразу понял, что позади стоит мертвец.

Он слегка, насколько позволял кинжал у шеи, повернулся к противнику. То был мертвец-воин; в доспехах и шлеме. А позади него стояло ещё шесть таких усопших воинов.

— Когда… когда ты успел всех их воскресить?! — в громком удивлении спросил Ален. — Я не вижу других открытых могил!

Мёртвый воин отошёл от Алена.

— Смерть должна настигать внезапно, — произнёс Нелес.

— Это не ответ! Откуда ты взял этих мертвецов?

— К этому мы ещё вернёмся, а пока ты должен тренировать базовый Ортум-Кадав.

— А ну-ка постой, постой!.. Я абсолютно уверен в том, что ты не произносил заклинание для воскрешения этой толпы покойников… Как такое возможно?

— А мне и не надо произносить заклинания.

— Но ты же недавно произнёс Ортум-Кадав, чтобы призвать тех покойников в начале нашей тренировки?

— Я сделал это лишь для того, чтобы всё тебе показать, балда!.. У тебя есть свои плюсы в использовании некромантии, и у меня тоже они есть.

— Да кто же ты, блин, такой?

— Чем больше вопросов, тем короче жизнь.

— Ты повторяешься намного чаще, чем петух.

— Но видимо для того, чтобы ты всё понял и этого мало. Слабоумный Ален.

— Всё я понимаю! Не ворчи, старый пень!.. Давай продолжать тренировку.

Целый день Ален тренировал заклинание Ортум-Кадав. Его мысленные команды, отдаваемые мертвецам, стали лучше и более отчётливее. Он даже немного привык к их запаху и виду, так как с каждой минутой всё детальнее воспринимал тех как оружие.

Приблизился закат...

— На сегодня достаточно, — произнёс Нелес. — Ты хорошо поработал, Ален.

— Так я же ещё не потратил ману! Давай продолжим!

— Некромантия действительно может стать увлекательной, но и… смертельной. Если продолжим, то твоё тело начнёт страдать. Запомни, если ты устанешь на поле боя, то сразу отступай. Эта не та школа, где ты можешь сражаться до упора. Усталость — это смерть.

— Понял… А скажи, нам не влетит за то, что мы здесь насвинячили? Ведь эти могилы кто-то же посещает. Представь: пришёл ты на могилу, чтобы навестить умершего родственника и видишь, как он валяется на поверхности с оторванной головой.

Нелес поднял руки и, направив ладони вниз, он резко их опустил.

Все человеческие останки поднялись над землёй и зависли в воздухе, после чего они стали собираться в целостных покойников. Далее неведомая сила притянула их назад в могилы. Даже земля накрыла мертвецов своим толстым одеялом. По завершении эти могилы выглядели нетронутыми; от слова: совсем.

— Как ты это сделал?! Я понимаю, что управление конечностями мертвецов, это, по крайней мере, похоже на некромантию. Но почему и земля вернулась на своё место?

— Эта была смесь некромантии с магией аркана.

— Магия аркана… впервые слышу о ней.

— Я не удивлён, ты же Слабоумный Ален… Тебе есть куда пойти?

— Конечно! Для всех участников турнира подготовили покои в Арцемальфе. Так же там полно еды, чтобы мы могли восстанавливать ману во время тренировок.

— Тогда жду тебя здесь завтра с восходом солнца.

 

Но на следующий день Ален прибыл намного раньше обозначенного времени. Нелес даже не успел проснуться, как молодой парень начал барабанить по его двери. Некромант сперва подумал, что начался сильный дождь, так как к нему очень редко кто-то заходил в гости. Но вспомнив вчерашний день, он поднялся со своей изъеденной клопами койки.

Снова кладбище и снова тренировки с воскрешением мертвецов. В этот раз юному некроманту было гораздо проще тренироваться; вчерашний день явно пошёл на пользу: меньше выброшенной наружу еды и больше опыта в подчинении усопших.

Турнир должен состояться через шесть дней. И всё это время Ален посвятил практике. Осталось только опробовать весь полученный опыт в реальном сражении.

— Ну так что, Нел, ты пойдёшь на турнир со мной?

— Зачем, это?

— Поболеть за меня, я же твой ученик!

— Сдался ты мне! Иди уже, а то опоздаешь к открытию… И… удачи.

Ален улыбнулся и ушёл. Эту улыбку он сохранял очень и очень долго; даже когда пришёл на место.

Сама арена для битв была расположена немного дальше от крепости Арцемальф; на открытом воздухе. Большой и гладкий круг из твёрдой земли являлся центром. Его окружала невысокая трава и деревянные лавочки в несколько ступенчатых рядов; их общая высота превышала десяток лошадей.

Но одна из деревянных конструкций была выше прочих — небольшая башня, на которой располагался трон, окрас которого, был поделён на два цвета: синий и красный. На нём сидел какой-то старый человек. Длинная седая борода и такие же пепельные волосы, доходили до лопаток. В основном его роба имела серый цвет, но кое-где проступали и бледно-красные оттенки. Казалось, она была велика для него, так как в несколько слоёв собралась у ног. Голубые глаза этого человека смотрели на арену так пристально, что можно было почувствовать его силу воли, но эти очи не были наделены пламенем, а скорее чем-то крепким по структуре, как пара сапфиров в ясный солнечный день. Старец упирался кулаком в бородатую щёку, словно он не один десяток раз, проводил подобные турниры и не ждал ничего нового и от этого. Другая же рука удерживала длинный белый посох с крупным разноцветным камнем наверху, который надёжно оплетали белые отростки.

Все места заполнены зрителями. Но желающих посмотреть на состязание было около тысячи человек, поэтому некоторым приходилось наблюдать стоя, или вовсе наполовину свисая с деревянных балок подобно обезьянам. Когда сами участники турнира поочерёдно стали заходить внутрь арены, толпа взрывалась в поддержке. Свисты, барабаны и одиночные выкрики имён, половина из которых была адресована Тимуру, потомку Первого Архимага.

Но никто и словом не обмолвился об Алене. Видимо даже среди обычных людей он был никем. За спиной он нёс плотный мешок, а лицо парня выражало самодовольство.

Дополнительные атрибуты были и у других участников турнира: кольца, амулеты и жезлы, скорее всего юные маги зачаровали их до битвы, чтобы получить преимущество.

Ученики начали вставать в один ряд лицом к тому старцу с посохом. Среди мелькающих лиц, Ален заметил Тимура и его шайку. Потомок Первого Архимага заметил его в ответ и внезапно повеселев, заговорил:

— Эй, Слабоумный Ален, может тебе лучше стать тупоголовым воином, а не магом. Мой дед был воином. Он рассказывал мне, как однажды в походе он мочился и гадил в свои доспехи три дня подряд. Эта участь тебе больше подходит, Слабоумный Ален. Тебе даже не надо знать, как пользоваться горшком — твоя броня всё сделает за тебя.

Окружающие участники захохотали.

Вдруг лицо Тимура потеряло улыбку и сменилось на омерзение. Он начал принюхиваться.

— Чем это так воняет?

— Моей победой, — самодовольно ответил Ален.

— Ты что, решил победить на турнире с помощью вони? Очень на тебя похоже, Слабоумный Ален. А что в мешке? Тухлое мясо, которым ты будешь в нас кидаться?

— Можно и так сказать.

Этот ответ разозлил Тимура, так как Ален не поддался на его провокацию. Гневно дёрнув щекой, он встал к остальным ученикам. Этот угрожающий крепкий взгляд не отлипал от Алена ещё секунд десять, в то время как сам юный некромант не терял блеска своей самодовольной улыбки.

— Меня зовут Дориан, — произнёс мужчина, что бодро вышел в центр арены, у него были бледно-зелёные глаза, источающие много энергии. — Я буду судьёй на этом турнире!.. Правила очень просты: победа засчитывается, когда соперник потерял сознание, не может продолжать битву, сдался или погиб! Разрешена абсолютно любая магия, и даже использование зелий или зачарованных предметов! Но только, если вы сами наложили на них чары; помощь со стороны — запрещена и наказуема изгнанием обоих из Арцемальфа! Под пристальным надзором Третьего Архимага бесполезно мухлевать!.. — сказал он, указав рукой на того старца, что сидел на возвышенности. — Самим же ученикам разрешён любой обман или уловка. Для победы используйте не только свою ману, но и ум… Помните, у вас есть только два поражения, при наступлении которых вы выбываете из турнира, так что… юные маги… удачи всем вам!

Оратор быстро отошёл, толпа вновь взорвалась, колотя по трибунам, крича и насвистывая. Все ученики синхронно сделали три шага назад и замерли, словно чего-то ожидая.

Архимаг встал со своего небольшого трона и произнёс, взмахнув рукой:

— Ареа-Протема!

Вокруг большой земляной арены с пронзающим звуком появился куб. Со временем он стал почти полностью прозрачным. Это было что-то наподобие невидимых защитных стен, цель которых: оградить наблюдателей от магической битвы. Поэтому соперники могли сражаться во всю силу при этом, не боясь задеть окружающих.

Исполнив заклинание, Архимаг стукнул нижней частью посоха и вдоль его деревянной башни развернулся большущий тряпочный лист, где были отображены участники и их соперники в первом туре.

“Ф-ф-ф-у-у-у-х-х, повезло! Мой первый соперник не Тимур”, — подумал Ален.

— И так! — вновь заголосил судья турнира. — Первые два ученика из списка… на арену!

Это была какая-то девушка и один из приспешников Тимура. Когда те прошли через почти невидимый барьер, то он легонько всколыхнулся, будто рябь на воде, а после затих.

— Уделай эту девку, Рудольф! — поддержал Тимур.

— Легко! — ответил тот, с улыбкой встав напротив девушки.

Судья подошёл к двум дуэлянтам и сказал:

— Я повторю правила. Никакого жульничества. Победа засчитывается, если ваш соперник сдаётся, не может продолжать борьбу или у него закончилась мана. А также в случае гибели оппонента. Всё понятно?

— Понятней некуда, — ответил Рудольф.

— Да, я всё поняла, — добавила девушка.

— Хорошо. Произнесите клятву перед богами и можете становиться на боевые позиции.

Двое участников начали говорить в унисон:

— Я учувствую в Магическом Турнире Среди Новичков, чтобы чествовать дар богов, чтобы стать ещё сильнее и ослабить бремя телесных оков. Я — ваш сосуд силы, и перед лицом Архимага — намерен я добиться вашего блага. Пусть дарованная магия поможет мне одолеть врагов. Ибо я отдаю себя на попечение богов.

— Хм… теперь понятно, почему магия, где приносится жертва — такая сильная, — прокомментировал Ален.

Тимур подозрительно на него посмотрел…

Двое участников разошлись и заняли свой край арены. Они приготовились к сражению.

— Начали! — судья дал разрешение.

— Реджект-Протема! — воскликнула девушка, соединив перед собой предплечья.

Вокруг неё образовалось шарообразное защитное поле. Его основной цвет был прозрачно-бурым, но где-то в нём проплывали какие-то отдельные красные и тёмные туманности.

— Ага, значит, будешь защищаться? Так ты потратишь всю ману, дура, — самодовольно произнёс Рудольф. После его лицо стало серьезным, и он произнёс атакующее заклинание: — Аква-Страйк!

Над его ладонью сформировался водный шар размером с большой арбуз. После чего он взмахнул рукой в сторону оппонентки и водный снаряд с большой скоростью вылетел в её направлении.

Вода звучно столкнулась с бурым щитом, и разлетелась на множество каплей. Сам же щит всколыхнулся; на секунду став более прозрачным. Но девушка вновь напрягла сомкнутые предплечья, и щит вернул свой прежний цвет.

— Что такое… тебе с трудом удалось сдержать даже первый удар? — насмешливо произнёс тот. — Так ты долго не протянешь… Аква-Страйк!

Парень выпустил второй водный шар, и ситуация повторилась. Далее последовал тритий и четвёртый...

— Что ты делаешь, идиот?! — в смятении крикнул Тимур на своего подручного. — Прекрати хернёй страдать!

Но тот, будучи увлечённый скорейшей победой, его не слышал. Или рёв толпы заглушал эти одиночные крики.

— Ты оглох, Рудольф?! Ты что не слышал, какое заклинание она произнесла?! Это не просто защитная магия!

Рудольф всё продолжал лупить по щиту девушки водными шарами. Ей приходилась не сладко. После каждого попадания она каждый раз вливала много маны, чтобы восстановить свою защитную сферу.

— Некоторые недооценивают водную магию! — говорил он. — Но знаешь, на что способен обычный Аква-Страйк? При удачном попадании в голову он может сломать тебе шею. Или превратить твоё лицо в кровавое месиво… Как думаешь, что именно из этого произойдёт, когда твой щит развеется?.. Лично мне бы не хотелось портить твоё милое личико.

— Что случится, спрашиваешь? — внезапно улыбнувшись, сказала она. — Я думаю, ты сам сможешь ответить на этот вопрос.

— Ха-ха-ха! Ты смотри, а?.. Всё ещё рыпается!.. Аква-Страйк!

По щиту ударил очередной водный шар. После чего девушка сразу раздвинула локти, но, при этом, не отрывая друг от друга кистей. Вместо этого они соединились в замке. Далее она подняла эту связку и сымитировала что-то типа удара двумя руками.

Её щит тут же погас. И из его прежней позиции извергся очень мощный и объёмный поток воды.

Рудольфа снесло с места, будто сильный плевок, сшиб комара. Он даже вылетел за пределы арены и врезался в защитный барьер. Парень потерял сознание и сломал очень много костей; в большинстве — это были рёбра.

Толпа затихла. Они не поняли, что произошло…

Затем все быстро поднялись со своих мест и начали вовсю голосить; их смятение обратилось в очень бурные овации. Это было не только зрелищно, но и неожиданно.

— У нас есть победитель! Вот это да!.. — воскликнул судья. — Турнир только начался, а тут такое!..

Оратор подошёл к поверженному Рудольфу и, коснувшись его торса ладонью, он произнёс:

— Исцеление!

Бело-жёлтый свет окутал тело парня целиком. Поиграв на нём буквально несколько секунд свет отступил.

Рудольф очнулся и так быстро поднялся на колени, словно его шарахнуло водой ещё раз, он не сразу понял, что уже проиграл.

— Ого, он мгновенно исцелил его от таких ранений! — сказал Ален в удивлении.

— Ты со мной говоришь? — спросил парень, что стоял справа от него. На нём были доспехи и шлем. Так же его броню украшал чёрный плащ, который носили все ученики.

— Ну да, получается, что я говорю с тобой… Кто он такой, вообще? Я много раз его видел в Арцемальфе, но…

— Ты что, это же Дориан! Правая рука Архимага! У него 9-й магический ранг!.. Ты… как такое можно не знать? Может ты доносчик из инквизиции? И чем это так воняет?

— Смертью, — пафосно ответил Ален… — Эй, скажи, а зачем тебе доспехи?

— Скоро узнаешь… ты же тот самый “Неумеха Ален”, да?.. В первом туре мы будем сражаться друг с другом.

— А, вот оно как!.. Ну, тогда удачи… она тебе понадобится, друг.

Парень в броне медленно посмотрел на Алена, а затем его шлем вновь направился в сторону арены.

Судья подошёл к подножию вышки, где был список участников. Рядом с ним находилась кисть длинной по локоть. Дориан взял её, макнул в чернильницу и вычеркнул имя “Рудольф”. Имя “Кристина”, что было по соседству, он не тронул.

Побеждённый парень с опущенной головой подошёл к Тимуру и тот сразу же начал причитать:

— Идиот! Ты что не можешь отличить заклинание: “Протема” от “Реджект-Протема?” Мне не нужны слабаки!.. Убирайся!

— Но я думал, что мы друзья… — произнёс Рудольф. — Я ещё могу победить! У меня осталось ещё одно поражение! Я проиграл потому, что не был внимателен!

— Именно, ты не только слабый, но ещё и тупой!.. Пошёл вон!.. Видеть твою рожу не хочу! Даже рядом со мной не стой, понял!

Рудольф выдохнул и подобно плавному призраку улетел прочь. Он подошёл к какому-то человеку постарше и тот сразу же начал трепать парня за шкирку, при этом голося:

— Как ты мог проиграть этой бабе? Я учил тебя побеждать!

— У меня ещё есть шанс! И я усвоил сегодняшний урок!

— И какой же урок ты усвоил? — громко спросил мужчина, дёрнув парня за шкирку.

— Нельзя радоваться победе пока ты ещё не победил. И я был слишком невнимательным.

— Дурак!.. Во-первых, ты не должен был использовать магию воды — созидание более плотных структур тратит гораздо больше маны! И во-вторых, ты должен запомнить кое-что раз и навсегда: у твоего противника всегда есть план! Слышишь меня? Всегда!.. Если бы ты задался вопросом: “почему мой противник только обороняется”, ты бы точно раскусил её задумку!

— Да… я всё понял, отец.

— Да начнётся же вторая битва! — громогласно произнёс Дориан. — Следующие участники на арену!

Два парня встали друг напротив друга.

У одного под плащом были заметны какие-то нашивки, представляющие собой маленькие кармашки, в каждом из которых находились склянки с зельями. На его голове оседал капюшон цвета песка. Рот закрывал длинный изодранный шарф.

У второго на шее висел амулет. Он не был спрятан под одеждой, а наоборот выставлялся всем на обозрение.

— Эй, Тихоня, хочешь я дам тебе один совет? — заговорил второй.

— Валяй, — холодно ответил тот, глядя куда-то в землю.

— Наша битва пройдёт следующим образом. На моей шее висит зачарованный амулет, который вдвое снижает силу магии одной из школ. Но, какой именно?.. Когда ты сделаешь свой ход, я нападу. Другими словами, если ты ошибёшься — то проиграешь.

— Хорошо, спасибо за совет, — без эмоций ответил тот.

— И это всё что ты скажешь?.. Я впервые с тобой заговорил, но уже понимаю, за что тебя называют Тихоней.

Участники произнесли клятву перед богами и разошлись.

— Начали! — огласил судья.

Парень с амулетом развернулся к оппоненту и приготовился контратаковать. Выставив ладонь вперёд, он начал ждать…

Вдруг под его ногами прозвучал едва уловимый звук тресканья стекла. Он посмотрел вниз и увидел там небольшую лужицу фиолетового цвета. Вскоре из неё поволок лёгкий дымок.

— Что это?

Через секунды его одолела лютая слабость. Он даже не мог нормально стоять, его тело само по себе притягивалось к земле.

Сообразив, что это сделал с ним Тихоня, он приготовился использовать заклинание:

— Пирос!

В его ладони лишь вспыхнуло маленькое облачко пламени, и огненный шар не был сформирован.

— Что ты со мной сделал? Куда… куда подевалась вся моя мана? — на этих словах он потерял сознание и упал на землю.

— Невероятно! — проголосил судья. — И это победа! Уж после такого точно никто не назовёт знахарей слабаками!.. Этот турнир полон сюрпризов, мне уже не терпится начать следующую дуэль! Участники третьей битвы на арену!

Бои между участниками шли одни за другими. И вот настала очередь Тимура — своенравного юноши, в крови которого текла кровь Первого Архимага. Перед тем как тот вышел на арену ему по плечу хлопнул какой-то мужчина, тем самым остановив.

Его длинный бархатно-чёрный наряд выглядел очень дорого. На руках множество колец с драгоценными камнями. Волосы длинные, цвета лисьего меха.

— Сын… — сказал он. — Я знаю, что ты готов. Но помни, чему я тебя учил: “Сила — это всё”. Слабакам не место в Арцемальфе. Не сдерживайся лишь потому, что ты на голову превосходишь их. Вместо этого покажи им свою силу, Тимур… Пусть все они знают кто ты.

— Да отец! Им не жить!

— Славно… ступай.

Тимур и его оппонент вышли на арену. Сказав клятву, они разошлись.

— Начали! — огласил судья.

Противник Тимура сразу же взмахнул кверху руками и воскликнул:

— Терра-Мурус!

Перед ним возникла трёхметровая земляная стена, создав тем самым очень надёжное плотное ограждение от дальних атак.

— Хм!.. Сразу видно, когда червяк знает, кого бояться, — прокомментировал Тимур. — На это заклинание ты потратил половину своей маны… идиот.

Вдруг его лицо наполнилось серьезностью, и он резко отошёл в сторону.

На той позиции, где Тимур стоял ранее из-под земли вылез двухметровый земляной штык.

Тимур вновь что-то почувствовал под собой и отошёл. Очередной штык из земли вновь попытался пронзить его.

— Ясно. Ты прячешься за стеной и используешь магию восприятия, чтобы меня видеть. В то время как я сам не знаю, что ты предпримешь, стоя за своей плотной преградой. Используешь две магические школы в бою. Неплохо, будь на моём месте кто-то другой, ты бы точно победил, однако… я — не другие… Не сравнивай меня с этими слабаками!

Тимур отклонил руки в сторону правого бедра и ладонями обрамил что-то наподобие невидимой сферы; правая рука сверху, левая снизу. В центре этой несуществующей формы зародился маленький красный огонёк.

Далее, Тимур сделал три быстрых шага и, выбросив руки вперёд, он прокричал:

— Пирос-Максимум!

Та маленькая красная точка извергла из себя невероятно мощный и широкий поток пламени. Когда это сила столкнулась с земляной стеной, преграда моментально получила несколько трещин. Вдобавок огненная стихия даже не думала утихать. Она давила, давила и давила...

Земляной маг стоял у своего края арены, и поэтому ему становилось жарче с каждой секундой. Создать новый каменный штык он не мог, так как вся мана уходила на поддержание целостности стены. Если она ослабнет, то всё это адское пламя не оставит от его тела даже костей. Напор огня был столь мощным, будто он уже стал чем-то очень плотным. Стена из земли крошилась, и её отдельные отбившиеся от стада куски нещадно обращались в пепел.

Заклинания класса: “Максимум”, требуют от заклинателя постоянной подпитки маны. Однако её запасов у Тимура было очень много и вместо того, чтобы держать напор на одном уровне он его наоборот увеличивал. Со временем пламя становилось только горячее и горячее. Его соперник чувствовал это на своей шкуре.

— Хватит!.. Хватит!.. — тревожно проголосил тот.

Но Тимур не останавливался…

— Ты победил!.. Я сдаюсь!.. Судья остановите бой!

Пламя, будто живое, протиснулось в щели земляной стены, и в одно мгновение уничтожило её, почти взорвав.

Даже после того как Тимур пробил защиту своего оппонента он продолжал давить огнём, словно хотел убить того, кто уже сдался.

Сама по себе стихия огня — слабее земляной. Но всё же Тимур сумел одолеть противника таким образом. И судя по всему, он сделал подобное специально. Его отец это хорошо понимал, поэтому вместо осуждения в выборе неправильной стихии он явил горделивую улыбку.

— Перестань, он уже сдался! — крикнул кто-то из толпы. Видимо родственник земляного мага.

Но Тимур прекратил атаку, лишь тогда, когда убедился в том, что этого достаточно для убийства врага. Он опустил руки, и пламя стихло, тем самым позволив всем взглянуть, во что превратилось тело поверженного.

Однако там был ещё кто-то — судья Дориан. Он держал руку перед собой, а позади него на коленях стоял земляной маг, который прикрывался руками и трясся от страха. Он долго не мог понять, что его спасли.

— Что ты делаешь, судья? — холодно спросил Тимур.

— Он сдался до того, как ты решил его убить, — ответил Дориан.

— И что?.. Сгинь, я его добью. Или хочешь стать следующим?

— Ты уже победил, — вдруг сказал голос за спиной.

Тимур резко обернулся — это был Дориан. Непонятно как, но он моментально оказался у него за спиной.

“Как он это сделал? — подумал Тимур. — Я даже не почувствовал изменений в его мане”.

— Нельзя добивать участника, если он уже сдался. На этом турнире допускается только убийство в сражении.

Тимур молча отцепил от судьи свой каменный взгляд и навёл его на Алена, далее замерев. Этот взгляд мог значить только одно: “тебя ждет жестокая смерть”.

А Ален стоял там с напуганным ответным взглядом, ведь он видел, что сотворил этот парень на арене, и этот парень хочет его убить.

Все зрители молчали; никаких оваций или поддержки. Никто не мог поверить, что кто-то из новичков способен на такое. Этот бой позволил всем отметить самого явного и даже единственного фаворита данного турнира.

Тимур закончил сверлить взглядом Алена и ушёл с арены. У второго скопилась в горле слюна и, придя в себя, тот её проглотил.

— Эй, ты идёшь? — сказал его собеседник; парень в доспехах.

— Куда? — спросил тот.

— На арену. Наша очередь сражаться.

— Что, уже?!

— Следующие участники на арену! — огласил судья.

— Вот, блин!

Оба соперника вышли на арену и начали произносить клятву.

— Тимур глянь. Сейчас будет драться тот неудачник, Ален, — сказал один из его приспешников, когда парень подошёл ближе.

Тимур повернулся в сторону арены и вдруг произнёс, обратившись к парню в доспехах:

— Эй, Мальдук… только посмей убить Слабоумного Алена… это должен сделать я.

Парень в доспехах посмотрел в сторону Тимура через свой безэмоциональный шлем, и, не сказав ни слова, плавно отвернулся, так и не дав свой ответ. В этом жесте будто читалось: “Да, ты сильный, но не смей мне приказывать”.

— Тебя тоже раздражает Тимур, да? — спросил Ален.

— Он слишком много о себе возомнил. Возможно, Тимур действительно сильнейший среди новичков, но всегда есть, рыба покрупней. Однажды высокомерие погубит его.

— А я думаю, что он такой из-за своего отца. У меня нет отца, поэтому некому управлять мной.

Оба участника заняли свой край арены. Мальдук стукнул тяжёлыми кулаками друг об друга, будто намекая на их применение в битве.

Ален же скинул с плеча свой мешок, что всё это время носил с собой. Опустив его на землю, парень начал массировать своё освободившееся плечо.

— Начали! — огласил судья.

Мальдук сразу произнёс аж два заклинания:

— Лукрум-Ресертис! Опс-Магик!

Его броня сперва приобрела красное свечение, а затем голубое. Два цвета смешались, и осталось только светло-фиолетовое свечение, что далее непрерывно оседало на его доспехах.

“Ой-ёй-ёй! — подумал Ален. — Это магия усиления!.. Он сразу сделал усиление своей брони от прямых ударов, и наложил защиту от магии… Беда, такого хрен пробьёшь. Теперь понятно для чего ему нужны доспехи. И к тому же Лукрум-Ресертис не только защитное заклинание, но и атакующее. Он одним ударом может буквально снести мне голову. Его ни в коем случае нельзя подпускать к себе”.

Мальдук побежал на своего соперника, тем самым подтвердив намерение сражаться в ближнем бою.

“Рано…” — подумал Ален, медленно поднимая руки.

Мальдук пробежал уже пол арены...

“Рано…”

И как только тот приблизился к лежащему на земле мешку, Ален воскликнул:

— Ортум-Кадав!

На всю арену раздался сильный рёв нежити. Из мешка выпрыгнул мертвец, который тут же атаковал размашистым ударом.

Броня Мальдука получила глубокую вмятину в районе торса, и он упал на спину; но сумел остаться в сознании.

Толпа испуганно охнула.

Даже великий Третий Архимаг не смог остаться равнодушным. Его кулак отслонился от бородатой щеки, а голова выпрямилась. Глаза расширились в пристальном взгляде. Выходка Алена явно была для него неожиданностью.

Но воскрешение нежити стало гораздо большей неожиданностью для Тимура. Парень расправил скрещённые руки и сделал шаг назад, несмотря на то, что он стоял от покойницы в несколько сотен метров.

— Аааааа! Это… это моя дочь! — крикнул один из зрителей, указывая пальцем на живого мертвеца.

— Ой, я как-то не подумал об этом, — сказал Ален. — Прошу прощения. У меня, конечно, была идея скрыть её с помощью одежды или брони, но так враги не будут бояться моего мертвеца.

Примерно четырёх из зрителей стошнило на месте. Запах нежити дошёл до их носов и поселился в умах. Ходячий покойник явно был для них в новинку. Он воспринимался как “живая смерть, что обрела телесную форму”.

— Какой поворот событий! — гласно произнёс Дориан. — Кажется, среди участников есть некромант!.. На турнире подобного ни разу не случалось на моём веку!.. И отныне я, маг 9-го ранга и правая рука Архимага нарекаю этого юношу: “Ален Некромант!”

— Что вы делаете, судья, его надо вышвырнуть с турнира! — недовольно провопил кто-то из зрителей.

— Да, верно! Гоните эту нечисть прочь!

— Как вы вообще допустили его к участию!

— Это моя дочь! — слезливо повторил отец.

— Так, подождите! — немного надавив, остановил их Дориан. — Вы забыли правила, дамы и господа? На турнире допускается любая магия. Любая!.. Если выкинуть Алена с турнира, то это будет плевком в сторону богов… — Далее его тон обратился чуть ли не в прямую угрозу: — Вы ведь не хотите разозлить богов, верно?

Толпа умолкла…

— Некромантия — такая же магическая школа, как и остальные, — продолжил Дориан. — Боги дали людям магию. И отрицать магию в любом её проявлении, означает, что вы отрицаете и божественный дар. Это прямое оскорбление богов!

Толпа начала плавно опускать свои полыхающие кулаки, а их взгляды обратились в раздумье...

— И оскорбляя богов с помощью отрицания некромантии, вы являете невиданное высокомерие!.. Да, живые мертвецы вызывают ужас даже у меня. Но мы должны быть выше этого ради порядка.

Толпа расселась по местам и начала молчаливо смотреть на арену. Они не выказывали поддержку участникам как ранее, а просто смотрели, словно заставляя себя.

В это время Мальдук смог подняться на ноги. Нападать он явно не спешил. Парень в доспехах держался за грудь, где была глубокая вмятина, его ноги тряслись от страха. Он смотрел на мёртвую девушку; просто стоял и смотрел; стоял и смотрел…

— Соберись Мальдук! — сказал невысокий старичок с бородой, что сидел среди зрителей. — Помни, чему я тебя учил! Если твой боевой дух ослабнет, то и твоя броня так же потеряет силу!

Дориан подошёл к парню в доспехах и спросил:

— Ты можешь продолжать битву?

— …

— Мальдук?

— Да… я могу.

Когда судья отошёл, парень в броне ещё какое-то время вглядывался в стоящего перед собой мертвеца. Фиолетовый свет его брони уже растерял себя.

— Лукрум-Ресертис! Опс-Магик! — произнёс он два заклинания, и его броня вновь наполнилась магическим свечением.

Резкий выдох и Мальдук ринулся в атаку.

Воспользовавшись своим разгоном, он нанёс удар кулаком в лицо покойнику.

Голова мёртвой девушки отдернулась влево, встряхнув длинными чёрными волосами. Но затем она резко повернулась обратно и очень громко закричала огрублённым голосом. Этот удар практически не нанёс ей увечий. Видимо Ален влил в данного покойника очень много маны.

Мальдук вновь атаковал. В этот раз он сделал два удара: с правой руки и c левой; так же в голову. При этом его самого заносило в соответствующем направлении, так как он бил, используя вес своего тела. Но, тем не менее, мертвец, так же как и раньше лишь пару раз вскинул головой, и не более.

Не успев ощутить замешательство, Мальдук тут же получает ответный удар от мёртвой девушки. Благо в этот раз он успел прикрыться руками. Гнилой кулак впился в железные наручи, и парня отвело назад на несколько метров, однако он сумел устоять на ногах. Руки под его бронёй получили очень сильные ушибы и едва не сломались.

“Против такого противника нельзя сдерживаться, — подумал Мальдук. — Я хотел использовать это заклинание для финала… Прости меня… дедушка”.

Парень в доспехах встал в ровную стойку и стукнул друг об друга кулаками — далее удерживая их на месте.

— Лукрум-Каро! — произнёс он заклинание.

Где-то под его бронёй заиграло белое свечение, которое вскоре успокоилось и осталось там. После чего Мальдук снова сделал набег на Алена. Но в этот раз он двигался в пять раз быстрее.

Когда тот нанёс удар по мертвой девушке, то её отдёрнуло назад гораздо сильнее, чем ранее, и та сделала шаг назад.

Ещё удар — и шаг назад. Голова покойника повредилась.

Ещё удар; после каждого, Мальдук наступал и наносил очередной удар...

Ален приказал мертвецу резко обойти противника и нанести удар в слепую зону, так как тот носил шлем. Но Мальдук почти моментально перекрывает ей путь и наносит очередной удар. Видимо возросла не только его сила, но и ловкость.

Покойник попытался контратаковать. Парень в броне легко увернулся и сам контратаковал, нарисовав на гнилой плоти очередной кратер. И внезапно, вместо того чтобы в очередной раз ударить ошеломлённого мертвеца, Мальдук очень сильно оттолкнул его от себя. После чего он с большой скоростью побежал в сторону самого Алена.

Тот испуганно пошатнулся.

“Чёрт возьми!.. Он убьёт меня, если хоть раз ударит! — пронеслась цепь мыслей в голове Алена. — Он точно не собирается сдерживаться! Страх прикажет ему бить со всей силой!.. Я не хочу умирать! Помогите!”

Вдруг Мальдук получает очень сильный удар в спину и его бег сменяется на тяжёлые шаги. А затем мёртвая девушка с воплем хватает его за железный воротник и отшвыривает назад: прочь от Алена. Парень, облачённый в грузные доспехи, сумел пролететь примерно пять метров, и с громким звоном рухнул на землю.

“Как… как это произошло? — подумал Мальдук, с трудом пытаясь подняться на ноги. — Его мертвец каким-то образом смог догнать меня и отшвырнуть так далеко. Раньше у него не было таких явных приливов сил… как это понимать?.. Я очень плохо изучил некромантию; не думал, что кто-то на турнире будет её использовать… Мне лучше прекратить попытки нападения на самого Алена. Вместо этого я лучше сосредоточусь на уничтожении его оружия”.

Воспылавший решимостью Мальдук схлестнулся в ближнем бою с мертвецом Алена. Он почти сразу начал доминировать. Тяжёлые удары, как и ранее, теснили противника. Однако потом что-то в этом противостоянии изменилось.

Ален начал замечать, как от его покойника вдруг стали отпадать крупные куски гнилой плоти. Он не понимал, почему это происходит, ведь того количества маны что он влил в своё оружие, более чем достаточно, чтобы сражаться с врагом на равных. Но со временем до него всё же дошло: Мальдук уже бил не кулаками, а боковыми сторонами ладоней. И при таком усилении его руки были намного острее любого топора.

Мёртвая девушка лишилась руки. А затем: части плеча.

Один… два глубоких пореза.

И ещё порез.

Парень в доспехах резко нагнулся и взмахом руки срубил ногу мертвеца. Тот упал.

Далее: ловкий перекат и голова была отсечена от тела. Усопший перестал подавать признаки движения…

Толпа зрителей никак на это не отреагировала. Они будто смотрели не на поединок, а вглубь самих себя — это были просто силуэты. Но всё же некоторые из них ощутили облегчение от того, что мёртвое снова стало мёртвым. Тем не менее — не до конца. Они думали, что тот бездвижный покойник лишь притворяется умершим и в любой момент может снова подняться. Теперь для них вообще любой из мертвецов мог восстать. Они по умолчанию и по определению — потенциально живые, каждый из них.

Мальдук не спеша поднялся из приседа.

— Сдавайся, Ален, — сказал он. — Твой клинок затупился… Ты отлично понимаешь, что будет, если я тебя ударю. Я бы этого не хотел.

Чтобы его слова приобрели вес, он начал подходить к Алену...

Но сделав всего несколько шагов, парень внезапно остановился…

Ощутив, что его ногу кто-то удерживает, Мальдук посмотрел вниз и назад: Покойник всё никак не желал оставаться мёртвым.

“Что за бесполезные потуги?”

Сделав шаг, Мальдук просто разорвал эту телесную цепь; после он снова начал идти к противнику…

— Ортум-Порта-Кадав! — быстро произнёс молодой некромант. А затем он повторил это заклинание ещё три раза.

“Что он затеял? — спросил себя Мальдук, резко остановившись. — У него же больше нет мертвецов”.

Неожиданно кто-то схватил его со спины. Этот кто-то вопил и шипел; прямо как нежить. Вместе с этим Мальдук ощутил ядрёную волну трупного аромата.

Он начал дёргался в пытке высвободиться — и у него это получилось. Обернувшись, тот увидел ходячего мертвеца, однако это уже был совсем другой труп — парень.

“Откуда?.. Откуда ты взялся?”

Вдруг на него ещё кто-то напал. Едва ли он успел ощутить прикосновение к своим ногам, как их резко отдёрнуло назад. Мальдук потерял опору и рухнул на живот. Сверху посыпались множественные удары, что нещадно проминали его доспехи. Но даже под их градом тот сумел откатиться в сторону и далее встать на ноги.

Он резко направил свой шлем в сторону того места, где его награждали ударами. Там стояло уже два мертвеца.

“Как вы здесь оказались, вашу мать?!.. Что… что происходит?”

Ещё один удар в спину.

Парень в доспехах некоторое время не мог дышать.

Собравшись с силами, он развернулся и нанёс удар этому обидчику. И он подействовал — нежить отвело на несколько шагов. Но взамен парень получил ответный удар в правый ряд рёбер, отчего он болезненно простонал.

Мальдук попытался ответить своему врагу. Однако парень не успел сделать даже шага, как ему прилетел ещё удар в спину. Приняв боль, он запоздало вскинул руку назад, чтобы задеть этого грязно сражающегося мертвеца. Но врага там уже не было, и как наказание за промах Мальдук получил ещё удар. Затем ещё, и ещё…

Со временем его сопротивление стало выражаться не в качестве ответных ударов, а в виде беспорядочных и неточных отмашек. Словно он, будучи увязшим в болоте сражался с комариным водоворотом. В его голове — враг был повсюду.

И тут влетел удар под рёбра. Мальдук хотел ответить ленивой отмашкой, как вдруг его ноги вновь отдёрнуло назад. Он снова оказался на земле.

Усопшие лупили его, что есть сил. Они вопили, словно смеясь над его гибелью. В их пустых глазницах не было жалости и состраданья. Смерть, заточённая в плоть, жаждала убить обычного человека. Против такой неописуемой враждебности Мальдук не мог ничего поделать. Его броня уже стала походить на помятый фрукт, и она постепенно теряла свой магический свет от усиливающих заклинаний. Он лежал на спине и закрывал шлем руками. Над ним мелькали агрессивные вопящие лица мертвецов. Они били и били; били и били… Полученные сквозь доспех ранения вызывали такую сильную боль, что даже трупная вонь оставалась где-то очень далеко.

И вдруг, где-то на фоне омрачённого сумерками небом, появился абсолютно чёрный круг с фиолетовой огранкой по контурам. Это был портал. Через секунду оттуда выпал очередной мертвец. Его руки были сцеплены в замок и подняты над головой, словно он приготовился ударить.

И со всей скоростью от падения он нанёс удар двумя руками прямо по зашлемованной голове Мальдука. Парень в ту же секунду потерял сознание.

Последовала длительная пауза. Ален приказал своим мертвецам отойти от противника...

— А… победа! — придя в себя от шока, огласил судья. — Ален Некромант победил! Какой невероятный бой!.. Это достойное завершение первого тура!.. Все участники могут расходиться! Следующий тур состоится через два дня! Воспользуйтесь этим временем, чтобы как следует отдохнуть!

Зрители и участники начали расходиться, но они делали это молча. “Мертвецы ходят среди людей” — эта мысль занимала большинство голов, обрекая тех на ночные кошмары в эту ночь.

Дориан исцелил Мальдука. Тот начал подниматься на ноги так спокойно и медленно, будто уже давно смирился с поражением.

— Извиняй, что я тебя напугал, — произнёс с улыбкой Ален, что подошёл к ним. — Но мы же, в конце-то концов, соперники.

— Не извиняйся, — ответил Мальдук. — Это твоя заслуженная победа. Не смей думать иначе. Так ты только оскорбишь чувства проигравшего. Я сражался с тобой в полную силу… Не думал, что мне придётся раскрыть все свои возможности в первом туре.

— То же я могу сказать и о себе!.. Я хотел использовать “порталы нежити”, чтобы надрать зад Тимуру. Увы, теперь он всё видел.

Вдруг Ален схватился за живот и упал на колени. Его лицо выражало боль. В этот момент мертвецы, что стояли позади, потеряли подпитку с помощью маны и безвольно рухнули на землю.

Судья поспешил к нему, чтобы вылечить...

— Дориан! — запретительно воскликнул Архимаг. — Ты хочешь убить его?

— Точно! Я забыл. — После Дориан сочувствующе посмотрел на юного некроманта и добавил: — Извини Ален, я не могу тебя излечить. Любые заклинания света будут наносить вред твоему телу. Тебя сможет излечить лишь другая некромантия.

— Я в порядке, — с улыбкой сказал Ален. — Я использовал не так много маны, чтобы серьёзно пострадать.

— Использовал не так много маны? — удивлённо спросил Дориан. — Судя по вашей битве так и не скажешь.

— Стой! А если я выиграю в этом турнире Кольцо Исцеления и надену его — оно не убьёт меня?

— Нет. Оно использует силу природы. Постоянно собирая её извне, Кольцо Исцеления направляет эту силу на тело, чтобы исцелить… А, понятно. Хочешь объединить это кольцо со своей некромантией… умно.

Где-то поодаль стоял Тимур. Он смотрел на Алена. Его взгляд ничего не выражал… Подняв руку к лицу, он посмотрел на неё. Та сильно тряслась. И сжав её в кулак, Тимур закрыл глаза...

Под действием умственной концентрации дрожь начала униматься...

Потом его кулак разжался, и рука плавно опустилась… Открыв глаза, словно вернув своему сознанию остроту, он ушёл.

 

На следующий день. Хижина Нелеса Морха...

— Нет, ты должен нормально освоить Ортум-Порта-Кадав! — проворчал Нелес.

— Ты не видел, как сражается Тимур! Он настоящее чудовище! К тому же это самое чудовище знает про мои порталы!.. Если нас поставят во втором туре — мне конец! Тимур недвусмысленно говорил, что хочет меня прикончить!

— Тебе ещё рано изучать новые заклинания из школы некромантии. И тут дело не только в умениях — сама твоя душа должна привыкнуть к этим заклинаниям. Поспешишь — и нахватаешься Скверны… Я бы подробно всё рассказал, но ты всё равно ничего не поймёшь; ты же Слабоумный Ален.

— Ну, скажи хотя бы простенькое заклинание!.. Твой Ортум-Порта-Кадав помог мне победить очень сильного противника, но теперь Тимур знает про него! Мне нужно что-то новое!

— Ещё бы ты не победил!.. Ведь я создал это заклинание, не один из некромантов на него не способен — а тебе новое заклинание подавай. Невежда, да ещё и тупой! Вместо того чтобы улучшать то, что дало тебе победу, ты просишь что-то новое!.. — Нелес продолжительно выдохнул и его тон понизился. — Я повторюсь: учи Ортум-Порта-Кадав… Следующий тур состоится через два дня. Этого времени слишком мало чтобы ты успел изучить и закрепить новое заклинание. Не стоит драться в реальном бою с оружием, которое ты только что взял в руки. Тебе остаётся только полагаться на уже проверенные методы.

— Но весь смысл порталов нежити во внезапном нападении! А когда внезапность уже потеряна, то как мне, блин, сражаться теперь, а?

— Ты должен рассчитывать не только на своих мертвецов, но и на свой ум. Улучшай скорость создания порталов. Если твой враг ждёт удара, то ты должен сделать так, чтобы он не успел от него защититься.

— А твои порталы могут перемещать людей?

— Ортум-Порта-Кадав — это усовершенствованное мной базовое заклинание: Ортум-Кадав. Оно перемещает только оживших мертвецов, так что нет, нельзя.

— Скажи, а есть какие-то заклинания, чтобы защитить моих мертвецов от магии стихий? — задал Ален очередной вопрос.

— Хм… понимаю к чему ты… Я слышал, что на турнире, Тимур применил заклинание: Пирос-Максимум… — Далее Нелес начал что-то мямлить, словно для себя: — На это способны только маги 4-го ранга, и то далеко не все… Может быть, этот Тимур — не потомок Первого Архимага, а его реинкарнация?

— Кто?.. Что это за слово такое вообще?

Нелес покинул свои думы и ответил:

— Тебе лучше не знать… Отвечая на твой предыдущий вопрос: да, защита от стихий бы точно пригодилась твоим мертвецам, но с Тимуром всё гораздо хуже… Скорее всего, он будет использовать против тебя не магию стихий, а магию света. Но это неважно, ведь ты не способен защитить своих зомби не от одной из этих двух школ. С магией стихий у тебя проблемы, а магия света; даже защитная, сразу обратит в пыль твоих же мертвецов. Эта магия теперь даже твоему телу может нанести вред.

— Да, судья на турнире что-то такое говорил. Он хотел меня исцелить, но Архимаг ему запретил, сказал типа: “Ты хочешь убить его?”

— Исцелить?.. Тебя ранили на турнире?

— Нет, я слегка переборщил с маной.

— Идиот! Сказал же: не вливать в мертвецов много маны!.. А я-то думал, почему ты такой бледный! У тебя же на лице написано: “Потому что я — идиот, и не умею контролировать ману!”

— Умею я контролировать ману, старый ты пень! Я использовал ровно столько маны, чтобы победить своего соперника!

— Так почему же ты не пришёл ко мне после турнира?.. Ах да… потому что ты идиот!.. Дуй за мной!

С этими словами Нелес встал со стула и вышел за дверь. За ним последовал Ален. Они подошли к одному из деревьев. Нелес коснулся его ствола ладонью. Другую же руку он положил на плечо Алена.

— Ты собираешься произнести заклинание?.. Вслух говори! При мне всегда произноси заклинания вслух!

— Ладно. Если ты помрёшь из-за неумелого обращения с заклинанием, мне же потом меньше головной боли будет… Флексус-Вита!

Зелёные листья дерева вдруг начали иссыхать и опадать, словно внезапно наступила осень. Однако вскоре их уровень разложения превысил данный порог в разы: Листья почернели. И падая на землю, они рассыпались в пепел.

Нелес немного выждал, а затем отслонил руку от дерева.

— Ничего себе! — воскликнул Ален. — Я чувствую себя намного лучше!

— Это заклинание совершает обмен жизненной силой. Я забрал часть жизни у дерева, чтобы передать её тебе.

— А с помощью этого заклинания можно атаковать?

— Только если ты сумеешь ранить своего врага в ближнем бою. Бьёшь его ножом и произносишь заклинание. Подобная мера необходима, так как у людей есть природное сопротивление от вытягивания жизни. Но нанося ему ранение, ты открываешь его выходящий поток.

— Звучит просто!

— Это заклинание требует от некроманта тщательной концентрации. Если ты не сможешь контролировать оба потока — входящий и исходящий, то в один миг выбросишь всю свою жизненную силу вовне. Моментальная смерть.

— А что за потоки такие? Объясни?

— Когда ты ранен, то помимо вытекающей крови и твой жизненный поток начинает слабеть, есть так же и естественная растрата энергии: работаешь и устаёшь, просто двигаешься и т.д. — это и есть исходящий поток. Некромантия всегда использует его в качестве платы. Но другой, входящий поток, служит подпиткой. Чтобы начать забирать жизнь извне — нужна мана. Любое действие со стороны мага, не присущее естественному ходу вещей — тратит ману. То есть: необходимо дополнительное воздействие с твоей стороны. Флексус-Вита — очень сложное умственное заклинание. Ты должен не только полностью чувствовать исходящий и входящий потоки, но и правильно их контролировать. И всё это в пылу сражения.

— Да уж… из того, что ты мне сказал, я и половины не понял.

— Даже, если ты научишься этому заклинанию, то против людей его надо применять исключительно в ближнем бою. А цель некроманта как раз-таки: держаться подальше от противника. Лучше всего его использовать после того как ты нанёс врагу очень мощный некротический удар и тебе понадобилось восстановление.

— Ясно, я понял… мне действительно ещё рано использовать подобные заклинания… Пойду оттачивать Ортум-Порта-Кадав.

Едва ли не шёпотом произнеся эти слова, Ален отдалился в сторону кладбища.

Нелес неслабо удивился его пониманию, он даже немного посочувствовал парню в том, что у того нет времени, чтобы выучить новое заклинание. Далее за этим сочувствием возникло и где-то глубоко зарытое чувство вины из-за отсутствия возможности помочь.

— Ты куда пошёл? — вдруг спросил он.

— Как куда?.. На кладбище же!

— Ты используешь не Ортум-Кадав, а Ортум-Порта-Кадав! Тренируйся здесь! Ты уже можешь чувствовать мёртвые тела на расстоянии, а из-за порталов тебе необязательно находиться рядом с умершими.

— А, точно!.. Я и забыл.

“Хм-хм-хм… И правда, Слабоумный Ален” — едва улыбнувшись, подумал Нелес.

 

За тренировками два дня миновали очень быстро. Участники турнира вновь собрались, зрители наполнили скамейки; в этот раз их было не так много, как в прошлый; мест хватало для всех.

На лице Алена не отображалась самодовольная улыбка, которая у него была в первом туре. Так же у него за спиной отсутствовал мешок.

Архимаг стукнул посохом и под ним развернулся список, где отображался порядок боёв во втором туре.

Напротив имени “Ален” было отображено другое: “Вориан”.

— Почему я должен с ним сражаться? — недовольно проголосил один из участников. Он тыкал пальцем на Алена.

— Так распорядилась сама судьба, — ответил Дориан. — Участники выбираются путём случайной жеребьёвки.

— Нет… Нет! Я не хочу!

— Успокойся, Вориан! Держи себя в руках! — напутствовал кто-то из толпы. — Ален такой же новичок, как и ты!

— Нет, отец! Я не стану с ним драться! — упрямился Вориан. — Судья, поменяйте мне соперника!

— Всё уже решено!

— Нет! Почему я!.. Поставьте мне другого соперника! Любого!.. Абсолютно любого, но только не Алена! Я даже готов драться с Тимуром!

— Вориан! — почти ругнувшись, окликнул его отец. — Бояться — вполне нормально! Тебя никто не осудит за это, мы все видели тот бой. Но ты должен бороться со своим страхом. Просто покажи всё, чему я тебя учил.

— Нет, я не смогу! — расплакавшись, проголосил Вориан. — Я не смогу!.. Я умру! Умру! Я хочу жить! Ааааааааа!

Издав обречённый крик, Вориан убежал с арены…

Тишина...

Никто из зрителей не галдел в осуждении этого поступка и не сопровождал уход юноши бросанием тухлых помидоров или камней. Как и сказал отец Вориана: все они видели бой Алена в первом туре.

— Я отказываюсь от участия в турнире, — сказал кто-то из юных магов.

— Я тоже, — произнёс ещё один участник.

— И я!

— Надеюсь, на следующем турнире Ален не будет участвовать. Я тоже отказываюсь.

— Да что же творится?! — удивлённо сказал Дориан. — Участники турнира отсеиваются один за другим!

— Ой, пускай уматывают! — отреагировал сам Ален. — Чем меньше соперников, тем лучше для меня.

“Правда, если они продолжат покидать арену, то шанс столкнуться с Тимуром будет гораздо выше… чёрт! Уж лучше пускай кто-то из них одолеет его”.

— Эй, я пошутил не уходите! — изменил Ален своё решение. — Ребята я еле-еле победил в бою с Мальдуком. У вас есть все шансы меня одолеть.

— Я буду сражаться с Аленом! — внезапно произнёс кто-то из участников.

Все тут же замолчали и посмотрели в его сторону…

Это был Тихоня — тот парень с зельями. Его рот опоясывал светло-жёлтый шарф. На голове оседал капюшон, что выпускал пару тёмных кудрей. Балахон выглядел очень неряшливо и местами показывал разные, но сочетающиеся между собой цвета: болотистый, зеленоватый и песчаный. Только его плащ ученика Арцемальфа имел однотонный чёрный цвет.

— Что ж, хорошо! — одобрил судья. — Ты будешь драться с Аленом в четвёртом поединке.

После судья наклонился к Тихоне и шёпотом добавил:

— Ты только что спас этот турнир, Синма. Если бы ты не вмешался, то мы бы потеряли всех участников.

“Мне это не нравится, — с опаской подумал Ален. — Почему он решил драться со мной, когда другие забоялись?.. Может быть, он уверен, что сможет меня победить?.. Да! Однозначно у него есть план! Он легко победил своего предыдущего соперника!.. Неужели подобное ждёт и меня?.. Судя по всему, этот парень чертовски умён”.

Тихоня, он же Синма направил в сторону Алена своё обмотанное тканью лицо и застыл…

Юный некромант расценил это как очень дурной знак. Ему стало жутко. Даже смертельный взгляд Тимура не вызывал у него таких эмоций. На лбу проступила испарина.

“Да что с этим парнем?!.. Откуда у меня такое ужасное предчувствие?.. Пусть он и использует обычные зелья, но против этого соперника нужно драться в полную силу, а иначе он меня просто уничтожит”.

Синма плавно отвёл от него взгляд и встал к остальным ученикам.

— И так! Я объявляю второй тур открытым! — провозгласил Дориан. — Участники первого поединка на арену!

Два участника вышли на арену; она уже была очищена от предыдущих боёв; гладкий земляной круг и вокруг трава.

В первом бою участвовали Мальдук и Кристина; предыдущий соперник Алена и та девушка с защитными заклинаниями.

— Начали! — дав дозволение на первый бой, судья быстро отошёл за пределы защитного заклинания Архимага.

Девушка сразу же произнесла то самое заклинание, которое она использовала в первом туре:

— Реджект-Протема!

Однако Мальдук сменил привычную стратегию, и произнёс не два заклинания, а всего одно:

— Лукрум-Ресертис!

И его броня взыграла красными оттенками: Он использовал только усиление брони — защитой от магии Мальдук пренебрёг. Возможно, он сделал так потому, что знал о желании соперницы уйти в глухую защиту, вот он и решил сосредоточиться на нападении. Ещё в самом начале поединка стало ясно, что это будет битва: “нападение против защиты”.

Мальдук ринулся в атаку.

Кристина вскинула руку вперёд, проголосив новое заклинание:

— Ареа-Протема!

Перед парнем в доспехах вдруг появилась плоская, прямоугольная и почти прозрачная фигура. Это заклинание было очень похоже на то, которое применил Архимаг для создания барьера вокруг арены, чтобы никто из зрителей не пострадал.

Мальдук заметил эту внезапно возникшую перед собой преграду, но вместо того чтобы остановиться он наоборот ускорил свой бег, и вдобавок произнёс ещё заклинание:

— Лукрум-Каро!

Где-то под его бронёй заиграл свет, далее поселившись там. Цвета Мальдука были красными снаружи, а из-под доспехов выходил белый свет; Он был похож на демона, который испускает из себя ангельскую сущность. И оба эти свечения стали сильнее с того момента как он сражался с Аленом.

Через мгновение Мальдук выставил плечо вперёд и со всего разгона пробил насквозь преграждающий барьер Кристины. Тот разлетелся на множество пылинок, которые вскоре поддались ветру от бегущего тела и исчезли в том направлении.

— Троекратная Ареа-Протема! — воскликнула девушка заклинание.

Перед Мальдуком теперь возникло три таких же барьера.

Тот прошил насквозь ещё одно, так как он уже находился в беге. После чего Мальдук отпрыгнул вправо, чтобы просто обойти эти так очевидно выставленные преграды.

— Ареа-Протема! — добавила девушка.

Внезапно Мальдука окружил полупрозрачный куб, тем самым заперев его.

— Попался! — с улыбкой сказала Кристина. — Сдавайся! А не-то я начну сдавливать этот барьер, и ты либо задохнёшься, либо погибнешь!

Мальдук медленно осмотрел свою полупрозрачную клетку.

“У этой девушки поразительные способности к защитным заклинаниям — в уме похвалил её Мальдук. — Ещё у неё острый ум, это очень изобретательно. Она специально сделала эти три барьера, чтобы я остановился. Стоящую на месте дичь легче всего поймать. Если бы она попыталась запереть меня в эту клетку, когда я бежал, то я бы попросту её разрушил. А теперь мне не хватит разгона, чтобы пробиться наружу… хм… действительно — умна… Однако… я не позволю себе проиграть. Больше не позволю… Поединок с Аленом очень сильно пошатнуло мою веру в себя, но это сделало меня лишь сильнее”.

Мальдук плавно провёл ладонью по барьеру — оно отобразило рябь, будто на поверхности воды. После он убрал руку и сжал её в кулак.

— Лукрум-Репульс! — произнёс тот заклинание.

И удар.

Вся клетка рассыпалась на алмазную пыль.

Толпа охнула.

“Как он это сделал?! — подумала шокированная Кристина. — Ведь его заклинание Лукрум-Репульс всего лишь накладывает на объект отражение прямых нападений. Это защитная магия с такими же отражающими свойствами, как и мой Реджект-Протема. Так как он сумел использовать его в качестве атакующего заклинания?.. Неужели это благодаря его предыдущим усилениям?.. Ясно! Я поняла! Он использовал отражающие свойства этого заклинания, чтобы повысить свою пробиваемость… он… настоящий гений… Теперь, глядя на этого парня я вижу не мага, а ходячее заклинание”.

Мальдук подошёл к защитной сфере девушки и встал. Он отлично понимал, что если ударит по щиту, то этот удар отразиться обратно в него.

“Что он будет сейчас делать? — напугано спросила себя Кристина. — Мне очень повезло, что он не попытался пробить мою защиту с разгона: Хоть щит и отражает прямые удары, но всё же его прочность зависит от той маны, что я в него влила. И сейчас сила Мальдука в три раза превышает всю ману моей защиты”.

Мальдук развёл руки и подобно клещу обхватил защитную сферу противницы. После начал сжимать… сжимать и ещё раз сжимать, при этом облокотившись всем торсом...

Щит реагировал на эти тиски довольно необычно. Он трясся, колыхался, выдавал какие-то белые искры, словно был живым и действительно пытался отразить всю применяемую силу назад в Мальдука, однако защитной сфере что-то мешало. Скорее всего, это было отражающее заклинание Лукрум-Репульс.

Это было: “отражение против отражения”.

Но так как щит Кристины в этом противостоянии занимал состояние покоя и не имел дополнительного усиления — он был разрушен. Вспышка алмазной пыли и руки Мальдука провалились внутрь. Он оказался перед беззащитной девушкой лицом к лицу.

Но далее парень в броне не спешил нападать, он вообще ничего не делал, а просто стоял и смотрел, словно чего-то ожидая…

— Я сдаюсь! — быстро проговорила Кристина.

Она поняла, почему тот парень встал перед ней. Так же она поспешно зацепилась за возможность уцелеть.

— Спасибо за бой, — ответил Мальдук. После он неспешно развернулся и пошёл к другим участникам.

— Победа! — воскликнул судья. — В первом бою побеждает Мальдук!

“Это он за два дня стал таким сильным?! — опешил Ален. — Между моим ростом и его — просто здоровенная пропасть. Если бы я сейчас сразился с Мальдуком, то точно бы проиграл”.

Взяв большую кисть, Дориан вычеркнул имя “Кристина” из списка второго тура.

— Следующие участники на арену!

Во второй дуэли участвовал тот парень с заколдованным амулетом, который из-за быстрого проигрыша в первом туре заслужил не самую лучшую репутацию. Но в этот раз всё было с точностью до-наоборот. Противник выстрелил в него молнией, и заколдованный амулет сумел почти полностью поглотить эту атаку. Хозяин амулета же швырнул свой Пирос в тот момент, когда атаковал его соперник. Произошёл размен. От удара молнии первого участника с защитным амулетом лишь немного встряхнуло. А вот другому повезло меньше. Огненный шар столкнулся с мишенью, и в тот же миг охватил её густым пламенем.

Он упал на землю, корчась от невыносимой боли.

— Аааааа!.. Ааааааа!.. Я сдаюсь! Сдаюсь!

Судья Дориан быстро окатил его водным заклинанием и тот перестал гореть. После он поспешил к нему, чтобы вылечить.

Третья дуэль прошла тоже достаточно быстро. Два мага уклонялись, бегая в разные стороны — так и продолжалось: они обстреливались заклинаниями, пока в итоге чистая случайность не определила победителя.

И вот настало время четвёртого поединка: На арену ступили Ален и Синма (Тихоня).

Толпа сразу же замолчала…

Когда оба участника произнесли клятву и разошлись, судья огласил:

— Начали!

Ален приготовился напасть первым, чтобы не дать противнику преимущества, и он почти уже произнёс заклинание, как вдруг его открытый рот замер, а потом плавно закрылся. Его светло-карие глаза в замешательстве смотрели на соперника...

Синма вдруг начал раздеваться; полностью; наголо…

С лица он тоже скинул маску-шарф. Под ней был молодой парень с слегка смуглым цветом кожи. Его кудрявые волосы доходили до плеч. Тёмно-карие глаза выказывали глубокое спокойствие и концентрацию. Судя по его внешности, он имел южное происхождение.

Оголив себя до конца, тот вынул из своей одежды три зелья. После чего он откинул этот ком тряпья в сторону, как что-то ненужное.

Одно за другим — Синма выпил все три зелья...

Последовало ещё большее затишье. Зрители, недоумевая, переглядывались, так же как и его соперник Ален, они не знали чего ожидать… И тут обнажённый парень резко ощутил сильную боль. Упав на колени, он схватился за живот...

“Не знаю, что он с собой сделал, но это отличная возможность для нападения”, — подумал Ален.

Внезапно Синма поднимает голову, а там горящие звериные жёлтые глаза. Его лицо тоже начало меняться, становясь волчьей мордой.

Это настолько напугало юного некроманта, что он не смог пошевелиться.

Всё тело Синмы увеличивалось в размерах, пока не достигло высоты трёх лошадей, стоящих друг на друге. Кожа сменилась на шкуру цвета тёмного ствола дерева. Зубы выглядывали из оскаленной пасти. Когти проросли; их длина превышала человеческую кисть.

Закончив превращение, этот гигантский волк-человек встал на две ноги. Его грудь выступила вперёд от глубоких вздохов. Яркие жёлтые глаза плавно направились в сторону Алена; далее застыв...

В замешательстве молодой парень выпучил глаза свои и в страхе отошёл на два шага.

“Что… что это?! — подумал некромант. — Как… как мне сражаться с… этим?”

Волк гигант сразу ринулся в атаку. Это мгновенно вынудило Алена отбросить сомнения и начать действовать, как если бы у него внезапно возникло желание остаться в живых; не то, что победить. Первым делом он решил остановить этого надвигающегося монстра. Ален создал портал прямо перед врагом, из него выскочил мертвец, который уже был в позиции нападения.

Волк-человек действительно остановил свой набег, однако то, что произошло далее, явно не обрадовало Алена. Зверь сделал лишь единственный удар своей мохнатой когтистой лапой, и мертвеца снесло с глаз, будто тонкое соломенное чучело. Так же это гнилое тело почти разбилось на два куска и с большой скоростью влетело в защитный барьер, что ограждал арену.

И тут Ален внезапно почувствовал, что в этом уничтоженном мертвеце не осталось ни капли маны. Обычно некромант сам прерывает над ними контроль, но что-то сделало это вместо него.

“Почему я потерял контроль над своим мертвецом? — спросил себя Ален. — Ведь его всего-то разорвали на две части, хоть я и не собирался его использовать далее, но… почему? В чём причина?”

Волк гигант враждебно прорычал. Так Ален понял, что противник вновь пошёл в атаку.

— Ортум-Порта-Кадав!

Над головой Синмы-зверя открылся чёрный портал с фиолетовой огранкой. Из него возник очередной покойник. Его руки были скрещены в замок, чтобы сразу нанести сильный удар с двух рук.

Порталы Алена в этом бою работали куда лучше, чем раньше. Тот промежуток времени, когда открывается портал и из него появляется мёртвый-слуга, значительно снизилось. Это и позволило Алену выбрать идеальное время, чтобы его мертвец сумел попасть в движущегося противника.

Сокрушительный удар с двух рук ударил точно по гигантской волчьей морде. Зверь резко дёрнул головой вниз, а вместе с ней и всё его тело покосилось в том направлении. Он почти упал на колени.

Но Синма выстоял; его оглушило где-то на три секунды и после, зверь, будто недовольный нарушенным сном сразу напал на наглого мертвеца. Результат был таким же, как и раньше: один удар и ходячий мертвец перестал двигаться. В этот раз он не был так сильно повреждён как предыдущий. Его гнилое тело получило только пять не очень глубоких оттисков от когтей; видимо потому, что в этого мертвеца Ален влил значительно больше маны.

“Как?.. Как это понимать?.. Эй, вставай!.. Вставай! Ты гнилой кусок говна! Я влил в тебя чертовски много маны! Так какого хрена ты не смог выдержать одного удара?!”

Вновь рёв монстра прервал его сметённые думы…

Подняв голову, Ален заметил, что монстр находится в десяти шагах от него. Следующим пришло острое осознание, что это чудище хочет не просто победить его, а порвать на множество кровавых кусков.

— Четырёхкратный Ортум-Порта-Кадав!

“Защищайте меня!” — в уме скомандовал Ален, прикрепив к этому свой страх.

Вокруг Синмы-волка возникло четыре портала. Те мертвецы, что выбежали из них сразу же нанесли удары. И их сила была значительно выше, чем у предыдущих усопших. Удары руками смогли нанести очень глубокие раны на гигантском волосатом теле. После те схватили цель за конечности и стали удерживать.

Ален воспользовался этим и отбежал за пределы земляной арены к барьеру Архимага.

“Пока он обездвижен, я должен использовать своего лучшего мертвеца. Другого шанса у меня может и не быть”.

— Ортум-Порта-Кадав!

“Убей эту тварь!”

Над зверем открылся очередной портал. Однако тот усопший, что из него выпал, отличался от остальных. На нём была броня, и двумя руками тот удерживал меч, ржавое остриё которого было направленно вниз.

Лезвие уверенно пробило толстую шкуру, точно сумев ранить противника, доказательством этого было его глубокое погружение и последующий оглушительный рёв чудовища…

Жуткая боль на мгновение повысила его силу; зверь взбесился, вырвался из захвата и начал махать лапами по врагам. Все четыре мертвеца получили разные по тяжести увечья, однако вскоре кое-что их всё же объединило: каждый из них перестал двигаться. Казалось, что им было достаточно всего лишь одной царапины, чтобы полностью вернуться к первоначальному состоянию покоя.

Тот мертвец в доспехах, что оседал сверху на монстре, гневно шипел и прокручивал рукоять своего меча. Он так же тыкал уже вонзённым лезвием снова и снова, чуть поднимая его и опуская, поднимая и опуская; быстро, с жаждой убийства, словно этот мёртвый воин лично хотел расквитаться с этим врагом.

Но вскоре волк гигант вцепился в него той единственной лапой, которой сумел достать. После чего он шмякнул об землю этого надоедливого вредителя.

Даже после такого сокрушительного приземления мертвец в броне на удивление быстро поднялся на ноги и был готов напасть вновь, однако монстр тут же пришлёпнул его своей лапой.

После этого воин-нежить уже не вставал.

Теперь между волком и Аленом не было никаких преград, но первый не нападал. Он был очень сильно ранен в этой схватке. Зверь потерял много крови и с трудом делал вздохи. Ален это хорошо видел, и надежда на положительный исход битвы пробудилась маленькой искрой в его груди.

“Неужели он сейчас свалится?.. — думал Ален. — От таких ранений любой зверь уже давно бы свалился на землю… Падай… Падай!.. Падай, пёс переросток! Если я потрачу ещё больше маны, то некромантия начнёт забирать мою жизненную силу, так что… падай!”

Синма-волк вдруг перестал делать тяжёлые вздохи. Его спина выпрямилась, а тусклый взгляд вновь наполнился жёлтым звериным блеском. Кровь перестала капать с его тела.

Боевой рёв — и монстр приготовился сделать очередной набег.

“Он… только что… излечился от всех ранений, что я ему нанёс за весь бой?.. Что за?.. Это как, вообще?!”

Мохнатый зверь побежал в сторону Алена...

“Нел советовал использовать свой ум… Но как он поможет сейчас, когда сила моего противника настолько превосходит мою?.. Он точно ученик 1-го ранга, как и я?”

Когда бегущий Синма приблизился, Ален не стал призывать нежить: противник настолько быстро разогнался, что любое препятствие не смогло бы его остановить. Пустая трата маны, а ещё и жизненной силы. Так же юный некромант понял и то, что на такой скорости волк гигант попросту не сможет развернуться. Поэтому Ален решил просто отпрыгнуть в сторону.

Громадное тело протаранило барьер Архимага. И на удивление эта столь мощная защита отобразила в себе брешь. Заклинание полностью развеялось в участке столкновения, но затем барьер вновь стянулся и залечил повреждение.

“Он пробил барьер самого Архимага?! — подумал Ален, поднимаясь на ноги. — Я не смогу его одолеть… никак! Это невозможно!”

Монстр был оглушён после тяжёлого столкновения, Ален воспользовался этим и начал отбегать, при этом создав два портала нежити.

У первого была цель: “убить противника” — не для того чтобы победить, а хотя бы задержать. Но как только этот мертвец выбежал из портала, зверь пришёл в чувства и тут же снес его одним ударом.

У второго мертвеца был более специфический приказ: “держаться недалеко от Синмы и в тоже время не попадаться под его удар”.

Зверь нанёс удар — мертвец отскочил назад. Последовал ещё один — мимо. Третий… четвёртый… пятый… — это работало.

Тем временем Ален сумел отбежать на безопасное расстояние.

“Хм… в этом облике Синма не понимает, что он делает, — предположил Ален. — Сейчас он и вправду как зверь… А зверь всегда проигрывает человеческому уму”.

Юный некромант воспользовался тем, что зверя можно отвлечь и создал очередной портал за его спиной.

Восставший мертвец поднял клинок предыдущего падшего воина и в тихой (как умел) перебежке отправился в атаку.

В момент, когда волк гигант пытался достать противника перед собой, он внезапно ощутил пронзающую боль в спине. Громко рявкнув, он развернулся и вместе с этим нанёс удар лапой. Гнев и сила от разворота корпуса сделали этот удар невероятно сокрушительным: мертвеца с мечом попросту разбило надвое.

Тот покойник, что уклонялся от зверя ранее, так же попал под раздачу: Вместо того чтобы очередной раз попытаться ударить ловкого противника, Синма просто сделал атакующий выпад, тем самым лишив его пространства для уклонения; он как бы воспользовался своим преимуществом в размере. Всё же Ален ошибся в одном — это был не безмозглый зверь.

От такого столкновения мертвец разлетелся на пять крупных кусков. Замерев, гигантский волк плавно посмотрел на Алена, будто говоря ему: “тебя ждёт та же участь”. Затем он шагнул к нему навстречу...

И тут под его ногами послышался слабый звон трескающегося стекла.

Зверь остановился… посмотрел вниз…

Там на земле были осколки от разбитого стекла, а рядом оранжевая лужа… она начала шипеть…

И взрыв.

Человекоподобного монстра откинуло на несколько метров. Он прокатился по земле и каким-то образом встал на ноги. Вместо руки у него была здоровенная рана, что безудержно кровоточила.

Волк с гневом и болью посмотрел на Алена… Но этот парень просто стоял на месте. Он ничего не делал. Это не он был причиной данного взрыва.

Под ногами Синмы-волка разбилась ещё одна склянка с зельем. В этот раз она выпустила зелёный газ… Каким-то образом его звериные инстинкты смогли понять, что эта зелёная тучка смертельно опасна. И большой волк выбежал из неё прочь. Перед глазами расступилась зеленоватая дымка, а там зверь увидел причину всех недавних событий: Рядом с одеждой Синмы стоял один из мертвецов Алена. Он поочерёдно брал оттуда зелья и кидал их во врага.

“Если враг сильнее тебя, то используй его же силу против него” — эта мысль побудила юного некроманта придумать подобный план.

Однако подобный план имел очень много пробелов: Ален не знал, что находится в этих склянках; его мертвец брал зелья случайным образом. И вот, под ногами зверя разбилось зелье, вдохнув пары которого тело и без того сильного создания стало ещё и невероятно крепким.

Теперь на однорукого чудовища не срабатывало ни одно из тех зелий, что покойник в него кидал далее… Ещё три бесполезных броска и громадное создание со всего разгона снесло надоедливого мертвеца с лица земли.

Следующим на очереди был Ален. Все его усопшие повержены.

“Нужно призвать новых мертвецов и рискнуть жизнью, а иначе — точно смерть, — подумал Ален. — Если позволить ему исцелиться, то все мои нападения окажутся бессмысленными”.

— Ортум… Ортум-Порта…

Не договорив заклинание, Ален упал на колени и схватился за живот. На руках и лице стали прорастать язвы. Кожа начала бледнеть…

Тем временем его соперник Синма наоборот заживлял все свои ранения. Даже его оторванная взрывом рука понемногу отращивалась заново.

Решив, что исцеление достаточно над ним поработало волк начал идти в сторону Алена. Возможно, зверь не спешил, из-за большой кровопотери. Или он просто хотел потянуть время, чтобы вылечиться...

Когда Синма подошёл к Алену, его утерянная конечность уже почти полностью восстановилась.

Зверь ждал…

Ждал и смотрел на юного некроманта, покрытого язвами. Затем его новоприобретённая лапа поднялась и своей тенью накрыла Алена внизу. Когти растопырились.

Снова пауза, словно монстр пытался сказать: «Сдавайся или я тебя убью».

И тут внезапно Ален вцепился двумя руками в нижнюю лапу зверя и воскликнул заклинание:

— Флексус-Вита!

Гигантский волк, вдруг ощутил очень мощный удар по своей жизненной силе. Он резко ослаб, его поднятая для удара конечность опустилась так плавно, будто падающий лист в безветрие.

Зверь шатался на ровном месте. Он был готов в любой момент упасть.

— Ааааааааа! — раздался болезненный крик снизу.

Это был сам заклинатель, Ален. Парень лежал на земле и корчился от боли. То заклинание, которое должно было передать Алену жизненную силу врага, не сработало по назначению. Забрав часть жизни у Синмы, он не сумел подчинить поток и не направил его на себя, а просто развеял. И со своим оставшимся жизненным потоком, Ален сделал то же самое. Он оказался присмерти.

— Бой окончен! — быстро огласил судья. — Побеждает Синма!

После объявления победителя он поспешил к бессознательному Алену, чтобы помочь.

Синма начал обращаться обратно в человека, но, тем не менее, он едва мог стоять — Ален украл у него очень много сил. Южанин медленно пошёл к своей одежде…

Толпа зрителей, застав поражение некроманта начала голосить положительные возгласы в честь победителя Синмы. Эти вопли были гораздо более энергичными, чем ранее. Они радовались. Они восхваляли победителя как божество, ведь он смог избавить их от Алена. Ведь это была не просто победа одного из участников, а победа над общим страхом смерти. Теперь у них появилась возможность перестать бояться Алена Некроманта.

Дориан не мог исцелить его. Поэтому он прибегнул к некой хитрости: наложив на тело проигравшего участника защитное заклинание, которое блокирует все входящие и исходящие потоки, он далее специально перекрыл исходящий поток, чтобы Ален не растрачивал свою жизненную силу. Это заклинание Дориан придумал на ходу.

Затем к нему подошёл какой-то человек, и Дориан забрал у него кольцо; серебристое с зелёным камнем в центре. После чего он надел этот перстень на палец Алена.

— Молодец, Дориан, — похвалил его Архимаг. — Ты правильно всё сделал.

— Вы поручили мне отвечать за безопасность этих учеников после окончания битвы — ответил тот. — И на тот случай, если я не смогу кого-то вылечить я повелел своему ученику принести Кольцо Исцеления. Как вы уже поняли: всё это, чтобы спасти, Алена; только его я не могу вылечить.

Далее он и другой человек, который принёс кольцо, вместе начали уносить Алена с арены. Положив его на свободную скамью, Дориан, как ни в чём небывало приступил к своим обязанностям; этим намекая на то, что Ален должен скоро оклематься. Выйдя на арену, он продолжил ораторствовать.

Бои возобновились…

Прошло ещё два сражения. Третье будет последним. И закрыть второй тур выпала честь Тимуру и его изгнанному прихвостню по имени Рудольф; водный маг, который сражался против девушки с защитными заклинаниями и проиграл.

Оба участника вышли на арену.

— Вот увидишь, Тимур. Я не такой слабак, которым ты меня считаешь, — произнёс Рудольф.

Тимур ничего не ответил; это явно не было на него похоже.

— Эй, ты чего молчишь?.. Я говорю, что ты вернёшь меня назад к своим приближённым!

— Слабаки не должны жить, — холодно ответил тот. — Даже не разговаривай со мной.

“Что это с ним? — подумал Рудольф. — Он стал более… кровожадным, что ли”.

— Начали! — разрешил судья.

— Туранес! — Тимур сразу же произнёс заклинание.

Его локти расправились, а пальцы словно начали натужено удерживать невидимую сферу в области: чуть ниже груди.

Перед Рудольфом возникло гигантское тёмно-серое торнадо.

Тот был вынужден сразу же уйти в защиту:

— Аква-Протема! — воскликнул Рудольф. И вокруг него образовался водяной щит.

“Не думал, что Тимур способен создать настоящие торнадо, — подумал Рудольф. — Однако, ты зря тратишь столько маны. Мой водяной щит слишком тяжёлый для твоего заклинания”.

Торнадо начало давить на водную защиту Рудольфа. Он оказался прав. Заклинание Тимура действительно оказалось сильным, но оно покрывало большую площадь, поэтому не могло пробиться через что-то более плотное.

“Давай… трать свою ману!.. Когда ты ослабнешь, я использую свой щит как снаряд, а затем ударю по твоему мокрому телу своим Фулгур-Страйком. Бой с Кристиной многому меня научил”.

Как ответ на назойливую защиту противника, Тимур, с ничего не выражающим лицом сделал краткий выпад и вскинул руки вперёд.

— Пирос-Максимум!

Из его рук хлынул густой и обширный поток пламени. Он был очень быстрым и его охват превышал расстояние в двадцать метров. Но эта огненная стихия не была направленна в сторону Рудольфа, а куда-то выше — в центр бушевавшего торнадо. Вскоре оно начало рычать намного громче и свирепее. Словно оно только что проснулось. Тёмно-серый цвет сменился на очень яркий и оранжевый; торнадо стало огненным.

Рудольф сперва отошёл от шока, а уже потом начал вливать сумасшедшее количество маны в свой водяной щит, и всё это ради того чтобы только остаться в живых...

 

Оранжевый свет играл на лице Алена, а звуки ревущего пламени беспокоили слух.

Он очнулся и увидел это…

Пламя было столь ярким, что тени наглели и превращали ранний вечер в ночь. А сам огонь слепил глаза. Но Ален не смог их сомкнуть, он смотрел на этого оживившего огненного монстра, будто на какое-то божество...

 

— Сдаюсь!.. Сдаюсь!.. — послышались обрывистые крики, что звучали не очень разборчиво из-за ревущего пламени.

Тимур так же не слышал этих криков. Или он не хотел их слышать. Огонь бесконечно извергался из его рук...

Мана закончилась, и водяной щит в одно мгновение испарился. Торнадо тут же добралось до беззащитного Рудольфа, подняв и забрав его с собой в огненный танец.

Неожиданно руки Тимура связала какая-то веревка, что испускала розовый свет. Громадный огненный монстр моментально развеялся и умолк… Чёрное тело Рудольфа рухнуло на землю.

— Твой противник уже сдался, Тимур, — сказал Дориан, что стоял у парня за спиной.

Остановив бой, он поспешил к Рудольфу, чтобы вылечить его как можно быстрей. Благо тот оказался всё ещё жив.

— Юный маг, — обратился к Тимуру сам Архимаг. Парень с ледяным взглядом посмотрел на него и стал слушать, но будто уже заранее отвергая всё, что он скажет. — Ты действительно сильнейший из учеников на моём веку… — Архимаг встал со стула, готовясь уйти после своей речи. — В этом турнире допускается убийство своего соперника во время боя. Это правило было создано для того, чтобы ученики боролись за собственную жизнь и смогли раскрыть все свои скрытые возможности… Но не стоит убивать своего противника только потому, чтобы доказать насколько он слаб.

Выслушав Архимага, Тимур посмотрел вниз на свои связанные руки и произнёс:

— Снелис-Форм!

Верёвка превратилась в змею, которая тут же уползла прочь… Затем арену покинул и сам Тимур.

Зрители и участники так же начали расходиться.

Закончив исцелять Рудольфа, Дориан подошёл к Алену.

— Ну как тебе колечко? — спросил он, улыбаясь.

— Что? — не понял Ален. После он посмотрел на свой палец, там было кольцо.

— Это Кольцо Исцеления — тот самый приз, за которые вы все сражаетесь. И оно спасло тебе жизнь.

— Я… проиграл… да? — тихо пробубнил Ален, при этом символично вглядываясь в кольцо на своём пальце.

Дориан выдохнул и присел рядом с ним.

— Да, но у тебя ещё есть шанс… Будет два полуфинала и финал. Сейчас у тебя — одна победа и одно поражение. Просто… больше не проигрывай.

— Но, если я хочу победить, мне всё равно придётся столкнуться с Тимуром.

— Слышал, он хочет тебя убить?.. Не боись, я рядом. Так что не беспокойся об этом, а сосредоточься на улучшении своих навыков… ладно?

— Спасибо… — слегка улыбнулся Ален. — Твои слова мне очень помогли… Значит… два дня, да?

— Да.

— Тогда мне нужно как можно быстрей приступить к тренировкам.

Ален встал, вздохнул и пошёл вперёд…

— Эй, — окликнул его Дориан, — колечко-то верни.

  • ШАХАР / Малютин Виктор
  • ДЕТЕКТИВНОЕ АГЕНСТВО "ТРИ БЕЛЫХ КОНЯ" (угадайка) / "Зимняя сказка — 2017" -  ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Лисовская Виктория
  • Заповедь моя / Фотинья Светлана
  • Афоризм 2576. О коронавирусе и человеке. / Фурсин Олег
  • Афоризм 626. О человеке. / Фурсин Олег
  • А ведь тоже жЫвотное… / Лонгмоб "Теремок-3" / Ульяна Гринь
  • Салат из эльфов, фруктов и древних пророчеств / Uzidor
  • Сказок сбор / Тринадцать сомсоК
  • Греческие музыканты (Вербовая Ольга) / А музыка звучит... / Джилджерэл
  • Часть 1 / Последнее Рождество / Дикий меланхолик
  • Я тебя чувствую сердцем / Затмение / Легкое дыхание

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль