ГЛАВА 3. НЕКОРОНОВАННЫЙ ПРИНЦ И ЮН РАДЖА / Хроники Саммуса Пожирателя / Касперович Виталий
 

ГЛАВА 3. НЕКОРОНОВАННЫЙ ПРИНЦ И ЮН РАДЖА

0.00
 
ГЛАВА 3. НЕКОРОНОВАННЫЙ ПРИНЦ И ЮН РАДЖА

Где-то в пустыне...

Солнце очень настойчиво нагревало большие молчаливые просторы. Оранжевый песок был столь горяч, что не уступал открытому огню.

Запряжённая верблюдами карета, величиной с небольшой домик куда-то неспешно ехала, её сопровождала армия из пяти сотен человек. Они были вооружены копьями и весьма увесистыми саблями. Длинные тёмно-фиолетовые мантии, прилегающие к их телам, и острые шлемы почти чёрного цвета никак не способствовали борьбе с невыносимой жарой. Однако позади этой марширующей армии не было ни одного отстающего солдата или бессознательного тела. По какой-то причине пустыня не могла забрать к себе ни одного из них.

— Султан Раджа, мы скоро прибудем, — сказал бледный человек, которого с головы до ног скрывала фиолетовая роба, украшенная позолотой.

— Путь был длинным и весьма неприятным, — обронил султан, посмотрев в окно… — Королевство отторгло моё предложение: заключить военный союз против Севера.

Раджа перекинул часть своего золотисто-фиолетового наряда в сторону. Он выглядел худым, поэтому назвать его: воином, не представлялось возможным; тем не менее, где-то на его поясе всё же был закреплён кинжал с крупными инкрустированными в него рубинами. Кожа имела слегка желтовато-красный оттенок, а тёмно-карие глаза султана, будто постоянно пытались найти некий ответ, но те всегда наполнялись печалью от какого-то внутреннего столкновения с преградой.

— Они выдвинули всего два условия, — добавил бледный собеседник, при этом хрипя. — И каждое из этих условий вы отвергли. Сначала вы отказались выдавать дочь замуж...

— Она вольна сама выбирать: за кого выходить! — прервал султан. — И ей всего 14 лет.

— Такие вот у них союзные обычаи… Но что касается второго их требования… тут действительно стоит серьёзно подумать, ведь как-никак король Григорий хотел, чтобы вы расторгли союз с самим Некоронованным Принцем.

— Церковники не оставили своему королю выбора. Корона подчиняется высшим силам… И именно из-за этого они потеряли поддержку неимоверно огромной армии… Идиоты.

— Не стоит винить церковников в том, что те не приняли Некоронованного Принца… Ими движет страх.

— Или слепая вера, что затмевает разум. Нужно быть реалистом: Некоронованный Принц — это сила… и только с силой стоит считаться, а не с какими-то выдуманными богами. И в этом я целиком солидарен со своим врагом, королём Вальтагаром.

Советник затих на какое-то время, а позже негромко произнёс:

— Ваш отец...

Взгляд султана быстро отлип от окошка и замер на этом бледном человеке...

— Ему стало хуже… — закончил тот фразу.

— В чём дело?

— Теперь… его перестали слушаться собственные руки. Он даже не в силах держать ложку, чтобы нормально есть. Я поручил ещё двум слугам делать это за него.

— Сколько ему осталось?

— Сложно сказать, болезнь непредсказуема, иногда она ослабевает, и ваш отец начинает дышать, как и прежде. Но со временем эта напасть всё равно возвращается… и уже с удвоенной силой.

— Сколько, советник?! — требовательно повторил Раджа.

— Пять месяцев… это максимальный срок.

Султан снова повернулся к окну...

— Что с поиском лекарства?

— Идёт полным ходом. Даже союзники помогают нам в этом, что весьма удивительно с учётом не самого гуманного правления вашего отца в прошлом.

— Они делают это из-за страха перед моей фамилией… Но, чтобы вылечить отца нужно действовать более масштабно, к тому же с тем временем, что у него осталось, подобная резкость будет оправданной… Собери лучших колдунов Великой Пустыни. И скажи им, что тот, кто сможет вылечить Арилла Раджу, получит десять миллиардов рин. Шарлатанов будет много — их казнить сразу. Пусть они не тратят время настоящих магов и знахарей.

— Будет сделано.

Внезапно крышу кареты снесло одним тяжелым ударом. Стенки, что были сделаны из твёрдого дерева, также пострадали, поэтому строение развалилось целиком, похоронив под собой султана.

Темнота…

Давление от этих стенок было несильным. Отдалённо понимая, что сейчас произошло, султан начал откидывать от себя эту груду из щепок и досок. И, в конце концов, он выбрался на солнечный свет.

Но солнце было неестественно тусклым. Юн Раджа подумал, что это потемнение вызвано сильным ударом по голове, кой она сразу в двух местах скромно кровоточила. Но оглядевшись по сторонам, он всё же понял истинную причину тусклости светила — то был скелет гигант, что заслонял собой солнце.

Он был в повреждённой броне и держал в своей костяной руке изогнутый кинжал, длина которого не уступала копьям пустынных солдат. Огромный проржавевший шлем напоминал купол заброшенной башни. Несмотря на сильный жар, паутина окутывала его кости будто разодранный прозрачный наряд. Даже внутри одной из его чёрных и безжизненных глазниц образовалась белая сетка, словно подменяя там когда-то телесного обитателя. Великан сыпался песком, он явно только что поднялся из своей песчаной гробницы.

Увидев множество живых людей, скелет начал долбить по ним своим громадным кинжалом, словно его целью было: как можно скорей превратить их в мертвецов. С приглушённым грохотом от вертикальных ударов, в песке начали появляться кратеры. Создание жутко шипело, показывая торопливую ярость. Казалось, что оно не знало куда бьёт, но скорость атак была слишком быстрой для гиганта.

Скелет упал на колени и продолжил атаковать, как если бы он каким-то образом почувствовал, что его телесные мишени были маленького размера. Это повысило точность. Кинжал попал по одному из стражников и того расчленило на куски в песчаном взрыве, смешав красное с оранжевым.

Султан всё это время отходил назад, но при этом он просто не мог отвести глаз от этой громадной твари. В недоверчивости к собственному зрению он остановил шаг и рукавом протёр глаза от капель крови. Но даже когда Юн Раджа, убрал рукав от своего лица, то этот скелет не просто не исчез, подобно неприятному миражу, а стал смотреть прямо на него, при этом абсолютно не двигаясь. И отсутствие глаз никак не отнимало этого зрительного давления, так как размеры существа ощутимо компенсировали данный пробел.

Неспешно поднявшись на свои длинные костяные ноги, гигант пошёл на султана...

Солдаты с копьями боялись приблизиться к этому созданию, атаковали только лучники. Но стрелы были бесполезны: хоть они и попадали точно в цель, однако всё это напоминало какой-то фарс, сравнимый разве что с тренировочной стрельбой по дереву.

Когда тень скелета великана пала на султана, тот вновь начал отходить назад. Прислонив пальцы ко рту, он свистнул, но ничего не произошло.

Гигант шёл вперёд...

Султан ещё раз свистнул, но более уверенно...

Скелет поднял оружие, над маленьким созданием. Последние остатки песка съехали с его шершавых костей.

Не выдавая паники, Раджа наклонился вперёд и свистнул что есть мочи.

Нежить яростно прошипела, и обрушила свой молниеподобный кинжал на стоящего внизу человека.

Внезапно этого костяного гиганта сносит слон, что подобно снаряду вылетел откуда-то справа. По размерам он почти не уступал врагу. Тот разлетелся как шрапнель. Его кинжал совершил несколько оборотов налету и с единичным грохотом вонзился в песок.

— Лекаря сюда! — распорядился советник. — Султан ранен!

— Я в порядке… — недовольно сказал Раджа. — Ты и сам не лучше, советник.

— Но… Но кто осмелился напасть на вас здесь… на этой земле?

— Разве не ясно?.. Это дело рук Некоронованного Принца.

— Вы уверенны?! Это вполне мог быть какой-то некромант?

— Скажи… У тебя хотя бы на слуху есть некромант, который способен на такое?

— Не доводилось слышать… Но возможно, что...

— Отошли двух наших лучших дипломатов в Проклятые Земли, — прервал султан. — Послушаем, что он скажет.

— Будет сделано.

 

Проклятые Земли...

На карте эта земля находилась восточнее Великой Пустыни и восточнее чего-либо ещё. Все карты, обрисовывающие данную сторону компаса, заканчивались именно на владениях Некоронованного Принца.

Даже солнце не пыталась светить в эту сторону. Луна — единственная, имела разрешение смотреть сюда, чтобы напускать свой голубоватый свет на здешние голые деревья, что подобно застывшим чёрным молниям смотрели в такое же застывшее тёмно-серое небо.

Живность, люди и цивилизация в целом, противоречили этому пейзажу. Только один чёрный замок колоссальных размеров намекал на хоть чьё-то присутствие. Его окружали разрушенные дома, мельницы, и поля, где вместо пышного урожая копошились личинки. А вместо саранчи там летали мухи и вороны.

Пара лошадей продвигалась в сторону замка. Путь подсвечивался голубым светом; луна хорошо отражалась от каменной дороги, которая увлажнялась из-за болотистой атмосферы и лёгкого холодка.

— Я вот пытался торговать восковыми свечами, — сказал один из наездников, — но никто даже не смотрит на мой прилавок.

— Мы сейчас направляемся в самое логово Некоронованного Принца, а тебя заботит, что никто не хочет покупать твой товар?

— А что? Знаешь, как это сложно?

— У некоторых получается и песок Великой Пустыни кому-то втюхивать.

— Да, тебе-то легко судить со стороны… А вот я считаю, что надо иметь свой собственный доход, независимый от кого-либо ещё.

— Ты торгуешь воском в очень жаркой пустыне...

— И что? Ночью они не тают. Свечи как раз и нужны ночью, когда солнышко не светит, чтоб ты знал!

— Ты что Йен, обиделся?

— На тебя можно только злиться, но никак не обижаться.

— Иногда это одно и то же.

— Нет, Даж, не одно и то же. Чтоб ты знал.

— Ты часто стал употреблять фразу: “Чтоб ты знал”, ты так делаешь, когда обижаешься.

Тишина...

Даже ветер не шумел, отчего всё внимание доставалось постукиванию железных подков об каменную тропу...

— Скажи Даж… — вдруг заговорил Йен, — правда, что Некоронованный Принц — бессмертный?

— Слухи-то ходят разные...

— А ты видел его вообще?

— Нет. Но советник предупреждал меня… Сказал, что он не человек.

— И мы должны обвинить его в нападении на султана лицом к лицу?!

— Мы только дипломаты, а не судьи. Наша цель: сказать, а затем выслушать. И всё.

— Ты довольно дико всё упрощаешь, впрочем, как всегда.

— Не боись, он нас не тронет… Если только он не захочет развязать войну.

— Если действительно окажется, что именно он напал на султана, то считай мы уже трупы.

— Но тогда зачем он устроил нам аудиенцию?

— И то верно...

— Мы пришли, — без энтузиазма произнёс Даж.

Затем он спешился и осмотрел исполинские чёрные врата перед собой...

— Мы что, должны постучать? — спросил Йен.

Вдоль врат прошёл звук железного скрежета, испугав лошадей, и южан. Далее, уже бесшумно, проход начал медленно отворяться...

Когда распахнутые врата вновь застыли, то эти двое осторожно оглянулись по сторонам и дали ход.

— Кто интересно их открыл? Я никого не видел?

— Это всё призраки умерших.

— Призраки?! — испугано переспросил Йен.

— Шучу… Возможно какой-то хитрый механизм.

— Не шути о таких вещах! Однажды ко мне пришёл мой покойный дед, я перепугался до чертиков!

— Но даже если они и есть, то им должно быть наплевать на нас… Помню, султан однажды сказал: “Богам не нужны люди, но мы, люди, должны видеть в них возможность”.

Находящиеся за вратами постройки так же казались покинутыми. Эти невысокие дома были чёрными, как и наружные стены, или немного бледнее, ближе к зелёному: лунный свет всё приравнивал к себе и обманывал глаза, чтобы южане не смогли понять разницу.

— А где вся прославленная армия Проклятых Земель? Хоть один солдат? — спросил Йен.

— Думаю, что под землёй.

— Ясно… Погоди, что?!

— Добро пожаловать в Проклятые Земли, дипломаты Великой Пустыни, — обратился к ним человек, который стоял у вероятного запасного входа, ведущего в крепость.

Он был в чёрном наряде, а кожа бледнее луны. Длинные волосы цвета белого камня.

— Меня зовут Гальнойд Кейн, а также я правая рука Некоронованного Принца.

— Сэр Гальнойд спасибо за радушный прием. Я Йен, а это, — указал он на товарища, — Даж… Скажите, вы чем-то больны?

— Йен?! Что за вопросы?! — Даж упрекнул коллегу, потом он обратился к Кейну: — Простите за его манеры. Хоть Йен и один из лучших дипломатов, но бывает и так, что он сам не следит за своим языком.

— Ничего, — сказал Кейн с улыбкой, — я отвечу на этот вопрос. Болен ли я?.. Да. Как и вся эта земля… — будто расхваливая эту местность, развел он руки в стороны. — Хозяин вас уже ждёт, прошу, следуйте за мной.

Оставив лошадей снаружи, они вошли внутрь замка.

Путь до тронного зала потребовал около семи минут. Ни единой живой души они так и не встретили. Даже чьего-то голоса или прочих шорохов, которые могли вызвать грызуны, укрывающиеся внутри от наружной прохлады, так же не выдавали признаков своего существования.

— Ждите тут… — сказал Кейн, встав около большой полуовальной двери. — Я сообщу, когда можно будет войти.

И вошёл он туда первым...

Через несколько секунд с той стороны закрытой двери послышался громкий голос, который для южан прозвучал как приговор:

— Входите!

Оттолкнув двери, Йен и Даж ступили на длинный ковёр фиолетового цвета. Он вёл до самого трона и на нём уже кто-то сидел. Подойдя чуть ближе, они поняли, что трон был сделан из маленьких черепов, угольного цвета. Сидящее на нём тело не двигалось, будто и вовсе там сидело соломенное чучело. Слева от него стоял Кейн.

Южане подошли ещё ближе и вдруг они остро осознали, что на троне сидел самый настоящий человеческий скелет.

Некоронованный Принц носил тёмно-синий, ближе к фиолетовому оттенку плащ. Золотой пояс сужал наряд в ширину, освобождая его ближе к плечам и более свободно позволяя ему свисать у ног. Черные штаны. Много самых разных колец, и пара золотых наручей с драгоценными камнями, украшали его костлявые руки. Длинные гладкие волосы цветом ночи опускались от высокой золотой короны. Судя по всему, это был парик, но волосы выглядели как настоящие, словно их сняли с человека. А глаза молчаливо горели двумя красными точками в тёмных туннелях.

Всматриваясь в него, южане до самого последнего пытались убедить себя в том, что сидящий на троне, был всего на всего бездушным скелетом. И что Кейн — просто сбрендивший человек, который посадил на место короля выкопанный труп. Но стоило этому скелету повернуть свою голову в сторону Кейна по собственной воле, как эти южане и вовсе перестали дышать. Далее Некоронованный Принц что-то плавно прошипел, а тот наклонился и стал внимательно слушать.

— Он сказал: “говорите”, — озвучил Кейн.

— А почему у вас волосы из черепа растут? — спросил Йен.

И тут же он получил лёгкий удар локтем от своего напарника.

— Я хотел сказать, — поправился Йен. — Нас прислал Юн Раджа, султан Великой Пустыни, и… На него напали, и...

— Это был гигантский скелет… нежить, — помог Даж. — По словам султана, этот скелет хотел убить именно его. И ещё мы сделали вывод, что на такие точные действия способна только та нежить, которая подчиняется чьей-то воле.

Некоронованный Принц, не подавая никаких признаков движения, выслушал их...

Минуя паузу, он открыл свою скелетную пасть и в жутком шипении, медленно повернулся к Кейну.

— Он сказал, что не стал бы нарушать союз с Юном Раджой. Он может управлять только нежитью Проклятых Земель. Его влияние не настолько обширно.

— Понятно, — прокомментировал Даж. — В таком случае он мог...

— Он вас понимает, — прервал Кейн. — Можете говорить с ним напрямую.

— Если не вы напали на султана, — продолжил тот. — Тогда вы, скорее всего, должны знать: кто способен на столь сильную некромантию.

Некоронованный Принц вновь что-то прошипел.

— Он сказал, что: “помимо подконтрольной нежити есть и нейтральная. Баньши, Вурдалаки или неупокоенные души, что погибли в страшных мучениях. Но как вы и сказали, это нападение не было случайностью. Юн Раджа в большой опасности”.

— Выходит, что всё же существует некромант, который способен тягаться с Некоронованным Принцем?

— Хм-хм-хм, — посмеялся Кейн. — Это вряд ли… Ведь с ним не смогли совладать даже сами боги.

— Боги?! — удивился Йен. — Он что, встречал одного из них?

— Он убил одного из них.

— Не может этого быть!.. И почему же он заключил союз с нашим султаном раз он такой всесильный?

Некоронованный Принц решил ответить сам. Он издал грозное тяжёлое шипение. В этот раз каждое его мертвое слово колебало воздух, а их громкость заставляла весь зал дрожать, осыпая с верхотуры серый песок.

— Он сказал: “Я сильнее богов, но я слеп!”

— Что это значит? — не понял Даж.

— Единственная цель моего короля: найти свою принцессу, с которой его разлучили при жизни. Слуги султана Раджи есть в каждой стране впредь до Багровых Скал. Разведка и поиски — вот что ему нужно. А взамен, Некоронованный Принц обещал боевую поддержку от лица своей бесчисленной армии нежити.

— В этом мире есть что-то типа: “Некоронованной Принцессы?” Она тоже нежить?

— Да.

— Теперь понятно, куда подевались почти все наши разведчики. А то я думал, что Вальтагар грозится в ближайшее время напасть на нас, вот и разведчики переполошились… Аж немного полегчало.

— Некоронованный Принц! — обратился к нему Даж в требовательном тоне. — Вы дали слово: уничтожать врагов султана. Так помогите же спасти его от врагов и сейчас?

— Эй, а не слишком ли ты резко разговариваешь с ним? — обеспокоенно спросил Йен.

Принц снова что-то сказал...

— “Я вам помогу”, — перевёл Кейн. — “Мне по нраву, когда человек говорит то, о чём он думает… Когда-то давно и я был таким”.

— Но как именно вы поможете султану?.. Если слухи о вас говорят правду, то вы не сможете покинуть Проклятые Земли. А значит, и свою силу тоже использовать не сможете.

— Будь это так, то армия нежити была бы полностью бесполезной. Особенно для Юна Раджи, — от себя добавил Кейн.

— Ну, так, что мне передать султану?

Принц прошипел...

— Он сказал: “Я разберусь с некромантом, или с тем, кто стоит за этим нападением. Моё соглашение с Раджой не потерпит никаких препятствий… Однако, чтобы защитить султана вы должны сделать выбор.

— Выбор?.. Какой выбор?

Нежить громко зашипела, угрожающе указывая своим костлявым пальцем на людей Раджи.

— “Вы должны выбрать: кто из вас двоих должен умереть”, — перевел Кейн улыбаясь.

— Умереть?! Это что шутка такая?! — опешил Йен.

— Ну, под “умереть” он подразумевал не совсем то, о чём вы подумали.

— Что ещё здесь можно подумать?!

— Некоронованный Принц предлагает вселить часть своей души в одного из вас. И он должен будет сопровождать султана везде, чтобы хозяин помог ему в нужный момент.

— Так зачем нужно кому-то умирать?

— Хозяин не может вселить часть своей души в живого человека, а вот в нежить, пожалуйста… Решайтесь.

— И… став нежитью… что будет происходить с телом? Оно начнет заживо разлагаться?

— Хм-хм-хм… — посмеялся Кейн, пряча сомкнутые руки в рукавах своей мантии. — А разве я похож на разложившийся труп?

— Вы нежить?!.. Даж, я же говорил, что с ним что-то не так!

— А сразу и не подумаешь, что вы уже ходячий труп, — с ухмылкой произнёс Даж.

— Человеческое тело не контролирует свою смерть, а дальнейшее разложение и подавно. Но мой король сделает так, что разложение никогда не затронет одного из вас. Он… будет вечен.

— Это хороший аргумент… Я согласен, — сказал Даж.

— Что?! Так вот сразу?! Может, ты сперва всё тщательней обдумаешь?

— Он прав, — вдруг согласился Кейн, — обратной дороги не будет.

— Это к лучшему… Прошлое мне только вредило, пришла пора самому решать свою судьбу.

Сказав, он сделал два уверенных шага вперед и замер в ожидании...

Нежить вновь что-то прошипела на мёртвом языке.

— Хозяин сказал: “Я предвидел, что именно ты согласишься на это. Такая преданность заслуживает глубокого уважения. И даже будь ты моим врагом, моя похвала не потеряла бы силу”.

Некоронованный Принц медленно встал со своего трона, что подразумевало какое-то дальнейшее действие. Йена охватила тревога, и он отошел от напарника аж на десять шагов.

Широко раскрыв костяной рот, и слегка нагнувшись, Принц издал столь страшный и продолжительный вопль, что показалось, все стены вот-вот рассыплются. Этот вопль накрыл Дажа и после стал удерживать его будто под водой. Громкий звук выгонял не только воздух и пыль, но и душу.

Даж ощущал себя всё более пустым и бесформенным: предельное чувство покинутости и отстранения от всего остального мира, заменяли всё остальное. Желаниям, голоду и целям не осталось места.

Какое-то время он не дышал, но вскоре понял, что это и вовсе теперь не нужно.

Когда всё закончилось, Даж упал на колени.

Некоронованный Принц присел на свой трон и сказал, вместо шипения это были слова. Но только Даж их слышал:

— Встань с колен… Нежить никому не должна кланяться.

Тот поднялся на ноги, при этом оглядываясь по сторонам, словно он вынырнул из очень холодной воды, и восприятие мира обновилось.

— Ну и как? — спросил Йен. — Внешне ты стал значительно бледнее, а в остальном...

— Интересно, — сказал Даж, закончив пересчитывать стены ошарашенным взглядом. — Такое чувство… Я как пустой сосуд… Всё такое легкое… и летает.

— Летает?

— Да… Всё потеряло значение, я опустел, и теперь ничего не гнетет мою душу… Я… я словно оказался в Раю.

— Что для тебя Ад, а что Рай — решаешь только ты сам, — ответил Некоронованный Принц.

Даж повернулся к нему:

— Похоже, что теперь я могу вас слышать.

— Ты понимаешь язык мертвых? — спросил Йен.

— Да, я же теперь нежить, логично ведь?.. Хм… странно… почему-то я не хочу отсюда уходить. У меня появилось острое желание остаться здесь.

— Тому есть причина… — сказал Принц. Далее он направил на него свой костлявый указательный палец и добавил: — Ты часть моей души, и она стремится вернуться назад… Но ты должен сделать её своей. Сопротивляйся этому желанию. Иди к султану и оберегай его от врагов. Но помни, ты уже не служишь ему. Ты нежить, ты выше живых. Развивай свою новую душу.

— Я понял… — кивнул Даж. — Обещаю не посрамлять ваш дар. Я буду защищать султана, но лишь потому, что я сам этого хочу.

— Правильно, нежить! Не долг должен поддерживать тебя, а твоя душа. А теперь ступай. Ступай своей дорогой, и только по ней, не позволь телу победить твою душу.

Молча кивнув, Даж направился к выходу.

— Погоди, мы уходим? — подбежал к нему Йен.

— И ещё! — крикнул вслед Кейн. Южане остановились. — Ваши скакуны...

— А что сними?

— Животные не принимают мертвецов. Поэтому я уже распорядился, относительно изменения их сущности.

— Сущности?

— Сами увидите.

От этих слов Даж был приятно заинтригован, и легко улыбнувшись, он повернулся к выходу. Йен же словил испуг, с последующим неприятным осадком.

Снаружи их ждали верные скакуны. Кто-то уже отвязал животных, однако те никуда не сбежали. И они уже на расстоянии выглядели немного странно. Йен даже подумал, что их лошадей любезно оснастили крепкой бронёй серого цвета. Однако подойдя ближе, он понял, что это никакая не броня, а их кости.

Схватившись за рот, Йен подбежал к ближайшим камням, чтобы разом опустошить свой желудок.

— Ха-ха-ха! — посмеялся Даж, — ты что, никогда не видел скелет лошади?

— Оно!.. — сквозь кашель говорил Йен, — оно двигается!

— Да-а-а, теперь не всё что мертво, таковым является… Привыкай.

— Ты другое дело, ты остался таким же!.. И потом… мою-то лошадку за что?!

— Уверен, в этом есть причина.

— И какая же причина может быть, чтобы сделать подобное?! — воскликнув, Йен рефлекторно посмотрел на коня. Это вызвало очередной жёлтый водопад.

— Кейн же сказал, что нежить не может ужиться с живыми. Наверное, это касается и мёртвых животных, которые плохо относятся к живым животным, что находятся рядом с ними.

— Ты сам-то понял, что сказал?

— Кейн сделал это чтобы мой конь не напал на твоего. Или чтобы твой конь не удрал в страхе… И вообще-то плюсов у такого скакуна гораздо больше, чем у обычной лошади. Например, твоя Герда теперь не устанет, ей не нужно давать воду, кормить. Она не скинет тебя с седла, когда у неё будет плохое настроение и...

— Да всё хватит! Каждое твоё слово делает только хуже, так я более детально понимаю, во что она превратилась! — воскликнул Йен в очередной раз, указав на коня. Но теперь он сдержал свой рвотный позыв.

— Видишь Йен, ты делаешь успехи. Один день и вас будет не разлучить.

— Да просто мне блевать уже нечем!

— Ну, в таком случае, не седлай своего коня на полный желудок.

— Да хорош прикладываться!

— Я смеюсь над тобой потому, что твои предрассудки слишком мелочные. Ты игнорируешь бесчисленные плюсы, в угоду отвращению. Это человеческая слабость.

— О, смотри, как заговорил? “Мистер нежить!”

— Со временем можно привыкнуть ко всему… Время — это оружие терпеливых.

 

Прошло уже несколько дней с тех пор как Даж и Йен, отправились в плаванье через Грандлийский океан. Большой парусник был сделан из прочного дерева, цвета песка. Паруса отливали фиолетовым оттенком. На корме расставлена стража.

— Даж, а у тебя есть желание отлить?

— Раз я не ем и не пью, разумеется, мне не нужно, выводить это из организма, — ответил Даж, всматриваясь в океанический горизонт.

— Ясно… А что насчёт старого доброго… Ну, у тебя вообще стоит?

— Сомневаюсь, нежить не может размножаться. Я это хорошо понимаю… Когда я изменился, то и взгляды тоже изменились… Навестить старый добрый бордель — уже нет желания.

— Я бы только из-за этого не стал бы обращаться.

— Раньше я был лягушкой в озере, что не знала о существовании моря. — Даж распахнул руки на океан и добавил: — Теперь же я и есть этот океан, и он… полностью мой.

— Смотри, чтобы это не вскружило тебе голову, Даж.

— Если бы мне предложили это снова, я бы и секунды не колебался. Может быть, Некоронованный Принц и тебе позволит стать частью всего этого?

— Мне это не нужно. Меня и так всё устраивает.

— Ну как знаешь… — самодовольно ответил Даж пытаясь рассмотреть нечто чёрное на горизонте.

Это чёрное пятно плыло в их сторону. Минуя несколько секунд тот понял, что это был чей-то корабль.

— Пираты! Прямо по курсу пираты! — прокричал дозорный.

Солдаты начали оголять широкие сабли и поднимать щиты. Началась суета, будто в муравейнике. Матросы, которые не носили подобные атрибуты, укрылись внутри корабля.

Вблизи чёрные паруса казались ещё более угрожающими. А кости, и череп заставляли неподготовленного наблюдателя чувствовать страх. Приближения пиратов ждали умелые бойцы, но даже они понимали, что ставят свои жизни на кон в этом сражении.

Пираты нагромождали своё судно как стая птиц скалу: они держали верёвки, готовясь к абордажу. Часть из них висела на сетях. Они размахивали саблями как игрушечными, и кричали. Радостно и кровожадно кричали, вынуждая своих врагов чувствовать себя добычей, куском мяса перед раскрытой пастью акулы.

Завязалась бойня...

Среди пиратов лучников было мало, поэтому они сразу пошли на абордаж.

Солдаты Великой Пустыни встретили врага градом острых стрел. Эти снаряды легко впивались в их слабозащищённые тела. Чуть ли не каждое попадание было смертельным. Дикари сыпались с верхотур человечьим градом. Но всё же абордаж был проведен. В момент столкновения самые буйные пираты спрыгнули на вражескую палубу. Словно они играли наперегонки: “кто быстрей доберется до добычи или больше убьет”.

В сражении на саблях они двигались значительно проворнее людей султана, однако они очень сильно уступали в защите. С виду и не скажешь, но эти длинные тёмно-фиолетовые наряды южан являлись не просто одеждой, но и плотной тканевой бронёй. В то время как пираты кидались на вооружённого противника лишь своим оголённым торсом.

Захватчики сражались грязно, подло и смеялись перед врагом, даже когда те пронзали их плоть саблями стрелами и копьями.

Битва затягивалась. Палуба почти везде пропиталась кровью.

Находясь в трюме с другими небоеспособными людьми, Йен и Даж слышали жуткие стоны, крики и смех, доносившиеся сверху. Используя свой ум, они пытались подсчитать: чьих бойцов больше полегло. Но получалось не особо хорошо.

И вот сражение подошло к концу. Из солдат султана осталась небольшая горстка — из пиратов же не осталось никого. В завершение они принялись вытирать сабли и сбрасывать тела за борт. Основное внимание было оказано раненым товарищам...

Но вдруг все они ощутили сильный удар, что едва не свалил их с ног. Со стороны правого борта стала доноситься волна из смеха и криков.

Это было столкновение. Ещё один пиратский корабль взял их на абордаж. Около сотни пиратов успешно зашли на султанское судно. Пустынные солдаты оказались в меньшинстве и более того — окружены.

— Быстро побросали свои железки! — приказал некто из пиратов. У него на спине был красный плащ. Этот плащ ему не подходил; видимо у него был другой владелец, которого уже нет в живых.

Солдаты были вынуждены подчиниться. Затем пираты обезоружили их и согнали в одно место.

— Выведите всех наружу! — приказал он своим пиратам.

Двое головорезов скрылись под палубой корабля...

— И так… — сказал он оставшимся стражникам Раджи. — Я капитан этих пиратов. И мне нужно ваше добро вместе с кораблем. Ну и заодно мне бы хотелось порезать парочку дипломатов.

— Ты хоть понимаешь, чьё судно грабишь? — угрожающе произнёс один из солдат.

— Полагаю, этот корабль принадлежит самому влиятельному и богатейшему султану из всех, что породила Великая Пустыня за последние две сотни лет… Как ты понял, мой друг, в этом и есть весь смысл.

Капитан пиратов положил ладонь на плечо этого стражника, а затем разил его насквозь своим широким клинком.

— Ну, кто-то ещё хочет высказаться?! — прошёлся он громко по палубе, разведя руки. С окровавленного клинка упало несколько красных капель. — А?! Что-то я больше не вижу желающих!.. Не нужно гавкать, когда ты не готов драться! И смерть этого идиота, тому доказательство!

— Аааааа! — прокричал один из пиратов, в панике выбегая из корабельного трюма.

Все обратили на него внимание.

Напуганный корсар подбежал к капитану и, вцепившись в его воротник, начал тараторить, речь звучала невнятно:

— Там!.. Т-т-т там!.. Там!..

— Успокойся, придурок!.. Что ты там увидел?

— Там это!.. — указал он пальцем на затемнённый вход, ведущий под палубу. — Это!..

Тишина. И общее вглядывание в том направлении...

Вскоре из темноты послышалось цоканье копыт. Не выдержав, напуганный пират поспешно покинул судно. Истерично разбежавшись, он выпрыгнул за борт.

После чего на свет скромно вышел скакун-нежить. Следом на палубу поднялся и сам его хозяин; бледный Даж.

— Эй, не торопись! — нагнал его Йен. Внезапно заметив банду головорезов, он встал как вкопанный… — Здрасьте… — вырвалось из его уст, будто комментарий.

Тем не менее, все пираты практически не обращали внимания на этих двух людей — только на костяное создание, что по каким-то неведомым причинам могло самостоятельно двигаться.

— Что?! Что это такое?! — тыкал капитан на это существо своим окровавленным клинком.

— Как что? — легкомысленно сказал Даж. — Это лошадь.

— Черта-с два это лошадь! — указал он клинком ещё сильнее. — Это!.. Это гребанный скелет!

— Какая проницательность… Не бойся, Спайк не кусается. Ну, наверное. Теперь уже с уверенностью не скажешь.

К ним неспешно, поднялся ещё один скакун, Герда. Увидев которую, все пираты сделали отскок назад, толкнув друг друга.

— Ещё одна?! — растерянно проговорил пиратский капитан. — Ещё одна нежить?!

— А до меня им дела нет? — сказал Даж. — Могли хотя бы усомниться в том, что я человек?

— Думаю из-за того, что они сперва увидели Герду и Спайка, их внимание попросту не могло быть заостренно на обычном бледном человеке.

— Это даже как-то обидно.

— Да будет тебе, Даж. Ты теперь нежить, внимание обеспеченно.

— Этот тоже ходячий труп?! — указал главный пират на Дажа.

— Именно, — ответил Йен. — И если вы не уберётесь отсюда, то он переломает вам все кости.

— Убейте его! — воскликнул главный пират, сумев собрать остатки гордости.

— Но как, капитан? Он и так покойник!

— Никаких: “но!” За дело!

Двое пиратов сделали всего несколько шагов, как речь Дажа их остановила:

— Я чувствую ваш страх… Из вас могут сражаться только от силы четверо.

Один из пиратов истерично заорал и сквозь страх бросился на врага.

По груди Дажа прошёлся рубящий удар. Но клинок застрял в кости и не посмел пройти дальше. Будто лезвие его ятагана было очень тупым.

— Ты уверен, что бил со всей силой? — сказал Даж.

Пират дрожащими руками удерживал рукоять своего оружия. Его глаза зашуганно смотрели прямо на живого мертвеца...

— Слабый духом не способен меня убить, — произнёс Даж. Далее он выдернул из себя, а затем, откинул этот бесполезный кусок железа.

Даж быстро вцепился рукой в глотку пирата и поднял его над палубой.

— Ты не умеешь пользоваться своей душой. Ты её недостоин.

Пират задергался ещё сильнее, однако его ноги не доставали до палубы, чтобы можно было от неё оттолкнуться. И вдруг некий прозрачный белый свет окутал его целиком. Потом этот свет стал переходить от пирата к Дажу.

В завершении он расслабил свою хватку, и уже мёртвое тело с грубым деревянным звучанием упало на палубу.

— Сколько народу… И ваши души не знают, что им делать. Они не могут найти своё место в этом мире… Я помогу вам с этим.

Даж пошёл к ним, толпа из сотни пиратов уже была готова совершить массовую миграцию за борт.

Шаг…

Шаг…

И ещё шаг…

Внезапно Даж ощутил очень сильную головную боль, которая свалила его на колени.

Постепенно, от его тела подобно призраку стал отделяться чей-то прозрачный силуэт. Как потом оказалось, это был силуэт Некоронованного Принца.

Беззвучно ступив на палубу, призрак медленно осмотрелся, будто оценивая ситуацию. Когда взгляд его коснулся пиратов, то остановился на них.

Глаза Принца загорелись красными огнями и именно в этот момент все ощутили его присутствие. Он по-прежнему выглядел как мираж, но теперь каждый из присутствующих чувствовал на себе его холодную хватку.

Капитан пиратов прочувствовал это сильнее прочих, видимо потому что он стоял ближе всех. И сглотнув слюну, он застыл в страхе и ожидании, будто овца на закланье.

Некоронованный Принц нагнулся и медленно раскрыл свою костяную пасть. После он изверг столь жуткий и устрашающий вопль, что поверхность воды ожила в многочисленной водной ряби. Это расстояние отмечалось в две сотни лошадей. Воздух стал железным, что нельзя было дышать или даже думать, так как голос Принца внушал чувство абсолютной безысходности.

Подобные неприятные ощущения были лишь началом. На фоне этого вопля пираты в буквальном смысле начали выплёвывать все свои внутренние органы. Кровь лилась целыми вёдрами, казалось, что её было даже слишком много для человека. Их грязные лица корчились от боли и сохранялись таковыми с наступлением смерти. У некоторых лопались глаза. Кто-то прудил жёлтой жидкостью. А иные, от телесных болезненных кривляний давали волю коричневым змеям, которые, чувствуя скорейшую смерть своего хозяина, выползали наружу; другие же наоборот ждали, когда тот испустит свой последний хриплый вздох, чтобы выбраться на свет.

Все пираты погибли.

Закончив, Некоронованный Принц развернулся в сторону Дажа и влетел обратно в его тело. И тот довольно быстро пришёл в сознание.

— Что это сейчас было?! — начал Йен поднимать товарища под руку.

— Не знаю… — тяжело ответил тот. — Кажется, я не совсем обычная нежить.

— Ты в порядке?

— Теперь да… Но почему пираты напали на нас? Этот путь был закрытым и хорошо охранялся. Зачем так рисковать?

— Я думаю, что всё куда сложнее, Даж. Эти пираты нас поджидали. Помнишь, что сказал их капитан, когда мы прятались в трюме? Он хотел “порезать двух дипломатов…” Но зачем ему это?

— Если бы они перерезали нам глотки, то султан решил бы, что Некоронованный Принц нас убил. Кто-то хочет развязать войну… Мы должны спешить… Видимо, ты и я — единственный гвоздь мира в этом союзе.

  • Дорога на крышу (NeAmina) / По крышам города / Кот Колдун
  • Голос поэта: licentia роetiса и незыблемые поэтические каноны / Блокнот Птицелова/Триумф ремесленника / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Афоризм 523. О мудрости. / Фурсин Олег
  • Танго / Купальская ночь 2015 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Мааэринн
  • Память / Maligina Polina
  • Провинциалка / Многоэтажка / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Афоризм 1928. Из Очень тайного дневника ВВП. / Фурсин Олег
  • Ради и для... / Семушкин Олег
  • Девушка и собака / Афанасьева Алевтина В.
  • Два глаза, пожалуйста / Чернов Дмитрий
  • Мгновенье - и стерта дорога назад / ShipShard Андрей

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль