Глава 14

0.00
 
Глава 14
Глава 14

 

Во время обеда у нас с Марром состоялся очень интересный разговор, в ходе которого выяснилось, что парень болен. Ладно, ладно, шучу. Он был здоров. Почему сказал болен? Постараюсь объяснить на пальцах. Сей индивидуум оказался способен запоминать огромные массивы информации и частично обрабатывать ее. Вот только с обработкой иногда случался напряг. Он напомнил мне систему для хранения информации — знает много, а пользы… Впрочем, с пользой бывает по‑разному. Короче, возможность забывать ненужные данные, функция, которая присутствует у нормальных людей, у него отсутствовала напрочь. Если мне не изменял мой склероз, эта «болезнь» или «благословение», как кому угодно, называется эйдетическая память, а может быть, просто как‑то похоже.

Почему сказал, что это болезнь? А если бы вам такое счастье привалило? Долго бы выдержали без психических перегрузок и расстройств? Еще одна сторона этой болезни — человек может наложить на себя руки, не справившись с перегрузкой мозгов. Да и с запоминанием бывают курьезы. Например, человек помнит кучу того, что ему в принципе не нужно, допустим, справочник тысяч на сто — сто пятьдесят телефонных номеров, а свой номер записывает на листочек, ну не получается запомнить.

Но выпускать этого молодого человека из своих рук было бы кощунством. Правда, неизвестно, куда его пристроить? Хотя…

Идея пришла неожиданно. Ведь могу сделать первый в этом мире биологический компьютер! В смысле соединить двух человек в один аналитический отдел — Марра как систему хранения информации и Ленса как систему обработки информации. Главное, задать направление их работе, но это проще всего делать, если работы пруд пруди.

Пока размышлял об этой парочке, вспомнил купца, подставившего нас с отцом под удар, и решил уточнить, какова его судьба.

— Учитель, а что слышно о купце, который устроил нам подлянку?

Наставник перестал жевать, тяжело вздохнул и сообщил:

— Он мертв.

— Как мертв? — удивился услышанному.

— Его нашли городские стражники в одном из заброшенных домов. Они назвали состояние, в котором увидели купца, зверским самоубийством.

— Это как?

Честно скажу, не ожидал такого поворота событий, поэтому был в шоке от услышанного.

— Его сначала зверски убили, а потом постарались создать видимость самоубийства.

— И кому же его смерть понадобилась?

— Сейчас этим занимаются сыскари городской стражи, пробуют найти ниточки, выводящие хотя бы на исполнителей. Пока это все, что известно.

— Умеете вы поднять настроение, Учитель.

Сарказм, а что делать? Мастер на сарказм не отреагировал и продолжил спокойно жевать свой обед.

Вторую часть дня решил посвятить самообразованию. Чтобы не нарушать традицию обучения в библиотеке, прихватив с собой Марра и Ленса, отправился туда вместе с ними. Учитель умчался заниматься делами, в которые меня не посвятил.

Библиотека была большая, но как‑то не впечатляла. Наверное, привык к местным реалиям? Шкафы, стеллажи, книги, книги, книги.

Когда посмотрел на Марра, даже усмехнулся. Представьте себе морду кота, которого выпустили на склад сметаны и дали полную свободу. Так вот, лицо парня имело очень много общего с мордой этого милого сметаноеда. Он разве что не облизывался.

Когда расселись в креслах, стоящих вокруг чайного или журнального столика, решил не тратить время и взять быка за рога.

— Марр, тебе пояснили твою основную задачу?

— Да, ваше сиятельство, обучать вас всему, что знаю.

— И как ты относишься к такой работе? Только честно!

— Если честно, то учить у меня не очень получается, — сказал парень смущенно.

— Тогда давай переформулируем задачу. Мне нужно в кратчайшие строки получить максимум знаний по интересующим меня вопросам. Притом важно не запоминание информации, а ее понимание и охват. Так будет интереснее?

Парень посмотрел на меня непонимающим взглядом.

— Поясню на пальцах. Сейчас мы займемся географией. И мне при этом будет абсолютно все равно, где растут какие деревья, кусты и травы. Где выпадают какие осадки и сколько в тех местах солнечных дней. Если будет нужно — вернемся к этому вопросу. Сейчас же важны общие данные о территории, городах, крепостях, основных дорогах, горах, рудниках, лесах и тому подобное. Понятно? Тогда начинай.

Марр почесал пятерней голову, хмыкнул, подошел к коробке с рулонами, порылся в них, и через несколько минут передо мной висела прекрасная цветная карта со множеством пометок. Да! Торможу! Про наличие карты даже как‑то не подумал. Марр начал лекцию.

Насчет отсутствия учительских способностей он сильно преувеличил, в смысле поскромничал. Рассказывал интересно и, главное, по существу. Правда, к концу лекции настроение у меня начало уходить в минус. Почему? Давайте по порядку.

Территория герцогства на карте была похожа на полуостров Крым, только по размерам раза в три больше Украины. Перешеек перегораживали абсолютно непроходимые горы. В смысле перейти через них было практически невозможно, но сквозь горы вел туннель, которым заведовали гномы. Вот даже не знаю, насколько это хорошо. С одной стороны, мы были отделены от внешнего мира, с другой стороны, и мир был отделен от нас. Также на моих землях присутствовали несколько небольших горных систем, десяток озер приличных размеров, три больших лесных массива, куча мелких лесов, степи и прочее, прочее. Числилось в графстве десятка два рек, половина из которых были судоходными.

Дальше начались сплошные расстройства. Вы только представьте себе такую громадную территорию! Какие ассоциации она у вас вызовет? Наверное, что‑то общее с СССР. Начал прикидывать, что имею и как смогу развернуться. Да тут одного только человеческого ресурса должно насчитываться под сто миллионов человек. Это только при приблизительном сравнении с моей родиной. И тут меня жестоко обломали.

Все это неохватное пространство имелось только на карте. В реале же было совсем плохо. Практически все население герцогства проживало невдалеке от этих самых пограничных гор. Имелись в наличии пяток городов типа Меримора (с населением тысяч под пятьдесят), десятка три городков с населением тысяч по десять и несколько сотен сел и хуторов. Общее количество населения находилось в пределах семисот — восьмисот тысяч, и то только по приблизительным среднепотолочным цифрам. Официальной переписи населения здесь вообще не было, по крайней мере последние сто лет.

Все остальное пространство оказалось практически не заселено! Нет, какие‑то поселенцы там, конечно, были. В степях, точно известно, жили кочевые племена, но сколько их, где находятся и чем занимаются, информации не имелось. Получалось, что самого ценного ресурса — человеческого, у меня насчитывалось очень мало.

Возникло несколько резонных вопросов. Например, почему такая огромная территория так плохо заселена, и неужели никому нет дела до того, что здесь гуляет столько земель? Ответ на столь прозаический вопрос оказался до банальности простым — война. Я уже упоминал о том, что от эльфов осталась жалкая горстка представителей их расы. Так вот, малая численность населения оказалась одним из последствий той ужасающей войны, которая велась на истребление. Были практически уничтожены эльфы, хорошо досталось гномам, благо у них было, где спрятаться, некоторые расы истребили практически под корень. Правда, и людям досталось очень и очень. Никто не помнил, из‑за чего началась война и почему она была столь кровопролитной, но цивилизацию она практически уничтожила. Утратилось очень и очень многое из того, что знали и умели наши предки. Большинство механизмов осталось у гномов, да и те машины были на грани износа.

Империя из передового и высокоразвитого государства превратилась в средневековое недогосударство, где для многих смыслом жизни стало урвать себе кусок побольше, потому что развитие прекратилось. Даже больше — пошла полная деградация в производстве, науке, морали. Самым страшным было то, что империя находилась в состоянии затяжной гражданской войны. Нас от всего этого спасало несколько факторов: горный хребет, через который гномы не пропускали никакие вооруженные формирования, отсутствие населения и как следствие этого — отсутствие возможности поживиться на трофеях, а самое главное — мы никому и даром не были нужны, земель имелось предостаточно и по ту сторону Гномьих гор.

Хозяйство упало до состояния натурального обмена, а промышленность просто, извините за выражение, подыхала. Правда, имелось и несколько плюсов, например, большое количество земель, рудников (давно заброшенных, но не выработанных), водных артерий и просто не загаженных территорий.

Решил на этом на сегодня остановиться. Нужно было все переварить и составить бизнес‑план развития данного герцогства. Обдумать, что мы имеем, что нам нужно и как правильно превратить второе в первое. Хотя находился в этом мире всего несколько недель, он преподнес мне большое количество сюрпризов, приятных и не очень, тем не менее этот мир мне понравился. Поэтому решил устраиваться здесь надолго и с комфортом. Правда, была еще одна причина, по которой нужно было вылезать на самую вершину общества, и не только формально, но и реально — мне очень хотелось жить. Скажите пожалуйста, на что может рассчитывать в таком мире мальчишка, пусть и с крутым титулом, но при этом не имеющий реальной власти? Не знаете? Вот и я затрудняюсь ответить на данный вопрос.

Еще один немаловажный вопрос: какое отношение имеет император к семье де Сента? Почему он отдал на хранение герцогу такую огромную сумму? Зачем выделил людей, которые должны оказать помощь в подготовке герцогства, и к чему следует готовиться? Чем больше появлялось вопросов, тем меньше понимал происходящее. От столь крутых поворотов жизни, которая то и дело старалась сделать финт ушами, мозги начинали плавиться.

Выбрался в парк, на чистый воздух, так сказать, и решил мысленно нарисовать график жизни хотя бы на ближайшее время. Значит, утром занимаемся с наставником, потом идет решение деловых и политических вопросов, далее самообразование. Подумал о том, что хорошо бы питаться в рабочем кабинете, но потом отказался от этой идеи. По крайней мере, будет возможность немного размяться, пока дойду до столовой, а также смогу пообщаться с некоторыми особями, которые по непонятным причинам пока питались за моим столом. Немного поразмышляв обо всем этом, переключился на раздумья о философских вопросах ни о чем, или, как говорят некоторые, о сферических конях в вакууме. По ходу вспомнил о мэре и решил завтра немного поговорить с ним по душам.

День закончился на изматывающей ноте. После ужина, который потребовал подать часов в семь (остальные почему‑то ужинали после десяти), направился спать. С Учителем договорились о том, что с завтрашнего утра я в его распоряжении. Когда забрался в кровать — помню, а вот когда заснул — увы. У меня подозрение, что заснул еще до того, как голова коснулась подушки.

Проснулся внезапно. Только что спал, и вот уже абсолютно бодренький, как… Нет, наверное, аналогия с огурчиком — это банально. Возле кровати стоял наставник и смотрел на меня отсутствующим взглядом. Невольно глянул в окно, ведь помнил, как в ночном кошмаре Учитель поднял меня ни свет ни заря. На улице было достаточно светло, но на день явно не тянуло. Взгляд наставника подобрел, и он сообщил:

— Одевайся, сегодня начинается твое обучение.

Влез в свою одежду и направился за остроухим наставником. Стоп! А откуда взялся спортивный костюм, если так можно обозвать эту одежду, вчера вечером его еще не было… Ладно, не буду забивать голову глупыми мыслями, ведь не зря прислуга ест свой хлеб.

Мы вышли в парк, и меня начали потихоньку гонять, сначала небольшая пробежка вокруг клумб в прилегающих к замку парковых землях, потом разминка (имелось небольшое сходство с утренней зарядкой, которая проводилась у меня в школе). Сразу же заметил отличия моего прошлого тела от нынешнего. Это тело было более пластичным и сгибалось даже тогда, когда предыдущий организм заклинивало насмерть. После этого началась медитация, по крайней мере, похоже происходившее было именно на нее, хотя медитацию видел только по телевизору и читал о ней в книгах о попаданцах.

Наставник «скручивал» меня в непонятные кренделя, часто я чувствовал себя очень неудобно, к тому же он заставлял меня заниматься разными глупостями, например, считать количество цветов определенной расцветки на одной или нескольких клумбах. Под конец сего мероприятия у меня было ощущение, что руки и ноги повыдергивали из мест законного произрастания, а потом вставили назад, и так несколько раз подряд.

На законный вопрос, что он со мной делал и зачем все это было нужно, мне сообщили, что это была простая разминка первого уровня, а нужна она для подготовки к более серьезным занятиям.

Когда шел назад, в свою комнату, чтобы ополоснуться и переодеться, чувствовал себя то моряком, которого активно штормит, то начинающим кавалеристом, который уже остался без коня. После принятия душа — да, здесь и такое знали! — отправился на завтрак в столовую. Вот интересно, до душа додумались, а ванны все еще деревянные.

Когда подошел к столовой, услышал неясный шум за немного приоткрытой дверью. Охрана, стоявшая у дверей, посмотрела на меня с большим сочувствием. Интересно, к чему такие взгляды? Остановился перед дверью и начал прислушиваться. Ну ведь не просто так поднялся шум? Значит, послушаем, что интересного нам поведают на этот раз.

Ответ был прост, как все оригинальное в этом мире. Кто‑то из высокородных распекал Марра. Очень интересно было сему невидимому индивиду, как это быдло оказалось в столовой герцога. Наверное, очень переживал за мой аппетит? Но дальше прозвучало то, что заставило меня обидеться на этого выскочку. Он заявил, что герцог еще сопливый ребенок и ничего в жизни не смыслит, поэтому он, виконт Сен Жарен, берет на себя обязанность заботиться о маленьком герцоге и никому не позволит помешать этому.

В это время заметил рядом с собой начальника охраны Тэма и попросил его:

— Поинтересуйся у этого благодетеля, не желает ли он принести вассальную клятву маленькому герцогу?

Не припоминал его среди тех, кто принес такую клятву. Ну совсем не помнил.

Тэм, не задавая лишних вопросов, направился в столовую и переадресовал мой вопрос горлопану. На что услышал столь изысканный слог, что даже у солдат уши начали заворачиваться в трубочки. Решил не доводить дело до мордобоя и направился в зал.

— Извините, пожалуйста, виконт, не были бы вы любезны еще раз повторить, почему я недостоин вашей вассальной клятвы? А то я не все успел запомнить. Маленький, наверное, еще?

Говоря это, постарался вести себя как маленький мальчик. Правда, внутри все кипело и бурлило, но крепко держал себя в руках и не допускал всплеска эмоций.

— Да знаешь ли ты, с кем разговариваешь? — начал было виконт, но запнулся на полуслове, глядя на меня.

Сразу опишу этого радетеля о моем будущем. Мужчина лет тридцати, подтянутый, курчавый, спесивый, богатый. Кратко, но метко.

— Знаю, знаю, и?..

А вот теперь пусть подумает, как выкрутиться из этой ситуации. Я стоял напротив него и рассматривал красавчика, как фигуру в музее мадам Тюссо. Внимательно, от головы до туфель, стараясь увидеть и запомнить все мелочи. Мой оппонент в это время медленно уменьшался в росте. И как у него так красиво получалось?

— А еще можете постараться и объяснить ваше неадекватное поведение моему инструктору, — обратился к господину, выдержав минуту гробового молчания.

— Извините, к кому? — переспросил несостоявшийся воспитатель.

— Еще и неграмотный, а уже в воспитатели лезет, — вздохнул, горестно обратившись к потолку.

Ну и как прикажете вести себя с этим радетелем о моем счастливом детстве? Выгнать? Уже было. Надавать по шапке? И какими неприятностями это может аукнуться в будущем, вероятнее всего, недалеком? Проигнорировать? И сколько таких красавчиков сядет мне на шею и свесит ноги? Всю жизнь приходилось принимать решения, от которых иногда зависело финансовое благополучие людей, а здесь моментами просто неприятно было это делать.

В книгах, описывающих поведение нашего брата, имею в виду попаданцев, внешние условия заставляют некоторых становиться скотиной, чтобы выжить, а мне этого не хотелось. Хотелось просто жить и давать жить другим.

Пока размышлял обо всем этом, в черепушку постучалась мыслишка. Она мне понравилась.

— Виконт, — обратился к застывшему вельможе, — не могли бы вы оказать маленькому герцогу небольшую помощь?

Он склонился и ответил, причем очень учтиво:

— К вашим услугам, милорд.

Решил испытать метод, который один из библейских пророков использовал на царе Давиде. Нужно было указать на неправильное поведение царя, в смысле на блуд и убийство мужа своей новой любви, что могло оказаться чреватым для здоровья. Этот пророк рассказал Давиду небольшой рассказик и попросил вынести приговор. После вынесения царем приговора указал на псалмопевца и сказал, что этим нехорошим человеком является сам Давид. А так как приговор был вынесен царем, репрессий за неуважение к власти не последовало. Так что решил попробовать повторить имевшую место в истории сцену.

— У меня затруднения, я не знаю, как правильно поступить в одной очень щекотливой ситуации. Вот представьте, что вы столкнулись с человеком знатного рода, который, не зная вас, оскорбил при многих людях, говоря, что вы недотупа и вообще несерьезный человек. Смогли бы вы оставить такие публичные оскорбления без ответа?

Мужчина внимательно поглядел на меня, хмыкнул и заявил:

— Я приношу свои извинения, ваше сиятельство, за то, что своими словами неумышленно оскорбил вас. Готов понести любое наказание за свои дерзость и несдержанность.

Еще раз внимательно посмотрел на виконта и сделал себе зарубку, что этот человек очень непрост и, кроме всего прочего, готов признавать свои неправильные решения и поступки. А насколько знал о спесивости дворян, это действительно был серьезный человек.

— Прекрасно! Раз инцидент исчерпан, прошу к столу. Позавтракаем и спокойно поговорим.

Во время завтрака поинтересовался у этого аристократа, чем ему так не угодил Марр. На что услышал пространное размышление о чести и достоинстве благородных людей. В ответ на просьбу конкретизировать претензии мне сообщили, что нужно держать марку. Ну, по крайней мере, так я понял точку зрения виконта.

Во время беседы постарался выяснить для себя, что за фрукт этот виконт и что сей титул вообще обозначает. Когда перевел в координаты понятных мне терминов, вышло следующее, если, конечно, проводить аналогию с СССР. Если герцогство можно сравнить с республикой в составе империи, то моя должность — начальник этой республики. Герцогство делилось на области, или графства. Естественно, управлял областью граф, а его сын носил титул виконта. Области или графства делились на районы, или баронства. Естественно, начальником районной администрации являлся барон.

Вот и получил тему для занятий на сегодня. По крайней мере, задавать вопрос сыну губернатора, сколько таких, как его папа, у меня подчиненных, посчитал очень плохой идеей. У Марра спрашивать безопаснее, слухов лишних не пойдет.

Но все же меня интересовал вопрос, зачем приперся этот красавчик в герцогскую резиденцию и устроил здесь скандал? Ну не верил я, что он один из тех иждивенцев, которые питались за столом герцога. Постарался выяснить причины данного визита, но виконт сообщил, что это не тема для разговора в столовой и мы поговорим об этом без лишних ушей.

Стало интересно, что же скрывает данная личность от остальных, сидящих за столом? Нутром чувствовал, что вопросы политического характера, а следовательно, будут касаться или денег, или полномочий. Что‑то обещать сейчас было очень опрометчиво, так как не знал расклада ключевых фигур в герцогстве.

После обеда отправил виконта в кабинет, а сам зажал Марра в угол и потребовал немедленно провести ликбез по поводу территориально‑политического устройства герцогства. Тут же выяснил, что в моих землях имеется три графства. На вопрос, а не маловато ли для такой территории, Марр без обиняков выдал, что и этих много, так как распределена только земля перед приграничными горами, а та, которая не заселена, никому и даром не нужна, хотя наследники, наверное, отыщутся, если будет что делить.

Также ввел меня в курс дела и объяснил, что графы, не знаю уж, как правильно, очень влиятельные люди в герцогстве и постоянно занимаются тем, что вдвоем интригуют против третьего. Потом расклад меняется, и под удар попадает следующий представитель этой троицы. Вот такой у них спорт, если так можно сказать. И хотя это не его дело, заявил Марр, но виконт появился здесь явно неспроста.

Ага, вот и интриги, которые мне и даром не нужны. Переиграть людей, которые уже не одно десятилетие занимаются этим профессионально, смешно даже пытаться. Но вот не дать им возможности манипулировать мной… да… за этим нужно внимательно следить, чтобы не пообещать чего‑то лишнего, а то знаю себя…

Когда подошел к кабинету, естественно, в сопровождении Учителя, меня ожидал сюрприз, не знаю только, приятный или не очень, время покажет. Приемная была переполнена. Заметил одного молодо выглядящего старика. Как определил, что это старик? По нескольким факторам: морщинки у глаз, седые волосы, заметьте, не белые, а именно седые, и еще — его взгляд. Он смотрел на собравшихся, как дедушка смотрит на правнуков, которые почему‑то расшалились и не замечают окружающих. От старика веяло спокойствием лесов и умиротворенностью полей. Зуб дам, что это эльф. Наверное, Учитель притарабанил кого‑то из своих.

Также увидел парочку гномов. То, что это гномы, понял по их росту и конкретному размеру плеч. В них угадывались сила и мощь камня. Гномы стояли в стороне, разглядывая присутствующих, и о чем‑то говорили на языке, который мне оказался непонятен, наверное, это и был язык гномов. Говорили громко, никого не стесняясь, что и создавало большой шум.

После таких посетителей все остальные выглядели обыденно. Ну, подумаешь, аристократы пришли к начальству. Но кроме аристократов имелись и представители более низких сословий. Ладно, потом разберемся с ними, если сил на всех хватит. К чему такое паломничество сегодня, нужно обязательно выяснить. Или это нормальное состояние дел для правителя? Да такими темпами текучка меня засосет и размажет! Что делать со всем этим, пока даже не представлял.

Вошли с Учителем в кабинет, куда за нами последовал виконт. На него посмотрели как на врага народа, который влез в очередь за дешевой колбасой. Извините за тавтологию. Уже здесь виконт сообщил, что они с графом только недавно узнали о трагическом событии, случившемся с моим отцом. Получив столь печальное известие, верный вассал направил своего сына предлагать услуги молодому герцогу.

Ага, а лапшу вешать на уши не нужно. Значит, о смерти они узнали поздно, а о том, что новый герцог устраивает разборки в Мериморе, уже в курсе.

— А почему не приехал граф? — решил поставить вопрос ребром.

Честно скажу, этот подхалимаж меня уже достал.

— Отец больной пожилой человек, и столь дальние поездки для него затруднительны, — произнес аристократический сынок с видом человека, стоящего над покойником.

Ну, блин, сейчас внесу ясность в понятия расстояния и уважения.

— Тогда передай своему отцу, что, желая облегчить его тяжелое самочувствие, молодой герцог, которому он не смог принести вассальную клятву, постарается найти ему замену — молодого и энергичного дворянина, которому здоровье не помешает выполнять взятые на себя обязанности.

Вот это завернул! Даже самому понравилось. Вроде ничего и не сделал, а вот пусть теперь выкручиваются.

— А так как ваш отец болен, не смею вас более задерживать. Передавайте графу мои наилучшие пожелания.

А вот узнать, как зовут его отца, до сих пор не удосужился. Да ладно, надо будет, узнаю. На этой положительной для меня ноте мы и распрощались.

Ко мне подошел наставник, посмотрел пристально и спросил как бы между прочим:

— А не боишься, что они решат избавиться от столь неприятного сюзерена?

И тут мне конкретно стало не по себе. О таком развороте событий как‑то не подумал. Бежать же за сыном графа и постараться переиграть ситуацию не получится. Почесал тыковку и задал очередной глупый вопрос из разряда «что делать»?

— Ладно, наставник, об этом будем думать позже. Мне очень хочется пообщаться с вашим другом, которого на старости лет кто‑то, не будем тыкать пальцем, притянул на прием к мальчику, делающему вид, что он герцог.

И почему это меня сегодня тянет на сарказм?

— Ваше сиятельство, вы меня поражаете все больше. И как вам удалось так быстро выяснить, что я кого‑то привел на встречу с вами?

— Да просто! Зашел в приемную, вижу, сидит пожилой человек, который имеет вид молодого и которому не хватает только таблички с надписью: «Князь Великого леса».

— Ну, тогда разрешите пригласить его?

— Да приглашай уже! И еще, хватит устраивать эти церемониальные пляски!

Наставник подошел к двери, приоткрыл ее и пригласил в кабинет вычисленного мной эльфа. Закрыв дверь, он произнес:

— Милорд, разрешите представить вам Эллориэля, князя Великого леса.

В ответ на это представление князь выдал тираду на эльфийском. Нет, эльфийского я не знаю, но, во‑первых, звучало очень красиво и мелодично, а во‑вторых, на каком языке должны между собой говорить эльфы? Вот то‑то же. На что наставник заявил на имперском:

— Да этот молодой человек вычислил тебя еще в приемной, так что сам виноват.

  • Theodor Storm, соловей / Теодор Шторм, СТИХОТВОРЕНИЯ / Валентин Надеждин
  • Двери / Колечко / Твиллайт
  • Техану / Рыскина Полина
  • Платье в горошек / Лисовская Виктория
  • Ночь на исходе / Затмение / Легкое дыхание
  • Чужие / Veya Zox
  • Афоризм 803(аФурсизм). О политиках. / Фурсин Олег
  • 1. 02. Rainer Rilke, я здравствую / ЧАСОСЛОВ, Р.М. Рильке / Валентин Надеждин
  • Дорога на крышу (NeAmina) / По крышам города / Кот Колдун
  • Разговор с Демоном / Сборник стихотворений / Кейлин Коул
  • ШАГ 2 / Блеск софитов / Куба Кристина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль